Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Урок ЗОТИ. Амбридж:
- Важно знать правила безопасности, и как вести себя на природе. Вчера в лесу я увидела гадюку и она меня не укусила, а все потому что...
Поттер с задней парты:
- Потому что они своих не трогают!

Список фандомов

Гарри Поттер[18561]
Оригинальные произведения[1249]
Шерлок Холмс[719]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[220]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[185]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[141]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[114]
Произведения А. и Б. Стругацких[108]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[1]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12768 авторов
- 26914 фиков
- 8674 анекдотов
- 17714 перлов
- 685 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

 К оглавлениюГлава 2 >>


  Невидимка

   Глава 1
Январь 1999

День окончания войны остался далеко позади, спячке, в которую впала Англия на долгие зимние месяцы, тоже пришёл конец, и в страну вернулись радующие душу солнечный свет и тепло. Везде и всюду распустились цветы и зазеленели деревья.

Первые недели после победы Гарри Поттера оказались нелёгкими: пришло время похоронить и оплакать умерших, а выжившим — исцеляться и выздоравливать. Волшебники и ведьмы, мужественно сражавшиеся с Волдемортом и армией Пожирателей Смерти, теперь встали лицом к лицу с необходимостью восстановить разрушенные огнём войны дома и обустроить разорённые хаосом беспорядков магазины и лавочки.

Несмотря на тяжесть потерь и бремя забот, сердца многих переполняла надежда. Наступивший день рождения — тридцать первое июля — Гарри Поттер отметил на Диагон-аллее вместе со своими верными друзьями Роном и Гермионой. Вместе они возвели заново магазин Оливандера, и тысячи пришли помогать восстанавливать знаменитую улицу, поклявшись сделать её даже более красивой и просторной, чем прежде.

Когда Гермиона и Рон хором объявили, что хотят закончить обучение, то и Гарри, не желая расставаться с лучшими друзьями, решил вернуться в Хогвартс.

Втайне он даже завидовал их энергии и целеустремлённости. Друзья точно знали, чего хотят, а Гарри не представлял, что делать дальше. Он увязался следом лишь за компанию. Год — время немалое, и он понадеялся, что возвращение к прежней рутине само по себе подарит ему новые цели.

Удивительно, но, несмотря на то новое, что магической Британии принесла победа в битве за Хогвартс, отношения между Гарри и Снейпом ничуть не изменились.

Авроры, обнаружившие, что Снейп всё ещё жив, переправили его в больницу имени святого Мунго. Там нанятые за немаленькие галлеоны лучшие целители постарались поставить его на ноги, так что вскоре недавно занявший должность министра магии Шеклболт смог лично посетить Снейпа и вручить ему Орден Мерлина первой степени.

Колдографии запечатлели сияющего Шеклболта и скалящего зубы Гарри, между которыми стоял мрачный человек в чёрном, с явной злобой глядящий на читателей газет и журналов.

Благодаря помощи высококлассных (и дорогостоящих) целителей, Снейп смог покинуть больничную койку уже в конце июля.

Точно к началу нового семестра Снейп вернулся в Хогвартс, чтобы продолжить преподавать зелья и вести себя так, будто ничего не случилось. Внимательный взгляд мог подметить, что ходил он теперь медленнее и осторожнее, чем прежде, а его правая рука стала сгибаться хуже левой.

Назначенная директрисой Минерва МакГонагалл на пиру в честь начала учебного года произнесла короткую речь, в которой отметила проявленное Снейпом мужество и принесла ему официальные извинения от имени Хогвартса. К концу весь Большой Зал взорвался аплодисментами, взяв пример с Гарри Поттера. Снейп даже не шевельнулся: остался стоять с холодным недоверчивым видом, глядя прямо перед собой.

Как позже Помона Спраут сказала мадам Хуч: «Человек он хороший, но хороший — не значит приятный. Каждый знает, что горбатого могила исправит».

Жестоко ошиблись те, кто считал, что восстановление доброго имени, сам факт окончания войны или награждение Орденом Мерлина поднимут Снейпу настроение или смягчат — по крайней мере, в отношении Поттера.

Нет, Снейп не стал приятнее, веселее, мягче — он стал куда злее. Его насмешки стали ещё изощрённее, а привычное ехидство из жалящего превратилось в кусачее. Змеиный яд будто добавил силы его всегдашней ненависти к окружающим. При любом удобном случае он с садистским удовольствием унижал Гарри и покровительствовал Драко Малфою, тенью бродил по коридорам и рыскал по кустарникам, отлавливая влюблённых третьекурсников после отбоя. То есть ничто не изменилось.

Странное дело, но возвращение Снейпа к былым привычкам казалось таким естественным.

Ему потребовалось всего несколько дней, чтобы обрести прежнюю славу ненавидимого, презираемого и опасного не меньше, чем до войны. Гермиона заметила, что почти все студенты, которые знали его так же долго, как она, отнеслись к этому с пониманием и облегчением. Возвращение к довоенной рутине удивляло лишь поначалу. Угроза отправить первокурсницу в полночь собирать ингредиенты в Запретный лес заметно поубавила необычность ситуации. Всё вернулось на круги своя.

Но было также кое-что ещё, чего школа не знала долгое, очень долгое время — скука.

Шесть лет обучения Гарри наполняли ужас, тайны, смерти, постоянные угрозы со стороны Волдеморта и покушения на убийство. Всему этому настал конец. Война была выиграна, и теперь всё должно было наладиться. Магическая Англия занялась мирными делами. Хогвартс полностью отремонтировали, защиту восстановили, и с ней вернулась целостная мощная магия, полная крепости и здоровья. На Диагон-аллее открылись новые магазины, дома красовались фасадами в прекрасных пастельных тонах и сверкающими стёклами замененных окон. Новое здание Гринготтса казалось ещё больше и величественнее прежнего, а воссозданный стеклянный купол, защищенный, в том числе противоударными чарами, был настоящим произведением искусства. В сентябре даже лавки Фортескью и Оливандера (правда, принадлежащие уже другим владельцам) распахнули для посетителей двери.

Каждый день Гарри повторял себе, как чудесно быть частью волшебного мира.

Быть живым — разве это не замечательно, когда до этого тебя растили как свинью на убой? Здорово просто ходить, просто смотреть, как люди занимаются тем, что далеко от битв, проклятий и войны. Невилл и Луна полюбили вместе гулять по Запретному лесу в поисках всяких чудных существ. Рон и Гермиона не разлучались друг с другом и проводили всё свободное время за — как Рон говорил — изучением маггловского мира. Гарри же называл то, чем они занимались, коктейлем из кино, цыпленка-карри и большой дозы секса. Чо выглядела счастливой со своим избранником Блейзом Забини. Джинни, как будто иначе и быть не могло, встречалась с Драко Малфоем.

Шеклболт вместе с Визенгамотом работали над изменениями устаревших магических законов. Хагрид горел желанием собрать новую коллекцию монстров — чтобы баловать их и любить. МакГонагалл старалась вернуть школе прежние традиции и при этом реформировать старую программу обучения.

Короче говоря, все вокруг были великолепными, блестящими и увлечёнными.

И только Гарри было безумно, мозговыносяще скучно.


* * *

Впервые Гарри мысленно объединил понятия «Снейп» и «секс» одной холодной январской ночью — как раз минули новогодние праздники. Уже пробило полночь, а он под мантией-невидимкой бродил по коридорам замка. Особой цели не было, просто обострившаяся в последнее время бессонница гнала его из постели.

Ему нравилось носить мантию-невидимку. Прохладная ткань, охранные чары, скользящая по коже мощная магия, дарующая успокоение его расшалившимся нервам.

А ещё он обожал быть невидимым.

Гермиона и Рон предполагали, что так он избегает лишнего внимания фанатов. Друзья, как это обычно бывало, не ошибались, но лишь отчасти. Правда заключалась в том, что Гарри нравилось наблюдать, оставаясь необнаруженным. Он любил следить за людьми, считающими, что находятся в одиночестве, и не подозревающими, что их кто-то видит.

Возможно, всё началось с Джинни той ночью, во время битвы. Утешая детей, она не знала, что он находится совсем рядом — сразу позади неё, под мантией-невидимкой. Какой же невероятно красивой и сильной, настоящей героиней она выглядела! Никогда прежде он не видел такой Джинни.

Или, может, всё началось ещё раньше — когда шестикурсником он целый год следил за Драко. Подсматривать за людьми, не попадаясь им на глаза, как выяснилось, вызывало быстрое привыкание.

Да, Гарри всегда был любознательным. Не книжным червём, а жадным к тем знаниям, которые мог добыть сам.

Гермиона любила размышлять — а он любил смотреть на неё в такие моменты. Поразительно, какой она выглядела, когда создавала собственные сложные теории и опровергала ошибочные построения других, используя лишь свои знания и интеллект.

Рон был человеком действия, что доказывала даже его манера играть в шахматы. Многие его недооценивали за наивное лицо, грубые руки с толстыми пальцами, привычку чесать затылок и витать в облаках. Но отправившись воевать, Рон забросил все ребячества, и теперь даже хитроумные равенкловцы уважали его таланты.

А Гарри нравилось наблюдать. Он любил смотреть.

— ...баллов с Хаффлпаффа, десять, разумеется, с Гриффиндора и ещё пять с Равенкло! Я ещё понимаю Гриффиндор, но Снейп почти никогда не снимает баллы с Равенкло!

Кто-то фыркнул.

— А помнишь, когда они с Люпином разбежались? Снейп тогда был вне себя. Он снял больше полутора сотен баллов за неделю!

Брови Гарри поползли вверх. Люпин и Снейп? Стараясь не шуметь, Гарри выглянул из-за угла и сразу же узнал говорящих — Карлайл и Отис, шестикурсники-слизеринцы, сидели бок о бок прямо на холодном каменном полу и курили, выдыхая голубоватый густой дым в сторону окна.

— Думаю, он так и не простил Люпину его выходку с боггартом Лонгботтома.

Парни расхохотались.

— Мне Забини шепнул, что Люпин бросил Снейп ради метаморфа... Тонкс. В тот день, когда она заявилась в Хогвартс, Снейп даже со Слизерина снял баллы. За стук черпака о стенки котла.

— А знаешь, что мне Паркинсон рассказала? Она как-то видела Кэрроу и Снейпа. Вместе. В директорском кабинете.

Один из парней выпустил дым и растёр окурок подошвой ботинка.

— Серьёзно? Фу. Ну и гадость.

— Паркинсон сказала, что Кэрроу притиснул Снейпа к стене, а потом развернул его к себе спиной, а тот подался навстречу. Паркинсон подглядывала бы и дальше, но Снейп вспомнил, что всё открыто, и дверь хлопнула у неё перед носом.

— Кэрроу? Ты разыгрываешь меня! Всё выдумала твоя Паркинсон.

— Хрен её знает. Я говорю, что слышал. Кэрроу мог узнать кое-что о Снейпе, и тому пришлось бы как-то его успокоить... А однажды я подслушал, как отец с друзьями болтали, что Снейп любит подставить зад.

— Хватит уже. Такое я даже в страшном сне не хотел бы увидеть, понял?

— Да ладно. Это лишь то, что я слышал. Думаю, нам пора. Если меня поймают снова — точно дадут месячную отработку. Последний раз Снейп заставил меня чистить его лабораторный стол восемь часов подряд.

Гарри стоял, прислонившись к холодной стене, и слушал шум удаляющихся шагов.

Он всем сердцем хотел, чтобы мысль о трахающемся Снейпе вызвала у него отвращение, но сознавал, что пылающие щёки не имели к отвращению ни малейшего отношения. Как и его эрекция. Как и то, что его бросило в жар, несмотря на холод в коридоре.

Гарри вернулся в общежитие. Перед тем как заснуть, уже лёжа под одеялом, он дрочил, неторопливо поглаживая и жёстко сжимая член, и представлял всё, что рассказывали слизеринцы. Снейп, отдающийся Кэрроу — ну и мерзкая же картина. Зато одна мысль о том же Снейпе, нагнутом над собственным столом, лежащем в задранной мантии, распяленном Люпином — и всё тело Гарри прошило сильнейшим возбуждением. Днями — такой неприступный, суровый, холодный... а ночами — распутный, голодный, жаждущий члена. О да, сейчас Гарри буквально видел его такого... Он подавил стон.

Почти тотчас яички поджались, и он бурно кончил.

Перед закрытыми глазами больше не было трахающего Снейпа Люпина. Теперь Гарри трахал Снейпа сам.


* * *

Гарри не видел Снейпа до утра следующей пятницы — урока зелий.

Одетый в плотную чёрную мантию, тот ходил между столами и измывался над учениками в своей обычной высокомерно-презрительной манере.

Многие болтали о мантиях Снейпа. Он всегда носил видавшую виды одежду, пошитую из грубой дешёвой ткани, местами лоснящуюся, с вытертым низом и швами, самого простого фасона. Со времени его возвращения в Хогвартс он нигде не появлялся иначе, чем одетым в шерстяной сюртук и плотную мантию — крайне нелепый наряд для всегда душного из-за согревающих чар класса. Но если ученики потели и задыхались, то у Снейпа синели губы, и он частенько, явно не сознавая, что делает, принимался потирать руки, будто хотел согреться. До войны такого за ним не водилось.

Последствия укуса змеи — как слышал Гарри. Яд всё ещё находился внутри Снейпа, ослабляя его магию и, очевидно, как-то влияя на самочувствие. Рон как-то едва не проклял одного второкурсника, который болтал, что сейчас тело Снейпа — холодное, как его сердце

Накануне Гарри не мог заснуть до поздней ночи, сегодня — немедленно заслужил отработку в семь часов вечера, сразу после ужина (хотя ничего такого уж ужасного с испорченным зельем не произошло).

В семь с четвертью Гарри только спускался в подземелья. Он знал, что опоздание взбесит Снейпа и, скорее всего, приведёт к ещё одной отработке. Но полюбоваться на перекошенное от злости лицо того стоило. В сумке, которую Гарри нёс на плече, лежала мантия-невидимка: Снейп наверняка запланировал промурыжить его до самой последней минуты перед отбоем — так, чтобы к гриффиндорской башне пришлось возвращаться бегом.

К расположенному всего через пару дверей от класса зельеварения кабинету Снейпа Гарри подошёл только в половину восьмого. А всё потому, что по пути ему встретилась Сесиль — очень симпатичная девушка из Равенкло с потрясающе красивыми карими глазами. Пока они болтали (а Гарри тайком поглядывал на её пышную грудь), прошло ещё минут десять.

Он мог бы вести себя чуть серьёзнее, но учился уже седьмой, а точнее, восьмой год, да и впечатлительным подростком давно не был. Сейчас, встав лицом к лицу со Снейпом, он мог смотреть прямо в его завораживающие чёрные глаза без того, чтобы отводить взгляд или вздрагивать.

«Я уже не мальчишка, я — мужчина», — сказал себе Гарри.

Он осторожно постучал в дверь, пытаясь понять, с какой радости назвал глаза Снейпа завораживающими.

На стук никто не ответил.

Гарри постучал снова — теперь подольше. Прошло ещё несколько минут, и он решил заглянуть в кабинет. Ясно же, что Снейп упорно сидит за столом и ждёт, когда он развернётся и уйдёт, чтобы тотчас накатать МакГонагалл жалобу.

Он толкнул дверь — и она отворилась. На полках рядами стояли бутыли, стекло мерцало в полутьме, внутри некоторых банок что-то лениво шевелилось.

Пусть это всего лишь комната с зельями — ну и небрежность!

Конечно, детьми они верили словам Снейпа, что, мол, находящееся внутри банок всё ещё живо. Но Дамблдор объяснил, что некоторые ценные растительные ингредиенты для лучшей сохранности зачаровывают, а затем погружают в специальную жидкость.

На столе Гарри поджидал котёл, а также аккуратно разложенный набор ингредиентов и пергамент с инструкциями.

Он медленно обошёл вокруг стола, раздумывая: а не отработать ли хоть разок наказание, сварив всё правильно?

И тут Гарри что-то услышал.

Это был тихий скрип, больше всего напоминающий то, как скрипит старая деревянная дверь, которую плохо закрыли, и от сквозняка она сама по себе хлопает об косяк. Гарри огляделся кругом. За двумя дверями нашлись склады с ингредиентами, и только затем он заметил третью дверь — почти скрытую за полками с книгами и бутылями зелий.

Сердце Гарри заколотилось, ладони вспотели. Похоже, Снейп посчитал, что он уже не появится, раз ушёл из кабинета. А сейчас — в личных комнатах — он наверняка пишет МакГонагалл требование наказать, а то и исключить Поттера из школы.

Несколько минут Гарри стоял, будто примороженный к полу — инстинкты, которые помогали ему выжить, и совесть сражались с вспыхнувшим любопытством. Защиты нет — он бы почувствовал. Такой шанс даётся раз в жизни. Он не будет тормозить, только оглядится и даст дёру.

Забраться в личные комнаты Снейпа — ты вообще псих?

Ещё раз произнесённые в мыслях «личные комнаты» решили дело — надев мантию-невидимку, Гарри достал палочку, чтобы со всей осторожностью открыть дверь. За ней он увидел коридор: белые стены, тёмный деревянный пол — и его замутило от страха, а голову закружило от возбуждения.

В коридор выходило по две двери с каждой стороны — все были приоткрыты. Гарри заглянул за каждую, не отваживаясь зажечь Lumos: одна комната оказалась библиотекой, другая — небольшой столовой, следующая — старомодной кухней. Везде было жарко, почти парилка. Кто-то наложил над всей квартирой мощные согревающие чары.

Коридор заканчивался пятой дверью — запертой, это Гарри видел и с того места, где сейчас стоял.

Дверь по правую руку от него была едва приоткрыта, и Гарри стал красться ещё осторожнее. Заметив какое-то движение, он отпрянул было назад, но потом понял, что это только отблески света горящего камина.

Ну хорошо, ты уже всё увидел, так что разворачивайся и дуй отсюда!

Инстинкты хором вопили: уходи! Остатки здравомыслия кричали: беги!

А Гарри всё стоял, прижав ухо к небольшой щели между косяком и дверью, весь обратившись в слух, и слышал только мягкий треск горящих углей. Не осмеливаясь даже дышать, волосок за волоском он подталкивал дверь открыться.

Если Снейп заметит меня, скажу, мол, пришёл на отработку, а тут дверь открыта. Вот я и решил, что её оставили, чтобы я вошёл.

Странная это оказалась комната. Здесь было жарко, как нигде, даже дышать стало трудно. Из всех комнат Снейпа эта, похоже, была самой большой. А ещё — почти совершенно пустой. Лишь кожаный диван стоял спинкой к двери — сидением к камину. Гарри подходил всё ближе и ближе, пока до подлокотника не осталась всего пара дюймов. Огонь в камине полыхал так сильно, что из-за яркого света Гарри сначала не мог ясно видеть, но в следующий миг движение на диване привлекло его внимание.

Он резко вдохнул.

На диване лежал Снейп. Он переоделся, сменив толстую шерстяную одежду на что-то длинное и чёрное. Оно мерцало, будто текущая вода, и Гарри решил, что это шёлк или сатин, или как там называют этот материал. Прежде он видел такой только в журналах: из него шили женское бельё, разумеется, с кружевами, а не простые белые хлопчатобумажные трусы, какие всегда носила Джинни. Золотистые отблески пламени сияли на складках одежды Снейпа, из-за чего она казалась такой красивой, что у Гарри руки зачесались её пощупать.

Одной рукой Снейп закрывал от света глаза. Его губы то слегка приоткрывались, то вновь сжимались, но всё же, похоже, он спал. Гарри опустил взгляд ниже — и даже до того как заметил, где именно находится другая рука Снейпа, по волнообразному ёрзанью бёдер понял всё.

Ах ты ж грёбаный ад!

Снейп двигался очень медленно, будто вовсе не желал кончить.

Гарри знал, что всё ещё может уйти. Огонь в камине трещал так громко, что с лёгкостью заглушил бы его шаги, а Снейп — что совершенно ясно — был поглощён лишь собой.

Услышав стон, Гарри закусил губу. Проклятье! Следовало повернуть назад, когда он находился ещё в коридоре. А лучше — вообще никогда сюда не входить.

Ткань соскользнула, обнажив худые бледные ноги и узкие бёдра. Гарри увидел крупные яйца и совсем немного волос. Снейп развёл колени и одновременно потянулся рукой к стоящей прямо на полу у дивана банке. Когда он нагнулся, полы одежды разъехались ещё больше, обнажив уже и живот.

В это мгновение Гарри понял, что не уйдёт. Не сможет уйти.

Покрытыми смазкой пальцами Снейп принялся разминать себя... а затем втиснул их внутрь.

Гарри мог только смотреть. Ни одной связной мысли в голове не осталось. Потрясение и легчайшее отвращение (почему-то по отношению к себе) владели им. Но сильней всего — сильней всего, что он чувствовал когда-либо прежде, — была накрывшая его волна желания, даже жажды. Когда Снейп глубже проталкивал в себя пальцы, его бёдра мелко подрагивали, и Гарри хотел — как никогда до того не хотел — коснуться их, успокаивающе погладить, перед тем как ещё шире развести в стороны ноги и устроиться между ними, чтобы...

Я сошёл с ума.

Гарри потряс кругом идущей головой. В комнате было так жарко. Как Снейп терпит такую жару? Гарри весь взмок, пот застилал глаза, капли текли по носу, собираясь над верхней губой.

Вали отсюда! Беги!

Снейп выгнулся, и его грудь обнажилась — худая, с выступающими рёбрами и тёмными сосками — сжавшимися, торчащими и такими прекрасными. Он убрал руку с члена, чтобы щипать их и выкручивать.

Даже с того места, где Гарри стоял, чувствовалось, каким холодом веет от его тела.

Снейп молчал, сдерживая участившееся дыхание — кусал губы. Но когда он изменил положение руки, пальцами которой себя трахал, то его глаза закрылись будто сами собой, а с губ сорвался стон. Он выгнулся и раскинул ноги ещё шире.

— Да, трахни меня! — прошептал он.

Воскресни сейчас Волдеморт и начни вновь жечь Хогвартс, и то Гарри бы не сдвинулся с места. Собственное тело явно пыталось его убить, но он всё равно шагнул ближе к Снейпу. Тот вновь обхватил член ладонью, то сжимал, то гладил, затем принялся щипать соски, словно никак не мог решить, что ему нравится больше.

— О да, пожалуйста! — зашептал он снова, обращаясь к воображаемому любовнику.

Умоляя!

Что-то с треском щёлкнуло в голове Гарри, и от инстинкта самосохранения ничего не осталось.

Почти рыча от возбуждения, он забрался на диван и обхватил рукой великолепный — твёрдый и уже истекающий смазкой — член Снейпа.

Ловя ртом воздух, Снейп подался бёдрами вверх — даже не один раз, а дважды, — и только затем осознал, что происходит. Его глаза широко распахнулись, и Гарри слетел с дивана на пол от удара ногой. Пока Снейп нащупывал свою волшебную палочку, Гарри успел бы подняться и сбежать. Вместо этого он так и остался сидеть на полу, ожидая, когда с него стянут мантию.

Снейп знал, что у него есть мантия-невидимка — лучшая из лучших.

Снейп знал. Он не мог не догадаться, кто был с ним.

Последовала долгая пауза. Когда Снейп, всё ещё голый — и такой белокожий, потный, худющий, — осторожно пополз вперёд, то Гарри едва не заорал.

Он зажмурился, ожидая, что вот-вот, и с него сорвут проклятую тряпку и испепелят на месте. Может быть, ему повезёт, и смерть окажется быстрой. Но это вряд ли — не с милосердием Снейпа.

Гарри почувствовал прикосновение к ткани и услышал резкий вдох. Затем его руку сжали, будто железными тисками, но мантия так и осталась на месте.

Он резко открыл глаза — и дёрнул головой, натолкнувшись на пристальный, горящий тьмой взгляд Снейпа. Прежде чем Гарри понял, что происходит, Снейп — так и не сняв мантию! — потянул его на себя и втащил на диван прямо между своих широко раскинутых ног.

— Продолжай, — пробормотал он.

На мгновение сознание Гарри будто отключилось, в голове зашумело — и ни одной мысли, только белая пустота.

— Мгм... Гхм... Что?

Снейп ничего не ответил, только откинулся назад и принял более удобную позу.

Растерявшись донельзя, Гарри начал заикаться:

— Сэр... Я ужасно изв... это правда...

— Тихо, — прошипел Снейп. Потом так же негромко сказал: — Ты можешь продолжать, но чтоб ни единого слова!

Гарри кивнул, несмотря на то, что никто не мог это увидеть. Снейп раскинул ноги ещё шире, открыв взгляду тёмные яйца и наполовину опавший член, затем подтолкнул ближе банку со смазкой. Послушно обмакнув в масло пальцы, Гарри пустил их в дело — поглаживая и лаская.

Со вздохом Снейп подался навстречу.

Приободрившись, Гарри протолкнул пальцы в дырку. Голос в его голове орал снова и снова: «Я трахаю Снейпа! Я трахаю Снейпа!»

Было горячо. Боги, как невероятно тепло и скользко там было.

Гарри не был девственником. Он спал с парнями и девушками, и даже с любимой (с Джинни, пока она не предпочла ему Драко), бывал и сверху, и снизу, и до сих пор считал себя достаточно опытным — для своего возраста.

И всё же со Снейпом он чувствовал себя новичком, которого вот-вот приобщат к настоящему сексу. Всё, что было до этого мига, теперь казалось юношеской возней, нелепой и неловкой, подчинённой лишь ярким вспышкам инстинктов. Никогда прежде, даже с Джинни, Гарри не испытывал такого, как сейчас со Снейпом.

Невероятные, крышесносные, выбивающие из реальности, сумасшедшие ощущения.

Снейп что-то недовольно промычал и ногами притянул Гарри ближе к себе, предельно ясно заявив о своих желаниях.

Гарри расстегнул брюки и, вытащив давно твёрдый член, нанёс на него смазку. Снейп не мог видеть, что происходит, и Гарри, прижав член к готовой принять его дырке, словно сказал: «Привет, вот и я!». Снейп вдруг сжался — словно ответил на приветствие коротким поцелуем прямо в центр головки.

Затем Гарри начал проталкиваться внутрь.

Глаза Снейпа широко распахнулись. Он часто задышал, будто никогда не принимал в себя настолько большого члена, и хотя Гарри прекрасно знал, что чрезвычайно хорошо оснащён, такая реакция ему весьма польстила. Он поспешил согнать с лица глуповатую самодовольную усмешку, прежде чем вспомнил, что Снейп его не видит.

Погрузившись до конца, Гарри остановился. Он слушал треск и бормотание огня в камине, дыхание Снейпа, и думал, как же исключительно хорошо ему сейчас... Идеально.

В конце концов Снейп отмер, зашевелился под ним, и Гарри ответил ему, начав двигаться.

Тело Снейпа казалось холодным, кожа — замёрзшей до синевы, но внутри он оставался горячим, жаждущим, тугим и распалённым.

Гарри никогда ничего подобного не ощущал, ни с кем. Он будто летел, поднимаясь в небо всё выше и выше, оставляя позади землю и бренное тело. Нет, даже лучше: он будто соединился со всем сущим — звёздами, миром, всей вселенной.

Он трахал Снейпа.

Их тела были будто созданы друг для друга. Словно высшие силы специально потрудились над тем, чтобы сделать ноги Снейпа стройными и жилистыми, а плечи Гарри такими, чтобы наилучшим образом их удержать. Член — искривлённым под тем самым углом, чтобы при каждом толчке попадать по простате. А задницу — такой, чтобы идеально сжиматься вокруг члена. И даже ладонь Гарри была по размеру как раз такой, чтобы обхватить толстый член Снейпа.

Вспомнилось, как сложно было подстроиться и устроиться в постели с Джинни и другими, как потом тело скручивали судороги, и осталось только восторгаться тем, как хорошо удалось всё сейчас.

— Ох, ебать! — прошипел Снейп. Из-за вырвавшегося у него грязного словечка — знака поощрения, произнесённого этим голосом — Гарри едва не кончил. На мгновение его глаза чуть не вылезли из орбит — благо ещё Снейп запрокинул голову и зажмурился. А что бояться дурацкого вида не стоит, Гарри снова вспомнил не сразу.

Чем хаотичнее, чем быстрее подмахивал Снейп, тем сильней он сжимал внутри себя член — и Гарри понял: долго ему не продержаться.

— Пожалуйста, остановись! — хотел попросить Гарри, но смог только жалобно простонать что-то невнятное.

— О чёрт, да! — рыкнул Снейп и содрогнулся. Неистовая дрожь охватила всё его тело и толкнула Гарри за грань. Пах будто опалило пламенем, и он кончил, оставаясь глубоко внутри тела Снейпа, теряя себя в ощущениях.

— О-о-о! — заорал он помимо воли. — О, Ссс... О бля!

Даже после такого сокрушительного оргазма член оставался твёрдым, всё ещё глубоко внутри тела Снейпа, и вытаскивать его не хотелось. Дай Гарри волю, и они со Снейпом вообще никогда бы не разъединились!

Ни слова не говоря, Снейп оттолкнул его от себя и спихнул с дивана.

Поднимаясь, Гарри едва не потерял свою мантию, но Снейп — старательно отводя глаза в сторону — помог натянуть ему на голову капюшон. Несколько стремительных движений — и Снейп оделся. Он пересёк комнату и распахнул дверь, остановившись рядом с ней и явно требуя, чтобы Гарри, чьи ноги всё ещё подкашивались, последовал за ним в коридор. Затем он прошёл в свой кабинет, где открыл внешнюю дверь. Всё это Снейп делал, глядя только прямо перед собой, явно отказываясь признавать, что рядом с ним кто-то есть. Когда, поколебавшись, Гарри наконец перешагнул порог, Снейп захлопнул дверь перед его носом. Мгновением позже раздался щелчок замка, и дверь окутали защитные чары.

* * *

Их следующая встреча произошла утром на пути в Большой Зал: Гарри едва не врезался в Снейпа, но тот повёл себя как ни в чём не бывало. Его верхняя губа вздёрнулась — ну и мерзкая же получилась ухмылка. Впрочем, её можно было принять за обычное приветствие по-снейповски. Как и накануне, он надел всё зимнее, включая толстую шерстяную мантию, но его лицо выглядело не таким синим и даже казалось чуть более здоровым.

«Да, определенно синевы стало меньше», — решил Гарри.

Всё время трапезы ему не сиделось спокойно — то и дело он украдкой поглядывал на стол преподавателей, где чуть в стороне от других с выражением отвращения на лице завтракал Снейп.

К счастью, Гермиона и Рон ничего не заметили, болтая и подшучивая друг над другом.

Последующие два часа маггловедения Гарри в основном потратил на воспоминания о прошлой ночи, а когда Шеймус взорвал микроволновку, то вызвался сбегать в больничное крыло за целебными зельями.

Глубокий мелодичный голос Снейпа он услышал ещё у входа в вотчину мадам Помфри и невольно замедлил шаг. Подкравшись к приоткрытой двери в её кабинет, Гарри навострил уши. Брошенный внутрь взгляд подсказал, что Снейп стоит напротив заставленного аккуратными рядами флакончиков и бутылок стола.

— И вновь спасибо тебе, — сказала Помфри. — Я так благодарна тебе, Северус! Особенно за успокоительное...

— Какие ещё зелья нужны? — резко спросил Снейп.

— Ну ещё успокоительное не помешало бы, целебный бальзам... костерост... но только если тебе не в тягость. Я вот думаю, а можно ли в твоём состоянии...

Снейп её вновь прервал:

— Моё здоровье — это только моя забота. Кроме того, я выздоравливаю быстрее, чем ожидал, магия тоже восстанавливается. Так что со мной всё прекрасно.

— Да, ты явно пошёл на поправку, — одобрительно заметила Помфри. — Я рада, что ты воспользовался моими советами. — У неё вырвался смешок, но она тут же взяла себя в руки. — Я всё время волновалась из-за тебя, но сейчас, когда ты борешься не один... Осмелюсь предположить, что тебе хватит семестра для полного исцеления — очень похоже на то!

— Мне нужно вернуться к работе. — Снейпу было явно неловко.

— Разумеется, не стану тебя задерживать, — поспешно ответила Помфри. — Тогда увидимся в пятницу днём? Пожалуйста, принеси свои записи, чтобы мы вместе могли их внимательно рассмотреть и ещё ускорить твоё выздоровление.

Гарри попятился от двери, зная, что Снейп, посчитав разговор законченным, без лишних церемоний уйдёт. И правда: дверь тотчас распахнулась, и Снейп ушёл прочь в облаке развевающейся за спиной мантии. Со своего места Гарри мог видеть, как Помфри закатила глаза, и слышать, как она пробормотала:

— Ну прямо Его Высочество Драма.

На следующий день Гарри получил отработку, стоило ему после отбоя только высунуть нос за портрет Полной дамы. Он даже мантию-невидимку надеть не успел. Снейп будто специально поджидал его — караулил, как кот у мышиной норы.

— Снова нарушаешь, Поттер? — процедил он. — Если у тебя так много лишнего времени, то я найду, чем полезным его занять. Будешь драить мой лабораторный стол — в семь часов, сразу после ужина.

Вместо того чтобы начать спорить, Гарри усмехнулся. А Снейп — взбешённый — резко повернулся на каблуках и стремительно ушёл прочь.

просмотреть/оставить комментарии [6]
 К оглавлениюГлава 2 >>
январь 2022  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

декабрь 2021  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

...календарь 2004-2022...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2022.01.19 21:25:15
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [2] (Оригинальные произведения)


2022.01.17 04:22:39
Наперегонки [14] (Гарри Поттер)


2022.01.16 16:46:55
Декабрьское полнолуние [0] (Гарри Поттер)


2022.01.11 22:57:42
Смех в лицо предрассудкам [31] (Гарри Поттер)


2022.01.10 00:17:33
Леди и Бродяга [6] (Гарри Поттер)


2022.01.04 10:46:29
Я только учу(сь)... Часть 1 [63] (Гарри Поттер)


2021.12.27 03:13:53
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2021.12.24 21:38:48
Темная вода [0] (Гарри Поттер)


2021.12.23 17:06:13
Ненаписанное будущее [23] (Гарри Поттер)


2021.12.12 18:18:26
Танец Чёрной Луны [5] (Гарри Поттер)


2021.11.29 15:19:40
Квартет судьбы [16] (Гарри Поттер)


2021.11.20 19:51:44
Дочь зельевара [220] (Гарри Поттер)


2021.11.15 19:21:56
Своя цена [28] (Гарри Поттер)


2021.11.09 20:13:52
Смерть придёт, у неё будут твои глаза [0] (Гарри Поттер)


2021.11.07 10:03:56
Моральное равенство [0] (Гарри Поттер)


2021.11.06 19:11:10
Гарри Поттер и последний враг [2] (Гарри Поттер)


2021.10.31 22:05:41
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2021.10.29 20:38:54
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2021.10.24 13:38:57
У семи нянек, или Чем бы дитя ни тешилось! [1] (Гарри Поттер)


2021.09.30 13:45:32
Nos Célébrations [0] (Благие знамения)


2021.09.27 15:42:45
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2021.09.26 23:53:25
Имя мне — Легион [0] (Yuri!!! on Ice)


2021.09.14 10:35:43
Pity sugar [7] (Гарри Поттер)


2021.09.11 05:50:34
Слишком много Поттеров [46] (Гарри Поттер)


2021.08.29 18:46:18
Последняя надежда [4] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2022, by KAGERO ©.