Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Драко приходит к Снейпу.
Снейп:
- Какие-то проблемы? Слушаю вас.
- Да вот знаете, иду я однажды к себе после тренировки, смотрю на небо - пасмурно, дождик собирается ну я решил зайти к Пэнси на чай - ну и переспал с ней...
- Подумаешь, проблема. Что ещё?
- Иду я на следующий день, смотрю на небо - пасмурно, дождик собирается, ну я решил зайти к Гермионе - ну и переспал с ней тоже...
- Ещё что?
- Иду я вчера ,смотрю на небо - пасмурно, дождик собирается ну я решил зайти к Гарри в раздевалку - и , знаете...
Снейп, подходя к окну:
- Идите- ка вы к дьяволу с вашими детскими проблемами, Драко, а то что-то дождик собирается...
(с) Эйтель

Список фандомов

Гарри Поттер[18351]
Оригинальные произведения[1194]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[451]
Блич[260]
Звездный Путь[249]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[210]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[171]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[102]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[17]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12471 авторов
- 26844 фиков
- 8430 анекдотов
- 17355 перлов
- 644 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 1 К оглавлениюГлава 3 >>


  [disturbed] zero

   Глава 2. zero-2
Промариновавшись в вагоне монорегулы <1> с барахлившей климатической установкой добрых полчаса, я высадился на краю засаженной хаотически расположенными деревьями стеклобетонной площадки. Отсюда – только пешком, никакой транспорт, кроме би- и моноциклов просто не проедет, а их в городе почти нет, больно дороги. Бредя через знакомый с детства лабиринт дорожек, мостиков и крытых переходов, я, признаться, не думал ни о чём. То есть о всякой чепухе.
Дорожка повернула в очередной раз, оборвалась и перед глазами как всегда – неожиданно – выросло тройное здание Института. В двадцати шагах впереди высился центральный корпус – обычного вида прямоугольная башня из прозрачно-чёрной биостали, справа отделённая крытыми переходами от тускло-серой пирамиды изменённого кремния военно-исследовательских лабораторий, а слева – почти сливавшаяся с тошнотворно-зелёной полусферой. Чем занимались в последней – не знал никто даже из тех жителей города, кому позволяли пройти через оставленный мною Заградительный Парк. Мама если и знала, то никогда об этом не распространялась. Она вообще ни слова не говорила о работе.
Стена кольнула приложенную ладонь энергоразрядом, считывая одним AI Института известные идентификационные параметры, один из сегментов пошёл отвратительно живой дрожью и сложился складками, пропуская меня в полутёмное фойе нулевого уровня. Как всегда, тёплый приём – ни души, пусто, только висит в воздухе объёмный символ NERV – половинка рассечённого по диагонали кленового листа со всем известной надписью, роняющий вниз гаснущие по пути к полу голографические угольки-искры. Люк гравитационного лифта ещё раз прогнал идентификацию и откатился в стену. Всё как всегда – меня слегка сжимает гравиполе, тащит «с ветерком» добрых две минуты куда-то вниз, вбок, наверх и снова вниз, за доли секунды гасит инерцию и буквально вытряхивает в коридор с салатового цвета стенами. Ага, медицинский ареал, минус девятнадцатый уровень. Странно, обычно мы видимся в лабораторных уровнях намного ниже.
Стена напротив идёт рябью, формируя овальный экран, на котором проявляется словно отлитое из жидкого металла лицо, и я здороваюсь:
— Привет, Мисато-сан.
— Здравствуй, Икари-кун, — как всегда улыбаясь, говорит вспомогательный AI NERV, отвечающая, помимо прочего, за коммуникацию с людьми. — Твой допуск действителен два часа. Потом не жалуйся – возьму за шкирку и вышвырну!
— Да-да, Мисато-сан, обещаю быть хорошим мальчиком и не портить тебе регистр происшествий, — так же весело парирую я. — А где мама?
— Юи-сан в четвёртом боксе. Тебя проводить?
— Просто скажи, направо или налево, найду.
Девушка на экране озорно улыбается и показывает глазами налево. Да, знаю, Мисато-сан, «твоё любимое направление». Интересно, она путь для гравилифта подбирала как раз с таким умыслом? Эта – может. Рассмеявшись, чтобы показать – шутку понял, я пошёл в указанном направлении.
Дверь четвёртого бокса неожиданно заупрямилась, а когда я с досады пнул её ногой, выяснилось, что тут ещё и рефлекторное поле. Как назло, именно в этот момент дверь и открылась.
— Синдзи, зачем ты сидишь на полу?
Вдох, выдох.
— Отдыхаю, мам, — надеюсь, сарказма в голосе не слышно.
— Ты так сильно устал? Идём, я закончила на сегодня.
В пустующем кафетерии уровня мы уселись за столики у фальшивого окна, взяв по чашечке кофе. Не люблю его, но чай тут – хуже некуда.
— Так от чего ты так устал?
— Да ни от чего, — буркнул я. — Рефлекторное поле.
Мама звонко расхохоталась, видимо, представив себе это. Я люблю, когда она смеётся.
— Я помню, как в детстве ты просил Мисато-тян настроить сплошную сетку и носился по коридорам, изображая рикошетящий мячик…
Блин, вот знал же, что вспомнит. Чувствуя, как краснеют уши, я сделал слабую попытку прервать поток воспоминаний:
— Ма-ам…
— …а Мисато потом получала нагоняй от Фуюцки-сенсея за перерасход энергии…
— Мама!
— …и отвечала, что «в таком-то секторе утечка из волновода». Поднимали техников, иногда те даже успевали тебя поймать…
— Мама, хватит!
— …и приводили ко мне…
— Да, а в итоге Акаги-сан до сих пор называет меня «наша утечка»! Вот спасибо за такое прозвище!
Мы хохочем. Правду ведь говорят – главное не то, что мы пересказываем старые шутки, а то, как мы сами колбасимся при этом.
— Мам, у меня… ну не совсем у меня, у Аски – проблемы. Понимаешь, её опекуны…
Как мог подробно я рассказал обо всём: и как сильно Аска не хочет уезжать, и что она не сможет там, и что она уже самостоятельная и если останется тут, то всё будет хорошо, она и так дома почти не живёт… упс, последнего, наверное, не стоило говорить.
— И ты решил попросить меня взять её в Институт, так?
Умница мама, всё она понимает.
— Скажу прямо, Синдзи, приди ты ко мне ещё недели две назад – я бы не отказала. Но сейчас…
— Мама!
— Дослушай. Теперь даже хорошо, что она уезжает. Да и вы с папой через пару недель уедете отсюда. Эвакуировать будут всех, кроме военных и сотрудников NERV.
Я подавленно молчал, едва не пропустив мимо ушей последнюю фразу. И тут до меня дошло.
— Мама?! Неужели это…
— Да. Четвёртая война.
— Но откуда?.. Стой. Так вот зачем ты меня вызывала…
— Почему сразу – зачем? Может, я просто хотела увидеть сына, который совсем тут не появляется.
Да, может быть. Даже скорее всего, но теперь я знаю и главную причину.
— Мам, — начинаю я, но она обрывает меня резким жестом и встаёт:
— Идём. Хочу тебе кое-что показать.
Идти пришлось недалеко – в тот самый четвёртый бокс. Первые нехорошие подозрения появились, когда система защиты затребовала у мамы экспресс-анализ архитектуры БСП, а когда то же затребовали у меня – и подавно. Хотя бы потому, что я вообще не знал, откуда у NERV мои параметры для сличения. Процедура сканирования биоорганического <2> структурного поля очень болезненна, уж такое я бы запомнил. Да и потом, даже если это было в детстве – поле перестраивается с возрастом. Когда мы прошли через бокс к угловой двери ромбовидной формы, сомнительно украшенной символами высокой энергетической опасности, подозрения усилились. После повторного сканирования дверь медленно-медленно расползлась в стороны и из-за неё дохнуло холодом.
«Чёрт возьми, неужели… твою мать!!»
Удивительно, что я не выругался вслух, потому что длинная криокапсула в центре зала, которую из углов и с потолка выцеливало с дюжину турелей и излучателей – означала только одно. Внутри ангел. Нет, не тот, который могущественный дух, посланник Бога к людям, а тот, который пришелец из Супрема – Верхнего Мира – бесстрастный внешне и одержимый внутри, причём одержимый идеей тотального геноцида человечества. По крайней мере, так их описывал наш старый учитель в средней школе, живший тут ещё во время прошлой – третьей – ангельской войны. Помню, меня ещё удивляло, что он ни слова не сказал о том, как выглядели ангелы, и только потом, по некоторым обмолвкам отца понял, что это жутко засекреченная информация.
— Это…
— Ангел, — спокойно, будто видит их каждый день, подтвердила мама. — Разведчик. Его перехватили уже тут, внутри, на нижних уровнях. Это тоже секретная информация, но у тебя сейчас есть временный допуск. А потом…
«У меня? Откуда? Стоп, а если допуск, то и…» Видимо, в моём взгляде читался вопрос, так что мама чуть дрогнувшим голосом подтвердила:
— Да, и мнемоблокирование тоже. Я не хотела так, но иначе нам запретили вообще что-то тебе говорить. Так что внимательно следи, кому и что рассказываешь.
— Да уж понятно… — ошарашено выдавил я, не обратив внимания на это «нам». Конечно, понятно, мозги-то мне ещё нужны.
— Вот и всё, Синдзи, — очень устало проговорила мама.
Мы уже вышли в коридор, когда до меня дошло.
— Подожди, ты сказала – сотрудники NERV остаются! Так ты тоже…
— Да. И не спорь.
— Но…
— Не волнуйся. Если мы всё сделаем правильно, эта война закончится, не успев начаться, я обещаю. Просто поверь.
«Готовились, значит. Всё это время – готовились. Вот он твой «сверхважный проект», мама…»
Мы проговорили ещё больше часа в кафетерии, но ничего нового я не узнал. На все вопросы мама отвечала, что не может ничего рассказать, уверяла, что с ней всё будет хорошо, ловко обходила мои попытки что-то узнать о том, когда же и как сканировали моё БСП и проводили мнемоблокировку, пока в конце концов едва ли не силой выпихнула за дверь со словами:
— И проведай её. Ты очень давно не был. Уверена, она скучала.
Офигевавший от новостей, подавленный отказом помочь Аске и мыслями о скором отъезде и войне, я брёл по коридору, едва заметив, как Мисато-сан назвала оставшееся время допуска – слишком большое, видно, продлили, и тут меня словно обухом по голове ударило: я ведь и правда не виделся с ней больше трёх месяцев! Дела у «чёрных» пошли в гору, начались проблемы с учёбой – из-за того же… вот ты свинья, Синдзи! К гравилифту я уже бежал, потому что осознал вдруг, что прощаться придётся и с ней – до конца войны не увидимся точно.
Если бы в тот момент я вернулся в кафетерий, то увидел бы, что мама плачет и обязательно узнал, добился, вырвал – почему. Но я не вернулся, и это повлияло на многое, что произошло потом.
Конечно, тогда я не знал. Не мог знать.
Слабое оправдание.

***


В городе уже включили ночное освещение, а я всё бесцельно брёл куда глаза глядят. Сначала собирался зайти к Айде – он наверняка уже вернулся, и напиться. Домой возвращаться не хотелось. Там Аска, которой придётся сказать, не объясняя причин, что я не могу помочь, там отец, который всё знал и молчал, там… там дом, который я скоро покину впервые в жизни, а и так тошно.
Комм не выключал, и Аска звонила уже раз десять, но ответить не было ни сил, ни желания. Завтра скажу. Лично. И пусть злится – но по комму не хочу. Не такое. А ведь Кенске придётся объяснять, читай – придумывать, почему у меня настроение похоронное…
В общем, к Айде я не пошёл. И на сходку «саутов» и «джемми» днём никого не послал… да какая теперь-то разница? Вместо всего этого я просто брёл – уже по окраине города, почти в граничной зоне. Конечно, здесь можно налететь на отморозков или военный патруль – но от первых уйду, а вторые тут редко бывают. А главное – здесь нет людей, всегда туман и хорошо думается. Хотя в сотый раз прокручивать в голове одну и ту же растянутую мысль о войне и несбыточные идеи, как бы остаться – не хочется. Да и оставаться не хочется, честно говоря.
И вообще ничего не хочется, только брести в тумане и смотреть под ноги, чтобы не свалиться в какую-нибудь дыру или расщелину – их тут полным-полно. Но в голове снова всплыл разговор с мамой, так что я с усилием постарался переключиться на другое, и само собой вынырнуло из памяти воспоминание о хорошей части дня.
…гравилифт выкинул меня в ареале с чёрными стенами, и я вздрогнул. К этому не привыкнуть. И как она тут живёт, свихнуться же можно! Мисато-сан здесь не появлялась никогда – это зона контроля Фуюцки-сенсея, а его отвлекать без важной причины – себе дороже. Лампы на потолке горели через одну, в полу светились красным отметки расстояния до аварийных выходов, а на дверях – номера. Никто из сотрудников Института здесь никогда не жил и не живёт, сюда старались пореже заглядывать даже техники – причём что люди, что киберы, здесь даже воздух казался чёрным и густым, как дёготь, а в каждом дюйме запутанных переходов ощущался словно бы другой мир – тёмный, ледяной и почти мёртвый.
Почему-то точки выхода гравилифта на каждом из уровней этого безымянного для меня ареала жёстко фиксированы – их всего четыре и расположены они на перекрещивающихся осях. Жутко неудобно, ведь в итоге до двери с искомым номером «402» ещё топать и топать.
Помню, как в детстве случайно попал сюда впервые и страшно удивился даже не тому, что чёрные двери вообще никак не откликались на прикосновение – а тому, что одна из них вдруг распахнулась сама по себе, стоило подойти поближе. С тех пор прошло много лет, многое изменилось, и потому сейчас я, конечно же, не удивился, обнаружив на полу коридора разобранный автозамок с манипулятором. Бригады киберов после плановых технических проверок с завидным постоянством монтировали его обратно, а она сразу после этого столь же спокойно вновь извлекала и аккуратно оставляла здесь – до следующей проверки.
Поймав себя на мысли, что уже несколько минут стою перед дверью с номером «402», глупо улыбаясь, я нахмурился и постучал. Изнутри послышались лёгкие шаги и дверь отворилась. Стоящая за порогом девушка, как всегда, пристально посмотрела в глаза, потом медленно оглядела с головы до ног, словно проверяя, всё ли на месте, и только затем кивнула – мол, проходи.
Устроившись на полу, я проследил, как она запирает дверь, обходит меня, едва не задев, и забирается с ногами в кресло напротив кровати, к которой я прислонился спиной, сразу же потянувшись к книге, оставленной на подлокотнике. Если сейчас её не отвлечь – будет поздно.
— Привет, Аянами.
Она так же спокойно оставляет книгу в покое и отвечает:
— Здравствуй, Икари-кун.
Рей никогда не зовёт меня по имени, хотя мы с ней знаем друг друга дольше, чем я – ту же Аску, к примеру, или Кенске. Со временем я привык к этому, и сам как-то незаметно начав называть её по фамилии. Ну или по тому, что заменило ей фамилию – ведь своих родителей Рей не помнит.
— Прости, что так давно не заходил.
Она молча кивает и я чувствую облегчение. Рей – это Рей, для неё достаточно извинения и не нужно придумывать глупых оправданий типа «я заболел», или «я создал свою банду», или «я как-то забыл о тебе». Тем более всё это будет именно что оправданиями – а последнее так и вовсе ложью. Не забывал я о ней никогда. Вы же не забываете, что у вас есть рука или голова, верно? Вы просто знаете об этом. Так и Рей – настолько давно часть моей жизни, что нет необходимости постоянно думать или помнить о ней – она просто есть.
— Что читаешь?
Я спрашиваю не потому, что мне интересно. И даже не для того, чтобы завязать разговор – всё это не нужно здесь. Собственно говоря, я и книгу эту узнаю даже с закрытыми глазами – ведь сам когда-то подарил её Рей.
— Киплинг, «Книга джунглей».
Она тогда удивилась – зачем вообще нужна книга со страницами, на которых нет формул и чертежей с поясняющими записями, да ещё и – отпечатанная на ветхой бумаге. Ведь адаптивный пластик – это наиболее эргономично и на него можно вывести любую информацию.
— И какой рассказ тебе нравится больше всего?
Может, глупо, но для нас с Рей – это просто ритуал. Все эти вопросы и ответы когда-то были нужны, чтобы она могла выразить своё состояние и чувства. Так говорили психологи, так сказала мне мама, и в это долгое время верил я, не понимая, что ей для выражения чувств, вообще-то, не нужны слова – это просто я не умею смотреть и слушать. Не умею понимать её.
Уже давно не верю, а ритуал отчего-то остался. Хоть убейте – не отвечу, отчего.
— «Рикки-Тикки-Тави».
«Значит, она чем-то обеспокоена», – всплыла в памяти отгадка из прошлого. Как будто я так этого не вижу…
— Ты же знаешь о войне?
Молчаливый кивок.
— Мне придётся уехать.
Такое же плавное движение, не отрывая взгляда от моего лица. Как-то услышал разговор двух лаборантов, что её взор очень трудно выдержать. Странные они.
— Может, ты поедешь с нами?
На этот раз она ответила вслух.
— Я нужна здесь, — твёрдо и с абсолютной уверенностью.
Отчего-то смутившись, я осматриваюсь и вижу в углу комнаты мольберт.
— Ты начала писать картины?
— Да, — её голос немного оживляется – если бы не годы общения, разницы не услышать. — Мне нравится это.
— Можно?..
Она молча кивает и я подхожу к мольберту. На низком столике рядом лежат акварели – все одного размера, все на плотной шершавой бумаге. Не знаю, подходит ли она для рисования – всё-таки сейчас никто не пишет картины иначе, как в инфопространстве. Все картины зачем-то пронумерованы чётким почерком Рей, большинство – изображают вид с крыши Института на Заградительный Парк и виднеющийся на заднем плане город. Линия и станция монорегулы прорисованы чётко, всё, что дальше – тонкими штрихами, будто едва видимое сквозь дымку. Заново перебираю картины и вдруг понимаю, что многих не хватает, судя по пропущенным номерам – больше половины. Поднимаю голову и только решаюсь спросить, как Рей произносит:
— Остальные забрали.
— Кто? Куда?
Она только пожимает плечами. И ведь я чувствую – ей не всё равно, но ещё сильнее чувствую, что лучше не спрашивать. Говорю же, чтобы понимать её, мне уже не нужны слова. Собираюсь заговорить о чём-то другом, как вдруг так же внезапно Рей говорит:
— Тебе пора.
Вот всегда она так, словно не может выдерживать меня дольше определённой времени, даже обидно. Расставание выходит каким-то скомканным. Остаётся надеяться, что война и правда не продлится долго и я всё-таки спрошу её потом, что стало с остальными картинами и что на них было изображено…

Яркий луч прожектора бьёт в глаза, вырывая из воспоминаний, и я замираю на секунду, чтобы тут же кинуться назад. Чёрт, похоже, напоролся-таки на военный патруль! Ещё не хватало на Базе сидеть под замком, пока разберутся, кто я и откуда! Пока зигзагами несусь по изломанной поверхности, рискуя свалиться в какую-нибудь яму, луч преследует меня, как привязанный. Позади слышен непередаваемо-громкий визг и я понимаю, что ещё секунда-другая – и развёрнутая орудийная башенка на броневике ударит по мне парализующим энергоразрядом. Наудачу прыгаю влево, куда-то скатываюсь, цепляясь пальцами, и вдруг чувствую под животом что-то большое и круглое. Люк! Как я успел за несколько секунд, пока убежавший вперёд луч прожектора не вернулся, активировать силовой режим контактника, разбить каменную крышку и нырнуть вниз – сам не знаю. Затаившись, я подождал, пока броневик включит двигатель и двинется ко мне, нажал покрытую пылью и ржавчиной овальную кнопку в стене тоннеля. Над головой прорезалась широкая щель, из неё выскользнула такая же каменная крышка и со страшным скрежетом встала на место разрушенной, а спустя пару секунд по ней прогремели колёса броневика. Наверх мне теперь не выйти, а значит, нужно как-то сориентироваться и молиться, чтобы тоннели были проходимы – в этой части подземной сети я ещё не был.


Домой я добрался уже заполночь, грязный, обсыпанный пылью и ржавчиной трёх сортов, умудрившийся вляпаться даже в какую-то светящуюся плесень и смертельно уставший. Настолько, что даже «тёплая встреча» с Аской меня уже не пугала. Воспользовавшись подъёмником, я выбрался из шкафа, куда он вёл и, разувшись уже здесь, прокрался к своей комнате.
Внутри, как и во всей квартире, было темно, тихо и – никаких следов Сорью. Наверное, она ушла ещё днём и даже не оставила записки – это у неё в обычае. Хотя я и сам хорош – не отвечал же на вызовы. Кстати, вызовы…
Тихо выругавшись, я в сотый раз решил завести второй комм, на котором можно будет постоянно держать подключённым блок шифрования, проделал это со своим и почти сразу получил вал уведомлений о сообщениях. Коротко пролистал список. «Отметились» многие ребята из «чёрных» – видно, как-то узнали об эвакуации, да ещё лидер «марков» спрашивала курьера, что насчёт договорённости о встрече. Тьфу ты, после сегодняшнего из головы вылетело. Что ж, сейчас я уже не в состоянии заниматься ничем, сил хватит только на душ и доплестись до кровати – а завтра… завтра будет очень, очень насыщенный день. Разослав подтверждения своим и кодовое сообщение с просьбой подождать для Хикари, я отсоединил блок, поколебался, не позвонить ли сейчас Аске, да с этой мыслью и уснул.



<1> Монорегула – тот же монорельсовый путь и соответствующий поезд. Просто английское «rails» заменено на лат. «regula». Склонять существительное «regula» не стал специально, ибо в русском языке при заимствовании слов чаще всего применяется форма первого склонения, а получившееся слово уже склоняется по правилам русского языка.

<2> Да, для нас «биоорганика» – звучит, как «масло масляное», но в этом мире так принято называть органические соединения на основе углерода, чтобы отличать от остальных. Одновременно не только существует, как и у нас, кремнийорганика, но и применяется для создания так называемых «квазиживых» организмов и существ. С ними мы ещё столкнёмся.

просмотреть/оставить комментарии [3]
<< Глава 1 К оглавлениюГлава 3 >>
октябрь 2018  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

сентябрь 2018  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

...календарь 2004-2018...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2018.10.15
Лёд [3] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.10.14
Осколки пророчества [1] (Гарри Поттер)


2018.10.14
Сердце Обскура [13] ()


2018.10.13
Окончание цикла (Владислав Ваза) [0] (Оригинальные произведения)


2018.10.12
Выверты бессознательного [0] (Оригинальные произведения, Фэнтези)



Продолжения
2018.10.16 22:37:52
С самого начала [17] (Гарри Поттер)


2018.10.16 22:09:30
Без слов, без сна [1] (Гарри Поттер)


2018.10.16 08:04:02
Легилименция [0] (Гарри Поттер, Произведения Макса Фрая)


2018.10.14 20:28:24
Змееносцы [7] (Гарри Поттер)


2018.10.14 19:49:37
Глюки. Возвращение [237] (Оригинальные произведения)


2018.10.13 11:57:25
69 оттенков красно-фиолетового [0] (Мстители)


2018.10.10 17:37:16
Рау [0] ()


2018.10.10 17:36:45
Не все люди - мерзавцы [6] (Гарри Поттер)


2018.10.10 07:16:14
Не забывай меня [3] (Гарри Поттер)


2018.10.08 11:33:14
Солнце над пропастью [103] (Гарри Поттер)


2018.10.06 21:17:39
Потерянные факты, имеющие отношение к моей жизни [0] (Оригинальные произведения)


2018.10.05 18:10:03
Косая Фортуна [16] (Гарри Поттер)


2018.10.04 22:58:30
Обреченные быть [7] (Гарри Поттер)


2018.10.03 00:11:33
Охотники [1] (Песнь Льда и Огня, Сверхъестественное)


2018.10.01 19:35:17
Список [8] ()


2018.10.01 11:35:22
Своя цена [18] (Гарри Поттер)


2018.09.29 13:45:22
Прячься [2] (Гарри Поттер)


2018.09.29 10:23:26
Лили, Гарри и Северус [36] (Гарри Поттер)


2018.09.27 13:55:05
Виктория (Ласточка и Ворон) [12] (Гарри Поттер)


2018.09.26 23:57:07
Книга ещё не первая. Некрасавец и Нечудовище [13] (Гарри Поттер)


2018.09.24 23:39:02
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2018.09.16 05:45:00
Сыграй Цисси для меня [0] ()


2018.09.13 23:59:17
Отвергнутый рай [15] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.09.13 10:43:39
Хроники профессора Риддла [587] (Гарри Поттер)


2018.09.11 23:06:13
Потомки великих. Слепая Вера [12] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2018, by KAGERO ©.