Письмо

Автор: Alastriona
Бета:нет
Рейтинг:G
Пейринг:СС/ГГ
Жанр:Romance
Отказ:Отказываюсь от всего, чего могу
Аннотация:письмо, которое никогда не будет отправлено
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2005-04-01 00:00:00
  просмотреть/оставить комментарии
Я сижу у окна. У меня есть перо, лист пергамента и другое окно, на первом этаже напротив, с которым я говорю.

Этому окну, конечно же, нет никакого дела, что я не сплю в этом час… Из него льется слабый свет, и я знаю, что ты до сих пор работаешь. Мне не видно твоего лица, но наверняка ты сейчас хмуришь брови, размышляя, и складочка между ними становится еще отчетливее, и поджимаешь губы, ища верное решение… Или коротко киваешь, если твоя версия подтвердилась. Твои алебастровые изящные руки с точеными пальцами порхают над котлом, или же держат перо, или сложены на груди – твоя любимая поза. Глаза прищурены… два бездонных котла кипящей смолы..

Я вообще многое о тебе знаю, хоть ты и не догадываешься. Например, могу сказать, удались твои ночные эксперименты или нет, по тому, появляешься ли ты на завтраке или по тому, сколько времени требуется Невиллу, чтобы ты вышел из себя. Знаю, что дважды в неделю к тебе прилетает темно-серая сова, и утром следующего дня ты всегда отправляешь с ней ответное письмо. Больше ты не переписываешься ни с кем. Я знаю твои любимые места прогулок и даже на какой скамейке тебе нравится сидеть. Знаю, что ты любишь крепкий кофе с корицей и чуточкой черного перца. А приблизительно дважды в месяц ты надеваешь странный наряд со страшным смыслом и пропадаешь на несколько дней, а, появившись, ходишь мрачнее тучи.

Не спрашивай, как я узнала обо всем этом. Это несколько лет кропотливой работы…крошечные кусочки, фактики, случайно оброненные фразы, наблюдения – все это как элементы сложнейшей, интереснейшей мозаики – твоей жизни. Я впитывала все это, опасаясь упустить малейшую деталь. Так мучительно было сомневаться, как трактовать тот или иной факт… и ошибаться тоже мучительно… разбирать уже сложенный рисунок и снова браться за дело с нуля… но теперь мне многое известно. Ты не любишь, чтобы кто-то вмешивался в твою личную жизнь, и тщательно оберегаешь ее от любопытных глаз. Но я все равно вижу – не вторгаясь. Как рассматриваю на уроках твое лицо – уголком глаз. На высокий бледный лоб – пожалуй, слишком высокий, из-за него твое лицо кажется непропорциональным, - падают черные пряди, еще больше оттеняя твою бледность… а профиль у тебя точеный, достойный украшать собою древнеримские монеты. Ты не заметишь. И потом, я же всезнайка, затычка в каждой бочке. Ты, по-моему, и сам не разобрался до сих пор, нравится ли тебе, что я все время даю правильные ответы на твои вопросы, или же дьявольски раздражает…

А когда-то я думала, что ты злодей и предатель. Что двурушничаешь и замышляешь подлость. Даже подожгла тебе мантию… Ты, наверное, убил бы меня, если бы узнал… хотя иногда мне кажется, что и так знаешь – и про мантию, и про то, что мы кое-что похитили из твоих запасов. Ты-то их стережешь получше любого Флаффи. Ты катастрофически умен, нечеловечески… Мне приносят радость твои слова, даже если они жестоки и несправедливы. Даже если твое остроумие причиняет кому-то боль. Достаточно просто слышать твой голос – ты почти никогда не кричишь, он звучит тихо и мягко, но эта мягкость не обманет никого из нас. В ней опасность и угроза.

Может, поэтому я и влюбилась в тебя. Говорят, пятнадцатилетним девочкам свойственно влюбляться в своих учителей, особенно если они умны и неординарны. Что же, я приняла это обстоятельство.

Спросишь, на что я надеюсь? Не спросишь… Я для тебя безликое существо, из тех, что вызывают раздражение своей некомпетентностью…способностью совать своей нос куда не следует… неловкостью… самонадеянностью. Ах, ну да, я еще и подруга знаменитого Гарри Поттера, на которого у тебя персональный зуб. Но все же, две недели назад, когда я сидела в библиотеке, туда зашел ты, взял книги и… не ушел, а просто сел за стол у камина, хоть там и была я. И я даже знаю, почему ты остался - конечно, не из-за меня, но в библиотеке было тепло, светло и уютно, а тебе не хотелось возвращаться в холодные подземелья. И ты вовсе не читал книги по зельям. Я не знаю испанского, но слово Lorca на обложке распознать сумела.

Ты остался, потому что в библиотеке была тишина. А ты тоже ценишь ее превыше всего.

Я ищу встреч с тобой – просто пройти мимо в коридоре, но мне не везет. Тебя встречают только те, кому это не нужно. Я брожу по твоим любимым тропинкам, но именно в эти дни ты решаешь остаться в подземельях. Не бойся, я не стану вторгаться в твою жизнь. Не стану большим, чем ты пожелаешь. И если ты предпочтешь меня не замечать, я так и останусь тенью.

Ты даже не прочтешь этого письма. Я позабочусь об этом… сейчас допишу последние строки, а потом оно будет скормлено умирающему пламени моей свечки, и пламя это, в своей агонии, жадно на него накинется - письмо немного продлит ему жизнь. Через полчаса утро.

Что же, доброго тебе утра.



"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"