Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Гарри приходит в совятню и зовет: "Хедрик, Букля, Хевдига!
Хедрик, Букля, Хевдига!"
К нему подходит Малфой и с гаденькой ухмылочкой спрашивает:
"Что, Поттер, Одна сова не справляется со всеми любовными
записочками?"
"Нет, просто переводы разные".

Список фандомов

Гарри Поттер[18354]
Оригинальные произведения[1195]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[451]
Блич[260]
Звездный Путь[249]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[210]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[171]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[103]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[17]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12472 авторов
- 26837 фиков
- 8432 анекдотов
- 17378 перлов
- 646 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 25 К оглавлениюГлава 27 >>


  Дочь зельевара

   Глава 26
- Больк! – зловеще донеслось из котла. По поверхности зелья пошли крупные пузыри. – Больк-больк…

- Эрика!

- Пшш-ш-ш… - издевательски сообщило зелье, выплескиваясь через край, заливая огонь в горелке под котлом и безбожно угваздывая брызгами и потеками лабораторный стол.

- Ай! Вот дрянь…

- Да, это верно. По-другому это варево уже не назовешь, - Северус раздраженно посмотрел на дочь. – Я думал, что ты вызвалась мне помогать, а не устраивать саботажи.

- Прости…

- Прости, - ворчливо передразнил зельевар, потом вздохнул, постарался успокоиться и спросил. – Ну, о чем ты думаешь?

- Да, не надо было сегодня тебе в помощницы набиваться, - невпопад сказала девушка, тоскливо оглядывая останки так и не приготовленного зелья. На повторную попытку можно было не рассчитывать – в эту порцию «серебряноного звона», зелья для улучшения слуха, ушли последние листья бродячей наперстянки.

- Проехали, - отмахнулся Снейп. Взяв со стола волшебную палочку, он ликвидировал испорченное зелье и снова повернулся к Эрике. – Так я жду ответа. Что настолько важное происходит в твой голове, раз ты не можешь уследить за зельем?

Она виновато покосилась на него и нехотя ответила:

- В дневниках Деи не хватает двух тетрадей.

- В смысле?

- Они все пронумерованы. По нумерации их двадцать девять. И оглавление. Двадцать шестой и двадцать седьмой нет.

Скажи Эрика это другим тоном и с иным выражением лица, Снейп не преминул бы высказать, что он думает о масштабах этой «трагедии». Но сейчас он решил до поры поберечь свой яд и постараться вникнуть.

- Думаешь, их украли? – само предположение было абсурдным. Сундук всегда стоял в гостиной Снейпа. И даже если какой-нибудь умелец со склонностью к суициду и исхитрился влезть в его комнаты, Северус об этом, как минимум, знал бы.

- Не исключено, - Эрика кивнула и, поймав скептический взгляд отца, пояснила. – И случилось это еще до того, как Дея спрятала все это в тайник.

- Возможно, - Снейп пожал плечами. – Но что тебя беспокоит?

- Информация. Что было в этих тетрадях, если их украли?

- Не перегибай палку, - серьезно посоветовал Северус. – Путевые дневники ведьмы-исследователя – вещь, конечно, весьма ценная, но также может быть весьма недолговечной.

- Как это?

- Очень просто, - он принялся расставлять банки с ингредиентами по местам. – Дея всюду таскала с собой эти тетради. И совалась при этом в весьма опасные места. Эти две тетрадки могли утонуть в каком-нибудь африканском болоте, остаться под завалом где-то в Карпатских горах. Или развеяться в прах, когда Дея записала в них что-то, что не должно быть записано.

- И такое бывает? – Эрика осторожно передала ему колбу с желчью хвостороги.

- Некоторому тайному лучше никогда не становиться явным, - философски ответил Снейп, - и это тайное может очень надежно себя оберегать. Так что не забивай себе голову.

- Ладно, - неуверенно протянула девушка.

Прошла неделя после «примирительного» ужина у Вайолет Мерканди. Выслушав рассказ Снейпа (с понятным опущением некоторых подробностей), Эрика заявила, что остается при своем мнении, что никакой особо ценной информации он не накопал. Можно сказать – вечер прожит зря. О возможности в будущем воцариться на директорском посту в Снежном Поместье Эрика высказалась предельно ясно:

- Я и так слишком долго смотрела на этих безумных девиц. И не собираюсь гробить на них остаток жизни. Нет, мадам явно не в себе – нашла преемницу. Ха! Слушай, она говорила, что намного старше, чем выглядит? Как думаешь, может это уже старческий маразм?

И подобные рассуждения в том же ключе. Спорить с дочерью Северус не стал, но сам придерживался иного мнения. Не по поводу планов директрисы, конечно, а на счет бесполезности информации. В конце концов, недооценивать противника, разумеется, чревато, но и переоценивать его тоже не годится. Знать, что все попытки Мерканди добраться до Эрики имеют такой рутинный характер и не представляют особой опасности, значит, позволять сосредоточить внимание на другой фигуре этой шахматной партии. Гордон Сетлер. Если он и использовал Мерканди в каких-то своих интригах, то делал это вслепую, не посвящая женщину в свои планы, прикрываясь личиной заботливого дедушки. В Снежном Поместье ловить больше нечего.

- Эрика, - Северус подождал, пока она покинет лабораторию, примыкающую к его гостиной, и вышел следом. – Что у тебя за трения с Панси Паркинсон?

Девушка уже собиралась прошествовать к книжному шкафу на предмет «вытянуть чего-нибудь на почитать», но остановилась и непонимающе округлила глаза:

- У меня? Трения? С Панси? Ты о чем, вообще?

Снейп поморщился – ему было достаточно проблем в жизни, чтобы приплетать к ним еще и разборки собственного Дома. Всем слизеринцам, начиная с первых курсов, он вколачивал мысль, что Зеленый Дом - это их семья и самая верная опора в этих стенах. Что всякое бывает, что могут случиться конфликты со студентами других Домов, да и с преподавателями тоже. Но никогда и ни при каких обстоятельствах нельзя задевать своих. И это имело свои результаты – междоусобиц в Слизерине случалось мало.
И теперь Снейп шестым чувством (которое есть у всех, кому приходится долгое время работать с подростками) ощущал, что назревает серьезный конфликт. Северус даже подозревал о причине этого конфликта, и ситуация ему очень не нравилась. Некоторое время он ждал, что Эрика сама заговорит об этом, но она молчала. И первое слово пришлось сказать ему.

- Эрика, не заставляй меня повторятся, - сурово произнес он. – Я пока еще не слепой. Мисс Паркинсон смотрит на тебя, как на личного врага. Кроме того, она три раза на этой неделе докладывала мне, что ты находишься вне спальни после отбоя.

Девушка открыла рот, но декан поднял руку, показывая, что еще не закончил:

- Где ты бродишь в это время, мы обсудим позже. В Слизерине не принято доносить друг на друга. И если такое случается… - Снейп вздохнул, опустившись в свое кресло, и бросил на дочь усталый взгляд. – Драко Малфоя не поделили?

Эрика окинула отца долгим пытливым взглядом. Потом медленно ответила:

- Малфой не торт, чтобы его делить.

- И?

- И все.

- Эрика, что там у вас происходит?

- У меня не происходит ничего, - она пожала плечами. – Паркинсон надумала себе Мерлин знает что на пустом месте.

- На пустом?

Девушка смерила зельевара таким взглядом, что любой другой на его месте поперхнулся бы воздухом, которым дышал. Разумеется, с Северусом этот номер не прошел.

- Ты в чем меня подозреваешь? – Эрика начинала злиться, как всегда, когда кто-либо пытался совать нос в ее личное пространство.
Северус раздраженно фыркнул, тоже начиная выходить из себя, разговор получался каким-то нелепым, и это только подливало масла:

- Что значит «подозреваю»?! – он чуть повысил голос. – Под моей ответственностью куча подростков в периоде полового созревания. Мне не нужны среди них разборки на почве взбесившихся гормонов. И еще меньше мне нужно твое участие в этом бардаке.

Эрика уже собиралась развить тему и с видом оскорбленной невинности поупражняться в словоблудии. Но в последний момент все же решила поберечь отцовские нервы. В общем-то, его можно понять.

- Да дура эта Панси, - наконец сказала Эрика. – Влюбленная дура. Драко на нее не смотрит, вот она и бесится. Застала нас… кхм, за разговором и все для себя решила. Эрика Сетлер – коварная соблазнительница, первая сердцеедка Дома Слизерин – увела у нее такого перспективного кавалера.

Северус выслушал эту тираду с показным спокойствием. Конечно, он не думал всерьез, что у Эрики с Драко могут быть какие-то отношения кроме дружеских, да и те как-то не складываются. Слишком они разные люди. Но ситуацию прояснить стоило. Хотя и осталось у Снейпа ощущение, что Эрика чего-то недосказала.

- Ладно, - наконец, произнес зельевар. – Но с мисс Паркинсон постарайся объясниться.

Эрика скрестила на груди руки, надменно вскинула подбородок.

- С какой это стати? – едко поинтересовалась она. – Меня ее проблемы совершенно не напрягают.

- Эрика, ты умная девушка, - стараясь подавить раздражение, объяснил Снейп. – Эта школа постепенно превращается в бедлам. Дома грызутся между собой на грани боевых действий. Я хочу сохранить хоть какое-то подобие порядка в Слизерине. Если мои студенты начнут выяснять отношения из-за того, чего на самом деле не было, то…

Северус замолчал и развел руками, предлагая Эрике самой все додумать. Она закусила губу. В принципе, все ясно, и все верно. Здесь не Снежное Поместье, и позиция «каждый сам за себя» работает тут не лучшим образом. Можно держаться особняком, но нужно не нарушать местного устоявшегося микроклимата.

- Хорошо, - буркнула Эрика. – Попробую. При случае…

Подумав, Снейп расценил это, как согласие. Излишне давить тоже не стоит. Конечно, не исключено, что ей придется в каком-то смысле переступить через собственную гордость. Но пусть лучше так, чем потом расхлебывать последствия этих «сердечных дел». За все время преподавания Северус успел насмотреться на выходки молоденьких глупых ведьмочек, которые вдруг решили, что их сердца разбиты, и жизнь кончена. Нет, такое надо предотвращать с самого начала.

- Эрика… - начал он и резко умолк. Знакомое жжение в левом предплечье на миг лишило дара речи – слишком неожиданно. Да и не вовремя. Хотя, как такое может быть вовремя? Зельевар быстро взял себя в руки и спокойно закончил. – Тебе пора, а то снова без ужина останешься.

- Да ладно, - беззаботно отмахнулась она. – В первый раз что ли?

Снейп усилием воли подавил желание выругаться. Но придумать достойного ответа не успел. Эрика, как будто что-то ощутив, посмотрела отцу в глаза:

- Что случилось?

- Ничего, - спокойно соврал Снейп. – Просто действительно поздно…

- Северус…

Девушка хмурилась. Невнятное беспокойство охватило ее. На миг ей показалось, что снова проявились нити крови. Взгляд Северуса стал настороженным. Эрика ощутила тревогу – больше всего ей сейчас хотелось понять, о чем он думает. Но что-то удержало ее от расспросов.
Она вздохнула, подняла сумку с учебниками, уже традиционно валяющуюся за спинкой дивана, накинула ремень на плечо.

- Все… нормально? – неуверенно спросила она. Сетлер сама не могла понять, что происходит. Она ощутила что-то тревожное, но так поверхностно, что не могла толком сформулировать.
Снйеп вздохнул и нехотя сказал:

- Голова, - он потер пальцами висок. – Снова эта проклятая мигрень.

Эрика понимающе кивнула. Про этот его недуг она уже прекрасно знала, как и то, что справиться с ним невозможно. Сейчас зельевара действительно лучше оставить в покое.

- Надо что-то делать с твоей головой, - сказала она, направляясь к двери.

- Говорят, гильотина хорошо помогает, - хмуро произнес Снейп. Жжение в руке нарастало, и, как следствие – усиливалось раздражение. Но сорваться сейчас было бы очень некстати. В конце концов – Эрика переживает за него. А обижать единственного человека, который волнуется за тебя совершенно искренне, – было бы редкостным свинством.

- Да ну тебя с твоим юмором, - фыркнула девушка, открывая дверь. Снейп криво улыбнулся. – Я после ужина загляну.

И не дожидаясь ответа, вышла в коридор. Снейп только вздохнул. И ведь действительно придет. Непривычное все-таки ощущение – осознавать, что ты кому-то нужен. Не за какой-то надобностью, а просто потому, что ты есть.
Боль с новой силой обожгла руку, вырывая Северуса из лирических размышлений. Так, хватит умиляться. Из тайника за стенной панелью он извлек плащ и маску Пожирателя Смерти и направился со всем этим к камину. Все же, очень удачно, что Снейпу удалось уговорить Дамблдора подключить его камин в подземелье к каминной сети. К границе антиапарационных чар на своих двоих не набегаешься.
Взяв пригоршню летучего пороха, Северус на миг замер. Нехорошее предчувствие овладело им. Вызовы Лорда вообще не приносили положительных эмоций, но сейчас ощущение было особо гадостным. Ох, что-то будет. Что-то весьма неприятное.
Снейп тряхнул головой. Надо торопиться, еще не хватало нарваться на «Круцио» за опоздание.

* * *
Не прошло и пары часов, как в дверь гостиной зельевара постучали. Ответа не последовало, и дверная ручка повернулась. Но дверь, разумеется, не поддалась – когда хозяин комнат уходил, активизировалось блокирующее заклинание, и дверь запиралась на пароль.
Эрика знала об этом, и теперь недоуменно смотрела на запертую дверь, пытаясь сообразить, куда это понесло Северуса в скорбные часы мигрени. С другой стороны, он мог просто запереть комнаты, чтобы никто его не беспокоил. Гадать не имело смысла.

- Drósera capensis, - четко произнесла Эрика пароль, тихо надеясь, что профессор еще не сменил его. Тихий щелчок замка дал понять, что пароль пока действующий.

- Северус? – негромко позвала девушка, оглядывая полутемную гостиную, освещаемую слабо горящим камином да сильно приглушенными магическими шарами. Ответом была тишина. Эрика уже поняла, что искать тут некого. Для очистки совести она заглянула в спальню и в лабораторию. По школе, что ли, дежурить пошел? Проходя мимо камина, она заметила у каминной решетки тонкий слой просыпанного летучего пороха. Любопытно.

- И куда это тебя понесло на ночь глядя, да с больной головой? – задумчиво произнесла Сетлер. – Ну ладно.

В конце концов, Северус - взрослый человек и имеет право на любые перемещения в любое время. Мало ли куда ему понадобилось отправиться. Эрика пожала плечами и уже собралась отправиться в гостиную Слизерина, но, взявшись за дверную ручку, остановилась. Какая-то тревога коснулась ее сердца. Она огляделась, словно пыталась понять, что беспокоит ее. Магические шары, повинуясь мысленному приказу, засветили ярче.

- Подожду, - решила Эрика, проходя к рабочему столу Снейпа. Она уселась на стул, сдвинула в сторону непроверенные контрольные второго курса («Если Северуса не будет долго, можно и за проверкой время скоротать»). Задумалась. Читать или делать уроки не хотелось. В отцовскую лабораторию тоже пока не тянуло. Пожав плечами, Эрика вытащила из сумки узкий черный футляр, тот самый, что забрала из сундука Деи в памятную ночь визита на пепелище Сетлер-холла. Открыв его, Эрика вытащила узкий сверкающий кинжал, влюбленно наблюдая, как блики света скользят по острым граням. Камень в оголовье рукояти теперь был не мутно-серым, а рубиново-алым, искрящимся и живым.
В дневниках Деи девушка обнаружила описание этого кинжала лишь пару дней назад. Уяснив, что это за оружие, Эрика таскалась с ним как пятилетняя девочка с любимой куклой. Ее переполнял восторг. Клинок носил несколько пафосное имя «Верий», но на этом его недостатки и заканчивались. Он был уникальным оружием одного хозяина. Вернее – хозяйки. Кинжал был предназначен только для женщины, в мужских руках «Верий» становился простым остро заточенным куском стали. Он никогда не потеряется, не поранит свою владелицу, даже не прорежет ее одежду, без ее же на то воли. В руках хозяйки он станет идеальным оружием защиты и нападения, всегда нанося противнику наиболее опасные, если не смертельные, раны. Хозяйкой кинжал признавал ту, кто его «разбудит». Для этого требовалось лишь «напоить» клинок собственной кровью. Не сложное, но очень мощное колдовство, как и любая магия, завязанная на крови.
Прочитав об этом в дневнике покойной матери, Эрика тут же достала кинжал и с подростковой непосредственностью полоснула им по собственной ладони. «Верий» оказался настолько острым, что Сетлер совершенно не чувствовала боли. И только лишь зачарованно смотрела, как алая кровь буквально впитывается в сталь клинка, как наполняется кровавым цветом камень в оголовье. Это было завораживающе.
Потом пошла череда экспериментов. Эрика подкидывала клинок, ловя его за лезвие, и бритвенно-острая сталь даже не думала поранить кожу. Но стоило Эрике решить, что необходимо пустить собственную кровь, как «Верий» без усилий и боли проколол кожу на мизинце.
Весь учебный день Сетлер протаскала клинок без футляра в кармане собственной мантии. Сотню раз он мог прорезать ткань и потеряться. Так нет. Он оставался на месте и не портил хозяйскую одежду.
Правда, в плане защиты и нападения клинок пока не удалось проверить. Оно и к лучшему, наверное.
Почему-то, не поскупившись на описание самого кинжала, Дея практически не коснулась его истории, лишь мельком упомянув, что его создательницей является некая могущественная, ныне покойная, ведьма. Эрике думалось, что это совершенно не похоже на ее мать. Хотя, может, тут как раз та ситуация, о которой говорил Северус – тайна, которая сама себя бережет.
Из размышлений Эрику вывело потрескивание в камине. Пламя окрасилось зелеными искрами.

- Вернулся, - пробормотала Эрика, уже привычным жестом засовывая кинжал в карман мантии и выбираясь из-за стола. Она сделала несколько шагов к камину… и буквально шарахнулась назад. Из камина выступил высокий человек, облаченный в черный развивающийся плащ и серебряную маску со стилизованным под череп узором.
Почему-то, вместо того, чтобы закричать, Эрика, напротив, крепко сцепила зубы. Она выхватила палочку и, продолжая пятиться, наставила ее на Пожирателя Смерти. Но тот и не думал нападать. Несколько секунд он стоял неподвижно, словно забыл, зачем сюда пришел. Затем сделал какой-то неуверенный шаг и с глухим стоном упал лицом вперед, неловко выставив руки и практически не смягчив падения. И замер, повернув голову на бок и разметав полы плаща, как сломанные крылья.
Эрика таращилась на него, борясь с желанием проклясть чем-нибудь посильнее. У нее дрожали руки, от чего палочка плясала как сумасшедшая. Колени подгибались, а в животе свернулся уже знакомый тугой ком. Никаких глупых вопросов, вроде «кто?», «откуда?» или «как?» не возникло. Отчего-то ей все стало ясно в тот самый миг, когда человек в плаще и маске переступил через каминную решетку. Только от ясности этой легче не становилось. Напротив, хотелось упасть рядом и разрыдаться, как капризный ребенок, стуча по полу кулаками. Эрика закусила губу, чтобы не завыть.
«А может все не так? - эта мысль, как полусгнившая соломинка для практически утонувшего безумца, показалась ей таким желанным путем к спасению. От разочарования, от омерзения, от боли… и от тьмы. – Может быть, все же…»
Она с трудом заставила пошевелиться разом пересохшие губы.

- Acci… - голос предательски сорвался на какой-то писк. Эрика сердито тряхнула головой. – Accio маска!

В ладонь левой руки послушно ткнулся холодный край тяжелой маски, сорвавшийся с лица Пожирателя Смерти. Девушка тупо уставилась на нее, словно она могла дать ответы на все вопросы и избавить Эрику от необходимости смотреть на неподвижно лежащего человека. Это была уже слабость, а такого Эрика Сетлер никогда не позволяла себе. Она разжала пальцы, позволив маске упасть на ковер, и медленно повернула голову. Ей показалось, что она слышит, как протестующее скрипят шейные позвонки. Она еще надеялась, еще готова была поверить во все, что угодно, только не в очевидное…
Заставляя себя смотреть в бледное лицо мужчины, Эрика чувствовала, как мир вокруг начинает раскачиваться, будто чудовищный колокол. Раскачиваться и переворачиваться с ног на голову, и рушиться, как карточный домик, с каменным грохотом и стеклянным звоном. И в этой оглушающей какофонии Эрика снова слышала слова, произнесенные в этой самой гостиной не так давно. Или наоборот очень давно – годы, столетия назад? В прошлой жизни, в другом мире, который не разваливался?

- Я не служу Ему больше.

- Ты Его предал?

- Да.

- Ты боишься?

- Теперь – да.

- Ошибки прошлого… И ты не с ними?..

-Да…

- Я тебе верю…

…верю…
…верю…
…верю…
И каждое слово - как пощечина, как плевок в душу, как удар в спину. Эрике казалось, что тьма издевательски хохочет ей в лицо. Ложь! Ложь! Все ложь! Одна сплошная наглая и циничная Ложь! Она душит, и рвет, и давит…
Все вокруг лгут! И он лгал. Сидел тут, смотрел в глаза, молчал, говорил, слушал и лгал. Все лгут, и он - такой же, как все! Нет, он хуже – ему она поверила.
Эрика услышала странный сдавленный звук и не сразу поняла, что это ее голос:

- Ублюдок, - голос чуть окреп. – Грязный лживый ублюдок… Ненавижу!!!

Последнее слово она проорала так, что пламя в камине испуганно встрепенулось. Крик больно деранул горло, но зато мир перестал раскачиваться. Исчезла какофония звуков, вернулась способность нормально дышать. Чем Эрика и воспользовалась, задышав часто и яростно. Да, ярость поднималась из глубины обиженной души, становясь проверенным и надежным щитом от всего.
Только распростертому на полу Снейпу не было до всего этого никакого дела. Его лицо, частично скрытое растрепавшимися длинными волосами, периодически болезненно морщилось, пальцы бессильно пытались скрести по ковру, но сам он при этом был без сознания.
Брезгливо поморщившись, Эрика осторожно приблизилась, походя отмечая и прерывистое дыхание, и судорожное сокращение мышц, словно бесчувственное тело били слабые разряды тока. Девушка смотрела на него сверху вниз, чувствуя наряду со своей яростью и некоторую растерянность. Если бы Снейп стоял сейчас на своих ногах, как обычно, собранный и язвительный, с пронзительным взглядом и едкой усмешкой, тогда его можно было бы ненавидеть с полным правом и осознанием. И кричать и оскорблять, обвинять во лжи и предательстве, и посылать боевые темные проклятья. Ту же «Тень Владыки», к примеру.
Но сейчас, когда он вот так беспомощной кучей валяется у ног, появляется лишь отстраненное желание добить, чтобы не мучился. Словно наблюдая за собой со стороны, Эрика медленно направила волшебную палочку на голову Снейпа. Убивать ведь можно не только «Авадой», есть масса других заклинаний, как темных, так и светлых, которые вполне надежно, хоть и не так эффектно и чисто обрывают нить человеческой жизни. Но сейчас, когда ненависть и обида явно превосходящими силами боролись со здравым смыслом, перед глазами Эрики ровно сиял зеленый цвет.
Два слова. Два коротких слова, и лжец заплатит за все. За боль, за веру, за надежду…
Тьма в душе одобрительно ворочалась, довольно облизываясь, потирая когтистые лапы.

- Avada…- собственный шепот показался Эрике чужим. Тьма ликовала: убить и больше никому не верить. Никогда.

Мужчина слабо пошевелился, издав глухой стон. Эрика вздрогнула, покачала головой, отгоняя наваждение. Она посмотрела на свою руку с волшебной палочкой, запястье обвивали несколько тусклых красных нитей. Эрика перевела взгляд на Снейпа. Ее горькая усмешка со стороны выглядела жуткой гримасой.

-Лживая тварь, - процедила девушка сквозь зубы, чувствуя предательское жжение в глазах. – Ненавижу…

Она склонилась над бессознательным человеком и, ухватив его за плечо, рывком перевернула на спину.

- Твою ж мать… - непроизвольно выругалась Эрика, получив возможность как следует разглядеть Снейпа. Лицо, даже не бледное, а землисто-серое, темные синюшные губы, от которых под кожей дорожками разбегаются темные разводы, словно в кровеносные сосуды добавили чернил. Такие же дорожки были вокруг сомкнутых глаз. Да, это зрелище смогло на некоторое время заткнуть и обиженную девчонку, и ликующую тьму в душе.
Эрика опустилась на колени рядом со Снейпом, не видя, а даже чувствуя, как напряженно вибрируют истончившиеся нити крови, готовые в любой момент оборваться. Она отвела взгляд от лица зельевара – на черной ткани его жилета справа в районе ребер влажно поблескивало темное пятно. Эрика коснулась его кончиками пальцев и даже не удивилась, когда они стали красными. Снейп дышал короткими рваными вдохами, словно легкие отказывались принимать кислород.

- И что с тобой делать? – в некотором оцепенении поинтересовалась Эрика. В принципе, ответ на этот вопрос был прост – нужно позвать мадам Помфри, пусть вызывает целителей из Мунго. И Дамблдора – пусть вызывает авроров. Пожирателю Смерти место в Азкабане – истина простая и понятная, как удар дубиной по голове. Эрика встала, повернулась к камину. Потом снова обернулась на Снейпа. На миг прикрыла глаза. Месть за ложь, за предательство - такая справедливая, даже со стороны закона магического мира. Пожирателю Смерти, убийце, место в Азкабане… в Азкабане…

- Да будь ты проклят, выродок! – снова прорычала Сетлер, глаза ее блеснули бессильным бешенством.
Она снова направила палочку на Снейпа, но не успела даже произнести заклинание, только подумать. Магия, подпитанная яростью сделала свое дело, и подняла бесчувственное тело в воздух с таким энтузиазмом, что выбила из горла Снейпа глухой стон. Плащ Пожирателя с тихим шорохом соскользнул с его плеч и тяжело упал на пол. В другой раз Эрика непременно бы порадовалась таким успехам в невербальных леветирующих заклятьях, но сейчас хотелось только плеваться от злости. Стараясь сосредоточиться на предстоящем процессе, она постаралась отогнать все лишни эмоции, –истерике можно будет предаться попозже.
Пинком распахнув дверь в спальню, Эрика махнула палочкой, и безвольно висящее в воздухе тело зельевара скользнуло в проем и покорно улеглось на узкую кровать.
Девушка сняла мантию, небрежно бросив ее на стул, следом полетел школьный галстук. Закатывая рукава блузки, Эрика скептически осматривала «поле деятельности» и мысленно благодарила Элоизу Тернер – колдоврача из Снежного Поместья, которая три года назад заставила Мерканди ввести в учебную программу углубленный курс колдомедецины вместо стандартного оказания первой помощи. Тогда Эрика решила, что это пустая трата времени, а теперь смотри ж ты – пригодилось.
Сперва нужно было разобраться с отравлением. То, что черные разводы у глаз и губ указывают именно на него, Эрика не сомневалась. Что это был за яд, она не представляла, да это и не было нужно – безоар еще никогда и никого не подводил.
Эрика метнулась в лабораторию и принялась сосредоточенно шарить по полкам. Выбранные колбы и коробочки отправлялись на подготовленный поднос.
Коробка с безоарами, кровоостанавливающее, кроветворное, обезболивающее, обеззараживающее, костерост, некоторые лабораторные инструменты. Что еще? Эрика с сомнением осмотрела эти сокровища и решила, что пока достаточно. Со всем этим она вернулась в спальню.
Прежде всего – безоар. Взяв камень, она приблизилась к Снейпу. Его губы были плотно сомкнуты. Эрика нахмурилась – что делать, если от боли у него свело мышцы челюсти, она не представляла. Разве что зубы вырывать…
Но обошлось. Взяв Снейпа за подбородок, ей удалось легко открыть ему рот. Поместив камень поближе к горлу, она осторожно сдавила ему шею, чтобы сработал глотательный рефлекс.

- Только не подавись, - пробормотала она. Когда Снейп сглотнул, и камень устремился по пищеводу в недра отравленного организма, Эрика криво усмехнулась. – Что, жить сильно хочется?
Но сарказму выделилось всего пара секунд. Предоставив безоару делать свое дело, Эрика переключила внимание на рану в районе ребер. С отвращением покосилась на частый ряд мелких пуговиц на жилете Снейпа, понимая, что возиться с ними нет ни сил, ни желания. Где-то в лаборатории Мастера Зелий была коробка с новенькими скальпелями, но где она стоит, Эрика не помнила. А призывать ее с помощью «Акцио»… Девушка представила, как сверкающие, смертельно-острые лезвия разлетаются из коробки, неосторожно сдернутой заклинанием, по всей лаборатории. Нет уж…
Зато, в кармане ее мантии очень удобно расположился изящный кинжал «Верий». Если он резал кожу как пергамент, то ткань это лезвие вообще не должно заметить.
Эрика опустила руку в карман, чувствуя, как рукоять кинжала радостно нагревается в ладони. Магическое оружие не обмануло ожиданий – тонкое лезвие вспороло жилет вместе с рубашкой с такой легкостью, словно было создано специально для этого.

- Что еще за пакость такая? – Изумленно пробормотала Эрика, осматривая раны. Больше всего это походило на то, что два огромных когтя провели глубокие борозды от пояса почти до груди. Две рваные раны, шириной чуть больше дюйма каждая, выглядели весьма устрашающе. Но удивило Эрику не это. В каждой ране ровно по центру в тело вцеплялось по какой-то страной штуке, похожей на темную восьмиконечную звездочку, размером с медный кнат. Лучи «звездочек», словно когти, вцеплялись в окровавленную плоть.

- Очень интересно, - скептически пробормотала Сетлер и взяла с подноса медицинский пинцет. Ухватив им «звездочку», Эрика резко дернула, отцепляя ее от раны. Тело Снейпа болезненно дернулось. Внутреннюю сторону «звездочки» украшал длинный шип, как у боярышника. И вся эта конструкция издавала острый резкий запах с легким оттенком гнили.

- Мерзость какая, - прокомментировала Эрика, кладя «звездочку» на поднос и вытаскивая ее сестру-близняшку из второй раны. Вообще странные какие-то раны. Словно когтями нанесены или не очень острым ножом. Только вот плоть повреждена, а одежда… Эрика посмотрела на пропитанную кровью рубашку – только две маленькие дырочки. Похоже, от этих проклятых «звездочек». И с жилетом та же картина. А по идее, ткань должна быть в клочья. Неужели эти крохотные шипастые пакости могли сотворить такое с человеческим телом? Эрика потянулась за обеззараживающим зельем и только теперь поняла, что уже некоторое время слышит странный звук. Она очнулась от размышлений. Снейп болезненно хрипел, его тело забила непрерывная судорога.

- Что такое?! – испуганно пробормотала Эрика, всматриваясь в искаженное мукой лицо отца. Он замотал головой, словно отгоняя кошмарный сон, надрывно закашлял. Вот приступ как будто прошел. Голова Снейпа бессильно повернулась на бок, а из приоткрытого рта выпал на покрывало какой-то небольшой темный предмет.
Эрика содрогнулась. Она догадывалась, что это такое, и очень хотела ошибиться. Взяв пинцет, она ухватила темный предмет и поднесла его к глазам. Все верно – безоар. Камень был словно изъеден кислотой.

- Как же так? – потерянно произнесла Эрика. – Так ведь не бывает… Безоар же… он…

Слова были бессмысленны. Какой бы яд не отравлял Снейпа, но он заставил организм отвергнуть спасительное лекарство и беспрепятственно продолжал свою разрушительную деятельность. Эрика тупо таращилась на камень, потом перевела взгляд на Снейпа. Черная паутина под его кожей расползлась почти по всему лицу, и теперь намеревалась захватить шею. Все безнадежно. Сетлер зло сузила глаза:

- Ну уж нет, - гадюкой прошипела она. – Я не дам тебе сдохнуть так легко.

Девушка швырнула пинцет и испорченный безоар на пол, метнулась в лабораторию и вернулась с серебряной чашей и небольшой склянкой с прозрачной голубоватой жидкостью. Очень полезный эликсир, созданный одним предприимчивым зельеваром древности. Мудрый старик обожал создавать зелья с добавлением драгоценных камней. Но камень не растение – его просто так не растворишь. И, угробив восемь-десять лет, мудрец таки создал эликсир, который иронично обозвал «Алмазной пылью». Состав этот действительно превращал любой минерал (даже пресловутый алмаз) в пылевидный порошок, который очень легко растворялся в любой жидкости, будь то вода, кровь или любая другая основа для зелья. И при этом минерал не терял ни одного из своих изначальных качеств.
Почти против воли Эрика похвалила Северуса за запасливость – он практически не работал с минералами, и такой редкий и дорогой состав, как «Алмазная пыль», ему без надобности. А вот поди ж ты, держал скляночку на всякий случай.
Эрика бросила новый безоар в чашу, капнула две капли «Алмазной пыли». Через несколько секунд камень, издав тихое «ф-ффф», рассыпался как песчаная скульптура, из которой солнце испарило всю влагу. Полученный порошок Эрика растворила в воде. Ладно, пусть яд исторгает камень из желудка и пищевода, но жидкость по любому впитается в слизистые оболочки.
Эрика осторожно вливала получившееся лекарство Снейпу в рот, аккуратно надавливая на горло, чтобы он сглатывал. А потом все повторилось – мужчина заметался по кровати, закашлялся, и на его губах обильно выступила пена. Сероватая, как разбавленный в воде безоар. Неизвестный яд снова одержал победу. Северус Снейп умирал.
Серебряная чаша выпала из рук Эрики. Она опустилась на пол, ее трясло. Вся злость на Снейпа испарилась. И ненависть оказалась такой же недолговечной, как пенка, появляющаяся на поверхности закипающего зелья. Обида. Да, обида была глубокой… Эрика вспомнила, как сама чуть не произнесла убивающие заклинание… Нет, нет и нет! Все это морок, наваждение. Она не желает Северусу смерти!
Девушка не представляла, что делать. Звать кого-то бесполезно – время было упущено, шло на минуты, и обратить это было нельзя. Эрика с ужасом осознавала, что здесь и сейчас ее отец умрет. Умрет у нее на глазах, и она ничего не сможет сделать. Девушка обхватила себя за плечи и, тихо поскуливая, как побитая собака, принялась покачиваться вперед-назад. Даже когда убивали Дею, она не чувствовала ничего подобного. Она всегда умела отстраниться, закрыться в своем коконе, и ничего не допускать к себе. А сейчас отчаяние, страх и беспомощность проникали под кожу и расползались по всему телу. Кажется, рассудок оставлял ее.
Скрипнула дверь. Эрика вздрогнула и обернулась. В образовавшуюся щель в спальню протиснулся Савир. Ворон встряхнулся и важно зашагал по комнате. Он остановился у брошенного на пол испорченного безоара. Посмотрел на него, потом обратил взгляд на хозяйку, будто спрашивая, что здесь происходит.

- Не знаю, - пожаловалась птице Эрика. Она вытирала ладонями щеки и не понимала, почему они вдруг стали мокрыми. – Не знаю, что делать. Не знаю…

Савир взмахнул крыльями и взлетел Снейпу на грудь. Острые когти оставляли на бледной коже красноватые следы. Ворон покрутил головой, словно целитель, осматривающий пациента. Негромко каркнув, он выжидательно посмотрел на хозяйку.

- Что? – не поняла Эрика. Она поднялась на ноги, приблизилась к кровати. Черная паутина под кожей Снейпа опутала шею и коснулась плеч. Эрика закусила губу, чтобы не завыть. Она посмотрела на Савира. Ворон склонил голову на бок, словно прислушиваясь к чему-то. А затем вдруг резко клюнул мужчину в грудь, пробив кожу как раз напротив сердца. Из раны тут же выступила кровь.

- Что ты делаешь? – испуганно спросила Эрика. Ворон взмахнул крыльями, перелетел на прикроватную тумбочку. Он посмотрел на лежащий там клинок «Верий», осторожно подтолкнул его клювом и посмотрел на Эрику. Она нервно усмехнулась, взяла кинжал.

- Что? Прирежем, чтоб не мучился? – с истерическим весельем поинтересовалась Эрика. Савир посмотрел на девушку с явной укоризной.

- Я не умею, - тихо произнесла Эрика, глядя в черные глаза птицы. Шестым чувством она поняла, что хочет ворон, и ее напугало это. – Не знаю, не умею. Проклятье, даже не представляю…

Ворон встрепенулся, раскинул крылья, перелетел на спинку кровати и хрипло каркнул.

«Тогда он умрет».

Эрика вздрогнула. Что это? Ей послышались в раскатистом голосе ворона эти слова, или она сама их додумала?

- Кааррр! – снова пророкотал Савир.

Эрика глубоко вздохнула:

- Хорошо, ему терять нечего, - она посмотрела на ворона и полоснула себя лезвием по запястью.

- Сдохнет, значит - судьба, - упрямо произнесла Эрика, а сама подумала: «Пожалуйста, путь только выживет, пожалуйста!»

Из под разрезанной кожи закапала кровь. Даже не закапала – почти заструилась, – Эрика полоснула себя довольно глубоко. Она протянула руку, занося свою рану над раной Снейпа, пробитую Савиром.
Кровь капала, кровь смешивалась. Эрика смотрела. Тяжелые алые капли падали с ее запястья, разбиваясь о бледную кожу Снейпа. Но большая часть крови попадала в рану и смешивалась с его кровью. Сетлер, затаив дыхание, смотрела и ждала. На какой-то миг ей показалось, что она уже века стоит так неподвижно – протянув кровоточащую руку над телом предавшего ее отца. И уже целую вечность он мечется между жизнью и смертью. А Эрика все стояла, и каждая капля, падающая из ее вены, четко и звонко отдавалась в ее же сердце, попадая в рану, нанесенную черным вороном. Рану, ведущую прямо к сердцу. К сердцу лжеца. К сердцу предателя… К сердцу отца.
Эрика судорожно, со всхлипом вздохнула, потом ее бросило на колени, и какие-то долгие, бесконечно долгие минуты ей казалось, что она задыхается. Ее словно тянуло куда-то, несло неведомым потоком с колоссальной скоростью. У нее больше не было зрения, слуха, осязания. Больше не было тела. Она была сплошным ощущением, чистой силой, летящей в черноте, озаряемой алыми всполохами. Сколько продолжался этот стремительный полет в пустоте, посреди нигде и никогда? Эрика не имела ни малейшего понятия. Может пару секунд, а может уже несколько лет. А потом движение остановилось. Что-то было в этом небытии, что-то чужое, враждебное, разрушающее. Эрика, а вернее та сила, которой она стала, не знала, что это, но оно вызывало ярость. Неконтролируемую и беспощадную ярость, которой хотелось подчиняться во всем и беспрекословно. И Эрика подчинилась, напав на неизвестного, но такого раздражающего врага. Накрывая его всем своим существом, она чувствовала его сопротивление – неведомый захватчик не желал отдавать свою добычу. Но разве были у него шансы против той силы, которой стала Эрика, против силы, что была в своем праве? Если бы Эрика могла, она бы рассмеялась, но она не умела смеяться и даже не знала, что это значит. Она лишь выполняла свою функцию, свою задачу. Словно тонкая сеть чувствительных нервов, она обволакивала своей сутью, своим сознанием эту агрессивную чужеродную материю, совершенно неуместную в этом неясном «здесь». Обернув его целиком, Эрика ударила, всего один раз, быстро и точно, без сомнений и вопросов о том, как вообще могла ударить бестелесная сущность. Импульс, звук, мысль, намерение, все сложилось и смешалось и переплелось в необходимых долях для свершения одного необходимого события – устранения разрушающего фактора. Наверное, эта атака больше всего была похожа на мощный удар электрического тока. По крайней мере, уже после всего, анализируя свои ощущения, Эрика не смогла подобрать более точного сравнения.
Она открыла глаза и обнаружила, что стоит на коленях, уткнувшись лбом в край кровати. Девушку колотило, как в лихорадке. Порез на запястье неприятно пульсировал тупой болью, кисть уже прилично залило кровью. С трудом поднявшись на ноги, девушка взяла волшебную палочку, оставленную на прикроватной тумбе, пробормотала «Episkey», залечивая рану. Затем она посмотрела на Снейпа.
В сознание он не пришел. Но его грудь судорожно вздымалась – он явно пытался вдохнуть воздух ртом. Спина мужчины выгнулась в мучительном спазме, он чуть приподнялся и снова обессиленно упал на простыни. В глотке нехорошо булькнуло.
Эрика даже не успела подумать о том, что и зачем делает. Казалось, ее тело действует по собственному почину, не считая нужным посоветоваться с разумом. Она схватила Снейпа за запястье и за плечо, рывком перекатывая его на бок, ближе к краю кровати. Его голова безвольно свесилась с края. Эрика, выпустив руку и продолжая придерживать за плечо, ухватила его за волосы, слегка вывернув шею и развернув лицом вниз. Как раз вовремя. Снейп снова захрипел, и его вырвало. Густая маслянисто-черная масса, которую извергал из себя Снейп, распространяла тот же резкий запах, что и те проклятые шипастые «звездочки».
Эрика брезгливо поморщилась, но продолжала держать зельевара, терпеливо наблюдая, как эта черная дрянь сменилась желчью, после чего рвотные позывы пошли на спад и прекратились. Убедившись, что Снейпу не грозит опасность захлебнуться, Эрика перекатила его обратно на спину. С помощью заклинания удалила с пола последствия нетрадиционного лечения и решилась, наконец, посмотреть отцу в лицо. Черные разводы под кожей стремительно бледнели, сама кожа утрачивала мертвенный землистый оттенок, приобретая обычную, свойственную Снейпу бледность. Дыхание выровнялось.

- Везунчик хренов, - пробормотала Эрика, прощупывая пульс на запястье отца и убеждаясь, что сердцебиение выравнивается.
Диагностирующее заклинание показало, что организм предельно ослаблен, но опасности для жизни нет. Остальное было делом техники. Эрика напоила Снейпа восстанавливающем зельем, обработала раны на боку обеззараживающим составом. Дышал он теперь ровно, болезненное забытье постепенно перешло в глубокий сон.
Раздражаясь на чувство радостного облегчения, которое пришло с осознанием, что ей удалось-таки выцарапать отца почти с того света, Эрика отправилась в маленькую ванную комнату. Смыв кровь с рук и сполоснув лицо холодной водой, она подняла взгляд на маленькое зеркало и даже отшатнулась. С мутноватой отражающей поверхности на нее смотрело бледное, еще более осунувшееся, чем обычно, лицо в обрамлении изрядно растрепанных черных лохм. Глаза, напротив, казались больше и даже темнее (хотя куда уж темнее?) обычного, блестящие нездоровым лихорадочным блеском. И… Что это? Показалось или нет? Крошечные красные искорки, затухающие на самом дне зрачков. Эрика еще раз плеснула в лицо водой, снова посмотрела в зеркало. Нет, все в порядке – просто взъерошенная тощая девица.
Вздохнув, она вытерла лицо и руки, поразмыслив, намочила полотенце холодной водой и вернулась в спальню. Эрика обтерла Снейпу лицо и грудь в том месте, где его клюнул Савир. Убрав порядком запекшуюся кровь, она заметила, что рана уже зарубцевалась. К утру от нее не останется и следа. Да, Магия Крови знала свое дело.
Отступив на пару шагов, Эрика оглядела своего пациента. Что ж, очень неплохо для шестнадцатилетней девчонки, знающей в основном лишь азы колдомедицины. Есть, пожалуй, чем гордиться. В шкафу, стоящем у двери в ванную, нашелся плед. Перед тем, как укрыть отца, девушка подумала, что раз уж добровольно заделалась сиделкой, надо быть внимательной к мелочам, и стянула с него ботинки. Долгий сон в обуви превращает ступни в деревяшки, а Снейпу предстояло спать долго, по прикидкам Эрики, часов двадцать, если не полные сутки. Печальные останки рубашки и жилета пришлось буквально срезать все тем же «Верием», окончательно превратив их в лохмотья, и рывком выдергивать из-под безвольного тела. Окровавленные тряпки были кинуты в угол – пусть у домовиков голова болит по этому поводу.
Эрика посмотрела на Савира. Тот сидел на спинке кровати и, нахохлившись, дремал, с явным чувством выполненного долга. Девушка протянула руку и погладила черную спину птицы:

- Ты мой хороший, - нежно прошептала она. – Что бы я без тебя делала?

Эрика взяла с прикроватной тумбочки свою волшебную палочку, а с кресла - брошенные туда мантию и школьный галстук. Открыла дверь и вышла из спальни.
Савир, хлопнув крыльями, вылетел следом. Черные глаза мудрого ворона явственно видели блестящие красные нити, соединяющие двух людей, за которых он принял на себя ответственность. Связь, едва было не оборвавшаяся, снова восстановилась и упрочилась. Все правильно, все так, как должно быть.
Дверь плотно закрылась. Магический световой шар, закрепленный в подставке на стене и дающий мягкий золотистый свет, мигнул и медленно угас, погрузив спальню в темноту.

Закрыв за собой дверь, Эрика прислонилась к ней спиной. Первое, что бросилось в глаза – плащ, кляксой чернеющий на полу, да валяющаяся чуть поодаль маска. Хладнокровие и собранность, которые были с девушкой все то время, пока она лечила зельевара, мигом оставили ее. Эрику затрясло, она разжала руки и мантия, галстук и палочка упали ей под ноги. Она потерянно смотрела на амуницию Пожирателя Смерти, чувствуя, как тупая безнадега волной накрывает ее сознание. Испугавшись за жизнь Северуса, она позволила себе забыть, с чего все началось. А началось все со лжи.
На нетвердых ногах Эрика подошла к плащу, подняла его, подобрала маску, уселась со всем этим на диван. Черная ткань была холодной и гладкой, тускло сверкающее серебро тоже. Девушка вертела маску в руках, ощущая внутри давящую пустоту. Вдруг у пустой глазницы серебристого черепа появилась капля. Эрика вздрогнула. Рядом с первой тут же возникла вторая, и слезой скатилась по гладкому металлу. Девушке потребовалось несколько секунд, чтобы осознать, что слезы на маску падают из ее собственных глаз. Эрика отбросила маску и плащ на противоположный конец дивана, спрятала лицо в ладони и… разрыдалась. Сколько же она не плакала? Вот так, по-настоящему, навзрыд, до полного опустошения? Сама Эрика не смогла бы припомнить, когда это случилось в последний раз. Наверное, в самом раннем детстве, по какой-нибудь вполне естественной детской причине – голод, колики или мокрые пеленки. Серьезный перерыв, и теперь постоянно сдерживаемая физиологическая реакция брала свое. Слезы казались такими горячими, что должны были оставлять ожоги. Они лились нескончаемым потоком. Только вот облегчения они не приносили, лишь снимали чрезмерную тяжесть, позволяя оставаться хоть в каком-то подобии рассудка. До чего отвратное чувство – полная потеря контроля над собственной жизнью. Не повернуть время вспять, ничего не исправить. Никакая физическая боль не сравнится с болью от растоптанного доверия. Наверное, это глупо и банально – не уметь прощать ложь. Она же тоже разной бывает, эта ложь. Говорят, даже во спасение. Почему, ну почему, он не сказал тогда правду?! Ведь, наверное, могло бы все быть по-другому! А что теперь? А теперь все! Эрика слишком хорошо себя знала, чтобы понимать – обратной дороги не будет. Только ей-то теперь как жить?
От рыданий начало болеть горло, и всхлипы постепенно переросли в жалобный вой.
Сколько продолжалась эта тихая истерика, девушка не представляла. В какой-то момент она обнаружила, что лежит, скорчившись, на диване в позе зародыша, обхватив руками колени и уткнув в них лицо. Кожа на лице казалась стянутой и щипала от пролитых и высохших соленых слез. Пальцы на руках болели и, рассмотрев их, Эрика не без удивления обнаружила следы собственных зубов.
В голове и во всем теле разлилась блаженная пустота. Это, конечно, ненадолго, но нужно пользоваться минутами отдыха. Пусть и такого бестолкового.
Снова пришлось сходить умыться. Пересекая спальню, Эрика не включала свет, а воспользовалась лишь слабеньким «люмусом». Она не без оснований полагала, что стоит ей сейчас увидеть Снейпа, и новой истерики не миновать, поэтому предпочитала действовать в потемках. От холодной воды стало полегче.
Вернувшись в гостиную, Эрика с ногами забралась на диван и задумалась о том, как следует существовать дальше. Именно – существовать, язык не поворачивался назвать все происходящее жизнью.
Первым ее желанием было вернуться в Снежное Поместье. Назад, в свой надежный ледяной кокон, к верным подругам, к Зимнему Лесу и сапфировым розам. И к Мерканди. Да, вот кто будет особенно доволен. Хотя, после того, как Северус обыграл ее в ее же игре, мадам вполне могла изменить свои планы. Кто знает.
Эрика подняла глаза и посмотрела на Савира, неподвижно сидевшего на верхушке книжного шкафа.

- Вот так, милый, - с горькой усмешкой сообщила она птице. – И никому-то я не нужна.

В ответ ворон встряхнулся и демонстративно убрал голову под крыло. Эрика вздохнула. Похоже, мудрый Савир не разделял ее мнения о полнейшей трагичности и безысходности.
Девушка откинула голову на спинку дивана. Адреналин в крови спал, и глаза стали предательски слипаться. Организм решительно требовал своего, а именно отдыха.
По идее, следовало бы вернуться в спальню. Эрика бросила взгляд на часы – без четверти два ночи. Это значит, что если в гостиной кто-то околачивается (есть среди слизеринцев любители пополуночничать) то неудобных вопросов, остроумных предположений и понимающих взглядов не избежать. Честно говоря – не вдохновляющая перспектива. Да и за Снейпом следовало понаблюдать. Хотя Эрика была совершенно уверена, что его жизни уже ничего не угрожает. С другой стороны – кроветворное и восстанавливающее зелья пару раз дать следует.
«Ну ладно, оклемается он, - девушка задумалась, - а дальше что?»
Хороший вопрос, не имеющий удовлетворительного ответа.
Она снова взяла в руки проклятую маску Пожирателя. А ведь вся сегодняшняя конспирация не имела никакого смысла. Снейп не сможет завтра (или уже сегодня) вести занятия. Он и проснется-то только к вечеру. А значит, Дамблдор обязательно заинтересуется, куда подевался преподаватель зельеварения.
Вот еще какая-то дикая ситуация получается – под самым носом Альбуса Дамблдора, старого могущественного мага, главного противника Темного Лорда спокойно обретается Пожиратель Смерти. Оправданный в свое время благодаря заступничеству самого же Дамблдора. Как-то все это… нереально, что ли, не клеится. Есть тут какое-то ощущение двойного дна.
Намерение пойти к директору раньше, чем он явится сюда, созрело у Эрики как-то само собой. Только утра дождаться.
«Вообще, мутные дела какие-то творятся в этой школе, - размышляла Эрика, потирая так и норовившие закрыться глаза. – И, по-хорошему, надо бы убираться отсюда. Благо, здесь уже ничего не держит».
Она угрюмо посмотрела на закрытую дверь спальни и упрямо повторила вслух:

- Ничего!

Вопрос о вере собственным утверждениям Эрика предпочла не поднимать.

просмотреть/оставить комментарии [182]
<< Глава 25 К оглавлениюГлава 27 >>
октябрь 2018  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

сентябрь 2018  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

...календарь 2004-2018...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2018.10.19
Короткие истории из жизни польского короля Владислава IV Вазы, рассказанные Сыном Филифьонки [1] (Оригинальные произведения)


2018.10.19
Снежными искрами [0] (Оригинальные произведения, Сказки)


2018.10.18
Что с нами делает осень [0] (Хаус)



Продолжения
2018.10.22 16:38:18
Косая Фортуна [16] (Гарри Поттер)


2018.10.22 15:41:37
Быть женщиной [8] ()


2018.10.20 15:39:49
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2018.10.19 22:24:35
Издержки воспитания [14] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина, Робин Гуд)


2018.10.19 09:46:57
De dos caras: Mazmorra* [1] ()


2018.10.16 22:37:52
С самого начала [17] (Гарри Поттер)


2018.10.16 22:09:30
Без слов, без сна [1] (Гарри Поттер)


2018.10.16 08:04:02
Легилименция [0] (Гарри Поттер, Произведения Макса Фрая)


2018.10.14 20:28:24
Змееносцы [7] (Гарри Поттер)


2018.10.14 19:49:37
Глюки. Возвращение [237] (Оригинальные произведения)


2018.10.13 11:57:25
69 оттенков красно-фиолетового [0] (Мстители)


2018.10.10 17:37:16
Рау [0] ()


2018.10.10 17:36:45
Не все люди - мерзавцы [6] (Гарри Поттер)


2018.10.10 07:16:14
Не забывай меня [3] (Гарри Поттер)


2018.10.08 11:33:14
Солнце над пропастью [103] (Гарри Поттер)


2018.10.06 21:17:39
Потерянные факты, имеющие отношение к моей жизни [0] (Оригинальные произведения)


2018.10.04 22:58:30
Обреченные быть [7] (Гарри Поттер)


2018.10.03 00:11:33
Охотники [1] (Песнь Льда и Огня, Сверхъестественное)


2018.10.01 19:35:17
Список [8] ()


2018.10.01 11:35:22
Своя цена [18] (Гарри Поттер)


2018.09.29 13:45:22
Прячься [2] (Гарри Поттер)


2018.09.29 10:23:26
Лили, Гарри и Северус [36] (Гарри Поттер)


2018.09.27 13:55:05
Виктория (Ласточка и Ворон) [12] (Гарри Поттер)


2018.09.26 23:57:07
Книга ещё не первая. Некрасавец и Нечудовище [13] (Гарри Поттер)


2018.09.16 05:45:00
Сыграй Цисси для меня [0] ()


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2018, by KAGERO ©.