Если вас бросила жена…

Автор: Королева Юга
Бета:LonelyStar
Рейтинг:PG-13
Пейринг:ССГГ
Жанр:Romance
Отказ:Все права у Сами-знаете-кого.
Аннотация:В этот раз она не стала швырять в стену фарфор времён династии Мин, выкидывать фамильное серебро и закатывать скандал с извечным: « Я ухожу!». Она просто ушла…
сиквел к мини «У церкви стояла карета...»
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Замерз
Выложен:2004-09-02 00:00:00 (последнее обновление: 2004.11.19)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1. Как-то всё так по-дурацки получилось…и главное, никто не виноват!

Слово не воробей: вылетит – не поймаешь.
Русская пословица.

День не заладился с самого утра. Всё началось с того, что не прозвенел будильник. «Обычное дело!» - скажете вы. А вот и нет: в жизни Гермионы Снейп (в девичестве – Грэйнджер) подобное случилось впервые. И что самое обидное, единственный человек, которого можно было обвинить в этом досадном недоразумении, отсутствовал: вторая полвина супружеского ложа была аккуратно убрана и застелена.
«Ну я же просила его!!! – мысленно возопила Гермиона. – Просила переставить для меня будильник!!! Ааааааааа….убью!!!»
Успокоив себя тем, что вечером у неё будет возможность излить свой праведный гнев, она кинулась к шкафу. Ни одной глаженой блузки там не оказалось. От вида стройного ряда чистых выглаженных рубашек мужа захотелось сесть и разрыдаться. Она опаздывала. Безнадёжно опаздывала.
Натянув дурацкую чёрную водолазку и джинсы, Гермиона бросилась в ванную. На косметику времени не оставалось, ровно как и на возню с волосами. Наспех умывшись и кое-как запихав в папку первые попавшиеся бумаги, она выбежала из квартиры.
« Чёрт, дверь!!!»
Пришлось бежать обратно, искать в сумочке ключи, вставлять их в замок… Каждое действие казалось таким бесконечно долгим, а минутная стрелка часов с такой невероятной скоростью перескакивала с деления на деление…
«Мерлин, дай мне сил», - прошептала Гермиона, во второй раз выбегая из подъезда.
На работу она всё-таки опоздала. Нет, никто не ругался, сотрудники не подкалывали, просто…просто на минуту в отделе химических разработок воцарилась такая тишина, что было слышно, как двумя этажами ниже в отделе по изучению маггловской техники выпрыгнула кнопка электрического чайника.
- Ну всё, сегодня зарплату выдавать начнут, - уверено изрёк Саймон Паркер и вновь вернулся к своим реактивам.
- Не смешно, - пробурчала Гермиона, протискиваясь к кабинету начальника и на ходу вытаскивая из папки необходимые документы.
Тут её ждал ещё один удар: вместо ровной стопочки листочков, испещрённых крупными, старательно выписанными буковками, в папке оказалась не менее ровная стопочка листочков, испещрённая мелкими закорючками, явно иероглифического происхождения.
«Утащила бумаги Северуса…дуууууууууура », - Гермиона тяжело вздохнула и, отбарабанив по двери кабинета похоронный марш, несмело проскользнула внутрь. Разнос от начальства зловеще полыхал на горизонте.
***
Голова раскалывалась, ноги гудели.
« Да что за день сегодня такой?!» - воскликнула Гермиона, обнаружив, что лифт не работает. Перспектива подниматься на седьмой этаж на своих двоих не радовала, но делать было нечего.
« Наверное, меня кто-нибудь проклял », – Гермиона всхлипнула и вытерла рукавом навернувшиеся слёзы: « Ну вот, только расплакаться не хватало».
«А ведь ещё ужин готовить…», - вдруг вспомнила она. Домой идти сразу расхотелось.
Постояв пару минут на лестничном пролёте, Гермиона успокоилась, собралась с мыслями и решила:
«Приду домой и разрыдаюсь».
Стразу стало как-то легче.
Предвкушение того, что кто-то очень близкий и родной сейчас будет её успокаивать, жалеть и, может быть, увидев в каком она состоянии, даже приготовит ужин, придало сил – последние ступеньки были преодолены.
« Сев, я дома!» утонуло в темноте коридора. Встречать её никто не собирался. Скинув туфли, Гермиона сразу пошла на кухню: пахло чем-то вкусным.
«Неужели, он сам решил всё приготовить?!» - при мысли о том, что Северус, вернувшись из лаборатории, уставший и голодный, взялся готовить ужин, внутри потеплело.
Она уже представила, как обнимет его, поцелует в шершавую небритую щёку, скажет что-нибудь нежное-нежное…но картина, открывшаяся её замечтавшемуся взору, повергла Гермиону в состояние разочарованной злости.
Из-за густого сизого дыма, мягко окутывающего их маленькую уютную кухоньку, с трудом угадывался размах творившегося произвола.
На плите, выпуская мягкие клубы пара, пыхтели две кастрюльки. Крышки на них подпрыгивали от напряжения, и вязкое зелёное варево время от времени любопытно выглядывало за пределы посудин, заливая некогда вычищенную до блеска поверхность плиты.
Весь кухонный стол был заставлен всевозможными колбочками, мисочками и тарелочками. В самой середине этого нагромождения посуды гордо возвышался огромный закопченный котёл. В нём что-то возмущённо булькало, лопалось и шипело.
Пол был усыпан чем-то белым, отдалённо напоминающим муку. Но, помня о том, что Северус ни за какие ценные ингредиенты не возьмётся готовить выпечку, Гермиона сообразила, что это пыльца семицветника.
Итак, то, что когда-то было кухней, сейчас представляло собой единый, булькающий, кипящий, шипящий и клубящийся организм непрерывной деятельности и работы.
И посреди всего этого безобразия в некогда белой, а сейчас белой с чёрными подпалинами, лабораторной мантии, как бог и вседержитель, величественно восседал Северус. И ни убегающее на заднем плане варево, ни клубы дыма, взмывающие к потолку, не могли оторвать мастера от его занятия: с неимоверно сосредоточенным и напряжённым видом Северус Снейп – профессор Алхимии, мастер Зелий, кавалер ордена Мерлина второй степени и просто любимый муж своей любимой жены – самозабвенно обрывал лепестки чахлой ромашки, аккуратно опуская их в бурлящий котёл. Касаясь поверхности мутной серой жидкости, жертвы профессорского садизма, вспыхивали голубым огоньком и растворялись, окрашивая зелье в синий цвет.
Проследив траекторию последнего пути последнего лепесточка полыхающим от гнева взглядом, Гермиона глубоко вздохнула и…сотрясла лабораторно-кухонную идиллию оглушительным воплем:
- СЕВЕРУС!!!!!!!!!!!!
Вопреки всем гермиониным ожиданиям, муж не только не оторвался от помешивания синей жижи, но и даже голову не повернул!!!
- Ты…ты…ты издеваешься?! – голос срывался, слёзы застилали глаза. – Сев, ну я же просила…просила не делать этого на кухне…ну ты же помнишь, чем закончился твой прошлый эксперимент…Сев… - гнев ушёл, осталась только безысходность и гнетущая усталость. Неужели он не видит?! Неужели не чувствует, как ей плохо?! Ведь он так нужен…именно сейчас…сию минуту…как воздух…
Гермиона отчаянно всхлипнула и надломленным голосом снова начала говорить:
- Сев, мне плохо…
Никакой реакции.
- Я сегодня проспала, представляешь?
-…
- А потом бумаги не взяла…
-…
- И на работу опоздала…
-…
- СЕВ!!!
Снейп вздрогнул, нервно поморщился, что-то пробормотал себе под нос, а затем снова застыл над котлом, нерешительно разглядывая цветок боярышника на своей ладони.
Должно быть, вам ужасно любопытно, какие великие мысли занимали профессора, если даже на собственную жену он был не в состоянии обратить внимания. Верно? Ну что ж , приподнимем завесу тайны…
«Так класть или не класть?» - вот какой вопрос вертелся в голове мастера зелий, вытесняя на задний план все другие проблемы внешнего мира. В числе коих была та надоедливая девчонка с торчащими во все стороны волосами.
«Ах да, она же моя жена», - вдруг вспомнил Северус, но тут же одёрнул себя: « Суть не в этом. Так класть или не класть?»
- Сев…- прошептала Гермиона почти умоляюще. Слёзы уже вовсю бежали из глаз, струясь по дрожащим от обиды и глухой злости щекам. – Ты меня любишь? – вдруг спросила она.
Ноль эмоций.
Так хотелось уйти куда-нибудь, забиться в угол и навсегда забыть об этом неудачном дне и о муже, который на кишки слизняка обратит больше внимания, чем на собственную жену.
«Если положить – нейтрализуются ядовитые свойства пыльцы, если не положить – зелье будет более эффективным, но с побочными эффектами. Может быть…может быть, лучше заменить водорослями? «
- Сев, ты меня любишь? – уже не надеясь на ответ, повторила Гермиона.
«Или всё-таки боярышник? Мерлинова борода, оно сейчас убежит... Ммм… а может…»
- Да нет, конечно! – вслух одёрнул себя Снейп, удивляясь, как у него – мастера Зелий и профессора Алхимии - могла зародиться в голове такая абсурдная мысль.
« Идиот! Этот компонент только всё испортит. Это ж надо было додуматься!!!… И всё-таки боярышник…»
Поглощённый своими мыслями, Снейп не заметил, как Гермиона медленно, словно во сне, вышла из кухни, взяла ключи, сумочку и, тихонько прикрыв дверь, выскользнула из квартиры.
«Нет, всё - водоросли...»



Глава 2. Ну вот, жена ушла… И когда только успела?!

Она сказала: «Пока».
Он долго смотрел ей в след.
Для неё прошла ночь,
Для него – 3000 лет.
Аквариум.

Уверена, не один читатель задаётся вопросом: «Куда же отправилась Гермиона?» И я с удовольствием на него отвечу, но…позже. Для начала вернёмся туда, где всего пару минут назад было заложено начало новой семейно-бытовой драмы.
Совершенно не подозревая о постигшей его потере, профессор Снейп глубоко вздохнул и аккуратно добавил в зелье красные водоросли. С тихим бульканьем синяя жижа поглотила новый ингредиент, и, на секунду вспенившись, разгладилась алым пятном.
Отпрянув было от котла, Снейп вернулся к столу и снова склонился над зельем.
«Хм, оно сменило цвет. Это значит, ч…»
К несчастью, ни я, ни вы, мои дорогие читатели, никогда не узнаем, что сие значило в представлении Снейпа, потому что…потому что, издав прощальное бульканье, зелье оглушительно взорвалось, забрызгав кровавыми каплями белоснежный потолок, кафель и самого профессора.
От неожиданности шарахнувшись в сторону, Снейп столкнул рукой кипящую на плите кастрюльку. Вязкая зелёная гадость не спеша поползла по полу, смешиваясь с цветочной пыльцой и распространяя по всей кухне удушающий аромат тухлых яиц. Пока не знающий за что схватиться Снейп в нерешительности стоял около плиты, языки пламени радостно принялись на покорение профессорской мантии. Отметив, что в кухне как-то очень жарко и не мешало бы для начала открыть окно, Снейп повернулся к форточке, протянул руку…и с ужасом уставился на полыхающий рукав. С трудом проглотив застрявший в горе ком, профессор бросился к раковине, но…поскользнувшись на зелёной дряни и живописно взмахнув руками, растянулся на грязном полу.
В это время в дверь позвонили.

Кое-как поднявшись и быстро затушив намечающийся пожар, Снейп вышел в коридор и резко распахнул дверь.
- Какого чёрта вам надо?! – прошипел он, узрев на пороге соседку сверху.

- Мистер Снейп, я, конечно, понимаю, что вы учёный и всё такое, но эти ваши взрывы… - миссис Хампфул умолкла и выразительно уставилась на профессора. Тут она вздрогнула. Моргнула. Ещё раз. А потом часто-часто захлопала ресницами. Вдруг её лицо озарилось неуверенным пониманием, которое спустя секунду переросло в безошибочную уверенность в чём-то, известном ей одной. И чем больше она соглашалась со своими мыслями, тем сильнее расширялись её и без того огромные глаза.

- Извините, миссис Хампфул, но мои взрывы вас совершенно не… - начал было Снейп, но тут старушка с выражением дикого ужаса на лице шарахнулась в сторону.

- Вы…вы…я так и знала, что рано или поздно это случится! – воскликнула она и бросилась вверх по лестнице.
Проводив соседку удивлённым взглядом, Снейп пожал плечами и захлопнул дверь.
Вернувшись на кухню, он с отвращением пнул валяющуюся на полу кастрюльку.
« Чёртово зелье...», - тяжело вздохнув и громко выругавшись, он пошёл в ванну за тряпкой. Перспектива убирать всё своими руками – без помощи магии – убивала. Но представив, что будет, если этот бардак на кухне увидит Гермиона…
«Гермиона?!»
Снейп замер на пол пути, и, развернувшись, пошёл в гостиную. На часах было почти восемь.
« Странно…она должна была придти ещё полчаса назад. Мерлин, только бы ничего не случилось...».
Пытаясь подавить нарастающее беспокойство, Снейп снова вернулся в мыслях к неудавшемуся эксперименту.
«Почему же оно взорвалось? Водоросли не могли вызвать такую реакцию. Они вполне совместимы с другими компонентами зелья. Из-за чего же? В любом случае, мне почти удалось сделать это. Надеюсь, Уилби так же с ним мучается», - Снейп неприятно усмехнулся и вновь пошёл за тряпкой.
«Но я же был так близко! Если бы мне не мешали, я…стоп! Гермиона!» - ужасная догадка стрелой пронзила мозг.
Быстро прокручивая в голове все события сегодняшнего эксперимента, Снейп к своему удивлению обнаружил в них присутствие своей жены. Что-то такое смутное, неясно вырисовывающееся сквозь густые клубы сизого дыма…
В памяти так же всплыли обрывки каких-то фраз…
- Сев, мне плохо…
Внутри всё похолодело.
- …сегодня проспала.
«Зелёный гоблин! Я забыл переставить будильник!»
- …на работу опоздала.
«Герми…»
- Ты меня любишь?
«Конечно, д…ИДИОТ!!!»
Бросив тряпку, Снейп быстро прошёл в спальню. Гермионы там не было.
«Она…она ушла?!» - всё ещё не веря в происходящее, он вышел в коридор. Её пальто висело на вешалке.
« Мерлин великий, на улице же дождь…»
Внутри всё сжалось от какого-то тяжёлого гнетущего чувства.
«Нужно её немедленно вернуть», - решил профессор и уже было собрался идти в кабинет, чтобы взять волшебную палочку, как вдруг его взгляд упал на своё отражение в зеркале.
- Кхм… - выдавил он спустя минуту.
Нет, определённо, в таком виде на улицу выходить было нельзя, а то: « Не дай Мерлин, арестуют эти…как их там…полицейские!»
А выглядел профессор живописно - этакий сумасшедший хирург после особо удачной операции: окровавленная лабораторная мантия с одним рукавом (второй был принесён в жертву несостоявшемуся пожару), волосы, торчащие в разные стороны, и сажа на лице…сразу стали понятны причины бегства миссис Хампфул. И попробуй потом объясни глупой старушке, что пятна на халате – всего лишь пролитый реактив…
В дверь позвонили.
«Может, Гермиона вернулась?» - подумал Снейп и кинулся открывать дверь.
Но нет, надежды профессора были напрасны: на пороге квартиры стояли двое мужчин в тёмной форме, из-за спин которых робко выглядывала пресловутая миссис Хампфул.
- Э…мистер Снейп? – спросил один, толстый парень с добродушным круглым лицом.
- Да, что вам нужно? – Снейп слегка прикрыл дверь, чтобы полицейские видели только его лицо.
- Понимаете, - продолжил толстяк, - ваша жена…
- Что…с ней? – с трудом выдавил из себя Снейп, пытаясь унять дрожь в руках.
- Ну, миссис…э... – парень неловко оглянулся на старушку за своей спиной.
- Хампфул, - тихонько пискнула она.
- Миссис Хампфул говорит, - он запнулся и, достав из кармана мятый зелёный платок, судорожно вытер лоб. – Говорит, что вы её убили…


Согласна, ситуация интересная, и не менее интересно, как наш герой из неё выпутается, но…вернёмся на пол часа назад, когда кухонная эпопея была ещё в самом разгаре, и последуем за Гермионой.
Выйдя из подъезда, она в нерешительности остановилась.
« И куда теперь?»
На улице накрапывал дождик, мокрый асфальт блестел в свете фонарей. На душе было тяжело и тоскливо. Нет, не так, совсем не так она собиралась провести этот вечер. Гермиона закрыла глаза и представила, как на её плечо осторожно опускается чья-то тёплая рука и с сзади раздаётся тихий шёпот: «Прости…» И действительно, на ничтожнейшую долю секунды ей показалось, как плечо содрогнулось под лёгким прикосновением, и кто-то прошептал… Ветер, это всего лишь ветер и шорох листьев. Господи, как больно…и как щемит в груди одиночество, когда поздним вечером ты стоишь у подъезда, напрасно вглядываясь в густую темень, и понимаешь, что на Земле нет ни одного места, куда бы ты хотел пойти… впрочем, одно-то как раз было – ей хотелось вернуться домой.
Честно говоря, уже с самой первой минуты принятия рокового решения, Гермиона знала, что не права. Нужно было остаться. Остаться, во что бы то ни стало. Нужно было закатить грандиозный скандал, или наоборот, не говоря ни слова, закрыться в спальне. Рано или поздно, он бы её заметил, и уж тогда…
«Да ничего бы тогда не было, - вздохнула Гермиона. – Ну поругались бы, посуду побили…Потом бы прибежала вездесущая миссис Хампфул, Сев бы на неё наорал, она бы разыграла сердечный приступ, я бы разрыдалась…». По крайней мере, так было в прошлый раз. Гермиона вспомнила растерянного Северуса, не знающего что делать сначала: откачивать миссис Хампфул или успокаивать жену, и грустно улыбнулась. Что-то внутри подсказывало: всё образуется.
С наслаждением вдыхая влажный, наполненный озоном воздух, Гермиона успокоилась, хорошенько всё обдумала и извлекла из сумочки волшебную палочку.
Тишину безлюдной улицы нарушил резкий хлопок.
« Опять ребята во дворе с петардами балуются», - подумала миссис Хампфул и, укоризненно покачав головой, прикрыла форточку.
Спустя минуту средний подъезд дома №8 на Милфорд стрит сотряс оглушительный взрыв…

В этот дождливый холодный вечер, когда промозглый ветерок проворно забирался под плащи и куртки, заставляя случайных прохожих неприятно морщиться и ускорять шаг, маленький особнячок Поттеров выглядел особенно уютно. Большие окна, плотно задёрнутые кремовыми шторами, излучали ласковый жёлтый свет. И каждый, кто проходил мимо, тяжело вздыхал, представляя как, наверное, хорошо и тепло там – внутри.
- Парваааатти, - Гарри зевнул и потянулся, разминая затёкшую спину. – Я, наверное, уже пойду. Глаза слипаются.
Жар камина умиротворял, нагоняя дремоту.
Он снял очки и устало потёр переносицу.
- Конечно-конечно, пупсик, - встрепенулась Парватти, откладывая в сторону Ведьмополитен. – Ты ложись, я сейчас. Только журнальчик дочитаю, - с этими словами она встала навстречу поднимающемуся из кресла мужу и сладко чмокнула его в щёчку.
Сморщившийся было на слове «пупсик» мистер Поттер блаженно улыбнулся и пошёл наверх.
В это время в дверь позвонили.
Почти поднявшийся на второй этаж Гарри оглянулся, собираясь спуститься к двери, но Парватти махнула ему рукой и, оправив халат из розового шёлка, пошла открывать сама.
- Гермиона?! – воскликнула она, распахнув дверь.
- П-п-привет, Парватти, я…э…Гарри д-дома? – Гермиона попыталась улыбнуться, но получилось плохо – зубы стучали от холода.
- Да, он…- Парватти улыбнулась в ответ и уже готова была приступить к рассказу, но тут, словно опомнившись, встрепенулась и возмущённо воскликнула. - Герми, не стой на пороге! – схватив не сопротивляющуюся Гермиону под локоть, она затащила её в гостиную.
- Твиги, неси глинтвейн и тёплый плед! – приказала она домовому эльфу, запоздало появившемуся, чтобы открыть дверь.
- Мерлин, Герм! Как тебя угораздило в такую погоду выйти без зонтика и плаща! – продолжала причитать миссис Поттер, укутывая гостью в шерстяной плед.
- Я…э…Парватти, не стоит так беспокоиться…
- Пей! – строго сказала та, впихивая Гермионе кружку с горячим терпким напитком.
- С-с-спасибо…
Только когда Гермиона окончательно согрелась, Парватти начала расспрашивать.
- Милая, что случилось?
- Ммм, как бы тебе объяснить, - замялась та. Сейчас идея остаться у Поттеров уже не казалось ей хорошей. – Мы с Северусом поссорились.
- Он выгнал тебя из дома?! - ужаснулась Парватти, прикрывая раскрывшийся от возмущения рот ладошкой. – Ах он…
- Нет, всё не так… - начала было Гермиона, но миссис Поттер уже было не остановить.
- Я знала! Я знала, что этот брак ничем хорошим не закончится! Ещё профессор Треллони предсказывала…
Гермиона устало прикрыла глаза и покачала головой. Не нужно было говорить правду. Все были против их союза. Поэтому они с Северусом редко ходили в гости вместе. Да и Гермиона тоже не любила навещать друзей: они тут же пытались её образумить, жалели её, предлагали, если что, обращаться за помощью…В их воображении Снейп по-прежнему оставался мрачным извергом. Только теперь, ко всему прочему, они вбили себе в голову, что он испортил ей жизнь. Гермиона прекрасно знала, что говорят о них за глаза. А тот факт, что Северус её бьёт, уже давно считался общеизвестным и только открывал длинный список всех зверств профессора.
- …остаться у нас. Не волнуйся, я никому не скажу. Он, - на этом слове Парватти сделала страшные глаза. Как будто сама мысль о своём бывшем учителе приводила её в ужас. – Он ничего не узнает.
Понимая, что спорить и пытаться объяснить ситуацию бесполезно, Гермиона состроила скорбную мину и горько кивнула, опуская глаза.
- О Герм! Только не плачь! – Парватти обняла её за плечи, в любую минуту готовая внять горю подруги. В её глазах уже блестели слёзы, но…заметив, что Гермиона не собирается рыдать и убиваться, она незаметно смахнула их платочком.
«Как всё наигранно, ненатурально…», - подумала Гермиона, а вслух сказала:
- Спасибо Парватти. Не волнуйся, я ненадолго…
- Ну что ты! – воскликнула та, словно не понимая, как Гермиона могла усомниться в их гостеприимстве. – Пойдём, я покажу тебе твою комнату.
С этими словами, она взяла Гермиону за руку и потянула за собой наверх.

Уже лёжа на мягкой розовой кровати, Гермиона подумала: «Он будет меня искать. Непременно. А эти его слова…уверенна, он произнёс их, не подумав. Он надёт меня, попросит прощения…и всё будет хорошо». Она широко зевнула, плотнее укуталась в мягкое розовое одеяло и, уже засыпая, подумала: «Мерлин, Сев…я уже скучаю…»

А в это время Северус Снейп – профессор Алхимии, мастер Зелий, кавалер ордена Мерлина второй степени и просто брошенный муж своей обиженной жены – сидел на неудобном железном стуле в маленькой серой комнатке и пытался придумать ответ на вопрос, который инспектор полиции – Джейсон Блэкман – задавал вот уже в третий раз: «Почему он – профессор Снейп – хранит дома взрывоопасные вещества, не поддающиеся лабораторному анализу, и проводит опасные для жизни опыты в домашних условиях? И где, чёрт побери, его жена?!»
Ответ на последний вопрос интересовал и самого Снейпа.
«Мерлин великий, пусть эта кошмарная ночь, наконец, закончится», - подумал профессор и, глубоко вздохнув, снова принялся изучать взбешённое лицо инспектора.



Глава 3. Не опять, а снова.

...умный человек имеет право быть несчастным только из-за женщины, которая стоит того.
М. Пруст.


А сейчас мы снова вернёмся назад. Мои дорогие читатели, прошу вас, не ставьте мне в укор эти постоянные скачки туда-обратно, но…увы, по-другому восстановить хронологию событий не представляется возможным. Чтобы не утомлять вас пространными описаниями, я постараюсь рассказать о случившимся в наше отсутствие на Милфорд-стрит происшествии как можно короче.

Когда профессор, наконец, понял, В ЧЁМ его только что обвинили, ему стало не то чтобы плохо, но…как-то нехорошо.
Попытка низвергнуть миссис Хампфул в геену огненную одним своим взглядом к желаемому результату не привела: старушка по-прежнему нетерпеливо выглядывала из-за спин полицейских, радостно предвкушая дальнейшие события. Которые не заставили себя долго ждать.
Началось всё с того, что полицейские попросили разрешения осмотреть квартиру. Так как ордера у них не было, то именно попросили. Понимая, что прямой отказ или отговорки типа «у меня там слегка неубрано» могут выглядеть подозрительно, Снейп посторонился и пропустил представителей закона внутрь. И, хотя он старался захлопнуть дверь как можно быстрее, проворная миссис Хампфул успела-таки проскользнуть внутрь.
К несчастью, осмотр начался с кухни. На ней же, кстати, он и закончился. Увидев забрызганные чем-то красным потолок и стены, а также свисающие с люстры красные водоросли, полицейские пришли в панический ужас, решив, что наткнулись на самого настоящего маньяка, который совершил самое настоящее убийство. Надо отметить, что представители закона были очень молоды, а следовательно – неопытны. Поэтому вместо того, чтобы арестовывать предполагаемого преступника, они шарахнулись к двери, на ходу набирая номер полицейского управления. Миссис Хампфул, которая до этого скромно стояла в сторонке, прошмыгнула на кухню, увидела кроваво-красные стены, всплеснула руками и с криком: «Спасите, у меня сердечный приступ!», - грохнулась в обморок.
Полицейские, пожалев несчастную старушку, вернулись обратно и, подхватив её безвольное тело за руки и ноги, вынесли в коридор.
Снейп, который всё это время со скучающим видом стоял в стороне, наконец, подал голос, заметив, что не следовало выносить миссис Хампфул ногами вперёд…
Потом все дружно пытались откачать старушку. Вернее, полицейские откачивали, а Снейп
безучастно наблюдал за процессом, время от времени давая дельные советы.
Миссис Хампфул же периодически открывала свои огромные серо-голубые глаза (тогда, когда, как она думала, этого никто не видит), довольно обозревала суетящихся вокруг людей, а затем снова их закрывала, придавая лицу страдальческое выражение.
Снейп же по-прежнему невозмутимо стоял у стены, не предпринимая никаких действий.
«Как же так?! – возмутитесь вы, мои дорогие читатели. – Ведь у него есть прекрасная возможность достать волшебную палочку и мигом навести порядок!»
Да-да, всё это так, но…были два аспекта, мешающих осуществлению этого нехитрого действия.
Во-первых, магия в квартире не работала.
А во-вторых, один из полицейских уже вызвал подкрепление. Так что палочка в создавшейся ситуации была совершенно бесполезным предметом.
Вскоре приехала скорая помощь.
Надо ли говорить, что как только санитары принесли носилки, миссис Хампфул тут же стало лучше.
Спустя пару минут в квартиру ввалилось подкрепление во главе с инспектором Блэкманом. Этот тип в сером плаще и серой же шляпе, низко надвинутой на лоб, Северусу не понравился сразу. Как оказалось впоследствии, взаимно…


- Признайтесь, наконец! – рявкнул инспектор, шарахнув кулаком по столу. Тощий, вертлявый, он бегал по комнате, размахивая руками, и вот уже как два часа пытался убедить профессора в его, Северуса, виновности. Снейп не соглашался, заявляя, то у инспектора нет достаточного количества улик, и требовал своего адвоката.
В конце концов, Блэкману надоело уговаривать упрямого профессора признаться в подготовке террористического акта и убийстве жены, а заодно и в краже со взломом, совершённой неизвестным на прошлой неделе, и он разрешил Снейпу сделать один-единственный звонок.
После непродолжительной внутренней борьбы на тему «звонить – не звонить», Северус придвинул к себе допотопный чёрный агрегат, снял трубку и набрал уже выученный наизусть номер.
После десятого гудка на другом конце провода сняли трубку, и заспанный мужской голос пробубнил:
- Отдел устранения магического вмешательства в маггловских районах.
- Здравствуйте, я могу услышать мистера Фрэндала? – осведомился Северус.
- Одну минутку.
Пока неизвестный искал начальника по связям с общественностью, а профессор Снейп судорожно пытался придумать, что же на этот раз он скажет в своё оправдание и, главное, как объяснить сложившуюся ситуацию в двух словах, инспектор Блэкман стоял у того над душой, что не позволяло использовать такие ключевые слова как зелье, палочка и т.д.
- Да, я вас слушаю! – в трубке раздался весёлый бодрый голос Дэниела.
Тут профессор нашёл решение своей проблемы.
- Это я, Северус.
Всё, больше можно было ничего не объяснять.
На другом конце провода наступило продолжительное молчание.
Спустя пару минут, в трубке послышался тяжёлый вздох.
- Что, опять?
- Угу, - а что тут ещё скажешь?
Фрэндал недовольно крякнул.
- Ладно, сейчас приеду.
- Стойте, Дэниел! Я…я не у себя.
- То есть? – не понял тот. – Подождите, Северус, вы же не хотите сказать, что…
- Я в полицейском участке, - произнося эту фразу, Снейп поймал себя на том, что нагло ухмыляется. Ещё бы! Стоило только представить, как вытянулось после этих слов лицо Фрэндала...
- Говорите номер участка, - процедил Дэниел. – И молитесь, чтобы я не приехал, потому что в этот раз вы так легко не отделаетесь.
Северус представил, как задрожали от негодования пышные усы начальника по связям с общественностью, и снова ухмыльнулся.
Настроение начало подниматься.
- Да полно вам, Дэниел, - мягко начал Северус. – Со всеми бывает.
- Но не у всех проходит, - выдавил Фрэндал и повесил трубку.

«Псих», - решил инспектор Блэкман, глядя на хохочущего Снейпа.
«Это нервное», - отсмеявшись, подумал Северус.


Примерно через полчаса в комнату допроса заглянул молодой полицейский и сказал, что инспектора просят зайти в сто седьмой кабинет.
Процедив сквозь зубы какое-то ругательство, Блэкман строго зыркнул на Снейпа и вышел за дверь. Минут через пять он вернулся.
Глупая улыбка, блуждающая на губах инспектора, и пустой бессмысленный взгляд не оставляли никаких сомнений.
« Хм, оперативно», - усмехнулся Северус и поднялся навстречу Блэкману.
- Мистер Снейп, мы приносим вам свои глубочайшие извинения, - произнёс инспектор, виновато глядя на профессора. – Это было недоразумение. Вы свободны.
Снейп кисло улыбнулся и вышел за дверь.
Там его уже ждали.
- Здравствуйте Дэниел, давно не виделись, - Снейп протянул руку.
Жать её никто не собирался.
- Издеваетесь, Северус?! – взвизгнул Фрэндал. Маленький, с вытянутым лицом и смешными усами- щёточками, он выглядел удивительно комично. Особенно когда сердился. Вот как сейчас.
«А ещё он похож на суслика», - вдруг заметил Снейп, рассеянно слушая гневную речь Дэниела.
- …безответственно! Все, все ссорятся со своими жёнами, но только у вас! Слышите?! Только у вас, Северус, семейные скандалы приобретают вселенские масштабы.
« Ну уж это он загнул», - подумал Северус, а вслух сказал:
- Дэниел, мне очень жаль, что так получилось…
- Вам жаль?! Северус, это…это…неслыханно!!! Ладно бы ещё дома, но…да вы хоть понимаете, скольким людям нам пришлось стереть память?! Почти всему полицейскому управлению, нескольким агентам служб специального назначения, лаборантам, химикам…
- Дэниел… - снова начал Снейп, но Фрэндал его перебил.
- В этот раз я не собираюсь скрывать от начальства ваши нарушения! Вы оказали нашей семье неоценимую услугу, Северус, но поймите, я не могу вечно за это расплачиваться! Сегодня масштаб вашего вмешательства в маггловскую жизнь был настолько огромным, что укрыть это от руководства будет практически невозможно! – всё это Фрэндал выпалил на одном дыхании и сейчас стоял, тяжело переводя дух. На его бледном лице выступили красный пятна, а лоб покрылся испариной.
- Мне правда жаль. Может быть, вы всё-таки что-нибудь придумаете? – с надеждой спросил Северус.
Он ненавидел оправдываться. А ещё больше он ненавидел оправдываться перед этим человеком. Почему-то, глядя на усталую сгорбившуюся фигурку Фрэндала, Снейп каждый раз чувствовал себя виноватым.
Во время войны, когда Северус работал на секретную лабораторию Министерства, находящуюся в больнице св. Мунго, он спас младшему Фрэндалу жизнь. Паренёк работал аврором, и после одной из стычек с Упивающимися его принесли в операционную чуть живым. Тогда Северус уговорил главного врача использовать его новое, ещё не испытанное заживляющее зелье.
С тех пор Дэниел Фрэндал в благодарность не раз вытаскивал Северуса и Гермиону из всяких неприятных историй, связанных с нарушениями общественного порядка, происходивших в результате их бурных семейных ссор.
- Ладно, Северус, я никому ничего не скажу, но…
Почему-то от этого «но» внутри всё похолодело.
- Мне придётся запретить вам варить зелья в квартире, - закончил Дэниел.
- Что?!!!! – от такой несправедливости у Северуса потемнело в глазах. – Это жестоко! Вы и так запретили пользоваться в квартире волшебной палочкой, а теперь хотите ещё и это отобрать?!
- Извините, мне жаль. Вас подвезти?
Снейп стоял, как громом поражённый. Все его чувства были написаны на лице: раздражение, злость, негодование, отчаяние…
«Мерлин, за что?!»


Кинув прощальный взгляд на здание полицейского управления («И какой идиот додумался повесить табличку «Welcome to police!»?»), Северус пошёл домой. Возвращаться в разгромленную полицейскими квартиру не хотелось. Мысль о разгроме на кухне портила и без того упавшее настроение. Надеяться на то, что Гермиона вернулась во время его отсутствия, было глупо.
«Слава Мерлину, что вокруг никого нет, - подумал Снейп, зябко кутаясь в разодранную лабораторную мантию. - Видимо, в пять часов утра по лондонским улицам ходят только несостоявшиеся маньяки».
Придя домой, Северус критически оглядел состояние паркета и решил не снимать ботинки. Стадо полицейских так основательно натоптало, что переобуваться не было смысла.
Повесив истерзанную мантию на вешалку, он прошёл в спальню. Хотелось рухнуть на кровать и…
«Кхм…», - глубокомысленно изрёк Снейп, обозревая их с Гермионой спальню.
Прихватив единственную целую подушку, Северус побрёл в кабинет.
Эту комнату полицейские не обыскивали, так как она была зачарована.
«И слава Мерлину. Мне только вопросов на тему лишней жилплощади не хватало», - буркнул про себя Снейп и, швырнув подушку на диван, плотно задёрнул шторы.
Диван был неудобный – жёсткий и маленький.
Ворочаясь с боку на бок под тоненьким одеялом, Снейп ёжился от холода и с тоской вспоминал те счастливые дни, когда Гермиона была рядом.
«Она бы и кухню вымыла, и полы…Всё, завтра же…чёрт, уже сегодня…так вот, сегодня же её найду», - решил Северус и широко зевнув, провалился в глубокий сон.
Ну что ж, проявим чувство такта и оставим несчастного брошенного мужа наедине с Морфеем. После такого насыщенного дня ему просто необходимо отдохнуть и набраться сил. А силы ему понадобятся. Да-да, ведь он ещё не знает, с какими трудностями ему предстоит столкнуться. Потому что жену мало найти. Её ещё надо вернуть…



Глава 4. Парватти Поттер берётся за дело…

Некоторые люди скрывают свой ум гораздо тщательнее, чем свою глупость.
Д. Свифт.

Половина девятого утра. Профессор беспокойно ворочается на кожаном диванчике в своём кабинете, Гермиона крепко спит на мягкой розовой кровати в доме Поттеров…развели тут сонное царство… А о том, что автору, между прочим, нужно продолжать повествование, никто не думает. Ну что же, раз главные герои недееспособны…обратимся к второстепенным!
Так-так, кто тут у нас не спит?...

- Пупсик, вставааай, - ласково пропела Парвати на ушко супругу.
-Угу… только метлу ещё немножко по…полируууую, - Гарри сладко зевнул и, уткнувшись в подушку, снова заснул.
- Ну пууууупсик, - не сдавалась Парвати. – Ну ты же опоздаешь на тренировку!
- Чего? – встрепенулся Гарри.
- Метла. Снитч. Тренировка. Игра. Завтра, - терпеливо пояснила Парвати.
- Метла? Метла это хорошоооо…- протянул Гарри с блаженной улыбкой на лице, а затем снова скрылся под одеялом.
- Мерлин, - закатила глаза Парвати. Растолкать утром мужа было вечной проблемой.

А теперь сделаем маленькое лирическое отступление. Уверена, вас, мои милые читатели, терзает множество вопросов. Пожалуй, мне стоит проявить чудеса щедрости и ответить на один из них. Итак, что же связало Парвати и Гарри? Как так случилось, что из множества девушек Поттер, мальчик-который-выжил, победитель Вольдеморта, народный герой и кавалер ордена Мерлина первой степени, выбрал её – глуповатую девчонку, помешанную на прорицании?
Оказывается, не такая уж она и глуповатая…
Как только волна народной любви и восхищения (а случилось это после победы над Тем-Кого-Уже-Можно-Называть по имени) накрыла Гарри с головой, Парвати взялась за дело. В отличие от своих многочисленных соперниц она не бегала за «золотым мальчиком», ловя каждое его слово, не восхищалась его умом, храбростью, неповторимым чувством юмора и.т.д.…Она просто его пожалела.
Добрая и отзывчивая, готовая всегда выслушать и понять, Парвати мгновенно завоевала сердце народного героя. Видимо, в девушке пропал неплохой психолог, потому что она сразу поняла, что Гарри, лишённому родительской любви, нужен кто-то, кто будет любить его просто за то, что он есть.
Вот так и возник этот союз: Парвати честно отдавала мужу львиную долю своей любви и заботы, а он взамен делился своей зарплатой и народной популярностью. Гарри был счастлив, Парвати тоже…особенно новым платьям…но это уже её собственная маленькая тайна, в которую мы не будем вторгаться…до поры до времени.

Ну что ж, пока мы отвлеклись на лирическое отступление, Парвати ухитрилась-таки поднять мужа с кровати, и сейчас молодая семья завтракала в столовой.

- Котёнок, ну съешь ещё ложечку, - запела Парвати, снова пододвигая к Гарри тарелку с овсянкой.
- Пати, не надо, - Гарри сделал страдальческое выражение лица и мягко взял жену за руку.
- Ну ладно, – сдалась та. – Только учти, если ты потеряешь форму, мистер Трайнер в первую очередь будет ругаться на меня.
- Кстати, Гарри, я хотела с тобой поговорить, - Парвати нервно оглянулась назад и, удостоверившись что домовые эльфы ушли из столовой, поманила мужа пальцем. Гарри тоже зачем-то оглянулся и, нагнувшись к жене, приготовился слушать.
- Вчера, - зашептала Парвати, - Гермиона ушла от Снейпа.
- Что?! – от неожиданности Гарри дёрнулся и угодил рукавом мантии в тарелку с овсянкой. – Не может быть!
- Может, ещё как может, - продолжала Парвати, вытаскивая руку мужа из завтрака.
- Вот это даааа, - протянул Поттер и поправил сползшие на нос очки. – Она сейчас у нас?
- Да, - кивнула Парвати и, достав палочку, очистила его мантию. – И знаешь что?
- Что?
- Она к нему не вернётся.
- Почему? – Гарри так удивился, что снова залез рукавом в злосчастную овсянку. – Ой, чёрт!
- Гарри! – воскликнула Парвати. – Ну сколько можно!
- Я не специально, Пат. Так что там со Снейпом?
- Гермиона не должна вернуться к этому слизеринскому…э…ну ты меня понял, - даме из высшего общества не пристало грязно выражаться, поэтому Парвати ограничилась выразительным взглядом.
- Послушай, Пати. Мне вся эта история со Снейпом тоже не нравится, но ведь Герми его любит, и…
- Гарри! Да как ты можешь такое говорить! Твоя лучшая подруга несчастна! Она страдает, угнетаемая этим злым, жестоким человеком, а ты даже не хочешь помочь! – укоризненно воскликнула Парвати.
- Я хочу… - начал было Гарри, но жена его снова перебила.
- Вот и прекрасно! Мы возьмём Герми с собой в Аскот, и я познакомлю её с Джереми! – закончила Парвати, и выжидательно уставилась на мужа.
- Пати, я не уверен, что это хорошая идея, - Гарри покачал головой, вставая из-за стола. – Насколько я знаю, они любят друг друга, а эти мелкие ссоры…ну со всеми бывает.
- Но не у всех проходит, - сама того не зная, она с точностью повторила фразу Дэниела Фрэндала.
- Гермиона сама должна разобраться в случившемся, и мы не будем ей мешать, - Гарри строго посмотрел на жену. – И мне не нравится твоя идея с Джереми.
- Гарри, но ведь ничего плохого не случится, если я их просто познакомлю! – теперь Парвати смотрела на мужа почти умоляюще.
- Только со Снейпом потом сама разбирайся, - буркнул Поттер и направился в коридор.
- Гарри, зайка, как же я тебя люблю! – взвизгнула Парватти и счастливо улыбнулась.
«Всё идёт как надо»…

Было тепло. Тепло, хорошо и уютно. Но чего-то не хватало. Да, определённо, что-то не так. И кровать подозрительно мягкая. И свет бьёт в лицо. А Северус не любит свет. И поэтому шторы на окнах всегда задёрнуты. И матрасы он любит жёсткие...
«Ммм…Северус…стоп! Северус?!»
Гермиона распахнула глаза и резко села на кровати.
Розовое. Всё розовое: шторы, ковёр, мебель…
«Мерлин, где я?!»
Гермиона растеряно оглянулась вокруг. Постепенно в голове прояснилось. Воспоминания о вчерашнем вечере нахлынули новой волной раздражения и злости.
« Пусть теперь побегает – поищет», - Гермиона довольно улыбнулась, представив метания мужа.
В животе возмущённо заурчало – истосковавшийся по еде желудок устроил демонстрацию.
Сладко потянувшись, Гермиона откинула розовое одеяло и пошла в душ.
Мысли о муже не оставляли её в покое, хотя она из всех сил пыталась убедить себя в том, что её совершенно не волнует, позавтракал ли он, есть ли у него чистые носки и не опоздал ли он на работу…
«На работу?! О чёрт, работа!»
Чуть не грохнувшись на скользкий кафель, Гермиона выскочила из ванны и бросилась к часам.
Двенадцать.
Три часа назад она должна была быть на работе.
Не знаю, как вы, мои дорогие читатели, но лично я считаю, что когда уже точно куда-то опоздал, торопиться дальше не имеет смысла. Видимо, Гермиона тоже так думала, потому что, поставив будильник на тумбочку и с тоской проводив взглядом минутную стрелку, упавшую на очередное деление, она
подняла брошенное на пол полотенце и вернулась в ванну. Не торопясь, она высушила и расчесала волосы, одела выстиранную и выглаженную домовыми эльфами одежду и спустилась вниз.
«Сегодня лучше уже не появляться в отделе, иначе Тинкер меня убьёт. А так все будут думать, что со мной что-то случилось, начнут звонить домой, расспрашивать Северуса…», - Гермиона представила, как шеф вызывает Северуса на ковёр и начинает выпытывать, куда делась его жена. Тот, конечно же, будет молчать как партизан и, в конце концов, выдаст что-нибудь типа « а с чего вы решили, что я должен это знать?». Но всё равно было приятно думать, что хотя бы на пару часов воцарится полная неразбериха, из-за того, что она, ассистентка профессора Паркера, первый раз за всё время работы в отделе химических разработок не пришла, не предупредив начальство.
- Доброе утро, милая! - воскликнула Парвати, выплывая из гостиной. Да-да, именно выплывая, потому что на голове миссис Поттер громоздилось невероятное сооружение из роз и лилий.
Гермиона так и застыла с открытым ртом.
- Э-это шляпка? - наконец выдавила она, не отрывая удивлённого взгляда от цветочной башни.
- Тебе нравится? – Парвати попыталась покружиться перед Гермионой, но вовремя спохватилась и придержала рукой шляпку, потому что хитрая конструкция от резкого движения чуть было не рухнула.
- Ну…она…она...впечатляет, - выдохнула Гермиона и шумно сглотнула.
- Как ты думаешь, я произведу фурор в Аскоте? – Парвати кокетливо улыбнулась и попыталась слегка спустить шляпку на лоб. – Ой!
Шляпка покачнулась и съехала Парвати на глаза.
- О да, ты произведёшь фурор, - заверила её Гермиона, помогая снять головной убор.
- Уф, - Парвати достала из кармана халата маленький шёлковый платочек и промокнула лоб. – в ней так жарко!
-Знаешь, Герм, - продолжила она, поправляя цветы на шляпке. – Эта мода меня когда-нибудь доконает! Будь моя воля, я бы одевалась как ты – просто и скромно….
-Я не слежу за модой. Ношу то, что удобно, - пожала плечами Гермиона.
- Герми, знала бы ты, как мне всё надоело! Приёмы, выходы в свет, заморочки по поводу одежды…я так устала! – она всхлипнула. – Думаешь, мне хочется носить эти дурацкие шляпки, узкие платья, шпильки, учить заранее заготовленные слова, давать интервью?!
- Я думала, тебе это нравится, - Гермиона растеряно смотрела на уже рыдающую Парвати.
- Нравится?! - пролепетала та.
-Я так несчастна, Гермиона… - добавила она шёпотом.
- Пати, я…извини, - Гермиона присела рядом с плачущей Парвати, совершенно не понимая, что произошло: ведь всего минуту назад она выглядела такой счастливой, а теперь вот плакать ни с того ни с сего начала.
- Ох, милая! – Парвати порывисто обняла Гермиону и зарыдала у неё на плече. – Я так люблю Гарри! Так люблю! Я ведь всё для него делаю! А он…он меня разлюбил!
- Ну что ты, что ты?! – воскликнула поражённая Гермиона и отстранила от себя Парвати. – Гарри любит тебя!
- У него всё время тренировки! Я совсем одна, Герми… - Парвати снова достала платочек и шумно высморкалась. – У меня ведь даже нет подруг…
- А как же Лаванда? – спросила уже совсем ничего не понимающая Гермиона.
- Ах, ей не до меня! - махнула платком Парвати. – У неё новый роман… Герм, не бросай меня, - она жалостливо посмотрела на Гермиону и снова высморкалась.
- Ну, разумеется, я…
- Вот и замечательно! Значит, ты едешь с нами! – перебила Гермиону Парвати. – Насчёт платьев и шляпок не волнуйся, мой портной…
- Каких шляпок? – пролепетала Гермиона. – Пат, ты о чём?
- Ну как же! – Парвати удивлённо уставилась на неё. – Ты едешь с нами в Аскот.
- Нет, я не могу… - начала было Гермиона. Но заметив, что Парвати снова готова расплакаться. Поспешно добавила. – Как же Северус? Ведь он…
- Ах да, профессор…Ты готова оставить подругу в тяжёлую минуту ради мужа, который даже не удосужился поинтересоваться, где его жена!
Парватти поднялась и отошла к окну, промокая платочком глаза.
-Подожди-ка, - удивлённо прошептала Гермиона. – Так он что, даже сову не послал?!
- Нет, - Парвати развернулась, всем своим видом показывая « ну я же тебе говорила!».
Гермиона ничего не ответила. Она сидела, тупо разглядывая узор ковра, и не могла поверить в то, что сказала подруга.
«Он даже сову никому не отправил. Он совсем не волнуется…».
На глазах навернулись слёзы, которые она тут же решительно смахнула.
- Я поеду с вами в Аскот, - Гермиона поднялась с дивана. – Вот только все мои вещи…я же не могу вернуться туда сейчас…Хотя, он, наверное, на работе.
- Герм! Как можно идти на работу, когда твоя жена неизвестно где неизвестно с кем?! – Парвати подошла к Гермионе и взяла её за плечи, заставив посмотреть себе в глаза. – Так нельзя.
- Ты…ты права, - снова всхлипнула Гермиона.
- А теперь слушай меня внимательно, Герм, - несчастное выражение лица и убитый голос тут же пропали. Теперь Парвати была спокойна и решительна. – Ты поедешь со мной в Аскот. Насчёт вещей не волнуйся. Если по прошествии этого времени, профессор Снейп…тьфу ты, твой муж…ох, никак не могу привыкнуть к тому, что это одно и тоже… так вот, если он ничего не предпримет, то…- Парвати выразительно посмотрела на Гермиону.
- Угу, - кивнула Гермиона. – А вдруг он будет волноваться, ну и всё такое?…
- Напишешь ему записку, - недолго думая, выдала та. – «Милый, со мной всё в порядке». Хотя эпитет «милый» можно опустить…
- А работа? – вдруг вспомнила Гермиона.
- Дорогая моя! Вспомни, когда ты последний раз была в отпуске! – всплеснула руками Парвати.
- Давно, - согласилась Гермиона. – Хорошо, я поеду с вами, но мне будет нужно съездить на работу и лично поговорить с шефом.
- Вот и славненько! – Парвати хлопнула в ладоши. – А я пока свяжусь со своим портным! Тебе ведь будет нужно как минимум три шляпки!
- Какие ещё шляпки? – ужаснулась Гермиона.
- Как какие? Ты что, забыла? Шляпная лихорадка в Аскоте! Герм, не сходи с ума! – с этими словами Парвати подхватила свою жуткую шляпу и понесла её наверх.
- Я свяжусь со своим портным, а ты пока позавтракай! – крикнула она уже со второго этажа.
Гермиона тяжело вздохнула и пошла на кухню.
В общем-то, она и правда давно не брала отпуск. Три дня в Аскоте – замечательно.
« И почему мы с Северусом никогда туда не ездили? Ах да, он же не любит все эти светские поездки за город…» - Гермиона грустно улыбнулась.
«К чёрту всех! Я имею право хорошо провести время! И не буду я ему ничего объяснять – пусть помучается!»

Была лишь одна проблема: как взять отпуск так, чтобы об этом не узнал муж? Особенно если учесть, что они работают в одном отделе…





Глава 5. Безымянная.

«Любовь – неистовое влечение к тому, что убегает от нас». Монтень.

На голову что-то давило. Было нестерпимо жарко и душно. Северус попытался глубоко вдохнуть, но нос тут же забился чем-то колючим и…
- А-а-а-пфпф… - профессор хотел чихнуть, но шерсть (а это была именно она) попала в рот.
В горле запершило. Не хватало воздуха. Резко распахнув глаза, Снейп с ужасом уставился в… темноту.
«Мерлин!!!» - мысленно завопил Северус и резко сел. Колючая пелена тут же исчезла.
- Чёртова скотина! – взревел Снейп, запуская вдогонку удирающему Косолапсусу подушку.
Кот увернулся от снаряда и нырнул под комод. Вернее попытался нырнуть, так как влезла в спасительную щель только голова. Впрочем, кота это нисколько не смущало. Спрятав ту часть тела, которая отвечала за поглощение пищи, он напряжённо замер, абсолютно не заботясь о том, что большая половинная его мохнатого туловища осталась снаружи. Видимо, кот руководствовался принципом «если я никого не вижу, значит, меня тоже никто не видит». Окинув злым взглядом эту жалкую пародию на страуса, Северус спустил ноги с дивана и потянулся. Что-то хрустнуло.
Сморщившись, он потёр виски.
«Мигрень. Тьма её задери…»
Теперь причина возмутительного поведения кота стала понятна. Говорят, кошки очень чувствительны и восприимчивы к человеческим ощущениям. Были даже известны случаи, когда кошка, улёгшись на больное место, вылечивала людей. Но у них с Гермионой был кот. Впрочем, Косолапсусу принадлежность к другому полу ничуть не мешала забираться Северусу на голову всякий раз, когда у того начиналась мигрень.
Размяв затёкшую шею, Снейп поднялся и кинул взгляд на большие напольные часы.
Половина первого.
Северус тяжело сглотнул.
Он опоздал на работу.
И уважительной причины у него не было. Ведь не будет же он, в самом деле, рассказывать шефу про свои ночные приключения!
Почему-то вдруг вспомнилась дурацкая вывеска «Welcome to police!».
Боль в голове усилилась.
Представив, какой скандал его ожидает в отделе, Снейп снова сморщился.
«Удивительно, что они ещё не начали названивать…»
Но стоило ему так подумать, как зазвонил телефон.
Массируя виски двумя пальцами, Профессор подошёл к столу и обречённо уставился на звенящий аппарат.
Тяжело вздохнув, он прикрыл глаза и снял трубку.
- Мистер Снейп, это вы?! – завопило оттуда.
- Да, мисс Вульфстан, - раздражённо выдохнул Северус и отодвинул трубку подальше от уха.
- Сэр, тут такое…такое…такое!!! – отчаянно завизжала девушка.
- Какое? – безразлично поинтересовался профессор.
- УЖАС! – наконец, выкрикнула та.
- Что-то случилось? – Снейп прижал трубку к плечу и прошёл к бару, хорошенько пнув по дороге «спрятавшегося» кота. Косолапсус вздрогнул и сжался.
- Мистер Тинкер хочет вас убить! – между тем продолжала вещать девица, судорожно вздыхая и, как полагал Снейп, заламывая руки.
После этой фразы в трубке раздались непонятный треск и какие-то вопли. Из которых Северус разобрал только одну фразу:
«Дай мне трубку, я ему голову оторву!!!»
«Мда…а шеф-то не в духе…», - мрачно усмехнулся Северус и, завернув в полотенце кусочек льда, приложил его к виску. Стало полегче.
- Сэр! Сэр, приезжайте! Я вас умоляю! – снова закричала мисс Вульфстан.
Снейп застонал и сильнее прижал холодное полотенце.
Вопли на заднем плане продолжались. Борьба за трубку сопровождалась оглушительным треском, визгом и пощёлкиванием.
- Что бы немедленно!!! Слышишь?! Немедленно! – заревело из трубки.
- Профессор, миленький, приезжайте! – пискнуло откуда-то издалека.
Понимая, что ещё чуть-чуть, и его голова расколется пополам, Снейп буркнул: «Сейчас буду», - и выключил телефон.
День обещал быть интересным.
Пошарив на полочке за зеркалом и заглянув в свои личные запасы зелий, Северус с ужасом обнаружил, что от мигрени его ничего не спасёт.
«Ну кроме кота, разумеется…», - мрачно изрёк Снейп и пошёл одеваться.
Чистые рубашка и брюки, слава Мерлину, отыскались, а вот носки… Тяжёло вздохнув, профессор одел вчерашние.
«Докатились», - проворчал он, собирая в папку необходимые бумаги.
Тут Снейп вспомнил, что со вчерашнего утра практически ничего не ел. В животе болезненно заурчало. Содрогнувшись при мысли о том, что в поисках съедобного придётся идти на кухню, профессор решил, что отсутствие завтрака он как-нибудь переживёт.
«Чего не скажешь, об отсутствии жены».
С отвращением разглядывая, грязные, истоптанные полицейскими полы Снейп мрачно думал о том, как же всё-таки плохо без Гермионы. Ведь стоило ей уйти, как вся жизнь резко пошла под откос: ни носков, ни завтрака…
«Только тварь эта лохматая», - заключил Северус, угрюмо глядя на трущегося об ноги кота.



В поисках ключей Северус уже три раза выворачивал карманы пальто. И как ни странно, раз за разом находил там что-то новое…
« Чёрт, конфеты-то тут откуда?»
…вот только на ключи это что-то было совершенно не похоже.
Выбросив несчастную тянучку на лестничную клетку, Снейп перестал потрошить карманы и глубоко задумался.
«Куда же я мог их деть?» - он задумчиво потёр подбородок.
Тут профессор с ностальгией вспомнил те времена, когда Гермиона моментально находила потерянные им бумаги, ключи, ингредиенты…
«Чёрт возьми, и когда я стал так зависим от женщины?!» - раздражённо поинтересовался Северус сам у себя. Себя не ответило.
«Ну и гоблин с этой дверью!» - развернувшись, профессор направился к лифту, на ходу сунув руки в карманы.
Сил удивляться на то, что в левом кармане вдруг обнаружились ключи, уже не было.
Вернувшись к двери, Снейп уже хотел вставить ключ в замок, как вдруг…
- Ага! Попался!!!! – завопили сзади.
Подпрыгнув от неожиданности, профессор обернулся…
- Мерлин…, - прошептал он и выронил ключи.
Прямо перед ним стояло нечто с вытянутым зелёным лицом и огромными прозрачными глазами. Северус мигом вспомнил всё, что знал про НЛО. Почему-то вдруг вспомнился фильм ужасов, который они с Гермионой смотрели на прошлой неделе. Там инопланетяне поедали людей. Огромный тесак в руках у зелёного нечто наводил на размышления.
Единственное, что смущало Северуса и ну уж никак не ассоциировалось с обликом страшного монстра, (вернее, с монстром-то ассоциировалось, но…кхм…не таким) так это розовая шаль миссис Хампфул, накинутая на плечи пришельца.
От мысли, что НЛО сначала сожрало вредную старушку, стало легче. Профессор даже начал испытывать невольное уважение к существу, отважившемуся употребить внутрь столь ядовитый продукт.
Тем временем, вдоволь наглядевшись на насмерть перепуганного профессора, Оно воскликнуло:
- Ох, Северус, это вы! А я уж подумала, что взломщик какой! – с этими словами зелёное чудовище схватило себя за волосы… вернее, за их отсутствие…короче, за то место, где у людей должны быть волосы… потянуло вверх…и удивлённому взору Северуса предстала миссис Хампфул во всей своей красе: маленькая, розовощёкая, в своей извечной розовой шали.
«Я так и знал!» - мысленно воскликнул Северус.
- Северус, ну что вы стоите, как язык проглотили? – участливо поинтересовалась старушенция и помахала противогазом.
Да-да, дорогие мои читатели, это был всего лишь противогаз. Другое дело, что профессор об этом не знал…
- Прекратите размахивать у меня перед лицом этим…этим… - Снейп брезгливо кивнул головой в сторону «зелёной кожи».
- Ох, Северус, да что ж у вас такой напуганный вид? – Миссис Хампфул хотела погладить профессора по плечу, но тот ТАК шарахнулся…
- Ой, да вы не бойтесь, это я хрен резала! – с улыбкой воскликнула миссис Хампфул, перекладывая тесак в другую руку.
- Кого вы резали? – ужаснулся профессор. Ужаснулся, так как первое слово он прослушал.
- Хрен, - внятно повторила миссис Хампфул. И в подтверждение помахала перед лицом Северуса кухонным тесаком для рубки мяса и овощей.
- А это вам зачем? – убедившись, что умереть смертью храбрых ему сегодня не светит, профессор немного отошёл от первого шока и уже вполне внятно задавал вопросы.
- Противогаз? – старушка так искренне удивилась, как будто ответ был очевидным. – Ну так я в противогазе его резала. Понимаете, этот хрен…
Дальнейшие объяснения Снейп уже не слушал. Его теория о внеземном происхождении миссис Хампфул потерпела крах. А значит, сдача старушки в лабораторию на изучение инопланетных форм жизни откладывалась.
- Миссис Хампфул, мне, разумеется, безумно интересно узнать все тонкости хреноварения, но я опаздываю, - профессор предпринял попытку улыбнуться несостоявшемуся НЛО, но вышло нечто кривое , даже отдалённо не напоминающее улыбку. Миссис Хампфул поперхнулась, закашлялась и прохрипела:


- Кстати, Северус, а почему вас выпустили из тюрьмы?
«Ей что, не стёрли память?» - профессор, мягко говоря, обалдел.
- А почему, собственно, меня должны были там задержать? – он скрестил на груди руки и, прищурившись, пристально посмотрел на миссис Хампфул.
- Ну не знаю, - замялась та. Под ледяным взглядом грозного профессора она зябко поёжилась и разом вся как-то сжалась. – Просто…ваша кухня… не знаю я, чем вы там занимаетесь… Да и жена ваша…кстати, она утром из квартиры не выходила, а вчера не возвращалась! Я специально к миссис Лонгвуд ходила в глазок смотреть. Мы с ней до утра просидели, и…
Дальше Северус не слушал. Он аккуратно положил папку с документами на подоконник лестничного окна, не торопясь снял кожаные перчатки, достал из-за пазухи тонкую изящную палочку которая (как вы уже, наверное, догадались) была не простая, а волшебная, и, грустно вздохнув, печально посмотрел на миссис Хампфул. Та поперхнулась словами, закашлялась и медленно попятилась назад. И ужас в её глазах нарастал с каждой секундой. Потому что печаль в глазах Северуса Снейпа быстро сменилась зловещими огоньками. Нехорошо улыбнувшись, профессор поднял палочку и ласково поинтересовался:
- Ну куда же вы, миссис Хампфул? Мне так много нужно вам сказать…

Выходя из подъезда. Северус довольно улыбнулся и, расстегнув пальто, подумал: «Давно пора было это сделать».

Тучи на небе потихоньку рассеивались. Робко выглянуло солнце. Старушка, поливавшая на балконе цветы, подняла своё сухое морщинистое лицо навстречу его лучам и счастливо улыбнулась: «Ну наконец-то тепло будет».

Пока Северус добирался до министерства, он сто раз успел проклясть это « соплохвост его задери» солнце и эту «что б её Мерлин проклял» английскую погоду. Поскольку они с Гермионой жили в очень людном районе, аппарировать можно было только из переулка около супермаркета. Мало того, что перчатки и зонт оказались совершенно ненужными, так ведь и в пальто вскоре стало жарко. Чёртово солнце, казалось, решило компенсировать своё двухнедельное отсутствие ударной дозой тепла. И от того, что люди вокруг радовались и улыбались, снимая тёплые свитера, настроение профессора становилось всё хуже и хуже.
Пальто, в конце концов, тоже пришлось тащить в руках.
Окончательно профессора добила толкучка, образовавшаяся в отделе из-за того, что «какой-то идиот, Вольдеморта ему в задницу» споткнулся и уронил кипу бумаг, и теперь весь отдел ползал на четвереньках, собирая их с пола. Громко выругавшись, профессор под удивлёнными взглядами коллег забрался на ближайший стол и по рабочим местам сослуживцев добрался до кабинета начальника.
Там, глубоко вздохнув и оправив манжеты рубашки, он придал лицу самое что ни на сеть серьёзное выражение и аккуратно постучался.
Дверь открылась, высунулась сильная мужская рука, схватила Северуса за галстук, втащила в помещение и, уже спустя секунду, весь отдел химических разработок тихо внимал витиеватой речи начальника. После особо замысловатого выражения многие удивлённо качали головами, и кто-то одобрительно шептал:
- Ого, как загнул…
Или:
- Куда-куда, ему засунуть свой отчёт?..
По прошествии пятнадцати минут, дверь открылась, из кабинета медленно вышел бледный до синевы профессор и, окинув сочувствующие лица коллег рассеянным взглядом, направился в лабораторию. И дело было даже не в том, что мистер Тинкер орал так, что в ушах звенело, а в том, что…цитирую: «…Гермиона хотя бы предъявила результаты исследований! Разумеется девочка заслужила отпуск, а ты…».
«Отпуск. Она взяла отпуск», - вертелось в голове у профессора.
«Мерлин, как же теперь?...Где она?...»
Честно говоря, первым порывом профессора было тоже взять отпуск, но, глядя на красное от злости и крика лицо шефа, он тут же отбросил эту идею. Да и исследование бросать нельзя было. Но беспокойство за жену нарастало с каждой секундой. Надежда на то, что Гермиона ушла к родителям, успокаивала плохо.
« А вдруг…вдруг она решила совсем…того…этого», ужаснувшись этой своей высокосодержательной мысли, Северус ускорил шаг.

- Ой! – подсочила мисс Вульфстан, когда дверь распахнулась, и на пороге появился бледный и весь какой-то помятый профессор Зельеварения. Внимательно осмотрев идеально прибранное рабочее место своей секретарши и, не найдя, к чему придраться, он коротко бросил:
- Кофе, - и прошёл в лабораторию.
- Но ведь вы же сами просили не носить вам кофе в лабораторию, потому что… - начала было она, но услышав звук хлопнувшей двери, грустно вздохнула и обречённо поднялась из-за стола.
Так уже не раз было: он просил кофе, а когда она робко открывала дверь лаборатории, дрожащими руками неся перед собой поднос, он…
- Какого чёрта вы здесь делаете?! Вы что, настолько безмозглы, что не можете запомнить это простое правило безопасности?! В лабораторию строго запрещено приносить посторонние растворы и …
Вот, в общем. Ругался. Зачем, спрашивается, кофе просит? Ну что бы повод был убить кого-нибудь…
Поставив на поднос чашку отвратительно сваренного кофе («а зачем стараться, всё равно ведь пить не будет…»), Мери крепко взяла поднос и, приоткрыв дверь, дрожащим голосом прошептала:
- Кофе, сэр…
И тишина…
- Сэр? – девушка ещё чуть-чуть приоткрыла дверь и увидела своего начальника: профессор сидел за большим дубовым столом, закрыв лицо руками.
- Профессор, вам плохо? – девушка подошла к столу и тихонько поставила поднос на самый краешек.
- А…что, простите? – профессор убрал руки и как-то растеряно оглянулся по сторонам.
- Я вам кофе принесла, - робко напомнила Мэри.
- Да, спасибо, - Снейп взял чашку и отхлебнул. Сморщился.
- Ну и дрянь, - изрёк он, допив кофе и поставив чашку обратно на поднос. – Вы можете идти, мисс Вульфстан.
- Угу, - с готовность кивнула девушка и заспешила к выходу.
« Отдел для буйно-помешанных в св. Мунго по сравнению с этим местом – рай земной», - подумала она, закрывая за собой дверь.


"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"