Мистер и миссис Поттер

Автор: Malta
Бета:aguamarina
Рейтинг:G
Пейринг:Гарри/Джинни
Жанр:General, Romance
Отказ:герои фика принадлежат Дж. К. Роулинг, идея – Л. Улицкой (рассказ «…И умерли в один день»)
Вызов:Гет – жив!
Аннотация:Они жили долго и счастливо…
Комментарии:
Каталог:Пост-Хогвартс
Предупреждения:смерть персонажа
Статус:Закончен
Выложен:2009-05-28 17:29:52 (последнее обновление: 2009.05.28)


«Слава храбрецам, которые осмеливаются любить, зная, что всему этому придёт конец».
Е. Шварц, «Обыкновенное чудо».
  просмотреть/оставить комментарии
Чистокровная волшебница Джиневра Молли Поттер поступила в госпиталь святого Мунго поздним февральским вечером, вызвав среди дежурных целителей и медиведьм настоящий переполох. Помощь пациентке, перенёсшей острый сердечный приступ, была оказана своевременно – благодаря мистеру Гарри Джеймсу Поттеру, аппарировавшему со своей потерявшей сознание супругой прямо в кабинет главного целителя. После консилиума, на который были созваны лучшие специалисты страны, окружённому встревоженными родственниками и вездесущими журналистами мистеру Поттеру сообщили, что из-за высокого риска осложнений провести в госпитале миссис Поттер предстоит не меньше месяца. Удостоверившись, что жизнь супруги вне опасности, он согласился дать интервью – несмотря на бессонную, проведённую у дверей реабилитационной палаты ночь, и позволил корреспондентам “The Daily Prophet” сделать несколько снимков, которые через час украсили первые страницы экстренного воскресного выпуска.

В отличие от своих детей и внуков, известных далеко за пределами магической Британии, мистер и миссис Поттер в последние годы вели уединённый образ жизни, исключающий всякое общение с прессой, поэтому известие о болезни супруги Того-Самого-Избранного всколыхнуло весь магический мир. Окно кабинета главного целителя не закрывалось теперь ни днём, ни ночью, осаждаемое сотнями сов, со всех концов земли приносящих в госпиталь послания с пожеланиями миссис Поттер скорейшего выздоровления, а привет-ведьма не успевала накладывать регистрационные чары на посетителей, за которыми пришлось ввести контроль из-за наплыва желающих навестить именитую пациентку лично.

Казавшийся бесконечным, неделю спустя поток родных и близких миссис Поттер заметно уменьшился – к облегчению целителей, измученных постоянным присутствием в холле госпиталя журналистов, встречающих ослепляющими вспышками колдокамер каждого мага, произносящего у регистрационной стойки фамилию победителя Волдеморта. Визиты же самого мистера Поттера, настоявшего на своём желании ежедневно видеться с супругой и пользующегося для этого служебным входом, превратились в привычный ритуал, и молоденькие практикантки стали называть этого знаменитого, разбившего в своё время немало сердец волшебника просто «нашим старичком». Каждое утро, сдав палочку и получив взамен обязательное обеззараживающее заклинание, «старичок» торопливо, на ходу набрасывал выдаваемую ему медиведьмами мантию бледно-лимонного цвета, которая летела за ним – почти бегущим по коридору «травмы», неотличимым от вечно спешащих целителей. И каждое утро неизменно улыбался – как только поворачивал потемневшую от Асептического зелья дверную ручку и наконец-то переступал порог палаты своей супруги.

Навещать миссис Поттер он приходил, как правило, не один, а с кем-то из сыновей, реже – с дочерью или внуками. Но чаще всего он появлялся в сопровождении двух юных, недавно окончивших школу магов: своего тёзки – вихрастого яркоглазого правнука, и его молчаливого светловолосого приятеля; оба молодых человека тоже поднимались наверх, но в палату не заходили, терпеливо дожидаясь мистера Поттера в коридоре. Пробыв у супруги отведённое целителями время – всё, до последней секунды, – мистер Поттер выходил с помрачневшим лицом, поглядывая виновато сквозь линзы очков в старомодной роговой оправе на своих успевших заскучать сопровождающих, явно мечтающих поскорее вырваться из больничных стен на свободу. И перед тем, как уйти, обязательно раздавал всем желающим автографы, не забывая одарить дежурную ведьму «шоколадной лягушкой», неизменно смущаясь, если на карточке-вкладыше оказывался он сам – величайший волшебник современности, известный каждому магу со школьной скамьи, ветеран Последней Магической Войны, полный кавалер ордена Мерлина и – в недавнем прошлом – глава британского аврората.

Необходимости в постоянном присутствии персонала рядом с миссис Поттер не было – благодаря наложенным на её запястья стандартным Контролирующим чарам, но мистеру Поттеру нечасто удавалось остаться с ней наедине, – из-за стажёра, якобы забывшего карту, очередного подкупленного журналистами целителя или самого заведующего, решившего вдруг собственноручно проверить систему дополнительного магического жизнеобеспечения пациентки. Поэтому вскоре стало известно, что обращается бывший главный аврор к своей супруге не иначе, как «сердечко моё», а она его называет только по имени. Что на колдографиях, коими была уставлена не только прикроватная тумбочка, но и узкий больничный подоконник, по большей части запечатлены не члены многочисленного семейства Поттеров, а сами супруги – в самых разных уголках мира, всегда вместе, – обнимающиеся или держащиеся за руки. Что мистер Поттер обожает мандарины, а у миссис Поттер на них аллергия, и поэтому львиную долю цитрусовых из тех фруктов, что ежедневно доставлялись огромными корзинами вместо запрещённых больничными правилами цветов, съедал он один – довольно посмеиваясь, по-детски ловя языком стекающие меж его неловких пальцев липкие капли.

И что, несмотря на комплименты, расточаемые галантным улыбчивым «старичком» всей женской половине персонала госпиталя, единственной для него была и оставалась только она, его «сердечко». Достаточно было увидеть, как светлело, волшебным образом молодея, лицо мистера Поттера, когда он тяжело опускался в низкое неудобное кресло рядом с больничным ложем супруги, и в его широкую ладонь ложилась её тонкая, словно обтянутая старым пергаментом рука – настолько хрупкая, что мерцающий ободок невесомого Контролирующего на ней смотрелся диковинным тяжёлым браслетом. И как подрагивали, тускло поблёскивая золотом обручального кольца, её узловатые пальцы, когда она легко касалась его головы, чтобы пригладить седые, чуть взлохмаченные волосы – каждый раз перед неизбежным недолгим расставанием…

В один из долгожданных весенних дней, уже перед самой выпиской, неизменно приходивший точно к девяти утра мистер Поттер опоздал, в первый и последний раз появившись у палаты супруги чуть позже обычного – в начале десятого. Едва отдышавшись, он потянулся к двери, но вместо того, чтобы по обыкновению постучаться, прежде чем войти, прижал ладонь к груди и беззвучно шевельнул губами, медленно заваливаясь на бок и оседая на руки ахнувшему правнуку.

Однако привычный ход жизни в госпитале был нарушен не только этой смертью; четвертью минуты ранее, в девять ноль пять, системой контроля было зафиксировано полное исчезновение магической силы миссис Поттер, умершей легко и незаметно – во сне. И растерявшимся целителям обеих реанимационных бригад, оказавшимся бессильными в борьбе с неумолимым временем, перед которым все равны, оставалось только изумляться такому стечению обстоятельств…

* * *


День, когда их хоронили, выдался на удивление тёплым и ясным; сильный, совершенно не мартовский снегопад начался, когда прощальная многочасовая панихида была уже окончена, и пришедшие проводить супругов Поттер в последний путь разошлись. Снег шёл, безжалостно одевая в белое успевшую по-весеннему зазеленеть землю кладбища в Годриковой лощине, укрывая, словно саваном, неувядающие цветы на свежей могиле.

И превращался в талую воду, едва коснувшись слов, наколдованных юным Гарри на тёмно-бордовом мраморном надгробии, лучше всех речей сумевших передать светлую, лёгкую грусть, которую чувствовал каждый, кто в тот день прощался с мистером и миссис Поттер, – чудом не узнавшими о смерти друг друга и оставшимися в этом счастливом неведении навсегда:

Гарри Джеймс Поттер
31 июля 1980 года – 8 марта 2099 года

Джиневра Молли Поттер
11 августа 1981 года – 8 марта 2099 года


Они жили долго и счастливо
и умерли в один день

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"