Доброе Сердце

Автор: Люсёнок
Бета:Гамма - Леди Мариус
Рейтинг:PG-13
Пейринг:
Жанр:AU, Action/ Adventure, Darkfic, General
Отказ:Все права на героев, кроме Константина - сына Волдеморта,и других придуманных мною персонажей, принадлежат Дж.К.Ролинг, и спасибо ей за вдохновение!
Аннотация:Ошибки молодости нелегко исправить. Человеческое сердце - хрупкая вещь. Его мать и отец Пожиратели Смерти. А у него доброе сердце. Он - сильный маг. От него зависит исход войны. Но чью сторону займет Доброе Сердце... Фанфик пишется вместо шестой книги, поэтому все живы :)
Комментарии:Захватывающие приключения, экшн, в фанфике есть сцены насилия, немного грубой речи, поэтому стоит 13+.
Каталог:Упивающиеся Смертью, Книги 1-6, Хроноворот, Альтернативные концовки, Полуориджиналы
Предупреждения:насилие/жестокость, ненормативная лексика
Статус:Закончен
Выложен:2008-09-05 00:00:00 (последнее обновление: 2016.12.08 03:55:06)


Этот фанфик был написан ещё в далеком 2009м году, тогда же и завершен, и писался вместо шестой части, поэтому все герои погибшие в 6 части живы :)
К сожалению у фанфика не простая судьба - поменяв 2 беты, он так и остался без окончательной обработки, поэтому где-то с середины возможны ошибки в пунктуации. Если будут желающие поработать над доведением до ума - пишите мне на электронную почту lyusenok2001@mail.ru.

Начало возможно покажется немного затянутым, но поверьте - это стоит почитать!!!
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1. Азкабан


На земле есть множество мест, которых сторонится любая живая душа. Одно из них – это Азкабан, тюрьма для волшебников, - чудовищное воплощение ночных кошмаров, по взмаху волшебной палочки ставших реальностью. Это обдуваемая ветром со всех сторон скала, возвышающаяся над пучинами Северного моря и несущая погибель всякому, кто отважиться нарушить её священную тайну. Холодные голые камни, леденящие душу своим безмолвием, несут лишь покой и созерцание своей безысходности, позора, ужаса одиночества, осознание бессмысленности жизни... Они оставляют человека наедине с самим собой, со всеми его страхами и сомнениями, душевными муками и переживаниями. А если разглядывать каменные стены, считать пылинки, ходить из угла в угол, будто загнанный зверь, становится тошно - голос совести, голос безрассудства, голос агрессии и мольбы о справедливости уже невозможно заглушить в своём сердце...
И так час за часом, день за днём... Пока, наконец, дни не превращались в недели, недели в месяцы, а месяцы в годы. Узник медленно сходил с ума... От самого себя, своих мыслей, страхов, от осознания собственного бессилия изменить ситуацию. Слишком много самого себя. Даже отсутствие дементоров, перешедших на сторону Тёмного Лорда, не облегчало участь заключённых. Стены Азкабана за сотни лет успели впитать их мрачную, пугающую энергетику. Меланхолия, безжалостный холод и страх навеки завладели этим местом.
Как обычно, ещё с утра успев изучить новый узор паутины, сплетённой его единственным другом по заключению - чёрным пауком, и убедившись, что за ночь стены в камере ничуть не изменились, Люциус Малфой - аристократ из благородного, чистокровного семейства стал медленно ходить по своей убогой темнице. Её размеры тоже остались прежними - десять шагов в длину и пять в ширину, а высота... О, Люциус часто думал сколько там метров... Окно в каменной стене было расположено слишком высоко, туда чтобы можно было вскарабкаться и выпрыгнуть. Да и перспектива оказаться в пучине ледяных вод или разбиться о скалистый берег острова мало прельщала узника.
- Мне нужно выбираться отсюда, - задумчиво сказал Люциус. Впрочем, никто кроме паука, продолжавшего свою кропотливую работу, не мог его услышать. Однако самого Люциуса это ни сколько не смущало: - Мне необходимо срочно выбраться отсюда! Что же там творится?! Что Лорд может сделать с Нарциссой и Драко? О, я догадываюсь что! Я, пожалуй, слишком хорошо его знаю... Из-за этого дерзкого Мальчишки-Который-Опять-Вышел-Из-Ловушки-Непойманным, над моей семьёй нависла смертельная угроза! Не дай Мерлин, Нарцисса и Драко окажутся в немилости Лорда. Нет, моя жена умная и хладнокровная женщина. Она всё просчитает и сумеет оградить и себя, и сына от опасности. И потом, с ними Лестрейнджи и Снейп, они не дадут их в обиду... Что же я такое говорю! Ведь там каждый сам за себя. Разве что Снейп по старой дружбе позаботится о них. О, если бы можно было, хоть как-нибудь связаться с ним! Если Лорд прогневается, а, судя по всему, так оно и есть, иначе я бы сейчас не сидел в Азкабане, то всегда сумеет найти причину, чтобы, вдоволь насладившись пыткой и душевными муками его жертвы и произнести свои самые любимые и заветные слова - "Авада Кедавра"!
В воображении Люциуса сверкнула ярко-зелёная вспышка, и тела его жены и сына упали к ногам Тёмного Лорда.
- Нет!- почти закричал Люциус. - Нет! Только не это... Они выживут, они смогут... Я... Я должен немедленно выбраться отсюда!!! - Люциус закричал так громко, словно надеялся, что жена с сыном его услышат.
Но его крик остался не услышанным. Заключенные Азкабана часто кричат от бессилия и безысходности. Каменные стены ничто не трогает...

***

“Да… пожалуй, есть только один выход… Палочки мне не достать, на прогулки заключённых Азкабана не водят, значит, действовать придется тем, что всегда под рукой”. При этой мысли Люциус поёжился. Магия Крови – великая по своей мощи и…поистине ужасная в действии, а о последствиях в случае ошибки вообще лучше не думать. Люциусу даже трудно было себе представить, чем может закончиться Тёмное колдовство на крови. Одной капли крови Лили Поттер хватило для того, чтобы защитить маленького Гарри от сильнейшего мага современности. Мало того, что Поттер-младший спасся от смертельного проклятия, он ещё послужил причиной падения вышеназванного Тёмного Лорда. Одной капли крови может хватить и для того, чтобы наслать на врага недуг или всякого рода напасть. Одной капли крови может хватить и для того, чтобы убить. Пожалуй, если о чём и жалел в данный момент Люциус Малфой, так это о том, что, как и большинство волшебников, он не особенно верил в силу Магии Крови и не уделял много внимания её изучению. И всё же, один раз, после исчезновения Волдеморта он таки сел и прочитал одну очень древнюю книгу из семейной библиотеки Малфоев. Эта книга была настолько старая, что у Люциуса сложилось странное впечатление, будто её вполне могли держать в руках такие великие маги как Мерлин и Салазар Слизерин. Однако содержание фолианта показалось ему почти невозможным, и Люциусу трудно было себе представить, как такое может работать. А потому, дочитав книгу до конца только из уважения к её древности, он положил том на самую верхнюю полку в библиотеке, после чего благополучно о нем забыл. Сейчас же, знания, почерпнутые из, казалось бы, ненужной книги, были его единственным шансом сбежать отсюда.
Найдя в углу темницы острый камень, Люциус стал мучительно вспоминать всё, что говорилось в той древней книге. Сначала нужно «усердно думать о человеке, до которого желаешь донести своё слово». Неудобство данного метода заключалось в том, что связаться можно было только с кровным родственником; далее вроде бы следовало - «и, установив с ним мысленную связь, начертить на теле своём послание…»
Единственной подходящей кандидатурой для проведения ритуала на крови был только Драко. Но что же ему написать? И главное – где? Ведь у родственника, если верить той книге, письмена должны проявиться на том же месте, где будет писать тот, кто проводит ритуал... Будет более чем странно, если Драко, стоящий у портного, вдруг заголосит, и на его, например, руке, начнут проявляться нацарапанные кровавые буквы! А если для него всё пройдёт безболезненно, да ещё и на незаметном месте, он вообще это может не увидеть.
Люциус ещё раз мысленно взвесил все “за” и “против” и, убедившись, что без Магии Крови он не сумеет связаться с Драко, стал царапать острым камнем на левой ладони послание Драко, стараясь при этом думать о сыне.



Глава 2. Магия Крови


Ему снилось, что он играет в квиддич, пытается поймать снитч, но у него это никак не получается. Потом мальчик оказался в темном зале, в центре которого стоял трон. Странность этого трона заключалась в том, что он был сделан из клубока живых змей. В нём сидел ни кто иной, как сам Тёмный Лорд. А потом Лорд взмахнул волшебной палочкой и юноша почувствовал мучительную боль. Не такую, от которой можно проснуться. Он даже сначала не понимал, это боль во сне или физическая…
Спустя три часа Драко проснулся.
- О, Мерлин, что с моей рукой?! – Драко удивленно посмотрел на руку. С тыльной стороны левой ладони было нацарапано: «Сын, найди Константина, он мне нужен, он поможет».
Неужели это писал отец? Но как? Кто такой Константин? Драко тут же попытался вспомнить всех знакомых отца и всех ему известных людей, но никого с таким именем юноша не знал. «Надо спросить у мамы, - решил юноша и, умывшись, побежал изо всех сил, стараясь не сносить ничего на своём пути в столовую, где должна была находится его мать. – Надеюсь, она знает кто это». Вбежав в столовую, Драко резко затормозил чуть, не врезавшись в мракоборца. Юноша крепко сжал в ладонь, на которой была надпись, в кулак – в Поместье Малфоев проводился очередной обыск. Несколько мракоборцев в очередной раз перепроверяли все вещи семьи Малфой в поисках темномагических артефактов, а так же, расследовали причастность Люциуса к запрещенным ритуалам. Нарцисса с ничего не выражающим лицом сидела за столом. Увидев сына, она слабо улыбнулась и жестом пригласила его к уже почти остывшему завтраку. Позавтракав в молчании, так и не спросив про Константина, Драко поцеловал мать в щеку и пошел в свою комнату, которую к его возвращению уже успели обыскать четыре здоровенных мракоборца. Пинком захлопнув за ними дверь, Драко стал размышлять как же ему быть… Раз отец просит найти Константина значит надо это сделать и сделать срочно.
«Кем бы этот человек ни был, он друг отца и враг всех этих проходимцев, обыскивающих поместье, - расхаживая по своей комнате, думал Драко. - Где найти этого Константина?! Почему отец не написал его фамилию?»
- Попытка не пытка, – сказал Драко, глядя в окно, как семь мракоборцев пытаются усмирить ожившую статую горгульи, призванную охранять Поместье Малфоев от незваных гостей и любителей чужого имущества. Взяв маленький кусочек пергамента, Драко быстро набросал письмо Константину с описанием нынешнего положения его отца и его просьбой приехать. Взяв самого лучшего филина из совятни Малфоев, Драко показал ему свою ладонь, будто это могло помочь птице понять, кого нужно искать.
– Найди того, о котором тут говориться, и отдай ему письмо. Лети так, чтобы мракоборцы тебя не видели, понял?
Филин согласно ухнул, расправил крылья и улетел.


*** (Этот фрагмент написан Кукушкой и подкорректирован автором)

Драко Малфой стоял на вокзале Кинг Кросс в окружении своих так называемых друзей. С Блейзом Забини и Панси Паркинсон Драко общался с самого детства. Люциус очень уважал их родителей, поэтому Драко приходилось в школе поддерживать отношения с детьми данных семейств, что, впрочем, ему порядком надоело. Настроение юного Малфоя было прескверное, с самого утра у него всё не ладилось. Сначала домовик испачкал его самую любимую рубашку, потом Драко поругался с матерью, и теперь ещё и ненавидимые им Гарри Поттер, Гермиона Грейнджер и Рональд Уизли беспечно смеялись у Хогвартс-Экспресса, чем довели его до бешенства.
- Вот и наша святая троица! - крикнул Драко, завидев трех гриффиндорцев. - Уизли, ну как там у твоего папаши дела? Недавно о нем в «Пророке» писали - дела у него худо, вот-вот выгонят из Министерства. Тогда вся ваша семейка просить милостыню пойдет. Хотя, куда может быть беднее, чем сейчас, вы и так, как свиньи живете в хлеву!
Слизеринцы дружно захохотали.
- Поттер, а ты не забыл за лето единственное заклинание, которым ты владеешь? Вдруг разоружить экзаменационную комиссию на ЖАБА не сумеешь?
Как только Мальчик-Который-Выжил вынул палочку, грязнокровка Грейнджер тут же попыталась его остановить и случайно задела локтем Рона. Увидев начинающуюся потасовку, к ним подошла толпа второкурсников Слизерина, один из которых «по неосторожности» задел багаж гриффиндорцев и вся «золотая» троица оказалась погребённой под своими же вещами.
Драко надоело смотреть на ржущих друзей и четно пытавшихся встать гриффиндорцев и он, даже не взглянув на ненавистных врагов, двинулся к поезду, расталкивая по пути учеников.
Найдя свободное купе, Драко занял место у окна и продолжил свои размышления. Прошло больше двух недель после того, как он получил сообщение от отца из Азкабана. Хоть парень и считал мысль, что сова найдёт неизвестно кого, совершенно абсурдной, он все же написал письмо неизвестному, но очень необходимому Константину. Но ответа до сих пор не было. Драко сидел и размышлял. Очень скоро погода за окном испортилась, и стал моросить мелкий дождь.
- Драко, милый, о чём ты задумался? - вывел парня из полусонного состояния сладкий голосок Паркинсон. – Мечтаешь о наших совместных каникулах?
Драко попытался изобразить что-то похожее на улыбку в знак согласия и быстро отстранился от слюнявого поцелуя. Панси удивлённо поглядела на него, но через миг взяла себя в руки - сказывалось аристократическое воспитание - и протянула Драко конверт.
- Тебе здесь письмо прислали, - произнесла она обиженно. – Ты выглядывал в коридор, когда его в окно бросил очень красивый черный сокол.
Драко, взглянув на письмо, тут же сообразил от кого оно.
- Панси, выйди из купе, и этих недоумков с собой возьми!
- Но милый...
- Панси! И не смей называть меня «милый»! - прошипел он. Гордо задрав голову, Панси вышла из купе, захватив с собой Крэбба и Гойла.
Драко быстро взглянул на конверт и тот тут же выпал из его рук. На конверте было написано имя – «Константин Грейнджер».


Глава 3. Странное послание


Драко остался в купе один. Дрожащими руками он держал конверт и смотрел на подпись. Константин Грейнджер. Однофамилиц? Не может быть... Драко рывком открыл письмо.
"Здравствуй, Драко. Рад, что ты не порвал письмо сразу, как только увидел имя. Это была для тебя своеобразная проверка. Хотел узнать, насколько ты доверяешь своему отцу и насколько ты достойный член своего семейства.
Кто я и мою фамилию я тебе пока говорить не стану, могу лишь сказать, что ты мне можешь во всём доверять, и я имею непосредственное отношение к господину твоего отца, хотя я и не являюсь Пожирателем Смерти. На данный момент я нахожусь в Румынии, но как только придет время, я приеду в Англию, а пока я смогу помогать тебе отсюда. Мои верные люди за тобой присмотрят. За отца не волнуйся - о нём позаботятся. Пока он останеться в Азкабане. Лорд не должен подозревать, что я знаю о происходящем в Англии. Держи меня в курсе всех дел. Крестник твоего отца, Константин."
«Крестник? Мой отец был кому-то крестным? - озадаченный Драко ещё раз прочитал подпись. Он вообще никогда не слышал ни о каком крестнике своего отца. - Спросить мать... Нет. Её лучше пока в это не впутывать.»
Панси постучала в купе: - Драко! Ты там ещё долго! Нам тут надоело стоять!
- Подождете ещё минуточку, ничего с вами не случится! - огрызнулся Драко, ему сейчас было не до них... Мысли Драко занимал только Константин - крестник его отца, непосредственно связанный с Лордом, но не Пожиратель Смерти, и при этом имеющий власть, связи, силу и верных людей сделал вывод Драко. Раз "за ним присмотрят" и Темному Лорду не надо знать, что Константин в курсе происходящих событий, значит он сильный волшебник... Да и об отце позаботятся.
- Драко, - заверещала Панси, – нам надоело, мы входим! - и резко открыла дверь купе.
Драко убрал письмо, но вопросы, кто же такой Константин, остались.

***
Большой зал был полон оживленного теплом народа. Все дружно говорили о каникулах, будущих уроках, гадали, кто будет преподавать защиту от темных искусств, и просто смеялись без устали. «Золотое трио» сидело в окружении своих друзей из Гриффиндора и о чём-то разговаривали. Их окружали переговаривающиеся и подшучивающие друг над другом члены группировки, которую Драко и другие ребята из инспекционной дружины вместе с Филчем и Амбридж успешно поймали и допрашивали в кабинете Дамблдора, а потом и самой Амбридж в прошлом году. Драко бережно хранил память о тех золотых днях, когда у Гриффиндора в конце года оставалось всего сорок пять баллов и те были только потому, что юный Малфой ещё не нашел причину к чему и кому придраться ещё, чтобы лишить их и этого.
А потом, как-то ранним утром, прилетели совы и как всегда принесли всем Пророк. Весь Слизерин с ужасом зашипел и как-то странно, с сочувствием, стал поглядывать на Драко. Вырвав газету у ближайшего соседа по столу, и кинув один лишь взгляд на первую полосу, он резко сел. Ноги были ватные и не слушались, сердце отбивало чечетку, на лице проступила краснота. Нет, это не правда, этого не может быть! Его отец в Азкабане!
- Драко, ты что, уснул? - Панси больно тыкала Драко в бок локтём. - Я ничего тебе не сказала, когда ты не хлопал нашим первокурсникам, но чтобы ещё и есть отказываться! Что с тобой?
Драко огляделся, задумавшись, он и не заметил, как прошло распределение, и на столе появилась еда.
- Я… Со мной всё в порядке. Так… Задумался, кто у нас будет преподавать Защиту От Тёмных Искусств, - соврал Драко.
Панси охнула и приложила ладошку ко лбу бледного мальчика, проверяя температуру: - Драко, милый, я так и знала, ты болен. Солнышко, поешь, и я отведу тебя к мадам Помфри!
- К Помфри?! – Драко, на всякий случай тоже приложил ладонь ко лбу, но не ощутил там ничего сверхъестественного. - Я здоров! Зачем мне к врачу! Сказал же, просто задумался! – Драко схватил тарелку и наложил туда гору еды.
- Профессор Снейп, – обеспокоено сказала Панси.
Драко, подумав, что рядом с ними проходит их декан, завертел головой, но Снейп сидел за столом учителей и беседовал, а скорее о чём-то спорил, с Макгонагалл.
- Что Профессор Снейп?! - злобно глянув на Панси, давясь едой, прошипел Драко.
- У нас будет вести Защиту от Темных Искусств Профессор Снейп. Это только что Дамблдор сказал, но ты его не слушал, – обиделась Панси. Больше она с ним в тот вечер не разговаривала, и Драко был ей за это благодарен.

***

Тьма, холод и туман окружили Азкабан. Даже если кто-то из узников и сумел бы в тот поздний вечер выглянуть в окно, то не смог рассмотреть и вытянутой руки. Всё вокруг уснуло, море тихонько пело колыбельную каменным стенам Азкабана и лишь в одной камере горел яркий огонёк, выдавая не поддавшихся чарам сна узника и его гостя.
- Люциус, ты знаешь как ты мне дорог, ты мне отца родного заменил, впрочем, был ли я когда-нибудь ему нужен…
- Константин, не говори такое, конечно ты нужен ему! Просто он был немного занят другими делами…
Константин изобразил некое подобие улыбки, показывая своему крестному: «Конечно, так и поверил».
- Не о нём сейчас речь, у нас мало времени. Никто не должен заметить, что Азкабан под моими чарами. Я пока не могу забрать тебя с собой. Лорд наложил здесь свои чары, если ты вдруг покинешь это место, он сразу же об этом узнает и поверь, он зол на тебя. Ты должен молиться, что не попал под его гнев после поражения в Министерстве.
- Он и сейчас готов меня убить, впрочем, я не знаю, почему я ещё жив. Я много чего сделал, что должно было вызвать его гнев, моя семья теперь в опасности, - Люциус сидел на кровати, обхватив голову руками.
- Не волнуйся, присмотрят за ними. Драко бы не наделал глупостей, мне доложили, что он очень переживает твоё отсутствие.
Люциус поднял голову и посмотрел прямо в глаза Константину.
- Люциус, я тут твою камеру немного доделал. Теперь здесь можно жить, но от Дементоров, увы, защиту поставить не могу - это заметят, хотя она сейчас не нужна, их здесь нет.
- Спасибо за всё.
Константин улыбнулся и, превратившись в туман, медленно проскользнул через узкие решетки в высоком окне камеры. Люциус огляделся, его крестник над камерой действительно хорошо поработал. Теперь заключенный находился не в холодной и не уютной коморке, а в милой, уютной комнате, сделанной в зленых и серебристо-серых тонах, хоть и по-прежнему небольших размеров. Там появился небольшой письменный стол, в ящиках которого Люциус обнаружил несколько интересных книг, листы пергамента, чернила, какую-то магическую вещь, похожую на бумеранг и инструкцию, написанную рукой Константина, как ей пользоваться, запас ярких долгогорящих свечей, и несколько коробков с магическими спичками. Поработал Константин и над ванной комнатой узника, и над его кроватью, и, конечно же, гардеробом. Стильных и шикарных вещей Люциус там не обнаружил, но они были чистыми, и на них были наложены согревающие чары, и чары самостирки. Однако его это не волновало. Теперь Люциус начал переосмысливать их встречу. Что если Волдеморт узнает, что Константин был здесь. Если тут есть чары, следящие за ним, то может и есть такие, которые следят за его посетителями. Что тогда будет?! Волдеморт не обрадуется, если узнает, что он просил помощи у Константина.
- Нет… Что сделано, то сделано. Мне больше помощи просить не у кого, а моя семья в опасности.
Люциус вновь подумал о Нарциссе и Драко, и вновь в его сознании полыхнула зеленая вспышка и тела его жены и сына пали как подкошенные на пол, холодный смех Волдеморта заполнил сознание узника.



Глава 4. Портрет в Малфой-Мэнор


Драко сидел на кровати в подземельях Слизерина и рассматривал левую ладонь - на ней почти ничего не напоминало о недавнем послании.
- Как ты это сделал, отец? Мне нужно спросить тебя об этом мистере без фамилии, – прошептал Драко и тяжело вздохнул. Разве уместятся все вопросы, мучившее Драко на ладошке? И писать на себе придется. Драко, конечно, любитель поиздеваться, но не над собой. Если бы можно было написать послание отцу на теле Поттера или грязнокровки Грейнджер, то он, не задумываясь, написал бы послание сравнимое по объему разве что с полным собранием магических заклинаний великого Мерлина! Впрочем, нет, не написал бы - отца жалко. Ведь эти слова проявятся на его теле, и, судя по тому, что испытал сам Драко - не безболезненно.
За эти несколько недель он много думал о Константине. В результате долгих рассуждений юноша пришел к выводу, что Константин чистокровный волшебник (иначе Люциус не оказался в его крестных), из приличной семьи. Он определенно младше своего крестного отца. Его семья жила в Румынии, а может они туда переехали из Англии или он там отдыхает - этот пункт вызывал у Драко большие сомнения. Он - влиятельная фигура. Об этом говорило то, что у незнакомца есть «свои люди», или те, кто готов выполнить просьбу или приказ Константина. Он осмелился пойти против Лорда, ведь Константин встал на защиту Малфоев, а они вызвали негодование Волдеморта.
Драко печально осмотрел разбросанные по полу учебники, пергаменты, перья и перевернутую чернильницу. Последние дни у него не было ни настроения ни сил убирать все по местам.
- А говорили, что из неё не проливаются чернила, - хмыкнул Драко себе под нос, рассматривая тёмную кляксу на полу.
Скрип двери и топот ног отвлек Драко от кляксы.
- Драко, ты идешь? - в комнату вошли Паркинсон, Забини, Крэб и Гоил. - Мы выпросили у профессора Снейпа разрешение на незапланированный поход в Хогсмид. Сказали Снейпу, что к нам пробрался Пивз, разорвал все наши запасы пергаментов и разлил все чернила, и профессор дал нам разрешение на незапланированный поход в Хогсмид.
- Он поверил? - Драко потянулся к одежде, хотя идти ему не хотелось.
- Разумеется, поверил! Мы ведь на Пивза Кровавого Барона натравили и беспорядок в гостиной устроили! Мы же слизеринцы! - гордо заявила Панси, - умеем инсценировать и перекладывать ответственность за содеянное на других!
От её гордой улыбки, казалось, светилась вся комната.
- Отличная идея с Пивзом, - улыбнулся Драко, подумав что теперь появление чернильной кляксы можно будет списать за призрака и заставить домовиков оттирать её.
Быстро надев мантию поверх свитера, Драко с друзьями вышел в гостиную, где их ждал декан. Снейп внимательно осмотрел собравшихся.
- Вы все пострадали от Пивза? Впрочем, не важно, идите, у вас четыре часа. Через четыре часа вы должны быть здесь. И без глупостей!


***
Драко стоял на улице Хогсмида, он никак не мог найти способ отделаться от своих приятелей. Пока он шел в Хогсмид, ему в голову пришла идея сделать самое простое, что он мог, чтобы больше узнать о Константине – поговорить с матерью, ведь Нарцисса не могла не знать крестника своего мужа.
- Извините ребята, мне нужно срочно поговорить с мамой. Мне вчера приснился нехороший сон, хочу спросить всё ли у неё в порядке, - соврал Драко.
- Ты веришь в такую чушь, как вещие сны? – Блейз явно был удивлен. – Верить в чушь удел сквибов и простаков! Я лично…
- Прекрати оскорблять Драко! – завизжала Панси. – Сам не знаешь, в какой они ситуации? Естественно, Драко хочет спросить у семьи, как у них дела! Иди, мы тебя подождем здесь.
В благодарность Драко чмокнул Паркинсон в щёку и побежал в бар «Три метлы», пока его друзья не передумали и не захотели составить ему компанию. Поздоровавшись с мадам Розмертой, Драко попросил предоставить ему комнату. Поинтересовавшись у школьника, зачем ему потребовалась комната хозяйка бара направилась с Драко на второй этаж.
Затхлый запах давно не проветривавшейся комнаты мог свалить с ног тролля. Обшарпанные стены самой дешевой комнаты бара «Три метлы» были покрыты толстым паутины и плесени. Из мебели в комнате находилась старая кровать и платяной шкаф, одна из створок которого, немного покосившись, висела на сломанном креплении.
- Я эту комнату уже давно не сдаю, - извиняющимся тоном пояснила мадам Розмерта. - Но если тебе нужен только камин - она твоя. Один кнат за час.
Драко молча отдал монетку хозяйке бара и попросил не беспокоить его.
«Что мне теперь делать? – думал Малфой, расхаживая по комнате. - Использовать отправиться домой или поговорить через каминную сеть?» - Оба варианта не впечатляли Драко. Перспектива с головы до ног измазаться в саже ненамного приятнее возможности столкнуться в Малфой-Мэноре с Темным Лордом. Однако разговаривать с матерью дома безопаснее. Каминная сеть могла прослушиваться Министерством магии, да и в «Трех Метлах» достаточно любителей чужих тайн. Решение было очевидно. Бросив щепотку летучего пороха в камин, Драко выдохнул «Малфой-Мэнор».
Знакомая, великолепно меблированная гостиная с длинным столом в центре сейчас была холодна, неуютна и пуста. Весь дом казался зачарованным злым волшебником. Равномерный стук старинных напольных часов из красного дерева, щедро украшенного золотом, заполнял пустоту комнаты. Юноша прислушался. Если бы в Малфой-Мэнор находился Тёмный Лорд, в доме не было бы так тихо.
- Мама! Мам! – Драко побежал вдоль длинного коридора, заглядывая во все комнаты, которых в поместье Малфоев было тридцать семь. – Мама, где ты? – мальчик вбежал на второй этаж по мраморной лестнице. - Мама!
- Что ты кричишь? - с портрета на Драко смотрел бледный светловолосый мужчина - Абраксас Малфой, отец Люциуса. - Нет её. Ушла куда-то. Почему ты не в школе? – манерно изогнув бровь, строго поинтересовался дед Драко.
- Я… Мне нужно кое-что у неё спросить, – тяжело вздохнул расстроенный Драко. Этого мальчик не предвидел. Нарцисса ушла по делам, к подругам или в магазин, ведь она не обязана всё время сидеть дома.
- Что спросить? Спрашивай, я передам. А может, сам отвечу, – с холодной надменностью заявил Абраксас Малфой.
- Кто такой Константин? – от неожиданно вырвавшегося прямого вопроса Драко покраснел и на секунду опустил глаза. Ему следовало бы начать разговор, поинтересовавшись есть ли у его отца крестник, но никак не спрашивать дедушку Абраксаса прямо. Когда он вновь посмотрел на деда, то опешил. На него взирал перепуганный, до смерти бледный волшебник. Руки Абраксаса тряслись, и он даже и не пытался скрывать своё удивление и стах.
- Ты...Ты откуда знаешь К…Конс… Ты его … Откуда ты знаешь о Константине? - почти шепотом проговорил волшебник.
- Он крестник моего отца, разве нет? - недоуменно пролепетал Драко. Пока разговор шёл совсем не так, как хотелось Драко. Он должен был спрашивать, а не отвечать.
- Мерлин всемилостивый, откуда ты это знаешь? - повысил на Драко голос Абраксас.
- Стоп! – дерзко выкрикнул Драко, которого с детства учили быть вежливым с предками, но сейчас мальчику было не до этикета. - Я пришел за ответом, а не рассказывать о том, что и откуда! Вопрос жизни и смерти! Кто он?
- Сын, - неуверенным голосом ответил Абраксас. Драко мог поклясться что сейчас он решает, говорить ли Драко кто такой Константин.
- Ох, дедушка, спасибо! Ты мне глаза открыл, а то я ночи не сплю, думаю кто он сын или дочь? - с дерзил Драко.
- Он сын…
- Да знаю, что сын! Чей он сын?
Как он добрался до камина, а потом и до Хогсмида, Драко не помнил. Вид у него был не сильно отличающийся от дедушки Абраксаса, когда тот услышал о Константине. Сначала мадам Розмерта предложила Драко общеукрепляющее зелье или успокаивающую настойку, он отказался, сказав, что всё с ним в порядке. Потом друзья обеспокоенно спрашивали, что случилось и, не получив от него внятного ответа, прекратили расспрос и молчали всю дорогу от Хогсмида до Хогвартса. И теперь Драко вновь в Слизеринской спальне ни жив, ни мертв, и в голове у него крутится только один вопрос...



Глава 5. Сын Волдеморта

Откуда у Волдеморта сын? Драко был всё-таки уже взрослым мальчиком и знал, детей в капусте не находят, аисты их не приносят, из специального зелья не вываривают, не наколдовывают, из кукол не трансфигурируют, и не появляются они сами по себе. Но у него слово «любовь» и всё, что с ней связано, никак не ассоциировалось с личностью Волдеморта. Вот уже битый час он думал об одном и том же.
«Откуда у Волдеморта взялся сын? Откуда? У Волдеморта! Сын! Кто его мать? Сколько ему лет? Как получилось, что отец оказался в крестных у мальчика? Почему я впервые о нём слышу? Весь мир трясётся от страха, боясь произносить имя Темного Лорда, а о том, что у него есть сын никто, за исключением нескольких человек, не знает! Константин не ангел, раз не боится встать на защиту Малфоев и помогать Люциусу. Да и кровь - не вода, тем более, магическая кровь! - чем больше Драко думал о том, что узнал о Константине, тем ему становилось хуже. - Он на нашей стороне, он нас защищает! Почему же я так переживаю?»
Драко знал ответ. Больше всего на свете он боялся реакции Темного Лорда!
- Драко, ты поднимешься на ужин? - в спальню для мальчиков тихонько вошла Панси. - Пожалуйста, пойдём, ты ведь совсем ничего не ел на обеде.
Паркинсон сказала чистую правду. Драко молча подчинился Панси, которая взяла его за локоть и потянула в гостиную Слизерина, а потом наверх, в Большой зал. Она усадила Драко рядом с собой и положила ему в тарелку самого вкусного, из того, что было на столе. Драко не сопротивлялся. Он даже испытывал тошнотворную благодарность этому Мопсу женского рода. Драко поспешил взять вилку и проглотил кусок индейки. Не дай Мерлин, решит покормить его как маленького, с ложечки! Впрочем, если бы за ними не наблюдали сокурсники, он бы сейчас и от этого не отказался.
Не успел Драко распробовать вкуса пюре и индейку, как прямо ему в тарелку грациозно спикировал черный сокол. Глаза птицы горели ненавистью и желанием разорвать Драко на мелкие куски. Незваный гость разозлено крикнул и вцепился когтями в руку Малфоя.
- Отпусти, мне больно! - выкрикнул перепуганный Драко, но сокол озлоблено щелкнул клювом и ещё сильнее вцепился мальчику в руку.
- Он тебе послание принес! – пропищал первокурсник.
Драко присмотрелся – к ноге сокола действительно был привязан пергамент. Птица отпустила руку мальчика и дала отвязать послание.
- Ты же не думаешь, глупая птица, что я его стану читать его прямо здесь!
Но сокол явно хотел, чтобы Малфой прочитал записку прямо сейчас. Он вновь издал негодующий крик и царапнул стол с такой силой, что Драко невольно подумал, будь на месте дерева его рука, когти распороли бы кожу до самой кости.
- Хорошо. Как скажешь, здесь прочитаю! - Драко нервно посмотрел на стол преподавателей, но к своему удивлению не обнаружил там ни Дамблдора, ни Макгонагалл, ни Снейпа. Остальные учителя не обращали внимания на птицу. Ученики, наоборот, с интересом поглядывали на гордого красавца восседающего на столе Слизерина и поедающего индейку, пока Драко читал письмо.
«Драко!
Если ты еще раз выйдешь из Хогвартса и станешь спрашивать обо мне у портретов – я лично нашлю на тебя проклятие вечного молчания! Розмерта сейчас находится под Империусом, и хорошо, что она связалась именно с моими людьми. Выйди она на слуг Волдеморта, тебе пришлось бы объяснять ему, почему ты вдруг решил навестить дом. Будь она свободна от Империуса, она связалась бы с мракоборцами. Ты хочешь личной аудиенции с Темным Лордом или мракоборцами?
Без глупостей, малыш. За тобой наблюдают. С твоим отцом всё в порядке.
К.»
Как только Драко дочитал последнюю строчку, послание вспыхнуло и сгорело. Сокол, расправившийся уже со всеми индейками в радиусе его досягаемости, продолжал гневно смотреть на Драко.
- Что тебе от меня нужно? - прошептал перепуганный Драко.
Солок вновь скребнул когтистой лапой по столу.
- Ответ написать? У меня пергамента и пера нет! - сокурсники мгновенно нашли для Драко всё необходимое. Проверив, что никто из преподавателей не обращает внимания на присутствие необычной птицы, мальчик стал писать ответ.
«К.
Приношу свои извинения за необдуманный поступок. Мне было интересно, кто Вы. Простите. Мне бы очень хотелось увидеть Вас, если, конечно, Вы сочтете это возможным. Я очень переживаю за своих родителей.
Драко Малфой»
Он не знал, что ещё можно писать. Драко прикрепил к лапе сокола послание и тот улетел.





Глава 6. Его Мать

Прощальные лучи солнца окрасили багрянцем старинный двухэтажный особняк из серого камня, столетние деревья, сбросившие листву, и каменную Горгулью в глубине сада. Земля готовилась к зиме. Первые заморозки превратили лужи в маленькие ледяные озера, а в волшебном фонтане на свету играла всеми цветами радуги никогда не замерзающая вода, заколдованная особым образом.
В самой маленькой комнате Малфой-Мэнора было нестерпимо душно, в огромном камине, украшенном лепниной с изображением герба семейства Малфой, ревело пламя. Оно отражалось в огромном зеркале с золотой оправой, инкрустированной бирюзой и изумрудами. Солнечные лучи, льющиеся в помещение через неплотно закрытые тёмно-зеленые ламбрекены, скользили по персидскому ковру ручной работы с изображением черного дракона, победоносно стоящего на убитом им тигре - подарку Абраксасу Малфою от хана Дивилу Аль Бальмези, восточного колдуна.
В своё время мистер Малфой вместе с ханом Бальмези занимались контрабандой крови единорогов, драконов и других редких ингредиентов в Англию. Стоит заметить, именно тогда состояние семейства Малфой увеличилось на треть, достигнув цифры с девятью нулями.

- Он здесь, - тихо прошипел Темный Лорд.
- Он? Мальчишка? Гарри Поттер?
- Нет. Закрой дверь и наложи заклятье неслышимости.
- Мой Лорд, в доме никого нет. Нарциссу, Родольфуса и Рабастана вы отправили за запрещенными ингредиентами к зелью, а домовым эльфам под страхом смерти запрещено появляться в доме – они на кухне.
- Это приказ, - отрезал Волдеморт, рассматривая в окне отражение женщины в черном длинном платье.
Послушно и исполнительно, парой взмахов волшебной палочки Беллатриса Лейстрейндж сотворила несколько сильнейших заклятий. Теперь никто не мог их подслушать.
- Мой Лорд, - начала Беллатриса, но Волдеморт, стоявщий к ней спиной и смотревший в неплотно зашторенное окно, жестом остановил её.
- Не надо формальностей Белла, сядь.
Заправив в прическу выбившуюся прядь тёмных волос, Беллатриса послушно опустилась в ближайшее кресло. Устало, и теперь уже без тени фанатизма, она смотрела в спину своему повелителю. Со спины казалось, он совсем не изменился. Таким он был - молодым Томом Марволо Реддлом, таким она знала его до первого падения, таким он стоит перед ней сейчас, её Господин. Её повелитель. Её Лорд Волдеморт.
- Мальчишка здесь. Он приехал. Об этом мне доложил Яксли, а Снейп подтвердил информацию.
- Мой Лорд, о ком вы?
- О твоем... моём… о нашем сыне, Белла. О мальчике, которого ты родила до брака с этим высокомерным идиотом Лейстрейнджем, и которого, чтобы не опозорить своё честное имя, ты так тщательно скрывала в Румынии всё это время.
- Константин, - почти беззвучно прошептала Беллатриса. Это единственное, что смогла произнести женщина. в глазах Пожирательницы Смерти стояли слезы, а комок в горле не дал бы ей ничего добавить к сказанному. Белла вцепилась в подлокотники кресла и, казалось, боялась упасть, если отпустит их.
Лорд повернулся к ней - она смотрела на свои колени. Она бы не посмела сейчас посмотреть на него. Он знал это и не винил её. Выжидая, когда Беллатриса сумеет взять себя в руки и к ней вернется дар речи, Лорд медленно прошёлся по комнате, рассматривая дорогие безделушки, расставленные на стеллажах вдоль стены. Коллекция Муреаны, прабабки Люциуса Малфоя, состояла из золотых и платиновых слонов, фарфоровых кукол и миниатюрных ваз с цветами, стебли которых были сделаны из золота или серебра, а лепестки из драгоценных камней.
По прошествии десяти минут молчания он не выдержал и заговорил с ней, невзирая на то, что женщина всё ещё плакала. Она не видела сына почти двадцать лет. Нет, больше двадцати: Лейстрейндж ведь не знал о том, что у Беллы есть сын.
- Следовало ожидать, что мальчик вырастет, и им станет сложнее управлять, да, Белла? – прошипел Волдеморт. - Ты была «очень хорошей» матерью. Скрывала беременность, пропустила целый год обучения в Хогвартсе, сославшись на сильные проблемы со здоровьем, родила в пятнадцать и отправила новорожденного мальчика, которому и месяц от роду не исполнилось, к дальней родне в Румынию. Молодец! Но, наверное, я должен быть благодарен тебе за то, что хотя бы знаю о его существовании.
- Меня заставили, - зарыдала в голос Беллатриса, - вырвали ребёнка из рук, избили. Они хотели его убить, пока он ещё не родился, они… - тут слова Беллы потонули в потоке всхлипываний и слез. Женщина ничего больше не могла сказать, но слова, чувства, боль рвались наружу. Она так долго об этом молчала…
Лорд сотворил стакан воды и, немного подумав, добавил в него успокаивающую настойку. Белла трясущейся рукой приняла стакан и залпом выпила его содержимое.
- Я влюбилась в тебя на первом курсе, ты учился на пятом. Красавец, отличник, потомок Слизерина, змееуст, о тебе мечтали все слизеринки от мала до велика, - начала свой рассказ захлёбывающаяся слезами женщина. - Не знаю, как именно мне удалось привлечь твоё внимание. Нет, ты не любил меня нисколько. Никогда. Тебе вообще чувство любви неведомо - я понимала это. И я знала, как знает каждая безответно влюбленная женщина, что её любви хватит на двоих. Тебя всегда интересовала только безграничная сила, безграничная власть, безграничные знания, безграничное подчинение себе других, а у меня была только безграничная любовь к тебе. Ты это видел. Ты знал, что чувствуют многие девочки на нашем и на других факультетах. Ты пользовался этим, все это понимали, но как мотыльки всё равно летели на огонек. А потом тебя заинтересовало то, что так интересует мальчиков в этом возрасте. Ты решил найти игрушку, чтобы поиграть, и выбрал меня. Салазар Слизерин свидетель, я была счастлива, что этой игрушкой оказалась я. Нет, я ни о чём не жалею. Будь у меня второй шанс - я поступила бы также. Я бы стала твоей игрушкой, глупой, наивной и безгранично любящей тебя. После Хогвартса ты устроился в магазин, и каждые выходные я бегала по тайным ходам из школы к тебе. Ты помнишь это? - Беллатриса подняла взгляд на Волдеморта, он смотрел ей в глаза.
- Да Белла, я помню, - ответил Лорд.
- Потом ты сказал, что нашел всё, в чём нуждался, и теперь тебя ничто здесь не держит. Ты ушел…
- Я, между прочим, говорил что вернусь, - заметил Волдеморт. - Хотя признаю, не стал уточнять, когда.
- Я осталась одна, плакала целыми ночами. Мне не помогали даже самые сильные успокоительные настои и снотворные зелья, а через пару недель я поняла, что жду ребенка от человека, которого я безгранично люблю. Мне пришлось рассказать об этом родителям. Они потребовали убить малыша, убить мою любовь к тебе. Они захотели уничтожить плод нашей, нет, моей любви к тебе. Они потребовали невозможного… Меня избивали, применяли непростительные заклятья, я всё терпела ради нашего малыша, тогда они использовали Империус… Нет, не в Азкабане, именно тогда, когда я носила ребёнка и сопротивлялась каждодневным Непростительным заклятьям, я и сошла с ума… Да, я безумна. Да, я фанатична, но такой они меня сделали… Нарцисса, моя милая сестра, если бы не её доброта, я бы погибла. Они держали меня впроголодь, и Нарцисса приносила тайком мне еды, она снимала Импереусы, она готовила мне общеукрепляющие зелья, она рисковала, и ей часто доставалось за доброту ко мне.
- Белла, давай ты не будешь строить из себя брошенную мамашу. Ты сама знала, на что шла, даже и второй раз поступила бы так же. За удовольствия надо платить, дорогая, - злобно прошипел Волдеморт.
Беллатриса не обратила внимания на его слова, достав из кармана белоснежный шелковый носовой платок с вышитыми инициалами Пожирательницы Смерти, женщина вытирала залитое слезами лицо.
- Когда я рожала, они не стали звать мне акушеров. Они расстроились, что я и малыш не умерли при родах. Я любила его. Мой милый мальчик. Я носила его на руках, спала с ним рядышком, кормила грудью, я была счастлива. Нарцисса помогала мне. Однажды они опоили нас каким-то сильным снотворным, когда мы проснулись, его не было. Я билась, умоляла вернуть его мне, грозила обратиться к мракоборцам и посадить их в Азкабан, обещала искать защиты у Дамблдора. Они заперли меня и потом объявили, что мальчик жив, он в Румынии, и он останется в живых, если я подчинюсь их воле и соглашусь на помолвку с Лейстрейнджем. Меня загнали в угол. Я приняла их условия. Я вышла замуж. Я ненавидела мужа. Меня трясло от ужаса и мерзкой брезгливости от одной лишь мысли о первой брачной ночи с ним, но мне пришлось это сделать. Пришлось, чтобы Константин жил. Но я пообещала себе больше никогда не рожать. Нет. Больше никогда.



Глава 7. Побег Люциуса

Задумчивый Константин стоял в небольшой ветхой комнате. Сквозь щели заколоченных досками окнон пробивались первые лучи солнца, предательски выдавая количество пыли в помещении. Местами порванные обои кусками свисали со стен и были процарапаны то ли собакой, то ли волком. Из мебели в комнате находились сломанный диван без ножки, два кресла, одно из которых у основания прогрызли мыши и старый стол, почему-то перевернутый вверх ногами.
С потолка свисала многолетняя паутина. Лепнина, некогда украшавшая камин, давно отвалилась, и лежала на полу, напоминая о былой красоте. На подлокотник высокого старого кресла опустился гордый сокол и стал запускать острые когти в обивку кресла, разрывая старую ткань. Одной из ножек стола с удовольствием начал заниматься зверь, которого в тусклом свете утренних лучей маглы приняли бы за огромную собаку.
Он знал, что это когда-нибудь произойдет. Лорд должен был узнать о том, что он в Англии, но, может быть, не настолько быстро. Константин опустился в кресло, которое облюбовал сокол.
- Отцу сообщили о моём присутствии в Англии. Яксли ему рассказал, - обратился к соколу Константин. - Что мне теперь делать? Прятаться по-прежнему или придти к нему? Матери тоже, наверное, доложить успели…
Сокол пронзительно крикнул и глубже запустил свои когти в обшивку кресла.
- Как ты думаешь, мне появится первым перед отцом или матерью? А может, обоих осчастливить? Крестный говорил, мать меня любит. Видимо, действительно любит, раз я лет двадцать её не видел. Наша последняя фотография, когда мне было пять или шесть лет. Приехала на пару часов, обнимала меня, целовала, плакала, просила простить, что редко видимся… Если бы не фото, я бы её совсем не помнил. А он... Мать мне привезла Его фотографию - красивый, высокий, гордый. Однажды он появился - мои румынские родственники здорово испугались его приезда. Боялись, что он применит к ним проклятье смерти. Жаль, что не проклял. Хотя, - усмехнулся Константин, - нет, не жалко. Тогда бы этого не смог сделать я, а мне доставило великое удовольствие пытать и убивать их. Я не нужен отцу, Чернокрыл.
Сокол уткнулся голову в его плечо и издал несколько печальных криков.
- Не надо, - с надменной холодностью произнес Константин, - не жалей меня. Я привык, что рядом со мной только ты с Сухариком, но скоро всё будет по-другому. Скоро с нами будет крестный и его семья, а может и они, мои родители…

***
Высокий молодой человек в темно-синем костюме, обычно использовавшемся для верховой езды, небрежно облокотился на каменную стену и нетерпеливо поглядывал на своего крестного. Узник Люциус Малфой никак не мог собрать все вещи, чтобы ничего не оставить в тюремной камере. Разумеется, у Люциуса не было своих вещей в Азкабане - в прошлый раз Константин ему привез несколько утепленных мантий и пару книг, но и этого было достаточно, чтобы аристократ мог долго собираться.
- Крестный, камера приведена в первоначальное состояние, бумаги о тебе уничтожены, мы можем лететь. Почему ты медлишь? - осматривая одиночную камеру, недовольно сказал Константин.
- Прошу, не вызывай его гнев, - взмолился Люциус, который уже полчаса пытался уговорить крестника не делать глупостей и не раздражать Темного Лорда. – Если я покину Азкабан, Он узнает что ты в Англии. Отец всегда узнает магию сына.
- Крестный, Он уже знает, что я здесь. Увидишь Яксли, врежь ему от меня, потому что если я до него доберусь первым, вечная инвалидность ему будет обеспечена. Снейп тоже рассказал Лорду о моем приезде в Англию, потому что он не мог потерять авторитет осведомителя. Даже старик Дамблдор знает о моём приезде, - небрежно отмахнулся Константин.
- Будь осторожнее с этим стариком. Дамблдор…
- Знаю. Тот, кого отец боится, - оборвал Люциуса Константин.
- Прошу, не воюй только с отцом. Давай сразу к ним отправимся. Они ведь в Малфой-Мэноре. Умоляю.
- Хорошо, крестный, - пожал плечами Константин, - если ты настаиваешь…
- Что? - от удивления Люциус вскинул брови. Насколько он знал своего крестника, с такой легкостью Константин никогда не шел на уступки. - «Хорошо»? Не верю. Говори, что задумал!
- Честное слово, ничего! - улыбнулся Константин, накладывая на одежду крестного чары утепления. – Всего лишь хочу посмотреть на реакцию Лейстрейнджа, и как отец с матерью будут выглядеть, когда увидят меня! Родольфус, кажется, обо мне не знает. Как ты думаешь, хватит его удар, что он женат на бывшей любовнице своего повелителя? – лукаво улыбнулся Константин.
Заключенный аристократ с чувством неподдельной тревоги посмотрел на крестника. Сказать по правде, Малфой не думал о реакции Лейстрейнджа. О Константине было известно только ближайшим родственникам семейства Блек (в число которых по понятным причинам Родольфус не входил) - ему, и Северусу Снейпу, который однажды лечил сына Волдеморта от очень опасной детской инфекционной болезни.
Из-за появления Константина в семье Лейстрейнджей разразиться грандиозный скандал.
- Люциус, во сколько происходят сборы Пожирателей? Хочу насладиться эффектным появлением и всеобщим восторгом, - не обращая внимания на задрожавшие от волнения руки бледного аристократа, продолжил сын Волдеморта.
Люциус стоял в камере Азкабана белый, как свежевыпавший снег.
- Дай мне твою палочку, - грозно приказал Малфой.
- Я похож на глупца? – ехидно улыбнулся Константин.
- Судя по тому, что сейчас было сказано, и твоему намерению устроить такое - да, - холодно отчеканил заключенный.
- Крестный, это твоя идея. Хорошо, уговорил, сначала мы зайдем и приведем тебя в порядок. Ты оброс и одежду заменить нужно.
- Мы полетим сейчас? – нервно сглотнул Люциус, смотря, как Константин застёгивает серебреные застежки на темно-синей мантии. – Константин, сейчас полдень, днём побеги никто не устраивает! Нас заметят! Да и куда мы отправимся?
- Увидишь, - улыбнулся Константин, садясь на метлу и взрывая стену камеры. – Полетели! Ты на свободе!
Холодный воздух обжег лица беглеца и его спасителя. Люциус обернулся, бросая прощальный взгляд на крепость, которая будто очнулась от сна. Тюремная стража, услышав шум, подняла тревогу, и вслед за ними что-то вылетело из подвальных помещений Азкабана. Раздался ужасный рев, полыхнуло пламя, и сзади послышались крики мракоборцев.
- Драконы, - выдохнул Люциус, продолжая стремительно набирать высоту и скрываясь за облаками.
- Главное подняться выше, там скроемся, иначе придется дать бой, - перекрикивал ветер Константин, отдавая Люциусу волшебную палочку, изъятую мракоборцами во время ареста. – Ты лети – я догоню. Поколдую немного. Днём они далеко на своих драконах не полетят – маглы заметят. А вот пока мы не вылетели на безопасную территорию, кое-что их остановит.
- Вон они, разлетаются! – указав на Люциуса и Константина, закричал старший мракоборец, который, в отличие от товарищей, летел на метле, а не на драконе. Мракоборцы дружно сотворили сеть и бросили в беглецов.
- Это всё на что вы способны? – улыбнулся сам себе Константин, уничтожая сеть и отражая щитовыми чарами несколько десятков заклятий, сотворенных мракоборцами.
Он отлетел на безопасное расстояние от крестного и, развернув метлу в сторону Азкабана, зашипел на парсултанге. Мгновенно небо потемнело, ледяной ветер поменял направление и закружился вокруг чародея, притягивая к нему чёрные грозовые тучи.
- Мерлин, что ещё такое? – летевший первым мракоборец указал на странное поведение облаков, собирающихся в исполинское тело дракона.
- Не нравится мне это, давай облетим! – закричал ему мракоборец с длинной бородой и огромным шрамом на правой щеке, перекрикивая всё усиливающийся ветер и рёв дракона, на котором он летел.
Черное драконоподобное облако выдохнуло разрядами нескольких молний в направлении стражей Азкабана и издало звук, похожий на раскат грома, усиленный в сотни раз. С очередным выдохом дракона начался настоящий ливень, вымочивший мракоборцев с ног до головы в считанные секунды.
- Нам их не поймать – слишком темно, а у самого моря туман! – молодой мракоборец пытался увернуться от ударов молний, бьющих из пасти облака-дракона и подлететь поближе к капитану стражи.
- Не уйдут! – старый мракоборец с седыми усами выпустил пару десятков заклятий по черным тучам, образующим дракона.
- И всё? – захохотал Константин. – Больше вы ничего не знаете? Жалкие чары улучшающие погодные условия, должны победить чёрную магию?
Несколько молний вырвалось из пасти дракона-облака, поразив трёх мракоборцев и их драконов. Несколько стражников полетели за падающими в море товарищами. Очередной разряд огромной молнии заставил всех мракоборцев снизить высоту, теряя из вида беглецов. Молодой человек улыбался – давно он так не веселился. Жаль, что нельзя остаться и продолжить игру. Константин с невероятно высокой скоростью полетел за крестным.



Глава 8. Визжащая Хижина

«Наконец долгожданный поход в Хогсмид. Сладкое Королевство. Ммм.… Надо составить список покупок», - приблизительно так думали все сидящие в гостиной слизеринцы, кроме одного. Драко Малфой вторую неделю был сам не свой. После незапланированного похода в Хогсмид он выглядел растертым в порошок. Какие бы усилия не прилагали Панси и другие ребята, чтобы заставить Драко рассказать, что случилось в Малфой-Мэноре, и от кого прилетал сокол, им так и не удалось узнать причину угнетённого состояния товарища. Слизеринцы постоянно шептались за спиной юного Малфоя и высказывали друг другу свои догадки.
Написав свиток по чарам, Драко накинул на себя утеплённую чарами чёрную мантию и отправился гулять по принципу «куда глаза глядят». Несмотря на холод, он уныло шёл по лужам к озеру, затем свернул в сторону Запретного леса. Дождь лил как из ведра, Драко промок до нитки, но это его не волновало. Идти обратно не хотелось, в лес ему идти незачем, более того, Драко вообще ничего не интересовало. Он устал от множества вопросов и от отсутствия ответов. Драко сел на корточки и закрыл глаза руками. Прислонившись к дереву, юноша на какое-то время забылся и полностью расслабился, но внезапная боль заставила его вернуться в действительность - казалось, левую ладонь одновременно пронзили с десяток иголок. Драко очнулся от своего забытья и, не открывая глаз, прислушался к ощущениям. Да! Это отец! Он пишет послание! Драко возликовал. Он вскочил и посмотрел на свою ладонь.
«Визжащая Хижина»
- Что это значит? Мне туда завтра придти? Там будет Константин? Да? Ведь ты, отец, в Азкабане!
Ответа, разумеется, не было. Драко, как сумасшедший, бросился бежать в школу. Хоть какая-то весточка надежды получить ответы на вопросы. Он был счастлив.
Следующим утром Драко без труда избавился от компании своих друзей. Сказав, что не пойдет в Хогсмид – надо писать огромный свиток по трансфигурации - и, фыркнув что-то про Макгонаггал и несправедливое наказание, Драко гордо покинул гостиную Слизерина. Просидев час в библиотеке, Малфой накинул на себя мантию-невидимку и побежал к Визжащей Хижине.
Ветхое, заколоченное досками двухэтажное здание, в которое страшно войти не наложив на него чары от разрушения, встретило Малфоя неприветливо. Обойдя здание по периметру и убедившись, что там никого нет, Драко решил, что Константин ещё не пришел, и, чтобы не привлекать к себе внимание, нужно дождаться его в доме. Малфой заглянул в щель заколоченного окна: тусклая полуразрушенная комната с изломанными креслами и перевернутым вверх ногами столом показалась Драко достаточно удобным местом ожидания – из комнаты открывался хороший вид на дорогу. Отодрав одну из досок и разбив стекло, Драко пролез в окно и…попал в обжитую, стильно обставленную комнату с двумя креслами, диваном, круглым столом и большим камином, в котором дружелюбно потрескивал огонь. Драко охнул от неожиданности. Изнутри комната совсем не соответствовала тому, что он видел в окне минуту назад.
- Люциус, а ты не пробовал научить своего сына входить в дверь или для приличия стучаться?
- Я учил, - холодно произнес Люциус, раздражённо сверкнув глазами в сторону растерявшегося Драко.
- Значит, он решил неожиданным появлением преподнести тебе сюрприз, - улыбнулся сидящий на диване красивый темноволосый молодой человек, в белоснежной рубашке, расшитой серебряными нитками, коричневых брюках и высоких черных сапогах, достающих до колена. - Крестный, обними своего сына, разве ты не рад его видеть? Вспомни, как ты за него с Нарциссой переживал, когда был в … ну, ты понял где, - решил не уточнять Константин.
- Очень рад, но теперь ему придется убрать за собой грязь, которую он притащил в комнату, - ответил Люциус, и взгляд его стал значительно мягче, он подошёл к сыну и обнял юношу.
Драко, наверное, впервые в жизни почувствовал, что чувствуют другие дети, когда их с любовью обнимают родители. Конечно, Драко и до этого обнимали, но не так. Эти объятья были особенными, ведь он уже пять месяцев не видел отца и тяжело переживал его отсутствие.
- Папа, прости, снаружи здание выглядит как нежилое, да и комната тоже. Я же сюда заглядывал, - произнес Драко. - Мне тебя так не хватало, - на эти слова Драко никогда бы не решился, если бы отец не пребывал в таком хорошем расположении духа. То, что сказал Драко - чистая правда, ему было плохо без отца, а членам семейства Малфой подобает скрывать свои чувства, особенно при незнакомых людях.
- Ты хотел, чтобы мы палисадник с цветами разбили и к дому список жильцов прикрепили? - спросил Люциус.
Драко улыбнулся. Когда объятия сына и отца распались, Драко с интересом стал рассматривать, как он уже догадался, крестника его отца - Константина.
Он был высок и худ, лет двадцати трех - двадцати пяти. Красивое заостренное лицо, обрамляли зачесанные назад, немного вьющиеся темные волосы средней длины. Карие глаза миндалевидной формы излучали холодное спокойствие. Необычно длинные пальцы грациозно владели волшебной палочкой, накрывая на стол и готовя чаепитие. Кожа Константина была светлой, на скулах и щеках чуть угадывался летний загар. Молодой человек приманил из большого шкафа, стоящего напротив камина, чайные чашки, а из кухни по воздуху приплыл торт.
- Думаю, этого достаточно, чтобы ты не проголодался, - улыбнулся Константин.
- Простите, вы крестник моего отца, если я правильно понял? - попытался как можно вежливее спросить Драко. Он никак не мог поверить, что перед ним стоял сын Того-Чьё-Имя-Нельзя-Называть. Внешность Константина совершенно не совпадала с ожиданиями Драко, который мысленно представлял крестника отца более взрослым и солидным волшебником. По мнению Драко, человек, готовый бросить вызов Тёмному Лорду, должен был выглядеть либо как человек проведший в Азкабане не один десяток лет за применение чёрной магии, либо как благородный аристократ плотной комплекции, у которого очень много полезных связей. Мальчик почти в упор рассматривал Константина, не скрывая своего интереса. Неужели это он был тем влиятельным человеком, который должен противостоять Волдеморту, защищая семейство Малфой?
- Люциус, ты нас не представил, - улыбнулся Константин.
- Разве вы не догадались, кто есть кто? - устало улыбнулся Люциус. Бывший заключенный никак не мог оправиться после Азкабана. - Я думал вы догадливые. Это мой сын Драко, - указал он рукой на Драко, - а это - сын нашего Господина и мой крестник Константин.
- Очень приятно, - промямлил Драко. Мальчику показалось, что в его голове взорвалась хлопушка, только вместо конфетти появились новые вопросы. Самый первый вопрос, который занял всё внимание Драко - как корректно спросить о матери молодого человека.
Сын Волдеморта почувствовал это. Константин подозрительно, чуть сощурившись, будто всматривался в соринку в глазах мальчика, посмотрел на Драко. Пол ушел у юного Малфоя из-под ног, казалось, он куда-то падает, а потом он увидел, как сидит на кровати в Слизеринских спальнях и спрашивает самого себя: «Кто мать сына Волдеморта?»
Видение Драко закончилось так же неожиданно, как началось.
- Беллатриса Блек, вернее, уже Лейстрейндж, - небрежно бросил Константин.
Драко недоуменно посмотрел на молодого человека.
- Простите… что?
- Мать. Беллатриса Лейстрейндж - моя мать.
Драко от удивления открыл рот.
- Но как ты, то есть, я хотел сказать как Вы...
- Окклюменция, - оборвал Драко Константин. - Мне в полной мере передался дар моего отца. Мы всегда чувствуем, что нам кто-то что-то недоговаривает. И всегда, или почти всегда, можем сами взять ту информацию, что нам не хотят говорить, - ухмыльнулся сын Волдеморта.
От неизвестно откуда взявшегося страха по спине Драко пробежал холодок. Он даже не сумел переварить той информации, что досталась ему лакомым кусочком. Константин чарами приманил с кухни ещё несколько видов пирожных и печенья, и они втроем сели пить чай.
- Что пишут про нас в «Пророке»? – поинтересовался Константин, отрезая для Драко огромный кусок шоколадного торта, украшенного сделанными из карамели розами.
- Ничего. В утреннем выпуске про побег из Азкабана не написали, - отломив лепесток карамельной розы, ответил Драко.
- Странно, - задумчиво произнес Константин, приманивая газету «Таймс». – Значит, Министерство скрывает нашу причастность к происшествию – нам же лучше!
Драко никогда не видел таких странных газет, все фотографии были «мертвыми» - они не двигались. Заголовок главной страницы гласил: «Пассажиры рейса 8810 Хельсинки-Лондон стали очевидцами невероятного!». На фотографии под заголовком было изображено огромное грозовое облако в форме дракона, из пасти которого вырывалось три разряда молний. «Пассажиры и команда рейса 8810, отклонившегося от курса на три градуса из-за погодных условий, стали свидетелями невероятного явления. По словам очевидцев, небо внезапно потемнело, и в нескольких десятках миль от них, по левому борту образовалось странное облако, принявшее форму дракона. Из пасти дракона били разряды молний. Явление продолжалось пять минут, и заснято очевидцами на видео- и фотокамеры. Подробности читайте на странице 3».
- Это магловская газета? – брезгливо сморщился Драко.
- Да. А это я, - указал на точку в центре пасти дракона Константин. – Я их заметил, когда улетал от мракоборцев. Министерство магии не успело «обработать» всех маглов, видевших магию, и теперь всё неволшебное население гадает, что это было. Хорошо, что твоего отца на метле не сфотографировали, - улыбнулся сын Волдеморта.
- Не могу поверить, - сделав глоток крепкого чёрного чая со вкусом корицы, вздохнул Драко. - Маглы не могли вас видеть! На Азкабан нанесены антимагловские чары!
- Были нанесены, - с наигранной смущенностью опустил глаза Константин.
Допив чай и наговорившись с Люциусом, Драко вернулся в Хогвартс невероятно счастливым. Его отец на свободе, он первым познакомился с сыном Того-Кого-Нельзя-Называть и у него есть компромат на Министерство Магии! Жаль, что про это нельзя рассказать его однокурсникам.


Глава 9. Встреча

Высокая худощавая женщина с волосами цвета спелой пшеницы быстрым шагом обходила погружающийся в сумрак дом, плотно зашторивая окна отрывистыми взмахами волшебной палочки. Тишину нарушали лишь звуки её шагов и шелест подола длинного платья из синего бархата, подчёркивавшего цвет её глаз. На минуту застыв у окна, Нарцисса прислушалась. Нет, звука не было, ей показалось. Бросив быстрый взгляд в окно, женщина продолжила обход имения. Ночь медленно вступала в свои права, погружая в темноту обледенелый сад, покрытую инеем изгородь и витые ворота. В неплотно прикрытое окно в конце длинного коридора прорывался холодный ветер, играя тяжелыми бардовыми ламбрекенами. Нарцисса закрыла окно и наложила на него чары неслышимости. Всё, окна зашторены – можно зажигать свет.
- Долго ещё в потёмках сидеть? – выплюнул грубый мужской голос, заставивший Нарциссу вскрикнуть от неожиданности.
- Мерлин, Родольфус, зачем так подкрадываться? – шикнула на него женщина.
- Подкрадываться? – оскалился Лейстрейндж. – Вы с ума сошли с мерами безопасности! Сама нанесла везде чары неслышимости.
- Это был Его приказ! – огрызнулась Нарцисса. С приездом в Малфой-Мэнор Тёмного Лорда женщина действительно усилила меры безопасности и была счастлива, что Волдеморт не покидал особняк в дневное время. Взмахнув волшебной палочкой, волшебница зажгла несколько пар яркогорящих свечей, расположенных в прикрепленных к стене подсвечниках и, гневно посмотрев на мужа её сестры, направилась в сторону гостиной.
Родольфус, злобно ударив кулаком по стене, проклял нервозность всех женщин и их неспособность держать себя в руках и пошел вслед за гордо уходящей Нарциссой.
Присоединившись к своему брату Рабастану и Нарциссе, Родольфус стал готовиться к ужину, что означало просто сидеть на диване в гостиной и мирно беседовать на светские темы. Разговор, однако, постоянно обрывался и заходил в тупик - они думали об одном: Лорд Волдеморт и Беллатриса пять дней подряд уходили и запирались в комнату на втором этаже. Обедали там, на ужин часто спускался только Господин, а Беллатриса не появлялась даже на общих собраниях Пожирателей Смерти. Воспользовавшись очередной паузой в разговоре, Нарцисса отправилась к сестре.
- Хозяйка имения всегда может открыть любую дверь, как бы она ни запиралась, - холодно сказала Нарцисса, подходя к креслу в котором сидела её сестра. - Что значит твоё странное поведение, объясни.
В комнате царила темнота: ревущий камин был единственным источником света. Нарцисса подошла ближе и всмотрелась в лицо сестры. На щеках Беллатрисы отражались языки пламени.
- Белла, ты плачешь? - бросилась к ней Нарцисса. – Скажи мне, что происходит?
Только на самом близком расстоянии, Нарцисса увидела черные круги под её глазами. Беллатриса посмотрела на сестру и разрыдалась.
- Мой мальчик вернулся, но…я… мы ему не нужны. Он нас ненавидит, презирает меня, думает, что от него избавились, бросили его. Мне нужно было бороться за сына, бороться, слышишь, а я испугалась, сломалась. Он против отца пошел…
- Белла, ты сейчас о…
- Мой сын, мой мальчик, - захлёбываясь в слезах рыдала Пожирательница Смерти на груди сестры.
Нарцисса, подбежав к двери, заперла её заклятьем.
- Он прошёл против отца? Что за безумие, - постаралась взять себя в руки Нарцисса, возвращаясь к сестре. – Этого не может быть! Не верю. Почему ты так решила?
- Он приехал без предупреждения, к отцу не явился, помог сбежать твоему мужу, и теперь ни Люциуса, ни Константина.
- Это не предательство. Они просто от мракоборцев скрываются, раз Люциус сбежал…
- Нет, мой сын ему устроил побег! Трех мракоборцев покалечил. Запрещенные заклятья погоды использовал, теперь маглы наперебой рассказывают об облаке–драконе, из пасти которого били молнии. В момент их побега маглы пролетали на... как они эту дрянь, летающую по воздуху, называют… сняли наколдованное облако-дракона на фотоаппараты, по магловским новостям показали. Министерство в бешенстве, стиратели памяти уже пятый день без перерыва работают…
- Тем более, ищут обоих. Они прячутся от погони, вот и всё. Объявятся скоро!
Беллатрису не успокоили слова сестры, она закрыла лицо руками и продолжала рыдать. Нарцисса медленно стала ходить по комнате, вспоминая темноволосого мальчугана, выросшего в Румынии. Они с мужем часто приезжали к Константину, и привозили с собой горы сладостей и книг. Он любил её с Люциусом, и как-то по-особому ревновал их к маленькому Драко, которого видел всего пару раз. Константин рос любознательным мальчиком. К пятнадцати годам он прочитал все книги, имеющиеся в библиотеке у румынской родни Блеков, а это ни много ни мало две тысячи триста двадцать три фолианта, рассказывающие в основном о темных искусствах. Неудивительно, что в семнадцать он выиграл международную европейскую олимпиаду по Защите от Тёмных Искусств и получил место в самой престижной ассоциации волшебников, работающих в этой области.
- Нарцисса, а если их убьют, - с силой схватила руку сестры Беллатриса.
- Белла, что ты говоришь? Кто посмеет убить сына Темного Лорда?
- Мракоборцы, пустившиеся в погоню, и не знающие о том, что это его сын , Орден Феникса, если догадается, чей он сын. Да кто угодно! Сейчас такое время…
- Как они это сделают? – скептически ухмыльнулась Нарцисса. - Константин - талантливый волшебник и прекрасный дуэлянт! Его просто так не убьёшь! Более того, скорее он всех мракоборцев покалечит, - начала Нарцисса, но остановилась – запертая дверь с ужасным грохотом распахнулась, впуская в комнату нежданных гостей.
- Белла, хватит истерик - он жив! - выплюнул ледяной голос Волдеморта.
В темную комнату вошли трое мужчин.
- Константин здесь.
Он взмахнул палочкой, и комната мгновенно озарилась ярким светом, осветив вошедших. Перед Нарциссой и Беллой предстали Волдеморт, Люциус и высокий, красивый молодой человек.
Беллатриса Лейстрейндж бросилась к сыну и, заключив его в объятия, лишилась чувств.



Глава 10. Доброе сердце

Усталость, а может это просто старость, а может его сломило то, что он не предвидел или не хотел предвидеть. Иметь возможность хотя бы пять минут быть слабым - великая привилегия и, увы, не для директоров, начальников и, уж тем более, не для него и не сейчас. Дамблдор сидел в своем кабинете за столом. Очки-половинки на крючковатом носе, лиловая мантия с несколькими десятками звезд в подоле, длинные седые волосы и борода – всё осталось прежним, но всё же, как заметил Гарри, что-то переменилось в директоре. Его глаза - прекрасные, голубые, проницательные - лишились огонька жизни и оптимизма.
- Гарри, - начал директор, - я позвал тебя сюда, чтобы кое-что рассказать. Но я пока и сам не знаю какая это новость, хорошая или плохая.
Речь пойдет о... - Дамблдор на минуту задумался. - Расскажу сначала, иначе ты ничего и не поймешь. Эта история началась много лет назад, когда Том Реддл, а именно это имя тогда носил Лорд Волдеморт, учился в школе…
То, что дальше рассказал директор, вызвало у Гарри смешанные чувства шока, отвращения и неподдельной тревоги. Почему Дамблдор решил рассказать ему о Томе Реддле и Беллатрисе Блек, Гарри смутно догадывался, всё-таки ему уже было шестнадцать. Если рассказ идёт о мужчине и женщине, которая без памяти в него влюблена, а мужчина лишь играет её чувством, вполне логично предположить скорое появление и третьего героя – наследника. Гарри замутило, когда он представил, как Волдеморт склоняется над кроваткой младенца с погремушкой. Беллатрису представить с малышом на руках Гарри мог только держащей одной рукой кроху, а второй убивающей заклятьем Авада Кедавра всех, кто посмеет посмотреть на ребенка не умилившись, какое чудо она держит. Младенца Гарри тоже представил не милым, а скорее даже змееподобным.
Дамблдор тем временем продолжал рассказ, и опасения Гарри подтвердились: малыш действительно будет.
- Благодаря доброте Нарциссы и природной силе Беллы, несмотря на непомерные по жестокости усилия Блеков, девочка сумела доносить ребенка и родить его здоровым. Блеки негодовали - позор рода был неизбежен. Репутация семейства, и так пошатнувшаяся из-за выходки Андромеды, начавшей встречаться с маглом, могла пасть раз и навсегда. Тогда они решились на отчаянный шаг. Блеки приказали домовому эльфу Пиливинки подлить в суп девушкам сильнейшего снотворного и утопить младенца, пока его мать спит. Эльф выполнил приказ, Белла и Нарцисса уснули.
Гарри вздрогнул:
- Профессор, неужели они…
- Да, Гарри, они были способны на это. Но эльф отказался выполнять вторую часть приказа. За неповиновение они пытали Пиливинки три часа, но так и не добились своего. Он не пошёл топить младенца. Блеки отрубили своему слуге голову.
- Они убили младенца, профессор?
- Блеки отправились сами делать то, что должен был исполнить Пиливинки. Но, понимаешь Гарри, так получилось, что я следил за происходящим в этой семье, и когда Блеки пришли с младенцем к реке, я ждал их там. Я и пара мракоборцев.
- Значит, он жив? Сын Волдеморта обязан вам жизнью?
- Отчасти это так. Да, я спас его и немного поколдовал над мальчиком, - лукаво улыбнулся Дамблдор. – Помог ему сердечную чакру открыть, как сказали бы волшебники востока. Думаю, мальчик должен быть значительно гуманнее отца. Я сделал всё, чтобы помочь ему обрести доброе сердце. Однако это не означает, что у меня всё получилось, равно как и не даёт гарантию, что он не закрыл своё сердце от людей. Иметь доброе сердце - не значит быть добрым, - тяжело вздохнул Дамблдор. - Люди своими злыми и жестокими поступками заставляют нас запирать свои сердца, чтобы их не ранили. Что стало с сердцем Константина, я не знаю…
Гарри во все глаза смотрел на директора Хогвартса. Юноша не мог поверить в доброту сына Волдеморта и одновременно не мог сомневаться в силе магии Дамблдора.
- Профессор, а что потом стало с мальчиком? Я впервые слышу, что у Беллатрисы Лейстрейндж есть сын.
- Его тем же вечером, пока Нарцисса с сестрой не проснулись, отправили к дальней родне Блеков в Румынию. Беллу заставили выйти замуж за Лейстрейнджа. Она не имела права рассказать мужу о сыне – это был её Непреложный Обет, данный отцу и матери. Нарцисса вышла замуж за Малфоя. Сестра Беллы была скреплена Обетом только по отношению к Лейстрейнджам и посторонним. Выйдя замуж, Нарцисса рассказала мужу всю правду. Люциус знал, а может, ещё только догадывался, кто такой Том Реддл - он решил посмотреть на мальчика и поехал в Румынию. Никаких теплых чувств у Люциуса Константин не вызвал, однако, когда Малфой узнал новое имя Тома Реддла, он изменил отношение к племяннику жены. За плохое обращение с сыном Волдеморта Люциус устроил родственникам Блеков расправу с применением Непростительных Заклятий. А когда Малфой узнал, что мальчика не крестили, он стал его крестным отцом, лично ему учителей подбирал, за руку в Дурмстранг привел, с директором Волковым знакомить. Люциус и Нарцисса ездили к мальчику почти каждые три месяца, а это часто, с учетом расстояния от Англии до Румынии. Малфой привязался к сыну Волдеморта, можно сказать, любил его как своего собственного.
- А Лорд Волдеморт и Беллатриса Лейстрейндж? Они не ездили к сыну?
- Белла видела мальчика в последний раз, когда тому исполнилось три года. Её муж не выпускал из дома. Родольфус очень ревнивый человек, а она не могла сказать, куда ей нужно и кто её ждет - такова жестокость магии Непреложного Обета. Волдеморт о существовании сына сначала не знал. Он оставил Беллу, не ведая, что она ждет ребенка, и уехал в Албанию, а оттуда отправился путешествовать по разным странам, собирая черномагические артефакты и фолианты. Как только Волдеморт вернулся в Англию, он без слов, с помощью окклюменции узнал о сыне. Темный Лорд чувствует, когда ему кто-то говорит не правду или что-то скрывает от него, а с Беллой он, конечно же, увидился. Волдеморт поехал к сыну в Румынию. Там он встретил Малфоев, устроил там тотальное уничтожение имущества румынских родственников Блеков.
Гарри непонимающе посмотрел на Дамблдора.
- Понимаешь Гарри, - устало улыбнулся своему ученику Дамблдор, - когда он приехал в поместье, где жила родня Блеков, то застал драку Люциуса и Храбуса. Константина пороли за чрезмерное увлечение чтением, а Люциус пытался прекратить порку. Волдеморт её прекратил раз и навсегда. Разумеется, Непростительных Заклятий в этот день было использовано очень много. Волдеморт сам воспитывал сына, прибывал туда почти каждый месяц на неделю, ибо он больше не был связан работой. Но потом для мальчика такое отцовство стало опасно. Деятельность Пожирателей Смерти разворачивалась на глазах и становилась всё страшнее. Чтобы не подвергать опасности сына, Волдеморт изменил мальчику и румынским родственникам Блеков память. Думаю, Константин вообще не помнит своего отца.
Гарри был в шоке. Волдеморту был небезразличен его сын? Этому, как раньше казалось Гарри, чудовищу ещё были присущи человеческие чувства?
- Профессор, так Волдеморт не отказался от сына? Его фамилия Реддл?
- Нет, Гарри, фамилия мальчика де-Морт. Константин де-Морт, на французский манер. Думаю, чтобы специально сбить с толку, кто его отец. Сам Волдеморт навсегда отказался от фамилии своего отца-магла.
- Да, но Волдеморт проявил человеческие чувства, я думал, что он на них не способен, - не веря в услышанное продолжал упорствовать Гарри.
- Он действительно на них не способен, ни сейчас, ни тогда. Но, Гарри, Волдеморт сам рос без родителей. Мать Тома умерла при родах, а отец бросил её, когда она была в положении. Шестнадцатилетний Том Реддл убил своего отца именно за то, что тот оставил его мать и его. Думаю, Волдеморт просто не хотел поступать так, как поступил когда-то с ним отец - вот и весь секрет ответственности Темного Лорда по отношению к мальчику.
Гарри внимательно посмотрел на Дамблдора. Тот явно чего-то не договаривал. Всё же, жаль, что он не умеет, да и не посмел бы, использовать окклюменцию.
- Профессор, что Вас тревожит?- напрямую спросил Гарри.
- То, чью сторону займет мальчик в этой войне, и какую роль в ней сыграет, - прямо ответил Дамблдор. - Он - сын Волдеморта, но у него доброе сердце…


Глава 11. Магия Дамблдора

Какой бы ни была женщина: богатой или бедной, яркой красавицей или невзрачной, домохозяйкой или занятой волшебницей, занимающей важный пост в Министерстве Магии - она всегда будет нежной, заботливой и любящей своего ребёнка. Ради малыша мать способна сделать то, на что не отважится самый храбрый герой, а если у женщины отнять её чадо, она ни перед чем не остановится, чтобы вернуть его. Но магия для того и существует, чтобы делать невозможное - возможным, а возможное - невозможным. Судьба сыграла с Беллатрисой Блек злую шутку, и то, чем она гордилась – волшебное происхождение и способность колдовать - обернулись против неё, разлучив с сыном. Последний раз она видела его крохой – четыре годика, а сейчас ему двадцать пять. Как же быстро летит время, ты замечаешь, сколько лет прошло только когда дети уже выросли…или не замечаешь, мучаешься, страдаешь, думая о своем сыне. Четырнадцать долгих лет стены Азкабана слушали её мольбы, крики и слёзы – она звала своего мальчика и Лорда Волдеморта.
Единственное, чего боялась Беллатриса, что сын её отвергнет, не простит ей того, что она пропустила его первые шаги, слова, не целовала и не успокаивала, когда у него резались зубки. Детские обиды - самые сильные, они остаются с человеком на всю жизнь. Как её простит Константин, если она сама себя простить не может?
Беллатриса Лейстрейндж лежала на широкой кровати в темной комнате. Свет от горящего камина почти не касался её ложа. Рядом с кроватью стояло кресло, и, как могла догадаться Белла по бледно-золотистым локонам, там спала её сестра Нарцисса. Белла немного приподнялась, сердце женщины бешено забилось в груди, у камина стояли два кресла, повернутые спинками к кровати, между ними кольцами лежала огромная белая змея Нагайна.
- До чего ты её довел! - укоризненно сказал Константин, сидевший в правом кресле. Его голос был похож на отцовский, но значительно мягче и не таким жестким, от него не бросало в ужас.
- Это не я, а ты, - ответил ему ледяной голос Волдеморта, сидящего в левом кресле. - Ты пропадал более двух месяцев, устроил Люциусу побег и исчез с ним ещё на пять дней. Твоя мать думала Мерлин знает что, вплоть до того, что ты встал на сторону этого безумного старика Дамблдора и его любимчика Поттера.
- Знаешь, а я бы мог. Люциуса, правда, они не взяли бы, - улыбнулся Константин.
- Думаю, нет, - спокойно отозвался Волдеморт. – Они бы не взяли вас обоих.
- Да?! Объясни, может, ты считаешь, что я не способен на хоть что-нибудь человеческое?
- Что ты, сын, конечно способен. Например, есть, говорить, дышать, пытать, убивать наконец. Думаешь, я не знаю, что ты сделал с румынскими родственниками.
Белла почувствовала, что Волдеморт сейчас должен улыбаться своей фирменной злой улыбкой.
- Я был в Румынии, смотрел последствия сотворенного тобой шедевра пытки и убийства. Хвалю - ты мой сын. Даже почерк убийств одинаковый. Сначала вдоволь поиздеваться, пытать, а потом уже, когда наскучит, убить!
- Значит, следил за мной.
- Каждую минуту, мальчик мой, - неестественно добрым и ласковым голосом проворковал Волдеморт.
- Меня ищут румынские власти? Я под подозрением? – не обратил внимания на издевательский тон отца Константин.
- Нет, не ищут. Я устроил пожар, в котором сгорели твои родственники и ещё какой-то парень, ты у них числишься мертвым.
- Спасибо, - с сарказмом выплюнул Константин.
- Тебе тюрьма больше по душе? – ехидно улыбнулся Волдеморт.
- Нет.
- А какой успешный, я бы даже сказал фееричный, побег из Азкабана! – злобно улыбнулся Волдеморт. - Министерство магии сходит с ума, думая, как объяснить твою выходку маглам! Молодец, сын, я горжусь тобой! Месяца не прошло как ты в Англии, а уже такой общественный резонанс!
Константин встал с кресла и подошел к кровати Беллатрисы. Она не могла пошевелиться, её руки задрожали - женщиной завладели боль, любовь, отчаянье и страх, что сын может отвергнуть её как мать.
- Она проснулась, - информировал Волдеморта Константин и сел на кровать матери. - Давно не спишь?
Беллатриса нежно улыбнулась и взяла руку Константина.
- Мальчик мой, - из её глаз полились слезы, на этот раз слезы радости.
- Отец, как ты терпишь эту женщину? - ласково застонал Константин. - Она постоянно плачет!
- Довел мать - теперь терпи, - жестко отрезал Волдеморт.
- Можно, я её поцелую?
- Можно, сынок, - ласково проворковала Белла.
Константин наклонился к матери и нежно коснулся губами мокрой от слез щеки Беллатрисы. Грохот кресла у камина и возмущенное шипение потревоженной змеи заставили Беллу и Константина обернуться и посмотреть на вскочившего Волдеморта. Он стоял у камина, рядом с опрокинутым креслом.
- Что ты сейчас сделал? – зашипел Темный Лорд.
- Мать в щеку поцеловал, - с вызовом ответил Константин, смотря прямо в глаза Волдеморту. - Видишь, я и это умею, а не только есть, ходить, дышать, пытать, убивать и Министерству магии проблемы создавать! Разочарован?
- Дамблдор! – озлоблено зашипел Волдеморт. - Когда ты был ещё ребенком, я почувствовал на тебе след его магии, но я так и не понял, что он с тобой сделал.
Ярости Темного Лорда не было предела, казалось, он сейчас всех разорвет. Волдеморт метался по комнате как бешеная змея, ужаленная скорпионом.
- Ты мой сын! Он не имел права к тебе прикасаться! Ты мой!
- Ну, не знаю, я лично не помню никакого Дамблдора. Может, он меня лечил от чего-нибудь…
- Да! - заорал Волдеморт. - Он лечил тебя! От агрессии, злости, жестокости, коварства, хладнокровности, от понимания, что ты лучше и выше всех этих тварей!
- Тогда, отец, ты зря боишься его магических способностей. Он очень слабый волшебник. Своим лечением он скорее разбередил всё то, что ты сейчас перечислил! – отмахнулся Константин.
- Нет, увы, лечение удалось, - зашипел Волдеморт. – Ты поцеловал мать, а должен был её ненавидеть, она же бросила тебя!
- Её заставили это сделать, и ты мне это подтвердил. Я должен не доверять собственному отцу?
- Ты не должен был ей это прощать. Ты должен был проверять, а не верить на слово. Ты должен был корить её и делать ей больно за то, что рос без родителей. Ты вообще не должен уметь прощать!
- Отец, это ревность. Ты злишься, что я тебя не поцеловал при встрече, а маму поцеловал, - улыбнулся Константин.
Волдеморт рассвирепел так, что, казалось, помещение взорвется, если только ему не хватит магических сил сдержать свою ярость. Не обращая внимания на гнев Темного Лорда, Константин подошел к отцу и, обняв, поцеловал бледную змеистую щеку.



Глава 12. Выбор сделан

Небо с востока медленно светлело. Ночная мгла постепенно сдавала свои позиции, отползая к западу и прячась в тени Запретного леса. Шелестя по сухой листве подолом мантии, угрюмый темноволосый мужчина быстро шёл в сторону Хогвартса. Хмурясь и плотнее закутываясь в мантию, он вошёл на территорию замка и осмотрелся: не хватает , чтобы его увидели студенты или профессора. Лишние свидетели раннего возвращения в школу ему не нужны.
Сегодня собрание Пожирателей Смерти проходило особенно долго. Началось оно с того, что Волдеморт, Беллатриса Лейстрейндж и Малфои заставили всех ждать сорок минут. Это при том, что они обычно появлялись самыми первыми. Через десять минут стало понятно, что у мужчин Лейстрейнджей плохое настроение. Рабастан подрался с Яксли, а Родольфус заклял Круциатосом смеющихся в углу Кэроу. Когда появились Малфои, на них набросились с кулаками оба Лейстрейнджа и о чём-то долго шипели Нарциссе. Так продолжалось, пока в зал не вошли Волдеморт, Беллатриса и красивый, высокий парень. Тут-то и выяснилась причина странного поведения Лейстрейнджей. Волдеморт представил Пожирателям Смерти своего сына.
Северус Снейп не сразу узнал Константина - они общались в основном с помощью сов - тем более что в последний раз ему приходилось видеть Константина ещё четырнадцатилетним мальчишкой. Да и, по мнению зельевара, не стоило показывать своего знакомства с сыном Темного Лорда. Константин, наоборот, быстро обведя взглядом всех слуг Волдеморта, кивнул всем, кого знал. На удивление Северуса, ему ответили улыбками и кивком несколько Пожирателей Смерти.
Недоумение слуг Волдеморта, не знавших о Константине, быстро сменилось поздравлениями и льстивыми восклицаниями о сыне Темного Лорда. Весь вечер Пожиратели ели и пили за здоровье молодого хозяина, как назвал Константина Хвост, и его родителей. Веселились все, кроме Лейстрейнджей. На них постоянно кто-нибудь косился, шепча что-то насмешливое соседу на ухо. Как ни крути, Лейстрейнджи оказались выставлены на посмешище. Муж Беллы ничего не знал о её сыне. Да, что там говорить, он, порядочный чистокровный волшебник, не стал бы жениться на потаскушке, родившей в пятнадцать лет, пусть даже от будущего Темного Лорда. После застолья все стали целовать подол мантии Волдеморта, руку Беллатрисе и кланяться Константину; все, кроме Лейстранджей. Волдеморт это заметил, но по каким-то причинам решил отложить разборку с Родольфусом и Рабастаном.
Размышляя о событиях прошедшей ночи и том, куда ему следует направиться в первую очередь - в подземелье переодеться или к Дамблдору - профессор Зельеварения остановился на крыльце Хогвартса.
- Доброе утро, Северус.
Решение было найдено само, перед профессором Снейпом стоял Дамблдор в теплой изумрудной мантии.
- Доброе утро, - неохотно отозвался зельевар, обводя пристальным взглядом территорию школы – ему показалось, что он слышал шорох у себя за спиной.
- Только что вернулись, как я вижу.
- Да, - процедил сквозь зубы Снейп.
- Сегодня собрание проходило необычно долго, - заметил седовласый старец, не обращая внимания на странное поведение Снейпа.
- Константин представлен, он при отце, матери и Малфоях, - отчеканил Снейп.
Дамблдор закрыл глаза и тяжело вздохнул.
- Что ж, его нельзя винить, там его родители, - заключил директор.
- Дамблдор, Волдеморт знает, что вы потрудились над сердцем мальчика, - впервые за всю беседу посмотрел на директора Хогвартса Снейп.
- Это хорошая новость, Северус. Значит, он не такой, как его отец, и это, безусловно, замечательно, - печально улыбнулся директор Хогвартса.
- Есть проблема, - Снейп смотрел прямо в глаза Дамблдора. - Лейстрейнджи: Родольфус и Рабастан.
- Да, это действительно может быть проблемой, но не думаю, что они так глупы, чтобы навредить Белле, Константину, Малфоям и уж тем более Волдеморту. Они не рискнут.
- Я бы на вашем месте не был в этом уверен. Я их видел сегодня. Они напали на Малфоев, дрались с Яксли, применили заклятье пытки к Кэроу.
- Тем хуже для них, - мягко сказал Дамблдор.
- Да, но они, - начал Снейп, но директор Хогвартса жестом остановил все возражения.
- Если что-нибудь сделают, то ответят за это перед Волдемортом, а ему неведома пощада. Надеюсь, они это помнят. Идемте, Северус, нам пора на завтрак.


***
Гарри и Джинни вбежали в гостиную Гриффиндора. Убрав мантию-невидимку и многозначительно посмотрев друг на друга, они сели на диван у камина.
- Это про того, о ком ты нам рассказывал? Он присоединился к Пожирателям? – теребя растрепанные локоны, с тревогой посмотрела на Гарри рыжеволосая девушка.
- Да, это про него, - растерянно кивнул Гарри. Новость, что Константин присоединился к отцу, вызывала у него двойственные чувства. С одной стороны, Дамблдор отреагировал на воссоединение спокойно - значит, ничего страшного не случилось. С другой стороны – у Волдеморта стало больше на одного сторонника, который, судя по отцу и матери, должен быть талантливым и сильным чернокнижником, что, признаться, абсолютно не радовало Гарри.
- Где вы были всю ночь? - оторвал Гарри от мыслей о сыне Волдеморта выбежавший из спальни мальчиков Рон. – Ты что, хочешь Джинни, как и Волдеморт Беллочку Лейстрейндж, в пятнадцать лет мамашей сделать? - прорычал рыжий и, схватив Гарри за воротник, стащил его с дивана. - Сволочь, поиграешь и бросишь, тоже мне друг!
- Рон, успокойся, - попытался встать и вырваться из его рук Гарри.
- Ты с моей сестрой всю ночь где-то пропадал и хочешь, чтобы я успокоился? – не унимался брат Джинни.
- Рон, я взрослая, я сама могу за себя постоять, - пытаясь вырвать Гарри из цепких рук Рона, запищала Джинни.
- Что тут происходит? – на крик из спален девочек выскочила ещё не до конца проснувшаяся Гермиона и с удивлением стала наблюдать борьбу своих друзей.
- Рон решил придушить Гарри, - почти плача застонала Джинни.
- Что на вас нашло? – укоризненно вздохнула Гермиона, накладывая заклятье на дерущихся, которое растащило их в разные концы комнаты.
- Он, - показывая пальцем в Гарри, зашептал Рон, - и моя сестра сегодня не ночевали в спальнях. Конечно, он герой, с Волдемортом сражался, все девчонки по нему сохнут, почему бы и не воспользоваться ситуацией и не поиграть с влюбленной девочкой из бедной семьи?
- Что за бред, Гарри не такой! - Гермиона была готова рассмеяться, но взбешённое состояние Рона заставило её сделать серьёзный вид.
- Мы просто загулялись по территории Хогвартса, а на ночь двери школы запирают изнутри, мы просто не смогли вернуться. Ничего такого не было, - разозлившись на брата, повысила голос Джинни. - А утром, когда двери открыли, мы не могли пройти, потому что у порога стояли и разговаривали Снейп и Дамблдор.
- Ой, так и поверил, ничего не было, - краснея от злобы, закатил глаза Рон.
- Интересно, о чём разговаривали профессор Дамблдор и профессор Снейп? - переводя разговор в другое русло, заинтересованно спросила Гермиона.
- Какая разница, о чём! Моя сестра теперь вполне может меня осчастливить званием дяди!
- Рон, ты параноик! Чего самому хочется, в том и других подозреваешь, - злобно фыркнула Джинни.
- Снейп пришел с собрания Пожирателей, он сказал, что сын Волдеморта представлен соратникам Тёмного Лорда, он ладит с родителями, и что оба брата Лейстрейнджа в ярости, - искренне желая уйти от этого конфликта, ответил Гарри.
- Это плохо, но ничего другого и ожидать не приходилось. Он их сын,- задумчиво произнесла Гермиона.
- Клянись, клянись нашей матерью, что ты ещё девственница, - не унимался Рон.
- Клянусь нашей матерью, не было у меня никого, и пошли уже есть, а то голодными останемся!
На этом неприятная ситуация была разрешена. Рон мгновенно смягчился и сообщил всем, что он безумно голоден. Друзья, не вспоминая об утренней ссоре, отправились в столовую, обсуждая воссоединение Беллатрисы, Константина и Волдеморта и возможные последствия.



Глава 13. Жестокая Схватка

Поднимаясь из подземелий Слизерина, Драко Малфой оскорблял всех и вся, попадавшееся ему на пути. Почему, спрашивается, его отец до сих пор использует эту магию… Он уже на свободе, мог бы и на пергаменте написать. О том, что почту проверяют мракоборцы, Драко знал, но ему не нравилось просыпаться ни свет ни заря от боли и находить на себе послания от Люциуса Малфоя.
На этот раз на его запястье левой руки саднили кровавые царапины, составляющие слова:
«Кровь Поттера, быстрее».
Как он достанет им кровь этого очкарика? И в каком количестве? Как им отправит её? Мракоборцы — идиоты что ли, по их мнению! Кровь чью-нибудь через совиную почту не найдут?!
Фыркая и плюясь оскорблениями, Драко прошел сквозь плотный поток первокурсников Гриффиндора, спешивших с завтрака в гостиную, чтобы скорее переодеться и занять места на стадионе. Матч Слизерин – Хаффлпафф обещал быть зрелищным. Последние две недели игроки этих команд постоянно что-то делили. Из-за учебы Драко был так занят, что не уловил, что к чему. Кажется, какой-то маглорожденный Хаффлпаффец обнаглел и на спор с друзьями подошел и поцеловал в губы Слизеринку на глазах у её парня, тоже Слизеринца. Видимо, он решил, что будет забавно посмотреть, как девушка, помешанная на чистоте крови, будет отплевываться после поцелуя маглорожденного. У девушки после этого была истерика, она даже пыталась руки на себя наложить, а её парень стал мстить. Сначала он хотел отравить наглеца, но бокал с ядом выбила из рук кошка Хаффлпаффца, затем пробовал проклясть Авадой Кедаврой, но у него не хватило магических сил сделать проклятье смерти. В итоге месть частично свершилась, когда Слизеринец разбил голову обидчику битой загонщиков. Но, когда до смерти грязнокровки оставалась пара ударов, вмешались прибежавшие на крики учителя и мракоборцы. В итоге, опасаясь мести Слизеринцев, любитель поцелуев с пробитой головой отправился в в больницу имени Святого Мунго, девушку отпустили на пару дней домой, прийти в себя с роднёй, а парня той девушки отправили на трехнедельную «экскурсию» в Азкабан.
После этого факультет пошел на факультет. Слизеринцы не простили поцелуя и Азкабана, а они, как известно, злопамятные и мстительные, Хаффлпаффцы – дружные, друга в беде решили не бросать. О том, что на поле сегодня будет убийство, говорила вся школа. И, конечно же, все хотели на это смотреть из первых рядов.
- Драко, солнышко, мне тебя подождать или идти на поле одной и занять нам места?
Панси глупо улыбнулась и состроила Драко глазки.
- Иди, займи места, - выплюнул Драко.
Настроение у него было прескверное. Лучше бы он не отдавал старшему брату направленного на «экскурсию» в Азкабан парня место ловца. Но тот был из родни Пожирателей Смерти, и их родители поддерживали хорошие отношения, которые нельзя было портить, а тут – дело чести.
Драко запихнул последний кусок бифштекса в рот и поплелся на стадион. Без труда отыскав Панси на трибуне Слизерина - девушка заняла действительно самые лучшие места - Драко плюхнулся на скамейку.
- Вон там, смотри, - прошептала Панси. - Видишь за раздевалкой Слизерина коробку? В ней Триядный Хрущ.
- Кто? – всматриваясь в коробку, прошептал Драко.
- Зверь такой, в Румынии водится. Похож на маленького дракона, но одомашнивается и дрессируется как собака. Триядные Хрущи почти все уже истреблены, а этого где-то Пожиратели нашли. Мальчишки его на грязного любителя поцелуйчиков натравили! Он сегодня играет Ловцом! Мне уже передали поддельный снитч! Нам доверили его в самый жаркий момент игры выпустить.
- Зачем им второй снитч? – прошипел Драко, смотря в сторону коробки, которую потащили в сторону Запретного леса трое Слизеринцев, предварительно накинув на себя и коробку Мантии-Невидимки.
- Драко, включи мозги! Ты - Ловец, высматриваешь настоящий снитч, и, когда тот пропадает из виду, говоришь мне, я выпускаю подделку. Поддельный снитч зачарован так, чтобы, когда за ним погонятся Ловцы, лететь к Запретному Лесу, а там Теодор Нотт выпустит Хруща и всё! Триядный Хрущ очень ядовит! Он так и называется - Три-Яд-ный, в его слюне три вида ядов содержится. Он прелесть, правда?
- Да, уж, прелесть, - выдохнул Драко, подумав, что этот Хрущ явно принадлежит Константину.
Тем временем игра началась. На поле вышли команды, и по свистку все игроки рванули в небо. Слизеринцы тут же начали жестоко атаковать, это Драко слышал по комментариям, но, увы, смотреть такой захватывающий матч не мог. Он следил за снитчем, который с начала игры спрятался за таблоидом, показывающем уже 20:0 в пользу Слизерина. Крики усиливались, было слышно, как Хаффлпафф кричит: «Так нечестно, они отвлекли судью».
Снитч перелетел под навес у мест преподавателей. Удаление. Слизеринцы зашли слишком далеко.
- Панси, что там?
- Наши врезали по морде битой их охотнику, а за минуту до этого загонщику бладжером челюсть сломали, - ласково промурлыкала Панси.
- А, понятно, - Драко уже проклинал снитч, так и не желавший улететь с поля, но летающий там, где с высоты полета Ловцов его не видно.
100:20 в пользу Слизерина, 140: 50, 190: 70. Драко уже привык к комментариям Панси, которая знала, что тот не смотрит игру, и старалась ему донести всё самое важное.
- Ах, как чудненько бладжер разбил голову вратарю Хаффлпаффа, он так смешно выгнулся и упал с метлы. Ой, его на носилках уносят. Бедняга, нечего было с грязнокровками водиться, сейчас бы не корчился от боли! Хм, их новый вратарь слабак, в кольца прямо с пойманным квоффлом улетел! Говорят, что его сестра тоже хлюпик, за ней мальчишкам приходится портфель таскать, сама вообще ни в магии, ни силёнок нет. О, наши охотники вывели из строя их девчонку-охотницу, ту самую, которая с грязнокровкой из Гриффиндора встречается! Она такая потаскушка! Говорят, её с ним застукали профессора в пустом кабинете, и они занимались… тут Панси значительно промолчала. - А сейчас их загонщик, не помню, как его зовут, запустил бладжер в нашего Ловца, но он увернулся и бладжер попал в спину их Ловцу, тот упал прямо на Гриффиндорские трибуны! Очень надеюсь, что кому-нибудь что-нибудь сломал!
- Панси, выпускай!
- Что?
- Снитч, он улетел к замку! Ловцы из-за переполоха с бладжером не увидели его!
Панси захихикала, и перед глазами Драко пролетел в сторону игроков маленький золотой шарик с нежными белыми крылышками.



Глава 14. Убийство в Малфой-Мэнор

Блеснув белыми крылышками поддельный снитч не собирался прятаться. Наоборот, у Драко сложилось впечатление, что маленький золотой мячик, замерев на долю секунды неподвижно в воздухе, выискивает Ловцов. Драко схватил Панси за руку и потянул с трибуны.
- Идем, тут больше интересного ничего не будет! Дело времени, когда они его увидят, у меня с собой мантия-невидимка, надеюсь, у неё чары ещё достаточно сильны и нас не увидят.
- Куда мы, Драко? Ты хочешь идти в Запретный Лес? – запаниковала Панси, не желавшая становится участницей событий, исход которых она не могла предусмотреть и быть уверенной в собственной безопасности. Интерес что прямо перед носом Дамблдора сделают с обидчиком чистокровных Пожиратели Смерти взял верх.
Драко ехидно улыбнулся в ответ и гордо направился вместе с Панси к выходу с трибуны. Они проверили чары мантии и, убедившись, что они ещё работают, побежали в лес. Затаившись на опушке, так чтобы было видно стадион, Панси и Драко стали ждать. Первым снитч заметил Ловец Хаффлпаффа, по звукам, разносившимся со стадиона, Драко понял что, снитч сначала решил погоняться с ними по стадиону. Затем все охнули, и Драко увидел как два Ловца, на невероятной скорости несутся в их сторону.
- Нотт там, - поёживаясь от холода, указала в глубину леса Панси. В выходные школьники имели право не носить знаки отличия и школьные мантии, чем пользовались все без исключения Слизеринцы. Как истинная представительница своего факультета, Панси всегда предпочитала одеваться красиво, а не по-погоде. Несмотря на минусовую температуру под черным элегантным пальто, украшенным серебреными застёжками, было только лёгкое леопардовое платье, и Панси была готова отдать что угодно за чашку горячего чая.
- Они туда рискнут лететь? – вгляделся в чащу леса Драко, оценивая лужи и грязь по которым придётся идти, если они захотят стать свидетелями расправы над обидчиком Слизеринки. Панси на каблуках здесь будет сложно пройти, впрочем, ему то что – это её проблемы.
- Да, наш Ловец специально будет стараться лететь первым, чтобы Хаффлпаффец за ним полетел, - пытаясь нагреть дыханием замершие руки, кивнула Панси. Не задумываясь, Драко побежал в чащу по показанному девушкой направлению.
- Драко, там опасно, куда ты?
- Я должен это увидеть!
- Стой! Я с тобой! – перепрыгнула грязь Панси.
Через пять минут Драко и Панси, уже не прикрываясь мантией, вышли на поляну Запретного Леса. Прямо в середине поляны лежал в алой от крови Хаффлпаффской форме мальчик, рядом с ним стояли Нотт старший и младший, Ловец Слизерина, три Пожирателя Смерти в черных мантиях и золотых масках и адская собака или дракон. Все смотрели на Драко и Панси.
- Маленький Малфой с подружкой, - взревел Нотт-старший, - милости просим, присоединяйтесь, мы как раз приготовились аппатировать в Малфой-Мэнор!
Драко с Панси подошли к Пожирателям взяли за руки взрослых и трансгрессировали.
***
В комнате становилось нестерпимо душно – в помещении размером с половину поля для квиддича собралось порядка ста человек. Одетые в черные мантии, золотые и серебряные маски, полностью скрывающие их лица, гости рассматривали грязь на собственных ботинках, узор паркета и подолы мантий стоящих рядом Пожирателей. Тишину нарушало только потрескивание дров в камине и шипящие звуки, от которых у всех присутствующих стыла в жилах кровь.
- Отец, это что развлечение такое? Зачем ты взял у меня Сухарика, он добрый и безобидный Хрущь. Он и мухи не обидит! Я его уже пять лет воспитываю, малышом отбил его у мракоборцев, они хотели его усыпить.
- Поэтому он и добр к тебе. Он тебя мамой своей считает, - прошипел Волдеморт на Парсултанге.
- Почему ты при них не говоришь со мной на нормальном языке? - Константин обвел взглядом пару десятков Пожитарелей Смерти, стоящих полукругом в центре гостиной Малфой-Мэнора, и черную массу остальных Пожирателей, столпившихся в самом дальнем углу.
- Так надо. Им так страшнее. Чем больше боятся, тем исполнительней выполняют приказы, - прошипел Волдеморт, постукивая пальцами по подлокотнику позолоченного кресла, в котором он сидел.
- Понятно, - отозвался на Парсултанге уже порядком заскучавший Константин.
В прихожей послышались шаги, двери распахнулись и в гостиную вошли Пожиратели, ученики Хогвартса, один пленник и полу собака полу дракон Сухарик, который тут же побежал к своему хозяину. Как по-приказу все присутствующие в комнате Пожиратели Смерти оживились и образовали круг в центре комнаты, в который бросили перепуганного мальчишку пятнадцати лет.
- А вот и наши друзья, наконец-то явились, и врага, на примере которого мы продемонстрируем маглолюбам что их ждет, за их любовь к маглам привели. - Волдеморт оскалился злейшей улыбкой, ничего хорошего она никому не обещала.
- Этот наглец, - указав на мальчика - Хаффлпаффца, который дрожал от головы до ног, начал Волдеморт, - прилюдно поцеловал дочь ныне покойного Адрона, который, как Вы все знаете, заботился о чистоте крови, воспитал в Слизеринских традициях дочь, и был преданным Пожирателем Смерти. Как ты думаешь, - обратился Темный Лорд к пленнику, вставая с позолоченного кресла и проходя в центр образованного круга, - чего ты достоин за этот проступок?
Мальчика затрясло ещё сильнее. Драко видел, что парень не то, что членораздельно сказать, даже пропищать ничего не смог бы.
Волдеморт окинул взглядом Пожирателей.
- А Вы, господа? Что думаете Вы?
- Убить мерзавца! – забасил из-под маски Яксли.
- Пытать и убить! – выдохнула Беллатриса.
- Скормить пираньям Руквуда! – пропищал Хвост. – Он их пять дней уже не кормил!
- Связать и живьем закопать! – подал голос Нотт-старший.
- Какие они у тебя «добрые», - прошипел на Парсултанге почти в ухо Волдеморту Константин.
- Сам подбирал! Самые отборные злодеи и мерзавцы! - с ноткой гордости отозвался Тёмный Лорд.
Беллатриса Лейстрейндж вышла из толпы и подошла к мальчишке.
- Как ты смел, грязный ублюдок, даже подумать, что тебе это с рук сойдёт! Опозорить дочь такого великого волшебника! Отвечай, когда с тобой разговаривают!
- Я… Я не… Я не знаю… Я не помню…
- Круцио! - вопль мальчишки разнесся по всему дому. Беллатриса рассмеялась.
- Круцио! – заорал Нотт старший.
- Круцио! – пропищал Хворт.
- Круцио! Круцио! Круцио! Круцио!
Константину показалось, что сейчас каждый, стоящий в комнате применил заклятья пытки.
- Разойдитесь! - выкрикнул Волдеморт, перекрикивая гам Пожирателей, окруживших пленника. – Хватит! Я хочу, чтобы мой сын вам показал одно очень интересное заклятье! Данное заклятье Константин применил к своей Румынской родне, в качестве платы, за «хорошее» к нему отношение! Это заклятье - участь мальчишки! Поднимите грязнокровку!
Пожиратели Смерти схватили лежащего на полу, почти в бессознательном состоянии, Хаффлпаффца и заставили его встать. Волдеморт жестом показал Константину, что ему пора выйти в центр комнаты и продемонстрировать страшное заклятье.
- Что ж, - холодно заметил сын Волдеморта, пытаясь отогнать от себя мысли, что он бы с удовольствием просто наказал мальчика и отпустил домой, когда тот пообещал, что никогда больше не станет целовать девушек против их воли, - смерть для тебя будет избавлением от этих жестоких пыток. Не бойся – больно будет только пару секунд.
Константин сделал круговое движение палочкой, как будто нарисовал на мальчике круг.
- Циркулус кнаф!
Вихреподобное нечто блеснуло и завертелось вокруг своей оси. Тысячи ножей, образуя гигантскую мясорубку, ударили и стали мельчить мальчишку. Раздался душераздирающий крик Хаффлпаффца, который почти мгновенно утих. Вся комната от потолка до пола оделась в кроваво-мясное месиво.
Потеряв от восторга и ужаса дар речи, Пожиратели стояли молча. Потом грянуло дружное «Браво!» и аплодисменты. Драко почувствовал, как подгибаются колени, и темнеет в глазах. На его одежде, руках, ногах, была кровь и мелкие куски мяса – то, что ещё секунду назад было человеком.
Драко Малфой упал в обморок.



Глава 15. Две банки

Джинни и Гарри в обнимку сидели сзади Гермионы и Рона. Жестокий матч казалось, никогда не кончится. Ловцы улетели за снитчем уже сорок минут назад, но до сих пор никто из них не вернулся. Впрочем, Джинни это мало волновало. Она была в объятиях Гарри, и она была счастлива. Гарри тоже не обращал внимания на матч хотя, в отличие от Гермионы, погруженной в чтение «Секреты Трансфигурации», он смотрел на поле. Последние дни его занимал сын Волдеморта – вспоминая пятый курс и свои сны, Гарри постоянно пытался вновь увидеть, чем сейчас занят Тёмный Лорд, но ему не удавалось это. Рон оказался единственным кто всё ещё наблюдал за игрой.
- Ты соврала ему, - тихонько шепнул Гарри рыжеволосой девушке, когда она положила голову ему на плечо, - спасибо, а то бы он меня задушил.
- Я что дурочка или самоубийца, говорить брату о нас с тобой правду! Он же от зависти помер бы, узнай про то, что было ночью, - бросив быстрый взгляд на брата, пролепетала Джинни, нежно поцеловав Гарри в губы.
- О нет! - застонал Рон, - Ну, сколько можно там шататься! Где они? Ну и Ловцы пошли! Снитч уже минут пять тут маячит, а их и след простыл!
Гарри моментально встрепенулся. Навыки Ловца позволили ему моментально увидеть зависший у преподавательской трибуны маленький золотой мячик.
- Идем, - выдохнул Гарри, - нам нужно к Дамблдору. Что-то случилось с Ловцами …
- На трибуне преподавателей его нет. Там вообще никого нет, - спрятала толстую книгу в сумке Гермиона.
Все четверо вскочили и побежали вниз. Профессора Снейп, Дамблдор, Макгонагалл и другие преподаватели беседовали рядом с раздевалкой Слизерина.
- Сюда, - замахала рукой Джинни, проскальзывая к Слизеринцам. – Нам здесь их будет слышно!
Затаив дыхание, Гарри, Рон, и Гермиона последовали за Джинни. Рыжеволосая девушка стояла у самой дальней стены и жестом звала своих друзей.
- Тсс! Преподаватели стоят почти у самой стены! – прошептала Джинни, указывая на огромную щель в стене.
- Вы говорите, улетели в Запретный Лес,- повествовал Снейп, который пребывал в наихудшем настроении, - но стоит отметить, что снитч заколдован, он не может лететь в Запретный Лес, это опасная территория…
- Северус, я боюсь, что это так, - Дамблдор, казалось, постарел ещё на сто лет. - По неизвестным мне причинам, ученики в лесу. Нужно найти новых Ловцов и закончить этот жестокий матч, пока не поздно, и ещё есть не покалеченные ученики в Хаффлпаффе.
После минутных переговоров, большую часть которых Гарри так и не смог расслышать, директор Хогвартса и остальные учителя направились в сторону школы, выясняя дальнейшие их действия.
- Нам необходимо идти в Запретный Лес, я уверен, что к исчезновению Ловцов причастны Пожиратели Смерти. Ловцом Хаффлпаффа играет тот мальчик, что перешёл дорогу Мориса Мортана, поцеловав его девушку. Я вчера слышал, что Мортаны родственники Пожирателей Смерти, - доставая их кармана Мантию-Невидимку, прошептал Гарри. – Не расслышал кого точно, кого-то на Р… Руквудов, Розье или ещё кого-то…
- Мы вчетвером там не уберёмся, - задумчиво произнёсла Гермиона, - Мантия и троих с трудом скроет!
- Значит, все остаемся здесь! - радостно улыбнулся Рон, которому не очень нравилась идея вмешиваться в разборки Пожирателей Смерти с маглорожденным мальчиком, которого он даже не знал.
- Великолепно, ты остаешься, а мы втроем пойдем! - улыбнулась Джинни, - А ты тут смотри в оба, потом нам всё расскажешь.
- Что? Нет, так не пойдет! - чувствуя, как краснеют его щёки, заорал Рон. – Ты что меня за труса держишь? Я пойду!
- Хватит! Ведете себя как малые дети! Я останусь, - вздохнув, Гермиона вышла из раздевалки Слизерина, а Гарри, Рон и Джинни, накинув мантию, бегом побежали в Запретный Лес.
- Что мы ищем, - заныл после короткого путешествия в чащу леса Рон.
- Что-нибудь, зацепку, - уже в десятый раз за последние пять минут ответил Гарри. Он и сам не был уверен, в том, что он ищет, но уверенно шел в глубину леса.
- Смотрите, тут кусты сломаны, - позвала мальчиков Джинни, решившая держаться подальше от брата. - Излом свежий…
- Ничего себе, - испуганно зашипел Рон, указывая на ствол старого тиса, - в дереве отпечаток пасти с тремя челюстями!
- Сюда! Быстро! – позвал друзей Гарри, который шёл первым и, не услышав Джинни, прошел дальше на пару десятков метров, выйдя на лесную поляну, где без сознания лежал Ловец Слизерина, его метла и разгрызенная на мелкие части метла Ловца Хаффплаффа. Самого Ловца Хаффплаффа нигде не было.
Джинни и Рон побежали к Гарри.
- Не подходите, и ничего не трогайте, - скомандовал Дамблдор, вышедший на крик Гарри с другой стороны поляны. - Немедленно вызывайте мракоборцев Минерва, а вы, - директор строго посмотрел на Гарри, - идите ко мне в кабинет, угощу вас печеночным паштетом.
***
Закутавшись вязаным шарфом и погрузившись в чтение, Гермиона ждала друзей у входа в школу. Матч закончился всего двадцать минут назад, а на территории Хогвартса уже не осталось ни одного ученика. С разгромным счётом проигравшие Хаффплаффцы оказались почти все в больничном крыле, ликующие Слизеринцы отправились праздновать победу, а остальные ученики поспешили разойтись по гостиным, ещё до того, как с победным криком прошли Слизеринцы.
- Ну, что? Почему так быстро вернулись? – закрывая книгу, поспешила навстречу друзьям Гермиона.
- Нас Дамблдор увидел, - простонал Рон, - теперь допрос в кабинете устроит - мы были обнаружены на месте преступления.
- Мы нашли Ловца Слизерина – он был без сознания, а Ловца Хаффплаффа нигде не было, - пояснила Гермионе Джинни. – Скорее всего, было совершено убийство. Почти вся поляна, где лежал Слизеринец, была в крови. А на Ловце Слизерина не было и царапины.
- Чем матч кончился? – перевел тему Рон, чувствуя, что ему становится дурно от одной только мысли о крови.
- Его остановили. Стали новых Ловцов искать, сказав, что играющие более не могут играть за свои команды по состоянию здоровья. Хаффлпафф вывел пятикурсницу, которая на метле с трудом держалась, а Слизерин Малфоя. Он победил - поймал Снитч. 740: 210
- Ох, кажется, я знаю, кто выиграет кубок школы в этом году, - простонала Джинни.
- Знаете, Малфой случайно снитч поймал, - задумчиво поделилась с друзьями Гермиона, - он его даже не видел. Он был очень бледный. Матч его совсем не волновал, и искали его десять минут - Малфойя не было на трибуне Слизерина, он не смотрел матч. Снейп его ели нашёл …
- Значит, нужно поговорить с ним по душам, - взорвался энтузиазмом Рон, сделав выпад, как будто дает кому-то в глаз.
- Да, стоит! Вдруг Люциус Малфой нам ещё не все опасные вещи Волдеморта во временное пользование передал, - парировала Джинни.
- Немедленно прекратите глупый спор, - закричала на них вышедшая из школы профессор Макгонагалл. – Вас ждет у себя в кабинете профессор Дамблдор.
- Профессор, но мы ничего не…
- Никаких пререканий, мистер Поттер. Во время матча произошло убийство. Мы получили от неизвестных небольшую банку с кровью и кусками мяса. Записка гласила, что это будет с каждым, кто будет считать маглов – их друзьями, и не почитать чистокровие и чистокровных. Такую же банку получили родители мальчика.
По щекам профессора заскользили крупные капли слёз.
- Профессор, это что, был Ловец Хаффлпаффа? – с ужасом пролепетала Гермиона.
- Нет, это было то, что от него осталось…



Глава 16. Неожиданный визитер Дамблдора

Старинные позолоченные часы, стоящие на столе директора Хогвартса, пробили ровно одиннадцать раз, потревожив засыпающего Феникса, отчего тот встрепенулся и недовольно прокурлыкал. Свет от дюжины почти догоревших свечей отражался на магических приборах и инструментах, отбрасывая на стены кабинета Дамблдора замысловатые тени. Несмотря на поздний час, директор Хогвартса всё ещё был в рабочей мантии темно-бордового цвета и принимал посетителей. За сегодняшний день у Дамблдора побывали Министр магии Руфус Скримджер, который вновь просил помочь Министерству советом, как объяснить маглам облако-дракона, Аластор Грюм, приходивший по делам Ордена Феникса, и новый глава попечительского совета – после Люциуса Малфоя на этой должности никто не мог продержаться и пяти месяцев. Самым неожиданным посетителем был последний гость, который даже не потрудился предупредить о своём позднем приходе и абсолютно неведомым директору способом проник прямо к порогу кабинета директора.
Очень редко взгляд Дамблдора был не добрым и понимающим, а суровым, видящим насквозь, не приемлющим никаких компромиссов, и этот взгляд чаще всего был, так или иначе, связан с Пожирателями Смерти. Вот и сейчас Дамблдор строго, оценивающе смотрел на своего нежданного посетителя, неизвестно по каким причинам решившим посетить директора Хогвартса.
- Добрый вечер профессор Дамблдор, - поприветствовал седовласого старца поздний посетитель, расположившись в кресле напротив стола директора.
- Добрый вечер Константин. Признаюсь, удивлен вашим визитом, - постарался как можно вежливее поздороваться с сыном Волдеморта, убившим одного из учеников Хогвартса, профессор. – Полагаю, на каменную Горгулью вы наложили мощные обманные чары, раз она вас пропустила без пароля.
- Нет, меня пропустил сюда профессор Снейп. Поверьте, Дамблдор, я здесь не для того что бы демонстрировать свои знания магии, - спокойно ответил Константин. – Впрочем, стоит заметить, вашу Горгулью действительно не составит труда обмануть.
Дамблдор, ни на секунду не отводя глаз, строго смотрел на Константина. Может быть, всё это время он обманывал себя, и кровь взяла своё. Перед профессором сидел почти копировально-похожий на молодого Волдеморта парень, отличавшийся от отца лишь искренностью во взгляде и обворожительной улыбкой, доставшейся ему от матери.
- Вы, наверное, удивлены моей просьбой о встрече, - начал Константин, умолчав о том, что эту просьбу он изложил, уже войдя в кабинет директора, и у Дамблдора не было другого выхода кроме как принять его, - тем более что последние события… Я из-за них здесь, и не только из-за них. Мне очень жаль… Вам, наверное, Снейп всё рассказал. Я был вынужден продемонстрировать им четвертое Непростительное заклятье. Отец был в Румынии и видел, что я его применил к своей родне, которая зверствовала надо мной, в течении всей моей жизни. Я знаю, мне нет прощенья, но я и не за ним пришел, - спокойно, но с небольшой горечью в голосе, продолжал сын Волдеморта, - я Вас о помощи просить пришел. Спасите мою мать. Отца тоже, если сможете… Вы один им можете помочь.
Брови Дамблдора взметнулись вверх, а взгляд стал привычно добрым и понимающим. Значит, он не ошибся в Константине и он действительно намного человечнее и добрее отца, который не способен ни на раскаянье, ни на простое понимание грани дозволенного.
- Как и чем я, по-твоему, могу им помочь. Они сами, своими руками вырыли ту яму, которая теперь им становится могилой. Только они сами виноваты, что они оказались в том положении, в каком они сейчас находятся, ты ведь это понимаешь, - по-отечески смотря на Константина, вздохнул Дамблдор, намекая на злодеяния Пожирателей Смерти и расплату, которую они когда-нибудь понесут. - Но, судя по всему, что-то произошло, чего я не знаю. Почему ты сюда пришел, расскажи мне, и я постараюсь сделать всё, что от меня зависит.
Константин тяжело выдохнул и почти с детской надеждой на чудо посмотрел старцу в глаза.
- Дамблдор, мои родители в опасности - их могут убить в любую минуту. Началось всё из-за меня, вернее из-за того, что я вообще существую. Лейстрейнджи - Родольфус и его брат Рабастан, ничего обо мне не знали. Наличие у мамы незаконнорожденного ребенка было Родольфусу как нож в спину, он ведь думал, что мама вообще, отношений до него ни с кем не имела, на руках её носил. Когда он обо мне узнал, чуть не задушил мою мать. Отец остудил его пыл - пара десятков заклятий пытки и Лейстрейндж сдался. Меня представили Пожирателям, а они и Родольфуса и мою мать знают. Конечно же, без язвительных насмешек в адрес Лейстрейнджа не обошлось, впрочем над ним до сих пор открыто смеются. Род Лейстрейнджей опозорен. Братья Лейстрейнджи поклялись отомстить моим родителям. Они поклялись уничтожить их. Убить маму проще, но отец её в обиду не даст, потому что она мать его ребенка. Поэтому Лейстрейнджи решили начать с него. Они, как верные его люди, знали о защите от смерти, вы ведь тоже, профессор знаете, что у него есть крестражи. Один из них хранился в сейфе Лейстрейнджей – он уже уничтожен. Они сейчас занимаются тем, что ищут другие крестражи…
Константин замолчал и почти беспомощно, с мольбой посмотрел на Дамблдора, но профессор не спешил как-либо реагировать на услышанное.
- Дамблдор, поймите, у меня никогда не было семьи, а я ведь знал, что у меня есть мама и папа. Я любил их, несмотря даже на то, что они почти не видели меня и мои родственники наговаривали про них много всего оскорбительного. Засыпая, каждую ночь я мечтал, что ко мне придут родители и поцелуют меня. Пусть не тогда, а сейчас, пусть не так, как я об этом мечтал, но я рядом с родителями, и они, пусть по-своему, но любят меня. Мы вместе завтракаем, читаем Пророк, обсуждаем разные вещи, что-то планируем… Мы вместе. Это так важно для меня.
- Это важно для всех детей, - заметил Дамблдор. – Константин скажи мне, если ты знаешь про Лейстрейнджей, что тебе мешает самому их покарать за их желание лишить тебя семьи?
- Отец мне не верит, - разочарованно вздохнул сын Волдеморта. – Говорит, у Лейстрейнджей духу не хватит пойти против него, ведь они знают, что его нельзя убить, и он гораздо больше чем просто человек. Я думаю, что Родольфус сделал себе крестраж, как и отец. Рабастан не знаю, тоже мог… Родольфус вообще на место отца метит.
- Это, безусловно, печально, но это не совсем то, что я хотел услышать, - задумчиво произнес Дамблдор. - Я ведь тебя спросил, что тебе мешает их покарать, а не что думает твой отец. Его мысли мне ясны, но что творится у тебя в сердце.
- Я не хочу их убивать, - выдохнул Константин, - я не хочу никого убивать…
- А две банки, что пришли одна в школу другая к родителям убитого тобою мальчика из Хаффлпаффа. По-моему там было нечто, что когда-то было мальчиком. Живым хочется заметить мальчиком. Или твоё нежелание убивать только на Пожирателей Смерти распространяется, - строго, но мягким голосом спросил Константина Дамблдор.
- Нет, оно на всех распространяется…
Дамблдор не стал больше не о чём спрашивать своего посетителя и проводил его до ворот школы.
- Знаете, Константин, наш новый учитель по зельям, профессор Слизнорт, совершенно не справляется со своей должностью, старый уже стал, здоровье совсем не то, что раньше. Да и потом, Северус Снейп был более талантливым зельеваром. Думаю, он с удовольствием уступит сыну Темного Лорда свою должность преподавателя Защиты от Темных Искусств.
Константин непонимающе посмотрел на Дамблдора.
- В Хогвартсе могут жить только ученики, преподаватели и семьи преподавателей.
- Вы хотите, чтобы я стал преподавателем Хогвартса и взял сюда с собой маму и папу? – не веря в услышанное, переспросил Константин.
- Пока только Беллатрису, и то, только тогда, когда для неё настанет реальная угроза, и только если она даст Непреложный Обет, что не причинит ни одному учителю и ученику вреда. А пока можете сказать вашим родителям, что специально ко мне пришли и наговорили много всего жалостливого, что бы я вас взял в преподаватели и вы, Константин, будете за мной шпионить. Да и Гарри Поттер, вы понимаете. Думаю, вашему отцу это должно понравиться, - лукаво подмигнул Дамблдор.
- Да, ему это должно понравиться… Спасибо… за доверие и желание оказать помощь, профессор, - улыбнулся Константин.
- Ну, тогда до понедельника. Ваш первый урок Гриффиндор - Слизерин 6 курс.


Глава 17. Непростительные Заклятья

За окном, который день, лил дождь. Унылое настроение охватило всех учеников Хогвартса. Гарри, Гермиона и Рон скучающе сидели за партой, и листали учебники Защиты от Тёмных Искусств, совершенно при этом, не задумываясь над содержанием книг.
- Как думаете, Снейп забудет про нашу контрольную? – с надеждой спросил Рон, взлохмачивая рыжие волосы, что бы хоть как то себя разбудить.
- Нет, не забудет, - отозвалась скучающим голосом Гермиона, ругая себя за то, что не стала пить за завтраком кофе – теперь у девушки слипались глаза.
- Мне всё равно Снейп ничего, кроме «Слабо» с натяжкой или Тролль не поставит. Стоит ли мучить себя, когда так хочется спать, - отложил учебник и лёг на парту Гарри.
- Говорят он в ярости от того, как мы написали на прошлом занятии наши контрольные, - отложив свой учебник, расстроено прошептала Гермиона. – Снейп к Дамблдру лично с нашими работами ходил. Сказал директору, что мы все идиоты, вообще ни чего по защите от темных искусств не знаем, всем Гриффиндорцам Слабо поставил.
В этот момент дверь распахнулась, и с перекошенным от злости лицом в класс влетел вечно негодующий Снейп. За ним спокойно зашел Дамблдор и высокий молодой человек в черной мантии, расшитой на подоле и рукавах серебренными и зелеными нитками, сплетенных в диковинный абстрактный узор.
- Добрый день класс! - начал Дамблдор. - Увы, я не успел за завтраком представить вам всем нового учителя по Защите от Тёмных Искусств. Профессор Слизнорт подал в отставку по состоянию здоровья, и профессор Снейп вновь будет преподавать вам Зельеваренье. Итак, знакомьтесь, ваш новый учитель Константин Де-Морт. Думаю, ему будет комфортнее, если вы его будете называть Профессор, либо просто Константин. Профессор Снейп поможет ввести в курс дела Профессора Константина, а я не смею больше отнимать у вас время, - улыбнулся Дамблдор и покинул кабинет.
Несмотря на отвратительное настроение Снейпа, обычно сопровождающееся тишиной и потерей баллов за её нарушение в классе пробежал шумок обсуждения нового назначения. Парвати Паттил и Лаванда Браун, сидящие сзади Гарри, Гермионы и Рона, бурно зашептали друг другу:
- Какой красавец!
- Смотри, не женат! Кольца нет!
- Итак, - злобно шипя начал Снейп, не обращая внимание на шепот учеников, - не далее как в конце прошлого занятия, я провел контрольную работу, для проверки ваших остаточных знаний по Непростительным Заклятьям. Могу констатировать только то, что ни остаточных, ни вообще каких-либо знаний у вас нет.
Класс затих. Все ученики, опустив глаза, чтобы не видеть ликования Снейпа гадали, чем для них это обернется и попутно благодарили Мерлина, что теперь им придётся иметь дело с новым профессором.
- Но, так как теперь у вас новый преподаватель, то уже Константин будет с вами, балбесами, воевать и заставлять учить предмет. Надеюсь, ему это лучше удастся, чем предыдущим преподавателям. Но, прежде чем уйти, мне хотелось бы расставить все отметки за контрольную. Чтобы ваш новый преподаватель не подумал, что я к вам придираюсь, я дам ему ознакомиться с работами лучшей ученицы Гриффиндора мисс Грейнджер и надежды всех магов мистера Поттера.
Снейп вынул из стопки пергаментов два маленьких свитка и передал Константину, который брезгливо откинул свиток Гермионы Грейнджер и тут же погрузился в чтение свитка написанного Гарри Поттером
- Быть может, вы хотите что-нибудь добавить к написанному вами детскому лепету про Непростительные Заклятья, - глумился над учениками Снейп.
Гриффиндорцы молчали и хмуро косились на ухмыляющихся и ржущих Слизеринцев.
- Мисс Грейнджер, вы нам что-нибудь скажете?
- Нет, я написала, всё что знала, - потупилась Гермиона.
- Ах, как жаль. Поттер? Вы Избранный, к тому же мракоборец будущий! Вы просто обязаны блеснуть своими знаниями, - зашипел Снейп.
- Нет, профессор, я всё успел написать, - сжав с силой кулаки, выплюнул сквозь зубы Гарри.
- Чудесно. Никто ничего не хочет добавить. Это достойно минус пяти баллов с каждого Гриффиндорца! - зло усмехнулся Снейп. - Сколько вас по списку? Двадцать три? Минус сто пятнадцать баллов с Гриффиндора!
Все Гриффиндорцы вздрогнули и зашумели от несправедливости, а Слизеринцы дружно загагатали и заулюлюкали. Константин отложил прочитанную работу Гарри и мельком проглядел работу Гермионы.
- Добро пожаловать в Хогвартс! – выплюнул Снейп Константину и удалился.
- Прошу тишины! Я понимаю, что вам очень хочется друг с другом поделиться своими чувствами, но я бы попросил это сделать вне урока, - попытался успокоить расстроенных и разгневанных Гриффиндорцев и развеселившихся Слизеринцев, баллы которых превышали в пять раз баллы других факультетов из-за последней игры в квиддич. Но его слова не были услышаны.
- Надо идти к Дамблдору, - шипел на ухо Невиллу Дин. – Он нам вернёт баллы! Так не честно! Мы написали всё, что знали…
- Мы не виноваты, что нас плохо учат! – злилась Лаванда Браун.
- Тихо! Иначе мне придется вернуть профессора Снейпа, сказав ему, что вы не согласны с его решением. Не думаю, что это вернет вам потерянные баллы…а вот лишить ещё нескольких десятков баллов вполне может, - строго окинул взглядом учеников Константин. - Сколько времени профессор Снейп вам дал, что бы вы могли освятить данный раздел магии?
- Пятнадцать минут, - улыбнулся светящийся от счастья Драко Малфой.
- Понятно. Думаю, за это время никто не смог бы освятить Непростительные заклятья, но остатка урока нам хватит, на то, что бы я вам немного про них рассказал. Но, сначала, познакомимся. Как вам уже сказал профессор Дамблдор, меня зовут Константин Де-Морт. Я являюсь членом Международной Европейской Ассоциации Защиты от Тёмных Искусств, магистром чёрной магии и защиты от неё, а также членом приёмной комиссии международного отдела по борьбе с организованной преступностью. А теперь познакомимся с вами.
Константин сделал перекличку по журналам двух факультетов и, убедившись, что все присутствуют, продолжил урок.
- Если вы готовы выслушать ответы, которые вам нужно будет давать на ЖАБа, то приступим. Первое, чем я хотел бы, с вами поделиться, это основы Темной Магии, ибо нельзя защищается от того, чего ты не знаешь.
Гарри, Гермиона и Рон переглянулись.
- Это ведь он - сын Волдеморта! Что он делает в Хогвартсе?! – зашипел на ухо Гарри Рон.
- Ты слышал? Он Магистр чёрной магии, в его-то возрасте! – нервно сглотнул Гарри.
- Тихо, послушаем, что он нам расскажет. Нас и так ста пятнадцати баллов лишили, - взбунтовалась Гермиона.
- В отличие от Белой Магии, которая не имеет разделения, Чёрная Магия делится по степени обратимости её последствий, - начал рассказывать Константин. - Существуют полностью обратимые заклятья, частично обратимые, условно не обратимые и необратимые заклятья. Соответственно полностью обратимые – те заклятья, последствия которых можно полностью убрать без каких-либо последствий. Частично обратимые – оставляют следы в виде шрамов, или трудноизлечимых болезней, хотя основные чары снимаются и не представляют угрозу для жизни и здоровья заклятого. Условно не обратимые заклятья теоретически возможно обратить, но сделать это так сложно и требует настолько великого магического искусства, что почти невозможно обратить. Необратимые заклятья - это заклятья последствия, наступающие после которых изменить невозможно. В данный раздел входят пять заклятий и восемь ритуалов. Все Необратимые Заклятья являются особо отрицательными заряженными. Это значит, что они наносят непоправимый ущерб жизни и здоровью заклинаемого. Необратимые заклятья запрещено использовать, в некоторых странах, в том числе и Англии, их называют Непростительными.
Гарри, как и весь Гриффиндор прибывал в шоке. Дело даже не в научном языке, на котором вещал о Темной Магии их новый преподаватель, просто все, как и Гарри, думали, что Непростительных Заклятий три, а не пять, да и не про какие ритуалы они не слышали. Тем временем Константин закончил своё повествование основ и перешел к рассказу о самих Непростительных Заклятьях.
- Заклятие Подвластия, Империус – это особо отрицательно заряженное, нейтрально запрограммированное заклятие, не имеющее лучевой, и световой природы, передающееся вербальными или образными формами и действует угнетающе на лобные доли головного мозга.
- Чего, чего, это как? – эхом прозвучало по всему классу.
- Само по себе заклятье Империо нейтрально запрограммированное. Заклинатель сам вкладывает своим приказом либо положительную программу, либо программу уничтожения, слежения и так далее. Нужно отметить, что при разном общественно-социальном эффекте приказа, например, можно заставить пьяницу бросить пить, и приказать пойти лавочки для старушек делать, что безусловно будет иметь положительный эффект для общества, а можно приказать пойти этих старушек убивать, и это будет негативным эффектом для общества, непоправимый вред для здоровья заклинаемого будет в любом случае иметь место, так как это особо отрицательно заряженное заклятье. Мракоборцы вас за применение такого заклятья по голове не погладят. Заклятье не имеет лучевой или световой природы - это значит, что при наложении подвластия, другие не увидят ни вспышки, ни луча. Заклятие передается как вербально, когда заклинающий вслух непосредственно отдает приказ, так и образными формами, например, Заклинатель подходит к Вам и говорит: «Доброе утро!» - а сам накладывает на вас Империус, с приказом кого-нибудь убить, или говорит: «Сделай шпагат», а представляет себе «колесо», вы сделаете именно «колесо».
Все в классе засмеялись и зашептались. Константин улыбнулся.
- Думаете смешно, мистер Малфой? А вы мисс Грейнджер? - у обоих с лица сползла улыбка.
Константин хлопнул в ладоши и вдруг Малфой вскочил на парту и заорал на весь класс.
- Я люблю всех грязнокровок, особенно Гермиону Грейнджер. Она самая красивая девушка во всей школе и я на ней женюсь!
С этими словами Драко перепрыгнул почти через целый ряд парт и оказался на коленях перед Гермионой.
- Выходи за меня замуж! – воодушевленно отчеканил Драко.
Все замерли - весь класс заворожено стал наблюдать за происходящим.
- Ах, Драко, - заворковала, вставая из-за парты, Гермиона, - я всегда тебя любила, я так счастлива!
На том моменте, когда они хотели поцеловать друг друга, Константин вдруг опять хлопнул в ладоши. Двое замерли, Драко на коленках перед Гермионой, Гермиона вставшая из-за парты и наклоняющаяся для поцелуя. Наступила тишина: Драко и Гермиона смотрели друг на друга не понимая что происходит.
- Ты чего, грязнокровка, делаешь? – отскочил от Гермионы Драко.
Гермиона совсем ничего не понимала. Она сидела за партой и вдруг стоит, а перед ней Малфой на коленях… И… Кажется она собиралась его поцеловать…
Драко и Гермиона непонимающе посмотрели на своего нового учителя.
- В своё время именно из-за этого свойства Империуса, - заговорил Константин, - у мракоборцев было много проблем. Понять, когда и кто был заклят, а кто нет, кто заклинатель, каков пусковой механизм заложенной программы и на что запрограммирован зачарованный почти не возможно.
- Профессор, а можно вопрос, - воспользовавшись паузой, вставил Гарри.
- Да, но только если это касается заклятья Империус, - вглядываясь в шрам Гарри, ответил Константин.
- Почему после длительного использования заклятья подвластия люди сходят с ума? - Гарри вспомнил Крауча-старшего, сошедшего с ума за несколько месяцев, перед тем, как воскрес Волдеморт.
- Заклятье угнетает лобные доли мозга - они за логику отвечают. Чем дольше угнетены лобные доли головного мозга человека, тем меньше шансов, что они вернутся к нормальной работе после заклятья, - демонстрируя на плакате, который он приманил из лаборантской комнаты, лобные доли пояснил Константин.
- А если сопротивляться?
- Либо сразу, в течение первой минуты снимаешь усилием воли, просто не выполняя приказ или отказываешься его выполнить, либо… если заклятие начало действовать, то уже, увы… но у нас мало времени, поэтому переходим к следующему заклятью.
Константин подождал пока Драко и Гермиона вновь займут свои места и все в классе успокоятся.
- Заклятья пытки или Круциатос – это особо отрицательно заряженное, лучевое заклятье, имеющий характерный красный окрас луча, вызывающий в теле заклинаемого сильную боль, судороги, паралич всего тела на время применения заклятья, и болезненное сокращение одновременно всех мышц. При длительном применении заклятья наступают необратимые изменения в головном мозге. У человека, подвергавшегося длительным пыткам, сильно замедляется реакция, он вроде нормальный, но уже не работоспособен и сам для себя опасен из-за низкой реакции. Он может, например, не суметь убежать от пожара или может облить себя кипятком и не заметить этого. Его чувства притупляются, потому что мозг, во время пытки вырабатывает что-то вроде анестезии, пытается обезболить тело, и из-за сильной пережитой боли, навсегда остается в этом состоянии вечного обезболивания. Человек полностью утрачивает чувствительность и не способен выполнять даже простейших задач, например, повесить картину или помыть посуду.
Гермиона подняла руку.
- А сколько это «длительное» должно продолжаться?
- Один к пятидесяти, что бы вообще последствий не было. Одну минуту пытаешь - пятьдесят минут заклинаемый отдыхает. Меньше, чем один к трем в течение десяти заклятий ведет к летальному исходу от болевого шока, - не задумываясь, ответил Константин.
Весь класс загудел делясь впечатлениями об услышанном, посматривая на Невилла, который сжался в комок на задней парте и казалось вот-вот заплачет.
- Тихо, тихо, сейчас уже будет конец урока, тогда и пошумите, - улыбнулся Константин. Итак, заклятие Смерти.
- Заклятие Смерти, а вернее сказать Проклятие Смерти, Авада Кедавра – это особо отрицательно заряженное проклятье, имеющее звуко-волновую природу, выбивающее душу из тела, захватывающее призрак души убитого в волшебную палочку проклинающего, и влекущее своими действиями к смерти тела. Замете, это именно проклятье, а не заклятье. Проклятья ведут к летальному исходу. Заклятья, даже те, что вредят здоровью заклинаемого, не всегда ведут к его смерти. Когда створяешь Проклятие Смерти, вспыхивает со специфическим звуком зеленая вспышка. Этим звуко-световым ударом из тела проклинаемого выбивается душа и тело умирает. Единственная защита от этого проклятья – сделать всё, чтобы оно в тебя не попало. Это не безопасное проклятье и для заклинающего чародея. Аура человека, хотя бы раз применившего данное проклятье чернеет навсегда, а его сердце становится черствым и не восприимчивым к основным человеческим чувствам, таким как сострадание, милосердие, доброта.
- А что там с душой? Ну, призрак или ещё что-то. - спросил Рон.
- Призрак души умершего - это как объемная фотография души, запечатанная в волшебную палочку проклинающего. Его легко обнаружить с помощью заклятья Приорити Инкантатем. При использовании данного заклятья, призрак способен не только вылететь из палочки, но и общаться и дать показания против проклинателя. Однако для этого мракоборцам придется просмотреть все призраки заклятий, сотворенные после убийства, а сам призрак способен будет существовать, пока действует заклятье Приорити Инкантатем, - пояснил Константин.
Звон колокола разнесся по школе, сообщая всем, что урок закончен.
- Превосходно, наш урок подошёл к концу. Если у вас больше нет вопросов можете быть свободны, - улыбнулся Константин. - Почитайте на следующий урок про ритуал превращения в Дементоров. Что будет непонятно - подходите, спрашивайте.
Не задерживаясь ни на минуту, все Гриффиндорцы дружно высыпали из класса, обсуждая потерянные баллы, предложение, сделанное Драко Малфоем Гермионе Грейнджер и услышанное от Константина.
- Ничего себе, - начал Рон, - никогда в таком духе о Непростительных и не задумывался! На головной мозг влияют, душу выбивают, один к пятидесяти без последствий, а один к трем с летальным исходом от болевого шока...
- Откуда он это узнал,- задумчиво отозвалась Гермиона, - я почти уже все книги в Запретной Секции просмотрела. Я знаю, там такого нет!
- Он сын Волдеморта и Беллатрисы Лейстрейндж, а они чернокнижники, - предположил Гарри. – И потом, ты что не слышала? Он сам сказал, что он магистр чёрной магии!
- Глупости, не думаю, что родители или кем он там воспитывался, ему такое вместо сказок на ночь рассказывали. Он это специально изучал – это точно! Он чернокнижник и очень опасный, - заключила Гермиона.
- С чего это ты решила, что очень опасный? – парировал Рон, который меньше всего хотел находиться рядом с сильным чернокнижником.
- Рон, раз он сумел нам рассказать о трех Непростительных Заклятьях научным языком, значит и об остальных двух и о ритуалах сумеет. Лично я не думаю, что Константин о них понаслышке знает. А ты слышал, что их пять, и ритуалы какие-то есть? А что в двадцать с небольшим лет он уже имеет звание магистра, тебе ни о чём не говорит?
- Ну, он ещё и магистр защиты от чёрной магии, - не унимался Рон.
- За Константином нужно следить, а лучше к стенке прижать и сывороткой правды напоить, - сказал Гарри. – Да как это сделать? Дамблдор опять Мерлин знает кому поверил, и пустил преподавать в Хогвартс.
- А может директор под Империусом, - поежился Рон. - Видали как он на Малфоя и тебя, Гермиона, заклятье наложил. Я даже не понял, когда он это сделал – у него даже палочки в руках не было!
- Наверное, он её в рукаве спрятал, без палочки заклятья Империо не сотворить, - от негодования начала Гермиона покрываться красными пятнами.
- Так что будем делать? Ждать когда он начнёт действовать или прижмем его к стенке? – таким серьезным Гарри не был с момента возвращения с заключительного испытания турнира трех волшебников.
- Мы поддержим тебя, - кивнула Гермиона, - ты решай, как будем действовать.
- Значит, решено - будем следить за ним , - кивнул Гарри.



Глава 18. Следящие чары

- Белла, ты в опасности. Уходи в Хогвартс, - прошипел Волдеморт, смотря на волшебницу, расположившуюся в большом дубовом кресле с иголкой в руках и белоснежной мужской рубашкой на коленях. Она так мечтала, что будет вышивать своему малышу инициалы и узоры на вещах, читая различные заговоры на здоровье и удачу, что просто не смогла отказаться от рукоделия, когда её сын наконец-то оказался рядом. Темный Лорд скептически отнёсся к этой затее. Представить сына, магистра чёрной магии и защиты от неё, в белой рубашке с розово-голубыми цветами и оплетающими стеблями на манжетах, спине и подоле рубашки, он не мог.
- Нет, я не брошу тебя, мой лорд, мой любимый. Я не послушаю тебя, я буду с тобой до конца! – отложив вышивку, фанатично заговорила женщина.
- Белла, Константин был прав на счет Родольфуса. Он пошел против меня, уничтожает защиту от смерти, пытается переманить Пожирателей Смерти на свою сторону. Твой муж говорит им, что я диктатор, гребу всё под себя, требую от них невозможного, а потом, когда они проваливают задания, не по человечески их наказываю, - сказал Лорд, расхаживая из одного конца комнаты в другой. - Но, скажи мне, Белла, разве я был бы тем, кто я есть, будь я милосерднее?
- Мой Лорд, вы для меня всегда были и останетесь тем, кого я безмерно люблю. И ничто не изменит этого - тихо проговорила Беллатриса, проклиная свою робость – она так хотела оказаться сейчас в его объятьях. Но Волдеморт избегал даже прикасаться к ней. Быть может, он просто не хотел вновь сделать ей больно.
- За что тебе меня любить, Белла?
- Любят не за что-то. Любовь дарят, а не продают! – гордо вскинула голову Беллатриса.
- В любом случае, я хочу видеть тебя живой. Отправляйся в Хогвартс. Это приказ, - почти шепотом проговорил Волдеморт.
- В таком случае накажите меня, мой господин, я его не выполню.
Волдеморт посмотрел в наполнившиеся слезами глаза Беллатрисы.
- Ты не обманываешь меня, никуда и с места не сдвинешься! Похвально и очень глупо! Впрочем, все женщины, особенно влюбленные и любящие, глупы и полностью лишены разума! Будь осторожна. Родольфус скоро нападёт на нас.
- Нет, он не посмеет, я убью его. Я не дам ему разрушить то, что мне так дорого! Мой сын наконец-то со мной. Я наконец-то не должна лгать, изображая верную жену, и наконец-то могу назвать любимым того, кого любила всё это время. Я не дам ни Родольфусу, ни Рабастану, ни кому-либо ещё разрушить то, что у меня сейчас есть! – прокричала Беллатриса, фанатично смотря на Лорда Волдеморта.
- Белла, Белла, - Волдеморт наклонил голову и пытливо принялся изучать черты женщины, готовую защищать свою территорию как волчица, - ты всегда была сильной женщиной. Но всё же Родольфус - серьезный и коварный волшебник, к тому же отомстить нам – дело чести. Признаюсь, именно это я и не учел. Я вырос среди маглов, и не знал, насколько в вашем мире важно брать в жены девушку, не имеющую до этого никаких отношений с мужчинами. В мире, где воспитывался я, всё было в этом плане проще. Нам придётся дать битву, и знай, Белла, пощады ему не будет. Я убью Родольфуса!
Стук в дверь заставил Беллатрису и Темного Лорда прервать разговор.
- Убирайтесь все вон! Сказал же, никого не хочу видеть! – зашипел Волдеморт, вынимая из складок мантии волшебную палочку.
Дверь открылась, и в комнату вошел Константин.
- И тебе доброго субботнего утра отец, мама, - Константин поцеловал мать и специально остановившись перед отцом, взглянул на мать: - Мам, а как ты думаешь, если я сейчас поцелую папу, то я не умру от его яда?
- Нет, мальчик мой, папа сегодня слабо ядовит, можешь поцеловать, - улыбнулась сыну Белла.
Константин поцеловал отца и, взяв из хрустальной вазы с фруктами красное яблоко, расположился на подоконнике.
- Какие нежности, - отозвался Волдеморт, наблюдая за сыном. - Дамблдора ты тоже в щечку целуешь?
- Нет, даже руку не жму. Просто киваю при встрече. Рассказать, как прошла первая рабочая неделя? – откусил яблоко Константин.
- Спасибо, уволь, - зашипел Волдеморт. – Малфой-младший уже пожаловался Белле на то, что ты с Непростительными заклятьями ладишь. И на твою идею с контрольными работами по пройденному материалу в конце каждого урока тоже.
- Зато все ученики всё знают и помнят. Не понимаю, почему Драко это не нравится. Я ведь им только хорошие отметки выставляю. Если кто-то что-то не понял и контрольную плохо написал, то пишет мне на эту тему доклад. Всё честно.
- Дамблдор наверняка очень доволен. Такого талантливого преподавателя по Защите от Тёмных Искусств в Хогвартсе никогда не было, - восхищенно улыбнулась Беллатриса.
- Конечно, доволен, - скептически заметил Константин. - Я бы так не сказал. Он за Поттера переживает. Парень из-за меня творит Мерлин знает что. На уроке я на эту троицу следящие чары наложил, чтобы знать, где они. Так что вы думаете? В понедельник вечером Дамблдор попросил меня помочь Снейпу разобрать ингредиенты к зельям, оставшихся после Слизнорта. Не знаю, что эти три идиота вообразили, но они до часа ночи под мантией-невидимкой торчали с нами в кабинете Снейпа. Во вторник я пошел в Запретный Лес ловить Красного Колпака, чтобы показать его первокурсникам и второкурсникам. Они снова за мной пошли. Опять под мантией. В самую глушь леса, запрещенного, между прочим! В среду на уроке были не подготовлены все трое – они же за мной следили, а не домашнее задание делали! Я их наказал и задал написать свитки. Думаешь, в среду вечером я был свободен от слежки? Нет! Поттер решил, что ему не нужно выполнять домашнюю работу и наплевал на заданный ему реферат за не выученное предыдущее домашнее задание. В среду он проторчал весь вечер у моего кабинета. В четверг я общался с Дамблдором, а Уизли стоял у входа в его кабинет. В пятницу мне захотелось ознакомиться с библиотекой Хогвартса. Грейнджер проторчала со мной в библиотеке до её закрытия. Сегодня слежка была с утра до самых ворот, потом я с помощью порт-ключа трансгрессировал сюда с Драко.
- Значит, мальчишка понял, кто ты, - заключил Волдеморт. - Ты же не думал, что Гарри Поттер будет тебе доверять!
- Нет, не думал, отец.
- А откуда Дамблдор знает, что вытворяет Поттер? - заинтересовалась Белла.
- Да на Поттере Следящие чары Дамблдора такой древности висят, что я решил, что они на нём с первого курса! Дамблдор даже не почувствовал, что я к его чарам присоединил ещё и свои!
- Не почувствовал, или не сказал тебе, что почувствовал, - холодно заметил Волдеморт.
- Не почувствовал - это точно. Чары очень старые, - откусил последний кусок от яблока, Константин и кинул через всю комнату в позолоченную пепельницу огрызок.
- Значит это можно использовать в наших целях!
- Нет, нельзя. Только Дамблдор может спасти маму и тебя. Он не должен потерять доверие ко мне. Я не позволю тебе, отец, пока ты не разберешься с Лейстрейнджами, что-либо сделать с этими тремя идиотами из Гриффиндора.

***

Что-то изменилось… Гермиона это чувствовала, но никак не могла сказать, что это. Она стала раньше вставать и долго не могла заснуть, она витала в облаках, что для Гермионы Грейнджер было верхом абсурда, а однажды она и вовсе запела в ванной комнате.
- Ты что, влюбилась? – подмигнула ей Джинни. – Кто это?
- Нет, ну что за глупости, просто скоро праздник и у меня хорошее настроение! Джинни, ну в кого я могу влюбится?
- Ну, не знаю, в Рона, в Константина, в него пол школы влюблено, в Малфоя, всё-таки он тебе предложение сделал!
- Глупости! Рон мне как брат, Константин – сын главного нашего врага, да ещё и преподаватель, я не могу в него влюбиться, а Малфой – ну это вообще смешно! Влюбится в того, кто оскорбляет тебя самыми ужасными и обидными словами, презирает тебя, нет, Джинни, я не мазохистка, прости. Да и потом, это было заклятие Империус. Малфой, если бы и сделал мне предложение по доброй воле, то только утопиться или выпить яд!
- Сердцу не прикажешь, - философски заметила Джинни, - смотри не потеряй голову, когда поймешь, что влюблена.
- Джинни, у меня голова вперед родилась, а не сердце, со мной такого не произойдет, - немного печально улыбнулась Гермиона уходящей из ванной подруге. И всё же что-то изменилось, но что?..

***

- Доброе утро всем! - Гермиона села между Роном и Гарри за стол в Большом Зале. - Почему спустились без меня?
- Мы за ним следили! – запихивая в рот сосиску, промямлил не выспавшийся Рон. Из-за постоянной слежки за Константином ему с Гарри приходилось непривычно рано вставать, а из-за огромного количества домашних заданий они не могли рано ложиться.
- Опять. Что на этот раз?
- Он с самого утра ходил в Запретный Лес, траву там какую-то нарвал, поймал жука и сделал неизвестный ритуал, - дожевывая яичницу, прошептал Гарри, поглядывая на учительский стол.
- Гарри, в этом нет ничего странного. Он же преподаватель по Защите от Темных Искусств, ему материалы нужны для урока. А что за ритуал?
- Откуда мы знаем! Ничего хорошего, это точно! Он же сын Волдеморта! – возмущенно прошипел Рон.
- Ну, пока он ничего такого не сделал, а мы уже две недели за ним следим, - накладывая себе яичницы и сосисок, заключила Гермиона.
- Ты что, его защищаешь? Уж не влюбилась ли и ты в эту гадюку, как это уже успела сделать большая половина дур Хогвартса! – ревниво прошептал Рон. – Гермиона, ты же у нас умная! Ты-то в этого не влюбишься!
- Мерлин! Да почему сегодня все меня спрашивают, не влюблена ли я?! – запротестовала Гермиона.
Гарри улыбнулся и посмотрел на Джинни.
- У тебя хорошее настроение, - начал он, - ты поёшь себе под нос, ты мечтаешь о чём-то, ты улыбаешься двадцать четыре часа в сутки. Так что, признавайся, кто он?
- Я просто радуюсь предстоящему празднику! Мне что, плакать надо, чтобы вы думали, что я не влюблена? – заулыбалась Гермиона, лукаво посматривая на друзей.
- Ну, раз не хочешь говорить, то не будем лезть тебе в душу, - обиделся Рон. – Лишь бы это был не Малфой и не Константин.
- Вы неисправимы, - вздохнула Гермиона и, запихнув в рот последнюю сосиску, побежала в библиотеку.



Глава 19. Ещё один неожиданный визитер Дамблдора

Снейп негодовал. Мало того, что мальчишка сместил его с настолько желаемой и наконец полученной должности, так ему ещё теперь и нянчиться с ним нужно! Рассказывать, где и что находится, потому что Константин учился в Друмстранге, провожать его всюду, чтобы он не заблудился, и потом, что это за необъяснимая забота Дамблдора о сыне Волдеморта? И почему всегда он? Что, другие преподаватели чем-то лучше него?
С каждым днём настроение преподавателя зельеварения становилось всё хуже и хуже, но высказать все, что накопилось в душе, Снейп не смел. Константин оказался талантливым психологом и, поняв чувства Северуса, тут же извинился за смещение его с должности, объяснив, почему он это сделал, и выразил надежду на сотрудничество и дружеские отношения. Конфликтовать с сыном Волдеморта, получившим одобрение Дамблдора, Снейп не стал. Как бы он ни относился к сыну Темного Лорда, ему пришлось смириться с ним – все были на стороне мальчишки, даже студенты, тут же полюбившие нового преподавателя.
Дойдя до кабинета по Защите от темных искусств, Снейп постучал.
- Константин, вас срочно желает видеть Дамблдор.
- Да, сейчас иду, - отозвался Константин, занятый проверкой маленьких листов пергамента – последней контрольной первокурсников. Убрав их в стол и наложив чары защиты, сын Волдеморта вышел из кабинета, и оба профессора направились к директору.
- Какие меры охраны для контрольных работ студентов, - процедил сквозь зубы Снейп, комментируя действия Константина. – Что они вам такого ценного написали, что вы запираете их?
- Северус, я же просил тебя не называть меня на вы, - улыбнулся Константин. – Ничего особенного они мне не писали. Просто некоторые представители Слизерина постоянно пытаются подменить свои контрольные написанными после урока.
- Жаль, что это не Гриффиндорцы. Тогда бы я посоветовал вам применять более серьёзные заклятья, которые могли бы покалечить парочку учеников. Всем остальным бы неповадно стало, - в очередной раз проигнорировал просьбу Константина называть его на «ты» зельевар. - Ванильный мармелад, - сказал Горгулье пароль Снейп. – Мы не в сам кабинет, идемте.
Дойдя до середины, Снейп вытащил палочку и постучал по одному из каменных блоков, что-то прошептав себе под нос. Перед Константином открылась потайная дверь и другая лестница.
- Теперь тише, это тайный вход в комнату, откуда мы можем увидеть и услышать всё, что происходит в кабинете директора. Там достаточно тесно, и там уже находятся Поттер, Грейнджер и Уизли.
Снейп и Константин поднялись по темной лестнице и зашли в длинную, но очень узкую неосвещенную коморку с несколькими длинными отверстиями в стене. Гарри, Гермиона и Рон смотрели в одну из щелей. Грубый мужской голос, казалось, говорил прямо в этой коморке.
- Отдай мне мальчишку! Мне только он нужен, этот выродок, я больше никого не трону! Иначе я весь Хогвартс разнесу!
- Родольфус, ты и так никого здесь не тронешь. Мальчика я тебе не отдам, а Хогвартс разнести в одиночку тебе не удастся, - спокойно ответил Дамблдор.
- Это он о тебе? – подходя к отверстию в стене, шепотом спросил Константин у Гарри. – Зачем ты ему понадобился? Хочет показать, что отец не смог тебя заполучить, а у него получится?
- Ему не я нужен, а ты, - одними губами ответил Гарри, стараясь не шуметь.
- Дамблдор, если ты не отдашь мне этого выблюдка…
- Родольфус, здесь школа. Подбирай выражения! И потом, он здесь работает! Константин – профессор. Высказывайся с уважением…
- С уважением? – Родольфус, казалось, начал распухать от гнева. - Уважение к кому? К незаконнорожденному? К тому, кто не имел права появляться на свет?
- Давно он здесь? – прошептал Константин.
- Минут десять, всё требует вас, - отозвался Рон. - Орет, шипит, угрожает, ничего нового…
- Он один? Вы мракоборцев вызвали?
- Нет, не вызвали, и нет, не один, - посмотрев прямо в глаза Константину ответил Гарри, - с ним ещё двое. Они под мантиями-невидимками, я их видел, они сейчас орудуют в твоей спальне.
- Хм, хорошо… Я не буду тебя спрашивать, Гарри Поттер, когда это мы перешли с тобой на «ты», но я требую ответа, как ты узнал про спальню и про тех, что под Мантиями-Невидимками.
Храня молчание, Гарри с вызовом посмотрел на профессора.
- Что же, раз так…
Пол ушел из-под ног Гарри так быстро, что мальчик не успел среагировать. Он видел, как вытаскивает из кармана Карту Мародеров и, поклявшись, что затеял только шалость, смотрит на неё и видит у входа в подземелья в толпе Слизеринцев–первогодок, покидающих подземелье, две точки, подписанных именем Руквуд и Кэрроу. Дождавшись окончания потока учеников, Руквуд и Кэрроу дошли до комнаты, подписанной как «Спальня Профессора де-Морта» и, зайдя туда, стали двигаться по ней. Гарри вновь вернулся в темную каморку.
- Какая у тебя замечательная карта, - улыбнулся Константин. - Дашь попользоваться?
- Нет, - отрезал, разозленный таким вероломным вторжением в его сознание, Гарри.
- Я так и думал. Тогда пошли вместе! – в приказном тоне сказал Константин.
- Не получится! Выйти отсюда мы можем, только если нас выпустит профессор Дамблдор или кто-нибудь войдёт, - оскалился в улыбке Снейп.
- Да? - Константин отодвинул Снейпа и взмахом палочки отпер дверь. – Я никогда не вхожу куда-либо, если не уверен, что смогу выйти оттуда. Спасибо румынской родне, они меня научили этому с детства.
- Дамблдору это не понравится, - зашипел Снейп.
- Что ж, придется ему немного огорчиться. Вы идете? – обратился сын Волдеморта к Гарри. Мальчик кивнул - ему меньше всего хотелось оставаться с разъяренным профессором Снейпом в тёмной комнате. Константин, Гарри, Гермиона и Рон толпой вышли из тесной каморки.
- А куда мы идём, профессор? – Гермионе совершенно не хотелось играть в неизвестную игру, да ещё и по правилам сына Волдеморта. Хотя он ничего не сделал подозрительного, что могло бы насторожить, доверия к Константину она не испытывала.
- Гарри, карта с собой? Посмотри, эта парочка ещё у меня в спальне?
Гарри вытащил карту и проверил. Точки Руквуд и Кэрроу расхаживали по кругу в центре комнаты.
- Да, они там, - проклиная себя за то, что не был настороже и не отразил атаку на сознание, ответил Гарри.
- Отлично! Значит, сейчас у вас будет практический урок под названием «Я - мракоборец», палочки держать наготове, Гарри следи за ними.
Они дошли до комнаты Константина и сверились с картой, точка Кэрроу стояла неподвижно около левой стены, точка Руквуд около правой.
- А теперь импровизация, - подмигнул Константин и пинком открыл дверь. – Вы достойны, чтобы я снял по двести баллов с каждого, - заходя в комнату, злобно зашипел Константин, - но, у Гриффиндора столько нет! Особенно ты, Поттер! Твоя мать и отец, видать, были идиотами, раз сыну мозгов в наследство совсем не оставили! - Константин остановился у той стены, где стоял Руквуд в мантии-невидимке.
- Не смей оскорблять моих родителей! - заорал Гарри, вставая рядом с невидимым Кэрроу, и нацеливая волшебную палочку на Константина. – Они меня любили! И, в отличие от твоих, не бросали меня.
- Что? Поттер, думайте с кем говорите! Я ваш профессор! – Константин нацелил волшебную палочку на Гарри.
- Ты, ох, простите, Вы, профессор, сын убийц и негодяев!
- Петрификус Тоталус! – одновременно закричали и Гарри, и Константин, целя свои палочки уже не в друг друга, а на невидимых Пожирателей.
Руквуд и Кэрроу рухнули как подкошенные — мантии-невидимки слетели с обездвиженных тел.
- Великолепная работа, Гарри! – заключил Константин. - Давай, Рон, не стой! Закрой дверь, их не должны видеть!
Рон послушно закрыл дверь.
- Так, сначала займемся ими, потом комнатой. Они тут поколдовали немного, так что ничего не берите и ни к чему не подходите, - скомандовал Константин.
Гарри, Рон и Гермиона заворожено наблюдали за профессором. Константин взял несколько прозрачных сосудов и, наклонившись к Руквуду, колдовал. От виска Руквуда в сосуд полилось серебристое вещество. То же Константин проделал и с Кэрроу. Затем, наколдовав прозрачную субстанцию в другие два сосуда, Константин, закрыв глаза, отвел от своего виска две нити воспоминаний и наполнил ими те два сосуда с субстанцией.
- Профессор, что вы делаете? – не выдержал заинтригованный Гарри.
- Память им меняю.
Костантин волшебной палочкой захватил тонкую нить настоящих воспоминаний Руквуда и опустил в сосуд со своей нитью воспоминаний и наколдованной субстанцией. То же он проделал и с воспоминанием Кэрроу. Затем, уложив Пожирателей на спину, открыл им глаза и начал туда заливать новую субстанцию. Вопреки всем законам природы, субстанция беспрепятственно проникала в глаза Пожирателей.
- Ну, вот и всё, – прокомментировал Константин. – Теперь они думают, что не смогли меня убить, но смертельно ранили и смазали мою рану ядом Василиска, который нашли у меня в спальне. Тебя, Гарри, они, кстати, тоже покалечили. Ты для них теперь инвалид с перебитым позвоночником. Теперь, по их воспоминаниям, вопрос моей смерти – дело времени, а ты больше не представляешь угрозы!
Константин и ребята вытащили двух Пожирателей в коридор и, накинув на себя мантию-невидимку, сняли с них наложенное заклятье. Оба Пожирателя очнулись и переглянулись.
- Мы их сделали! – забасил Кэрроу.
- Какая удача, и Поттера! – почти провизжал Руквуд.
- Нас наградят, нас несказанно наградят!
Оба Пожирателя загоготали и понеслись прочь из подземелий.
- Лейстрейндж уже ушел,- заглянув в Карту Мародеров, сказал Гарри.
- Значит, нам нужно зайти к Дамблдору. Но, всё же, сначала моя комната. Они в ней не успели много наколдовать. Хотя, может, просто мозгов не хватило…Вот, - Константин подошел к одной из стен коридора с вытянутой рукой и сантиметров за десять, не дотрагиваясь до стены, сделал движение как будто что-то погладил. - Гарри, Рон, Гермиона, не стойте просто так, попытайтесь почувствовать это.
Трое друзей сделали то же самое, но, как заметил Гарри, никто из его друзей так ничего и не понял.
- А что мы должны почувствовать?
- Энергетику стен. Сейчас поймете, пошли ко мне в спальню, - открывая дверь и пропуская Гриффиндорцев вперед, ответил Константин. - А сейчас пройдитесь по моей спальни и почувствуйте энергетику.
Ребята разошлись по разным стенам. Гарри послушно вытянул свою руку и попытаться делать то же, что и в коридоре.
- Я ничего не чувствую, - заныл Рон, через минуту стояния напротив шкафа с вытянутой рукой.
- Идите сюда! – Гермиона ошарашено смотрела на стену. – Вот здесь.
Гарри и Рон вытянули руки. Холодное нечто обожгло ладонь Гарри.
- Да, правильно, здесь есть след Темной Магии. Смотрите дальше, ходите по стенам вдоль стен и ощущайте их энергию. Темная Магия всегда оставляет след. Холод, уплотнения, даже просто интуитивный страх, всё это может быть последствием Темной Магии.
- А как их развеять и опознать что это такое?
- А это уже уровень ТРИТОН, этому учат только мракоборцев. Но, конечно же, просто хорошо знающий Темную Магию и её свойства волшебник с этим тоже легко справится. Как я уже сказал, они здесь совсем немного наколдовали. Однако и это за пять минут не объяснишь!
- А полгода хватит? А может и полтора, если Вы останетесь у нас преподавать на следующий год? – заинтересованно спросил Гарри, который внезапно осознал, что Константин знает не только Темные Искусства, но и защиту от Тёмных Искусств. Причём знает их не на теории, а на практике.
- Полгода? Ну, если Гарри Поттер захочет стать личным учеником сына Волдеморта, - с наигранным ехидством улыбнулся Константин.
Все засмеялись.
Константин парой взмахов волшебной палочки и пятиминутным шептанием какого-то заклятья очистил стены собственной комнаты, и трое Гриффиндорцев проверили безопасность спальни профессора.
- Всё в порядке, - заключил Рон, дольше всех настраивавшийся на поиски Темной Магии.
- Да, всё в порядке, - заверил его незаметно вошедший в комнату Константина Дамблдор.
- Профессор Дамблдор, - начал Гарри, - простите, что ушли, мы тут…
- Я знаю. Я видел убегающих Руквуда и Кэрроу. Что Вы им внушили?
- Я смертельно ими ранен. Умру, точно умру. Они, гады такие, нашли у меня в спальне яд Василиска и мои раны им смазали. Возможно, я уже труп, - с наигранными слезами на глазах застонал сын Волдеморта.
- А я, - подыгрывая Константину, печально отозвался Гарри, - лежу тут с переломанным позвоночником. Я теперь инвалид, и мне больше ни ходить, ни бегать, ни прыгать, ни летать на метле - я парализован…
Дамболдор наигранно помрачнел.
- Ах, какие негодяи, как всё это печально. Кто же теперь будет Защиту от Темных Искусств преподавать?
- Как кто? Мой призрак, конечно же! – моментально среагировал Константин.
- Я полагаю, ваших родителей каждые выходные тоже ваш призрак посещать будет?
- А как же! Я их при жизни так любил, что и после смерти их в покое не оставлю! – улыбнулся сын Волдеморта.
- А теперь на полном серьёзе. Вы меня так перепугали. Вы ушли из потайной комнаты за моим кабинетом, куда пошли Снейпу не сказали, Руквуд и Кэрроу, о присутствии которых в школе я даже и не знал, убегали ликуя!
- Простите, профессор, - потупили взгляд провинившиеся.
- Что ж, - продолжил Дамблдор, - вы все хотя бы частично слышали Родольфуса, и хочу вас всех заверить, Лейстрейндж, увы, не шутит - настроен решительно. И кстати, Константин, ваше предположение, которое вы мне при нашей первой встрее высказали – верно.
- Вы про то, что Лейстрейндж сделал себе, как и у отца, защиту от смерти?
- Да, я про Крестраж.



Глава 20. Начало путешествия

Вечернее солнце медленно бросило прощальный взгляд на живописный сад Малфой-Мэнора, уступая права тьме. На небе показался ещё не яркий диск луны, то и дело закрываемый нежными полосками серых облаков. Где-то в заколдованных вечнозеленых зарослях жасмина и в кустах роз завели вечернюю песню перелетевшие на зиму поближе к жилищам волшебников магические птицы. Роскошный особняк, казалось, уже спал. Свет горел лишь в одном окне в форме арки, расположенном на первом этаже. Вся семья Малфоев, Лорд Волдеморт, Беллатриса Лейстрендж и их сын были именно там. Беллатриса Лейстрейндж в шелковом халатике цвета бирюзы, сидя в большом дубовом кресле, держалась попеременно то за сердце, то за живот. По её щекам текли слёзы. За креслом Беллы, облокотившись на спинку, стоял Лорд Волдеморт. Его разъяренный взгляд быстро бегал по листу бумаги, который держала Белла. Беллатриса, пытаясь взять себя в руки, иногда зачитывала присутствующим в комнате фразы из письма, но каждый раз её с новой силой душили приступы смеха.
Черный филин Родольфуса недовольно ухнул. Он пытался побыстрее получить ответ от истерически смеющейся Беллы, но она уже полчаса не могла дочитать письма, в котором не было и двадцати фраз.
- Раны на его теле, - продолжила читать Белла вслух, - покрыты ядом Василиска. Нет, вы послушайте, так и написано: «ядом Василиска»! Это при том, что василисков уже не осталось, - хохотала женщина. – Твой сын умер мучительнейшей смертью и смыл своими страданиями и кровью частицу позора с рода Лейстрейнджей, - Белла стала серьезнее и немного побледнела.
- Ну, мама, читай дальше, - запротестовал против паузы в чтении лежащий на диване Константин. Признаться честно, молодой человек очень хотел спать, но он просто не мог уйти в свою комнату, не услышав всего, что написал Родольфус, ведь это письмо было равнозначно открытому объявлению войны его отцу.
- Ты следующая, - дочитала письмо Белла.
Нарцисса, единственная, кому сразу же не понравилось это послание, выхватила письмо из рук сестры и пробежала глазами по последним строчкам.
- Он блефует! Белла, всё это письмо – блеф, и не более того!
- Если учесть, что Константин изменил память этих двух недоумков, а в способностях крестника я не сомневаюсь, то Родольфус действительно думает, что Константин мертв, - стараясь не выдавать волнения, задумчиво произнес Люциус. - Не говоря уже о том, что раз он в открытую покушается на жизнь Константина и Беллатрисы, значит, объявляет нам войну.
Нарцисса разорвала письмо на маленькие кусочки и швырнула их на пол. Она прекрасно знала, чем может обернуться эта война, ведь Малфои были непосредственно в неё втянуты.
- Он глупец, - высокий ледяной голос Волдеморта разрезал напряженное затишье после бурного смеха. – Родольфус настолько уверен в том, что «Пророк» не печатает сколь-нибудь важных вещей, что вообразил себе, что в жалкой газетке не появилась бы информация о том, что спасителя магического рода, Избранного Гарри Поттера, покалечили и что в Хогвартсе совершено убийство преподавателя.
- Нам это на руку, - заметил Константин, отрываясь от размышнений, что ему теперь делать, чтобы уберечь отца, мать и Малфоев от взбесившегося Лейстренджа.
Бледная Беллатриса сидела молча. Её пальцы с такой силой вцепились в кресло, что костяшки на руках побелели.
- Он узнает. Он всё равно узнает, что ты, мой мальчик, жив! Он проник в Хогвартс! Они не убили тебя по чистой случайности! Если бы не карта этого Поттера, - по щекам Беллы потекли слёзы, - ты был бы уже мёртв...
- Мама, прекрати. Во-первых, они не проникли - их Дамблдор впустил. Хотя признаю, впускал он только одного, а вошли трое. Во-вторых, я не ребенок, я защищаться умею! – взбунтовался Константин, который меньше всего хотел, чтобы родители воспринимали его маленьким и беззащитным малышом и пытались защитить его. Да и нервы Беллатрисы были так расшатаны Азкабаном и жизнью в целом, что Константин не хотел, чтобы она волновалась. Но, увы, ему и на секунду не удавалось успокоить мать.
- От Авады Кедавры? Как ты будешь защищаться от…
- Мама, - Константин подошел к матери и обнял её, - я обещаю, всё будет хорошо. Теперь главное, чтобы ты была в безопасности. Хогвартс - самое надежное...
- Я никуда без твоего отца не поеду, - оборвала сына Беллатриса, фанатично смотря то на Волдеморта, то на Константина.
- Поедешь, ещё как поедешь, - злобно зашипел Волдеморт, меря шагами полукруглую комнату, уставленную зеленью и цветами — Зимний сад Малфой-Мэнора.
- Белла, напиши письмо, пока ты ещё плачешь, - прервал их спор Люциус. – Письмо, залитое слезами матери, заставит Лейстрейнджа поверить в смерть Константина.
Белла взяла кусок пергамента, протянутый ей Люциусом, и начала писать: «Подонок, ты решил разрушить мою семью. Знай же, я тебя из-под земли достану, и тогда…»
- Мам, это не то. Ты должна написать про мою смерть, - прервал Беллатрису Константин.
«...и тогда ты ответишь мне за вероломное убийство моего мальчика. Я разорву тебя на части, я скормлю твои внутренности воронам, ты будешь мучится, умоляя меня о пощаде и скорой смерти, но её не будет!»
- Как эмоционально, - читая из-за спины Беллы, прокомментировал письмо Волдеморт. - Ещё чуть-чуть и ты до смерти запугаешь Родольфуса. Смотри, умрет ещё от инфаркта! Кого же я стану мучительно убивать?
- Ещё парочку материнских слезинок и письмо будет окончательно законченным! – улыбнулся Константин, думая что послание получилось не совсем таким, каким он мог себе представить. Но Белла не стала бы его переписывать. Разве что дополнила бы его, развив тему о том, что она сделает с Родольфусом, если тот осмелится тронуть её семью.
- Дайте мне его! Как отец, я тоже ему кое-что напишу, - злобно зашипел Волдеморт, склоняясь над пергаментом.
«Ты – труп!» Это была последняя и заключительная запись в письме от «убитых горем» родителей. Пергамент привязали к лапе филина и отпустили его.

***
Драко раздражало буквально всё. О нём просто забыли! Вся его родня носится с Константином, а тот - с Гарри Поттером, потому что Дамблдор попросил давать мальчику с одной извилиной, и той на лбу, дополнительные уроки по Защите. И при этом, конечно же, Избранный любимчик Дамблдора опять не захотел оставаться без преданной свиты обожателей и подлиз. Выскочка Грейнджер и рыжий недоумок, вечно лижущий зад Поттеру тоже оказались на тех дополнительных уроках. А он, Драко Малфой, сын крестного Константина, оказался не у дел! Он что, хуже что-ли! Нет, он лучше! Нужно немедленно распространить слух, что с ними занимаются только из-за их сильного отставания по предмету! Хотя какая разница, им всё равно будут завидовать… Все мечтают получить больше знаний от Константина.
- Драко, с тобой всё в порядке?- в спальню для мальчиков вошла Панси Паркинсон.
- Да, было в порядке, пока ты не пришла! – выплюнул Драко.
- Что с тобой? Чего ты огрызаешься? Я не виновата, что Константин не обращает на тебя внимания. Ты ведь поэтому бросаешься на всех! Похвастался, что он крестник Люциуса, а он с тобой даже не общается!
- Ну, да! Конечно, только из-за этого, - ехидно заметил Драко.- Уйди, ты мне надоела, Мопс!
- Что? Как ты меня назвал? - завизжала Панси, готовая бросится на Драко, показав в деле острые коготки.
- Дети, прекратите, - на пороге неожиданно появился Константин. - Панси, Драко, вы хорошо знаете Темные Искусства? – перешел сразу к делу преподаватель от Темных Искусств.
- Ну, да... Конечно, не так как твой отец или ты, - промямлили Драко и Панси.
- Хорошо. Значит, прямо сейчас вы мне оба нужны. Я попросил, чтобы вас освободили от уроков. И помиритесь немедленно!
Драко засиял.
- Панси, прости меня, я дурак, - отчеканил Малфой, не спуская восторженного взгляда с Константина.
- Ну... не знаю. С тебя как минимум шоколадка, ты всё-таки обозвал меня, - наигранно хмурясь сказала Панси. – Я готова идти! - проверяя свое отражение в зеркале, улыбнулась она.
- Одевайтесь теплее, на улице сильная метель. Я зайду на кухню и возьму нам в дорогу немного еды. Встречаемся у выхода из школы, - строго оглядев детей, отчеканил Константин и вышел из спален Слизерина.
Драко и Панси быстро оделись во всё самое теплое и выбежали к выходу из школы.
- Что? А вы что тут делаете? – проворчал Драко, увидев Гарри, Рона и Гермиону. Одетые в тёплые мантии, Гриффиндорцы стояли у дверей школы и, как догадался Драко, ждали Константина.
- А, это вы. Наконец-то, мы уж думали, что нам повезет и вы откажетесь идти с нами. Жаль, наши надежды не осуществились, - с кислой миной вздохнул Рон.
- Да пошли вы знаете куда! Лично Константин нас пригласил! – Драко растолкал Гриффиндорцев и вышел на улицу.
- Мы на улице подождем, чтобы не умереть здесь от вони, - хихикнула Панси, выходя за Драко на улицу и потуже завязывая шарф.
Противный мокрый снег падал крупными хлопьями, покрывая окрестности Хогвартса глубокими сугробами. Поморщившись, что им придётся идти в такую ужасную погоду и нанеся на свои одежды водоотталкивающие чары, Драко и Панси стали молча ждать Константина. Каждый из них думал о своём: Панси благодарила Мерлина, что именно сегодня ей хватило ума накраситься водостойкой тушью, а Драко раздирали ревностные мысли... Константин опять за собой тащит Поттера с его друзьями...
Через пять минут из дверей Хогвартса вышли Гарри, Рон, Гермиона, Константин и Филч. Не надо было быть провидцем, чтобы уловить настроение старика — он негодовал. Выпускать детей с одним из профессоров в ночь - невиданно! Разумеется, за одну идею ночного путешествия он бы поставил всех на горох или подвесил за большие пальцы вниз головой. Завхоз школы открыл ворота Хогвартса и выпустил их, что-то бормоча себе под нос.
- Итак, - начал Константин, когда все отошли от ворот замка на достаточное расстояние, - мы отправляемся на ответственное задание. Я вас взял потому, что одни из вас храбрые, другие хорошо разбираются в Темной Магии. И предупреждаю сразу, никаких разногласий! Работать будем парами, поэтому никакой междоусобной ругани! Задание сопряжено с риском для жизни, так что без шуток!
Драко нервно поморщился — Константин не предупредил об опасности путешествия, когда звал их. Но, по реакции на слова Профессора Гриффиндорцев, Драко догадался, что и они об этом слышат впервые.
- Профессор, что это за задание? Куда мы идем? – Гарри не доверял до конца Константину, но всё же решился с ним пойти.
- Обезвреживать то, что Лейстрейндж хочет сделать штаб-квартирой. Там же хранится его защита от смерти. Кстати, - Константин указал на огромный рюкзак за спиной, - там намного больше, чем вам кажется, мы идем не на один день. Итак, беремся за руки и трансгрессируем!



Глава 21. Огненные и Водяные Инферналы

Ужасный холод, зловещее спокойствие и темнота угнетали Драко. Стараясь не оступиться и не упасть, дети и Константин медленно шли вдоль обрыва в пещере уже несколько часов. Конец пути не предвещался. Более того, как заметил Драко, тусклого света палочек не хватало ни для того, чтобы разглядеть потолок пещеры, ни для того, чтобы осветить её глубину. Узкая каменная тропа постоянно петляла, расширялась, сужалась, а то и вовсе обрывалась провалами, вынуждая путников перепрыгивать через отсутствующие участки их пути. Константин уверенно шагал первым, за ним с гораздо меньшей решительностью шли Гриффиндорцы — Гарри, Рон и Гермиона. Драко и Панси плелись самыми последними. Как только они увидели, куда им нужно будет идти, путешествовать Слизеринцам расхотелось, но, чтобы сохранить лицо, они этого не сказали. Однако удирать всегда легче тем, кто сзади. Самая опасность поджидает впереди идущих.
- Долго ещё? – осторожно поинтересовалась Гермиона.
- Нет, мы уже на месте и путешествуем по вражеской территории, - спокойно отозвался Константин. - На нас пока никто не нападает, потому что мы идем туда, но, поверьте мне, вернуться обратно будет гораздо сложнее.
- Так что, на нас в любой момент могут напасть чудовища? – запаниковал Рон, нервно оглядываясь по сторонам.
- Ну, нет! Здесь нет чудовищ! Драко, Панси, пришла пора поделится той информацией, которую вы уже, конечно же, увидели и почувствовали, - сказал Константин, который, разумеется, заметил, что Слизеринцы за версту почуяли опасность и вовсе не хотели идти в пещеру. В какой-то момент он даже думал, что Драко потребует вернуть его и Панси обратно в Хогвартс, но этого не произошло. Ничего не понимающие в Темной Магии Гриффиндорцы настолько смело зашли в пещеру, что Слизеринцы просто не захотели ударить лицом в грязь и показать свой страх.
- Здесь водятся Инферналы, и Водяные, и Огненные, - поежившись, сказала Панси, размышляя о том, правильно ли она сделала, что согласилась согласилась пойти с Константином, не спросив, куда они отправятся.
- Правильно!
- Это что за штука такая? – отозвался Рон. – Инферналы - убитые люди, которых заставили работать на себя убийцы. Это понятно, а что ещё за Огненные и Водяные?
- Инферналы, как уже правильно заметил Рон, - начал Константин, продолжая спускаться вглубь пещеры, - это убитые при помощи специального ритуала люди. Помните, когда я вам рассказывал про Необратимые Заклятья, я говорил, что бывают и Необратимые ритуалы. Ритуал создания Инферналов – один из них. Черная Адская Книга, это что-то вроде азбуки для чернокнижников, в которой описаны все самые страшные Темные Заклятья, Инферналов подразделяет на два вида по способу создания, на два вида по месту возможного пребывания и на три вида по способу служения. Инферналов можно создать как из ещё живого человека, так и из мертвого. Инферналы служат либо условно, безусловно или по приказу. И, наконец, Инферналы могут обитать в водоемах, сырой местности, подвалах, а могут и на солнечных равнинах, в песках пустыни, у жерл вулканов. Драко, Панси, дальше вам слово.
- Ну, я читала, - начала Панси, - что Инферналов можно сделать либо убив человека, а затем проведя определенный ритуал из пятидесяти четырех пунктов, либо сначала сделать часть ритуала - глядя на жертву, зачитать определенный стих, потом убить её и закончить ритуал. Причем, если жертва услышала хотя бы одну строчку из того стиха, она уже никогда не снимет с себя метки Инфернала, и потом этот или другой чернокнижник может продолжить Ритуал Создания Инфернала. А если жертва услышала стих целиком, то она впадает в магическую кому. И ещё, делать Инфернала из живого человека значительно тяжелее. Этот ритуал состоит из ста семнадцати действий, и провести его можно только в определённые часы определенных лунных суток.
- Правильно, - улыбнулся Константин, хотя улыбка у него получилась натянутой. Он пребывал в постоянном бдительном напряжении и, казалось, был готов в любой момент отразить атаку. - А сам стих помнишь?
- Нет, стиха я не учила. Его Драко знает, а я нет, - опустила глаза и покраснела Панси, как будто было стыдно не знать стиха для изготовления Инфернала из живого человека.
- Драко, скажи ребятам, при каких словах они должны будут заткнуть уши, чтобы не впасть в магическую кому. Сейчас его не бойтесь, чтобы этот стих заработал, сначала чернокнижник проводит часть ритуала, потом говорит эти слова, а потом над погрузившимся в магическую кому, заканчивает ритуал и убивает жертву. Итак, Драко, мы все во внимании.
- Расскажи свои мысли и желания, покажи, о чём ты молишься, раскрой мне свою индивидуальность, я буду твоей смертью, ты будешь служить мне так, как я этого захочу, ты можешь быть не согласен с моими приказами, но ты не сможешь отказаться выполнить их, что бы ты ни делал, - невероятно важным тоном выразительно прочитал стих Драко.
- Стих? А где стих? – недоуменно спросил Рон.
- Стих вовсе не значит сочинение Шекспира! Это просто слова, которые ты говоришь, выполняя ритуал, тупица! – огрызнулся Драко.
- Тихо, тихо! Вы должны хотя бы приблизительно их запомнить! Если Лейстрейндж решит сделать из нас Инферналов, то мы должны как минимум его не слушать! – Константин строго осмотрел подростков.
- А если он захочет нас убить, а уж потом из мертвых Инферналов будет делать, - занервничала Панси, которой это путешествие нравилось всё меньше и меньше.
- Ну, это ему сначала убить нас придётся, а мы ведь тоже стоять и ждать смерти не будем, - оптимистично заметил Константин. - А теперь про способы служения, Драко ты нам можешь привести примеры способов служения Инферналов?
- Могу конечно, - с видом опытного чернокнижника ухмыльнулся Драко. - Инферналы могут служить по условию или условно, это значит, что им дается задание, например, охранять ценную вазу, и если какой-нибудь вор залезет в дом и возьмет ту вазу, то Инферналы на него нападут. Если вор залезет в дом и не возьмет вазу, а возьмет всё остальное, то на него не нападут. Безусловное служение, это когда просто оставляют Инферналов в каком-то месте, и они нападают на всех, кто туда пытается войти или уйти из этого места. А Инфернал служащий по приказу как простой слуга, Хозяин его зовет и приказывает. Инфернал выполнит всё, что прикажет ему Хозяин.
- Запомните это, это очень важно, - обратился Константин к Гарри, Рону и Гермионе. - Нам здесь могут попасться все типы этих Инферналов, но не все они будут нам до определенного момента опасны. Нужно сразу сказать, что те Инферналы, которые служат условной службой, обычно ограничены в передвижении, они не могут отходить далеко от охраняемого предмета и часто ограничены природными или искусственно созданными границами в виде водоемов или насыпей.
- Это значит, что как только мы покинем место их обиталища, они не пойдут за нами? – уточнила Гермиона.
- Да, именно так. Но тут стоит оговориться про место обитания. Как я уже сказал, есть разные ритуалы по обращению человека в Инфернала. Ритуал обращения в Водяного Инфернала достаточно прост - и из-за этого используется чаще всего. Водяной Инфернал может обитать только там, где есть вода и сырость, и он совершенно не выносит солнечного или любого света. Именно поэтому защита от данного вида Инфернала достаточно проста – Огненное Лассо. Надеюсь, вы знаете заклятье.
- Как сказать, - начал Рон, - я слышал что-то…
- Игнеус Лассо! – выкрикнула Гермиона, вытягивая руку с палочкой вверх, и вокруг неё образовалось крутящееся огненное кольцо. Драко и Рон отпрыгнули от девушки и начали на неё кричать. Она что, спалить их хотела?
- Отлично, именно так! - не обращая внимания на перепалку между Гермионой и Драко отозвался Константин, которому порядком поднадоело разнимать постоянно ругавшихся Слизеринцев и Гриффиндорцев. - На привале научитесь делать это заклятье. Но Водяные Инферналы просто ангелы по сравнению с Огненными. Гарри, как ты думаешь, как от них нужно защищаться?
- Эээ... водой, наверное, - честно признаться, Гарри вообще понятия не имел, как можно от них защититься. Вода - первое, что пришло ему в голову, но он и сам понимал, что сказал глупость.
- Ты себя водой облей, чтобы мозги проснулись, идиот, - огрызнулся Драко.
- Ну, тогда нужно их заморозить, - предположил Гарри, надеясь, что сейчас Гермиона подскажет правильный ответ, но, видимо, она его не знала.
- Нет, объяснили же, водой, во всех её проявлениях, их не взять, тупица, - надменно произнес Драко.
- Если ты, Малфой, такой умный, то и говори сам, как их остановить! – разозлилась Гермиона, которая на сто процентов была уверена, что Малфой не знает способа защиты.
- Хватит ссориться, - оборвал их Константин. – Всё, привал. Защита от Огненных Инферналов – это целый ритуал, и нам нужно его выучить, иначе живыми отсюда не уйти.
По мере спуска температура в пещере начинала подниматься, и холодно уже не было. Все остановились на горной площадке и, постелив куртки и плащи на большие валуны, уселись вокруг Константина.
- Итак, Драко и Панси, вы, как истинные чада чернокнижных семейств, знаете защиту от Огненных Инферналов?
- Да, - хором ответили оба Слизеринца.
- Отлично! Значит, я не ошибся, когда взял вас сюда, - улыбнулся Константин. – Итак, чем мы станем защищаться от Огненных Инферналов в первую очередь?
- Солью. Нужно начертать солью вокруг себя круг, - отчеканила Панси, – тогда они не смогут до тебя дотронуться!
- А потом провести ритуал Защиты На Крови, - добавил Драко, гордо задирая голову. Слизеринцу было невероятно приятно, что наконец-то выскочка Грейнджер молчит и не знает ответа.
- Зачем нам ритуал проводить, да ещё и на Крови, если и соль защитит? - Рону явно было не по душе название защитного ритуала.
- Слушай, рыжий, защищайся только солью, а я потом посмотрю, как ты отсюда выберешься! – фыркнул Драко.
- Хватит ссориться! Прямо как маленькие! – улыбнулся Константин. – Рон, скажи, как ты собрался заставить соль находится всегда вокруг тебя, если тебе самому нужно будет не стоять, а передвигаться?
- Дорожку из соли сделать!
- Дорожку длиной пять-десять километров? – вскинул брови Константин.
- Нет, только пока не покину места их обитания, - ответил Рон, покраснев.
- Тогда печальна твоя участь. Огненные Инферналы могут заселять огромные пространства. Самое обширное из известных волшебникам – пустыня Сахара. Хочешь засыпать её солью?
- Мне билеты в первый ряд, - злобно засмеялся Драко, - я хочу это видеть!
- Ритуал Защиты Кровью достаточно опасен потому что он проводится непосредственно в минуту опасности, чтобы точно быть на территории Инферналов. Поскольку он проводится на крови, а для её получения придется себе вену в кисти надрезать, то можно из-за волнения сильно порезаться, и вам станет плохо из-за большой кровопотери. Поэтому не паникуйте и будьте аккуратны! Итак, смотрим на меня и запоминаем ваши действия, в минуту опасности.
Константин встал в центр, чтобы всем его было видно.
- Меня окружают Огненные Инферналы. Я беру соль правой рукой и, оборачиваясь вокруг оси против часовой стрелки, создаю вокруг себя круг из соли, - Константин это продемонстрировал. – После этого, внимание, вам уже ни в коем случае нельзя оглядываться назад. Смотрите только вперед, что бы ни происходило, кто бы ни кричал и ни звал о помощи! Огненные Инферналы тем и опасны, что могут подделывать чужие голоса! Не сбиваясь, вы, стоя в круге, должны прочитать заглавный стих Книги Жизни, потом стих Книги Смерти и потом вновь Книги Жизни. Серебряным ножичком режете себе вену на левой руке в районе кисти. Проводите кровью по кисти правой руки. После чего вытягиваете обе руки вверх и, разводя их, рисуете ими вокруг себя большой круг, так, чтобы туда вы поместились прямо по самые пальчики ног. Поворачиваетесь на девяносто градусов и повторяете действие. И так пока не вернетесь в то положение, из которого начали. Это значит, вы нарисуете четыре круга и ещё раз повернетесь на девяносто градусов, возвращаясь в то положение, в котором вы читали стихи из Книги Жизни и Смерти. Пока всё понятно?
- Да, - хором отозвались ребята.
- А откуда мы достанем эти самые стихи Жизни и Смерти? – спросил Гарри.
- Я их раздам на листочках. Главное, помните, обернетесь - и всё пропало, стихи на вас не будут действовать. Продолжим. Вы нарисовали круги вокруг себя. Потом вы левой рукой, вашей раной, проводите по левой щеке, так, чтобы на щеке остался кровавый след, со словами «Слева, мать моя, защити меня», проводите раненой рукой по правой щеке, «Справа, отец мой, защити меня», дальше проводите полоску по лбу, обязательно справа налево - «Потомки, спереди меня, защитите меня» и по шее сзади слева направо со словами «Предки сзади меня, защитите меня». Говорить нужно именно так и в той же последовательности. Запомнили?
- Даже записали, - улыбнулся Гарри, - смотря на то, как быстро строчит Гермиона.
- Отлично. После того, как вы всё это сделали, вы подходите к границе соляного круга и синхронно левой ногой и левой рукой разрываете круг. Затем, также синхронно, проводите рукой и ногой влево и вправо, стирая часть круга, и только потом выходите из него. Левую руку с порезом всегда держите перед собой, ладонью к Инферналам. Понятно?
Все закивали.
- Профессор, а как отличить Водяных Инферналов от Огненных? – спросила Гермиона.
- По внешнему виду и месту их нахождения. Водяные Инферналы обитают там, где темно, обычно очень холодно и сыро, они имеют бледную кожу, глаза с белой пеленой. Туда, где светло и сухо, они не пойдут. Огненные Инферналы изначально обитают, в тепле, но вот воды и холода они абсолютно не боятся. Их кожа сухая и потрескавшаяся, иногда обгоревшая до костей. Для сохранения оболочки тела, если температура места их нахождения очень высокая, тела Инферналов чернокнижники заматывают бинтами со специальным охлаждающим зельем.
- Как мумии? – Рону вспомнилось семейное путешествие в Египет.
- Мумии? Нет, Рон, мумифицирование – это ритуал сохранения тела нетленным. Никому и никогда мумии не служили, а вот Огненных Инферналов, замотанных бинтами, за мумий принять можно, правда, они покоятся без саркофага.
- Профессор, а почему вы думаете, что в этой пещере есть и Водяные Инферналы, и Огненные?
- Потому что здесь есть холод и сырость с озером, помните, мы его прошли в начале пещеры, а сейчас мы спускаемся туда, где очень тепло. Да и энергетика этого места сама за себя говорит, - улыбнулся Константин. – Вернемся к Ритуалу Защиты На Крови. Снимается ритуал в обратной последовательности, только слова меняются на благодарственные. «Предки, спасибо вам» делаете жест справа налево, стирающий кровь. «Потомки, спасибо вам» стираете слева направо. «Отец, спасибо тебе», «Мать, спасибо тебе» - кровь стирать справа налево. Дальше просто на темечко поливаете водой, можно вообще вымыться. Берете горсть соли, которую брали для создания круга, целуете и благодарите её и кидаете в тот водоем, где купались, или в воду. Всё, ритуал защиты снят.
- А зачем его снимать? – спросил Гарри, который боялся что-нибудь напутать из-за большого объема информации.
- Пока ритуал действует - хоть немного, но кровь из раны будет сочиться, - улыбнулся Константин. – И ещё, на территории где водятся Огненные Инферналы невозможно ни трансгрессировать, ни воспользоваться порталом.
- Можно вопрос? - заныл Драко.
Сын Волдеморта утвердительно кивнул Малфою.
- А мы поедим? У нас вообще есть что-нибудь съедобное?
- Есть,- улыбнулся Константин и вынул из рюкзака содержимое. – Давайте, разбирайте спальные мешки и еду. Уже поздно. Наберемся сил, подкрепимся, а завтра будем воевать. И свыкайтесь с мыслью, что мы одна команда! А для большей ответственности вы разбиты на пары, и каждый начинает помогать своему партнеру, поняли? Значит так, я и Рон, Гарри будет с Панси, а Драко с Гермионой. Пары будем менять, так что никаких возражений, ясно?!
Они развели костер, сытно поели, и легли спать, договорившись о порядке дежурства парами. Первыми дежурили Драко и Гермиона, потому что Драко наотрез отказался вставать рано утром или тревожить свой сон ночью, а потом опять ложится спать. Вторыми вызвались дежурить Гарри и Панси. Панси наоборот сочла, что утренние часы хороши для сна, а прямо сейчас она так устала, что сразу же уснёт. Последними дежурили Константин и Рон, ко времени их дежурства Рон, который падал от усталости, должен был выспаться.



Глава 22. Война или Мир

Всё происходило не по плану, по крайней мере, не по плану Волдеморта. Впрочем, то же самое мог сказать и Дамблдор. Старый мудрец никак не предполагал такого развития событий. Константин с ребятами покинули пределы Хогвартса и отправились в пещеру Вечных Теней, где вот уже на протяжении трёхсот восьмидесяти лет располагался охраняемый заказник Министерства Магии, содержащий редких магических существ. Константин сказал, что хочет показать ребятам некоторых представителей Темного Мира, и Дамблдор, не задумываясь, отпустил их. В тот же вечер к Дамблдору прилетела сова от Беллатрисы Лейстрейндж. Беллатриса умоляла вернуть Константина назад в Хогвартс и уверяла, что сведения о том, что Родольфус заграницей – ложь и это ловушка. Беллатриса клятвенно уверяла - Константин и дети в опасности, и, что больше всего поразило Дамблдора, Пожиратели Смерти охотятся за ними. Конечно, удивило Дамблдора не то, что Пожиратели ищут ребят, среди которых был Гарри Поттер, а то, что, по утверждению Беллатрисы, в опасности именно её сын.
Что вообще творится у Пожирателей Смерти? Почему вдруг сын Волдеморта оказался объектом охоты соратников Тёмного Лорда? Волдеморт хочет гибели сына, нанявшегося к Дамблдору в Хогвартс, или происходящие события никак не связаны с волей Темного Лорда?
Дамблдор сидел и ждал вестей из пещеры Вечных Теней. По личной просьбе Дамблдора туда отправился Грозный Глаз Грюм, маракоборец высшего класса, ушедший на пенсию. Глухие шаги оповестили Дамлдора, что Грюм поднимается по лестнице в кабинет директора. То, что он шел один, безусловно, было плохим признаком.
- Тревогу объявляйте, - с порога прохрипел Грюм, – нет их нигде, да и вообще не было. Пещера Вечных Теней уже три дня на реконструкции - там произошёл обвал.
Дамблдор тяжело вздохнул, начали подтверждаться его самые худшие опасения.
- Ты нашёл какие-нибудь следы и зацепки? Мы сможем их найти?
- Нет, чисто. Вы же сами говорили, что сынишка Волдеморта отличный маг и чернокнижник!
- Мне пришло письмо от его матери, Беллатрисы, она уверяет, что дети и Константин попали в ловушку, - с дрожью в голосе заговорил Дамблдор.
- Ха! – усмехнулся Грюм. – Как бы ни так! Судя по тому, что вы мне о нём рассказывали, и что я прочитал в пергаменте по Защите от Темных Искусств одной ученицы, которая, увидев меня сегодня, подбегала ко мне за консультацией, это не они попали в ловушку, а те, кто эту ловушку смастерил! Талантливый чёрт!
- Я, Аластор, нисколько не сомневаюсь в таланте Константина, но он почему-то соврал мне. Он отправился не в Пещеру Вечных Теней, а в другое место. Причем, увы, он снял мои следящие чары с Гарри. Теперь я действительно не знаю, где дети. Но, видимо, это знает Беллатриса. Она сейчас в Малфой-Мэноре?
- По информации Ордена, там, - прорычал Грюм. - Все там. Целый клубок ядовитых змей! Люциус, Нарцисса, Беллатриса и сам Волдеморт.
- Значит, пора прогуляться, - Дамблдор встал из-за стола и надел дорожную мантию.

***
Ночь давно перевалила за полночь, однако в Малфой-Мэноре никто не спал. Почти во всех окнах огромного особняка горел свет, но по силуэтам теней можно было предположить, что все собрались в гостиной. Высокие кованые ворота преградили дорогу Альбусу Дамблдору и Аластору Грюму.
- Зачем пожаловали? - кованые ворота превратились в человеческое лицо. Они явно были настроены не принимать ночных визитеров.
- Нам срочно нужно мистера и миссис Малфой. Их сын попал в беду, – невозмутимо ответил Дамблдор.
Ворота вновь приобрели свою обычную форму и открылись. Быстрым шагом директор Хогвартса и мракоборец прошли по длинной дорожке, с обеих сторон которой росли многолетние тисы и, подойдя к массивной двери, постучали. Через несколько минут дверь открыли. На пороге в изумрудном облегающем платье стояла Нарцисса.
- Что вам нужно? Убирайтесь! - увидев ночных посетителей, выкрикнула женщина.
- Ага, сейчас уберёмся, - прохрипел Грюм, силком открывая дверь, которую Нарцисса постаралась захлопнуть прямо перед крючковатым носом Дамблдора. – Драко пропал вместе с Константином, Панси Паркинсон, Гарри Поттером, Гермионой Грейнджер, и Рональдом Уизли, а мы должны сидеть и ничего не делать, так по-твоему?! Нет, дорогуша, мы пришли поговорить с вами, и разговор будет серьезный!
- Что происходит? – на пороге появился Люциус. Весь его вид говорил о том, что бывший узник вновь приобрел свой естественный лоск и аристократическую выдержку.
- А вот и сбежавшие заключенные Азкабана нашлись! – Грюм выхватил волшебную палочку и нацелил её на Люциуса.
Люциус и Нарцисса мгновенно подняли палочки.
- Такие гости, а вы их принимаете без меня! Как не стыдно? – Волдеморт с палочкой, нацеленной на Дамблдора, подошел к двери.
- Доброй ночи, Том, Люциус, Нарциса, - строго сказал Дамблдор. - Я не думаю, что в ваших интересах поднимать сейчас шум, иначе соседи могут забеспокоиться о вас и вызвать мракоборцев. Думаю, служители закона сейчас здесь не нужны, так ведь Люциус?
- Угрожать мне решили, Дамблдор,- с холодным достоинством процедил сквозь зубы Люциус Малфой.
- Нет, нет, прошу, умоляю, не деритесь, это я... это я их позвала. Я написала им про Константина. Они помогут нашим мальчикам, - растрепанная и заплаканная Беллатриса Лейстрейндж выбежала в коридор и встала между Дамблдором и Волдемортом. – Не надо, прошу, ради нашего сына, он же убьёт его! Их так много, а Константин один. Да ещё его дети обременяют. Они перебьют их всех! Родольфус узнал, он понял, что воспоминания изменённые, я чувствую это! Умоляю, прошу, не деритесь…
- Где дети? - Дамблдор строго смотрел Волдеморту в красные разъярённые глаза.
- В пещере! – с вызовом зашипел Волдеморт.
- Хорошо, раз уж вы здесь, заходите, но не надейтесь на добрый приём, - фыркнул Люциус, делая жест, приглашающий всех пройти в гостиную.
Быстро пройдя по длинному коридору, на стенах которого висели портреты бледных людей с заострёнными лицами и почти бесцветными глазами, ночные посетители оказались в большой комнате с камином и зеркалом, висящим над ним. Яркое освещение комнаты заставило путников немного прищуриться, чтобы глаза привыкли к свету трех десятков горящих свечей, расставленных в изящных золотых подсвечниках по комнате. Несмотря на накрытый стол и позолоченный чайник, из носика которого шёл пар, гостям не только не предложили чая, но даже не предложили сесть на длинный кожаный диван. Ночные посетители не обратили на это внимания, сразу перейдя к делу.
- Что за пещера? И без вранья и недоговорок! Кто угрожает Константину и детям? – суровость голоса Дамблдора эхом отдавалась от стен огромной гостиной. – И что у вас тут происходит? Почему мне Белла пишет, что Пожиратели Смерти охотятся на Константина?
- Потому что они на него охотятся, - злобно улыбнулся Волдеморт. – С появлением этого мальчишки всё идет Мэрлин знает как! Родольфус взбесился и устроил бунт, переманил большинство моих сторонников, пообещав им золотые горы, решил отомстить нам с Беллой, и убить Константина! Впрочем, Белле он тоже уже выслал предупреждение - она следующая за Константином. Хотя, в связи с обманом и ложной смертью нашего сына, его график смертей мог измениться.
- Значит, Том, ты больше не контролируешь ситуацию? - Дамблдор строго смотрел на Волдеморта, и на секунду не сводя с него своих голубых глаз.
- Помогите им, прошу, они убьют и Константина, и детей, - не унималась Белла. – Вы директор школы! Вы обязаны защитить учителя и учеников!
- Что за пещера? – Грюм пытливо изучал Беллу обычным глазом, а волшебный метался и кружился, контролируя действия Малфоев и Волдеморта.
- Мой сын нашел какую-то пещеру, где обнаружил следы магии Родольфуса и Рабастана, - моментально выпалила Белла, желая помочь Грюму во всем, что могло бы спасти её сына.
- Как нашел?
- Следил за предавшим нашего Господина Пожирателем, Руквудом.
- Что в пещере, и где она? – беспристрастно продолжал допрос убитой горем женщины мракоборец.
- Знали бы мы, где она и что в ней, - злобно зашипел Волдеморт, - мы бы не сидели здесь.
- Том, вы сейчас не в том положении, чтобы показывать характер. Конечно, если тебе хоть чуть-чуть дорог твой сын, - строго сказал Дамблдор. – И, боюсь, если мы не объединимся, то у нас мало, что получится.
- Мир? Дамблдор, ты выжил из ума? – Волдеморт ликовал в своей злобе. – Я никогда не пойду с тобой на мир!
- А может, перемирие? – Нарцисса не хотела начала военных действий в своём доме. Она прекрасно помнила фотографии вестибюля Министерства магии после сражения Лорда Волдеморта и Дамблдора. Сказать, что от вестибюля ничего не осталось — ничего не сказать. По слухам, дошедшим до миссис Малфой, его ремонтировали сто пятьдесят домовых эльфов в течение двух месяцев.
- Том, я никогда не пошел бы с тобой на мир, поверь мне! Ты - зло, которое нужно искоренить, ибо изменить тебя будет невероятно сложно!
- Будь добр, не меняй меня, даже не пытайся, всё равно ничего не получится, - выплюнул Волдеморт.
- Если я чем смогу помочь, - вцепилась Дамблдору в левую руку Беллатриса, - я помогу. Прошу, медлить некогда, мы должны найти эту пещеру.
- Я тоже готов сделать всё, чтобы мой сын и крестник не пострадали, - Люциус гордо, свысока посмотрел на Дамблдора.
- Когда Константин родился,- заговорила Нарцисса, - я его носила на руках вместе с Беллой, ночи с ней не спали. Он мне как родной сын. А за Драко я готова отдать жизнь! Я помогу, чем смогу, хотя не представляю, чем я могу быть вам полезной.
- Надо же, как легко вы все идете на мир с нашим врагом! – зашипел Волдеморт. – Предатели! Может, и в Орден Феникса прямо сейчас запишетесь?!
- Мой Лорд, я бы никогда…
- Молчи, Люциус, ты знаешь, что я прав.
- Прошу тебя, - пала на колени перед Волдемортом Беллатриса, - ради нашего сына, умоляю. Мы ничего одни не сделаем, прошу, ради нашего мальчика…
- Что же, я в меньшинстве, - не обращая внимания на мольбы Беллы, задумчиво произнес, оглядывая своих сторонников Волдеморт, - и получается, что я плохой отец, если не иду на сделку со своим главным врагом, чтобы спасти сына. Ладно, ваша взяла, но только ради сына. Мир так мир, но не мечтай Дамблдор, что я буду жать тебе руку!
- А я и не мечтаю, Том. Я жду, что вы мне расскажете всё, что знаете о Родольфусе и хоть что-то о той пещере.
Только когда утреннее солнце окрасило небо с востока в розовато-красные краски, Дамблдор, Грюм и все обитатели Малфой-Мэнора покинули дом и отправились в Хогвартс.

***
Волдеморт, Грюм, Снейп, которого пригласил в свой кабинет Дамблдор, и сам Дамблдор в который раз склонились над картой Британии. Скалистых берегов, да и вообще гор и скал в Британии, увы, оказалось достаточно. Где конкретно искать и откуда начинать поиски? Казалось, за три часа споров и размышлений они не продвинулись и на шаг к разгадке, где находится эта пещера. Первым у кого сдали нервы оказался Люциус. Отшвырнув от себя карту, он расхаживал по кабинету Дамблдора:
- Мы же маги, а не ищейки магловские! Должен же быть магический способ найти их. Более того, он есть! Просто мы его не видим.
- Есть, - задумчиво отозвался Волдеморт, пытливо изучающий карту западного берега Британии. – Конечно есть, - Волдеморт оторвался от карты и посмотрел на Люциуса. - Даю тебе час срока придумать что-нибудь, - злобно прошипел Тёмный Лорд. – И перестань причитать как девчонка! Надоел уже!
Люциус сел на кресло, наколдованное из воздуха Дамблдором . Бессонная ночь давала о себе знать, глаза слипались, всё тело просило принять горизонтальное положение, а голова просто отказывалась думать. Люциус Малфой засыпал…



Глава 23. Пещера Пыток

Дежурство Гермионы и Драко прошло не так уж и ужасно, по крайней мере для Гермионы. Драко укрылся спальным мешком, отказавшись с ней разговаривать, за что Гермиона была несказанно ему благодарна, а потом и вовсе уснул. Панси устроила Гарри допрос на тему его детства, воспоминаний о родителях, и том, как он себя чувствовал, когда оказался в волшебном мире.
- О, ты, наверное, так горд был, что ты здесь такая знаменитость!
- Нет, не был… Такой славы и врагу не пожелаешь…
- А я и не думала, что тебе так родителей не хватает.
Гарри с трудом удержался, чтобы вслух не удивиться, что Панси вообще умеет думать.
- А почему ты не в Слизерине?
Глупые вопросы взбесили Гарри и он несказанно был рад окончанию своего дежурства.
Рон так и не сумел до конца проснуться, а Константин всё дежурство ходил по пещере и что-то шептал, размахивая палочкой.
***
Первой проснулась Гермиона. Всю ночь её мучили кошмары, и она постоянно просыпалась, переворачивалась на другой бок и вновь пыталась заснуть. Спать на камнях было невероятно жестко и неудобно, но как назло девушка не могла вспомнить ни одного заклинания, которое могло бы ей помочь. Вторым встал Гарри. Он с трудом поднялся и ходил, разминая ноги и спину, на которой, по его мнению, были синяки от камней. Драко и Панси встали почти одновременно. Слизеринцы тут же умылись и привели себя в порядок, стараясь при этом не попадаться Гриффиндорцам на глаза. Возможно, они просто не хотели, чтобы их видели непричесанными и в помятом виде. Позднее всех, видя, что уже только он всё ещё лежит, поднялся Рон. Он вылез из спального мешка и недовольно поглядывал на Панси, которая подкрашивала ресницы и, добившись желаемого результата, разложила перед собой пять оттенков губной помады.
- Доброе утро всем! – поздоровался Константин.
- Доброе утро! – хором ответили ему ребята, только что закончившие умываться и накрывать завтрак на огромном камне, служившем им столом.
- Ну, что, поедим, а потом я вас огорчу, - подсел к ним Константин.
- Нет, так не пойдет, - прищурился Драко. – Давай начистоту, что такое? Приключений не будет? Мы возвращаемся?
Если бы ещё вчера Драко сказали, что они поворачивают назад, он бы несказанно обрадовался. Пещера ему нисколько не нравилась. Но после того, как всю ночь Драко снилось, что он победоносно сражается с драконом, который, кстати сказать, в его сне сожрал Поттера, заканчивать приключения так и не начав их Малфой не хотел.
- Ах, если ли бы, - печально улыбнулся Константин. – Пещера заблокирована, мы в ловушке и здесь кроме нас есть ещё семь людей. Это, видимо, охотники.
- Охотники? Тут же нет зверей, - зевнул ещё не до конца проснувшийся Рон.
- Зверей нет, зато мы есть, - заявил Константин. Все с тревогой переглянулись и посмотрели на Константина. - Я предупреждал, что легко нам отсюда не выбраться, но, признаюсь, я надеялся на бескровное окончание нашего путешествия.
- Когда сюда придет Дамблдор, если мы не вернемся в назначенный срок? – Гарри крутил в руках волшебную палочку, размышляя о возможных вариантах спасения.
- А вот в этом-то и проблема, он не придёт сюда, Гарри. Никто кроме нас самих сейчас нам не поможет, потому что никто не знает где мы.
- Здорово. А как же то, что вы нас отпросили с уроков? - Гермиона была похожа на учительницу младших курсов, которой сказали, что её первоклашек сейчас будут тестировать уровнем ТРИТОН.
- Отпросил, - утвердительно кивнул Константин, откусывая сандвич с сыром, беконом и ломтиком томата, услужливо сделанный Панси. - Вот только место, указал неправильно. Это значит только одно - разрешаю применять любые известные вам заклятья, кроме Проклятья Смерти Авада Кедавра.
- Спасибо, - огрызнулся Рон.
- Итак, кто какие боевые заклятья знает?
- Инкарцеро, Протего, Петрификус Тоталус, Остолбеней, Экспеллиармус, - начал Гарри, осознавая серьёзность их положения.
- Хорошо. Думаю, что большего от вас не потребуется, остальное я беру на себя, - кивнул Константин.
- А может, есть способ дать знать, что мы здесь? – Рон панически не хотел оставаться без поддержки. Более того, он ещё никогда не бывал в ситуации, когда никто не мог его спасти. Дома всегда были его родители и братья, в Хогвартсе - Дамблдор, в Министерстве – мракоборцы и Орден Феникса. – Нет, ребята, делайте что хотите, а звать кого-то нужно!
- И как? – фыркнула Панси. – Покричать громко? Сову послать? Гонца отправить?
- Не знаю я как, но звать нужно! – упорствовал Рон, гневно посматривая то на Панси, то на Драко, то на Константина. – Это же вы у нас мастера Темных Искусств! Из-за вас мы здесь! Вот вы и решайте, как нас спасать!
- Я знаю, что нужно делать, - Драко задумчиво смотрел на нож, которым ребята на завтраке резали себе хлеб. Он взял его и засучил рукав.
- Малфой, не сходи с ума. Решил покончить жизнь самоубийством? – Гермиона попыталась отобрать ножик у Слизеринца.
- Да нет, дура, я напишу отцу послание. Константин, где мы? Как это местечко называется?
- Пещера Пыток, - делая глоток сладкого ванильного чая с лимоном, ответил Константин.
- Милое название, - Драко стал усиленно думать об отце и ножом выводить буквы. Кровь медленно потекла из вырезанных букв, Драко закусил губу. Меньше всего он хотел устроить шоу для Гриффиндорцев и дать им возможность насладиться видом мучающегося Малфоя.
- А может и точное местоположение пещеры написать? Вдруг они не знают где это находится, – предложила Гермиона.
- Сама, дура, на своей руке это пиши! С точностью хоть до сантиметра! – огрызнулся Драко, пытаясь совладать с болью.
- Силы Магии Крови вполне может хватить, чтобы пробить защиту пещеры. Люциус, скорее всего, действительно получит это послание, - затаив дыхание, Константин стоял и смотрел на Драко. – Не знаю, как крестный, а мой отец точно знает, где это. Они обязательно найдут эту пещеру и придут за нами.
- Отлично, - у Гарри потемнело в глазах - за ними охотятся семь Пожирателей Смерти, а спасать их придет Лорд Волдеморт и Люциус Малфой. – Они всех спасут?
Гермиона и Рон нервно переглянулись. Они определённо зря доверились их новому профессору. Теперь им можно было рассчитывать только на свои силы, удачу и порядочность Константина. Гермионе очень хотелось верить, что человек, обладавшем невероятными знаниями магии, будет на стороне добра.
- Так, собираемся, нужно двигаться дальше. Мы сюда не просто так пришли! Так что, если останемся в живых, будет что вспомнить и рассказать детям и внукам, – скомандовал Константин.
- Если останемся, - парировал Рон так, чтобы его могли слышать только Гарри и Гермиона.
- И какова цель нашего похода? – Гарри оценивающе смотрел на собирающегося Константина.
- Уничтожить крестраж Лейстрейнджа. Это магический предмет, в который помещена часть души человека. Своеобразная защита от смерти. Если сумеем, то ещё и обезвредим его армию Инферналов. Он, как мне доложили, собирается их использовать, чтобы разобраться со сторонниками отца, захватить учеников Хогвартса и власть в стране.
- Почему именно мы и именно сейчас должны будем это сделать? – спросил Гарри, ценя честность Константина, не ставшего придумывать отговорок и безумных целей похода, а сказал всё как есть.
- Потому что магическому миру не нужен второй Темный Лорд, или Князь Тьмы, или кем ещё может возомнить себя Лейстрейндж. Вас я с собой взял потому, что ты чертовски удачлив, Гарри Поттер, Гермиона – очень умная девушка, без Рона вы бы не согласились пойти, а Драко дулся на меня, что я не обращаю на него внимания. И потом, они с Панси, как и все истинные Слизеринцы, хорошо знакомы с Темной Магией. А именно сейчас, потому что Лейстрейндж решил убить моих родителей. Я не дам погубить ему мою семью. Думаю, ты, Гарри, как никто другой поймешь меня…
Константин закидал в рюкзак все собранные вещи, и путники пошли вниз, навстречу неизвестности.

***
Пологая тропка пещеры закончилась крутым обрывом, глубоко внизу потоки из лавы. Жара стояла невероятная. Сняв верхнюю одежду путники остановились у самого обрыва. Дальше дороги не было, и другого берега, если он существовал, они не видели. Объявив стоянку для отдыха, Константин ходил по краю обрыва, нашептывая какие-то заклятья, но ничего не происходило. Малфой и Панси решили прогуляться вдоль скалы и изредка постукивая своими палочками по камням, то что-то бормотали себе под нос. Гермиона сидела на рюкзаке и тихонько читала Рону и Гарри записи, сделанные ей вчера, и заставляла повторять мальчиков за ней слова ритуала. Когда уже в пятый раз Гарри и Рон повторили Гермионе полностью весь ритуал, Константин позвал ребят к себе. Он стоял у огромного по длине, неизвестно откуда взявшегося, узкого каменного моста, который уходил куда-то далеко вглубь пещеры.
- Мы по нему пойдём? – нервно оглядывая мост, запаниковала Панси. – Он опасный! На нём нет перил! А если голова закружится, мы упадем прямо в лаву!
- На это, Панси, и рассчитано, - задумчиво сказал Константин. – Есть какие-нибудь идеи, как мы будем страховаться?
- Есть, - подбежал к Константину Драко, - соль мне немедленно дай и ножик! Я нашел магический след Инфернала. Это уже их территория. Мост ведет прямо к ним.
- Значит, нужно прямо сейчас провести ритуал, - Рон тоже подбежал к Константину и протянул руку за солью и ножом.
- Я вам сейчас раздам всё необходимое, но ни в коем случае, пока на нас не будут нападать Инферналы, ритуал не проводить, иначе вы умрете от большой потери крови. Нам бы и так отсюда выбраться. Помните, что я говорил, про виды служб Инферналов? Я уверен, что здесь есть только служители условной службы и службой по приказу. Никто просто так на нас не нападет, - своим холодным спокойствием Константин вселил в ребят ощущение полной безопасности и уверенности в своих силах. Паника, возникшая благодаря находке Драко, быстро прошла, и, получив соль с серебряными ножами, и так и не найдя способа страховаться на достаточно узком мосту, ребята отправились на свой страх и риск вглубь пещеры.
- А он не такой уж и узкий! – через пяти минут путешествия заявил Драко, спокойно шагая по мосту, не превышающему в ширину двадцати дюймов. – Главное - не смотреть вниз.
Гарри невольно бросил взгляд вниз - на расстоянии трех-четырех сотен ярдов под ними тек поток бурлящей огненно-рыжей лавы. У Гарри закружилась голова, и он ненадолго остановился, закрыв глаза, чтобы не потерять равновесие.
- Это тебе сейчас так кажется, пока ты не ранен, - ответил Константин Драко. Константин шел последним, то и дело останавливался и, что-то шепча, размахивал волшебной палочкой.
- Смотрите, смотрите, - закричала Гермиона, шедшая впереди всех, - земля! Ой, вернее, песок!
- Было бы чему, дура, радоваться, - фыркнул Драко с не скрываемой панической ноткой в голосе. - Это начало зоны, где Инферналы закопаны! И не факт, что они не служат безусловной службой и не кинутся на нас, как только мы туда придём!
- Не называй её дурой, Малфой, а то Инферналы тебе будут не страшны! Ты до них просто не доживёшь! – злобно прошипел Рон, стараясь не потерять равновесия на узком мосту.
- Заткни пасть, рыжая тварь, выйдем на эту пустыню - я тебя превращу в слизняка! – огрызнулся Драко.
- Прекратите немедленно, мы сейчас находимся не в том положении, чтобы воевать друг с другом! – строго сказал Константин. – Поскольку мы не знаем, чего ожидать дальше, а мост слишком узкий, чтобы я вас обошел и пошел первым, Гермиона, как только наступишь на песок, сразу беги вперед, готовая сделать круг из соли, поняла?
- Да, - кивнула девушка и побежала. Раскаленный песок мгновенно обжег ноги девушки, было такое чувство, что её обувь сейчас расплавится.
- Стой, всё нормально, они на нас пока не нападают, - закричали ей с моста, после того как Гермиона отбежала от них на двадцать ярдов. Ребята и Константин сошли с моста и направились к Гермионе.
- Судя по всему, нам прямо. Видите - в глубине чёрная скала, если вы настроитесь, то почувствуете её холодную энергетику, и, судя по тому, что она ощущается на таком расстоянии, на скалу наложено очень сильное Проклятье. Надеюсь, вы помните, что Проклятье – это то, что ведет к летальному исходу?
- Да, Константин, мы помним, – почти в панике прошептала Гермиона, разглядывая нечто, напоминающее издалека невысокую гору с почти отвесными краями.
- Близко к скале не подходить, а лучше вообще стойте здесь, а я один туда схожу. В случае тревоги пускайте сигнальные огни, хорошо? - Константин строгим взглядом окинул учеников.
- Нет, я не согласен! Я сюда пришел не за тем, чтобы просто так на песочке посидеть, я пойду с тобой на эту скалу, и…
- Хорошо, Драко, ты разбираешься в Темной Магии, можешь отправиться со мной, - не дав договорить Драко, сказал Константин.
- Я тоже пойду, я же чертовски удачлив, - натянуто улыбнулся Гарри и шагнул вперед.
- Мы что, тут одни останемся? - возмутилась Панси. - А если те охотящиеся на нас Пожиратели объявятся, что мы делать будем?
- Хорошо, если все согласны идти…
- Да, - хором отозвались ребята.
- Но на ту скалу полезу только я. Простите, но там будет слишком опасно, - кивнул Константин.
- Ааа! Помогите! Что-то схватило меня за ногу! – истерично заверещала Панси.
В ту же минуту правую ногу Гарри обхватила чья-то горячая рука и потащила в песок. Потеряв равновесие, мальчик упал на одно колено, упершись руками в песок. И как только ладони Гарри коснулись песка, их схватили две руки. Кожа одной из их была ссажена до кости. Гарри попытался позвать на помощь, но судя по тому, что и как делали ребята вокруг, Гарри понял, проблемы были действительно у всех, а не только у него и Панси. Малфой уже почти лежал, его обвивали пять рук, одна из которых закрывала мальчику рот. Перевязанный бинтами Инфернал боролся с Роном, а два других пытались одолеть Константина, который швырнул им в лицо какой-то порошок, вынул волшебную палочку и наложил связывающие чары. Вдруг в Гарри полетело что-то похожее на горсть песка или чего-то другого, и Гарри отпустили так же неожиданно, как и схватили.
- Что это было? - пытаясь отдышаться после схватки, выдохнул Гарри.
- Инферналы. Те, кто здесь служит безусловной службой и хватает всех, кто сюда пришел. Они почему-то решили не нападать сразу, - Драко нервно отряхивался от песка.
- А почему они от нас отстали? – в панике Рон оглядывался по сторонам.
- Гермиона - умница, быстро среагировала, она сделала то, что посоветовал сделать ты, Рон, раскидать везде соль! Можете теперь как-нибудь обозначить этот островок безопасности, чтобы мы смогли на него вернуться.
Повсюду недалеко от ребят из песка поднимались обвязанные бинтами Инферналы.





Глава 24. Четвертое Необратимое Заклятье

- Их около пятидесяти, - Панси сидела на шее у Драко, которого поддерживали Рон с Гарри, чтобы юноша не потерял равновесие на зыбком песке, и не упал с Панси за территорию островка безопасности, посыпанного солью. Обмотанные бинтами трупы стояли рядом с островком с видом проходивших мимо туристов. Невидящими глазами Инферналы смотрели себе под ноги, не обращая внимания на ребят.
- Слава Мерлину! Я думал их здесь сотни тысяч! – облегченно выдохнул Рон.
- Не радуйся, идиот рыжий, это только служители безусловной службы,- злобно фыркнул Драко, - Лейстрейндж, наверное, просто не успел столько народу убить, чтобы на безусловную службу сотни тысяч Инферналов сделать!
- Константин, - Гермиона судорожно листала книгу, взятую из рюкзака Константина, - а можно сделать соляные бинты? Ну, простые бинты пропитать солью? Я тут подумала, и решила, что раз соль может остановить Инферналов, то если их связать такими бинтами, то они будут обезврежены!
- В принципе, если размышлять логически, да. Правда, бинты лучше веревками заменить, чтобы не порвали, но этого ещё никто не делал. Можем быть первыми.
- А если не получится? – Драко пытался присесть, как можно ниже, и позволить Панси спустится с него.
- Если не получится - просто уничтожим их Необратимым Заклятьем, - Константин помечал край их островка не большими наколдованными их из воздуха камешками ярких цветов. – Помните ловца Хаффлпаффа? С ним случилось одна очень нехорошая штука и, увы, виновником этой штуки был я. Отец заставил Пожирателям продемонстрировать. Четвертое Необратимое Заклятье – Циркулус Кнаф. Гигантская мясорубка, по-другому и не скажешь. Сотни ножей, вращаясь по кругу, несутся на жертву. От человека остается только измельченный фарш, раскиданный в радиусе трех-пяти ярдов и лужа разбрызганной по всему пространству крови. От Инферналов останутся только измельченные кости с остатками плоти и бинты. Преимущество этого заклятья в том, что им можно уничтожить сразу многих Инферналов, а не одного. От вас потребуется по моему приказу просто закрывать глаза, что бы случайно остаток кости не попал в глаз.
- Ух, ты! – Драко светился от энтузиазма. – А можно нам попробовать? Ты научишь нас этому заклятью?
- Разумеется нет! Драко, это Необратимое Заклятье, у вас в Англии оно известно как Непростительное! В Азкабан захотел?
- Непростительных только три! – Драко, молящее смотря на Константина, начал упрашивать сына Волдеморта научить его заклятью.
- Малфой, ты несносен, – через пять минут нытья Драко, который уже перечислил все причины, по которым Константин просто обязан был научить его четвертому Непростительному заклятью, не забыв вспомнить все родственные связи, разозлилась Гермиона. - Ты что думаешь, что если ты убьешь человека Авадой Кедаврой, то тебя посадят в Азкабан, а если ты убьешь человека другим способом, то нет?!
- Я думаю, что ты идиотка ещё не врубилась, что сейчас либо мы их, либо они нас, - раздраженно фыркнул Драко. – И это не живые люди, я не смогу их убить! Они уже мертвые!
- Выжить можно и без использования Непростительных заклятий, – упорствовала Гермиона.
- Да, конечно можно, но шансы уменьшаются в тысячи раз. Более того, - Константин по-дружески растрепал волосы Гарри. - И у нас есть только один молодой человек, который так благородно отвечает Разоружающим Заклятьем когда его хотят убить и при этом остается в живых. Лично я вам не советую так экспериментировать, конечно, если вы всё ещё хотите жить. Но, надеюсь, что Непростительные заклятья к нам никто использовать не станет.
- А почему нельзя использовать что-нибудь другое. Петрификус Тоталус, например, - Гарри пытался вновь пригладить свои растрепанные Константином волосы.
- Почему нельзя, можно, только это будет действовать только пять минут, а то и меньше. Особое свойство Огненного Инфернала, его можно либо уничтожить Необратимым Заклятьем, причем Авада Кедавра на него, как вы понимаете, не действует, ведь Инфернал – это уже мертвое тело, либо заклясть чем угодно, но Огненная природа Инфернала уничтожит любую магию через определенное время. Тех, с кем мы сейчас имеем дело, лучше уничтожить, потому что потом, когда «проснуться» остальные – нам будет не до них. Ну что? Идем?
Все вытащили палочки. Константин первым вышел из безопасного островка.

***
- Сделайте же что-нибудь! – Беллатриса Лейстрейндж била кулаками по груди то Дамблдора, то Волдеморта. – Чего вы ждете? Почему вы просто стоите перед входом в эту дурацкую пещеру? Люциус, ты что забыл? Там твой сын! – она схватила за воротник пальто Люциуса и стала его трясти. – Там наш сын, - Белла кинулась к Волдеморту.
- Спокойно дамочка, - Грюм грубо схватил Беллатрису, – пещера заблокирована, мы не можем туда войти, а вы мешаете нам думать, как эту блокировку снять. – Бывший мракоборец оттащил сопротивляющуюся Беллатрису в сторону и усадил на камень, а сам вернулся к входу в Пещеру. Взяв себя в руки, Белла вновь вернулась к думающим как войти в пещеру волшебникам.
Люциус потер болезненно горящую царапину на руке в виде слов «Пещера Пыток». Прошло уже два часа, как он проснулся от боли в кабинете Дамблдора и как обнаружил эту надпись на руке. Ноги до сих пор ныли от боли, с какой скоростью он бежал вниз по школьной лестнице, во главе с Волдемортом. Люциус невольно ухмыльнулся, вспомнив, как с невероятной скоростью бегущая процессия из Волдеморта, Беллы и его – Пожирателей Смерти и беглецов Азкабана, Нарциссы, Снейпа, Грюма и Дамблдора перепугали учеников, возвращающихся с завтрака в свои гостиные.
- Надо полагать Том, что ты можешь туда войти на правах Хозяина Лейстрейнджа. Если, конечно, Пожиратели Смерти – это твои слуги, а не твои друзья, как ты мне заявил много лет назад, когда приходил ходатайствовать о должности преподавателя Защиты От Темных Искусств, - Дамблдор смотрел ясными голубыми глазами в разъяренные глаза Волдеморта. – Слуга не может закрыть вход от своего Хозяина.
- Значит могу, - прошипел Волдеморт, - И хватит называть меня Том! Ты знаешь, как я ненавижу это магловское имя!
- Но это твоё имя, Том. И ты для меня всегда останешься Томом, Том.
- Дамблдор, ты издеваешься?
- Не забудь Том, ты дал Непреложный Обет, что во время нашей спасательной миссии ты не причинишь вреда моим ученикам, ни действием, ни бездействием.
- Да, я помню, - пробурчал себе под нос Лорд Волдеморт.
- Гарри Поттер, тоже мой ученик, Том, не забудь это. Последствие невыполнения Непреложного Обета, сам знаешь какие.
- Нет, не знаю, и знать не хочу! – прошипел Волдеморт и ушел в Пещеру, которая беспрепятственно его пропустила.
- Откройте нам пещеру, Господин, - выкрикнула вдогонку Волдеморту Нарцисса, но тот ей не ответил.
- А мы что? – Беллу явно не устраивало просто так здесь стоять.

***
Гарри бегал по обжигающей ноги пустыне и бил одного Инфернала за другим. Гемниона связывала пораженных веревками, пропитанными солью. Драко носился как ошпаренный, пытаясь отбиться сразу от десяти Инферналов. Панси отчаянно верещала о помощи, её схватили и волокли под землю руки, высунувшиеся из песка. Рон изо всех сил бежал к Чёрной Скале, пытаясь оторваться от пяти Инферналов.
- Остолбеней! – Гарри заклял Инферлала, тащившего вниз Панси и помог ей выбраться из песка. – Ты сказала их пятьдесят, а мы их уже полчаса бьём, и я бы не сказал, что их стало меньше! – заорал на Панси Гарри.
- Они из песка лезут! – плакала перепуганная Панси. – Они тогда не все вылезли. Я не знаю, сколько их тут…
- Уйди с дороги! Отпрыгни в сторону, Рон! – кричал Константин, за мальчиком гналось уже порядка пятнадцати мертвецов.
Рон отпрыгнул в сторону, и в этот момент бегущих мертвецов настигло Заклятье Константина. Мальчика и всё вокруг накрало мелкими раздробленными костями и кусочками мертвой, прожаренной от жары, плоти.
- Вау! – заорал Драко. – Круто! Одним заклятьем штук двенадцать-пятнадцать! Ааа…
Драко заломил за спину руки Инфернал и стал выбивать у него палочку из рук. Гермиона подбежала к Драко и, закляв Инфернала, связала его.
- Что ты делаешь? Их уничтожать, а не связывать нужно! – Драко поднял свою палочку и что-то шепнул, направив, её на пытающегося освободится от веревок мертвеца. Мертвец вздрогнул и рассыпался, превратившись в прах.
- Ты что сделал? Что это за заклятье?
- А ты думаешь, ты самая умная, да? – Драко злобно заулыбался. – Сходи, как вернемся в библиотеку. Может, найдешь это заклятье.
- Я, между прочим, тебя спасла! – огрызнулась Гермиона и с ужасом вскрикнула, увидев, что Драко нацелил палочку на неё.
- Бомбастер, – злобно выплюнул блондин. Гермиона отпрянула от Драко и вскрикнула, сзади неё что-то взорвалось.
- Что испугалась, грязнокровка? Думала, что я тебя взорву? Мы квиты, я тебя тоже спас, - Драко отвернулся от Гермионы в поисках новых Инферналов.
- Немедленно все на наш островок безопасности! – Константин отбивал вновь умудрившуюся попасть в лапы Инферналов Панси.
- Рон, слишком далеко убежал. Он не сможет вернуться! – Гермиона связала ещё одного Инфернала и запрыгнула на островок, посыпанный солью.
Гарри добил ещё трех Инферналов и побежал к Драко, который вел неравный бой с восьмью мертвецами. - Остолбеней! Инкарцеро! Бомбастер! Малфой, чего ты там шепчешь, давай бежим в безопасное место!
Драко отрывисто махнул палочкой и, превратившись в пепел, рассыпались ещё три Инфернала.
- Бежим! Чего пялишься Поттер, сам же сказал, побежали?
Все, кроме Рона, собрались на безопасном островке. Мальчика не было видно нигде.
- Рон! Рооон! – Гермиона готова была разреветься.
- Никто не ранен? – Константин обошел ребят.
- Рон пропал, - Гарри во все глаза смотрел на пустыню.
- Роооон. РОООН! Где ты?
- Не надрывай глотку, Грейнджер, он бы откликнулся, если бы слышал тебя, - Драко сидел у рюкзака и жадно пил воду.
- Он, - Гермиона начала всхлипывать, - он ведь жив?
- Жив, наверное, а может, и нет. Узнаем, когда дойдём до Скалы. Если он умер, они оставят его на поверхности для своего Хозяина, чтобы тот знал, что в их зону входили, и мог при необходимости сделать из него Инфернала. Но, время на сантименты нет. Нам нужно быстро отдохнуть и идти к Чёрной Скале. Если с Роном что-нибудь случилось, то может, ещё успеем ему помочь, - попытался успокоить девушку Константин, наспех перевязывая себе пораненную в бою ногу.
Панси жадно пила воду, в которую добавила несколько капель успокаивающей настойки. Драко разлегся на песке. Гермиона плакала сидя на коленях, закрыв лицо руками.
- Константин, а как, в принципе могут убить Инферналы? – Гарри не хотелось выяснить, что Константин забыл им сразу сообщить какую-либо мелочь про Инфналов, типа той, что если их не уничтожить физически, то они потом сжигают все наложенные на них заклятья и вновь восстанавливаются.
- Проще сказать, чего они сделать не могут. – Константин выглядел крайне опечаленным. – Они могут задушить, утащить в песок, утопить, правда, здесь нет воды, выкинуть в лаву, но самая страшная смерть, это если они тебя укусят. Ты начнешь медленно гнить заживо, умираешь от заражения крови, очень медленно и очень мучительно.
- И как от этого спастись? Ну, можно как-либо спасти укушенного?- проглатывая остатки воды спросил Гарри.
- Можно, но… Знаешь, многие предпочитают умереть, чем иметь такое последствие после спасения.
- Последствие?
- Их нужно кровью Единорога лечить. Типа душа чернеет, становится проклятой, - лениво вставил Драко. – Правда, можно из укушенного Инфернала сделать.
- Вот, Малфой, если тебя укусят, мы его из тебя и сделаем! – съязвила залитая слезами Гермиона.
- Меня больше интересует Черная Скала. Уж не добрался ли он до неё, - Константин стал вглядываться в Скалу. – До неё и полмили нет. И если он там, дай ему Мерлин ума, чтобы ни наделать глупости.



Глава 25. Пожиратели Смерти спешат на помощь (первая часть)

В жизни, каких только переплетений не бывает. Но, наверное, самое странное – это то, что происходит сейчас. Он, Лорд Волдеморт, идет по Пещере Пыток, которую сам так когда-то назвал. Более того - это его пещера. Он сам её готовил для того, чтобы она стала хранилищем его очередного Крестража. Но самое удивительное то, что он идет сейчас спасать из своих же ловушек своего главного врага – Гарри Поттера и своего сына.
- Неужели недоумок Лейстрейндж сюда свой Крестраж спрятал? Вот уж воистину кретин, - расхохотался Волдеморт ледяным злым смехом. – Пещера пробудись! Хозяин пришел!
Отовсюду на Волдеморта стал дуть ледяной ветер, поднимая его в воздух. Темный Лорд завис в метре от земли.
- Карта Пещеры!
Перед Тёмным Лордом распласталась полупрозрачная уменьшенная копия пещеры, на которой были показаны миниатюрные дети, Константин и Пожиратели Смерти, охотившиеся за ними.
- Ну, что ж поиграем?! Проверим насколько вы храбрые...
Волдеморт засмеялся ледяным смехом и довольно потер руки. Чародей стал махать волшебной палочкой вдоль Карты Пещеры, шипя на Парсултанге. Безгубый рот искривило подобие улыбки.
- Главное не переборщить, пускай старик Дамблдор думает, что на меня действует этот Непреложный Обет, - ухмыльнулся Лорд. – Не думаю, что ему так рано стоит узнавать, что я когда-то принес Непреложный Обет о том, что больше никогда и ни один Обет, данный мною, не стану исполнять!
Темный Лорд спустился на землю и стал ходить кругами, иногда постукивая волшебной палочкой по каменным стенам, что-то бормоча себе под нос и сверяясь с картой пещеры. Через несколько минут Волдеморт знал все заклятья, что Родольфус применил к Пещере. Он действительно много здесь наколдовал, пытался снять чары Хозяина с Пещеры, сделать её только своей, но у него ничего не получилось. Вернее, получилось, но совсем не то, что хотел Родольфус. Теперь у Пещеры было два Хозяина.
- Мразь, как он посмел, он ответит мне за это, - злобно зашипел Волдеморт, подавляя свой гнев и желание немедленно отправиться к Родольфусу и устроить с ним дуэль. В неистовой ярости Темный Лорд вышел из Пещеры обратно к Дамблдору, Снейпу, Грюму, Нарциссе, Люциусу и Белле.
- Он заблокировал вход в Пещеру, наложив на неё особые чары, при этом, не сумев снять мои. Я пробовал уничтожить его магию, но Родольфус закрепил её заклятьем Вечности. Теперь, в результате наложения одних чар на другие, в Пещеру Пытки могут войти только Удостоенные Быть Отмеченными Меткой Пожирателя Смерти, - информировал Волдеморт своих спутников.
На секунду повисла тишина. Потом, как по приказу, все Пожиратели, за исключением Снейпа и самого Волдеморта бросились в Пещеру. Грянула светло-голубая вспышка и все бежавшие мгновенно замерли, застыв на месте.
- Куда?! – Грюм сердито убрал палочку. – Думаете, мы вас одних туда пустим?!
- Немедленно сними с нас чары недвижимости! – зашипела обездвиженная Беллатриса.
- Снимем, когда будем готовы идти все вместе, - Дамблдор переводил свой взгляд от одного Пожирателя к другому.
- Вместе? Дамблдор, старость воистину страшна! Ты плохо стал слышать? Или… неужели у тебя такие проблемы с памятью? Ещё и минуты не прошло, как я тебе сказал, что со мной идут только мои слуги, – глумился Волдеморт. - У вас нет выхода, вы остаетесь ждать нас здесь!
- Безвыходных ситуаций не бывает Том, но признаю, бывают очень неприятные решения, - Дамблдор закатал по локоть свой левый рукав и протянул руку Волдеморту.
- Ты что, старик, из ума совсем выжил?! Хочешь стать моим слугой? - хохот и гоготание Пожирателей взорвали мертвую тишину у входа в Пещеру.
- Я вынужден это сделать, Том, и ты это прекрасно знаешь. Я ответственен за моих учеников, впрочем, как и за учителей. Я отвечаю за каждого из них, и сделаю всё, чтобы спасти их, - спокойно пояснил Дамблдор.
- Хватит болтовни, - Грюм стал тянуть вверх левый рукав, - сколько нужно времени, чтобы нам двоим сделать Метку?
- Ну, обычно это очень праздничное событие. Это великая честь, быть удостоенным Метки! Они есть далеко не у всех моих слуг, – не веря своим глазам, оценивающе смотрел то на Дамблдора, то на старого мракоборца Лорд Волдеморт.
- Том, поверь, для нас это не честь, а необходимость! – Дамблдор со всей строгостью смотрел на Лорда Волдеморта. – Снимешь их с нас, когда мы выйдем из Пещеры.
- Тогда я и делать вам их не стану. Метку невозможно снять, она делается Ритуалом Вечного Служения, а это Необратимый Ритуал, как ты мог уже догадаться, Дамблдор. Только смерть Слуги или Господина может снять Метку.
- С ними могу пойти я, профессор, - подал голос Снейп.
- Нет, Северус. Это моя ошибка, это я недосмотрел за детьми. Я должен идти. Что касается тебя, Аластор, ты вправе отказаться от похода в Пещеру.
- Дамблдор, уж не прав ли Волдеморт, старость действительно делает с умом людей чудные вещи. Я Вас никогда не оставлю, тем более с таким выводком подонков! – Грюм протянул свою левую руку Волдеморту. – Я первый буду, с меня начинай.

***
- Константин, а разве бывают песчаные бури в пещерах? – Гермиона с тревогой смотрела на песок у Черной Скалы, начинающий подниматься ветром к потолку Пещеры.
- Бывает. Если этого хочет мой отец, всё бывает. Она здесь везде, я это чувствую.
- Она? – недоуменно переспросила Гермиона.
- Его магия. Он здесь. Лорд Волдеморт где-то здесь.
Гарри сжал руки в кулаки. Началось. Рон пропал, на них нападают сотни Инферналов, которых они толком не могут уничтожить, а сейчас ещё Лорд Волдеморт для полного счастья объявился, и устроил песчаную буру в качестве приветствия.
- Они поэтому теперь не нападают на нас? – Гермиона изумленно смотрела, как разбредаются и зарываются обратно в песок Инферналы.
- Вполне возможно, но это значило бы, что это были Инферналы моего отца, а я находил здесь метки и следы Ритуалов создания Инферналов именно Родольфуса.
- Нужно быстрее к этой Черной Скале добраться и найти Рона, - Гермиона прибавила шаг.
Ветер, поднимающий песок становился всё сильнее, ребята, закрывая руками глаза от песка, быстрее побежали к скале.
- Рон, Рон! - Гермиона первая подбежала к Черной Скале.
- Гермиона, только на саму скалу не поднимайся, даже не дотрагивайся до неё, здесь какая-то очень сильная магия, - перекрикивая шум начинающейся бури, эхом отдававшийся от стен пещеры, кричал Константин.
Гарри и Гермиона побежали вдоль скалы, ища друга и выкрикивая его имя что было сил. Драко и Панси пошли в противоположную сторону.
- Его нет! Гарри, где он? – паниковала Гермиона.
- Успокойся Гермиона. Помнишь, что сказал Константин? Если бы с ним что-нибудь сделали Инферналы, они оставили бы его на виду.
- Мы ничего не нашли, - лениво прогуливаясь, Панси с Драко подошли к бегущим Гарри и Гермионе.
- Мы тоже, - выдохнул Гарри.
- Авада Кедавра! - проревел очень грубый мужской бас откуда-то сверху.
Взвизгнув от неожиданности, Панси отпрыгнула, а Драко наскочил на Гарри и Гермиону, откидывая их от зеленой вспышки.
- Попались детки! – с Черной Скалы спускались три Пожирателя Смерти во главе с Родольфусом Лейстрейнджем. – Мы вас долго здесь ждали, пока вы наиграетесь с Инферналами. Где Константин? Этот ублюдок был с вами, мы вас видели!
- Мы не знаем, где он. Мы тут одни, - ответила Гермиона, пятясь назад в пустыню. Гарри нащупал свою волшебную палочку, спрятанную в задний карман штанов.
- Лжешь девчонка, Круцио! – лицо Родольфуса перекосила ненависть.
Душераздирающий крик Гермионы эхом отразился от каменных стен.
- Мистер Лейстрейндж, а вам не кажется, что называть сына Вашего Господина ублюдком, не слишком вежливо!
- Паркинсон, ведь так? Деточка, и ты здесь. Круцио!
Панси закричала, упав на колени.
- Родольфус, смотри – Малфой-младший!, - рявкнул один из стоящих за спиной Лейстранджа Пожиратель, не скрывающий лица маской. Рабастан Лейстрандж ловко спрыгнул со скалы. – И Поттер!
- Экспелиармус! Инкарцеро! – Гарри набросился на Рабастана. Палочка младшего Лейстрейнджа вылетела из рук и его опутали веревки.
- Бомбастер! – закричал Драко, направляя волшебную палочку на стоящих на скале.
Раздался взрыв, который абсолютно ничего не сделал со скалой, но повалил с ног Пожирателей. Схватив Гермиону и Панси, мальчики побежали на другую сторону скалы, где они и расстались с Константином. Оглушительное заклятье, взорвавшее песок под их ногами повалило детей в одну кучу на скалу.
- Далеко собрались бежать?
- Рон? Рон, что с тобой было, я так переживала! – Гермиона встала и бросилась обнимать мальчика.
- Протего, - направив палочку на Гермиону, процедил сквозь зубы Рон. Гермиону отбросило прямо в скалу. Ударившись головой об камни, девушка потеряла сознание.
- Рыжий кретин, ты чего такое творишь! – Панси направила на Рона волшебную палочку.
- Инкарцеро! – зашипел Рон. Панси мгновенно оказалась опутанная веревками.
- Да он под Империусом! – процедил сквозь зубы Драко. – Скотина, ты ещё у меня попляшешь! И чего я тебя тогда, у моста в слизняка не превратил, ведь была же мысль…
- Рон, сопротивляйся, это не ты, это заклятье, - начал Гарри.
- Молчать, - гаркнул хриплым голосом мужчина, лицо которого скрывала серебряная маска. Детей окружили Пожиратели Смерти. – Молодец Рональд, если и дальше так хорошо служить будешь, так уж и быть, не убьём тебя!
Пойманных связали и поволокли на Черную Скалу.

***
Дамблдор зашел в нарисованный круг с пятиконечной перевернутой звездой, знаком всего самого темного и злого, и встал напротив Волдеморта. Температура в круге, казалось, была на пару градусов ниже, чем окружающий воздух.
- Смотри мне в глаза, - с холодной усмешкой прошипел Волдеморт.
- Том, я знаю, как делается Ритуал Вечного Служения, - совершенно спокойно ответил ему старец тоном, каким обычно люди говорят о плохой погоде или сокрушаются о пригоревшем обеде.
Волдеморт раскинул руки в стороны, поднялся сильный ветер, Дамблдор опустился на одно колено подле Волдеморта.
- Клянешься служить мне верой и правдой, выполнять все мои приказы, какие бы они не были, не в зависимости от твоего мнения и возможности их выполнить, и прилагать максимум усилия, что бы исполнить мой приказ.
- Клянусь, - ответил спокойно Дамблдор. Вокруг Дамблдора и Волдеморта блеснул и бешено закрутился черный луч. Волдеморт взял серебряный нож и сделал надрез на левой руке, сначала у себя, потом у Дамблдора.
- Принимаешь Обет Вечного Служения?
- Принимаю.
Из ран Волдеморта и Дамблдора прыснула тончайшая струйка крови, которая тут же была подхвачена кружащимся вокруг Дамблдора и Волдеморта черным лучом.
- Принимаешь Обет Вечного Служения? – повторил Волдеморт.
- Принимаю.
И вторая струйка крови, подхваченная черным лучом, закружилась вокруг стоящих в круге.
- Принимаешь Обет Вечного Служения? – в последний раз спросил Волдеморт.
- Принимаю, - ответил Дамблдор.
И третья струйка крови закружилась с первыми двумя.
- Принят в слуги! – громко провозгласил Волдеморт, положив свою правую руку на левую руку Дамблдора, туда, где и должна была быть Метка Пожирателя Смерти.
Струйки крови мгновенно собрались все вместе и, превратившись в раскаленное добела железо, образовали Метку и легли на левую руку Дамблдора, прожигая на коже черную отметину. От адской боли у Дамблдора потемнело в глазах, но старик не подал признаков сильнейшего страдания.
- Что ж, теперь, когда все готовы, нам пора в пещеру, - с трудом поборов остатки боли и поднимаясь с колен, произнес Дамблдор.
- Хм, - глумливо подняв то, что было у Волдеморта вместо бровей, хмыкнул Тёмный Лорд. – Старик, я вижу, ты ещё не свыкся с новой ролью. Я милосердно прощаю тебе это, на первый раз. Но запомни, ТЫ СЛУГА, Я ЗДЕСЬ КОМАНДУЮ!!!
И Волдеморт залился ликующим, злым смехом.



Глава 26. Пожиратели Смерти спешат на помощь (вторая часть)

Узкая тропа змейкой поднималась по крутому склону скалы в Пещере Пыток. В тусклом красно-оранжевом свете исходившем от лавы камни под ногами казались чёрными, от них исходил холод. Каждый из Пожирателей Смерти вел сопротивляющегося узника.
Тело было связано так, что и пальчиком нельзя было пошевелить. Аналогичное, насколько мог видеть Драко, могли сказать Панси, Гарри, и Гермиона. Веревки впивались при каждом новом рывке Пожирателя Смерти, перекинувшегося на сторону Родольфуса. Их тащили неизвестно зачем на вершину скалы.
- Давай поживей ноги перестанавливай, – ударил и так ели живую после удара о камни Гермиону Рабастан, – грязнокровка чертова!
- Не называй её грязнокровкой, - прохрипел Гарри, чьё горло плотно затягивали веревки.
- Заткнись, очкарик, пока не придушили, - рявкнул Руквуд. – Я тебе не Волдеморт, я с тобой нянчиться не стану! Швырну в лаву и выживай, если сможешь!
- Не смейте произносить имя Тёмного Лорда! – завыла Панси, которая как только открыла рот, получила болезненный подзатыльник.
На вершине оказалась совершенно ровная площадка с каменным столом и округлое возвышение похожее на жерло вулкана. Единственное, что выделялось из унылого пейзажа — вещи Пожирателей Смерти, сложенные вместе у огромных валунов, лежавших на самом краю Чёрной Скалы.
Подтащив детей к кратеру, их швырнули в глубокую яму. Ребята попадали на холодные камни один на другого.
- Все живы? Ни у кого ничего не сломано? – пришел в себя первым Гарри.
- Вроде да, - промямлила Панси.
- Жив, и очень зол, - выплюнул Драко.
- Гермиона? Ты как?
- Хреново ей! Как ещё ей может быть. Её сюда первой кинули, она под нами лежит, – Драко, лежащий третьим, стал пытаться подняться, скинув с себя Панси.
Гарри последовал их примеру и постарался как можно быстрее, насколько это ему позволяло его связанное состояние, слезть с лежавшей под всеми Гермионы. Девочка была без сознания.
- Черт, где это мы? – Драко нервно оглядел место своего заточения.
- Очень похоже на жерло вулкана, - отозвалась Панси.
- Жерло? Ты вулканы хоть раз видела? - Драко попытался встать на ноги. - У них лава течет снизу вверх, при извержении! А тут наоборот, сверху вниз!
- Может, это он просто так заколдован, - обиделась Панси.
Гарри встал на ноги и осмотрелся. Они находились на каменном островке, окруженном лавой, которая постоянно пополнялась новыми порциями раскаленной жижи из пяти водопадов, вернее лавопадов. И если бы не лавопады и странный остров, на котором они стояли, Гарри действительно подумал бы, что это жерло действующего вулкана. Остров, как и вся пещера, освещалось лишь красно-оранжевым светом от лавы. Примерно в пяти-семи метрах над ними зияла огромная дыра — вход туда, где теперь ожидали своей участи связанные ребята.
- Даю руку на отсечение - тут хранится Крестраж! Если до него дотронешься, или забрать попытаешься, лавы в лавопадах значительно прибавится и это место просто затопит! – рассуждал с умным видом Драко.
- Слишком просто, по тем выступам в скале можно выбраться, они достаточно пологие, и магический мост, если поискать, спрятан где-нибудь, - Гарри пытался найти глазами что-нибудь, что могло быть Крестражем.
- Поэтому они нас сюда и бросили, так что ли? Чтобы мы увидели, где он! – ехидно позлорадствовала Панси. – Вы глупцы. Здесь ничего нет! Лучше грязнокровке помогите, с ней явно что-то не так. У неё вся голова в крови.
Гарри бросился к Гермионе. Волосы на правом виске и щёки девушки были запачканы кровью.
- Что я могу сделать? Руки связаны, Рабастан отнял волшебную палочку, - наверное, впервые в жизни, Гарри начал паниковать. Он попытался осмотреть голову Гермионы, но тусклого освещения не хватало чтобы понять, где была рана.
- Хм, - хмыкнул Драко, - тоже мне, Избранный спаситель магического рода! Почему вторую палочку с собой не носишь? А если первая сломается?
Драко грохнулся на каменистую породу, и начал проделывать странные движения. Если бы при этом Драко ещё и передвигался, то Гарри мог бы сказать, что именно так ползают гусеницы.
- Малфой, с тобой…
- Поттер хватит пялиться? Не видишь, веревки пытаюсь распилить! - огрызнулся Слизеринец осознавая, как глупо он сейчас выглядит.
- Малфой, у тебя вторая палочка есть? – Гарри почти не верил своим ушам.
- Конечно, есть! У всех хоть чуть-чуть серьёзных волшебников есть, тем более не на прогулку в парк пришли.
- Вон там острый камень, - указала Панси.
Драко передвинулся к указанному камню и продолжил пилить верёвку.
- Тихо! Они идут! – зашипел Гарри.
Сверху на остров протянулась широкая каменная лестница. Злой хохот Пожирателей эхом отразился от стен. Теперь их было уже семь. Первыми шли Родольфус и Рабастан. Наклоняясь к брату, Рабастан о чём-то шептал ему на ухо, наблюдая как тот что-то ищет в древней книге. Сзади них шли четыре Пожирателя в темных мантиях и масках, скрывавших их лица. Один из них громко рассуждал об участи пленников, предлагая разные варианты расправы. Заключали процессию Руквуд и Рон.
- Повеселимся, повеселимся... Вот только никак не решу, с кого начать? Грязнокровка, сын Малфоя и сестры этой сучки, моей женушки, и конечно сам Поттер, - оборвал очередной приступ смеха у четырех Пожирателей, скрывающих свои лица, Родольфус.
- Давай с грязнокровки, - заржал Руквуд.
- Нет, надо с Поттера, а то опять уйдёт! Парню везет, - сплюнул на камни Рабастан.
- Лично я с Малфоя бы начал, - пробасил Кэрроу, снимая с себя серебряную маску. - У меня есть на его папашу давний зуб.
- Меня больше беспокоит Константин, - задумался Родольфус, нервно постукивая пальцами по переплету фолианта. - Не мог же он провалиться сквозь землю! Его нет ни на скале, ни в пустыне. Где же он?
- Какая разница! Начнем их мучить и убивать — объявится. Он не станет ими жертвовать! - ухмыльнулся Руквуд, вынимая из складок мантии волшебную палочку.
Пожиратели подошли к своим узникам.
- Грязная девка в отрубе, - пиная Гермиону, зашипел неизвестный Гарри Пожиратель, прятавший своё лицо под маской.
- Значит проклянём Малфоя, - захохотал Рабастан. – Предлагаю сделать с ним, - и он, склонившись к уху Родольфуса, что-то зашептал. Оба мужчины переглянулись и зло захохотали.
- Да, это будет ударом для Люциуса! Так и поступим. Тащите его наверх.
Сопротивляющегося Драко схватили и поволокли из жерла по каменной лестнице. Таких слов, какими крыл Пожирателей Драко, Гарри не слышал даже от пьяных грузчиков в порту Лондона.

***

Пребывая в самом прекрасном настроении, Волдеморт, с видом каким обычно возвращаются в родной город победители войн, зашёл с верными ему Пожирателями в Пещеру Пытки. Трудно передать насколько ликовало сердце Темного Лорда. Он - Хозяин Дамблдора! Того, кого он всегда не то чтобы боялся, но опасался. Мудрец всегда его видел насквозь, чтобы он не делал, а это не нравилось Волдемотру. Теперь старик не опасен и должен выполнять его приказы! Об этом Лорд не смел даже мечтать, но теперь...
- Карта Пещеры, - громко произнес Тёмный Лорд с выражением, каким дети младших классов читают на утреннике стихи о героях и их подвигах. Перед ним вновь появилась миниатюрный вариант полупрозрачной Пещеры. - Смотрите, мы здесь, - Волдеморт ткнул своим длинным белым пальцем в несколько фигурок стоящих почти в самой высокой точке Пещеры. – А вот дети, - Волдеморт указал на самую низкую точку пещеры, судя по карте, дети были на островке в жерле вулкана. – Это предатели, и судя по всему с ними двое детей. С одним из них они что-то делают. А вот и Константин. Да, это мой сын! Нашел корабль, созданный мной для того чтобы оттуда можно было быстрее выбраться! Корабль ко мне! - Волдеморт ликующе улыбнулся. - Ну, Белла, наш сын в безопасности, можешь не переживать, более того, можем уходить! Лично я больше никого не собирался спасать!
- Господин, а как же наш сын, - бросилась на колени перед Волдемортом Нарцисса.
- Никто, никуда не уйдет! - прорычал Грюм. – Мы пришли всех спасать!
- Кажется я здесь Хозяин! – заорал Волдеморт, готовый в любую секунду наложить на провинившихся заклятье пытки.
- Кажется, Том, Родольфус тоже твой слуга. Так почему ты не прикажешь ему прекратить бунтовать против тебя? Статус слуги и Инфернала различен! И не только потому, что Слуга живой. Он может ещё не повиноваться и бунтовать против своего Хозяина, Том! - Дамблдор невозмутимо смотрел прямо в глаза Волдеморта.
- Не называй меня Томом! И не говори, что это моё имя! Иначе, я убью тебя старик! - зашипел Тёмный Лорд, яростно рассматривая старца.
- Ты ничего со мной не сможешь сделать, Том, и ты это знаешь.
Взбешенный Волдеморт отвернулся от Дамблдора и стал ходить вдоль обрыва. Через полчаса прямо перед Пожирателями из тёмной глубины вынырнул на свет летающий корабль с черными, порванными парусами. Он не был большим, но, всё же, мог вместить около двадцати человек. Около штурвала схватившись за голову, сидел Константин.
- Добрый день, утро, вечер, ночь, не знаю что там сейчас снаружи, - поднялся Константин, устало оглядывая всех Пожирателей.
- Мой мальчик! – Беллатриса бросилась к сыну и обняла его. – Живой, не ранен? - она начала покрывать поцелуями лицо Константина, но он отклонился от женщины, давая понять, что сейчас не время для материнских ласк.
- Отец, могу тебе сказать только одно, ты не вовремя! Только я хотел спасти детей от Родольфуса, они бросили их в жерло затушенного тобой вулкана, как ты призвал корабль.
- Сын мне дороже! – Волдеморт строго оглядывал Константина на предмет ранений, но не найдя ничего подозрительного кроме перевязанной в щиколотке ноги, обнял сына.
- Что с учениками? - стараясь не выдавать волнения, проговорил Дамблдор. - Что с ними делают Пожиратели?
- Когда я их видел в последний раз Гермиона была без сознания - она ранена. Рон под Империусом Кэрроу служил Родольфусу, а Драко тащили к ритуальному столу, чтобы чем-то проклясть. Гарри и Панси в норме, насколько это может быть в норме, при ситуации, когда ты связан и жив, только потому, что дружки Родольфуса ещё не решили, что с тобой сделать.
Всё ещё стоящая на коленях Нарцисса схватилась за сердце. Люциус побледнел.
- Что они собрались делать с Драко? - тихо произнёс аристократ. В его голосе чувствовались нотки паники и неподдельного ужаса.
- Я не знаю, - пожал плечами Константин. - Но, судя по тому, как они его готовили, это какой-то ритуал. Может мы вернёмся или будем продолжать светские разговоры?
- Мы вернемся, но не туда, а Малфой-Мэнор! – Волдеморт стал выходить из Корабля, но Константин остановил его.
- Что? Отец, я никуда без детей не пойду. Я их сюда привел, я за них отвечаю! И потом, я сюда за Крестражем этого ублюдка пришел, просто так я отсюда не уйду!
- Мой Лорд, прошу Вас, мой единственный сын, Драко - почти шепотом произнес белый, как его прекрасно отбеленная и накрахмаленная рубашка, Люциус, - спасите его.
- Разве они не знали, на что идут? – зашипел Волдеморт.
- Они мои ученики, я без них никуда не пойду! Верни меня обратно, отец! И потом, там Родольфус! Я не уйду отсюда пока не сверну ему, его братцу и Пожирателям, предавшим тебя шею!
- Нет, нет, я тебя никуда одного не отпущу, - Белла вцепилась в руку Константина.
- Ну, хорошо… Не могу ущемлять твои амбиции, сын. Летим уничтожать наших врагов.
Как только на борт вошли все сторонники Тёмного Лорда, Дамблдор и Грюм, Волдеморт отдал приказ кораблю везти их в пустыню. Мгновенно повинуясь своему Хозяину, шхуна отчалила от скалистого берега в пустоту и начала резкое снижение.
- Простите, профессор, - подошел к Дамблдору Константин, - я не оправдал ваших ожиданий. Я подвел Вас, чуть не угробил детей.
- Молодость часто совершает не правильные поступки. Не ошибается только тот, кто ничего не делает. Я рад, Константин, что вы понимаете и осознаете свою ответственность за детей. И всё же, впредь попрошу меня не обманывать и доверять мне ваши истинные помыслы.
Константин виновато с благодарностью за понимание улыбнулся Дамблдору: - Вы великий человек, Дамблдор. Это чистая правда.



Глава 27. Битва за Малфоя

Гермиона медленно приходила в себя. Её голова жутко болела, а всё тело казалось мешком набитым камнями и осколками битого стекла. Она медленно открыла глаза.
- Гермиона, ты как? – связанный Гарри, всё это время сидящий рядом с ней на камнях, постарался помочь девочке привстать. Он мысленно проклял свою неуклюжесть и отсутствие хотя бы одного глотка воды, в котором, по его мнению, сейчас нуждалась Гермиона.
- Умножь слово плохо на бесконечность, и ты узнаешь как я. Где это мы?
- Всё там же - в Пещере Пыток. Наверное, это жерло вулкана или что-то в этом духе. Родольфус и его дружки бросили нас сюда. Ты пролежала около часа без сознания.
- Где Малфой и Константин? И что случилось Паркинсон? – Гермиона, стараясь подавить боль в теле, пыталась встать на ноги.
- Она за Малфоя переживает. Его куда-то уволокли Родольфус с Пожирателями - хотят его отцу отомстить, но как конкретно, я не знаю. А Константин пропал. Они искали его и очень разозлись, когда не нашли.
Разминая затёкшую шею, Гермиона с любопытством стала рассматривать Панси. Связанная по рукам и ногам, она сидела на камнях и безутешно рыдала. С учётом обстановки девушка выглядела невероятно глупо. Тонкий джемпер болотного цвета с глубоким декольте был влажен от пота, чёрные брюки испачканы грязью, но большую нелепость её виду придавали замшевые сапоги на высоком каблуке. Гермиона мысленно улыбнулась, размышляя об удобстве такой обуви с учетом того, что они ходили по камням и песку.
- Гарри, достань у меня из потайного кармана волшебную палочку.
Гермиона повернулась к Гарри левым боком и опустилась на колени так, чтобы мальчик мог вынуть палочку.
- Гермиона, твоя палочка у них.
- Нет Гарри! Достань мою вторую палочку. Когда Рон сломал палочку на втором курсе, я подумала что такое может произойти и у меня и купила себе вторую палочку.
Гарри ошарашено посмотрел на Гермиону. Оказывается слова Малфоя, что у всех волшебников идущих на серьезное дело есть вторая палочка, действительно имели долю правды. Не тратя времени, Гарри достал палочку и одним заклятьем развязал Гермиону, себя, и направился в сторону Слизеринки.
- Панси, не плачь, мы сейчас поможем Драко, - Гарри развязал девушку и стал растирать свои затёкшие запястья.
- Спасибо, - вытирая слёзы, попыталась улыбнуться Панси.
- Правда у нас есть одна проблема, - продолжил он. - Нас трое, а их семеро. Да и Рон с ними. А хуже всего, что у нас только одна палочка, зато есть мантия-невидимка.
- Нет, три, - Панси быстро достала из внутреннего кармана джемпера ещё одну палочку и вытащила из левого сапога вторую. - У нас три волшебные палочки и только двое умеющие хорошо колдовать, - Панси снова заплакала. - Я никогда не уделяла внимание боевой магии, сами видели какая я колдунья. Я всегда думала, что драться - это удел мальчишек.
Гарри и Гермиона готовы были расцеловать Панси за волшебные палочки. Гарри вернул волшебную палочку, которую он держал в руке Гермионе, и взял у Панси одну из её палочек. Эта палочка приглянулась Гарри — она была сделана из светлого дерева, около тринадцати дюймов в длину.
- Сердце единорога или жила из сердца единорога... Я не запоминала, - сказала Панси, наблюдая, как Гарри рассматривает сердцевину палочки. - А моя с чем-то от дракона, - замахала палочкой из тёмного дерева Слизеринка. - Она моей прабабки принадлежала.
- Панси, не переживай, что ты боевую магию не знаешь, - лукаво улыбнулась Гермиона, которая всё это время думала над стратегией борьбы с Пожирателями. - Зато ты с Непростительными ладишь, я права?
- Ну, - покраснела Панси, - да. И некоторые тёмные заклятья вроде того, что заставляет человека исходить кровью, наколдовать могу.
- Вот и отлично! Круциатосы, Империусы и вся Чёрная магия в твоем распоряжении!
Вооружившись и накрывшись мантией-невидимкой Гарри, ребята стали подниматься по лестнице. Чтобы Панси было удобно драться, Гермиона превратила её изящные сапожки в удобные кроссовки. Стараясь не произвести ни звука, они вышли на площадку перед входом в жерло вулкана.
Справа от ребят на каменном столе, связанный по рукам и ногам, лежал без сознания Драко. Тело его то и дело вздрагивало и по рукам и ногам походили судороги. Вокруг мальчика, взявшись за руки и что-то бормоча, стояли семь Пожирателей Смерти. Из кончиков их волшебных палочек струился ровный темно-бордовый свет, окутывающий как туман, Драко и Пожирателей. Рон стоял в стороне и смотрел в сторону ребят, на выход из их места заточения. Видимо Родольфус оставил его на карауле, чтобы пленники не могли сбежать.
- Сможешь снять с Рона заклятье подвластия? – прошептал Гарри Гермионе.
- Нет, нельзя! Родольфус мгновенно узнает об этом, - зашептала Панси. - На Роне не простой Империус. Видите на нём цепочка с круглым медальоном. Это ритуальный амулет подвластия, куда хуже Империуса. Ему вообще нельзя сопротивляться. А если его снять, то Хозяин амулета тут же почувствует это.
- Что они делают с Драко? – Гермиона, зажав рот рукой, с ужасом смотрела на отрывающееся от стола и начинающее парить вверх тело мальчика. Черное облако, струями вырывавшееся из палочек Пожирателей, окутывало по спирали тело Драко и начинало образовывать фигуру какого-то зверя.
- Нельзя медлить, - горячо зашептал Гарри. - Экспелиармус! Инкарцеро! – из палочки Гарри вырвались заклятья и, одно за другим, поразили Рона.
- Протего! Экспелиармус! – в то же время выкрикнули Гермиона и Панси, направляя палочки на Пожирателей.
Заклятья разорвали круг Пожирателей и выбили у Родольфуса и темноволосого длинного мужчины их волшебные палочки.
- Это ещё что такое? - проревел Родольфус. - Взять их!
- Кого? Я их не вижу, - запищал повалившийся от заклятья Протего на камни маленький, но ужасно толстый Пожиратель.
- Инкарцеро, Протего, Экспелиармус, Бомбастер – почти хором, уже не разбирая по кому они кидают заклятья, кричали Гарри и Гермиона.
- Они под мантией-невидимкой! – заорал Рабастан, спрятавшись за каменным столом.
Панси тем временем пыталась наложить Империус на одного из Пожирателей и заставить его опустить, всё ещё парившего над каменным столом, Драко.
- У меня не выходит. Он явно под моим Империусом, но он не делает того, что я ему приказала, - в панике закричала Панси, перекрикивая ребят и Пожирателей.
- Экспелиармус! Может просто не знает как это сделать. Протего! Попробуй приказать ему обезоружить, Инкарцеро, того, что за ритуальным столом! Петрификус Тоталус! – не отрываясь от боя, отчеканил Гарри.
- Хорошо, - пропищала Панси и вновь, начав усиленно думать о том, что должен сделать Пожиратель, махнула палочкой в сторону невысокого мужчины в темной мантии.
Заклятый Панси Пожиратель схватил огромный камень и стал бить им по голове Рабастана.
- Амикус, чёрт тебя подери, - заревел Рабастан, - ты что делаешь?

- Ну, дети, шутки в сторону, - заорал взбешенный Родольфус. - Авада Кедавра!
Проклятье полетело в сторону, где предположительно стояли в мантии-невидимки подростки. Отпрыгнув в разные стороны от проклятья, Гарри и Гермиона оказались видимыми.
- Вот они, - загоготал Руквуд, направляя палочку на Гарри. - Круцио! Ааа…
Панси, из-под мантии-невидимки швырнула в него заклятье, от которого Руквуда буквально в прямом смысле начало выворачивать наизнанку - он начал исходить и отплевываться кровью.
Гермиона тем временем наложила на ринувшихся на неё двух Пожирателей заклятья, от которых у одного ноги пустились в пляс, а другой истерично загоготал, стал хлопать себя по телу и чесаться.
- Довольно! Повеселились и хватит. Сдавайтесь! Иначе я убью вашего друга! Я не шучу!
Родольфус, закрываясь от заклятий Роном как живым щитом, держал кинжал у горла мальчика.
- Ну, живее, я жду! И скажу прямо - моё терпение на исходе, - по горлу Рона медленно потекла струйка крови.
- Нет, стойте, - Гермиона откинула от себя волшебную палочку. - Мы сдаемся.
Стройка крови, бегущая по шее Рона, усилилась, и ворот белой рубашки окрасился в алый цвет.
- Поттер, твоя подружка более бережливо относится к своим друзьям, да?
Гарри, которого свалило с ног заклятье Рабастана, медленно поднялся и, откинув палочку, поднял руки.
- Связать их! – рявкнул единственному боеспособному Пожирателю Родольфус.
Маленький и толстый коротышка засеменил к выбитой у него из рук волшебной палочке и, взяв ее, принялся вновь опутывать веревками Гарри и Гермиону.
- А где ещё одна девчонка? – зарычал Родольфус.
- Наверное, вы, Мессир, - запищал Пожиратель, - в неё своим смертоносным заклятьем попали.
- Мессир? - выплюнул Гарри. - Это так тебя сейчас нужно называть, Родольфус?
- Молчи мальчишка, я сделал ошибку, что сначала решил разобраться с Малфоевским выблюдком, а не с тобой! Но сейчас я эту ошибку исправлю! Авада Ке…
Вдруг раздался взрыв и маленького Пожирателя, идущего связывать Гарри, откинуло на камни. Он ударился головой об один из валунов и, широко раскинув руки, распластался на полу. От неожиданности Родольфус выронил кинжал, но не выпустил из цепких рук Рона. Лейстрейндж, увлекая за собой пленника, ринулся бежать со скалы.
- Что произошло? – недоуменно спросил Гарри.
- Это я, - снимая мантию-невидимку, ответила Панси. - Я хотела убить его Авадой Кедаврой, но у меня так сильно дрожали руки… Я не смогла. Промахнулась. Проклятье пролетело мимо Родольфуса. Оно ударилось об камень, и сбило с ног того, - девочка ткнула пальцем на лежащего коротышку Пожирателя.
- Ладно. Нужно их обезвредить, - Гарри поднял свою палочку и, пока Пожиратели не пришли в себя, стал связывать одного за другим.
Панси развязала Гермиону и, подняв кинжал Родольфуса, озлоблено бросилась к всё ещё исходящему кровью, Руквуду.
- Ты, скотина, - пнув в лицо Пожирателя, зашептала Панси, - знаешь, что за заклятье я на тебя наложила?
Смертельно бледный и обессилевший от большой потери крови Руквуд кивнул.
- Отлично! Значит ты знаешь, что если я с тебя, его не сниму, то ты выблюешь все свои органы. Жить, подонок, хочешь?
Руквуд, продолжая харкать алой кровью, кивнул.
- Помогать нам будешь?
Руквуд вновь кивнул.
Панси опустилась перед Руквудом на колени и взяла мужчину за руку.
- Гермиона, ты умеешь скреплять Неприложные Обеты?
- Я читала, но...
- Значит иди сюда!
После того, как Руквуд дал Панси Обет, что никогда и ни при каких обстоятельствах не причинит им вреда, не солжет и будет им всячески помогать, Панси начала водить по нему волшебной палочкой, что-то бормоча себе под нос. Кровь и рвотные позывы моментально прекратились. Обессиливший мужчина повалился на камни лицом вниз и, тяжело дыша, перевернулся на спину. Его лицо было смертельно бледным, а на лбу и щеках проступили капли холодного пота.
- Что вы сделали с Драко? - не обращая внимания на болезненное состояние Пожирателя, спросила Панси.
- Хана вашему Драко, - оскалился болезненной улыбкой Руквуд, вытирая мантией лицо.



Глава 28. Последняя битва в Пещере

Песчаная буря, что бушевала уже около пяти часов, постепенно стихала. Панси, уже в который раз за сегодняшний день, рыдала. Гермиона ходила по кругу, не переставая повторять:
- Должен быть какой-то другой выход.
Руквуд лежал с закрытыми глазами на камнях, рядом со связанными и обездвиженными Пожирателями Смерти. Дышал он очень тяжело, с еле слышным хрипением, но к лицу уже вернулся румянец.
Гарри сидел на одном из самых больших валунов, из тех, что лежали на краю Чёрной скалы. Трудный день давал о себе знать: мальчику хотелось и есть, и пить, и спать. Однако заснуть он не мог - бешено стучало сердце, а в голове один за другим возникали вопросы, ответов на которые у него не было. С невероятной настойчивостью в голову приходили ужасные мысли о том, что Константин сознательно заманил их в ловушку, но Гарри их тут же отвергал. Если бы Константин хотел гибели Гриффиндорцев, то он не взял бы с собой Малфоя и Паркинсон. Быть может, Пожиратели убили или серьёзно ранили их преподавателя и им надо его найти. Но и тут здравый смысл подсказывал Гарри, что Родольфус вряд ли бы стал скрывать, тот факт, что схватил ненавистного Константина и уж, конечно, разобрался сначала с ним, а не с Малфоем. Оставалось только ждать возвращения Константина и надеяться, что Родольфус не появится первым.
- Советую вам отдохнуть перед смертью, - с ухмылкой сказал Руквуд. – Рудольфус пошел за инферналами, и они уже близко.
- Заткнись, тварь поганая. Знали бы, что вы на такое способны, на всех бы наложили это чёртово заклятье, от которого все кишки с кровью выблюешь, - шикнула на него Панси.
- Как хотите мисс, как хотите…
- Сколько у Родольфуса слуг и какой они служат Службой? - спросил Гарри, всё ещё сидя на валуне. Он пытался сообразить, как им лучше действовать в случае атаки Родольфуса.
- Это он, сын Волдеморта, вас натаскал таким премудростям? Умен черт, умен.
- Отвечай Руквуд, - прикрикнул Гарри, вытаскивая волшебную палочку из рукава.
- Да не знаю я! Может сотня, может две… Родольфус специально напал на несколько маггловских деревень. Он убивал и старых и малых, а потом, ну сами догадываетесь… Они уже скоро будут здесь, и тогда вам придётся не сладко, сопляки малолетние!
- Ничего подобного, я тут немного поработала с солью, - отозвалась Гермиона.
- Соль? - хмыкнул Руквуд. - Против проклятья смерти? Умно. Но, боюсь, Родольфус не оценит соленого песка под ногами!
Гарри спрыгнул с валуна и стал массировать затёкшую спину. Он два часа просидел в одной позе, и теперь ему нужно было хоть как-то размяться.
- Гермиона, соль нам не поможет. Мы на открытой территории. Нас отовсюду видно. Но хуже всего то, что нам негде прятаться. Вернуться обратно в жерло вулкана мы тоже не можем — иначе окажемся в ловушке.
Внезапно поднялся порывистый ветер и стал с невероятной силой обдувать скалу, на которой они находились. Гарри стоило огромных усилий устоять на ногах.
- Гарри, это Родольфус! - откуда-то сверху закричала Панси. - Он сдувает со скалы соль! Посмотри вниз, там сотни инферналов!
Гарри, стараясь не потерять от сильного ветра равновесие, посмотрел в сторону пустыни. Скалу, окружали мертвецы замотанные бинтами. Поднявшись на ноги, Руквуд злобно захохотал.
- Вот вам и конец, детки!
Гарри мгновенно оглушил Пожирателя и, нащупав в кармане лист пергамента, закричал:
- Скорее, нам нужно провести Ритуал Защиты!
- Как? Мы не успеем! Они уже подбираются, а круг из соли мы не сможем сделать - его унесет ветром! - закричала Панси, пытаясь удержаться на ногах.
- Нужно на него нанести чары нерушимости, - перекрикивая ветер, предложила Гермиона.
- Хорошо, так и сделаем!
Гарри достал из кармана пакетик с солью, набрал из него горсть и очертил вокруг себя круг.
– Нерушим, - указав на круг волшебной палочкой, произнёс Гарри.
Ударив себя кинжалом по левому запястью, Гарри очень быстро стал рисовать вокруг себя круги.
- Гарри, помоги! - надрывно закричала Гермиона.
- Это Огненные инферналы, - сказал Гарри, стараясь казаться спокойным.
Позади себя Гарри услышал звуки борьбы.
- Гарри, беги! Это Лейстрейндж! На него не действует соль! Он же не Инфернал!
Достав кусок пергамента исписанного почерком Константина, Гарри начал читать Стих Жизни, Смерти и вновь Жизни. Среди записей то и дело встречались надписи, сделанные красными чернилами, напоминающие о том, что чтобы не происходило снаружи, поворачиваться нельзя - это все проделки Огненных инферналов.
- Отстань от меня, тварь, я чистокровная волшебница! - закричала Панси.
- Мать моя справа, защити меня, - забормотал быстрее Гарри, пачкая свои щеки алой, вытекающей из разрезанной вены крови. - Отец мой справа, защити меня. Потомки, не рожденные, спереди меня, защитите меня.
Вдруг кто-то ударил Гарри в спину. Он вылетел из круга, упав на холодные камни скалы, где его тут же схватили инферналы, стали рвать на нём одежду и душить.
- Что щенок, защищаться Ритуалом решил? - прохрипел Родольфус слева от Гарри.
- Гарри! - откуда-то сверху закричал Константин. – Заканчивай Ритуал!
Вдруг что-то взорвалось, и раздался нечеловеческий вопль, заглушающий всё вокруг. Гарри не мог повернуть голову и посмотреть, что происходит, но по накрывшим его осколкам от костей, мальчик понял, что только что уничтожили пару десятков мертвецов. От нехватки кислорода у Гарри потемнело в глазах, горячие руки инферналов плотно обвивали его горло и грудь.
- А ну, твари, идите ко мне, я хочу с вами поиграть! - справа от Гарри холодно процедил Снейп.
Грянул очередной дробящий кости звук. В лицо Гарри что-то швырнули, мертвецы на секунду его отпустили, но тут же вновь схватили.
- Соль, Поттер! У вас есть соль? Швырните ею в них! - скомандовал Снейп, отбиваясь от принявших предложение поиграть инферналов.
Гарри, сражающийся уже только с тремя мертвецами, нащупал в кармане соль и, набрав её в ладонь, постарался, как можно быстрее нарисовать вокруг себя круг. Двое мертвецов отринули от него. Третий, раскрыв рот и обнажая гнилые зубы, попытался укусить Гарри.
- Нет, тварь только не это! Я умру, но не сегодня, и не так! – заорал Гарри.
Внезапно шрам Гарри кольнуло, но из-за борьбы с инферналом он не обратил на это внимания.
- Поттер, ты что оглох? Тебе мой сын что сказал? Или ты и сейчас геройствовать будешь? - заорала Беллатриса Лестрейндж.
Гарри, удерживая правой рукой инфернала, провел левой рукой по шее.
- Предки умершие сзади меня, защитите меня, - инфернал отринул от Гарри. Мальчик выставил перед ним левую руку, нащупывая правой волшебную палочку.
- Ну, теперь я не буду таким добрым! Цикрулус Кнаф! - крикнул Гарри, загоняя Инфернала между двух гигантских валунов.
Но, ничего не произошло. Возможно в этом была виновата волшебная палочка Панси, не пожелавшая исполнять страшное тёмное заклятье, а возможно уставшему Гарри не хватило магических сил сотворить его.
- Чёрт, что за мудреное заклятье, - выругался Гарри. - Ладно, Петрификус Тоталус! Инкарцеро!
Замершего и связанного мертвеца Гарри посыпал солью.
- Может это тебя усмирит?
Внезапный крик заставил Гарри забыть обо всём:
- Белла!
Этот голос Гарри не перепутал бы не с чьим другим. Да, мальчику не показалось, и шрам, как оказалось, кольнуло не случайно. Лорд Волдеморт действительно тоже был здесь. Гарри быстро вскочил на высокий камень, чтобы посмотреть, что происходит вокруг. Рядом с тем местом, где ещё пару минут назад мертвец чуть не укусил Гарри, Северус Снейп дробил и превращал инферналов в прах, супруги Малфои отбивались от восьми инферналов и пары сторонников Родольфуса. Они защищали беспомощно парящее в метре от ритуального стола тело Драко. Грюм охранял раненых и залитых кровью Гермиону и Панси. Родольфус и Рабастан схватили Беллатрису и грубо тащили её ко входу в жерло вулкана. Белла вырывалась и звала на помощь. К ней пытались пробиться Волдеморт, Константин и Дамблдор, но около семидесяти мертвецов и двое Пожирателей Родольфуса делали всё, чтобы не пропустить волшебников к вулкану.
- Циркулус Кнаф! – выкрикнул Константин, и его заклятие уничтожило еще несколько десятков мертвецов.
- Ты что, с ума сошел? Мать заденешь! – взревел Волдеморт, превращая инферналов в прах.
Тем временем у входа в вулкан произошло сражение Беллы с мужем. Закончилось оно тем, что Родольфус ударил её по лицу, заставил отпустить камень, в который она вцепилась, а после - схватил Беллу за волосы и утащил вниз.
- Родольфус, ещё хоть раз тронешь мою мать, о быстрой смерти можешь забыть! - закричал во всё горло Константин.
- Циркулус Кнаф! – хором заорали Волдеморт с Константином, когда Белла и Родольфус исчезли из вида.
Три десятка мертвецов, как ветром, сдуло. Мужчины бросились на помощь Беллатрисе.
- Не так быстро, мальчишка! - преградили дорогу Константину двое Пожирателей.
- Уйдите, ублюдки, иначе я убью вас! И клянусь, я сделаю это, потому что у меня на вас нет времени!
- Дамблдор, добей тут всех! - бросил на ходу старцу Волдеморт и бросился вслед за Родольфусом, Рабастаном и Беллатрисой.
Пожиратели, окружили Константина.
- Циркулус Кнаф! – гигантская мясорубка обрушилась на ближнего Пожирателя, окропив все в радиусе пяти метров кровавым окрасом.
Несколькими взмахами волшебной палочки Дамблдор превратил оставшихся слуг Родольфуса в прах и быстрым шагом направился к сыну Тёмного Лорда.
- Нет, Константин, не убивай их! Прошу тебя, они этого не стоят! Не черни своё сердце! - старец взмахнул палочкой, и исчезла ещё одна пара инферналов, сражающихся с Грюмом.
Последний Пожиратель попятился и, упершись в крупный камень, стал умолять Константина не убивать его.
- Мразь, - выдохнул Константин, из его палочки вырвались веревки, прочно связавшие сдавшегося Пожирателя.
Дамблдор и Константин бегом побежали к жерлу вулкана.
Грюм уже разобрался с оставшимися инферналами и занимался оказанием помощи девочкам. Он осматривал возможно сломанную ногу Панси. Гермиона держалась за живот, и зажимала перевязанную рану в левом плече. Гарри спрыгнул со своего камня и побежал к сражающимся Малфоям.
- Вот соль, начертите круг вокруг стола, и эти мертвецы не тронут вас, - прокричал им Гарри и, накрывшись на всякий случай мантией-невидимкой, побежал вслед за Снейпом в недавнюю темницу.
Темнота колола глаза. Гарри вообще ничего не видел. А пользоваться палочкой он не хотел, так как не желал выдавать свою невидимость. Где-то далеко, впереди него маячил огонёк исходящий от волшебной палочки Снейпа, спускавшегося вниз. Этот свет помог Гарри сориентироваться и он, медленно нащупывая каждую ступеньку стал спускаться. Где-то внизу раздался ледяной смех Волдеморта, эхом отразившийся от каменных стен.
- Родольфус, с твоей стороны было глупо приходить сюда. Ты решил использовать мою Пещеру для хранения своих вещей? – Волдеморт вновь разразился хохотом. – Тебе здесь нравится? Это место станет твоей могилой!
- Заткнись, Милорд! Если я и умру, то заберу с собой твою шлюху! – прокричал Родольфус.
- Не смей, чернь поганая, называть мою мать...
Тут сверкнула алая вспышка, и Константин закричал от боли.
Мгновенно, вспышка повторилась, и стон Рабастана отразился от каменных стен.
- Как ты, пресмыкающаяся мразь, посмел наложить на моего сына заклятье пытки?
- Он назвал моего брата…
- Кем является, тем и назвал! - зашипел Волдеморт. - Закрываться женщиной и грозиться отомстить ей, вместо того, чтобы сразится со мной как мужчина с мужчиной!
Глаза Гарри постепенно привыкли к темноте, и мальчик, продолжая наугад ступать ногой на каждую ступеньку, медленно спускался. Он уже отчетливо видел Рабастана и Родольфуса, одной рукой державшего Беллатрису за горло, а другой целившего палочкой в Тёмного Лорда. Родольфуса перекосило от ненависти, руки Рабастана сильно дрожали, а лицо Беллатрисы выражало ужас и смятение. Медленно, но верно им приходилось отступать ближе к лаве, куда их оттесняли Волдеморт, Константин, Дамблдор и присоединившийся к ним Снейп.
- Хорошо, я сражусь с тобой Волдеморт. Сражение на жизнь - выживет только победитель! - через минуту раздумья произнёс Родольфус.
Волдеморт залился смехом. От этого хохота у Гарри сердце опустилось в пятки. Он ещё никогда не слышал такого жестокого и глумливого смеха.
- Ты, Родольфус, знаешь про мою защиту от смерти, и предлагаешь мне такое?
- Она уничтожена! - с жаром ответил Родольфус.
На лице Родольфуса появилась омерзительная улыбка. Она напомнила Гарри оскал бешеной собаки, которая чуть не покусала Дадли, когда тому было пять лет.
- Хм, это действительно так? Если да, то мы квиты. Твой крестраж, который ты спрятал под мостом через лаву, мы сожгли Адским Огнем. Так что, поздравляю, ты — смертен!
Повисла угнетающая тишина. Гарри мог лишь только догадываться, что именно сейчас Родольфус осознает всю серьёзность своего положения.
- Как уничтожена? Как вы его нашли? - наконец-то заговорил Пожиратель.
- Да его, если лететь по воздуху, не заметил бы только слепой, - издевательским тоном произнес Волдеморт. – Даже нормальной защиты не сделал - подлетай и бери!
- Но в пещере нельзя летать! - возразил Родольфус.
- Это тебе, гость, нельзя! А мне, хозяину - всё можно! И кстати, мне уже совсем не хочется с тобой сражаться по-честному. Я на тот свет не спешу. Охранники пробудитесь!
Из лавы окружающей островок на котором стояли Рабастан, Родольфус, Беллатриса, Волдеморт, Константин, Дамблдор и Снейп, стали выползать один за другим мертвецы. Сгибаясь перед своим господином почти до каменного пола, они останавливались в ожидании приказа.
- Взять их! - скомандовал Волдеморт, указывая на бунтовщиков.
Всё это время медленно спускавшийся вниз Гарри остановился. Возвращаться на остров ему больше не хотелось. Замотанные бинтами мертвецы, медленно разогнулись и, вытянув перед собой руки, пошли в указанном направлении.
- Родольфус, отпусти меня, и Лорд будет милосерден к тебе! Он простит предательство! - всхлипнула перепуганная Белла.
От страха она дрожала с головы до ног.
- Заткнись, потаскушка! Я умру, сохранив гордость семейства Лейтранджей которую ты растоптала!
- Прошу, Рабастан, вразуми брата, - взмолилась перепуганная Пожирательница, от неё до ближайшего инфернала оставалось уже меньше пяти шагов.
- Белла, ты чего плачешь? Тебя не тронут мои слуги, - прошипел Волдеморт всё тем же издевательским тоном.
- Дамблдор, добрейший ты человек! - заговорил Рабастан. - Ты чего, твою мать, стоишь и смотришь, что творит этот злодей! Останови его!
- Я, Рабастан, предпочитаю не вмешиваться в дела негодяев. Вы трое стоите друг друга. Вот и разбирайтесь между собой. Тем более, что мне пришлось пойти на очень нехороший шаг, чтобы получить возможность зайти сюда, - спокойным голосом ответил Дамблдор.
- Ты стал Пожирателем Смерти! - захохотал Родольфус. – Конечно же, чары легли друг на друга, когда я блокировал Пещеру, и сюда могли войти только отмеченные меткой!
Гарри не верил своим ушам. Чтобы спасти своих учеников, Дамблдор сделал такую жертву! Гриффиндорец с силой сжал кулаки. Внезапно ему захотелось скинуть с себя мантию-невидимку и огреть Родольфуса каким-нибудь заклятьем, но разум взял верх. Волдеморт не должен знать, что он здесь.
- Утопить их в лаве, а даму ко мне! – скомандовал слугам Тёмный Лорд.
Инферналы, вплотную подошедшие к Лейстрейнджам, бросились на них. Они схватили мужчин и вырвали Беллу из рук её мужа.
- Авада Кеда…
- Экспелиармус! - выкрикнул Гарри поняв, что собирается сделать Родольфус с Беллатрисой.
Волшебная палочка вырвалась из рук Родольфуса. Гарри снял мантию-невидимку. Оставаться в ней было глупо.
- Ты? - зашипел, смотря Гарри прямо в глаза, Родольфус. – Ты тоже на его стороне...
Инферналы волокли мужчину к лаве. Рабастана бросили в огненную жижу. От стен кратера вулкана отразился душераздирающий вопль. Раскаленный поток медленно поглотил мужчину.
- Вы ещё вспомните обо мне! Вам ещё будет много сюрпризов! – злобно выдохнул Родольфус и, растолкав инферналов, сам гордо вошел в лаву, не произнеся ни звука.
От большой потери крови у Гарри потемнело в глазах, мальчик потерял равновесие и, падая в лаву с лестницы, потерял сознание.



Глава 29. Сюрпризы Родольфуса (часть первая)

В Большом зале было шумно. Гриффиндорцы мирно перешептывались, семикурсники Ровенкло обсуждали какое-то новое заклинание, а со стола Слизерина доносился громкий смех. Преподавательский стол был почти пустым. Профессор Макгонагал, проведя свои занятия, быстро удалилась из школы, затем куда-то пропали профессор Флитвик и Хагрид.
Джинни задумчиво запихнула себе в рот последний кусочек сосиски. Вчера из-за нервного срыва она пропустила ужин. На завтраке она съела только бутерброд и теперь неимоверно хотела есть. Хотела, но не могла. Все мысли девушки были лишь о Гарри, Роне и Гермионе. Вот уже два дня, как они ушли на экскурсию с Константином, но всё ещё не вернулись. А на следующий день исчез Дамблдор. Больше всего Джинни беспокоили нелепые слухи, ходившие по Гриффиндору, что он убежал из школы в компании с Волдемортом, Беллатрисой Лейстрандж, Люциусом и Нарциссой Малфой, Аластором Грюмом и профессором Снейпом.
На самом деле у слухов были основания: все занятия по Зельеваренью отменили, а количество учеников разных факультетов, утверждавших что видели Сами-Знаете-Кого, Малфоев и Беллатрису Лейстрейндж в Хогвартсе не способствовало мысли о розыгрыши учениками однокурсников. Весь день на переменах ученики обсуждали эту новость, предполагая разные варианты произошедшего. Лаванда рассказывала, что лично видела, как Волдеморт гнался за Дамблдром. Ромильда утверждала противоположное. Волдеморт бежал первым, за ним Беллатриса, Снейп, Малфои и гнались за ими Дамблдор и Грюм. Во время обеда путаница только увеличилась ― соединились версии разных факультетов. Теперь уже было совсем непонятно кто и как бежал, какой-то Слизеринец говорил, что Волдеморт убил проклятьем Филча, но ученик тут же поплатился за враньё баллами и отправился на отработку к завхозу, чтобы убедится, что тот жив.
Джинни взяла шоколадный пудинг, но тут же его выронила из рук от резких криков, доносившихся из коридора.
- Всем сидеть на местах! Руки за голову и никому не шевелиться! – завопил кто-то резким голосом.
В Большой Зал Хогвартса толпой ворвались около пятнадцати людей одетых в черные мантии и золотые маски. Те, кто вбежали первыми быстро направились в сторону стола преподавателей, а последние торопливо заблокировали дверь.
- Пожиратели Смерти, - вздохнула Джинни.
- Акцио волшебные палочки! – заорал один из Пожирателей.
Не успели ученики и преподаватели опомнится как их волшебные палочки вырывались у хозяев из рук и полетели к Пожирателям.
Это мгновенно вывело студентов из оцепенения. Студенты заголосили и, вскочили из-за столов, намереваясь убежать подальше от непрошеных гостей.
- Всем сидеть! Никому не двигаться!
Никто не обратил на этот приказ внимания. Студенты бросились к окнам и в панике перевернули один из столов Хаффлпаффа.
- Они заблокировали дверь! Мы не сможем от них убежать! – орал Колин Криви, пытаясь совладать с шпингалетом окна, рядом с которым стояла Джинни.
Она отыскала взглядом Пожирателя, приманившего волшебные палочки и охнула от ужаса. Длинный как жердь Пожиратель Смерти запирал их в небольшой сундук на котором висело несколько жутковатого вида замков. Без палочек и ключей им такие не открыть.
- Круцио! – взревел один из Пожирателей стоявших почти у преподавательского стола.
- Круцио! - заорали пара Пожирателей Смерти, закончивших блокировать дверь.
Заклятья попали в толпу первокурсников Ровенкло и пару девиц из Хаффлпаффа. Они закричали от адской боли и пропали из виду. Возможно они просто упали на пол, попыталась успокоить себя Джинни и отвернулась.
- А ну отойди, - к окну протиснулся семикурсник Слизерина и стал налегать на шпингалет. - Против Лорда пошли, скотины неблагодарные, - выругался он.
Послышался звон битого стекла и крики, окно слева от Джинни разбили и студенты стали выпрыгивать на улицу.
- Куда, сопляки! - заорал один из Пожирателей. - Авада Кедавра!
Грянула зеленая вспышка и Большой зал взорвался криком от ужаса. Теперь уже везде слышался звон битого стекла, переворачивающихся столов, брань Пожирателей Смерти и, Джинни уловила во всем этом гаме, вопль преподавателя по Предсказаниям.
- Я предвидела это сегодня утром! - визжала Теллони. - Нас всех убьют! Нужно сдаться!
Все, что происходило далее, Джинни делала как в бреду. Она заползла на подоконник, порезавшись о разбитое стекло и спрыгнула в сугроб, белый снег которого был уже покрыт алыми следами от крови других учеников, и с криком побежала не взирая на боль от неудачного приземления в ноге, к воротам Хогвартса. Рядом то и дело полыхали зелёные вспышки, и студенты, бежавшие рядом с девушкой, один за другим, замертво падали в снег.
Джинни не чувствовала зимнего холода. Она не помнила кто и когда открыл ворота школы. Джинни не знала, как она, в домашних туфлях, в которых она спустилась на ужин, рваных джинсах и тонкой кофточке пробежала пять километров по морозу до Хогсмида. Все её мысли были заняты только одним, убежали не все, в Хогвартсе Пожиратели Смерти и у них есть заложники.
- Помогите! – ударила кулаками Джинни в первую попавшуюся на пути дверь.
- Помогите! На Хогвартс напали! Вызовите мракоборцев! Пожиратели в Хогвартсе, они убивают! - кричали другие студенты, добежавшие до Хогсмида.
Джинни так и не сумела найти в себе сил повернуться и посмотреть, кто сумел добраться до Хогсмида. Ведь это значило бы что остальные либо находятся в смертельной опасности, либо мертвы.
Мадам Розмерта выскочила на улицу, бледная и перепуганная:
- Что?! Не может быть? Да как же такое могло случиться-то? - она подхватила залитого кровью мальчика-первокурсника. - Беда-то какая!
- Мракоборцы скоро прибудут! - заголосила выбежавшая на улицу хозяйка «Сладкого Королевства», накидывая плед на плечи Джинни и заводя её с улицы в теплый магазин. Она усадила Джинни на стул и дала ей в руки дымящийся стакан.
- На-ка, дорогая, выпей. Это общеукрепляющая настойка.
Джинни, дрожа от мороза и от пережитого стресса, залпом осушила стакан. По ее телу разлилось приятное тепло. Девочка прислонилась к стене, обхватила голову руками и заплакала.


***
Константин сидел в кресле в тёмной комнате, наблюдая, как во сне ровно дышит Гарри. Рядом с ним на широкой кровати лежали две девочки: Панси и Гермиона. После выпитой успокоительной настойки они, повернувшись на бок, лицом друг к другу мирно спали. Константин и сам был бы не прочь оказаться в царстве Морфея, но слишком большое количество произошедших событий и необходимость их обдумать заставляли не смыкать глаз. Он поднялся и тихонько вышел в длинный темный коридор. С первого этажа лился свет. Все присутствующие в доме, кроме спящих подростков и Нарциссы, сидевшей с сыном в спальне на втором этаже, собрались на кухне Норы.
- Идите сюда. Я приготовила еды и чаю. Вам нужно поесть, - Молли Уизли по-матерински смотрела на спустившегося бледного и усталого Константина.
- Спасибо, я бы лучше общеукрепляющего зелья выпил.
- Снейп его уже почти доварил, а пока вам нужно подкрепиться!
Молли засуетилась на кухне и вскоре поставила на стол тарелку с бутербродами, кусок овощной запеканки и большую чашку крепкого чая.
- Как это могло произойти? Как они сняли защиту с Хогвартса? – Константин не посмотрев на еду обхватил голову руками.
Тонкс, Грюм и Джинни взяли по бутерброду и, разлив из чайника остатки кипятка, с большим аппетитом накинулись на еду.
- Ну, - начала Тонкс, - мы пришли к выводу, что они проникли через один из тайных ходов. Министерство, разумеется, с нами несогласно.
- Мы обедали. Многие уже закончили есть и просто сидели болтали. Вдруг в столовую забежала толпа Пожирателей Смерти. Они закрыли двери, обезоружили нас и учителей, - заговорила сонная от успокоительного зелья Джинни. За последние двадцать часов девушке пришлось выпить два литра данного варева.
- Как ты смогла оттуда выбраться? - не притрагиваясь к еде, спросил Константин.
- Из окна выпрыгнула, - показывая Константину забинтованные руки и временный гипс на ноге, сделанный колдомедиком в больнице имени Святого Мунго, на время действия сращивающей кости сыворотки, вздохнула Джинни.
- Они детей в гостиных держат или в Зале?
- По официальным данным в общей гостиной Гриффиндора и Равенкло. Новых жертв нет, - ткнув в Пророк прокаркал Грюм. – Я этому изданию не доверяю.
- Слухи ходят, что Слизерин устроил им бой и вышвырнул верных Родольфусу Пожирателей из своей гостиной. Они сейчас находятся в осадном положении. Пожиратели в бешенстве от такого поведения Слизеринцев.
- А Гриффиндор? Не верю, что там все просто так сидят, сложа руки, - Константин стал ковырять вилкой овощную запеканку.
- Ничего не знаем. Из Хогвартса уже пять часов нет новостей, - вздохнул Грюм.
- Нам бы Нарциссу Малфой нужно увидеть, - начала Тонкс. – Пока вы в той пещере были, к ним в поместье ворвались трое Пожирателей. Одного разорвала статуя Горгульи. Видимо она заколдована охранять поместье. Двое других сожгли Адским Огнем белую змею, жившую в подвале Малфой-Мэнора. А потом за это их разорвала милая собачка, похожая на маленького дракона. Запрещенная, между прочим, и очень редкая порода.
- Это мой Триядный Хрущ. Он очень ласковый, просто чужаков не любит, да и дом охранял, вот и перестарался, - задумчиво ответил Константин, пытаясь сконцентрироваться и заставить себя составить план действий по освобождению учеников.
- Понятно. В общем, - продолжила Тонкс, - мы должны оттуда вынести трупы для опознания, пока твой домашний любимец их полностью не сожрал. Пусть Люциус с Драко посидит, ему всё равно перед мракоборцами появляться нельзя, а Нарцисса поместье для нас откроет.
- Да, - захрипел Грюм. – Ну и опустились же мы! Беглых узников Азкабана покрываем!
В кухню вошел Дамблдор. Выглядел он уставшим и постаревшим. Он сел на табуретку рядом с Константинов и налил себе чашку чая.
- Сейчас мы по одну сторону баррикады, Аластор. Поверь, если бы мне ещё два месяца назад сказали, что я окажусь в одной комнате с Волдемортом, и мы будем мирно беседовать и решать наши общие проблемы, я бы счел этого человека сумасшедшим и лично отправил бы его на четвертый этаж Святого Мунго!
Молли поставила перед Дамблдором блюдце со сладостями и тяжело вздохнула. Она могла поверить во что угодно, только не в то, что дети в Хогвартсе станут заложниками. Хогвартс ― самое безопасное место в волшебном мире, но так ли это? После случившегося она не могла однозначно положительно ответить на этот вопрос.
- Тебе бы, Константин, на Рона взглянуть. Твой отец, конечно, выдвинул определенные суждения, что с ним, но я очень надеюсь, что он ошибся, - сказал Дамблдор, после нескольких глотков крепкого чая.
- А Драко? Вы собираетесь помогать мальчику или нет, - буравил глазами старца Константин.
- Над тем, что делать с Драко у нас спор. Ты предлагаешь выход, который никого не устраивает. Думаю, что в первую очередь он бы не понравился самому Драко.
- На мальчике Проклятье Крови, о чём тут думать, Дамблдор?! Вы же великолепный маг! Вы знаете, что если оставить всё как есть, он умрет в течении следующих пяти дней!
- Проклятье Крови, - с ужасом вздрогнула Тонкс, расплескав остатки своего чая и перевернув вазочку с вареньем.
- Да. Подонки, - загремел Грюм, наблюдая как Тонкс нервно вскочила и принялась вытирать со стола разлитый чай и варенье. - Знал бы чего с мальчишкой сделали, я бы поинтересней смерть Родольфусу с Рабастаном устроил!
- А что это такое? – подсела поближе к матери Джинни и положила ей голову на плечо. – Проклятье – значит Драко умрет, да?
- Да, - вздохнул Константин. – Только в случае с Драко, они не доделали два ритуальных действия что, впрочем, не делает его положение лучше. Это Необратимый Ритуал, отменить его мы не сможем.
- Как же можно спасти мальчика? – почти чуть не плача проговорила Молли, не обращая внимания на то, что Тонкс, пытаясь промыть тряпку в раковине, разлила стоящую рядом банку с компотом.
- Я предлагаю сделать другой Необратимый Ритуал, полностью заменяющий кровь Драко. Родольфус хотел проклясть кровь Малфоев. На другую кровь проклятье не будет действовать.
- Разве можно у человека заменить всю кровь? Тем более что это не сделает Малфоя не Малфоем.
- Увы, сделает, - Дамблдор печально оглядел сидящих вокруг него. - Константин предлагает, чтобы спасти мальчика, провести Необратимый Ритуал Черномагического Усыновление на Крови. Этот Ритуал не только меняет кровь усыновляемого, но и внешность, характер, судьбу человека. Однако у усыновляемого сохраняется память о старых родителях, и как вы понимаете, это очень психологически тяжело для ребенка. Тем более, что как только происходит усыновление, начинает работать Зов Крови: ребенка тянет к новым родителям, магия заставляет его называть их папой и мамой, он ощущает себя предателем, предавшим своих прежних родителей. Эта же сила работает и со стороны усыновителей.
- А если сначала Малфоя усыновить кому-нибудь, он спасется, а потом его вновь усыновят Малфои? - улыбнулась Джинни, смотря то на Дамблдора, то на Тонкс, которая успела вытереть разлитый компот, но перевернула мусорное ведро.
- Этот ритуал можно делать только один раз, - задумчиво ответил ей Константин. – Более того, есть один маленький пунктик, который сильно осложняем дело. Родители-усыновители должны быть обязательно более чистокровные, чем прежние родители, и старше Драко минимум на тридцать лет. А Малфои хранят чистоту крови с начала девятого века. Таких семейств во всем мире по пальцам пересчитать можно.
- У вас уже есть кандидаты? - спросила Молли, теребя подол домашнего халата из-за беспокойства то ли за Драко, то ли за собственную кухню и Тонкс.
- Есть. Самый ближайший кандидат в отцы сидит рядом со мной, - улыбнулся Дамблдору Константин. – Чиста крови с пятого века! И детей нет! Пора бы обзавестись одним!
- Я, Константин, уже озвучивал тебе причину, по которой у меня нет детей.
- Дамблдор, я же не прошу Вас находить себе жену и зачинать с ней ребенка! Нужно просто провести ритуал.
- А мать вы уже подобрали? - пытаясь не хихикать из-за проделок Тонкс, которая уже убрала мусор, но испачкала золою от плиты пол, спросила Джинни.
- Ею может остаться Нарцисса, она же не Малфой, а Блек. На неё, как на биологическую мать, не распространится действия требования разницы в возрасте, вот и всё, - серьёзно ответил Константин, хотя по тщательно скрываемой улыбке было видно, что и он заметил Тонкс и её войну с кухней.
Глаза Константина закрывались от усталости. Заставив себя съесть кусок овощной запеканки и выпив общеукрепляющую настойку он пожелал всем спокойной ночи в три часа дня, и удалился в комнату Перси, отданную ему в качестве временной спальни.



Глава 30. Сюрпризы Родольфуса (вторая часть)

- Хм, забавный рисунок, не правда ли? – Волдеморт провел волшебной палочкой по спине Рона и по всей спине мальчика стали проявляться черные иероглифы магических рун.
- Да, мы его разукрасили, что надо, - ухмыльнулся связанный по рукам и ногам Руквуд. - Константин перевернул судорожно вздрагивающего мальчика на спину и стал водить волшебной палочкой по его обнаженной груди.
- Думаю, что это будет достаточно просто снять, хотя и займет некоторое время.
- Мы, по-твоему, такие глупые - тебя ждем, чтобы так просто всё снять. Сними, если можешь! Сказали же тебе, не всё так просто, - из-за бессилия Волдеморт срывался на сына. Впрочем, на самого рыжего мальчишку чернокнижнику было наплевать, но сам факт, что он, Лорд Волдеморт, не может ничего сделать, доводил его до бешенства.
Руквуд захохотал.
- Селенцио! Достал уже! – Волдеморт злобно швырнул стул со связанным Руквудом об стену.
Константин зашептал и замахал волшебной палочкой, из неё посыпались белые снопы искр, но ещё больше магических рун проявились на теле Рона.
- Мать моя, что это за?..
- Ага, а ты думал, что мы это не пробовали, да? Именно так и проявились первые руны на его теле, - прошипел Лорд.
- Отец, ты знаешь, что это значит, - Константин серьёзно посмотрел на отца.
- Знать, не знаю, но догадываюсь...
- Родольфус хотел из него Инфернала на условную службу сделать. И он частично слышал стих.
Константин сел на стул и мальчишеской беспомощностью посмотрел на Дамблдора.
- Как я полагаю, эти руны описывают условие, - сказал Дамблдор подойдя к Рону .
- Да, именно его, и ещё, мальчик сейчас на границы миров находится, - между жизнью и смертью, - кивнул Константин не сводя глаз со страрца.
- Значит, его нужно подтолкнуть к жизни, - Грюм вытащил волшебную палочку и стал тыкать ею в Рона и что-то шептать.
- Это не поможет, Аластор, я уже пытался, - Дамблдор стал гладить бледного Рона по голове, вглядываясь в искаженное судорогой лицо.
- Я знаю, что нужно делать, - пытаясь что-то припомнить, Люциус задумчиво смотрел в окно. - Эту информацию я когда-то прочитал в очень древней книги. Там было написано, что даровать жизнь тому, кто на границе, поможет Книга Жизни. Нужно всем его кровным родственникам собраться в круг и читать Стих Жизни, взявшись за руки, и делая какой-то ритуал… Мне необходимо попасть в семейную библиотеку, там я найду эту книгу!
- Милости просим в Малфой-Мэнор! - закаркал Грюм, смотря обоими глазами на сбежавшего из Азкабана Люциуса. - Сейчас там как раз около дюжины мракоборцев вашу собачку усмиряют. Она никак не хочет расстаться со своими трофеями, в виде трупов Пожирателей Родольфуса. Они с удовольствием устроят тебе теплый приём.
- Я туда схожу, и Сухарика заодно успокою, - Константин стал натягивать на себя теплый свитер Фреда, одолженный ему семейством Уизли, так как все вещи самого Константина были в Хогвартсе и Малфой-Мэноре. – Крестный, скажи, что за книга, и где она находится?
После получения всех наставлений Константин покинул Нору, и немного отойдя от их временного убежища, трансгрессировал в Малфой-Мэнор.

***
Гарри медленно открыл глаза. Всё тело болезненно ныло, а запястье левой руки было сильно перетянуто бинтами. Он приподнялся. Его голова кружилась, и не было сил встать.
- Очнулся?
Панси сушила полотенцем волосы, сидя на подоконнике. На ней был халат невероятных размеров, который почему-то показался Гарри очень знакомым.
– На тумбочке стоит общеукрепляющая настойка и зелье восстанавливающее кровь. Профессор Снейп сказал, что ты это должен выпить, как только очнешься, и не забудь снять с себя Ритуал Защиты На Крови, иначе кровь у тебя так и не остановится!
Гарри посмотрел на забинтованную руку. Судя по всему, кровь действительно сочилась почти незаметной струйкой, окрашивая бинт в алый цвет.
- Где мы?
- Дом друга не узнаешь? Этот домишка, не понимаю, как он вообще ещё не развалился, принадлежит Рону и его бедной семейке. Конечно, не на улице живут, но по мне уж безопасней на улице! Тут, глядишь, всё рухнет!
Спорить с Панси Гарри не мог, у него не было на это ни психических, ни физических сил. Выпив зелье и настойку, Гарри в ванной закончил действие Ритуала Защиты и, спускаясь вниз, замер на лестнице. На последней ступеньке, спиной к Гарри, стоял Константин. Рядом с ним сидел то ли громадный черный пес с острыми шипами вокруг шеи и кисточке хвоста, то ли маленький дракон. Существо повернуло к Гарри голову, большие черные глаза уставились на мальчика. Странный пес невероятно напоминал Гарри ротвейлера. Стоило Гарри спуститься на одну ступеньку вниз, и существо встало, оскалилось, вздыбило острые шипы, длинной в четыре дюйма, вокруг головы и зарычало, Гарри бы сказал, что именно так рычат все собаки, если бы не громкость рычания и не несколько рядов зубов странного существа. Константин оглянулся.
- Привет, Гарри, как себя чувствуешь?
- Спасибо, ничего, только есть сильно хочется, - не рискуя спускаться к питомцу Константина, ответил Гарри.
- Тихо, Сухарик, это свои. Гарри, иди с ним познакомься - это мой Триядный Хрущ. Он очень ласковый, но не любит чужаков. Такие Хрущи в Румынии только остались. Истребляют их, а они на самом деле такие умные и дружелюбные создания.
Гарри, невольно вспомнив Хагрида, с его невероятной любовью к опасным чудовищам, с опаской спустился к Константину и погладил странное существо. Хрущ раскрыл свою большую пасть, обнажив три ряда зубов, и лизнул руку Гарри.
- Странное имя для такого создания.
- А ты погладь его.
Гарри провел рукой по телу Хруща и поразился: у такого на вид агрессивного создания, была мягкая и длинная шерсть. К ней хотелось прикасаться снова и снова.
- Я пошел от обратного. Он такой мягкий, ему бы имя Пушок пошло, вот я его и навал Сухариком, - улыбнулся Константин.
Гарри выглянул на кухню. Там вокруг стола собрались почти все Уизли, не хватало только Чарли. Гарри подошел поближе и увидел, что все они стоят вокруг Рона, лежащего на столе и, взявшись за руки, шепчут какой-то знакомый стих. Из их палочек попеременно вырывались белые огоньки и струйки золотого свечения.
- Теперь, повернитесь вокруг своей оси по часовой стрелке, хлопните в ладоши, опять возьмитесь за руки и читайте стих номер семь, идя по часовой стрелке, вокруг заклятого, - скомандовал Люциус, водя пальцем по какой-то на вид очень старой книге. Все Уизли начали делать всё точно, как и сказал Малфой, читая стих номер семь по листочкам, парившим перед их лицами.
- Что они делают? – как можно тише прошептал Константину Гарри.
- Твоего друга к жизни вернуть хотят. Родольфус хотел сделать из него Инфернала, но Ритуал не выполнен и на треть, поэтому…
- Простите, профессор, разве волшебство не разрушается, когда волшебник погибает?
Константин изумленно, чуть прищурившись, посмотрел на Гарри. Казалось, на долю секунды в его душе возникли сомнения.
- Ритуал Необратимый, его не отменить, но…
Гарри прочитал страх и осознания чего-то ужасного в глазах Константина.
– Гарри, сидите здесь, я найду отца, мать и Дамблдора, посоветуюсь кое о чём с ними.
Приказав своему питомцу охранять всех кто в доме, Константин как ошпаренный вылетел из Норы. Сухарик печально заскулил вслед убегающему хозяину.

***
- В смысле, как определить, сколько у человека было Крестражей? - Дамблдор и Волдеморт недоверчиво переглянулись, а Грюм стал медленно расхаживать по гостиной Снейпа.
- Отец, у тебя ведь он был не один… и ты умер. Ну, вернее почти умер. По крайне мере все так думали. Но у тебя остались Крестражи, и ты вернулся. Так вот я спрашиваю, как определить, сколько у Родольфуса было Крестражей?
Волдеморт встал и подошел к окну. Меньше всего он желал раскрывать свои тайны перед Дамблдором. С другой стороны вопрос Константина его заинтриговал, да и что мог сделать Дамблдор? Крестражи надежно спрятаны.
- Способы есть, но не понимаю, зачем тебе они? Более того, сейчас мы уже этого не определим, Родольфус мертв.
- Мертв? А разве тогда вся его магия не должна была прекратиться?
- Милый, она больше не действует, - обняла сына Беллатриса.
- Разве когда мы возвращались из Пещеры, мы не столкнулись с его Водяными Инферналами? Ведь они после смерти Родольфуса должны быть отпущены со службы. А его запутывающее заклятье чтобы путник не сумел найти выхода из Пещеры - они работают! – Константин осмотрел присутствующих. – Почему они работают?! Очнитесь! Мы все поверили в сладкую сказку! Он не мертв! У него был не один Крестраж! Он где-то, как дух или кем ты отец был, когда потерпел своё первое падение. Родольфус жив! И возможно, он уже делает всё, чтобы обрести новое тело.
Волдеморт расхохотался истерично-злым смехом.
- Глупцы! Идиоты! Как он нас провел! Ведь чуял же я, что не может быть всё так просто. Скажи мне, сын, как же это мы, умудренные опытом волшебники, не заметили того, что заметил ты?
- Он Ваш сын Мой Лорд! Кровь не вода! – прослезилась от гордости за сына Беллартиса.
- Да, кровь не вода, отец, - иронично улыбнулся Константин. - Я просмотрел это, как и ты. Зато Гарри Поттер, бывший всё это время без сознания, заметил.
Волдеморта передернуло при упоминании имени Гарри, но он постарался не показать этого.
- Константин прав. Родольфус жив, и это факт. Иначе нам никак не объяснить действия его магии, - пророкотал Грюм.
- В таком случае, господа, у нас ожидает много неприятностей, - угрюмо заключил Снейп. - И, тем не менее, давайте возьмем себя в руки. Мы здесь собрались не просто так. Приступим.

***
Драко лежал на длинном столе в гостиной дома Снейпа. Паучий Тупик – самое подходящее место для совершения Темного Ритуала. Здесь этого никто даже не заметит. Дамблдор и Нарцисса, совершив омовение Драко, надрезали свои вены на запястье правой руки и набрали в ритуальный кубок свою кровь.
- Я не могу смотреть на это, - вышел из гостиной Люциус.
- В погребе есть ящик огневиски, - понимающе ободрил друга Снейп, - думаю, оно тебе сейчас должно помочь.
- Кость от кости, кровь от крови, плоть от плоти, - заговорил Дамблдор, занося над сердцем Драко специальный ритуальный нож, усыпанный рубинами и изумрудами и чем-то напоминающее воронку. – Одна кость, одна кровь, одна плоть Я твой отец, ты мой сын! Да будет так! – Дамблдор с силой воткнул в сердце Драко ритуальный нож, и, разжав его на две части, образовав воронку, начал по нему наливать в сердце Драко свою и Нарциссину кровь.
Со смертельным выдохом Драко открыл свои серые глаза, которые постепенно теряли искру жизни.
- Драко, сынок.
Белла подхватила чуть не потерявшую сознание Нарциссу. По щекам матери Драко ручьём текли слёзы.
- Не время сейчас в обморок падать! Говори слова! – подтолкнула сестру Беллатриса.
- Кость от кости, кровь от крови, плоть от плоти, одна кость, одна кровь, одна плоть. Я твоя мать, ты мой сын! Да будет так! – выдохнула женщина, принимая кубок с их кровью у Дамблдора и вливая остатки крови в сердце Драко.
Дамблдор вытащил нож, и новые родители Драко положили свои правые руки на грудь мальчика и стали читать Стих из Книги Жизни. Рана на груди Драко стала затягиваться. Мальчик судорожно вздохнул, и его забила крупная дрожь. Беллатриса укутала Драко теплым пледом, и мужчины перенесли мальчика на постель.
- Вот и всё, Нарцисса, - горько выдохнул Люциус, наблюдавший, как Драко уносят на второй этаж, - я теперь больше не отец нашему мальчику.
Нарцисса Малфой разрыдалась в объятьях мужа.



Глава 31. С Рождеством, детки!

Нора была завалена Рождественскими подарками, впрочем, впервые в жизни ими был полон и дом Северуса Снейпа в Паучьем Тупике.
Однако, несмотря на праздник, особой радости никто не испытывал, скорее наоборот.
В Норе горевали члены Ордена Феникса – новости, поступающие из Хогвартса, становились всё хуже и хуже. Пожиратели не требовали ни выкупа, ни других вещей, они просто держали детей в заложниках и иногда убивали, высылая тела убитых их родителям. Министерство и Мракоборцы были связаны по рукам и ногам. Только за один день, кабинет министра магии Руфуса Скримджера, тушили восемнадцать раз. Число Вопилок, кричащих одновременно в кабинете министра, давно перевалило за дюжину.
- В Визжащей хижине есть потайной ход, а что, если...
– Он слишком узкий. Да и в Хогвартсе выход под Гремучей Ивой. Когда окажемся на поверхности, будем как на ладони. Нас тут же обнаружат. А другие возможные подступы они заблокировали, мы уже проверяли.
Члены Ордена Феникса, каждый раз собираясь за столом, говорили об одном и том же, - как спасти учеников Хогвартса. На Министерство, увы, полагаться не приходилось.
В Паучьем Тупике царила совсем другая атмосфера. Люциус, желая отомстить за сына, придумывал всё новые способы убить Родольфуса. Константин замучил всех предположениями о местонахождении мятежного Пожирателя, и как им узнать, возродился ли он. Снейп и Белла, погруженные в темномагические книги с самыми сложными чарами, половина из которых вообще ни кем никогда не применялась, пытались отыскать способ уничтожить Родольфуса на расстоянии. Волдеморт оттачивал новые и ужасные проклятья, найденные им в Адской Книге. Хвост, оставшийся верен своему Господину, шлялся у них под ногами, донося на всех Лорду. Нарцисса и Дамблдор были рядом с сыном. Зов крови начал действовать почти сразу после завершения ритуала, и они оба в буквальном смысле этого слова, не могли отойти от кровати Драко. Новая кровь болезненно вытесняла старую, мальчик пылал огнем, его била крупная лихорадка, и то и дело шло чёрное вещество из носа.
- Смотрите, у него волосы становятся цвета зрелой пшеницы, - Нарцисса вытирала лицо Драко влажной салфеткой, - и на концах виться немного начинают. И лицо уже не такое острое, даже румянец появляется.
- Не скромно о себе такое говорить, Нарцисса, но я был в молодости красивым. Впрочем, нарциссизмом я не страдал. Меня скорее не зеркало, а книги и научные работы разных ученых современников привлекали.
- Драко – книжный червь, не представляю себе такого, - мило улыбаясь, ответила Нарцисса.
Дамблдор взял мальчика за руку.
- О, кажется, он скоро придет в себя, жар уже спадает. Думаю, что уже сегодня мы сумеем вручить ему наши Рождественские подарки.


***

Избитый и испытавший на себе не один Круциатос от Алекто Кэрроу, Невилл сидел с разбитым лицом рядом с Полумной, Чжоу и Ромильдой в гостиной Гриффиндора. Девочки пытались остановить кровь, идущую из его сломанного носа.
- А ну, отойти от этого защитника грязнокровок и предателей рода,- выплюнул один из Пожирателей верных Родольфусу.
- Сегодня вечером, - закаркал длинный как жердь Пожиратель, который обычно ходил по гостиным и сообщал новости, - состоится праздник в честь Рождества! И Вас всех ждет приятный сюрприз!
- Приятный, – прошептала Чжоу, - интересно, для кого? Для нас или Пожирателей?
- Не для нас, поверь, - наклонив голову, чтобы её лицо закрыли волосы, ответила Ромильда.
Из спален мальчиков раздался взрыв хохота Пожирателей Смерти, через пару минут оттуда вышла в порванной одежде, избитая и зареванная Лаванда Браун. Девочка была в истерике и рыдала навзрыд.
- Лаванда, - не обращая внимания на Пожирателей, побежала к ней Парвати, - милая, что с тобой? Что они там с тобой делали?
Лаванда захлёбывалась в собственных слезах.
- Они ведь тебя не… Они не тронули тебя? Нет, скажи мне что нет… - оглядывая разорванную одежду однокурсницы, зашептала как молитву Парвати.
Лаванда медленно сползла по стене, пряча лицо в ладонях. Парвати побледнела.
- Они не могут так поступать, нет…
Ромильда подлетела к Лаванде, вырвав плед из-под развалившегося перед камином Пожирателя, и закутала им девочку.
- Сволочи! – выплюнула Ромильда. – Подонки, неужели вы верите, что это вам сойдет с рук!
- Ты, что ли, красавица нас остановишь?
Из спальни мальчиков спустились четверо Пожирателей-оборотней.
- Попробуй! Следующей, с кем мы развлечемся, будешь ты! – хватая и притягивая к себе Ромильду, сладко облизнулся Фенрир.
- Не трогай её, - взвыл Невилл, пытаясь отдернуть Ромильду от Пожирателя, и получая в ответ очередную порцию заклятья пытки.
Мальчик второкурсник вцепился зубами в руку Фенрира.
- А! Маленький гаденыш любит кусаться! Вот, послезавтра настанет полнолуние, тогда и я покусаюсь! – с силой ударив ребенка об стену головой, Фенрир освободил укушенную руку.
- Чего ревешь? - запел толстый оборотень, которого дружки называли Плешивый. – Залететь боишься? Зря! Мы своих самок, особенно беременных, бережем. Нам ведь тоже хочется плодиться не только через укусы!
Лаванда, закутавшись в плед с головой, как будто это помогало ей быть для них невидимой, рыдала в голос.
Полумна встала, и смело подошла к оборотням.
- Так вы изнасиловали её? – спросила она Плешивого своим мечтательным голосом.
- Нет, конфетками накормили! Конечно, дура, изнасиловали!
Раздалась звонкая пощечина. Затем ещё одна и ещё одна и ещё одна. Все четыре оборотня получили от Полумны по пощечине. В гостиной Гриффиндора повисла тишина, прерываемая только всхлипыванием Лаванды.
- Это вам за Лаванду, - громко объявила Полумна и гордо отвернулась от Пожирателей.
- Сучка, ты это чего? Ты как посмела? – Фенрира затрясло от бешенства.
- Я сделала то, что сделала бы любая на моём месте. Просто они вас боятся, а я нет! На мне защита от оборотней, - она протянула руку, на которой был нацарапан какой-то знак, напоминающий толи какое-то растение, толи цветок. – Гнашушный Лупень! Я знаю, как вы боитесь этого цветка! Даже одно его изображение останавливает оборотней от укуса! Потому что вы умрете, если укусите человека с изображением Гнашушного Лупня!
Все ученики, присутствующие в гостиной побледнели. Полумна и её выходки всегда всех забавляли, но сейчас, они могли ей стоить жизни.
Фенрир рванул руку девушки на себя и стал рассматривать рисунок. Раздался взрыв ледяного хохота оборотней.
- Хорошо, дорогая, - скручивая девушку наколдованными веревками, зарычал Фенрир. - Вот мы на тебе и проверим действие этого чудо-цветка!
Фенрир и трое других оборотней выволокли связанную Полумну из гостиной Гриффиндора.


***

Вечерние сумерки заглядывали в грязное окно теплой, но совсем не уютной комнаты. Грязные обои и обшарпанная мебель выдавали то ли неряшливость хозяина дома, то ли полное безразличие его к окружающей обстановке.
Драко поморщился, его тело было как будто чужим. Мальчик пошевелился, но ощушение себя «в чужом теле» не прошло. Подняв руку, Драко стал рассматривать длинные, совершенно не его, по длине, пальцы и грациозную кисть.
- Я что, умер? Моя душа перешла в другое тело?
- Ты очнулся, мальчик мой? – Дамблдор, стоящий у дальнего окна длинной комнаты, поспешил к сыну.
- Я не Гарри Поттер, - прошептал Драко, отмечая, что даже голос не очень похож на его прежний.
- Нет, милый, конечно не Гарри, - ласково гладя растрепанные волосы Драко, отозвался Дамблдор, садясь на край него кровати.
- Тогда почему «мальчик мой»?
Впрочем, получать ответ Драко не хотелось. Тошнотворная благодарность за ласку и желание, чтобы она никогда не кончалась, и Дамблдор не прекращал гладить его волосы, прокатилась по всему телу. Ему вдруг захотелось превратиться в котенка, прыгнуть на коленки Дамблдора, изогнуться, и, подставив пузико, полностью отдать своё крошечное кошачье тельце ласковым рукам.
- Хочешь чаю, и подкрепиться не мешало бы, правда, - Дамблдор взял сына за руку.
Драко довольно промурлыкал, сегодня из этих рук он готов был съесть всё что угодно.
Дамблдор спустился вниз за едой, питьем и Нарциссой, которая читала утренний Пророк.
Драко медленно встал с кровати, придерживаясь за стену и пытаясь побороть черные точки, плавающие перед глазами. Всё тело ныло и не слушалось хозяина. Мальчик рассмотрел комнату, - пять стульев стояли вдоль голой стены, три окна, занавешенные старыми и местами порванными занавесками, один старый шкаф, немного потускневшее от времени зеркало и камин, в котором горело слабое пламя.
Драко, придерживаясь за стену, подошел к зеркалу. Слабое пламя от камина осветило красивое лицо миловидного юноши, с растрепанными светлыми волосами и легким румянцем на скулах. Он измученно и удивленно смотрел из зеркала на Драко своими небесно-голубыми глазами.
- Мерлин, я под действием Оборотного Зелья, - Драко придирчиво рассмотрел своё новое лицо. – Смазливо, на Гриффиндорца похож. Я бы такому морду быстро разукрасил, - ухмыльнулся сам себе Драко. – Девки на него явно вешаться бы сотнями стали.
Драко подошел к окну. Печальный пейзаж грязных улиц, снега и нескольких заводских труб медленно погружался в ночь.
- Драко, милый, очнулся! – бледная Нарцисса бросилась целовать сына. – Мальчик мой, - женщина с силой обняла Драко и зарыдала.
Драко стоял, ничего не понимая, и не пытаясь освободится от мертвой хватки матери, несмотря даже на то, что ребра стали болеть, и почти невозможно было дышать.
- Мам, э, я немного подрос благодаря Оборотному Зелью, да?
Нарцисса, обнимая своего сына, зарыдала ещё сильнее.
- Драко, - Дамблдор положил сыну руку на плечо, - ты не под действием Оборотного Зелья, это твоя новая внешность. Нам пришлось сделать Черномагическое Усыновление на Крови, чтобы снять с тебя Проклятье Крови. Ты теперь мой сын.

***

Большой Зал, в который сгоняли учеников, был украшен в стиле средневековья. Стены зала были задрапированны зеленым бархатом и на них горели мрачного вида факелы, ставшие основным освещением зала. Там, где раньше стоял учительский стол, находилось большое золотое кресло, которое, как догадались ученики, должно было исполнять роль трона. От трона до дверей шла красная ковровая дорожка. Весь зал утопал в полумраке.
Фенрир Сивый, управляющий в зале, построил учеников в два ряда вдоль дорожки. Ровно в семь часов вечера на ней появилась процессия, во главе которой в черной мантии шел человек плотной комплекции, с сильно обожженным и изуродованным лицом. Человек занял место в троне, а Пожиратели, зашедшие вместе с ним, встали сзади его трона.
- Преклоните колени перед Мессиром! – завопил ученикам длинный как жердь Пожиратель, одетый в черную мантию и золотую маску.
Ученики заворожено наблюдали за происходящем, не шевелясь.
- КРУЦИО! – со всех сторон в учеников полетели заклятья, и один за другим дети стали опускаться на колени.
- Сегодня, - продолжил длинный как жердь Пожиратель, когда все ученики оказались на коленях, - в честь праздника Рождества, Мессир, милостиво предоставит вам возможность стать его слугами!
В зале повисла гробовая тишина.
- Я не слышу радости и аплодисментов, - неестественно ласково пропел оратор.
Коленопреклоненные ученики замерли.
- КРУЦИО! – заорали Пожиратели, стоящие вдоль стен Зала.
Ученики, вскрикивая от боли, начали один за другим аплодировать. Вскоре весь Большой зал утопал в аплодисментах.
- Кто хочет первым стать слугой Мессира? – пропел длинный как жердь Пожиратель, останавливая жестом руки аплодисменты.
Ученики в ужасе начали переглядываться. Никто не хотел становиться слугой неизвестного человека, царственно восседающего в троне.
- О, Мессир, ваши будущие слуги скромны, это поистине хорошее качество для слуги! – громко сказал человек, стоящий за троном Мессира.
Обожженный человек, величественным жестом подозвал к себе оратора. После трехминутных наставлений оратор вновь вернулся на своё место.
- Мессиром было принято решение, предоставлять возможность ученикам стать его слугой в алфавитном порядке!
Длинный как жердь Пожиратель раскатал огромный свиток с именами учеников.
- Когда услышите своё имя и фамилию, выходите в центр, вот сюда, - он указал на место в семи шагах от импровизированного трона. – Итак, первый, Абенот, Уильям.
Уильям Абенот, первокурсник Гриффиндора, вышел в указанное место.
- Ты хочешь стать моим слугой, Абенот? – холодным хриплым голосом спросил Мессир мальчика, чуть наклоняясь в сторону ребенка.
- Нет! – раздался звонкий голос смелого мальчугана.
- Очень жаль, Абенот. АВАДА КЕДАВРА!
Тело мальчика откинуло от трона смертельным заклятьем. В зале послышались испуганные крики детей и приглушенные девичьи всхлипывания. Подхватив труп мальчика, Пожиратели уволокли его в конец зала.
- Следующий, - прохрипел Мессир.
- Следующий, - запел Пожиратель, - Аваланда, Аманда.
Сидящая слева от Ромильды девочка зашептала: «Я не пойду, я не хочу, я не хочу умирать!»
Впрочем, сколь потом учеников не вызывал длинный как жердь Пожиратель, никто более не выходил.
- Хорошо, - встав с трона, прохрипел Мессир, - раз хотите по-плохому, будет по-плохому! Сегодня вы все останетесь без ужина! А завтра, я уже без имен, всех, поголовно буду делать своими слугами. Участь тех из вас, кто откажется служить мне, вам уже известна. Все вон!
Несчастных детей погнали голодными в их комнаты.



Глава 32. Тайная Комната

Нежные полоски облаков, плывущие по светлеющему небу, окрасились в кроваво-красные цвета. Зимний морозец покрыл инеем ветви спящих деревьев. Где-то на опушке леса запели разные магические птицы, оставшиеся зимовать в Британии. Запретный лес просыпался. В принципе, магические птицы не сильно отличались от их магловских собратьев. Например, магическая Ониска, пролетевшая мимо идущего по лесу Дамблдора, очень похожа на обычную синицу, только вот хитрюга – прилетает к дому волшебника и стучит к нему в окно, прося накормить себя! Если не выполнить ее просьбу, то она начнет издавать звуки, похожие на плач младенца, и так до тех пор, пока ты не сжалишься и не дашь немного зерна или крошек хлеба.
Дамблдор огляделся: они уже почти пришли. Весь Орден Феникса, кутаясь в теплые вещи, вышел из Норы и вот уже два часа шел по Запретному лесу.
Слева от процессии раздался неприятный громкий крик магической вороны, которой не понравилось вторжение людей на свою территорию. От магловской сестры эта птица отличалась размером, она была с хорошо откормленную индейку, умом и коварностью. Птица спрыгнула с ветки дерева перед процессией и предупреждающе каркнула, не желая пропускать дальше чужаков. Дамблдор вынул из мешочка в его руках, кусок несвежего мяса и бросил вороне. Ворона подпрыгнула к мясу, опробовала дар, и, довольно каркнув, схватила в клюв добычу и улетела обратно на дерево.
- Далеко ещё идти? – прошептала Тонкс. От холода её волосы и губы окрасились в серо-сиреневый цвет.
- Оно уже где-то рядом, - смотрите по сторонам, - улыбнулся Дамблдор, продолжая путь.
Протоптанные Кентаврами тропы закончились и Орден, утопая по колено в снегу и ломая по ходу своего движения сучья деревьев, стал пробираться сквозь непроходимый лес.
- Смотрите, - указал Люпин на небо, в котором парил черный сокол, - это птица Константина.
Сокол спикировал вниз и, сделав несколько кругов вокруг Ордена, вновь взлетел над макушками громадных Тисов и вековых Елей, указывая им направление в чащу леса.
Падая в сугробы, зачерпывая в сапоги снег, ломая сучья, которые так и норовили зацепиться за шарфы и шапки, члены Ордена Феникса бросились за соколом. Спустя пять минут погони, задыхаясь от бега, они вышли на небольшую лесную поляну. В центре была большая лужа, вокруг которой стояли Пожиратели Смерти и усердно что-то колдовали.
- Опаздываете, - посмотрел на часы Константин, заметив приближающегося Дамблдора. – Мы уже полчаса пытаемся добраться до незамерзшей воды в этом озере. Но лед слишком толстый, нам одним быстро не справится.
Волдеморт, Беллатриса, Люциус, Нарцисса, и Северус Снейп, принципиально не обращая внимания, на членов Ордена Феникса с каменными выражениями лиц продолжали топить лед, применяя к нему различные заклинания. Волдеморт дышал огнем, Белла и Нарцисса применяли заклятья для кипячения воды, Люциус и Северус что-то шептали себе под нос, и отрывисто махали палочками, после чего на поверхности льда появлялись трещины.
Члены Ордена присоединились к работе Пожирателей.
- Рассказывайте, что там такое случилось, - озлобленно прошипел Волдеморт. Его нисколько не радовал факт, что ему приходится открывать тайный проход в Хогвартс, до которого Родольфус точно не сумел бы добраться. Однако, узнав, что происходит в Хогвартсе, Константин тут же сообщил родителям, что отправляется в школу спасать детей. Беллатриса не захотела отпускать сына одного. Люциус крестника из дома бы не выпустил, если бы тот не взял его с собой, а Снейп, как преподаватель Хогвартса, просто был обязан пойти. Так у Волдеморта просто не оставалось выбора: шли все его сторонники, а отдавать Родольфуса на их растерзание Лорд не захотел. Ему самому не терпелось применить чары, вычитанные в принадлежавшему Снейпу старинном фолианте по темным искусствам.
- К нам пришли новости из Хогвартса, - начал Дамблдор, насылая огненную бурю на поверхность озера. – Вчера вечером там объявился человек с обожженным лицом, сгоревшими волосами, и полностью обезображенным телом. Фенрир и другие его дружки называли этого человека Мессиром. Гарри и Гермиона вспомнили, что именно так величали Родольфуса Пожиратели в пещере, - Дамблдор заметил, как перекосилось лицо Волдеморта при упоминании Гарри, но специально не стал акцентировать на этом своё внимание. – Школьников согнали в Большой зал и предложили им дать Обет служения Родольфусу, но их затея провалилась. Дети отказались становиться слугами по доброй воле. Одного ученика они убили, всех остальных сегодня вечером сделают слугами Родольфуса или убьют.
- Убьют или скормят Фенриру и его дружкам-оборотням? - процедил сквозь зубы Волдеморт, недовольно наблюдая как быстро лед поддается чарам Дамблдора.
- Какая разница, - детям не жить, если мы не спасем их, - рассержено посмотрела в красные змеиные глаза Молли.
- Разница есть, - продолжая топить лед лесного озера, вмешался Константин. - Если они их просто убьют, то у нас максимум пять часов на спасение детей, а если они оставят оборотням, то полнолуние только завтра ночью. Лёд растоплен, мы можем плыть.
Теперь озеро не казалось маленьким: его растопленная часть была размером с половину поля для Квиддича.
- Куда нас выведет этот проход, Том? – Дамблдор тревожно посмотрел на Волдеморта. Судьбы многих школьников были в руках беспощадного человека, а судьба их спасения в руках ещё более беспощадного человека.
- Снейп, Жабросли! – холодно бросил Волдеморт, не желая поддерживать разговор с Дамблдором.
Угрюмый Северус Снейп молча раздал всем Жабросли. Настроение у него было скверное: из-за глупцов захвативших Хогвартс ему пришлось встать в три ночи и уже два часа находится на морозе. И это не считая того, что он дрался в пещере с Инферналами, варил разные зелья для Поттера, Малфоев и Уизли, помогал проводить ритуалы и искал заклятья для уничтожения Родольфуса.
- Том, Хогвартс защищен, но, - Дамблдор осекся, - но я, как Директор Хогвартса могу снять защиту.
- Не надо! Заметят ещё! Лучше укрепи её изнутри, чтобы не убежали оттуда, - скривил злобную гримасу Темный Лорд.
Заглотнув Жабросли, Волдеморт первым бросился в воду. Его примеру последовали остальные Пожиратели Смерти. Орден Феникса, смотря на Дамблдора, медлили.
Проглотив Жабросли Дамблдор прыгнул в ледяную воду.
- Лети, разведай обстановку, - сказал свой птице Константин и принялся запихивать Жабросли в пасть Сухарику. Убедившись, что они подействовали на Триядного Хруща, Константин проглотил свою долю Жаброслей и нырнул в воду. Мгновенно намокшая зимняя одежда тут же камнем потянула Константина на дно. - Сухарик, ко мне, - скомандовал он и, зацепившись за подплывшего Хруща, стал искать остальных.
Хрущ, невероятно быстро гребя сильными лапами, поплыл на глубину. Постепенно Константин стал различать огоньки волшебных палочек Артура, Люциуса, Дамблдора и Волдеморта, плывшего самым первым.
Они плыли почти у самого дна. Маленькое лесное озеро оказалось невероятно глубоким и длинным. Длинные зеленые листья водорослей норовили запутаться в зимней одежде и создавали жуткие фигуры чудовищ. Пару раз Константину казалось, что за ними наблюдали не человеческие глаза. Несколько раз Сухарик, оскаливаясь, уплывал от хозяина и кружил вокруг плывущей процессии.
- Куда мы плывем?- подплыв поближе к отцу, поинтересовался Константин.
- В Тайную комнату, куда же ещё, - ответил Волдеморт. – Думаю, что это единственное место в Хогвартсе, куда не смог бы забраться Родольфус.
Проплыв ещё несколько минут, Волдеморт остановился у поросшим тиной и водорослями подводным валуном и зашипел на парсултанге. Камень задрожал, будто началось подводное землетрясение, и распался на две части, образуя огромную голову змеи с открытой пастью.
- Ух ты! Здорово! Какая очаровательная змея! Кто её сюда положил? – улыбнулся Константин, пытаясь хоть как-то разрядить накалившуюся обстановку.
- Твой предок – Салазар Слизерин,- отозвался Волдеморт, вплывая в образовавшийся проем.
Каменные стены подводной пещеры уходя далеко вперед, начали постепенно сужаться и образовывать лестницу под ногами. Волдеморт и его спутники выплыли из бездонного углубления в маленьком озере Тайной Комнаты, погруженной во мрак. Волдеморт что-то прошипел на парсултанге, и Тайная Комната осветилась полусотней огней, вспыхнувших в пастях каменных змей.
- Не может быть! Останки настоящего Василиска! – побежал к огромному телу мертвой змеи Константин. – Невероятно! Нужно обязательно сводить сюда детей на экскурсию.
- Ты уже сводил на одну группу детей на экскурсию, может хватит, - прошипел Волдеморт, намекая на Пещеру Пыток.
- Эй, собака, немедленно прекрати это! – отскочила от отряхивающегося Сухарика Тонкс.
Чёрный сокол Константина спикировал к хозяину.
- А ты откуда здесь? – Константин стал с помощью магии сушить свою одежду.
Сокол уткнулся головой в плечо хозяина и потом вспарил вверх, и стал кружить около потолка.
- Там есть отверстие - видимо вентиляция, - Люпин, продолжив сушить пальто, пристально вглядывался в потолок, - скорее всего, она соединена с одной из труб Хогвартса, вот он сюда и попал.
- Уберите от меня это животное! – проверещала Тонкс - Сухарик встал передними лапами волшебнице на плечи и стал её облизывать.
Беллатриса подозвала Хруща к себе, и он довольно растянувшись у её ног, стал требовать ласки.
- Чернокрыл, что снаружи?
Константин положил правую руку соколу на глаза и закрыл левой рукой свои глаза. Сокол встрепенулся и вылетел в отверстие, провожаемый правой рукой Константина.
- Ну, что там, - Снейп, за неимением другого занятия, гладил растянувшегося теперь перед ногами Беллы Сухарика.
- Сейчас, я ведь не ориентируюсь на высоте, что есть что! Длинная, высокая башня, крыша конусом, там куча детей в окно видно, - не открывая глаза, заговорил Константин.
- Гостиная Гриффиндора, - помог Дамблдор.
- Там что-то происходит, сейчас приземлюсь на подоконник. Ох, скользко…так…. дети вяжут из простыней веревки. Наверное, они собираются бежать, но тут так высоко! Им простыней до земли не хватит. Они что прыгать будут?
- С ума сошли, храбрецы Гриффиндорские! Вернее идиоты! – расхохоталась Беллатриса.
- Два рыжих близнеца, какую-то коробку из-под кровати достали, дают всем в комнате какие-то штуки, и что-то похожее на шоколадные батончики. Пожиратель выламывает дверь, смотрит на них, фу, успели простыни спрятать, - выдохнул Константин. – Хватают одного из рыжих, заламывает ему руки, что-то кричит, тот отдает ему шоколадку, входят другие Пожиратели, отнимают у остальных шоколадки, ха-ха-ха-ха, - Константин разлился заразительным смехом, от которого у всех пробежал холодок по спине.
- Господи, - сжимая руки у груди, прошептала Молли, - не может быть! Как Фред и Джорж смогли проникнуть в Хогвартс?
- Пожиратели съели шоколадки, и теперь двое исходят кровью, троих выворачивает на изнанку, и ещё один раздулся до невероятных размеров и позеленел! Детям сейчас попадет за такие шутки…
- Как они проникли в Хогвартс? – растерянно причитала Молли.
- Женская спальня Гриффиндора, – продолжил Константин, - пустая, девочек в ней нет. Гостиная, целая толпа школьников, построенных в колонну по парам, наверное, поведут куда-то.
Дамблдор задумчиво посмотрел на Константина, определенно он совершенно не умел обманывать, да и зачем ему это было делать. А раз так, значит Фред и Джордж в Хогвартсе. Но как они сюда попали?
- Вход в школу охраняют трое Пожирателей, коридоры, классы и библиотека – пусты. Большой зал заполнен учениками и Пожирателями, всего человек двести. Какое-то кресло в центре, стоящее вместо учительского стола, пустое.
Константин отвел левую руку от глаз и, схватив отца, отвел его в сторонку и заговорил с ним на парсултанге.
- Отец, я думаю что здесь все дети, что были в Норе… Разве что Рон…
- Как они могут быть здесь? – оборвал сына Волдеморт также говоря на Парсултанге.
- Я не знаю, они не могли проникнуть в Хогвартс быстрее нас. Молли сказала, что когда они уходили близнецы и другие дети ещё спали. Их специально не стали будить. Но это ещё не всё. В библиотеки кое-кто есть. Не стану говорить кто, но они тоже должны были быть в Норе, а не здесь.
- Значит, глупцы решили присоединиться к спасательной миссии, что ж это нам на руку, - задумчиво прошипел Волдеморт.
- Отец! Ты мне обещал…
- Я много кому чего обещал, мальчик мой, но ничего из этого я не выполнил! – злобно улыбнулся Волдеморт и вернулся к перешептывающемуся Ордену Феникса.
- У кого-нибудь есть план, как нам спасать детей? – процедил сквозь зубы Лорд.
- Нам бы выбраться отсюда сначала! – задумчиво произнесла Тонкс, разглядывая темное отверстие, в которое улетел сокол Константина.
- Это не проблема, Фоукс, мой Феникс, без труда вынесет нас из Тайной Комнаты! Но как только мы отсюда выберемся, мы окажемся на вражеской территории, и думаю, у нас должен быть план, – поддержал Лорда Дамблдор, и, присвистнув, стал смотреть на отверстие в потолке.
- Родольфус мог попасть в ваш кабинет, Дамблдор? – поинтересовалась Беллатриса, наблюдая как Волдеморт задумчиво расхаживает по Тайной Комнате.
- Нет, не мог, мой кабинет защищен от вторжения.
- А феникс сумеет нас туда отнести, причем так, чтобы Родольфус это не заметил? – скептически улыбнулся Люциус.
- Думаю, да.
- Думаешь? – злобно прошипел Волдеморт.
- Не в чем нельзя быть уверенным, Том, и твоя самоуверенность во всём, это твоя первая ошибка, - посмотрел на своего бывшего ученика оценивающим взглядом Дамблдор.
- В таком случае я думаю, что жертв среди твоих учеников будет мало, - прошипел Лорд, сверля своими змеиными глазами бывшего преподавателя.



Глава 33. Хогвартс (часть первая).

- Драко, Драко, проснись! – Гермиона распихивала сонного юношу, запрыгнув ему в постель в одной ночной сорочке.
- Чего тебе, - не открывая слипшихся от сна глаз, промямлил Драко.
- Гарри и я сейчас нашли сверток, ты его вчера у нас забыл, ну тот самый, который тебе Константин дал и сказал воспользоваться им только в крайнем случае.
- Ну, - неспособный на большее красноречие протянул Драко.
- Там, там, ох, да ладно, вставай соня! Нас приключения ждут! Пошли в Хогвартс детей спасать! – Гермиона начала раскачивать Драко и пытаться стащить его с кровати. – Если поторопимся, будем там раньше Ордена!
Драко нехотя открыл глаза и недоуменно уставился в озорные и полные энтузиазма глаза Гермионы, невольно подмечая, что её сорочка, бывшая на самом деле старой футболкой Чарли, ей ужасно велика и в битве с сонным юношей сползла с правого плеча девушки, обнажая нежную кожу.
- Не пойду, пока по нормальному не попросишь, и хватит меня стаскивать с кровати, я упаду!
Гермиона напрыгнула на Драко и нежно поцеловала его в щеку.
- Так лучше?
- Значительнее, - чуть смущаясь прошептал ошарашенный поступком Гермионы, Драко.
Бегом одевшись и поев на ходу, Гарри, Рон, Джинни, Гермиона, Драко, Фред и Джордж, схватив свои метлы вылетели из Норы в сторону Хогвартса.
- Нам часов семь лететь с такой скоростью, - Драко абсолютно не хотелось лететь весь день по холоду, не говоря уже об ужасно обжигающим морозом ветре, болезненно дующим в лица путешественников.
- Нам и не придется! – Гермиона улыбалась.
Девушка достала из красного мешка, отданного вчера Константином Драко какое-то золотое магическое кольцо, расписанное рунами, и с криком «Визжащая Хижина» бросила кольцо перед собой в небо. Вопреки всем законам кольцо не стало падать, наоборот оно стало подниматься вверх, увеличиваясь в диаметре, и светится по краям голубым свечением.
- Летим в него! – девушка с проворностью направила свою метлу в кольцо, ставшего теперь диаметром около двух метров.
Драко замер и стал наблюдать, как его спутники один за другим стали нырять в кольцо и пропадать.
- Мерлин, что за шутка такая, - Драко облетел кольцо несколько раз, убеждаясь, что его спутников нигде нет.
- Драко, ты где там? – голова Джорджа высунулась из светящегося по краям кольца.
Драко нырнул в кольцо и, как показалось мальчику, ничего не произошло, разве что теперь все его пропавшие в круге кольца друзья вновь висели на метлах в небе.
- Портал закрыться! – скомандовала Гермиона, протягивая руку в сторону светящегося в небе круга, который вновь стал уменьшаться до размера кольца.
- Ничего себе! Вот эта штука! – пищал от восторга Фред.
Ребята начали снижаться, внизу из-за облаков начал виднеться Хогвартс и Визжащая Хижина, одиноко стоящая на отшибе крошечной деревушки.
Почти разваливающийся по виду домик, как и в прошлое его посещение Драко, был заколочен досками. Отодрав парочку досок с двери, ребята пролезли в дом.
- Ну, вот проход здесь, - Гарри указывал на узкую дыру в стене второго этажа Визжащей Хижины.
- Он же завален, мы тут не пролезем, - Драко засунул свою голову и дыру и оценивающе стал стучать по стенам и что-то шептать.
- Пролезем, - Фред вытянул Драко из дыры, - мы с братом вообще спецы по всем дырам!
- На, - Джоржд запихнул Драко в рот жвачку, со вкусом старой резины.
- Что за гадость! Что за, - не успев закончить изысканный вкус жвачки, Драко недоуменно уставился на близнецов, всё его тело становилось резиновым и невероятно растягивающимся.
- Наша новейшая разработка, - гордо заявим Джордж, - супер-резиновое тело!
Фред демонстративно бросил свою палочку в соседнюю комнату и с легкостью достал её, растянув свою руку на пять метров.
- Только смотри не проглоти! А то навсегда резиновым останешься! Главное теперь за тобой Гермиона, уменьшай наши метла, они нам ещё понадобятся!
Невероятно изгибаясь и пролазив в самых непроходимых местах Гарри бегом бежал по туннелю, ведущему к Гремучей Иве. Драко, будучи прирожденным Слизеринцем, решил, что будет куда удобнее избрать стиль передвижения змеи, и ловко скользил по холодной земле, иногда перебираясь на стены.
- Я, Фред и Джордж, отправимся в гостиную Гриффиндора, - задыхаясь от бега, сказал Гарри. – Гермиона и Драко идите в Большой Зал. Джинни и Рон в гостиную Хапплпафа, там по сведеньям Ордена держат вторую часть детей. Слизерин пусть держит осаду, они не в опасности.
- Конечно, без еды и воды, - зашипел Драко, - мы же Слизеринцы – всё вынесем!
- Не говори глупости Малфой, ой, - Джинни запнулась, - прости, не-Малфой, но всё равно, домовые эльфы Хогвартса позаботятся о них! Как ты вообще мог подумать, что их там бросили!
- Я в Большой Зал, искать этих скотов, - злобно зашипел Драко, который так и не смирился с отнятой у него семьёй и фамилией, - а на вас мне плевать, делайте что хотите!
- Ну, вот, обиделся, - Гермиона бросилась догонять прибавившего ходу Драко.


***

С прекрасной радостной песней, в Тайную Комнату влетел Феникс. Сделав несколько кругов над Дамблдором, приветствуя директора, Феникс сел ему на правую руку и уткнувшись мордочкой в плечо, стал ласково курлыкать. Дамблдор погладил птицу по голове.
- Он нас всех сразу не поднимет, - Беллатриса недоверчиво смотрела на красивую огненную птицу.
- Мы полетим частями, - директор Хогвартса окинул всех взглядом. - Я, Константин, Волдеморт и Беллатриса полетим первыми, если что не так, мы сумеем дать отпор. Если всё хорошо, Фоукс вернется за второй группой - Люпин, Грюм, Молли и Артут будут вторыми. Тонкс, Северус, Люциус и Нарцисса – третьими. А вот что делать с вашей собачкой, я не знаю…
Триядный Хрущь, развалившийся у чешуи Василиска и издали больше напоминающий огромную черную собаку с необычными шипами на кончике хвоста и районе шеи, встрепенулся и подбежал к хозяину.
- А он и сам долететь может, - отозвался Константин. – Сухарик, покажи нам свои крылышки.
Хрущь раскрыл два черных крыла, похожие на крылья Фестралов, но покрытые мягкой шерстью, которые до сих пор могли восприниматься окружающими как не в меру упитанное тело.
- Мэрлин мой, какой ты у нас дохленький оказывается, - Беллатриса стала гладить тощее тело и крылья Триядного Хрущьа. – А я ведь тебя на диету думала посадить!
- Отлично, если возражений нет, то первая группа может отправляться – Фоукс, сидя на руке Дамблдора с готовностью расправил крылья.
Белла, Волдеморт, Константин и Дамблдор ухватились за Феникса и понеслись вверх по каменной трубе, а затем, вылетев на улицу рядом с Астрономической башнею, спустились к кабинету директора и открыв магией окно, оказались в кабинете Директора.
- Нас кто-нибудь заметил? – Белла явно нервничала.
- Нет, но траектория полета не удачная. Мы пролетели весь двор Хогвартса и спускались рядом со входом в школу, - ответил Константин закрывая окно, что бы не впускать стужу.
- Фоукс, будь аккуратней, - Дамблдор отпустил Феникса и тот вылетел в ещё не закрытую створку окна.
Через пять минут вторыми, незапланированно, прилетели Люциус, Нарцисса, Снейп и Тонкс. Вслед за ними в окно влетел Сухарик и бросился облизывать Константина.
- Эта псина с ума сошла, когда вы улетели, - Тонкс грозно посмотрела на Сухарика. – Начал скулить, выть, за вами полететь пытался, мы его ели усмирили! А когда Фоукс вернулся без Константина, вообще начал за ним гонятся по подземелью и чуть не сожрал Феникса!!! Пришлось нам сначала лететь.
- Они не заметили вас?
- Может и заметили. Ваша полусобачка полудракон летала по всему двору Хогвартса причем у самой земли и напротив окон Большого Зала - Снейп явно не был в восторге от поведения Сухарика.
Фоукс улетел за миссис и мистером Уизли, Люпином и Грюмом.
- Может чай быстренько попьём, - продрогшая от холода Тонкс с надеждой смотрела на чайник.
- Я бы не отказалась, - Беллатриса поплотнее закутала на себе норковую шаль, повязанную поверх зимнего пальто.
Дамблдор наполнил чайник и вскипятив магией воду, разлил чай по бокалам.

***
Эта ночь, казалось, была самая короткая и самая длинная одновременно. И, наверное, впервые за всё существования школы, именно этой ночью никто в замке не спал. Пожиратели славили Родольфуса, празднуя в Большом Зале, а дети, запертые в своих спальнях, пытались придумать, как же им сбежать от захватчиков.
Время предательски бежало, и первые лучи солнца окрасили небо в кроваво-красные цвета похожие на взбитые сливки облака. Запуганных, почти падающих от стресса и голода детей собрали в почти пустом Большом Зале, в центре которого уже был нарисован круг с перевернутой, пятиконечной звездой. Всё было готово для проведения Ритуала Вечного Служения. Из-за бессонной ночи и изнеможения дети, притащенные Пожирателями в Большой Зал, сразу же садились по-турецки или на колени на пол. Захватчики Хогвартса, злобно окидывая взглядом пленников, патрулировали сидящих и ждущих своей участи детей, ходя между рядами детей.
- Среди ваших однокурсников есть полные идиоты, - злобно оскалился Фенрир, - Гриффиндорцы-старшекурсники, глупые мальчишки. Они связали из простыней веревки и попытались спуститься вниз, надеясь, что они смогут уйти от нас, теперь их ждет казнь! Она состоится прямо сейчас, при вас, а потом вы сможете принять служение у нашего Господина!
Дети, проревевшие всю ночь и оплакивающие свою участь, ни как не отреагировали, ни страха, ни сочувствия, ни боли они уже не испытывали, у них уже на это просто не было сил.
Двери Большого Зала распахнулись и связанных по рукам и ногам мальчиков втащили в зал. Впереди всей процессии, закутанный в темно-бордовую мантию, с капюшоном на голове, шел человек, занимавший вчера трон. Изуродованное лицо перекашивало от ненависти и злобы. Следом за ним в золотой маске шел длинный как жердь Пожиратель. Замыкали процессию Плешивый, тащивший за волосы связанную Полумну Лавгуд, которая явно пыталась выставлять перед собой руку, с начертанным на ней рисунком, и несколько зареванных девочек, в число которых входила Лаванда Браун. Пара оборотней схватили своих «возможно беременных самочек» и указали им на стулья, стоящие вдоль стены. На каждом из стульев, приготовленных для девочек, судя по запаху, лежало по горячему пирожку с мясом и стояло по стакану тыквенного сока. Изголодавшиеся девочки набросились на еду. Тем временем двери Большого Зала заперли, а изуродованный человек занял свой трон.
- Мэрлин, они то, что тут делают! Они же сбежали из Хогвартса ещё в прошлом году, устроив Амбридж пышный прощальный срыв нашего экзамена, - зашептала Парвати.
Ромильда подняла голову и начала рассматривать пойманных мальчиков, стоявших напротив трона Родольфуса лицом к залу. Невилл, со сломанным носом и парой синяков под обоими глазами был похож на жуткого филина. Дин, с подбитым правым глазом и окровавленным ртом, отплевывался кровью, видимо ему выбили зуб и кровь не хотела останавливаться. Фред и Джордж улыбались беззубыми улыбками и корчили рожицы перепуганным детям, пытаясь тех уверить, что всё нормально. Тед, Гриффиндорец с седьмого курса, с трудом стоял на ногах, одна из его ног была неестественно вывернута в бедре. Его лучший друг Уоррен, стоял со сломанным носом из которого шла кровь, держась за сломанную руку. Девид, пятикурсник, хоть и был внешне не изуродован, но сгибался пополам, держась за живот, из уголков его рта сочилась кровь.
- Эти сволочи ему наверное из внутренностей паштет сделали, - прошептала Лерика, пятикурсница Гриффиндора, которая частично наблюдала за расправой над детьми. - Они Пожирателей фирменными батончиками Фреда и Джорджа накормили, сам их Мессир полчаса бился над тем, что бы снять чары Фреда и Джорджа.
- Тишина в зале, - зарычал Фенрир, давая по звонкому подзатыльнику Лерике и Ромильде.
- Доброе утро, дети, - неестественно сладкоголосо запел длинный как жердь Пожиратель Смерти, не обращая внимание на расправу Фенрира над двумя зашептавшимися девочками. – Я прекрасно понимаю насколько сильно вы хотите побыстрее принять служение у нашего Господина, но вынужден вас огорчить, сегодня ночью у нас случился маленький бунт и Мессир пожелал, чтобы сначала были наказаны бунтовщики, а уж потом вы сможете…
- Хватит трепаться! К делу! Эти сопляки, - человек с изуродованным лицом с ненавистью схватил за волосы Фреда и Джорджа, - решили поиграть с моими людьми, накормили их какой-то гадостью!
- Не правда, Мессир, это они вас в заблуждение ввели, как вам вообще при вашем то чине, почете и уважении не стыдно лгать вашему господину, - закудахтал с наигранным беспокойством Фред, поглядывая то на Родольфуса, то на Фенрира. – Мы их не кормили, они у нас сами взяли и съели.
- Мы их не кормить хотели, мы их задушить хотели, просто они раньше времени пришли и все планы нам сорвали, - добавил, подыгрывая брату, Джордж.
- Отдайте их мне, Мессир, - глаза Фенрира Сивого налились кровью.
Девочки, сидящие на стульях вдоль стены закрыли от страха глаза руками.
- Не бойтесь, милые, - шепотом залаял Плешивый на ухо Лаванде, обнимая сразу четырех «возможно беременных самочек», - он их раздерет на мясо в два броска.
Раздался душераздирающий вопль одного из близнецов, Лаванда, начиная захлебываться в слезах, заткнула уши и уткнулась Плешивому в грудь, что бы не видеть что происходит.
Взрыв хохота Пожирателей на фоне мертвой тишины в Зале оповестил Лаванду, что с одним близнецом уже покончено. Послышался крик второго близнеца, он проклинал Пожирателей и звал брата.
Звук разбившегося в дребезги окна заставил девочку вновь открыть глаза. Все Пожиратели прыгали через детей к окнам, и что-то кричали друг другу.
- Что, мать вашу, или кто это был?! – взревел Родольфус.
- Собака с крыльями! – Парвати, сидевшая у окна, радостно распихивала своих соседей-пленников.
- Взять это, что бы это там не было!!!
Пожиратели, побросав узников, большей частью подчинились приказу Родольфуса и уже выбегали из Зала.

***

- Они! - Снейп бросился к окну и наложил на стекла заклятье невидимости, не дающее с улицы заглянуть в комнату.
Мимо окна директора промчались на метлах несколько людей Родольфуса.
- Засекли, - выдохнул Люциус.
Стали слышны удары и крик Молли и Феникса. Взрыв хохота людей Родольфуса не предвещал ничего хорошего. Одна за другой стали полыхать зеленые вспышки, Феникс верещал как резанный, откуда-то сверху посыпалась черепица.
- Нам нужно им помочь, на них напали! – откинув бокал с кипятком, Тонкс подбежала к Дамблдору. – Нам надо что-то сделать!
- И провалить спасение детишек, - злорадно улыбнулся Волдеморт, который уже занял кресло директора Хогвартса и теперь смотрел на всех из-за стола Дамблдора.
Бывшие директора Хогвартса, претворявшиеся спящими на своих портретах, зашептались и стали перепрыгивать с одного портрета на другой.
Константин распахнул окно и выпустил наружу Сухарика.
- Только бы в него не попали проклятьем смерти,- выдохнул сын Волдеморта, закрывая окно.
Даже через закрытое окно они услышали вопли ужаса Пожирателей Родольфуса.
- Чёрт побери, что это или кто это?- орал грубый бас.
- Аааааа, он мне метлу перекусиии… - удар и вновь осыпалась черепица.
Дамблдор и остальные замерли, прислушиваясь к происходящему.
- Молли, Молли, - надрывно кричал Артур откуда-то сверху.
- Авада Кедавра! – заорал хриплый голос.
- Импедимента! – каркнул Грюм, сверху вновь стала осыпаться разбитая черепица.
- Аааа, уберите это от меня, оно мне ногу перекусит, - орал, где-то слева от директорских окон, Пожиратель.
- Инкарцеро – послышался голос Люпина, и в этот же момент мимо окон кабинета директора пролетел на уже не управляемой метле связанный Пожиратель Смерти.
В небе полыхнуло несколько зеленых вспышек, и посыпались красные искры, сопровождаемые чьим-то криком. На землю под окнами Дамблдора упал Пожиратель, который, судя по позе, был перегрызен на две части.
- Фу, - отвернулась от окна Беллатриса и брезгливо поморщилась.
- Кажется, твой зверек перекусил человека,- бледнея, пролепетала Тонкс Константину.
- Конечно, он же дракон! Маленький, одомашненный, но дракон! Сухарик своими зубами в Поместье Чистых Вод вековые дубы, которые я руками обхватить не мог, перегрызал за пять минут, а тут человек. Это ему на один зубок мало, - улыбнулся Константин, - а у него их сто пятнадцать штук на трех челюстях!
- Это у моей родни, в Румынии, - пояснила Белла. – Весь вековой лес перегрыз, негодник!
Раздался душераздирающий крик, и ещё один Пожиратель, вернее то, что от него осталось после схватки с Сухариком, упал за сто метров от директорских окон.
Держась за хвост Феникса, раненные Грюм и Люпин спустились к окну Дамблдора. Следом за ними залетел Чернокрыл и Сухарик с окровавленной пастью, между крыльями которого лежали Молли и Артут.
- О, Мэрлин, они серьёзно ранены? – Нарцисса наблюдала за действиями Дамблдора, который осматривал Молли и Артура.
- Нет, Нарцисса, - горько и печально произнес старец, - они мертвы.



Глава 34. Хогвартс (часть вторая).

Драко бешено бегал по библиотеки, заглядывая на разные стеллажи и полки с книгами, Гермиона, тем временем, задумчиво листала древнюю книгу с боевыми заклятьями, на которую она наткнулась, помогая мальчику искать карту школы чародейства и волшебства.
Драко подлетел к Гермионе и, схватив за плечи, рванул девушку на себя.
- Нашел! Смотри! Говорил же тебе, что у большого зала между потолком, который мы видим и улицей целый этаж есть! – Драко ткнул девушку в карту.
- Зачем нам это, там явно ничего и никого нет!
- Да, но там есть вентиляция, мы так в Большой Зал проникнуть сможем. Если повезет, то тогда и обстреливать Пожирателей с полной безопасностью для себя сможем.
Гермиона улыбнулась наивности Драко, впрочем, с учетом их умения ловко растягиваться благодаря резиновым жвачкам Уизли, из этого действительно могло что-то получиться. Правда бороться с жвачкой во рту очень неудобно, можно банально поперхнуться или проглотить её. Драко уставился на книгу в руках Гермионы.
- Ты чего, нам сейчас учится некогда, да и потом, я листал эту книгу, там очень сложные заклятья.
- А ты учил от сюда заклятья?
- Не все, а что? – Драко внимательно всмотрелся в страницу, на которой остановилась девушка. – Заклятье Кинжала, Заклятье Удушения, Заклятье Мертвой Хватки (что бы ваш противник не мог вырваться из ваших рук), - гласила книга.
- Нам они бы могли помочь, я возьму её на всякий случай.
- Родольфуса по голове ей бить будешь? – хмыкнул Драко, взвешивая в руке тяжелый том. – Как хочешь, твоё дело! Главное теперь в Большой Зал попасть.
За окнами раздался душераздирающий крик. Феникс, которого атаковали пять Пожирателей Смерти, безрезультатно пытался увернуться от заклятий. На высоте пятого этажа члены Ордена Феникса, Уизли, Грюм и Люпин, которых нес на себе Фоукс, вели неравный бой с Пожирателями Родольфуса. Одно из заклятий попало в Феникса и он упал вместе со своей ношей на крышу, разбив черепицу. Члены Ордена Феникса заскользили вниз по пологой крыше, и сумели остановить падение только зацепившись за сток. Пожиратели, накинулись на своих жертв с новой силой.
- Они упадут! Они убьют их. Драко, мы обязаны им помочь!
- Как? – Драко бросился открывать громадное окно библиотеки. – Окно не открывается!
- Драко, - Гермиона подошла к окну, - это Сухарик?
Перед окнами библиотеки развернулся неравный бой. Триядный Хрущь набросился на Пожирателя Смерти и, перекусив его метлу, бросился вниз за падающим с явным намереньем перекусить его пополам. Пожиратели начали бросать в Трядного Хрущьа проклятьями Смерти, но он ловко укорачивался и настигал своих жертв, что бы они не делали. Грюм и Люпин сумели привязать себя наколдованными из воздуха веревками к сточным трубам и, уже не боясь упасть, вели бой с Пожирателями. Артур Уизли склонялся над своей женой.
- С матерью Рона что-то не так, - выдохнула взволнованная девушка.
Пожиратель дравшийся с Люпином и Грюмом одновременно, ударил зеленой вспышкой в спину мистера Уизли, Артур обмяк и упав на жену, стал медленно вместе с ней скользить к краю крыши.
- Он, он, - у Гермионы потемнело в глазах, девушка немного пошатнувшись оказалась в объятьях Драко, решившего, что она сейчас упадет в обморок. – Боже, за что? – девушка уткнулась Драко в грудь и заплакала.
Сказать по-честному, Драко вообще не знал как себя вести. Раньше, будучи истинным Малфоем, он просто обязан был оттолкнуть грязнокровку, и оскорбить её чувства, например, заржать, что не фига было к врагам спиной поворачиваться или что-то в этом духе. Драко неловко, медленно и нежно стал гладить девушку по спине, стараясь подобрать слова. Впервые в жизни его красноречие подводило его.
- Мне очень жаль, - большей глупости, по мнению Драко, он и сказать не мог, кажется, он превращается в такого же идиота как Гарри Поттер или Невилл Лонгтом. – Гермиона, нам нужно идти. Им уже не поможешь.
Девушка вытерла глаза, взяла книгу и взяв Драко за руку потянула его в строну выхода из библиотеки.

***

- Гарри, что ты делаешь? Они нас заметят!
Мальчик аккуратно пробирался под Мантией-Невидимкой между десятью оборотнями, стоящими у дверей Большого Зала и выглядывающих в сторону главного входа в школу. Джинни и Рону приходилось следовать за ним.
- Блокируйте вход и дверь Большого Зала! – проревел влетевший на метле в школу Фенрир Сивый. – Тут двое Уизли, Грюм и ещё кто-то из Ордена!
- А Он? Он с ними? – было видно, как дрожит от страха молодой оборотень, за спиной которого сейчас и стояли ребята.
- Тсс! – зашипел Фенрир, заглядывая в Большой Зал. – Не видел. Кто Его Лордство знает, может и здесь уже. В любом случае нам пора готовиться, потому что, если Лорд вновь победит Родольфуса, то нам придется попотеть, чтобы убедить Его, что мы всегда были на Его стороне и просто втирались Родольфусу в доверие, что бы потом поймать того и сдать предателей Лорду.
Гарри и ребята сделали ещё несколько шагов в сторону двери в Большой Зал и мальчик встал как вкопанный. Двое Пожирателей Смерти выносили из Зала залитого кровью, мертвого Фреда. Рон, охнув, закрыл рот руками, а Джинни пискнула и, казалось, сдерживается, что бы не закричать.
- Это что за звуки ты издаешь? – Фэнрир сверлил глазами молодого оборотня, который тоже закрутил головой, не понимая, что за звуки ему послышались.
- Это не я.
- Да, не ты? А может ещё и зарыдаешь, если я тебе скажу, что его глупая мамаша и папаша тоже мертвы? Я их буквально десять минут назад прикончил на крыше Хогвартса! – Ухмыльнувшись, смехом залаял Фенрир.
Джинни ударилась об стенку спиной, и стала сползать по стене, закрывая себе рот руками. Всё её тело беззвучно заходило в рыданиях, из её глаз ручьём потекли слезы. Рон, как ударенный дубиной, стоял с ничего не выражающим лицом.
В этот момент в Зале начало что-то происходить и оборотни бросились туда, оставив Гари, Рона и Джинни наедине.
- Джинни, - прошептал как можно тише на ухо девушке Гарри, - Джинни, пойдём, они не должны нас услышать, - парень стал тянуть друзей в сторону входа в подземелье, ведущее к гостиной Слизерина.
- Мы же в Большой Зал должны пройти, - промямлил Рон.
- А ты в состоянии? А Джинни?
Добежав до кабинета Снейпа и открыв его заклятьем, дети содрали с себя Мантию-Невидимку, и Джинни зарыдала в голос, закрыв лицо руками.
Гарри обнял девушку и, ласково гладя её по голове, стал целовать её руки и волосы.
- Солнышко, мне жаль, мне так жаль, клянусь, если это правда, мы это так не оставим, они ответят за это.
Дверь лаборантской комнаты Снейпа заскрипела, и оттуда высунулись Митчал Гург, Людвиг Дрек и Мелена Мерк, Слизеринецы-семикурсники. С волшебными палочкой наготове, они недоверчиво уставились на Гарри, Джинни и Рона. Гарри резко обернулся на скрип и тоже наставил волшебную палочку на Слизеринцев.
- Вы тут откуда? В смысле, вы не в Большом Зале? – Людвиг, симпатичный заносчивый блондин с немного вьющимися волосами длиной чуть ниже плеч, подозрительно рассматривал Джинни и Гарри.
- Вы тоже, - холодно отчеканил Гарри, готовый в любой момент отразить нападение Слизеринцев.
- Вы не за них?
- Глупый вопрос Людвиг, - Мелена, девушка с длинными темными волосами и красивыми карими глазами, ехидно улыбнулась, - конечно, нет! Это же Гарри Поттер! Он явно не с Предателями Пожирателями Родольфуса! Мы уже достали все необходимые ингредиенты, идемте от сюда, пока вырубленные нашими заклятьями охранники в себя не пришли!
Гарри смутно начал припоминать, что читал в Пророке. Слизеринцы, узнав, что Пожиратели предали их всеми почитаемого Лорда Волдеморта, хитростью выманили свои волшебные палочки у Родольфуса и потом дали Пожирателям бой, и теперь все скрываются в гостиной, находящийся в осадном положении.
- Постойте, - Гарри убрал свою палочку. – Вы вооружены? Все Слизеринцы вооружены?
- Разумеется, дурень, вооружены, - Людвиг вытащил целый мешок с ингредиентами из подсобки, и волоком стал подтаскивать его к двери.
- А это зачем? – Гарри кивнул на мешок с ингредиентами.
- Раненых и покусанных лечим, Фенрир, сволочь, постарался.
- Что там снаружи, нас вообще спасать собираются или нет! – Митчал, крупный темноволосый парень, грозно двинулся в сторону Гарри и Джинни. – А с этой истеричкой чего?
- У этой, как ты выразился, истерички, убили брата, мать и отца, которые, между прочим, вас спасать пришли! – злобно зашипел Гарри, сдерживая себя, что бы не набросится на Слизеринца, вдвое превосходящего Гарри в весовой категории.
Мелена подошла к Джинни и протянула рыдающей девушке носовой платок.
- Может, с собой их возьмем, их тут найдут при первом же обходе, а защититься они не в состоянии.
- Меленочка, дорогая, ты совсем из ума от заточения выжила! Поттера в Слизеринскую гостиную притащить решила!
Гарри оглянулся на Джинни и Рона, стоящего с ничего не выражающим лицом. Увы, здесь, да ещё и в таком состоянии им было действительно не безопасно находиться.
- Слизеринцы хотят присоединиться к Лорду Волдеморту и помочь ему справиться с предателями? – голос Гарри зазвучал неестественно холодно.
- Что? – хором выдохнули Слизеринцы и уставились как истуканы на Гарри.
- Лорд Волдеморт здесь, в школе, вместе с Профессором Константином де-Мортом, он его сын, если Малфой вам это ещё не разболтал, с Профессором Дамблдором, Пожирателями Смерти, верными Лорду и Орденом Феникса. И ещё. Они теперь одна команда, и мы с ними заодно.
По лицам Слизеринцев Гарри прочитал, что Драко не распространялся про кровное родство Константина и конечно же особое удовольствие Гарри испытал увидев, как они отреагировали на известие, что Орден Феникса объединился с Пожирателями Смерти. Сказать, что они были ошарашены – просто ничего не сказать. После пятиминутного молчания, Людвиг молча махнул рукой, показывая жестом, что Гарри нужно следовать за ним, пихнул тяжелый мешок Митчалу и вышел из кабинета Зельеваренья.
Гарри потянул за собой Джинни и Рона, последними из кабинета вышли Мелена и Митчал.
- Я слуга Волдеморта, - выплюнул Людвиг, подходя ко входу в гостиную, каменная стена отъехала в сторону, пропуская подростков в помещение.
Гарри, ведший за собой Джинни и Рона, невольно поёжился от выбранного Слизеринцами пароля.
Гостиная Слизерина, освещенная зеленоватым светом, была полна детьми и подростками, которые дружно нацелили свои волшебные палочки на незваных посетителей.
- Это, как вы видите, Гарри Поттер, - начал Людвиг, - сейчас он нас попытается убедить, вступить в бой с Родольфусом и расскажет интересные новости про нашего Лорда.
Людвиг ехидно уставился на Гарри.
- Вам слово, мистер Поттер!
Гарри никогда не считал себя хорошим оратором, и всё же опыт публичных рассказов он немного имел, ведь он рассказывал друзьям-Гриффиндорцам про свои приключения. Быть может, именно поэтому, Гарри и решил начать свой рассказ более менее сначала, и уж потом, воодушевившихся Слизеринцев, призывать на бои за тех, кто сейчас ждал своей участи в Большом Зале.

***

Прошло уже четыре часа с того момента как Гриффиндорцы утащили Драко в Хогвартс, и хотя Панси, провожавшая ребят, решила досмотреть свой сон, он не как не хотел вновь погрузить девушку в свои сладкие грезы. Вместо этого Панси овладела невероятная тревога, ведь они одни пошли Мерлин знает куда, чтобы пробраться в место, где царили жестокость и полноправие Пожирателей, предавших Волдеморта. Девушка ещё не оправилась от Пещеры Пыток, а тут вновь приключения. Раньше Панси казалось, что сидеть и ждать – это легко, намного легче, чем быть в центре событий и рисовать своей жизнью. Сейчас же девушка начала осознавать прямо противоположное – лучше рисковать своей жизнью, чем сидеть и ждать, волноваться, придумывать в своём сознании разные страшные картины.
Панси решительно откинула одеяло и встала. Было уже около одинадцати. Быстро одевшись, девушка пулей спустилось на кухню Норы и умывшись начала готовить себе завтрак.
- А мне завтрак полагается? – прохрипел Руквуд, которого притащили вчера вечером из Паучьего Тупика в Нору, потому что Волдеморту он надоел, а убивать его не дал Дамблдор уверенный, что Руквуд ещё им сослужит добрую службу.
- Ты, - нервы девушки были на приделе, только что она представила Драко, лежащим в гробу, с изуродованным телом, - я и забыла что ты здесь.
- Так что там с завтраком? И где Хвост?
- Эта мразь тоже тут? – Панси изогнула свою левую бровь, как обычно это делал Драко, пока ещё был Малфоем. Сейчас мальчик начал меняться, стали меняться и его привычки, это беспокоило Панси, она даже плакала, вдруг в его новой жизни не останется место для неё.
- Тут он, тут, гуляет где-то. Мне два яйца с обоих сторон с куском бекона обжарь, пожа-а-а-луйста, - протянул Руквуд, делая особенный акцент на слове «пожалуйста».
Панси обжарила свой завтрак с двух сторон, и отдала Руквуду.
- А сама чего? Худеешь?
- Мне кусок в горло не лезет, - Панси было плевать кому высказаться, молчать она больше не могла. – Я за Драко с ребятами переживаю, они ведь сейчас с Пожирателями борются.
- Чего за них переживать, сами себе приключений на задницу захотели! Ты мне руки развяжи, мне же как-нибудь поесть нужно!
Панси, немного поколебавшись, развязала Руквуда, напомнив ему о Непреложном Обеде, данным им в Пещере Пыток. Мужчина жадно набросился на еду.
- Родольфус говорил, зачем ему Хогвартс понадобился?
- Чёрт его знает, говорил, что там, что-то интересное скрыто, но что, нам он, конечно же, не рассказывал. Хогвартс полон тайн.
- Типа Тайной Комнаты?
- Тайная Комната – цветочки! Ходила между студентов легенда, что там есть какая-то штука, магическая, разумеется, которая исполняет любое желание человека, но только одно и только раз в сто лет работает. Сама выбирает из нашедших её людей, чьё желание исполнить и исполняет, всё что пожелаешь! Даже мертвых воскресить может! Правда, только тех, кто умер за последние три дня, но всё же, представь себе, какой магической силой наделена эта вещь!
Панси начала припоминать что-то подобное. Она когда-то читала в Истории Хогвартса, что какой-то колдун очень любил свою жену, но она скончалась при родах, и тогда он то ли продал душу дьяволу и тот дал ему взамен эту вещь, то ли убил какого-то Египетского фараона, который владел силой, воскрешающей мертвых, концовки девушка не помнила. Панси была девушкой романтичной, и не любила драматические истории в которых присутствовало много крови и продажи душ Дьяволу, а магическая история была полна такими случаями.
- Это легенда, я в это не верю, - сильно хлопнула дверь и Панси вздрогнула, на кухню Норы вошли Хвост, Яксли и Антонин Долохов.
- Привет, ты видимо Панси, - не дружелюбно уставился на девушку Долохов.
Панси схватила волшебную палочку и наставила её на гостей.
- Что вам нужно предатели!
- Предатели? И кого-же по-твоему мы предали? Судя по рассказам Хвоста, здесь только один предатель,- Долохов сверкнул глазами в сторону Руквуда, - предал нашего Лорда.
- Где вы были всё это время? Почему не были с Лордом?
- Великанов примкнуть к Господину уговаривали, как и приказывал наш Лорд! – буравил глазами девушку Яксли.
- Правда?
- А если бы это была не правда, я бы тебе сейчас сказал «нет»? – улыбнулся ехидно Долохов. – Да успокойся ты! Свои мы, свои. И про Константина я лично давно уже знаю, у нас с Беллиной родней из Румынии общие родственники есть. Я так с Лордом и познакомился, приехал с отцом кузенов навестить, а там этот мальчонка, лет семь ему тогда было, и Люциус с Нарциссой. А через три дня и Лорд наш приехал.
- Ты родственник Беллатрисы? – Панси опустила палочку, внимательно вглядываясь в мужчину.
- Семь вод на киселе, такого даже и названия то нет, кто ей я! Праправнук двоюродного дедушки бабушки матери Беллатрисы и Нарциссы, если быть точнее.
Панси, Руквуд, Яксли и Хвост, прыснули от смеха.
- А я потомок Великого Мерлина – схохмил Руквуд, - я ему тысячеюродный внучатый племянник по линии сестры второго мужа матери его пра-пра-прабабушки!
Кухня Норы дружно взорвалась от хохота. Через двадцать минут Панси уже закончила с приготовлением завтрака, и они дружно сели за стол.
- Антонин, вы что-нибудь слышали про вещь, хранящуюся в Хогвартсе, которая исполняет любое желание человека?
- Нет, я в Друмстранге учился, - заглатывая кусок вчерашнего пирога с капустой, промямлил Долохов.
- А я слышал, вернее читал. Небылица! – Яксли приканчивал бутерброд с сыром, запивая его ароматный черным кофе.
- Тайная Комната, осмелюсь прервать ваши рассуждения, - низко склонился над столом Хвост, как бы кланяясь сидящим за столом, - тоже была небылицей. Господин доказал всем – она существует!
- И эта комната, как её там называют, ну которая появляется из ниоткуда и там всегда есть то, что тебе необходимо, - Панси сделала глоток ванильного черного чая, - Драко с Амбридж нашли Отряд Дамблдора, собранный Поттером именно в ней, а она тоже считалась легендой.
- Хогвартс полон тайн, это сам Дамблдор нам, ещё когда мы с Ремусом, Сириусом, и Джей, - Хвост запнулся, на имени отца Гарри, - когда я ещё школьником был, он нам это говорил.
- А представьте себе, если это на самом деле правда, - мечтательно протянула Панси.
Завтрак заканчивали в полной тишине, каждый из присутствовавших задумался об этом невероятном магическом предмете и о том, что бы загадали именно они, попади им этот предмет в руки.



Глава 35. Союз с Слизерином.

Полдень ослеплял солнцем и обжигал морозом. Казалось, что температура в Норе опускалась каждую минуту. На кухне, закутавшаяся в старые вещи и вязаную шаль Молли, Панси, девушка из высшего общества, тоскливо наблюдала, как с каждым её выдохом из её рта вырывается пар. Долохов уже полчаса назад ушел в поисках дров, чтобы растопить камин в гостиной, но до сих пор не вернулся. Девушка сидела и ждала, пытаясь согреть замерзшие пальцы об чашку чая, который, стоит заметить, почти сразу же остыл и уже давно не грел. Поёжившись, Панси накинула на себя плед, лежащий на диване в гостиной и медленно выскользнула в сад. Холодный ветер тут же обжег лицо, девушка посильнее закуталась и спустилась со ступенек в сад, идя на мерно раздававшийся звук раскалываемых дров.
- Извините, Антонин, вы могли бы побыстрее растопить камин, - окоченевшими руками Панси начала собирать уже расколотые поленья, при этом, умудряясь придерживать ещё и плед, который так и норовил соскользнуть с девушки.
Покрасневший от жаркой работы, для того чтобы согреться, Долохов решил колоть дрова обычным топором, а не магией, мужчина улыбнулся девушке и, помогая собрать дрова, зашагал в дом.
- Я с нашими связался, с теми, кто, как и я по разным заданиям был разослан и не знает о Лорде, Родольфусе и том, что сейчас твориться в Хогвартсе, - Долохов одной рукой отворил дверь, пропуская девушку вперед. - Сейчас все сюда прибудут, и будем решать, что делать. В Хогвартсе у половины наших дети. И они, как и их родители, верны Лорду. Они не примут Родольфуса!
- Значит они в опасности, если ещё живы, надеюсь, что слухи про Слизерин и то, что они дали Пожирателям бой, правдивы, - Панси с трудом сдерживалась, что бы не начать стучать зубами. - Большинство сторонников Лорда переманил Родольфус, хотя, признаюсь, в Пещере Пыток я многих не узнала. Руквуда узнала сразу, там ещё был Кэрроу, если я не ошиблась.
- Я уже допросил Руквуда, он точно не знает, но одно могу точно сказать, перекинулся на сторону Родольфуса в основном не ближний круг Повелителя, а те, кто считал себя незаслуженно непризнанным, - Долохов сложил аккуратно поленья и разжег с помощью волшебства огонь. – Типы вроде Уиткинса, Ловелоу, оборотней, коих наш Лорд даже не удостоил иметь Метку, Фрегага и подобных ему типов.
Панси села на кресло возле камина и протянула в сторону огня руки. Большинство фамилий она слышала, но явно с ними не встречалась, кроме тощего и длинного как жердь Фрегера, который приходил однажды к ним домой, и запомнился девушке тем, что то и дело задевал их люстры.
- А вот и мы, - проскулил, сгибаясь пополам перед Долоховым, Хвост. Трое мужчин, одетые в черные мантии, вошли в гостиную.
- Вы чего, заморозиться решили, - криво усмехнулся Пожиратель, протягивая руку Долохову.
- Трэверс, Джагсон, Мальсибер, - представил Антонин новоприбывших Панси.
Девушка гордо кивнула головой, приветствуя гостей.
- Ждем Эйвери, Крэбба, Гойла, Макнейра и Нотта, за ними Яксли пошел, - Долохов начал откупоривать принесенный Мальсибером Огневиски.
- А что мы можем сделать? – Панси явно начала нервничать, ей абсолютно не льстила такая компания и возможность поучаствовать в разборке Пожирателей Смерти.
Мужчины залпом осушили по стакану Огневиски, не обращая внимания на Панси. Тем временем в дверь вновь постучали, и Яксли, Эйвери и Макнейр присоединились к бурно обсуждающим ситуацию мужчинам. Через полчаса из камина вышел Гойл, а ещё через десять минут подошли Крэбб, Нотт и, как поняла Панси, никем не званный, но всё же Пожиратель Смерти, Сигул Дрек, тот, кто даже не был удостоен носить Метку, но явно хотел её иметь.
- У меня племяшка в Слизерине, Меленочка, попробуют они хоть волос с её головы тронуть, порву тварей, - гремел разгоряченный виски Макнейр.
- Мой мальчик, Людвиг, ох он им покажет! Я его магическим единоборствам не зря с пяти лет учил! – Дрег гордо выпятил грудь. – Уверен, это мой сын всех Слизеринцев подговорил, что бы те устроили сопротивление Родольфусу.
- Мой сын, Винсент, никогда не примет Родольфуса как своего Господина, - бас Крэбба донесся из угла гостинной.
Панси, отогревшись у камина, соскользнула с кресла и пробралась на кухню. Налив себе кипятка, и заварив себе чая, девушка вскрикнула от неожиданности и разбила кружку, забившись между стеной кухни и плитой, и обхватив свою голову руками, сидел Руквуд.
- Ты тут чего делаешь? – Панси начала собирать осколки кружки.
- Они убьют меня, я предатель, я предал Господина, я ничтожество, - не смотря на девушку, забубнил мужчина.
- И поделом тебе! – хмыкнула Панси.
Руквуд уткнулся лбом в свои колени.
- Раньше думать нужно было! – девушка заклятьем восстановила кружку и, помыв ее, вновь налила себе чая. – А чего ты так убиваешься? В принципе, если сумеешь до Дамблдора дожить, не попав под руку Лорда, то может он защитит тебя.
- У меня жена беременная, родит скоро. Первенец, поздний конечно, просто как-то раньше не думал о детях, всё считал, что всё впереди, для себя сначала нажиться надо, а оно вон как выходит.
Панси села на корточки рядом с мужчиной, по её щеке заскользила маленькая соленая капля. Наверное, слишком много смертей она видела за последнюю неделю и слишком хорошо узнала цену человеческой жизни, ей не хотелось больше убийств и драм, уродства и коварства. Она положила свою руку на руки Руквуда и начала гладить их.
- Не переживай, я постараюсь поговорить с ними, твой малыш будет расти с папой. Мальчик будет или девочка?
- Сын, - выдохнул Руквуд, - наследник.
- Грегори настоящий мужчина, уж он то спуску этим ублюдкам не даст, - из соседней комнаты кричал Гойл.
Панси невольно хмыкнула, представляя, как, испугавшись и голося во всё горло, будет убегать Гойл-младший, столкнувшийся с Родольфусом Лефстранджем. И всё же, как наивны родители, считающие именно их детей самыми-самыми. Она очень хорошо, вернее даже слишком хорошо, знала Слизеринцев сокурсников. Большинство из них были стервами, стервятниками, эгоистами, и невероятными ничтожествами. Все они жили по принципу «Не зная броду, пропусти друга вперед», ни один из них не был способен пожертвовать собой ради спасения других, как это делали Гриффиндорцы, холодные, расчетливые, продумывающие и просчитывающие свои ходы на много вперед, всегда ищущие выгоду шакалы.
Панси невольно сморщилась, ей было противно думать о своих друзьях так, но, увы, это была горькая правда и все её знали и все о ней молчали, это было словно маленький секрет Слизерина, витающий в воздухе подземелий.

***
Не подумайте плохо, Слизеринцы всё же люди, а не изверги, просто с очень странными взглядами на жизнь. В их жизни всё можно купить или наколдовать или обольстить или предать или перекинуться на более выгодную сторону. Однако есть и такое, что лучше не затрагивать у Слизеринцев, ибо последствия таких действий непредсказуемы, и этот запретный к покушению плод у Слизеринцев называется честь и достоинство. Разумеется, честь и достоинство Слизеринцев не имеет ничего общего с честью и достоинством Гриффиндорцев, да и понятия чести у Слизеринцев довольно специфические. Например, добить ногами лежащего, оскорбить грязнокровку, отнять у ребенка конфетку, отхватить самое лучшее, устроить показуху «смотрите, сколько у меня денег», кичится своей роднёй, растоптать того, кто слабее тебя, продемонстрировать умение владеть остреньким язычком – дело чести любого Слизеринца. Не дай Мерлин, ты затронешь этот запретный плод, как куча Пираний, в лице дружных Слизеринцев, облепят жертву и не отстанут от тебя, пока не убедятся, что ты уничтожен морально, а желательно и физически.
И так уж случилось, что именно сейчас эти Пираньи смотрели на Гарри Поттера, который попирал их честь в течении шести лет, а сейчас пытался всех уговорить дать бой Родольфусу, а попутно спасти других учеников Хогвартса от Пожирателей Смерти, пререшедших на сторону Лейстранджа и оборотней.
Гарри уже рассказал им все что мог, произнес пламенные речи с призывами, которые, стоит заметить, только насторожили Слизеринцев ещё сильнее, и ему оставалось только ждать их решения.
- Константин сын Волдеморта? И почему же об этом никто не знает? – сощурилась подозрительно пятикурсница-Слизеринка.
- Он не хотел, что бы, - Гарри надело отвечать на дурацкие вопросы, которые, так или иначе, касались Беллатрисы, Волдеморта и их сына. – Чёрт, да откуда я знаю! Сама у Него спроси! Волдеморт где-то здесь, увидишь, подойди и спроси, почему он тебя в известность не поставил, что у него есть сын?!
Кажется, этот ответ удовлетворил Слизеринцев куда больше, чем объяснения и рассказывания того, что знал Гарри, они дружно заржали и закивали.
- Гарри Поттер, Дамблдор, Орден Феникса объединились с Лордом для чего? Что бы детишек Хогвартса спасти? Не верю. Зачем им это? А главное, что будет после того, как Хогвартс освободят? – мальчик-второкурсник, чем-то напоминающий Драко манерой говорить, зашипел, смотря злобно на Гарри.
Этого вопроса Гарри боялся больше всего, ибо ответа на него у Гарри не было.
- Ну, Дамблдор, Орден и Константин детей спасают, а Лорд покарать Родольфуса хочет за предательство.
- Покарает, что дальше?
- Не знаю, - Гарри решил не врать, Слизеринцев не проведешь, это Гарри успел понять за первые пятнадцать минут их общения, а оно длилось уже полтора часа.
- Я не знаю как для вас, - Людвиг Дрег вышел в середину гостиной Слизерина, - а для меня будет честью послужить Лорду и покарать его предателей! Мне плевать на этих детишек-недотеп, студентов других факультетов, пусть хоть сдохнут все! Эти полуживотные-полулюди, оборотни, и предатели, всадившие нож в спину Темному Лорду, ведущему борьбу за чистоту крови должны ответить!
Гостиная Слизерина зашумела одобрительными криками. Гарри решил не возражать такому варварскому призыву, ведь только что Людвиг сделал то, что так хотел сделать Гарри, поднять Слизеринцев для боя и отвлечь Пожирателей и оборотней от пленных студентов.
- А главное, чтобы мы не делали, мы это прикроем спасительной миссией, и нас не посадят в Азкабан, - воодушевленно выкрикнула Мелена.
Послышался взрыв хохота и некоторые Слизеринцы стали довольно потирать руки, обсуждая свои знания Темных Искусств.
- Нам нужен план, - попытался взять управление в свои руки Гарри.
- Пошел к черту, святоша, без тебя разберемся! – Крэбб больно толкнул Гарри вглубь гостиной, пробираясь к выходу из подземелий.
- Значит так, - Людвиг запрыгнул на стол и стал возвышаться над головами однокурсников, - Поттер, ко мне! Сейчас будем выбирать планы, по которым нужно будет действовать.
Гарри послушно залез на стол к Дреку.
- У меня нет плана, - шепнул Гарри на ухо Людвигу, но это ни сколько не удивило Слизеринца.
- Мой план такой, - Людвиг обвел глазами сокурсников, - делимся на три группы и выбегаем из гостиной, с воплями ура, мракоборцы, это их отвлечет и напугает. Группа номер один, дети до четвертого курса, убегают с этими воплями к воротам, открывают их и бегут в Хогсмит. Это создаст видимость, что действительно нас спасают мракоборцы. Группа номер два, семикурстники, пьют старящее зелье, трансфигурируют свою одежду в форму мракоборцев и идут в бой открыто. В эту же группу войдет шестой курс и часть пятого, который просто в своем обычном обличии начнет сражаться с Пожирателями. И, наконец, третья группа – они будут под Мантиями-Невидимками вести охоту на Пожирателей и Родольфуса. У кого есть Мантии-Невидимки, подняли руки.
Вверх взметнулось порядка десяти рук, Гарри тоже поднял руку.
- Отлично! Вопросы и возражения есть?
- А что на счет пленных детей, кто-то их должен вывести и защищать, - Гарри явно был в одиночестве в желании кого-то спасти.
- Ты же сказал что здесь какой-то там Орден Дамблдора, вот пусть они и спасают, - усмехнулся кривой улыбкой неприятный на внешность пятикурсник с кривыми зубами.
Джинни, расталкивая Слизеринцев, пробралась к столу и залезла на него. Её глаза всё ещё блестели от слез.
- Бежать хотите, бегите! Только знайте, группа номер один – трупы! Родольфус отстреливал нас, когда мы убегали, как дичь! Ворота заблокированы! Вас всех убьют!
- Хм, ладно, тогда мы по озеру к Хогсмиду побежим! Крюк конечно гигантский, двадцать километров, вместо пяти, но живы останемся! – Оживились младшие курсы Слизерина.
- Если за вами погонятся, вам даже некуда будет спрятаться! А если под лёд провалитесь!
- Так. Стоп. Она права, - Людвиг немного задумался, - группа номер один сидит в гостиной и ждет нашего возвращения.
Дети, относящиеся к группе номер один, недовольно загомонили.
- Всю славу себе прибрать хотите, - мальчик, напоминающий Драко манерой говорить, злобно зашипел, прямо в лицо Людвигу Дреку. – Вы такие герои, на стороне Лорда сражались, а мы типа такие трусы, тут сидели! И Лорд вас несказанно наградит, а на нас даже и не взглянет!
- Ребята, давайте так, - в ситуацию решил вмешаться Гарри,- вы тут сидите два часа, они будут самым тяжелыми, потом люди Родольфуса выдохнуться и те, кто захочет выйти и сражаться с Пожирателями, выйдут. Идет?
- Ладно идёт, - недовольно замычали Слицеринцы с младших курсов.
- Заблокировать выход сумеем? – шепнул Гарри Людвигу.
- Запереть их тут хочешь?
- Они ещё дети, они не понимают на что идут.
Людвиг кивнул и спрыгнул со стола.
- Все за дело! – скомандовала Мелена.
Слизеринцы дружно бросились варить старящее зелье и готовить одежду старшей группе.
Гарри нежно обнял и поцеловал Джинни, кажется только что, они нашли союзников, пусть даже и идущих в бой совсем по другим убеждением, но всё же, они шли, и это давало шанс на спасения сотни учеников Хогвартса, заточенных в Большом Зале.



Глава 36. То, что никогда не сбудется.

Старинные часы, стоящие в кабинете Дамблдора, в равномерно били полдень, нервы Волдеморта были накалены до предела. Мало того, что целый час ему пришлось наблюдать, как рыдает над телами Артура и Молли Орден Феникса, так ещё и теперь Феникс запел ужасно тоскливую песню, которую тут же подхватил Сухарик, став жалобно выть и иногда издавать звуки, похожие на гудок гигантского морского лайнера.
- Заткнитесь вы оба! Дамблдр сделай же что-нибудь! Я удивлюсь, если Родольфус со своим выводком оборотней ещё не обнаружил наше присутствие! – Зашипел темный властелин, сидящий в кресле директора Хогвартса.
Беллатриса села на подлокотник кресла и положила голову на плечо Волдеморту. После пятой попытки Константина угомонить Сухарика Триядный Хрущ прекратил свои завывания, а Дамблдору удалось успокоить Феникса.
- Нам пора бы и решить, как мы станем спасать детей, - Тонкс пыталась взять себя в руки и перестать плакать.
- Видимо, - со своей аристократической выдержкой заявил Люциус, - нам остается просто спуститься и начать бой. Нас обнаружили господа! - Люциус Малфой указал на окно, в которое пристально вглядывался, парящей на метле, Фенрир Сивый. Одновременно с этим со стороны входа в кабинет директора стали раздаваться звуки сильных взрывов и ударов.
- Сколько выдержит кабинет, если мы будем держать осаду? – Нарцисса вынула свою волшебную палочку.
- Если бы мы шли сюда держать осаду, то безопаснее было бы просто сидеть дома, - гаркнул Грюм, - а нам детей спасать нужно!
- Значит в бой! – Константин вынул волшебную палочку, Триядный Хрущ оскалился и зарычал на дверь. – Я открываю выход к Каменной Горгульи, ты, Чернокрыл, вылетаешь и начинаешь клевать всех, кого увидишь, ты Сухарик, выбегаешь и кусаешь всех, кого только сможешь, хорошо? Только осторожнее, под проклятье не попадите.
Раздался глухой удар и звон битого стекла, Пожиратели Смерти взорвали одно из окон директорского кабинета.
- Вон они, - загоготал Пожиратель.
- Бегите, - Константин открыл выход к каменной Горгульи, пропуская сокола и Триядного Хруща.
- Ступефай, - выкрикнул Дамблдор, целясь в разбитое окно.
- Авада Кедавра! – Взревели Волдеморт и Беллатриса, открывая соседнее окно и целясь в нападающих. Три Пожирателя, попав под проклятья Лорда и Беллы, упали под директорские окна.
- Здесь Он, - заорал какой-то Пожиратель, улетая подальше от окна и тыча пальцем в Волдеморта.
Из коридора, ведущего в кабинет директора, раздались вопли ужаса, и звон битого стекла.
- Опять эта псина, - мученически голосил писклявый голос из коридора.
- Помогите, эта тварь мне глаза выклевать пытается, - вопил другой голос.
- Аааааа, моя нога, он мне ногу откусил, - взревел низкий бас.
Волдеморт и Беллатриса продолжили нападать на атакующих окна Пожирателей, которых заметно убавлялось с каждым проклятьем, выпущенным из палочки Волдеморта.
- Где Константин, где мой сын, - заорала Белла на Грюма, снимающего какой-то магический предмет со стены.
- Там, в коридор побежал со Снейпом, Дамблдором, Тонкс и Люпином.
В коридоре раздался взрыв, и приборы, стоящие на стеллажах в кабинете Дамблдора затрясло, со стен начала осыпаться штукатурка.
- Мой мальчик, - закричала Беллатриса и побежала вниз по лестнице.
Ещё более сильный взрыв сотряс кабинет директора, приборы начали падать на пол, покрывая его мелкими осколками. Волдеморт, ели устоявший после взрыва на ногах, кинув три проклятья в окно, побежал в разрушенный коридор, перепрыгивая разрушенную лестницу и зовя сына и Беллатрису.
- Мама, нет, мама, - где-то слева от Лорда кричал Константин.
Пыль от обрушенной стены не позволяла видеть Волдеморту, что произошло и куда идти, он махнул волшебной палочкой, создавая порыв ветра, и бросился бежать к сыну.
- Мама, - по грязной от пыли щеке Константина прокатилась слезинка.
Беллатриса Лейстрандж лежала с пробитой острым осколком стены головой. Рядом с ней улегся и печально завыл Сухарик.
- Неееет, - завопил Волдеморт. – Родольфус! Покончи жизнь самоубийством, потому что когда я доберусь до тебя, - Лорду не удалось закончить фразу, несколько Пожирателей, сражающихся на стороне Родольфуса, запустили в Лорда несколько заклятий. – Циркулус Кнаф – бешено выплюнул Волдеморт.
Стена замка, где стояли два Пожирателя, окрасилась в красный цвет, мелкие куски мяса и дробленых костей равномерно улеглись вдоль стены.
В кабинете директора завизжала Нарцисса и послышался звук разбитого стекла.
- Отпусти тварь поганая мою жену, - взвыл Люциус Малфой.
Сильные удары и звук осыпающихся приборов, бьющихся от падения на пол, оповестил, что в кабинете Дамблдора началась настоящая бойня.
- Авада Кедавра, - выкрикнул хриплый бас. Яркая зеленая вспышка, клуб пыли и осколков стены вырвались из лестницы, ведущей в кабинет директора.
Волдеморт, взлетел в три прыжка в кабинет директора Хогвартса, четыре оборотня зажали Люциуса Малфоя и Аластора Грюма к стене у директорского стола, Нарцисса Малфой лежала в неестественной позе у ног оборотней.
- Авада Кедавра, - взревели одновременно Люциус и Волдеморт, целясь в оборотней.
- Инкарцеро, - прокаркал Грюм, связывая живых оборотней. – Чего вы, с ума все посходили, их надо под суд, а вы всех убиваете!
- Нарцисса, Нарцисса, - Люциус подбежал к жене и, перевернув её к себе лицом, начал вглядываться в невидящие глаза.
- Белла мертва, - зашипел Волдеморт на Грюма, - жена Люциуса тоже, а ты хочешь их судить! Суди! Только сначала в баночки их останки собрать придется! Циркулус Кнаф, - гигантская мясорубка обрушилась на связанных Грюмом оборотней, раскидывая куски мяса, костей и разбрызгивая кровь по всему кабинету директора.
Люциус склонился над женой, целуя её в лоб и закрывая её глаза. По его щекам текли слезы.
В кабинет ворвался Константин и Сухарик, обведя взглядом окружающих, он задержал его на Нарциссе.
- И её, - выдохнул печально молодой человек. – Прими соболезнования, крестный. Идемте, там что-то внизу происходит.

***

- И как мы проникнем в Хогвартс, - Панси Паркинсон и разгоряченные Огневиски Пожиратели Смерти, верные Лорду Волдеморту, стояли у ворот Хогвартса.
- Очень просто, просто постучим, и прикинемся, что мы за Родольфуса, нас пустят, а там уж по обстановке, - пропел пьяный Сигул Дрек. – И не смотри на меня так, это идея Долохова!
Панси тяжело вздохнула, спорить с поддатыми мужиками она не собиралась.
- Эй, пустите нас, - закричали, пуская красные искры в небо мужчины.
Через три минуты ворота отворились и оттуда, целясь волшебной палочкой в мужчин, вышел длинный как жердь Пожиратель.
- Чего нужно?
- Фрегар! Дружище, рад тебя видеть, - пьяный Долохов обнял и похлопал по плечу Пожирателя Смерти. – Бунт против этого тирана устраиваете, и без нас! Как не стыдно?
- А вы не за него? Вот уж не думал, что вы предадите Волдеморта!
- И правильно, что не думал, подлюга, - всаживая острый кинжал в спину Фрегару, выплюнул Макнейр.
Тонкая стройка крови потекла изо рта Фрегара, он осел, держась за Долохова и хрипя, упал на снег.
- Убийцы, - прохрипел, смертельно бледнея Фрегар.
- А ты кто? – выплюнул Трэверс, перешагивая умирающего.
- Мэрлин, вы что, всех так убивать будете, - заверещала Панси, отскакивая от упавшего на снег Фрегара.
- Да, леди права, как-то мы уж к этому подлецу снисходительно подошли. Не пытали, не отрезали ничего, ласково всадили нож в спину и даже не плюнули в рожу, - пробасил Нотт. – А ведь он нашего Господина предал!
- Первый блин, комом! Остальным ласка не достанется, - ехидно улыбнулся Джагсон.
- Ребят, - взмолилась Панси, - лучше я здесь, у ворот останусь. Постерегу их. И вообще я крови боюсь!
- А жмуриков не боишься? – злобно улыбнулся Мальсибер.
- Кого?
- Откинувших коньки. Окочурившихся. Трупов.
Панси, бледнея, посмотрела на бездыханного Фрегара, снег, под которым становился ярко алым.
- Пусть останется. Только не замерзни, - подмигнул Долохов Панси и махнул друзьям в сторону Хогвартса, показывая, что пора идти в Хогвартс.

***

В Большом Зале вот уже три часа царила нервозная обстановка. То и дело туда вбегали и выбегали Пожиратели и оборотни, Родольфус сильно нервничал, его левый глаз начало бить нервным тиком.
- Живой щит из них нужно делать, - шептали Пожиратели Родольфусу, кивая на голодных детей, сидящих в Большом Зале.
- Да наплевать Волдеморту на детей, прикончат они и их и нас, - горячо шептал другой Пожиратель.
- Дамблдор не даст прикончить, - встрял Плешивый.
- Да где он, Дамблдор! Ты его видел? Волдеморта и Беллатрису видели, частично Орден видели, а Дамблдор где?
- Я здесь, Алекто, - в Большой Зал совершенно спокойно вошел седовласый старец, наставив свою волшебную палочку на Пожирателей и оглядывая детей. – Я полагаю для вас самое время сдаваться.
- Как бы ни так, - хмыкнул Плешивый, притягивая Лаванду за волосы к себе и заслоняясь ей от Дамблдора. – Ты сдашься, если не хочешь, что бы твоя ученица умерла страшной смертью!
Родольфус и другие Пожиратели схватили Джорджа, Полумну и других мальчиков, которые сегодня утром были схвачены в спальне Гриффиндора, заслоняясь ими от Директора Хогвартса.
- Что же, думаю, что настала пора применить секретные чары Хогвартса, - седовласый старик взмахнул волшебной палочкой и закричал, - Хогвартс, Большой Зал, всех кроме тех, кто несовершеннолетний и меня к потолку.
Страшнейший по силе ветер стал дуть от пола Хогвартса, поднимая в воздух столы, скамьи, стулья, стоящие вдоль стен, Пожирателей, Оборотней и Родольфуса, с детьми, служившими для Пожирателей живыми щитами.
- Дамблдор ты пожалеешь об этом, - взревел Родольфус, ударяясь об потолок Большого Зала. – Мне надоело нянчиться с твоими детьми, - и мужчина отпустил Полумну, девушка камнем упала на пол. – Авада Кедавра, - целя на Дамблдора, заорал Родольфус.
- Авада Кедавра, - заорали другие Пожиратели, бросая свои живые щиты и целя по детям.
Зеленая вспышка, выпущенная из волшебной палочки Родольфуса, ударила в Профессора Дамблдора, действие чар прекратилось, и Пожиратели Смерти камнем попадали вниз, на убитых другими проклятиями Смерти детей.
- Нееет, - в Большой Зал одновременно вбежал Гарри, толпа переодетых под мракоборцев Слизеринцев-семикурстников и Константин с Сухариком.
- Взять его! – Скомандовал Константин Триядному Хрущьу. Сухарик, расправляя на бегу свои крылья, бросился за удирающими в разбитое Плешивым окно Пожирателями Смерти. Константин, Гарри и Слизеринцы бросились за ними.
- За мной, через главную дверь, - закричал Людвиг, который теперь был лет сорока в синий форме мракоборца. Несколько «мракоборцев» рванули за ним.
- Бежим, бежим от сюда! – вскочили Парвати и Ромильда.
С дикими криками и визгами дети побежали из Большого Зала к выходу из школы.
- Куда голубчики, - убегающим Пожирателям и Родольфусу преградили дорогу Долохов и верные Волдеморту Пожиратели.
- Авада Кедавра, - заорали сторонники Родольфуса, но проклятья пролетели мимо, Пожиратели Волдеморта ловко отпрыгнули от них.
- Петрификус Тоталус, - заорал Гарри, подбегая к толпе Пожирателей Родольфуса.
- Протего! Авада Кедавра! – рявкнул Родольфус, отвечая на заклятье Гарри. Зеленная вспышка полыхнула и ударила в мальчика.
Гарри даже не успел ничего осознать, он просто куда-то провалился, голова его жутко закружилась и он почувствовал будто он тонет, ему было необходимо срочно вынырнуть и вздохнуть, что мальчик и сделал.
- Видели! Я Гарри Поттера убил, - ликовал Родольфус, - а ваш господин, что он может!
- Убил? – Долохов залился злым смехом, видя как Слизеринцы окружили мальчика, и подают, бешено вскочившему и никак не могущему отдышаться Гарри стакан воды.
Из школы потоком хлынули ученики, бегущие к воротам школы.
- Не может быть, - выдохнул Родольфус. - Этого не может быть! Авада Кедавра! Авада Кедавра! Авада Кедавра! – Родольфус бешено стал швырять проклятья в учеников и переодетых в мракоборцев Слизеринцев.
Невыразимая паника началась на поляне перед воротами Хогвартса. Дети, под обстрелом проклятий Родольфуса и верных ему Пожирателей повернули в школу, но войти туда они не могли из-за гигантского потока студентов, убегающих из Большого Зала.
- Туда нельзя, там убивают, - кричали дети друг другу.
- А ну, расступись, - сквозь поток студентов на улицу протискивались Люциус Малфой, Аластор Грюм и Лорд Волдеморт.
- Прекрати истерику, Родольфус, - гаркнул Грюм. – Твоя песенка спета, сдавайтесь!
- Ты, - Родольфус в упор смотрел на Волдеморта. – Это из-за тебя! Ты во всем виноват!
Авада Кедавра!
Отшвыривая рядом с ним стоящих студентов от проклятья, Волдеморт был сражен Родольфусом Лейстранджем и, обмякши, упал на снег.
- Отец! – Закричал Константин, - НЕЕЕЕТ!!!
- За Лорда, - с воплем бросились Слизеринцы и сторонники Волдеморта на Пожирателей Родольфуса.
Поляна возле ворот Хогвартса утонула в зеленых вспышках и багряно-красной крови, заливающей несколько метров территории Хогвартса, после применение четвертого Непростительного заклятья – Циркулус Кнаф.



Глава 37. Маховик времени.

Душа рвалась на части. Он уже ничего не сможет исправить. Ах, как глупы люди, не ценя того, что имеют. Они всегда хотят большего, лучшего, и лишь когда безвозвратно потеряно то, что раньше не устраивало, люди начинают понимать, а ведь это именно тогда и было счастье.
Две недели назад, Драко мог бы сказать, что он счастливый человек, но нет, он ныл, потому что Константин не обращал на него внимания, а ведь он, Драко Малфой, сын Крестного Константина, имел полное право на повышенное внимание со стороны профессора. Ах, как тогда он должен был быть счастлив.
- Прощайтесь, с профессором Альбусом Дамблдором, - сказал священник, пропуская толпу учеников и их родителей к гробу, усыпанному цветами.
Гермиона, стоявшая рядом с Драко, схватила мальчика за руку, и зарыдала.
Тем временем священник перешел к следующему гробу, сделанному из красного дерева, с платиновыми пластинами, надписи которых гласили, что здесь покоится само чистокровие. Перекрестив умершую, священник оповестил желающих, что пришла пора прощаться с Нарциссой Малфой, Беллатрисой Лейстрандж, Томом Реддлом, которого хоронили в закрытом гробу, Молли, Артуром и Фредом Уизли, Ремусом Люпином, Нимфадорой Тонкс, Лавандой Браун, Полумной Лавгуд и ещё семьдесят тремя учениками школы Хогвартс.
Родольфуса Лейстранджа, схваченного мракоборцем Грюмом, и его Пожирателей, на днях должны были судить в Визенгамоте, впрочем, как у самих мракоборцев, так и у судей возникало сильное желание просто отдать подонков родителям убитых детей, что бы они смогли их растерзать.
Пересматривать дело беглого узника Азкабана – Люциуса Малфоя, схваченного вместе с Родольфусом, и отстаиваемого всеми школьниками, кричащими мракоборцам, что он их спасал, должны были завтра в полдень.
Поляна у озера, возле Хогвартса, покрытая снегом, утопала в живых цветах и горящих свечах. Слезы лились градом на снег. Родители, братья и сестра, соседи и просто волшебники, горевали, рвали свои волосы и души на части, спрашивая Господа, за что и почему случилось то, что случилось. Ответа на это им не было.
Гарри, положил по шикарному букету почти на каждую могилу. Три самых больших букета мальчик адресовал Дамблдору, Волдеморту и Молли, Артуру и Фрэду Уизли, похороненным в одном могиле.
- Джинни, идем, ты простудишься, - умолял подняться сестру с могилы матери Рон.
- Я останусь, я останусь здесь, - ревела девушка, - я не хочу оставлять маму, папу и Фреда в холодной земле!
Драко подошел к могиле Нарциссы и, обняв памятник, горько заплакал.
- Ты ведь ещё одного малыша ждала. Мне тетя Белла рассказала. Маленького Малфойчика, которому теперь никогда не родится, - Драко в рыданиях повалился на рыхлый снег и цветы.
Северус Снейп поднял Драко и потащил его в сторону выхода из школьных ворот. К ним присоединились Гарри, Джордж, заплаканная Джинни, и Гермиона.
- Драко, рассказывай, где вы всё это время были и что нашли? – Северус Снейп был необычно задумчив, даже у этого, казалось бы, бессердечного человека, не было сил сдержать чувства. – Что ещё за такой потайной этаж? Что там?
Драко опустил глаза.
- Простите профессор, я не могу рассказать, пусть это сделает кто-нибудь другой, - Драко рванул в сторону школы, немного поколебавшись, за ним пошла Гермиона, извинившись перед друзьями и профессором Снейпом.
Драко вбежал в полуразрушенный главный вход школы и, спустившись в подземелья Слизерина, побежал в спальни мальчиков. Уткнувшись в свою подушку, он зарыдал. Нет, мужские слезы не похожи на женские, женщины плачут от физической боли, от обиды, от злости, и даже от умиления и радости, мужчины же плачут только от бессилия, когда душа рвется на части, что ты не можешь изменить ситуацию. Гермиона медленно проскользнула к кровати Драко, и сев на краешек, начала гладить его содрогающуюся в рыданиях спину.
- Убирайся грязнокровка, - пытаясь заглушить рыдания, отозвался Драко. – Это я во всем виноват.
- Не ты, а я, - на полу Слизеринской спальни для мальчиков, скрытый от посторонних глаз одной из кроватей, сидел семикурсник Людвиг Дрег. – Я идиот! Говорил же Поттер заблокировать выход из Слизерина детям, так ведь нет, я решил, что они потом нас отравят, если мы их запрем. Лучше бы отравили, но сами живы остались… Да и двери Большого Зала не стал запирать, как Грюм приказал… Столько смертей, а ведь их можно было бы избежать, - всхлипывал Людвиг.
В спальню медленно начали подтягиваться Слизеринцы и Гарри с ребятами, с ними вошел в спальню и Антонин Долохов с профессорами Снейпом, Константином и Панси Паркинсон. Они молча расселись по кроватям Слизеринцев, Долохов запер заклятьем дверь.
- Это чьё? – мужчина вынул из кармана красный мешочек, расписанный древними рунами.
- Это моё, - промямлил Драко, - мы это… Ну в общем это нам дала та магическая чаша, что мы нашли в том секретном этаже.
- Простите, а можно по порядку, я уже запутался, - Гарри устало обхватил голову руками, будто бы это могло ему помочь сосредоточиться. – Вы где всё это время были? В Большом Зале, куда вы должны были отправиться сразу, как пришли в Хогвартс, вас не было. В гостиной Слизерина, который ты Драко, так хотел спасти, тоже. Вы вообще появились через три часа после окончания всей бойни.
Гермиона встала с кровати Драко и окинула взглядом всех окружающих.
- Ну, - начала замявшись, девушка, - понимаете, я просто пошла за Драко, а он отправился в библиотеку. В библиотеки Драко отыскал очень старую карту Хогвартса, он утверждал, что между потолком Большого Зала и улицей есть целый этаж. Он там и вправду есть, мы по старинной карте его нашли, но там не всё так просто, там входа в него не было указано. Драко решил, что мы проберемся по вентиляции и сверху обстреляем Родольфуса.
- Понятно, - абсолютно без эмоций протянул Гарри.
- Ничего тебе Поттер не понятно, - взорвался Драко. – Там целый лабиринт с испытаниями почище чем, на этом твоем турнире когда Седрик подох!
- Полегче на поворотах Дракончик, - Джордж погрозил забинтованным кулаком, - не подох, а погиб, смотри, забудем, что ты не Малфой и накостыляем!
- Нас жгли, душили, - не обращая внимание на слова Джорджа продолжил Драко, - рвали на части, в нас швыряли какими то иглами, загадки какие-то на языке древних рун задавали. Нас чуть в болоте не утопили, хотя я не понимаю, откуда там могло взяться болото, - истерично хохотнул Драко, - и нас чуть не заклевали насмерть какие-то совершенно дикие птицы! И всё это ради какой-то золотой чаши, которую, к тому же, мы так и не смогли унести с собой, она там к камню приклеена!
- Когда Драко её руками взял, она засветилась, и на ней руны появились, - продолжила Гермиона, - там было написано, что Драко может загадать любое желание, но она его исполнит только при одном условии, это будет истинное желание его сердца.
- Она мои руки к себе приклеила, я их от неё оторвать не мог, - жалобно заныл Драко, - издевалась как хотела! Я ей желаний пятьдесят сказал, вплоть до того, что я желаю, что бы она меня отпустила, а она как заведенная все писала, что это не истинное желание моего сердца.
- И что ты ей загадал? – Константин внимательно стал рассматривать красный мешочек, водя пальцем по рунам.
- Да я уже просто начал всё подряд говорить, типа желаю, мира во всём мире, говорю же я ей желаний пятьдесят сказал, а она ни в какую!
- Вообще, ты тогда говорил, что хочешь «Вернуть всё на свои места. Что бы ничего этого не было. Что бы все были счастливы», - Гермиона обреченно вздохнула, - и ещё, что ты хочешь вновь быть Малфоем.
- И что она тебе дала? – Джинни тоже начала рассматривать красивый мешочек, размером с ладонь, перевязанный золотой веревочкой.
- А Мерлин её знает! Этот мешок дурацкий не открывается, не режется, не сжигается, и вообще, непонятно, что с этим делать.
- А он тебе и не откроется, - Константин взял пергамент и стал аккуратно срисовывать руны, изображенные на мешочки, на пергамент.
- Я пробовала перевести, ерунда какая-то получается, - печально произнесла Гермиона.
- Мда, - Константин посмотрел девушке прямо в глаза, - а как ты их читала?
- В смысле как? Слева направо, пробовала и сверху вниз, никакого смысла.
- Это специальные руны Индейцев Майя, читаются из центра влево, а потом по змейки, это основной текст, потом снизу вверх, а потом по диагоналям, так в маленький квадрат письмен можно вложить много информации. Вот здесь, например, написано, что это откроется только в руках людей, у кого доброе сердце, и их должно быть двое, - Константин провел по спиралевидному рисунку рун, написанных на пергаменте. – Они отправятся в прошлое, но им даётся только один час, для того, что бы изменить историю, - он провел пальцем по диагонали с левого верхнего угла к правому нижнему. – Они должны будут дать возможность выбора, но предупредить о последствиях, - палец Константина заскользил от правого верхнего угла к нижнему левому углу.
- А что так написано? – Гарри провел по строчкам снизу вверх.
- Дата уже выставлена, имен называть нельзя, говорить, что мы из будущего и кто мы тоже нельзя. Нас вернут туда, откуда мы уйдем из этого времени, и ещё два имени, моё и твоё Гарри, - улыбнулся Константин, приглашая жестом Гарри взяться за один из кончиков золотой нити, которой был завязан мешочек.
Гермиона с силой схватила руки Джинни и Джорджа, сидящих рядом с девушкой.
Людвиг и Антонин Долохов, затаив дыхание, подошли поближе к кровати, над которой склонились Гарри и Константин, принявшиеся развязывать мешок. Драко демонстративно отвернулся и уткнулся лицом в подушку, делая вид, что он оскорблен, тем, что чаша выбрала не его с Гермионой, ведь это они прошли весь тот ужасный лабиринт и нашли эту чашу.
Было слышно, как Гарри и Константин что-то разворачивают, когда шум бумаги остановился, повисла мертвая тишина, которая царила пять минут. Драко не выдержал и вновь уставился на молодого человека и шестнадцатилетнего подростка, сидящих на полу лицом друг к другу. Они держали маленькие золотые песочные часики, висящие на золотой цепочки. Джордж, Рон, Гермиона, Людвиг с Панси, Антонин, Константин и Гарри улыбались во все тридцать два зуба, и складывалось впечатление, что все просто сдерживаются, чтобы не кинуться целовать друг друга. Первой это молчание нарушила Гермиона, девушка залилась радостным хохотом, и как сумасшедшая и кинулась обнимать и целовать всех присутствующих в спальне.
Вторым из ступора вышел Гарри. Юноша вскочил на ноги и, обняв и поцеловав Джинни в губы Гарри начал её кружить по комнате. Рон вскочил на кровать Гойла и стал радостно прыгать и кричать.
- Вы чего, с ума сошли, об этом никто не должен знать, - Снейп сдернул с кровати Рона и оттащил Джинни от Гарри. – Вмешательство во время противозаконны!
- Вы вообще о чём? – Драко с мольбою уставился на Константина и Снейпа. – Что это такое?
- Маховик времени! – запрыгала на месте Гермиона.
- То, что сможет вернуть нас на несколько дней назад, и даст нам возможность исправить случившееся, - пояснил, улыбаясь Гарри.
- Но вам нельзя, что бы вас видели мы сами, это единственное условие, - Гермиона улыбалась Константину.
- Нет, это не так, - внимательно всмотрелся я в золотые часики Константин. – Мы вернемся не на пару дней. Здесь уже заложена дата, и она далеко не на пару дней установлена.
Гарри подошел к часикам и стал внимательно рассматривать не понятные ему иероглифы.
- Драко, ты, когда думал, что хочешь всё вернуть и изменить ты, о чём думал? Что конкретно ты хотел изменить?



Глава 38. Верите ли вы ясновидящим?

Магловский поезд идущий в сторону Албании равномерно покачивало из стороны в сторону, колеса звучно стучали, а капли по стеклу отбивали дробь. Холмистые равнины сменяли горы и леса, впрочем, красивейший пейзаж нисколько не интересовал красивого молодого человека лет двадцати, одетого в недорогой серый костюм тройку. Он увлеченно читал какую-то старую книгу в черном кожаном переплете, равномерно водя пальцем по непонятным для маглов знакам. Колеса заскрипели и поезд медленно остановился. Маглы, нагруженные вещами стали медленно сходить, а другие заходить в поезд. Дверь в купе молодого человека со скрипом отворилась, маленький мальчик засунул туда свою голову и, окинув взглядом купе, побежал по вагону.
- Мама, мама я нашел свободное купе!
Женщина с тяжелыми сумками вошла в купе, мальчик запрыгнул на полку, напротив молодого человека.
- Империо! Убирайтесь от сюда, здесь занято! – сказал ледяной голос молодого человека.
Женщина с ребенком послушно вышли, закрывая за собой дверь. Молодой человек вновь погрузился в чтение, но его вновь отвлекли. На этот раз это был человек в длинной черной мантии, лица которого он не видел из-за черного капюшона.
- Добрый день, Том - голос молодого человека, скрывающегося под мантией, показался путнику знакомым.
- Вы знаете меня?
- Ох, простите, всё никак не научусь скрывать свой дар ясновиденья, - человек вошел в купе и сел напротив Тома.
Путник усмехнулся и отложил свою книгу, всматриваясь под капюшон гостя.
- Я не верю предсказателям и ясновидящим, они все шарлатаны!
- Мой дорогой, - лукаво заговорил человек, - безусловно, вы правы, полно шарлатанов, истинный дар так редок.
- Откуда вы знаете моё имя? И что вы мне можете такого сказать, что бы удивило меня!
- Я не клоун чтобы удивлять, но если вас интересует будущее я ….
- Сумеете наврать мне, - холодно продолжил Том, нащупывая свою волшебную палочку в пиджаке. – Я и сам умею красивые сказки сочинять.
- Простите, это уже походит на оскорбление, - улыбнулся незваный путник. – Я вижу у вас черствое сердце, Том, вы не способны любить, это вовсе не ваша вина, нет. Это они виноваты, маглы.
Том сощурился, оставив пока волшебную палочку в кармане и пристально стал рассматривать попутчика.
- Я вас не понимаю, о чём вы?
- Видите ли, Том, ребенок рождается с определенным набором так называемых условных и безусловных рефлексов, знаете, хватательный, сосательный, конечно характер уже заложен, но он как нераскрывшийся бутон цветка, то, как и насколько человек станет человеком или животным зависит, прежде всего, от тех, кто его воспитывает. А вас, наследника Слизерина, воспитывали маглы. Именно из-за них вы не знаете, что такое любовь, вас ведь никто никогда в детстве не целовал, у вас несколько искаженное мнение о милосердии и поверте в будущем, ваши слуги, которых будут называть «Пожиратели Смерти», сполна познают ваше понимание милосердия. Вы будете кричать на них, держать их в страхе, наказывать, бить, пытать, в общем, делать всё, что в своё время делали с вами самим милосердные монахини в той церквушке при приюте, где вы родились и куда вас отправляли каяться отбывать наказание из приюта.
Том с силой сжал кулаки, воспоминания уносили его в далекое детство, но он откинул их, возвращая всё свое внимание на незваного собеседника.
- Именно благодаря магловской политики приюта, в целях экономии трудовых ресурсов, как это умно назвали маглы, вы с младенчества занимались только одним делом – выживали, и выжить, остаться в живых, не умирать – ваша единственная цель в жизни. Пять чистых пеленок на одного младенца в день, варварство! Любая мать знает, что малышу и пятнадцати пеленок мало! – возмущенно замахах руками путник в черной мантии. – И всё же в моём сердце теплится надежда, что всё может быть по-другому, вы можете быть счастливы Том.
- О чём вы? – холодно хмыкнул молодой человек в сером костюме, который никогда не слышал сочувствия и теплоты в свой адрес, да и, сказать по правде, не нуждался в них.
- Вы уезжаете от женщины, которую вы не любите, просто поиграли с ней, а она ждёт от вас ребенка и этому мальчику нужен отец. Вы нужны ему, Том, и вы нужны Белле.
Том насторожился, ему было не очень приятно, что кто-то может знать о его жизни так много и тем более говорить о том, что не знает ни одна душа, об его отношениях с Беллатрисой.
- И о ней знаете?
- Как видите, Том, знаю, вернее вижу.
- Я не пользуюсь своим именем, - уж это могли знать только самые близкие друзья Тома, и молодой человек был уверен, что ясновидящий шарлатан, скорее всего засланный Дамблдором, не сумеет сказать ему его новое имя, - сможете мне назвать моё новое имя?
- Если Вам будет угодно, я могу назвать вас и по-другому, хотя в будущем ваше имя будет не принято произносить, люди будут вас очень бояться Лорд Волдеморт.
Том смерил холодным взглядом путника, слова которые он говорил, напугали его, или перед ним действительно обладатель дара, или...
- Кто вы?
- Друг. Поверте, я вам желаю только добра.
Том Марволо Реддл рывком вынул свою волшебную палочку, но тут же был обезоружен заклятьем Экспелиармус, выпущенным Гарри Поттером, стоящим под Мантией-Невидимкой с палочкой наготове в их купе.
- Дамблдор?
- Нет, меня зовут по-другому, - Константин медленно снял с себя капюшон, за последнее время его волосы отрасли и теперь были ему по плечи, что не делало его таким похожим на его отца в молодости. Молодой человек медленно наклонился, поднял волшебную палочку своего отца и положил её рядом с собой. Золотые песочные часы предательски вынырнули из под мантии вместе с дешевым кулоном, носимым Константином на тонкой серебряной цепочки.
Том недоверчиво наблюдал за попутчиком, но он всё ещё продолжал пытаться поймать взгляд Константина, что бы войти в его сознание и самому узнать, кто сейчас перед ним сидит.
- Скажи, почему я должен вернуться к ней?
- Потому что ты всё равно вернешься, только через много лет, и это твоя главная ошибка, вернись сейчас, останься человеком, Том.
- Я уже…
- Гораздо больше, чем человек, - закончил за него Константин.
Глаза Тома вспыхнули негодованием, по его зрачку пробежал красный огонёк, человек сидящий напортив, слишком много знал и был опасен, его необходимо убить, и он это сделает, но сначала стоит использовать его дар.
- Ясновидящий говоришь. Ну, тогда расскажи мне моё будущее…
Константин опустил глаза и улыбнулся, теперь он мог включить свою фантазию, не забывая пополнять свои ужасные рассказы о страданиях Тома по сыну, истинными фактами, не льстящими самолюбию Тома.
- Ну что ж, пожалуй, я слишком хорошо вижу две твои дороги, что бы умолчать про них. Ты сейчас идешь по первой, той, которая тебе в наследство от приюта досталась, а именно сделать всё, чтобы не умереть. Ты уже совершил первые преступления против своей души, а именно, порвал её и заточил её часть в дневник, хотя если раскаешься, сумеешь воссоединить её. Впрочем, останавливаться на достигнутом ты не хочешь, тебе льстит цифра семь, - Константин увидел, но не подал виду, что заметил, как побелели костяшки сжатых кулаков Тома. – Ты способный организатор, целеустремленный, амбициозный, вплоть до деспотизма требовательный к себе и другим, недоверчивый, умеющий составить план и четко ему следовать и, наконец, гордый и храбрый, за таким пойдут многие. Да и твоя идея сыграть на чистоте крови очень удачна, ты найдёшь массу сторонников. Те методы, которыми вы будете пользоваться в борьбе за чистую кровь, мягко сказать не будут гуманными, скорее я бы их назвал садистскими. Пытки, убийства, невероятные по сложности Темные Искусства, не удивительно, что против вас соберется Орден, который возглавит человек, которого ты боишься больше всего, некий Дамблдор. Вы будете побеждать, Министерство будет почти сломлено, Орден понесет большие потери. Твоё имя, как я уже говорил, люди будут бояться произнести, заменяя его на «Сами-Знаете-Кто» и они будут ненавидеть тебя, - Том бешено с энтузиазмом смотрел на Константина внимая каждому его слову. – Но придет и час расплаты. Ты сильный волшебник, из-за ущербности души будешь побежден ребенком, которому не будет и двух лет от роду! – Константин умышленно умолчал о защите, наложенной на Гарри его матерью и о том, что Лорду будет суждено возродиться. – Твои слуги разбегутся как тараканы, твои Крестражи будут уничтожены, твоим же слугой, да Том, тебя предаст и станет новым повелителем человек, который тебе служил. Он окончательно добьет и тебя и Беллу и вашего сына, - и Константин умышленно дал возможность ненадолго проникнуть Тому в его сознание и увидеть одинокую заброшенную могилу Тома Реддла, разумеется, умолчав, что это была могила не самого Волдеморта, а его отца, Тома Реддла старшего. – Люди тебя будет ненавидеть и проклинать твоё имя.
Поезд медленно заскрипел и вновь остановился на какой-то станции, люди зашумели в коридорах, мужчины наложили на купе заклятья запертых дверей и не слышимости, что бы шум из коридора не мешал им разговаривать.
- Меня повергнет ребенок, - не веря в сказанное, зашипел Том, пристально вглядываясь в золотые песочные часы, висящие на золотой цепочки на шее Константина и дешевенькому кулону в виде свернувшийся змеи.
- Есть и второй путь, - продолжил Константин, - тот, на который ещё не поздно встать. Ты вернешься в Англию, к Беллатрисе и вашему сыну, кстати, по судьбе мальчика должны назвать Константином, заберёшь её из дома и устроишься преподавателем по Защите от Тёмных Искусств, ты ведь так хотел им стать, а дальше, всё в твоих руках.
- Я пытался, мне было отказано, - юный Волдеморт потянулся рукой к кулону со змеёй, так заинтересовавшего его и стал рассматривать оборотную сторону медальона.
На какое-то мгновенье Гарри показалось, что он читает испуг в глазах Волдеморта, тот отдернул руку от медальона и посмотрел Константину прямо в глаза.
- А ты теперь у Дамблдора попроси, он поможет, он ведь тебе друг, ты только иди по правильной дороге и тогда, - Константин пропустил Тома в своё воспоминание похорон прошедших в Хогвартсе, когда могилы утопали в цветах, свечах и записках со словами «Помним и любим», показав, разумеется, только могилу Тома Марволо Реддла.
- Какого-то жалкого учителя похоронят лучше, чем Великого Лорда Волдеморта. Я ТЕБЕ НЕ ВЕРЮ! – Том бешено вылетел в коридор, однако к его удивлению его путник не пошел за ним, лишь сказал вдогонку, что всё в его руках, если захочет и Министром Магии может стать.
Через пять пятнадцать минут поезд приблизился к станции, на которой Том Марволо Реддл должен был сойти. Молодой человек вернулся в купе за своими вещами и обнаружил, что путник испарился.
Том собрал вещи и вышел из поезда.



Глава 39. Правильный выбор.

Солнечные лучи, окрасившее небо в голубовато-розовые оттенки красиво проникали сквозь туманную завесу. Невероятно приятное для ноября утро приветствовало Тома Реддла на Площади Гримо. Том медленно подошел к ступенькам только, что появившегося дома под номером двенадцать и постучал в дверь. Именно здесь, по словам домовика Беллы, сейчас и была его хозяйка.
Бледная девчушка лет тринадцати с длинными золотыми волосами, достающими девочке до талии, открыла дверь и уставилась на гостя. Том усмехнулся, её длинные волосы, белая ночная сорочка и бледность кожи придавали девочке вид утопленницы. Девочка, не слова не говоря, покорно пропустила гостя в дом. Со второго этажа раздался душераздирающий крик девушки и злой голос женщины. Молодой человек бегом вбежал в комнату второго этажа, из которой раздавался злой хриплый голос мужчины и молящей голос девушки, которая плакала.
- Осрамить род Блеков не позволю, - мужчина занес кожаную плетку над сидящей на полу Беллатрисой и со всей силы ударил её по спине, девушка зарыдала.
- Нет, папа не делай этого, - Нарцисса пробежала в комнату первая и повисла на руке отца, пытаясь вырвать из неё плеть.
- Маленькая мразь, ты пойдешь с нами к доктору, и он вызовет преждевременные роды, пять месяцев самый для этого срок! Этот гаденыш не сможет выжить и смоет своей смертью твой позор! – Стройная женщина лет сорока пяти схватила за волосы Беллу и попыталась её заставить встать.
Красный луч разрезал комнату и ударил по женщине, она закричала и упала рядом с дочерью.
- Не смейте прикасаться к Беллатрисе, - прошипел Том, входя в комнату, ударяя заклятьем пытки уже по мужчине.
- Том, Том, Том, - залилась слезами Белла, вскакивая на ноги и бросаясь в объятья Тома. – Я знала, я знала, что ты вернешься, Том, - она с силой вцепилась в молодого человека и, казалось, боится его отпустить.
- Нарцисса, забери сестру и помоги ей упаковать вещи, - холодно отрезал Том, - а мне пока нужно с вашими родителями поговорить.
Ещё больше побледневшая Нарцисса отпустила руку отца и, обняв сестру, повела её в комнату собирать вещи.
Заклятьем, захлопнув за девушками дверь, Том со звериным оскалом уставился на родителей Беллатрисы, загоняя перепуганных мужчину и женщину вглубь комнаты.
- Значит мой сын, в жилах которого течет кровь самого Салазара Слизерина, для вас позор рода, Круцио, - красный луч ударил прямо в лицо мужчине, он упал на пол и душераздирающий крик эхом отразился от стен комнаты. Значит мой сын для вас гаденыш, и его нужно убить, пока он даже не доношен матерью, Круцио, - красный луч ударил женщину от чего та, осев на колени, взвыла. – Вы можете сказать спасибо Нарциссе, которая имеет больше мозгов, чем вы вместе взятые и хорошо относится к моему сыну и сестре, благодаря этому я не стану лишать её родителей и делать её сиротой, - от его ледяного шипения молодого человека у родителей Беллатрисы стала стыть в жилах кровь. Но вы, - Том ещё раз наложил на обоих Блеков по мощному Круциатосу, - что бы близко ни к моей Белле, ни к нашему сыну не подходили. Ясно? – И ещё один Круциатос ударил отца и мать Беллатрисы.
- Да как ты щенок смеешь, - прошипела мать Беллы, поднимаясь с колен и доставая свою палочку.
- Экспелиармус! Акцио волшебные палочки! – выплюнул Том, хватая волшебные палочки родителей Беллы. – Это был не правильный ответ миссис Блек! – Том с треском разломил обе волшебные палочки пополам и швырнул их под ноги владельцам.
Дверь тихонько скрипнула и в комнату просочилась Нарцисса. Она посмотрела своими большими голубыми глазами на Тома и улыбнулась, - Белла уже готова.
Том распахнул дверь и выбежал из комнаты, громко хлопнув за собой дверью. Беллатриса, с порядком округлившимся животиком, стояла рядом с двумя большими чемоданами и маленькой переносной колыбелью, в которой лежал сверток, размером с большую куклу.
- Это мы с Цисси позавчера купили, приданное для малыша, - пояснила Белла, поглаживая свой животик.
- Прости меня, прости, что так долго не приходил за тобой, прости, что тебе пришлось всё это пережить, - Том поцеловал и обнял Беллу.
Нет, он делал не то, что подсказывало его сердце, ведь он не был способен на любовь, просто в данной ситуации Том решил, что будет адекватно сказать именно эти слова и именно поцеловать и обнять. Знание психологии людей его опять не подвело, Беллатриса обмякла в его объятьях и тихонько заплакала от счастья.
Взмахнув волшебной палочкой, и уменьшив поклажу в размерах и весе, Том, помог одеться Белле в осеннее пальто и, взяв девушку за руку, вышел на улицу. Наверное, впервые в жизни Том заметил, как же прекрасен этот мир, яркое солнце, невероятное по красоте и глубине голубое небо, голые деревья и даже опавшие листья, смешанные с грязью.
- Куда мы идем? – Белле на самом деле было абсолютно без разницы, куда идти с Томом, главное, что бы с ним.
- В Хогвартс, - ответил, улыбаясь, Том. – Почему-то я уверен, что именно там нас ждут люди, готовые помочь.
Покрепче взяв Беллу за руку, Том трансгрессировал прямо к воротам Хогвартса, которые к удивлению Беллы уже были открыты. Их встречал преподаватель Трансфигурации Профессор Альбус Дамблдор. Ласково улыбнувшись животику Беллы и его родителям, Альбус махнул рукой, показывая, что им нужно следовать за ним и повел Тома и Беллу на пятый этаж.
- Директор пока занят, поэтому сначала разместитесь, это ваша комната, - Дамблдор вручил ключ от комнаты Тому.
Достаточно просторная комната была залита солнечным светом. Обои бежевого цвета и бежево-оранжевые занавески делали комнату невероятно теплой и уютной. Большая двуспальная кровать, детская кроватка, большой плательный шкаф, два стула, письменный стол и камин одиноко дожидались своих владельцев. Том преобразовал их багаж и выглянул в окно.
- Прямо на стадион для квидитча выходят, - улыбнулся Том. – Когда я должен буду приступить к работе?
- Со следующего учебного года Том, а пока думаю, у вас двоих есть чем заняться, - Дамблдор погладил детскою кроватку. – Кстати, Том, ознакомься с учебным планом, возможно, ты уже сейчас будешь преподавать младшим курсам.
Закончив помогать распаковывать вещи Белле, и растопив камин, Том и Дамблдор пошли в кабинет директора.
Белла села на кровать, погладила затаившегося в животике малыша, и начала радостно смеяться, никогда она ещё не была так счастлива.



Глава 40. Happy And.

Гарри едва успел нацепить на себя Маховик времени, когда тот засветился всеми цветами радуги, показывая, что сейчас они вернуться домой, холодный ветер ударил мальчика и Константина в лицо раньше, чем они могли осознать, что и поезд, мчащий Тома Реддла в Албанию и их шанс на спасения магического народа от страшного Лорда Волдеморта остались в прошлом. Молодые люди оглянулись, они стояли в паре сотен метров от Хогсмида. Отряхнувшись, они пошли к деревушке.
- Думаешь, у нас хоть что-нибудь получилось, - первым прервал молчание Гарри.
- Что-нибудь… Определенно, что-нибудь получилось, но что, это мы узнаем только через… - Константин подозрительно сощурился и стал разглядывать Хогсмид, по деревушке ходило необычайно много пар средних лет с детьми.
Гарри остановился и недоуменно стал рассматривать спешащих куда-то людей.
- Лана, давай милая скорее, это же день открытых дверей, а не ночь! Я хочу обязательно зайти в гостиную Хаффлпаффа! О, мой любимый дорогой факультет, как я там давно не был, - мужчина лет сорока, одетый в серебристую мантию подгонял свою жену и девочку лет восьми.
- День открытых дверей? – одновременно переспросили Гарри и Константин сами у себя.
- Ох, ну, конечно же, да, вы что объявление в Пророке не читали, - улыбнулась какая-то старая волшебница, проходившая мимо, - вновь побывать в Хогвартсе, какая прелесть! – Старушка засеменила в сторону замка, почти не видного в дали из-за начинающийся метели.
- Гарри, мы что-то изменили, - Константин выглядел очень задумчиво. – Думаю нам сначала нужно выяснить что, и, наверное, нам поможет вот это, - он указал на большую доску объявлений разместившуюся напротив бара «Три метлы».
Даже не подходя к доске, Гарри мог прочитать то, что было написано резными буквами на самом верху доски.
- Чистота крови – залог счастья и здоровья волшебной нации, - прочитал Константин, медленно подходя к доске и углубляясь в чтение красиво украшенного гербом Хогвартса пергамента. – Сегодня в Хогвартсе ежегодный, традиционный, проводящийся уже в десятый раз день открытых дверей, - прокомментировал написанное Константин для Гарри, который так и не мог оторваться от слов «Чистота Крови».
- Он победил… - процедил Гарри, с силой сжимая кулаки. – Он просто не поверил в пророчество и всё. Когда оно было произнесено, он в это не поверил, он не пошел убивать меня и моих родителей и победил.
- Да, похоже на то, - промямлил Константин читая следующее объявление заголовок которого гласил что «Маглы нам не друзья». – Слушай, «Безусловно, среди маглов есть много великих и талантливых писателей, композиторов, но, увы, их так мало, что Министерство приняло решение запретить молодым волшебникам в возрасте до семнадцати лет смотреть магловское телевиденье, которое в изобилии рекламирует алкоголизм, табакокурение, разврат и …» Гарри, ты меня слушаешь? « Приказом Министра Магии запрещено смотреть и читать и обсуждать всё, что не имеет надписи «Рекомендовано Министерством Магии». А вот ещё «За нарушение приказа самому или подстрекательство к просмотру или прочтению запрещенного заключение в Азкабан до пятнадцати лет!»
Гарри не видящим взглядом пробежался по списку разрешенного, который, к удивлению Гарри был достаточно большой и содержал около тысячи пунктов.
- Шекспира, Достоевского, Ростроповича, Бетховена короче классиков только разрешили, - прокомментировал список Константин. - Ничего современного не вижу. И фильмы тоже только экранизация классики, да сказки какие-то.
- Пожиратели Смерти разрешили что-то магловское? – Гарри готов был поверить, что если сильно захотеть, то можно съесть раскаленный утюг, но только не в Пожирателей Смерти, рекомендующих к прочтению и просмотру классики маглов.
- Мда, - Константин задумчиво уставился на Гарри. – Как насчет кружечки Сливочного Пива, заодно послушаем, что говорят в баре или с Розмертой поболтаем.
- Хорошо, - Гарри поплелся в сторону бара, сил на размышления, после прочтенного, у него не было. Зайдя в бар и плюхнувшись за ближайший стол, мальчик стащил с себя мантию и перчатки, оставаясь в вязаной шапке. Константин подошел к оживившейся мадам Розмерте, она была явно счастлива, что Константин зашел к ней, на Гарри она не обратила никакого внимания.
- О, Константин, какой приятный сюрприз! – заворковала Розмерта. – А вот ваш батюшка нас сегодня обидел, прошел мимо и даже не взглянул в сторону нашего скромного бара! – Розмерта поставила две большие кружки перед Гарри и Константином.
- А он сейчас где? Я его потерял, – постарался, как можно естественнее спросить Константин, хотя Гарри мог поклясться, что сын Волдеморта был просто счастлив, услышав, что его отец жив.
- В Хогвартсе, где ж ему ещё быть! Всё традиционно! Сегодня говорят, ребята подготовили особенно хороший концерт! И петь и танцевать будут!
- Концерт? Ах, да, концерт, конечно-конечно, особенно хороший, - попытался скрыть недоумение Константин. – Розмерта, у вас утреннего Пророка нет?
- Конечно, есть, – кокетливо улыбнувшись, Розмерта удалилась в подсобку и через секунду вернулась с толстой газетой.
Поблагодарив Розмерту, Константин раскрыл Пророк.
«День Открытых Дверей в Хогвартсе» гласил заголовок первой страницы, на которой был изображен Хогвартс в зарисовке. Не уделив особого внимания первой странице, Константин стал листать газету, иногда зачитывая Гарри название статей и их содержание.
- «Сотый воспитанник в детском доме для детей-волшебников, построенного на средства благотворительного фонда семейства Малфой», «Министерство Магии выделило тридцать коттеджей для малоимущих чистокровных многодетных семей», смотри, тут интервью с Молли Уизли.
Гарри медленно перевел взгляд на черно-белое фото, где счастливая Молли Уизли обнимала своих детей, причем на фотографии было гораздо больше детей, чем было у той Молли, которую знал Гарри до того, как они вместе с Константином совершили путешествие во времени.
«Я счастливая мать, - начал читать шепотом Константин интервью с Молли, - у меня десять детей! Поверти, счастье не в деньгах, оно в наших детях! У меня семь сыновей и три замечательные дочурки. Сейчас моему старшему уже двадцать девять, а младшенькой только два года! Конечно, мы не в золоте купаемся, но благодаря поддержке Министерства Магии в виде дотаций на детей, я не могу сказать, что мы обездолены! А сейчас вот и коттедж нам выделили, подумать только триста пятьдесят метров жилой площади!!! Об этом я могла только мечтать! И какая красивая отделка!
Стоит отметить, - продолжил автор статьи, - что это уже третий коттедж, выделяемый Министром для этой семьи, предыдущие им уже стали малы по количеству проживающих в нем. Всего за последние десять лет Министерством Магии выделено более трехсот коттеджей для малоимущих волшебников и одиноких матерей.»
Гарри начал рассматривать улыбающихся и машущих руками трёх рыжих незнакомцев, две девочки и мальчик, стоявших рядом с матерью. Невольно его взгляд остановился на Джинни, и его сердце кольнуло, вмести ли они сейчас, а может она в этом времени встречается с другим, ведь судя по всему того героя, каким был Гарри Поттер, сейчас нет, а есть простой обычный Гарри, ничем не отличающийся от всех остальных.
- Ладно, пойдем, - Константин, расплатившись, вернул Пророк, который продолжил своё повествования очередными сплетнями и глупыми репортажами типа «Морщерогий Кизлярок – миф или реальность» и начал одеваться.
Они медленно брели из Хогсмида в Хогвартс. Прескверная погода холодного января убивала: грязный снег чавкал под ногами, а холодный ветер пытался сорвать с путников их мантии. Настроение у молодых людей было отвратительное, у них был шанс и, они его упустили, а может, сделали всё гораздо хуже. Войдя в открытые ворота Хогвартса, Гарри и Константин медленно поплелись в сторону входа в школу.
- Его твой кулон заинтересовал, - промямлил Гарри, обдумывая их поход в прошлое ещё раз, чтобы хоть как-то собраться с мыслями.
- Он у меня с детства.
- А что на его обороте, он его долго рассматривал.
- Царапина в форме буквы «В», - отмахнулся Константин, - по румынской родне Вердруты, наверное, я в детстве нацарапал. Если честно, я не знаю, откуда у меня этот кулон. Сколько себя помню, он всегда был на мне, - устало улыбнулся Константин, провожая взглядом пробегающую мимо Полумну с чем-то похожим на большую тыкву на голове.
- Гарри, а тебе не кажется, что чего-то не так?
Мальчик огляделся, обычный Хогвартский пейзаж, укутанный снегом, не было ни чего-то необычного, разве что взрослые люди, игравшие в снежки, выдавали день открытых дверей.
- Нет, всё нормально, - тяжело вздохнул Гарри, наблюдая как бешено улыбается озеру Константин. - Чего случилась то?
- Ничего! Ничего не случилось! Ничего не было! Могилы, их нет! Полумна – она жива! – Радостно обнял Гарри Константин, прямо у дверей школы. – Они живы, те дети! Не знаю, что тут происходит, но он все живы! И, Гарри, твой лоб, - Константин в пылу объятий стащил набок шапку Гарри, - у тебя нет шрама!
- О, какая интимная картина! Может, и поцелуетесь ещё? – Ехидно спросила девушка семнадцати лет с темными кудрявыми волосами, выходящая из школьных дверей.
– Ты, ты как здесь, - выдохнул Гарри, перед ним явно стояла юная Беллатриса Блек.
- Братец ты, где все это время с ним пропадал, а? Опять приключения на пятую точку искали? – Обратилась девушка, копировально похожая на юную Беллатрису, к Константину. – Мы с Каем тебя уже обыскались, тебя отец просил помочь ему просмотреть архивные дела министерства перед концертом.
Молодые люди, переглядываясь между собой, и прошли за неизвестной девушкой.
- Это твоя сестра? – Одними губами спросил Константина Гарри.
Молодой человек только пожал плечами, он никогда не видел фотографии его матери в юном возрасте.
- Нашлись. Где были? – Мальчик четырнадцати лет, похожий на молодого Тома Реддла, с сильно обросшими волосами, повязанные черным платком с изображением черепов, сидел на школьных перилах.
- Кай, сколько тебе говорить, не сиди на перилах, упадешь, - девушка бросилась к мальчику и начала его стаскивать с перил. – Костик, ну что ты стоишь, он меня не слушается!
- Ты что, мать мне, воспитывать меня? – Сопротивлялся мальчонка.
- Нет, я тебе старшая сестра! Костик сними брата с перил!
- Слезь, пожалуйста, с перил, - улыбнулся Константин брату с сестрой.
Кай спрыгнул с перил и набросился на Константина, обнимая брата, - Где был, колись!
- В Визжащей Хижине, там ремонтировали обвалившуюся крышу, - соврал Константин, оглядываясь в поисках улик говорящих о присутствии или отсутствии в школе Пожирателей Смерти.
- Ааа, - огорченно протянул Кай, а я то думал, опять интересненькое что-то делали.
Из Большого Зала вышли Профессор Дамблдор, в изумрудной мантии, расшитой в подоле золотыми звездами, высокий красивый темноволосый мужчина лет пятидесяти в черном костюме тройке, в ком Гарри тут же угадал Тома Реддла и женщина с добрыми, счастливыми глазами в темно-зеленом длинном платье, с гладко зачесанными назад волосами, Беллатриса Реддл. Мужчины оживленно говорили, и Гарри даже показалось что они спорили, на тему чистоты кровия и частичного разрешения магловского телевидинья.
- Это специальные каналы, на них показывают жизнь магловских животных и самих маглов, а есть канал, который показывает только мультфильмы, - Дамболдор невозмутимо смотрел на Тома Реддла, которого, казалось, коробила одна мысль про маглов.
- Мультфильмы говоришь? Смотрел я вчера один мультик, и ты это хочешь детям показывать? Белла, милая, Дамблдор мне не поверит, если это опишу я, что мы вчера видели в мультиках, будь добра, расскажи ты.
Беллатриса мило улыбнулась мужу и начала повествование.
- Кот, которого звали как и моего мужа, за что мультик сразу же попал в список «Это запрещено смотреть», лежал мирно на гамаке, рядом с ним стоял стакан с соком и трубочкой, через которую кот мирно иногда посасывал сок. Потом к нему подбежал мышонок, вынул трубочку из сока, и заменил её ммм… как это называется…
- Магловской взрывчаткой, и фитиль поджег, - выплюнул Том Реддл, смотря прямо в голубые глаза Дамблдора.
- Кот решил сделать очередной глоток, - продолжила Белла, - и ну… В общем кот остался в результате взрыва без зубов. Начал гоняться за мышонком, но безрезультатно. В конце мультика мышонок так издевался над котом, что тот оказался в больнице, полностью в гипсе.
- И чему же мой дорогой Дамблдор учит этот мультик наших детей? Насилию! Я это запрещаю смотреть, а если ты не согласен, то сам сначала посмотри магловские мультики, а потом и говори можно ли это смотреть нашим детям!
Следом за ними из Зала выбежал мальчонка-первокурсник, копия Драко Малфоя, он подбежал с горсткой конфет к Тому Реддлу.
- Господин Министр возьмите, папа из Франции привез.
- Господин Министр? – Выдохнул Гарри, в его глазах заплясали черные точки, а в легких стало катастрофически мало воздуха.
- Спасибо Кристиан, - Том Реддл взял конфеты у мальчика.
- Мистер Малфой, это всё что вы хотели сказать министру? Если да то, если вы не возражаете, мы продолжим свой разговор, - Дамболдор строго посмотрел на мальчика.
- Дамблдор, прекрати, это же мой племяшка! Скажи спасибо, что не дядей Томом меня назвал, - улыбнулся мальчику Министр Магии. – Кстати, знаешь новость, Нарцисса вчера третьего родила, дочурку. Люциус счастлив до безумия, всё министерство вчера шампанским залил.
- Знаю, Драко уже это успел написать на стене в подземельях Слизерина, - с напускным укором произнес Дамблдор.
- Отпустишь на пару дней Драко и Кристьяна на сестру посмотреть? – заговорил Министр, проходя мимо Гарри и не обращая на него никакого внимания.
- Разумеется, Том, отпущу, - улыбнулся Дамблдор.
- А вот и наш пропавший, - Беллатриса спустилась к Константину и поцеловала сына.
- Мам, а можно попросить тебя, обнять меня, ну хотя бы на часиков пять или семь, - обнимая и целуя мать, сказал Константин.
- Ну, надо же, какие люди прибыли, - с напускным ехидством улыбнулся Том Реддл, обнимая сына и особо задерживая свой взгляд на песочных часах и кулоне со змеёй свернувшийся в клубок. – Какие на сегодня будут предсказания?
- Самые лучшие, - обнял и поцеловал отца Константин.
- Он понял, он тогда в поезде все понял, - горячо зашептал себе под нос Гарри будто Константин мог это услышать, наблюдая как Том Реддл что-то шепчет сыну. – Он понял, что это был ты, в смысле, что ты его сын, как же мы не догадались.
Оставив сына, Том Реддл вновь заговорил с Дамблдором о магловских нравах, отходя от Константина. Гарри подошел, взял кулон со змеёй и перевернул его, пристально разглядывая букву «В».
- Что вы тут смотрите, - девушка похожая на Беллатрису втиснулась между Гарри и Константином. – А, папин кулон ему показываешь! Это наш папа нацарапал, когда ему лет четырнадцать было, - показала девушка на букву «В». - Ему в детстве очень его имя не нравилось, он очень хотел, чтобы его величали не иначе как Лорд Волдеморт, вот и нацарапал букву «В»! Потом он этот кулон маме подарил, а она на моего братца, когда тот родился надела, - улыбнулась девушка и пошла в подземелье Слизерина.
Гарри многозначительно с Константином переглянулись.
- Он понял тогда в поезде, - виновато улыбнулся Константин. - Сейчас меня отчитывал за незаконное и глупое вторжение в прошлое. Правда, на всякий случай поинтересовался моими новыми предсказаниями. Судя по всему, он сейчас Министр Магии, ведет политику «Чистота Крови на Века» или что-то в этом духе, а Дамблдор главный защитник маглов. Но все же между ними мирные действия, а не война.
- Пойдем, я тебе что покажу! Я новое заклятье разработал, - повис на брате Кай, стаскивая его в подземелье Слизерина.
- Привет Гарри, как дела, - пробежали мимо Фред и Джордж. – Тебя наша Джинни искала, хочет, наверное, тебе скандал закатить, что не целовал её уже три часа!
По лицу мальчика заскользила улыбка, он и Джинни вместе, он был так счастлив, мальчик уже побежал вверх по лестнице, когда услышал, что его зовут.
- Гарри! Гарри, иди сюда! – замахал рукой в сторону Слизеринского подземелья Константин, куда гордо удалилась его сестра и побежал брат.
Мальчик пулей спустился в коридор, идущий к Слизеринцам.
- Смотри! – прошептал Константин, указывая на мужчину в синей форме мракоборца, отчитывающего Драко Малфоя, и женщину с огненно рыжими волосами в синей мантии, к которой прижимался мальчик двенадцати-тринадцати лет.
- Драко, рождение сестры не повод расписывать стенки замка надписями! Ну, представь себе, что будет со стенами Хогвартса, если каждый ученик, у кого родиться брат или сестра, будет писать это на стене, - Джеймс Поттер по-отцовски потрепал Драко за плечо.
- Мама, мама, смотри Гарри нашелся, - мальчик в овальных очках, так похожий на Гарри, только с отцовскими глазами, но в отличие от Гарри с послушными волосами, стал тянуть мать в сторону Гарри.
Лили Поттер обернулась к Гарри с Константином и улыбнулась.
- Привет, а мы тебя искали, - обратилась она к Гарри, - мы так по тебе соскучились!
- Я тоже, - выдохнул Гарри и бросился в объятья матери, отца и брата, впервые в жизни Гарри захотелось остановить часы и, наверное, повторить просьбу Константина к его матери – обнять и не отпускать часиков пять - шесть. Светясь от счастья, Гарри улыбнулся, оглядываясь на Константина, в глазах мальчика замерли слёзы радости.
Константин, обнимая подошедших к нему отца и мать, смотрел на происходящее с бешеной улыбкой. Невероятно, у них получилось! Они изменили будущее!!!


"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"