Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Я не люблю Нцу «кому-за-стольник»
Кому за стольник – тем не до НЦы!
Я не люблю, когда в крови все тонет,
А также пейринг «дети и отцы».
Я не люблю спасительниц-конфеток,
Которым лет пятнадцать к январю.
Быть может, Снейп и падок на нимфеток,
Но я – не он! И я их не люблю!

Я страсть как не люблю замерзших фиков,
Уж начал коль, изволь и продолжать.
А также тех, кто изменяет ники
И у кого их счетом двадцать пять.
Я не люблю виньетки или драбблы,
Когда канон меняют по рублю.
И пусть в меня кидают сотню тапок –
Я это никогда не полюблю!!!

(c) sylvochka

Список фандомов

Гарри Поттер[18449]
Оригинальные произведения[1226]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[175]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[132]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[3]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12621 авторов
- 26917 фиков
- 8573 анекдотов
- 17639 перлов
- 656 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 25 К оглавлениюГлава 27 >>


  Далекая звезда

   Глава 26
Даже Катренн не была настолько упорна в тонком искусстве впихивания в капитана еды.
Маккой реплицировал чашку ромашкового чая, легкий салат и пригрозил покормить Элис с вилки, если она не будет есть сама.
- Испытываю совершенно нелогичное желание довериться Вашим рукам, Леонард, - признала Хант, вяло ковыряясь в салате и прихлебывая чай.
- Когда моя дочь капризничала и не хотела есть, я рассказывал ей сказку, - произнес Маккой, глядя на то, как расширились глаза девушки.
- О чем? – и все же вилка подцепила кусок курицы и часть овощей.
- О паровозике, о самолетике, о дракончиках.
- Кхм, - кашлянула Хант. – Нет, спасибо. Не надо сказок о дракончиках.
- Элис, если позволите… - Маккой проглотил кусок жаркого и протер губы.
- Вы о сигналах? – устало отвалилась на спинку стула Хант. – Мне пришлось взорвать воронку, чтобы не дать сюда просочиться очередному крабу. Вы же понимаете, теперь я бы его поймать не смогла.
- Уверен, что поймали бы, но нет, меня интересуют не Ваши решения капитана, а Ваши способности, - возразил Маккой.
- У Вас есть соображения о том, как мне повысить пси-уровень без наркотиков? Доктор, Вы же нормал… простите.
- Не извиняйтесь. Я нормал, Вы телепат. Может, я не понимаю тонкостей настроек, но я все так же продолжаю думать о медузианцах. Элис, это может сработать, они телепаты. Я не знаю, как может отреагировать Ваш разум на их вмешательство, тем более что Вам нельзя будет посмотреть на них, но они могут помочь. Может быть, они смогут повысить Ваш П-уровень, может быть, смогут уравновесить его, чтобы предотвратить рост пси-уровня и все эти скачки.
Элис задумчиво нанизала на вилку куски курицы, отправила их в рот, почти не разжевав, проглотила и отхлебнула чаю.
- Вы не поверите, но я думала о трокати, - наконец, произнесла она. – Они смогли снизить П-уровень, они могли бы повысить его. Один, пять, десять… Для того, чтобы выпить меня, потребовалось слишком много народу, а чтобы вернуть все на свои места, может быть нужен-то только один.
- На Трокати Прах, Элис. Прах губителен для Вас. Что если он плохо сочетается с тем ромуланским снадобьем, которое Вы принимали?
- Мой организм чист от этого препарата.
- Тем не менее, есть вероятность рецидива.
- Вам виднее. Я подумаю насчет медузианцев. Что ж, спасибо за ужин в компании, думаю, пойду, пороюсь в материалах, - она поднялась и подхватила чашку и тарелку. Маккой поднялся следом.
- Все же Вам лучше лечь поспать, - наставительно произнес он.
- Отвыкание от стимуляторов, доктор, - ответила она, отправив посуду в утилизатор. – Скверно действует на мозг после минбарских техник работы по тридцать часов подряд. Пройдет само – хорошо, если не отключусь на мостике.
- Вы удивительная женщина, Элис, - Маккой не позволил себе приобнять ее, когда они подошли к лифту.
- Обычная. Обычный телепат, обычная марсианка. Не была бы тэпом, вообще ничем бы от миллионов других людей не отличалась, - пожала она плечами. – Нормалом быть сложнее, Леонард. Я бы хотела стать нормалом, но как подумаю, что вы так одиноки рядом с партнером, так желание пропадает. Во всем есть своя прелесть – у нормалов есть возможность просто жить, касаться друг друга, не бояться залезть в голову друг к другу, у телепатов есть возможность приносить пользу тем, кто в них нуждается, в любом случае, на все своя цена. Впрочем, если есть любимое дело или долг, если есть космос, корабль и команда, любые углы можно сгладить.
- Вы философ, Элис.
- Это даже не мои слова, доктор. Так рассуждал один минбари.
Они подошли в каютам и Элис лишь молча кивнула, прежде чем скрылась в своей.

Маккой успел принять душ, посмотреть земные новости и лечь в кровать, решив перед сном почитать что-нибудь легкое, как коммуникатор сообщил о вызове.
- Маккой слушает, - вздохнул доктор.
- Простите, если разбудила, - раздался голос Элис.
- Я еще не ложился. Что-то случилось?
- Нет-нет, просто… Извините, дурацкая привычка зацикливаться. Позвольте вопрос?
- Да, конечно.
- Что за история про драконов?
Маккой проморгался, пытаясь понять, о чем речь.
- Вы имеете в виду историю про кормление детей и сказку про дракончиков?
- Да, именно. Я могу понять историю про паровозик и самолетик, но совершенно не представляю, что можно рассказывать о драконах.
- Это… кхм… даже не знаю… это просто история, которую я сочинял на ходу. Знаете, принцесса, которая живет в замке, к которой прилетает милый дракончик, приносит что-то вкусное. Н-да… Головная боль прошла?
- Да, спасибо. А… не хочу навязываться…
- Мне зайти к Вам? – понял Маккой, сообразив, что у девушки от переутомления и бессонницы никак не может расслабиться вся ее капитанская собранность и дотошность.
- Я сама могу зайти, если позволите.
- Конечно, - разрешил он и в тот же миг в дверь позвонили. – Открыть!
- Люблю сказки про драконов, - смутилась Элис, стоя на пороге и почему-то глядя в пол. – Мама…
- Зайдите, - Маккой поманил ее в сторону спальни – сидеть в домашней одежде за столом перед компьютером было бы глупо.
- Спасибо, - она быстро оглядела небольшую каюту и задержала взгляд на его клетчатой рубашке. – Эм… мама тоже рассказывала мне какие-то сказки, у меня даже была игрушка дракон. Черт, я даже не знаю, зачем я Вам это говорю.
- Все нормально, - он заметил, что она была без привычного плаща, даже без накидки с брошью – просто брюки, футболка и шлепанцы из тех, что Маккой выдавал своим пациентам в лазарете. – Хотите, чтобы я рассказал сказку на ночь?
Что-то в лице девушки его насторожило – сперва он думал, что она воспринимает его как отца, потом – как потенциального партнера, но теперь он запутался. Однажды и уже не раз она откровенно говорила, что он ей симпатичен как мужчина, но потом сама же отвергала любые попытки сблизиться.
- Э… не то, чтобы на ночь, я не усну, но…
- Хорошо, - сдался он. – Ложитесь, - предложил он гостье. – Ложитесь, эта сказка длинная.

Странно было вот так лежать рядом, смотреть, как девушка, закрыв глаза, внимательно слушает историю про дракона, прекрасную принцессу, которую он охранял, про принца, который решил спасать принцессу от ее друга, толком не разобравшись, кто враг, а кто друг, как Элис вздыхает, когда принц решился вызвать дракона на бой, как она улыбнулась, когда Маккой ловко повернул сюжет и дракон прогнал принца прочь. Совершенно дикая ситуация, когда доктор рассказывал капитану сказку на ночь. И, наверное, такая дикая ситуация обязана была завершиться так дико.
- У Вас такой красивый голос, Леонард, - Элис чуть улыбнулась, не открывая глаз. – И Вы здорово умеете рассказывать сказки – это расслабляет почти как медитации на Минбаре рано утром. Хотите, расскажу? – предложила она, открыв глаза и глядя на него. Он только кивнул, лежа рядом и подперев голову рукой. Она снова закрыла глаза. – Рано утром над Тузанором встает солнце. В Часовне звонят колокольчики, рейнджеры просыпаются или взбадриваются, если они ведут нестандартный цикл бодрствования, служки зовут нас на утреннюю медитацию в зал. Большинство рейнджеров – минбарцы, так заведено, поэтому они просыпаются легко. Наша группа медитировала в тренировочном классе, когда сех Дурхан открывал окна, чтобы утренний ветер поприветствовал нас. Было прохладно, но это бодрило, так что медитировать чаще всего могли только минбарцы, люди предпочитали либо спать, делая вид, что медитируют, либо смотреть на рассвет. Красивейшее зрелище! Иногда я просыпалась пораньше и выходила на балкон встречать солнце – тогда у меня было время, позже его не стало. И вот, когда сех Дурхан начинает монолог о важности медитации именно в эти часы, солнце заливает зал, отражаясь в окнах, играя бликами на стенах, миллионы, миллиарды радуг, все здания из кристаллов будто горят в ослепительном пламени. Говорят, Синклер был в Тибете, он тоже любил утренние часы и медитации при восходе солнца. И, знаете, в восходе есть что-то волшебное, сказочное, будто обещание не только нового дня, но и чего-то невероятного, светлого. Впрочем, я так себе сказочник, потому…
Маккой наклонился к ней, коснувшись ее губ своими в легчайшем поцелуе. Она тотчас замолчала и, обвив его шею рукой, потянула на себя, углубляя поцелуй, перебирая пальцами его волосы.
Оба боялись даже сделать неловкий вздох, просто пошевелиться, чтобы не разрушить краткий миг дозволенного – он думал лишь о том, что она не поймет, она не сможет его понять, она все равно любит Спока, а он всего лишь возможная интрижка; что Спок сам не понимает, какое сокровище держит на расстоянии от себя, что она удивительная женщина из удивительного мира, что она не должна уходить – это неправильно, нечестно, она так молода! – и что если она вот сейчас отстранится, он сойдет с ума от смущения, потому что все это просто смешно – он старый сельский доктор, а она…
Она думала о том, что если доктор отодвинется, примется заверять, что это ошибка, что он бы никогда даже не подумал пойти на такое, она не сможет принять такой удар; что доктор понимает ее как нормал телепата, не строит иллюзий на свой или ее счет, что он наверняка считает, что он для нее – очередной любовник, которому она потом сотрет память, хотя нет, он не просто любовник – он мужчина, джентльмен… много ли у нее было настоящих джентльменов с такими удивительными руками, с такими красивыми глазами, таким голосом? Она думала о том, что он боится ее, боится за нее, что постоянно нервничает из-за своего капитана, из-за Спока, что над каждым раненым и каждой царапиной он готов проводить максимум времени, чтобы вылечить, заштопать, поставить на ноги, дать жизнь и вырвать из лап смерти любую жизнь любой ценой.
Его руки заползли под ее футболку, а она огладила его грудь под рубашкой – если сейчас отступить, больно будет обоим. Но отступать было некуда и не хотелось.
Маккой приподнялся, стягивая с Элис футболку и позволяя ей расстегнуть его рубашку.
- Не думай, - шепнула она, прижимаясь к нему и щекоча дыханием его ухо. – Чувствуй.
Она провела пальцами по его вискам, будто настраивая экзотический инструмент, и Маккой охнул в голос, когда перед глазами вспыхнули радуги эмоций, передаваемые телепатом.

Маккой знал многих женщин, но еще никогда – настолько удивительную. Если со слабыми пси-способностями она могла открыть доктору такой удивительный мир, на что она была способна в пике своей силы?
Каждое прикосновение под его пальцами рождало крошечную вспышку сверхновой под веками, каждая клетка тела пела в общем гимне удовольствия, в разуме что-то будто бы окутывали шелком, погружали в шоколад, ласкали и целовали каждый нейрон, а тихие стоны воспринимались как ангельское пение. Наверное, так себя чувствовали моряки, когда их звали сладкоголосые сирены.
Где-то в глубине разума билась мысль о том, что утром все будет как всегда, что она уйдет, а однажды она действительно уйдет, чтобы никогда не вернуться, но эта мысль тут же погружалась в шелк, шоколад и зов сирены.
- Чувствуй, - шептала сирена. – Не думай, - пела она, и Маккой подчинялся, чувствуя в своих руках влажное гибкое тело сирены.

Маккой проснулся первым, ощутив приятную тяжесть на своей груди – ужасно хотелось спать, потому что после нескольких часов таких акробатических упражнений немного побаливало тело, но пара кружек кофе, пара уколов общего тонизирующего быстро поставят его на ноги.
Вставать не хотелось, еще меньше хотелось бы будить спящую на его груди девушку, каждый изгиб тела которой Маккой знал еще с того мига, когда оперировал ее впервые. Он укутал ее одеялом, толком не зная, что теперь делать.
Не ошибка – даже мысли были бы преступны, но и не здравый смысл. То, что произошло, было под действием обстоятельств, потому что оба так хотели, оба кружили друг около друга, отталкивая и притягивая вновь, но оба же понимали, что это либо чем-то таким и закончится, либо они останутся друг другу только мимолетными знакомыми, даже не друзьями.
Маккой прекрасно знал, что теперь нужно проснуться окончательно, предложить девушке кофе, что-то сказать, но он не знал, что, зато догадывался, что сделает она.
Телепата не изменить, как не изменить и ее решений как рейнджера. Скорее всего, она сотрет ему память хотя бы потому, чтобы защитить его от ненужных душевных терзаний. Скорее всего, она даже не поцелует его на прощание, а когда они снова встретятся, он даже не вспомнит о том, что произошло, но будет ловить ее взгляд, потому что она будет помнить за них обоих. Скорее всего, даже, что Спок обо всем узнает, а Маккой ничего не сумеет ему объяснить, но в любом случае, это действительно секс на один раз без обязательств и привязанности. Она все равно уйдет… она погибнет…
- М-м-м! – недовольно поморщилась Элис, легонько поцарапав ногтями его грудь. – Что за настроение утром, доктор?
- Доброе утро, - он тепло улыбнулся, зная, что она это почувствует, и поцеловал ее в макушку.
- Доброе утро, Леонард, - она потерлась носом о его грудь и нырнула с головой под одеяло. – Не нужно меня жалеть, а если есть желание подарить мне тепло, мне вполне достаточно теплого одеяла, теплого климата или горячего мужчину рядом.
Маккой широко улыбнулся, закрыв глаза.
- П-уровень повысился? – поинтересовался он.
- Нет, остаточное явление после секса, - раздалось из-под одеяла. – Я предупреждала, что секс с телепатом как наркотик. Мр-р-р, какой же Вы горячий! – протянула она, огладив его тело.
- Переезжайте в Джорджию, – предложил он. – Там тепло.
- Не хочу на Землю, - раздалось под одеялом. Элис выползла из-под него и улеглась прямо на грудь мужчины. – Я люблю космос, Леонард, люблю звезды. Я люблю Марс, хотя на нем очень холодно.
- И под земным куполом? – Маккой чмокнул ее в лоб.
- Нет, под куполом нормально, но в пустыне холодно, хотя и очень красиво. И песок… красный песок до самого горизонта. Я скучаю по всему этому.
Маккой очень постарался не думать о том, что на Вулкане как раз много красного песка, там жарко, есть телепаты и Спок, но не вышло и, судя по глазам Элис, она это тоже поняла, хотя вслух ничего не сказала.
- Вы ведь сотрете мне память? – вырвалось у него.
- А Вы бы этого не хотели? – она мягко поцеловала его, подтянувшись на руках. – В привязанности нет ничего хорошего, Леонард. Привязанность – это слабость.
Он ее понял. Она не имела в виду, что испытываемые чувства – зло в чистом виде. Вовсе нет. Но любить и надеяться, бояться потерять – это все лишнее для того, кто живет одним днем, не зная – или зная? – о том, что будет завтра. Она в самом деле любила, влюблялась как миллиарды женщин, но она была одной из тех немногих, кто никогда не строил иллюзорных замков.
- Мы оба взрослые люди, Элис, - тихо начал он. – Я понимаю твою работу, ответственность, но зачем мне стирать память? Я знаю, что ты не останешься, но позволь мне хотя бы помнить тебя.
- Память – удивительный мир, Леонард, - она откатилась в сторону, поглаживая лицо мужчины. – Для нормала это что-то вроде склада, нормалы что-то узнают, что-то забывают, но телепат может забыть, только если ему сотрут память или заблокируют воспоминания. Наш склад больше, объемнее, информация в памяти тэпа может быть извлечена как самим тэпом, так и другим более сильным. Процедура стирания памяти нормалу безболезненна, это похоже на действие времени – сперва стираются какие-то опознавательные знаки, что-то объемное, потом пропадают мелочи, но все же остается ощущение дежа вю. Стереть ощущения тэпы не могут, это отпечатывается в подсознании, в заводских настройках разума. Восстановить можно даже стертую личность, если знать, как. Я не знаю, но я никогда не причиню тебе вреда и не сделаю больно, Леонард, но… да, память я тебе подкорректирую, - он дернулся под ее ладонью.
- Ты уже это делаешь?
- Сделала, если быть точной.
- И когда я все забуду?
- Постепенно, когда я буду вне поля зрения. Когда ты выйдешь из каюты, ты забудешь все. Останутся какие-то ощущения, но не более.
- Почему? Зачем ты это делаешь?
- Потому что ты мне дорог, нормал, - она провела рукой по его волосам. – Нормалы – хрупкие создания, ты узнал, что такое быть с телепатом, это станет твоим наркотиком.
- Я не из твоего мира, Элис, - он обхватил ее пальцы. – Зачем тогда ты?..
- Потому что рейнджеры не лгут, Леонард, зато телепаты лгут всегда, - она пристально вгляделась в глаза мужчины – он не успел отвести взгляд – и тихо приказала: - Спи! – а когда он уснул, она быстро собралась и покинула его каюту.
Телепаты тоже умеют рассказывать сказки, только чаще всего они не имеют счастливого конца.

- Позволите присоединиться, капитан? – спросила Ухура, держа свой поднос.
- Конечно, присоединяйтесь, Нийота, - Элис улыбнулась сонной подруге. – Тяжелая ночка или отходняк?
- О-о-о, - застонала лейтенант, - просто ужас. Другие в таком же состоянии, - пожаловалась она.
- Как я понимаю, Ваш первый раз на стимуляторах, - Элис протянула к ней руки. – Позволите?
- Что угодно, - кивнула Ухура, подставившись под пальцы рейнджера, и когда легкие надавливания и поглаживания висков возымели действие, лейтенант упала лбом на сложенные на столе руки. – Спасибо, - поблагодарила она. – Голова прошла.
- Минуты через две станет получше, ощутите бодрость и желание жить, - пообещала Элис. – Минбарские методики. Главное, не спрашивайте, почему я после стимуляторов бодрее прочих.
- Я думала, на Минбаре эти препараты были под запретом, - застонала Ухура, все еще не поднимая головы.
- Ну… на Минбаре есть одна травка – безобидная для телепатов, но на нормалов влияющая несколько… м-м-м… расслабляющее, так что когда выяснилось, что при определенном смешении травки и одного отвара от головной боли эта смесь дает наркотический эффект, я… в общем, это было глупо, я тогда только начинала проходить обучение в качестве телепата.
- Вас наказали? – Ухура приподняла голову, принявшись за завтрак.
- Довольно своеобразно – прочитали лекцию о вреде влияния подобных трав на человека, о вреде влияния подобных мыслей и желаний на разум человека, о вреде подобных мыслей для телепата, о вреде подобных мыслей для телепата, который идет на поводу своих желаний, отослали на неделю обучаться минбарскому искусству смеха и юмора, в общем, после этого мне стало сильно не до глупостей.
- Странное наказание, - заметила Ухура, поглощая завтрак.
- Да, довольно своеобразное, как и все на Минбаре. После этого все шалости стали исключительно телепатическими, за что мне тоже попадало, - Элис улыбнулась и принялась жевать сандвич.
- Капитан… Элис, скажите, те видеосигналы, что мы получили – это ведь возможное будущее?
Элис очень бы хотела солгать, заверить коллегу в том, что это только возможный сценарий будущего, что все можно переиграть, но лгать не стала.
- Все относительно, Нийота, - сказала она. – И такое тоже может быть.
- Господи, в голове как будто муравьи завелись! – вдруг застонала Ухура, стиснув виски ладонями – Элис быстро огляделась. Люди в столовой на какой-то миг точно так же стиснули виски ладонями и поморщились.
- Снова голова? – быстро спросила Элис, снова протянув к ее голове руки. – Позволите?
- Похоже, лучше принять таблетку или сделать укол, - но Ухура отстранилась. – Наверное, просто отголосок – все уже прошло.
- Да, наверное, - осторожно согласилась Элис. – Приятного аппетита, Нийота.
- А Вы, Элис?
- Я на мостик. Не торопитесь.

Выйдя в коридор, Элис действительно собралась подняться на мостик, но ее повело – голова резко закружилась, тело – сплошной комок оголенных нервов - лизнуло горячей волной, и она застонала, зажмурившись.
- Ох, черт!
Ее как будто окатило с головы до ног, по спине пронесся рой мурашек, в голове на краткий миг вихрем пронеслись все звезды небесные и она впечаталась спиной в стену.
- Капитан? – обратился к ней проходящий мимо техник. – Вам плохо, капитан?
- Мне хорошо, спасибо, - ответила она, тряся головой.
- Вы уверены? – мужчина протянул к ней руку, чтобы поддержать, но она отстранилась.
- Все нормально. Не трогайте меня, пожалуйста. Я в норме, спасибо. Можете идти по… куда Вы там шли, - она махнула рукой. Когда техник ушел, Хант медленно дошла до интеркома. – Хант – мостику!
- Спок слушает, - ответил мостик.
- Коммандер… зал совещаний 1… Немедленно! – выдохнула она в аппарат, тут же отключив связь. – Может, ворлонцы и правы – не убью, но покалечу, - решила она, пробираясь по коридору.

- Капитан, - Спок вошел в комнату, замерев у закрытых дверей.
- Почему Вы мне солгали, коммандер? – тихо спросила Элис. – То есть, я понимаю, но не понимаю, зачем мне? Вы же знаете, что я телепат, что я рано или поздно сама бы обнаружила Вашу ложь.
- Вулканцы не лгут, капитан, - Спок вздернул подбородок, чуть заметно зеленея.
- Минбарцы тоже не лгут, - кивнула Элис, заложив руки за спину, будто бы копируя привычный жест вулканца. – И рейнджеры не лгут… в основном… но тэпы лгут всем и всегда, мистер Спок, а Вы – тэп.
- Могу я узнать причину Ваших обвинений, капитан? – Спок прошел вглубь комнаты и сел за стол по кивку Элис.
- Связь, - коротко выдохнула она, глядя мужчине в глаза. – Вы сказали, что убрали связь между нами, что порвали ее, - его лицо приобрело еще более насыщенный зеленоватый оттенок. – Мистер Спок, я понимаю причину того, что Вы сделали, я могу понять причину лжи, я понимаю, что для Вас означают узы, я могу понять страх при этой неприятной процедуре, но… - она замолчала.
- Я не могу позволить своей супруге разорвать связь, капитан, - ответил Спок. – Но я пересилил себя и позволил Вам…
- Не надо, Валена ради, - застонала она, рухнув на стул и ткнувшись лбом в столешницу. – Зачем нужно было пересиливать? У Леонарда стерта память, частично откорректирована, он ничего не помнит, в случае чего – никогда не вспомнит, а если вспомнит – надеюсь, я буду уже далеко, чтобы не услышать, какими словами он будет ругаться, но… - она подняла голову. – Я понимаю Вас, но Вы, похоже, совершенно не понимаете меня.
- Я стараюсь понимать человеческую натуру, капитан, - Спок распрямил спину.
- Дело-то не в человечности! – застонала она снова. – Спок, Вы меня душите! Я пыталась помочь Вам, чтобы Вы безболезненно оборвали связь, у нас бы получилось, но вместо этого Вы ухудшили ситуацию, Вы загнали связь еще глубже, Вы буквально обвили веревкой мою шею. Я не обвиняю Вас, я понимаю, что Ваши намерения были чисты, что желания жить сильнее желаний разума, но Вы из этого мира, а я телепат иного!
- Наши сознания совместимы, капитан, - возразил Спок.
- Вы душите меня не сознанием, не всем этим, - покачала она головой. – Вы душите двойственностью своей натуры.
Спок резко встал.
- Капитан, если Вы хотите оскорбить меня…
- Нет, мистер Спок, - она так же поднялась. – Не хочу. Видите, здравый смысл, желания чистой логики в Вас не перевешивают желаний быть человеком, чувствовать, проявить эмоции. Спок, Вы душите меня не тем, что Вы полувулканец-получеловек, а тем, что Вы подавляете в себе одну часть единого, Вы подавляете в себе человеческую сущность, а я человек, Спок. Если Вы продолжите эти эксперименты с моим разумом, я вынуждена буду обратиться к вулканским целителям с просьбой разорвать связь. Мне очень жаль, - она заметила, что румянец смущения уступил место бледности. Лицо молодого вулканца окрасилось нездоровой бледностью – он смертельно испугался.
- Это будет означать бесчестье и мою гибель, - тихо проговорил он.
- Нет, ничего такого не будет, - Элис опустилась за стол и сжала гудящие виски ладонями. – Т`Пау примет нас обоих, я уверена, что по традиции она сохранит в тайне то, что сделает.
- Я уже нарушил вулканские традиции, позволив супруге совокупиться с другим мужчиной, капитан Хант, - Спок выпрямился до звона в спине. – Для вулканца это позор.
- Позволив? – Элис пристально взглянула в его глаза и медленно поднялась из-за стола. – Что Вы?.. Вы с ума сошли, коммандер? Так это Вы все это время отключали мой здравый смысл и на полную мощность усиливали возбуждение?
Спок выдержал полный недоверия взгляд девушки, ее холодную ярость и волну боли, прошедшуюся по коже как дуновение арктического ветра. Он выдержал бы даже пощечину, если бы не знал, что она не станет такого делать.
- Я заслужил позора тем, что сделал в лазарете, капитан. Я насильно вторгся в разум человека, причинил боль, поддавшись инстинктам. Если Вы сочтете уместным арестовать меня, я подчинюсь.
- Ну, да, - горько покивала Элис. – Вам было мало сломать мое сопротивление Маккою, Вам нужно добить тем, что я ненавижу больше всего. Считаете меня пси-копом, коммандер? Давайте начистоту – я знаю Ваши традиции, Вы знаете про пси-копов, про П-уровни, помните, что мой настоящий П-уровень П-12, и я как раз гожусь для пси-копа. Я уже сказала, что понимаю Ваши мотивы, страхи, опасения, я бы ни слова не сказала, если бы Вы не находились в опасности в связи со мной. Я пытаюсь хоть как-то сгладить углы, как-то выжить, защитить Вас… Это Вы можете геройствовать, сколько можно, а я пытаюсь работать в этом мире, я стараюсь выжить любой ценой, чтобы вернуться на работу в мой мир, но даже мое терпение не вечное… при всем к Вам уважении, коммандер. Я хочу сказать, что я не осуждаю Вас, не критикую, я понимаю, как тэп понимает тэпа, как тэп понимает тэпа-инопланетянина, но Вы наполовину человек. Спок, при мгновенном разрыве, когда я уйду, пострадает не Ваша вулканская часть, а Ваша человеческая – я должна была сказать раньше, но Вы ведь были в моем разуме, Вы должны были понимать, что и почему я вынуждена скрывать. Я открыла Вам свой разум полностью, Вы были тактичны и не стали смотреть все, хотя могли бы, но… Зачем Вы это сделали со мной и Маккоем? Кого хотели наказать больше и за что?
- Вы желали совокупиться с ним, а он – с Вами, это логика, капитан, - холодно и бесстрастно ответил Спок.
- Логика… горько повторила она. – Я всю жизнь пыталась постичь такой путь – ни эмоций, ни страданий, никакой боли души, всей этой ерунды, любви привязанности, я думала, что так проще, легче, что только так я не сойду с ума с этим П-уровнем, что Деленн ошибалась, пытаясь хоть как-то расшевелить меня, что Синклер ошибался, но, видимо, я так была увлечена собой, что не замечала знаков, подаваемых мне окружением. Логика в том, Спок, что Вы уйдете в Гол, чтобы… - Хант вздохнула, не закончив фразу. – Какое чудо способно остановить Вас от убийства себя самого, коммандер? Какая чудо-машина, синяя птица, единорог или фея?
- Вы меня осуждаете, капитан?
- Не осуждаю. Я Вас не понимаю, коммандер. Осуждать культуру иного мира не в моих правилах, но если бы я могла выразить свое отношение, мне было бы Вас жаль.
Она подошла к двери, но Спок остановил ее.
- Разве не так бы поступил посол Синклер? Он оставил прошлое позади и принял иную культуру ради блага всех. Вы относитесь ко мне как к нему, забывая, что я – не он.
- Синклер – человек, коммандер. Синклер был минбарцем, рожденным не от минбарца, он был замкнутым кругом, - она пристально всмотрелась в лицо мужчины. – Он трансформировался в минбарца, его ДНК претерпела изменения, он принял иную культуру, но, в конце концов, он вернулся к людям. И Синклер никогда не отрицал свою человеческую или минбарскую часть – Вы-то это знаете лучше меня, Вы его видели, общались с ним. Что же касается прочего, что ж… может, я ошибаюсь, может, проще назвать Вас не Первым Рейнджером, а просто другом или как-то еще, навесить ярлык на отношения, на уважение, на все эмоции, на доверие, убедить себя в том, что душа единственна и неповторима, что все отражения – чушь собачья, что Вален – это Синклер и что он так же ошибается, что Вы – его отражение. Тогда ошибется и Затрас, и Великая Машина, и все мироздание. Начинается с малого, в итоге выйдет, что ошибка будет стоить слишком дорого. Знаете, капитан Кирк многое мне показал, многому научил – человеческому отношению к тэпу, равенству, дружбе. Вы знаете, что такое мир тэпов в моей Вселенной – у нас нет дружбы, мы изгои, мы игрушки и мы это знаем. Либо с этим живешь, принимая все, как есть, либо бунтуешь, пытаешься что-то изменить, что-то кому-то доказать и проигрываешь, потому что у всего есть своя цена. Знаете, сколько раз мне хотелось заявить миру, что я сильнее нормалов? А я сильнее, Спок. Я могла бы подчинить даже Деленн, даже Синклера, но нет, я приняла себя такой, какая я есть – я человек, я телепат, я рейнджер и все это неделимо. Если отделить одну часть, две другие потеряют смысл. Возможно, пока Вы не понимаете тот дар, что Вам предлагает Ваш мир, может, никогда не поймете, но Вы даже не пытаетесь попробовать понять. Вы стыдитесь своих чувств к матери, ведь это нелогично – чувствовать. Вы пытаетесь доказать отцу, что Вы вулканец, что не хуже других, но Вы другой. Вы даже себе не признаетесь, что испытываете к Кирку теплые чувства, что Вы хотите его улыбок в Вашу сторону, тепла дружбы, прикосновений – человеческих желаний, потому что Ваша человеческая половина этого жаждет. Вы знаете, что Вы контактный телепат и все равно хотите его прикосновений, чтобы знать, что Вы так нужны кому-то.
- Вы можете думать, что знаете вулканцев, капитан, но Вы не вулканка, - еще холоднее ответил Спок, внимательно выслушав ее слова.
- Я и не утверждаю, что понимаю вулканцев, коммандер, - она пожала плечами. – Я понимаю Вас. Я пришла сюда куском льда, а здесь оттаяла душой.
- Но Вы все равно вернетесь в родной мир, потому что в Вас говорит долг чести. Вы хотите остаться, хотите жить, но Вы уйдете и погибнете, потому что Вы решили, что это единственно правильное решение. Я принял свое правильное и логичное решение, но Вы меня осуждаете.
- Вы исследователь, коммандер, ученый, а я солдат. Большая, знаете ли, разница. Вы подчиняетесь приказам и Уставу, а у меня есть долг перед Анла`шок, перед Лигой, Шериданом, Деленн, перед Синклером и самой собой. Это не иллюзия, это реальность – там идет война, на счету каждый человек, тем более, каждый телепат, а я из себя выжму все по максимуму, даже если мой П-уровень будет не выше П-5, потому что там ад, Спок, и не приведи Вален Вам ощутить его масштабы. Если бы у меня было время на сожаления, я бы каждую секунду полутора минут жизни сожалела о том, чего лишилась, оставив этот мир – дружбы, любви, привязанности, легкости, улыбок, смеха, приключений, но времени у меня не будет, зато у Вас его впереди предостаточно. Вы молодой мужчина, Спок, по вулканским меркам, юный, и Вы способны наслаждаться жизнью, любовью, Вы чувственный мужчина. Те семена цветов вытащили Вас настоящего, тот вирус обнажил Вашу душу, как весь Ваш мир вытащил настоящую меня, только Вы снова загнали себя внутрь пинками, а я так уже не смогу. Не смогу не чувствовать, не смогу не любить, не смогу не проклинать себя за еще одну невинную душу, которую я загубила. Время все расставит по своим местам, но, пожалуйста, мистер Спок, умоляю, не делайте из меня монстра и не играйте мной как марионеткой. И… - она чуть нахмурилась, собираясь с мыслями. – Простите мне мою дерзость, коммандер, но не смейте больше играть чувствами друзей. Леонард не заслужил подобного к себе отношения. Надеюсь, когда-нибудь, Вы все-таки сможете понять ценность дружбы, что никакой приказ ни одного лидера не стоит того, чтобы лишиться друга.
Она вышла, оставив Спока одного.
Он чуть нахмурил брови и поджал губы, думая о своем.
В словах Элис Хант была логика, но она действительно была всего лишь человеком, чтобы понять вулканцев. Загнанные внутрь эмоции были слишком сильны, чтобы дать им волю.
Он не понимал ее, а она не могла понять того, что потеря супруги сказалась бы на нем гораздо явнее, чем на его отце. Сарек был чистокровным вулканцем, умеющим себя контролировать, а Спок всю сознательную жизнь боролся с проявлением эмоций. Он не сдержался, когда в пон-фарр решил соединиться с женщиной-телепатом, он испытывал нелогичную логичную ревность, когда она флиртовала с Маккоем, а он это чувствовал по связи, он обезумел бы от ее потери именно потому, что чувствовал как человек.
По окончании пятилетней миссии он действительно намеревался пройти колинар, чтобы заглушить, убить все чувства и эмоции, просто потому, что это было так нелогично логично.
Но хуже всего было то, что он знал, о чем она говорила, когда упомянула ценность дружбы – в ее разуме он увидел и этот эпизод, и многое другое. Она человек, но ей пришлось сражаться за честь минбари. Она человек, но она живет с этой виной, никогда и никому ни намеком не показывая, что на самом деле испытывает. И она действительно солдат, а не ученый, а солдат живет приказами. Ее последний приказ не был отменен, она обязана вернуться, чтобы исполнить его.
Спок на миг закрыл глаза, вдруг вспомнив то измененное состояние от вируса с ледяной планеты – он сказал Джиму, что стыдится дружбы с ним, что стыдится любви к матери, что он делает все так, как хотел бы отец, зная, что Сарек никогда не оценит этого; и эти семена цветов, вытащившие из него всю душу со всей этой нелогичной нежностью к женщине, с любовью, с трепетом, смехом, дурашливостью поведения – он признался, что был счастлив на этой планете, но дурман прошел, прошло и это состояние. Он вернулся к работе, стал больше медитировать, стал собраннее, целеустремленнее, логичнее. Так что да, он понимал Элис Хант – солдата, рейнджера и телепата, но понять Элис Хант – человека он все же не мог.
Насильно связанная ментальными узами, достаточно сильная, чтобы удерживаться от их укрепления, она легко сломалась с другим мужчиной, в то время как законный супруг чувствовал этот ад, забирал его, впитывал как яд…
Она неправа – он знает, как выглядит ад, пусть даже индивидуальный, и именно для того, чтобы избавиться от его гнета он пойдет в Гол.

Сулу тряс головой, будто бы пытаясь вытряхнуть воду из ушей, Ухура постоянно морщилась, без конца поправляя наушник, Скотт ерзал в кресле капитана, как будто ему что-то мешало сидеть, даже охранники у лифта беспокойно оглядывались по сторонам – Хант быстро и профессионально оглядела мостик и увиденное ей не понравилось.
- Отчеты, пожалуйста, - потребовала она, ощущая в голове нарастающий гул голосов людей и какой-то неясный шепот, как будто кто-то молился на незнакомом языке.
- Никаких посторонних сигналов, капитан, - развернулась к ней Ухура. Скотт уступил капитанское кресло, быстро подняв руку и потерев висок.
- Вы в порядке? – спросила Хант мужчину.
- Нормально, капитан, - кивнул тот, - просто какой-то шум в ушах.
- Шум? – переспросила она. – Ухура, и Вы его слышите? Сулу? Джонс? Аму?
- Да, капитан, - ответила первой связист. Остальные просто поддакнули. – Какой-то гул, какое-то бормотание и что-то еще, - она потерла висок и закрыла глаза на короткое мгновение. – Словно внутри, в голове, что-то копошится.
Хант пристально взглянула на нее.
- До сих пор копошится? Вы ощущаете себя так, как будто в голове что-то как будто чешется?
- Именно так, капитан, - кивнула Ухура. – Как будто там кто-то роется.
- И ничего на сканерах? – уточнила Хант, вцепившись в кресло пальцами.
- Ничего, капитан.
- Ближайшие планеты есть?
- Прямо под нами необитаемая планета класса М. Планета-пустыня. Ничего, кроме песка.
- Вы уверены, что на ней ни одного живого существа?
- Уверена, капитан. Я просканировала планету шесть раз, пытаясь определить источник этого гула, но там ничего нет.
- Какой же это тогда уровень, если его чувствуют все люди, но по какой-то причине не ощущаю я? – задумчиво произнесла Хант, сев, наконец, в кресло. – Скотти, команда раньше имела контакт с чем-то эфемерным, обладающим пси-способностью? – обратилась она к инженеру.
- Да, капитан, - кивнул тот, - но тогда все кончилось миром. По крайней мере, нам повезло.
- Ясно, - покивала Хант. – Спасибо, Скотти, можете идти по делам, если нужно.
- Да, капитан, меня ждет варп-ядро, - согласился инженер, столкнувшись в дверях лифта со Споком.
- Мистер Спок, - обратилась к вулканцу Хант, даже не обернувшись, - просканируйте планету под нами, а так же все ближайшие объекты.
- Цель поиска, капитан? – ничуть не удивился такой чувствительностью вулканец, что, впрочем, заинтересовало Ухуру и охранников.
- Нечто, испускающее пси-волны, - она обернулась, встретившись с ним глазами. – А вот это уже интересно, - добавила она.
- Капитан? – он приподнял бровь.
- Я не видела, кто вошел на мостик, но я знала, что это Вы.
- Усиление пси-способностей? – понял Спок, вдевая в ухо наушник.
- Нет, - покачала головой Хант. – И даже не связь. Это было как-то спонтанно. Как-то… как будто… глупая формулировка, но у меня было такое ощущение, что это было правильно, единственно правильно – то, что на мостике появились именно Вы, - Ухура и прочие офицеры обернулись на него, переводя взгляд и на капитана. – Может, это у Вас усиление П-уровня, коммандер? – осторожно спросила Хант.
- Я не знаю, капитан, - ответил Спок. – Я не ощущаю никаких изменений и никаких пси-волн.
Хант встала с кресла и подошла к мужчине.
- А вот это еще интереснее, - нахмурилась она. Спок взглянул на нее снизу вверх, сидя в своем кресле.
- Капитан?
- Но Вы ведь знаете, что что-то есть, - начала Хант. – Вы это чувствуете и Вам это не нравится так же, сколько и мне. И эта натянутая нить… - Хант коснулась переносицы пальцами. – Эта вибрация… Это то, что я думаю? Это связь?
- Да, капитан, - Спок чуть напрягся, зная последующий приказ.
- Уберите ее как-нибудь, - потребовала Хант. – Заблокируйте, сделайте так, чтобы я ее не ощущала. Мне не нравится ощущение в своем разуме постоянного присутствия чужого разума.
- Я закрою связь ментальными щитами, - произнес Спок, буквально кожей ощущая, как разум рейнджера вздыбился от инородного ментального объекта в себе. Телепаты иного мира всегда были настороже и любой контакт с другим телепатом воспринимали едва ли не в штыки. Чудо еще, что Элис Хант еще только ощутила нить связи между собой и вулканцем.
- У меня в голове не копошение, а… не знаю… никогда с таким не сталкивалась, - пожаловалась она, потирая переносицу.
- Больно? – уточнила Ухура.
- В том и дело, что нет. Я знаю, что такое вторжение в разум – приятно это не бывает, но я ощущаю какое-то… не знаю… поглаживание, как будто меня пытаются успокоить или наоборот, взбодрить, - она метнула быстрый взгляд на вулканца.
- Это не я, капитан, - заверил он.
- Знаю. Чувствую. Меня волнует не то, кто это, а то, где это. Сканеры?
- Чисто.
Спок, как и все остальные офицеры с тревогой взглянули на капитана и перевели взгляд на экран.
- Может быть, оно бесплотно? – предположила Ухура.
- Или под полем невидимости, - дополнил Сулу.
- Капитан, - обратился Спок. – Есть предположение о свертке пространства.
- Но если так, - поняла его Хант, - то это возможно в гипере, не в обычном космосе. Думаете, сигнал идет из гипера?
- Не исключено, капитан, - кивнул Спок. – Поэтому мы не можем засечь сигнал.
- Я бы ощутила нечто посильнее простого поглаживания, мистер Спок, - не согласилась она. – Я сканирую пространство вглубь и вдаль, но ощущаю не муравьев в голове, а… я даже не знаю, что я ощущаю. Что-то знакомое, но…
- Предположу, что это брешь в пространственно-временном континууме между нашими мирами, капитан.
Хант внимательно выслушала его, отвернулась и подошла к экрану, вглядываясь в космос.
- Что, черт подери, происходит? – прошептала она. – С чем мы имеем дело? Ухура, вызовите лазарет на громкую связь, - попросила она громко, не оборачиваясь.
- Лазарет на связи, - через мгновение отозвалась связист.
- Мбенга слушает, капитан, - раздался голос из динамиков.
- Доктор Мбенга, как себя чувствуют пациенты? – спросила Хант, глядя на звезды.
- Взбудоражено, капитан, - ответил медик. – Порываются куда-то пойти, требуют, чтобы их выпустили.
- Вы вводили им какие-либо препараты? – уточнила Хант.
- Нет, ничего, капитан. Думаю, по кубику легкого успокоительного не повредит.
- Нет, не давайте ничего. Проследите реакцию на чистый организм, насколько это возможно.
- Реакцию на что, капитан? – не понял доктор.
- На… - она запнулась, все так же глядя на звезды. – На что-то. На то, что они чувствуют. Конец связи, - она развернулась, кивнув Ухуре. – Что ж, леди и джентльмены, - она заложила руки за спину, - мы имеем дело с зовом очень сильного телепата, возможно, сильного настолько, что он не может контролировать свою пси-способность. Дело осложняется тем, что наши сканеры его не видят, зато на зов реагирует каждый человек на корабле, включая, как выяснилось, и меня. И самое неприятное то, что я не могу дать рекомендаций нормалам, как защититься от влияния зова такого телепата.
- А Вы можете от него закрыться, капитан? – спросила Ухура.
- Нет, - честно ответила Хант. – Он намного сильнее меня. Я понятия не имею, как от него защититься, но я не думаю, что этот зов, это влияние как-то скажется на Вашем рассудке – пока ничто на это не указывает.
- А как же капитан Кирк и мистер Чехов? – спросила Ухура снова. – Почему тогда отреагировали именно они?
- Хотелось бы это знать, - нахмурилась Хант. – Но я почти уверена, что если мы вытащим этого невидимку, если увидим то, с чем столкнулись, может быть, мы поймем, чего он хочет.
- Он? – уточнил Спок. – Вы называете это явление «он», капитан. Могу я узнать причину такого обоснования?
- Потому что я слышу мужской голос, мистер Спок, - она глубоко вздохнула. – Это разумное существо, это мужчина, а не призрак. Не знаю, кто это, но сила у него огромная, - она снова потерла переносицу.
- Капитан, Ваши способности?..
- На данный момент П-10 как минимум.
Мостик ошеломленно притих. Офицеры поняли, что от настоящего П-уровня капитана их отделяет совсем немного, а П-12 такого телепата был крайне опасен. Если другой телепат своими способностями усиливает П-уровень Элис Хант, рано или поздно он повысит их настолько, что мозг не выдержит перегрузки – она либо сойдет с ума, либо погибнет, либо набросится на членов экипажа и примется убивать.
Спок закрыл глаза, сосредотачиваясь на сигналах из космоса.
- Капитан? – напомнила Ухура, заметив, что Хант смотрит на вулканца.
- Боевая тревога, лейтенант, - приказала Хант. – Полная боевая готовность! Внимание всем палубам – угроза вторжения!
- Есть, капитан, - пальцы Ухуры замелькали над панелью управления.
- Найдем – уничтожим, потом разберемся, - решила Хант, занимая место капитана.
- Но, капитан, мы… - Сулу обернулся к ней.
- Знаю, мистер Сулу, - перебила начавшиеся возражения Хант. – Вы ученые, исследователи, а не солдаты, а я – как раз наоборот, но как капитан я несу полную ответственность за жизнь своей команды и корабль. И мне не нравится, когда кто-то залезает в голову человека без разрешения. Теперь я понимаю политику Пси-Корпуса и уничтожение сильных тэпов, – добавила она. – Поднять щиты! – приказала она громче. – Готовность номер один!
- Капитан, есть слабый сигнал, - Спок коснулся кнопок на панели управления. – Аномалия неясного происхождения, формируется воронка через три… два… один…
Люди обернулись к экрану, на котором в черноте космоса буквально из ниоткуда появилась легкая розоватая дымка-облако, из которого медленно как во сне появилось неопознанное судно.
- Увеличение изображения! – скомандовала Хант.
В тот миг, когда на экране явственно проступили буквы названия корабля, нарисованные на его корпусе, весь мостик ахнул.
- Невероятно! – Ухура широко раскрыла глаза.
- Поразительно, - прокомментировал увиденное Спок.
- У вашего мира своеобразное чувство юмора, - мрачно заметила Хант, прочитав название судна. – Тем не менее, это вторжение, джентльмены, и там на борту находится телепат, который вывел из строя вашего капитана и мистера Чехова. И который давит мне на мозги, - добавила она, прослеживая глазами знакомые линии корабля.
- Есть сигнал с корабля, - доложила Ухура.
- На экран, - коротко бросила Хант.
От появившегося на экране блаженно улыбающегося лица молодого светловолосого мужчины вздрогнул весь мостик.
- Говорит Джеймс Кирк, капитан звездолета Федерации Объединенных планет Энтерпрайз, - представился мужчина.
- Говорит капитан Элис Хант, звездолет Федерации Объединенных планет Энтерпрайз, - кивнула Хант. – Уберите щиты и примите делегацию из одного человека через десять минут, - жестко приказала она.
- Мы преследуем мирные цели, капитан Хант, - сладко улыбнулся Кирк с экрана. – Мы исследователи.
- Уже нет, капитан Кирк, - еще жестче перебила Хант его объяснения. – Снимите щиты и ждите меня через десять минут. В случае отказа принять меня на борт корабля, Ваши действия будут трактованы как угроза нападения и вы будете уничтожены.
- Капитан Хант… - Кирк все так же блаженно улыбнулся, пожав плечом.
- Конец связи, - Хант отключила сигнал и резко встала. – Коммандер, примите мостик и в случае малейшей угрозы кораблю немедленно уничтожьте объект и убирайтесь отсюда ко всем чертям.
- Капитан, - Спок поднялся, - будет разумно, если я пойду с Вами.
- Не пойдете, - ледяным тоном прервала его слова Хант. – Вы остаетесь здесь. До удовлетворительного результата или моего возвращения – корабль в Вашем управлении. Вы несете ответственность за капитана Кирка и экипаж. Если покинете корабль самовольно – Вы предстанете перед трибуналом, - она поднялась к лифту.
- Капитан не должен идти в исследовательскую миссию в одиночку, - произнес Спок.
- Я лишь исполняю обязанность капитана, мистер Спок, - напомнила Хант, обернувшись. – Прежде всего, я рейнджер. На меня ваши законы и Уставы не распространяются. Мне жаль, что Вы не слушали меня, коммандер, потому что я не хочу причинить Вам боль, если я не вернусь, но я не несу за это ответственности, - Спок выпрямился в струну и приподнял подбородок. – Однако Вы сможете слышать все то, что я буду думать.
- Капитан, Ваше решение нелогично! – Спок преодолел расстояние между своим креслом и девушкой. – Я обязан сопровождать капитана в любую миссию и обеспечивать его безопасность.
- Я телепат, мистер Спок, - напомнила Хант тихо. – Я сильный телепат, я намного сильнее Вас, не забывайте об этом, а там, - она указала на экран, - телепат намного сильнее меня, так что сопоставьте факты и сделайте логичный вывод. Мой Вам приказ как капитану от капитана – оставаться на корабле и любой ценой защищать корабль и экипаж. В случае малейшей угрозы разнесите то ведро на атомы и вон отсюда. Удачи! – она коротко кивнула мужчине и вошла в лифт.
Спок обернулся к людям, молча прошел до капитанского кресла и стал напряженно ждать.
Связь с Элис передала именно то, что он предположил сам, едва увидел другого Кирка – на другом Энтерпрайз творилась какая-то чертовщина. У того капитана были почти те же симптомы, что у настоящего капитана Кирка, что означало, что Элис Хант верно определила угрозу – с чем бы экипаж ни столкнулся, это что-то было смертельно опасно.
И рейнджер ушла выполнять свою обычную работу… опять…


просмотреть/оставить комментарии [1]
<< Глава 25 К оглавлениюГлава 27 >>
январь 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

декабрь 2019  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2020.01.13
Маскарад [7] (Гарри Поттер)



Продолжения
2020.01.19 13:28:22
В \"Дырявом котле\". В семь [1] (Гарри Поттер)


2020.01.18 23:21:20
Своя цена [20] (Гарри Поттер)


2020.01.15 12:47:25
Туфелька Гермионы [0] (Гарри Поттер)


2020.01.15 12:43:37
Ненаписанное будущее [17] (Гарри Поттер)


2020.01.11 22:15:58
Песни полночного ворона (сборник стихов) [3] (Оригинальные произведения)


2020.01.11 21:58:23
Змееглоты [3] ()


2020.01.11 20:10:37
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2020.01.11 01:11:34
Двуликий [42] (Гарри Поттер)


2020.01.09 20:31:20
Поезд в Средиземье [4] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.01.08 22:42:55
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.01.07 21:26:25
Прячься [3] (Гарри Поттер)


2020.01.07 21:23:20
Дамблдор [4] (Гарри Поттер)


2020.01.07 03:14:32
Волдеморт и все-все-все, или Бредовые драбблы [38] (Гарри Поттер)


2020.01.06 22:03:17
Драбблы [2] (Гарри Поттер)


2020.01.06 22:03:04
Драбблы по Вавилону 5 [3] (Вавилон 5)


2020.01.06 19:16:55
Драбблы, Star Trek [2] (Звездный Путь)


2020.01.06 16:59:07
Драбблы по Аббатству Даунтон [2] (Аббатство Даунтон)


2020.01.02 19:07:18
Глюки. Возвращение [238] (Оригинальные произведения)


2019.12.30 19:22:59
Расплата [7] (Гарри Поттер)


2019.12.29 11:44:09
Слишком много Поттеров [42] (Гарри Поттер)


2019.12.21 00:59:19
Мордорские истории [2] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2019.12.08 02:07:35
Быть Северусом Снейпом [252] (Гарри Поттер)


2019.12.04 12:55:38
Без права на ничью [2] (Гарри Поттер)


2019.11.28 21:36:33
Дамбигуд & Волдигуд [3] (Гарри Поттер)


2019.11.28 17:37:03
Капля на лезвии ножа [3] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.