Ven a mi!*

Автор: Chloé и Фиелис
Бета:YDD
Рейтинг:NC-17
Пейринг:CC/НЖП, ЛМ/НЖП + ГГ/ДМ, ГП/ДУ, РУ/ПП
Жанр:Drama, Romance
Отказ:Отрекаемся
Аннотация:А что если, в, казалось бы, уже решённое дело, вмешается судьба? Ещё во времена Мерлина существовал обычай, по которому любой мог заявить о желании взять смертника в мужья (жёны) прямо во время суда. После этого с подсудимого снимались все обвинения, и он был свободен, почти…
Комментарии:* Приди ко мне!

Взяли на себя смелость изменить несколько последних событий. А именно:

Фреда в последний момент оттолкнул Перси, Нарцисса Малфой заслонила Гермиону Грейнджер от Авады, выпущенной Беллатрикс, Северус Снейп остался жив стараниями незнакомки, а Хогвартсу на помощь пришла Лига Теней (международная организация защиты правопорядка). В итоге многие остались живы (люблю, когда героев много), в частности Ремус и Дора, Колин Криви и др.

Так, по-нашему, должен выглядеть Happy End.

А то тётя Ро перемочила очень многих, хотя ПСов не жалко.
Каталог:AU, Мери Сью/Марти Сью
Предупреждения:нет
Статус:Не закончен
Выложен:2008-05-16 00:00:00
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 0. Пролог

Волан-де-морт побеждён. Но война не закончилась.

Вот уже три месяца велись судебные процессы по делу темных волшебников, а так же поиск скрывшихся после битвы пожирателей. В поимке бывших сподвижников Тёмного Лорда аврорам помогал Люциус Малфой, что стало неожиданностью для всех. Но ещё больше поразило заявление Люциуса. Единственное, что он просил, это – освободить сына, или хотя бы смягчить его наказание. Никто бы раньше не подумал, что такого человека, как Малфой, изменит предсмертный поступок жены, давший толчок к сотрудничеству пожирателя с властями. Хотя это не смогло уберечь Малфоя-старшего от кары Министерства, впрочем, как и его наследника.

Временным Министром Магии назначили Артура Уизли. Кардинальным изменениям состав работников Министерства не подвергся, поэтому бюрократизм продолжал цвести махровым цветом. Даже старания Мальчика-который-выжил не помогли Драко выйти на свободу. Большинство волшебников вообще не понимали желания Поттера помочь Малфоям. И Гарри в сотый раз приходилось объяснять, что Нарцисса помогла ему в последней битве, а так же ценой собственной жизни спасла Гермиону Грейнджер. Он прекрасно понимал, что волшебница поступила так, заботясь о сыне, но всё же они были у неё в долгу. И этот долг они не смогут вернуть иначе.

Ещё одним именем, не сходившим с первых страниц газет волшебного мира, было имя бывшего преподавателя зелий, Северуса Снейпа. Общественное мнение по поводу его дела было однозначно – виновен. Никто не хотел верить в его невиновность. Как можно поверить пожирателю и убийце Дамблдора? Сам Мастер зелий совершенно не отрицал убийства директора, и только по настоянию Министра Уизли дело ещё не закрыли.

Этому способствовало долгое выздоровление Снейпа. В данном конкретном случае пока организм профессора пытался справиться с ядом, у его защитников было время подготовить материалы и свидетелей к слушанью. Они не были готовы к его полнейшей покорности судьбе, точнее, абсолютному признанию вины и нежеланию бороться. Он и жив остался лишь благодаря случаю. Портал одного из оперативников Лиги сработал неправильно, и его, точнее её, занесло прямо в Визжащую хижину. Вообще Снейпу несказанно повезло, «залётным» магом оказалась колдомедик, знакомая с магловской медициной. Поэтому, увидев раненого человека и определив клиническую смерть, девушка остановила кровотечение и начала реанимационные мероприятия.

Она сломала больному три ребра, зато сердце вновь забилось. Наложив на раненого реанимационные заклятия для поддержания жизненно важных функций, девушка прошептала:

- Accio, капельница!

Требовалось срочное переливание крови. Она была единственным доступным донором, поэтому пришлось рискнуть и пойти на переливание из вены в вену, без предварительного анализа группы крови. Ей определенно везло, обошлось без анафилактического шока. Оставалось лишь надеяться на то, что мозг сохранил свои функции, ведь медик не могла быть в этом абсолютно уверена, так как не знала точного времени наступления клинической смерти.

И дальше Мастеру зелий не давала умереть та же девушка. Она приводила к нему многих специалистов, как из магического, так и из магловского миров. Прогнозы были не очень утешительны: слишком сильный яд, большая потеря крови, несвоевременное оказание помощи пострадавшему, дыхательная недостаточность и т.д. Все сходились во мнении, что он сможет выжить лишь благодаря чуду. Даже Гарри Поттер не верил в то, что Снейп выкарабкается. И лишь эта загадочная девушка продолжала с невероятным упорством отстаивать его у Смерти. Она и сама не могла толком объяснить, почему так не хочет его отпускать. А потом ей повезло. Такое долгожданное чудо всё же случилось. Он пришёл в себя. Хотя так и не узнал, кто его спас - волшебница больше не приходила.

Защитникам Хогвартса в день Великой битвы тоже повезло - помощь пришла, откуда не ждали. Почти к началу сражения прибыли бойцы Лиги Теней. Хотя их было не много, зато это было элитное спецподразделение боевых магов. Благодаря их помощи пострадавших в последней битве оказалось гораздо меньше и многих Пожирателей смогли взять, как говорится, «тёпленькими». Затем, уже после Победы, Лига помогала Аврорату в поиске и задержании приспешников Волдеморта, особенно тех, которые успели скрыться за границей. Глава лиги, Рольф д'Амбер, был неплохо знаком со многими членами Ордена Феникса и аврорами. Он сам работал в Аврорате Министерства Магии Великобритании по программе обмена опытом с Францией. Это было как раз во время первого подъема Волдеморта. Он был знаком и с Малфоем старшим, и со Снейпом, поэтому готов был свидетельствовать в их пользу.

Если Люциус пытался хоть как-то исправить положение своей семьи, то Снейп отказался от помощи знакомого. Зельевар вообще отвечал односложно или просто молчал. Единственным, что его интересовало, был вопрос - пострадал ли Хогвартс? И кто его вытащил с того света. Когда он пришёл в сознание, то лишь прохрипел: «Какого чёрта?», а когда к нему в палату пришло Золотое трио, лаконично поинтересовался: «Кто?». Их объяснения он выслушал, не перебивая, смотря в потолок. Когда Поттер, заикаясь, начал выражать свою благодарность, Снейп посмотрел на него как на сумасшедшего и закрыл глаза. Сколько ни пытался Гарри, профессор не говорил ни с ним, ни с кем бы то ни было ещё. Ребята решили, что приложат все усилия, чтобы его оправдали, иначе никак. Сколько человек должен платить за ошибку в выборе окружения? Это просто не справедливо! Как истинные гриффиндорцы, просто так оставить зельевара на растерзание общественности они не могли.
Недоброжелателей же оказалось очень и очень много. Почему-то помочь справиться с Волдемортом они не спешили. Наоборот, до последнего не верили в его возвращение.

Зато теперь каждый считал своим долгом подойти к Поттеру и пожать ему руку, приговаривая, что всегда верил в его победу. Это ж надо, всего каких-то два года назад он был просто больным мальчишкой с огромным самомнением, а весь последний год был НЕЖЕЛАТЕЛЬНЫМ НОМЕР ОДИН. И именно таким его описывало Министерство, но как оказалось, даже победив Тёмного Лорда, никаких полномочий Мальчик-который-всё-же-выжил не получил. И все его попытки помочь были напрасны.


Приближалось слушанье дела.




***

В день суда возле здания Министерства собралась большая толпа, требующая смертной казни. Гарри был готов сражаться за оправдание заключенных, хотя у него в рукаве не завалялось ни одного туза. Кингсли накануне вечером говорил, что большинство судей (больше 2/3 Визенгамота) уверены в виновности подсудимых. Гермиона перерыла библиотеки Хогвартса и Блэков, но тоже не нашла ни одного полезного закона, который мог бы оправдать действия обвиняемых. Надежда тихо угасала.

Когда ребята подошли к залу, в котором назначили слушанье, Гарри замер.
- Не может быть, – прошептал Поттер, – Гермиона ты уверена, что это тот зал?
- Всё верно, Гарри. Зал номер десять, – устало отозвалась Грейнджер.
Десятый… Опять десятый. Это была явная насмешка судьбы! Именно в этом зале проходили слушанья над Лестранжами и Краучем младшим. Здесь рассматривалось и его дело три года назад. Но Поттер не хотел расстраивать друзей своим плохим предчувствием, и все просто направились внутрь.
Огромное подземелье, в которое они вошли, было заполнено людьми. Стены из темного камня тускло освещали торшеры. Впереди, на самых высоких скамьях, находилось множество темных фигур. Они тихо переговаривались. Это были судьи... Их было примерно пятьдесят, все были одеты в мантии сливового цвета с серебряной "В" на левой стороне груди.
Посередине первого ряда сидел Артур Уизли, Министр Магии. Он грустно улыбнулся вошедшим и жестом указал на свободные места с левой стороны. Полная ведьма с очень короткими седыми волосами и квадратной челюстью сидела слева от Уизли. Амелия Сьюзан Боунс, глава департамента Магического Правопорядка. Она носила монокль и выглядела угрожающе. С правой стороны сидел сердитого вида мужчина, лет пятидесяти. Алджернон Добсон, новый начальник Аврората. Он провожал каждого новоприбывшего пристальным взглядом.
Едва все расселись, как в зал ввели подсудимых, для каждого из которых уже были приготовлены кресла. Как только заключённый опускался в него, цепи со страшным скрежетом опутывали ему предплечья. Началось слушанье.

Подсудимым зачитали обвинение, и начальник Аврората начал допрос. Все вопросы были построены таким образом, что на них можно было ответить лишь «да», «нет», «не знаю» (что сопровождалось презрительным хмыком со стороны обвинения) или же назвать имя. Пребывание в рядах пожирателей явно играло не в их пользу, по этому через пару часов тех, кто ещё верил подозреваемым, осталось очень и очень мало. В основном это были члены Ордена Феникса. Опрос свидетелей также ничего не дал защите, слишком много фактов указывали на, как минимум, причастность обвиняемых.
У них ничего не вышло. Они проиграли. Визенгамот проголосовал 37:13 за вынесение строжайшей меры наказания.
- Северус Тобиас Снейп, Люциус Гидеон Малфой, Драко Люциус Малфой, Панси Исидора Паркинсон, вы признаётесь виновными во всех преступлениях и приговариваетесь к высшей мере наказания – поцелую дементора. Приговор обжалованию не подлежит и будет приведён в исполнение тотчас, – закончил Алджернон Добсон.
В зале воцарилась гнетущая тишина. Казалось, воздух просто замёрз, и поэтому отказывается поступать в лёгкие. Через дымку неверия послышался приказ Добсона:
- Введите дементоров.

Зал вздрогнул. Все взгляды были обращены вслед министерскому служащему, направляющемуся к выходу.
- Стойте! – прозвучал спокойный женский голос.




Глава 1. Стрела Амура

- Стойте! – прозвучал спокойный женский голос.
- Суд вынес приговор, и он обжалованию не подлежит! – гневно пробасил Алджернон Добсон.
- А я и не апелляцию подаю, – всё так же уверенно ответила обладательница этого голоса, – просто хочу узнать, кто отвечает за соблюдение законов?
- За это отвечаю я, – сказала Амелия Боунс, – и уверяю, что приговор вынесен в соответствии со всеми законами магического мира.
- Ещё раз повторюсь, - ответила нарушительница спокойствия, – я ни в чём не упрекаю Визенгамот, хотя и не уверена в его непредвзятости. Это моё личное мнение.
- Да что вы себе позволяете? – вскочил многоуважаемый начальник Аврората. Он был забавного зелёного оттенка, напоминающий цвет плесени. Правая щека подёргивалась, а рот был открыт в немом возмущении.
Это становилось интересным. Присутствующие озирались по сторонам в поисках смелой женщины, которая не побоялась «засветиться» в этом, как назвала его пресса, «деле века». Но никто не мог понять, откуда слышен голос. Создавалось такое впечатление, будто он повсюду.
С последнего верхнего ряда, левого крайнего места поднялась фигура в широком чёрном плаще и начала медленно спускаться вниз. При этом даже те волшебники, мимо которых проходила фигура, не могли увидеть внешность женщины. Широкие полы плаща надёжно скрывали тело, а поднятый капюшон – лицо. Женщина-загадка не молчала:
- Я не буду начинать дискуссию по поводу моих прав и обязанностей, по крайней мере, не сейчас, – чуть насмешливо продолжила незнакомка, – я здесь для того, чтобы напомнить вам об обычае, который со времён Мерлина известен как «Стрела Амура»*.


Присутствующие внимательно следили за каждым жестом таинственной фигуры, ловя каждое слово. После этой фразы послышались перешёптывания, никто не знал такого обычая. Все взгляды тут же устремились к главе департамента Магического Правопорядка.
- Такой обычай действительно существует, – ответила миссис Боунс, – но уже больше трёхсот лет к нему не прибегали.
- Что ещё за обычай? – холодно осведомился Добсон, – я никогда ничего подобного не слышал. И вообще, какое отношение этот «Амур» имеет к делу?
- Самое непосредственное, – заверила незнакомка, – если вы не возражаете, я объясню.
- Только быстро, – буркнул аврор.
- Дело в том, что согласно этому обычаю осуждённого на смерть может спасти любой человек. Если только… - все затаили дыхание, – если только среди присутствующих найдётся человек, готовый связать свою судьбу с подсудимым. Бракосочетание проводиться тотчас и все обвинения снимаются. И…
- Это ничего не меняет, – холодно перебил Добсон, – их вина доказана. Как можно отпустить виновного?
- Всё дело в том, что во времена, когда появился этот обычай, верили в Божье правосудие, – размеренно пояснила Амелия Боунс, – и если появлялся человек, готовый связать жизнь с незнакомцем, да ещё с преступником, то значит, вмешались Боги и осуждённый – невиновен. А назвали этот обычай так, потому что верили, что любовь возникает, когда Амур или Купидон пронзает сердце своей стрелой.
- Это всё сказки, – не унимался Добсон, – чушь собачья! Кто в это поверит?
- Никто и не заставляет вас верить, – тихо произнесла незнакомка, подходя к центру первого ряда, – но ведь обычай не потерял свою силу? – обратилась она к миссис Боунс.
- Хотя им давно никто не пользовался, он всё ещё действует.
- Это ничего не меняет, – опять встрял Добсон, – не задерживайте нас больше.
- Я и не собиралась Вас задерживать, – холодно произнесла фигура, – если бы вы хоть раз дослушали меня, не перебивая, всё бы уже решилось.
- Мы вас внимательно слушаем, – подал голос Артур Уизли.
- Спасибо, – незнакомка застыла на мгновение, как будто собираясь с духом, – я изъявляю желание связать свою судьбу…
- Ничего у тебя не получиться, выскочка! – заорал начальник Аврората, – ты не вытащишь никого из своих дружков! И вообще, кто ты такая? Охрана!
- Во-первых: прошу вас не обращаться ко мне, как к деревенской девке, – всё так же спокойно ответила незнакомка,– во-вторых: я не скрываю своего имени. Если вам так интересно…
Плащ был сброшен элегантным, немного небрежным движением. Перед поражёнными волшебниками стояла девушка лет двадцати в магловской одежде. На ней была чёрная шёлковая туника до длинного рукава с разрезами от плеча до кисти и открытой спиной (хотя эта деталь была заметна лишь осуждённым), тёмно-синие потёртые джинсы-капри и чёрные сапоги-ботфорты на высоком каблуке. Светлые волосы собраны в высокую причёску.
- Позвольте представиться: Джоан Таунсенд.
- Простите мисс Таунсенд, но нам ничего о вас не известно, – сказал Министр Уизли.
- Что вы хотите знать?
- Нам не нужны ваши сказки мисс, как вы сказали? Таунсенд? – иронично произнёс Добсон, – предъявите ваши документы.
Девушка хмыкнула и, достав из сумочки какие-то бумаги, передала их Министру. Аврор сразу же придвинулся к Артуру Уизли и стал проверять подлинность документов. Он произносил одно заклятие выявления за другим и всё больше хмурился. Наконец, когда в его арсенале не осталось ни одного не проверенного метода, он пробасил:
- Признавайтесь, кем вы приходитесь осуждённым?
- Никем, – отозвалась девушка, – пока, – добавила она тише.
- Вам лучше честно признаться, мисс Таунсенд, – сверлил её взглядом аврор, – кто вы и на кого работаете?
- Разве там плохо написано? – поинтересовалась Джоан, указывая на документы, которые всё ещё находились в руках Добсона.
Его от такой наглости перекосило. Он уже было раскрыл рот, чтобы арестовать наглую девчонку, как откуда-то сверху раздался оглушительный хохот.
- Очень драматично, – прокомментировала девушка, посмотрев на смеявшегося.
- То же могу сказать и о тебе, – сказал Рольф д'Амбер, прожигая мисс Таунсенд гневным взглядом.
- Значит вам известно имя этой аферистки, – обрадовался начальник Аврората.
- Я действительно знаю эту мисс, – сказал глава Лиги Теней, вставая и направляясь к девушке, – и я бы не советовал вам называть мою крестницу аферисткой.
Возникла тишина, которая тут же сменилась обсуждением последнего заявления.
- Тишина в зале! – заорал аврор.
В этот момент его не могли ослушаться. Он просто кипел от гнева. Вся его работа летела коту под хвост. Если хотя бы одного из них отпустят – это будет провал. Он не мог этого допустить! Пожиратели должны быть наказаны, а уж тем более такие близкие сторонники Волдеморта!
- Что ж, - проговорил он через силу, - Мисс Таунсенд, вы можете быть свободны.
- Не раньше, чем вы меня выслушаете, – безапелляционно заметила девушка.
- И что же вы хотите нам поведать? – вкрадчиво поинтересовался Добсон.
- Как я уже говорила, - девушка смело смотрела в глаза аврора, - я изъявляю желание связать свою судьбу с… Северусом Снейпом.
Тишину, воцарившуюся после её заявления, можно было резать ножом. Все уже давно поняли, что как минимум один из осуждённых вместо поцелуя дементора получит поцелуй невесты. Но никто и предположить не мог, что эта загадочная незнакомка выберет Снейпа.
- Ты абсолютно уверена? – спросил д'Амбер, поворачивая девушку к себе, – ты сможешь выйти замуж без моего согласия?
- А ты его не дашь? – уточнила Джоан, смотря в глаза крестного, заменившего ей отца.
Это было похоже на поединок двух взглядов, и не только в прямом смысле этого слова. Поединок на жизнь, ситуацию, счастье, в конце концов. Между ними шёл разговор без слов. И если присмотреться, то начинался он явно на повышенных тонах, а закончился тихим шёпотом.
- Я даю своё разрешение, – твёрдо сказал д'Амбер, хотя в его словах чувствовалась толика отчаянья. Наверняка так ведут себя все отцы, выдавая дочь замуж. И каким бы замечательным ни был жених, они считают, что никто не сможет любить их девочку настолько сильно. Тем более она слишком мала для брака! И вообще он её не достоин…
- Спасибо, – прошептала Джоан, уткнувшись в плечё крёстного. Крестного, подарившего ей отцовскую любовь и ласку, которой у неё никогда не было.
- Нет. Никогда! – вспылил начальник аврората, – этот скользкий тип и так слишком часто уходил от наказания!
- Уходил от наказания? – переспросила девушка. Её голос был тихим, но в каждом слове чувствовалась сталь, – это так вы называете служение человеку, которого презираешь всей душой. Постоянное презрение со всех сторон, ведь никто не знает правды. Недоверие и подозрение со стороны тех, кого по-настоящему защищаешь! Убийство единственного человека, который в тебя верил… Невозможность быть самим собой даже во сне! Это вы называете «уходить от наказания»?
- Мисс Таунсенд, вас ввели в заблуждение сказки этого человека.
- Я присутствовала в зале суда с самого начала. И разве мистер Снейп сделал хотя бы одну попытку оправдаться? – бровь Джоан приподнялась на долю секунды, – этот человек взял на себя даже чужие грехи, которые вы так милостиво ему приписали.
- Ну-ну, Джо, успокойся, – примирительно сказал глава Лиги, – каждый имеет право на своё собственное мнение. Разве не ты сама так часто это твердишь? – он положил руку ей на плечи в успокаивающем жесте, – но ведь насколько я помню, глава департамента Магического Правопорядка, мадам Боунс, подтвердила существование «Стрелы Амура» и поэтому требование моей крёстницы вполне легитимно.
- Но… - начал было возмущаться аврор, и тут вмешался Министр.
- Достаточно, мистер Добсон. Как мы должны поступить согласно закону? – обратился он к Амелии Боунс.
- Согласно закону, - степенно пояснила глава департамента Магического Правопорядка, - если не имеется серьёзных оснований против брака, а согласие опекуна мисс Таунсенд мы получили, - кивок Рольфа д'Амбера, - то вам, Министр, надлежит провести обряд бракосочетания.
- А меня как всегда не спрашивают? – впервые за всё время поинтересовался Северус Снейп.
- Простите, но ваше согласие действительно не спросят, – тихо ответила ему девушка.
- Что ж, - сказал Министр, поднимаясь, - если больше никто не хочет выступить, начнём.
- Подождите! Я тоже изъявляю желание связать свою жизнь с… Драко Малфоем!
- Гермиона! – ошарашено воскликнул Рональд Уизли, – ты ведь не серьёзно?
- Прости Рон, но я абсолютно серьёзно. Его мать спасла мне жизнь, а я спасу его.
И девушка стала спускаться вниз. Парень вскочил и отправился за ней.
- Ты не можешь за него выйти, - заявил рыжий, – это же Малфой! Он наш враг! Он ведь тебя ненавидит!
- Спасибо Рон, я знаю, – твёрдо ответила Гермиона, продолжая идти к намеченной цели, – и не говори, пожалуйста, ничего больше. Я прекрасно осознаю, на что иду.
- Раз так, то я тоже изъявляю желание жениться! – вспылил Рональд, – и прямо сейчас! На… на Паркинсон!
- Рональд Уизли! – послышался явно не добрый голос миссис Молли Уизли, – что ты себе позволяешь? – и тут её взгляд упал на Панси.
В глазах перепуганной девочки появилась робкая надежда, но при словах миссис Уизли стала гаснуть. Какая мать сможет отправить ребёнка, пусть и не своего на казнь? Сердце женщины дрогнуло.
- Ты не посмеешь отказаться от своих слов, Рональд, – строго заявила Молли Уизли, – проведи обряд, Артур.
- Но… Кхм… Что ж. Если ни у кого нет возражений…
- Простите. Но, кажется, у меня есть, – сказала смуглая брюнетка лет двадцати пяти, вставая и начиная свой путь к центру комнаты, где уже собрались остальные действующие лица, – правда, это не возражение, а скорей всего пожелание. Я также изъявляю желание связать свою жизнь.
- Прекрасно, – сказал министр, – с кем?
- Что, простите? – удивилась девушка.
- Вы не сказали с кем, – уточнил Артур Уизли.
- Ах, но разве это не ясно, – объяснила брюнетка, – насколько я могу судить, остался лишь один осуждённый. Правда, я не запомнила его имени.
- Это не суд, а какая-то пародия! – взревел начальник Аврората, – вы не можете отпустить их всех. И кто эта женщина? – указал он на невесту Малфоя старшего.
- Элизабет Грандо, – спокойно ответил ему Рольф д'Амбер, – известная чистокровная волшебница Франции.
- Ну что ж, – в который раз начал министр, и в который раз его перебили.
- Я не буду участвовать в этом… непонятно чём, – заявил Алджернон Добсон и покинул зал суда.

Наконец-то Министру Уизли удалось начать обряд. Обвиняемых освободили и поставили возле своих «пассий». На извечный вопрос «Согласны ли вы…» все ответили «Да». Все кроме Снейпа. Он молчал. Обряд был завершён и без его согласия.

* Во Франции существовал также обычай, по которому любая девушка могла заявить о желании взять осужденного на смерть преступника в мужья, и в таком случае, при полном одобрении окружающих, их брак заключался прямо у подножия виселицы.




Глава 2. Будем знакомы?

Никто никогда не видел такого процесса. Так не заканчивался ни один суд над Пожирателями. Зрители покидали зал, смакуя подробности увиденного. Репортеры пытались пробиться к новобрачным, предвкушая пикантные интервью, но аврорам все же удалось освободить помещение от посторонних.


- Ну что ж, теперь мы можем отправляться по домам! – улыбнулась Джоан.
- Да, да. Конечно. Только сначала нужно получить кое-какие бумаги… - засуетился Артур Уизли.

На всю бумажную волокиту ушло примерно три часа. Вымотанные новобрачные спустились в атриум Министерства. Внизу их ждали члены Ордена Феникса и Лиги. К Джоан подошел сам величайший герой магического мира.
- Спасибо, вам, огромное, за то, что спасли профессора Снейпа, - сказал Гарри Поттер, энергично тряся руку собеседницы, – он тот человек, который действительно заслужил право на счастье.
- Не стоит благодарностей, - мило улыбнулась девушка, – здесь наши мнения совпадают. И прошу, зовите меня Джоан, мистер Поттер.
- Гарри. Просто Гарри.
- Отлично, Просто Гарри, – стоявшая рядом Джинни прыснула, – не хотите ли присоединиться к компании «легионеров» в отмечании моего нового статуса?
- Не знаю, будет ли это удобно, - прокашлялся парень, - не хочу вас стеснять своим присутствием…
- Не хочу вас стеснять своим присутствием? - послышался кривой смешок. А вот и Северус Снейп собственной персоной, - мистер Поттер, неужели атмосфера нашего слушания наконец-то научила вас думать о ком-то помимо себя самого?
- Профессор, я … - Гарри не знал, что ответить. Это был их первый разговор, спустя тот, произошедший в Визжащей Хижине. Воспоминания в миг пронеслись в его в голове, он хотел ему сказать, он должен был ему сказать, - вы знаете…

- Перестаньте, Поттер. Это не момент для громких слов или опрометчивых признаний, – перебив гриффиндорца, скривился Снейп, – если вы повредили память, то напомню – я делал это не ради вас.
- Я знаю. И все же, - переживания стали настолько осязаемыми, что мальчик лишь выдавил, - спасибо...
- О, Мерлин! Можете извиняться перед тем, кто действительно нуждается в благодарности амбициозного мальчишки.

- Но, сэр! Я…

- Вы не поняли, Поттер? Избавьте меня от этих сентиментальностей, - оглядев присутствующих тяжелым взглядом, процедил Снейп. И затем, вздрогнув от удивления, все услышали уставший шепот профессора, - с меня хватит.

- Ничего не хватит… У нас ещё весь праздник впереди, - возмутилась миссис Снейп.
Северус повернулся к ней и, не обращая внимания на гневный взгляд, прошипел:

- Можете идти праздновать свой дебют в качестве супруги прямо сейчас, а я предпочту покинуть это помещение.

- Вы не можете так просто уйти!

- Да неужели? Я благодарен вам за то, что вы вытащили меня из лап дементора, - чем-чем, а благодарностью тут не пахло, - но указывать мне, что я должен делать? Увольте! – короткий прощальный кивок, - прошу прощения, я больше никого не хочу видеть.
- Зато я хочу! – девушка схватила за рукав пытающегося уйти профессора.
- Послушайте мисс… - за словами последовал довольно красноречивый взгляд.
- Миссис.
- Простите? – видимо профессора редко перебивали, так как в его взгляде промелькнуло удивление.
- Я больше не мисс, благодаря вам.
- Да я вас сегодня впервые увидел!
- И все же, обращение мисс ко мне уже не актуально.
- Отлично, - голос Снейпа источал физически ощутимую желчь, - миссис, не могли бы вы оставить меня в покое?
- Не могу, вы как никак мой муж.
- Не переживайте так по этому поводу.
- Сразу видно – вы меня не знаете.
- И не хотел, если быть честным.
- А вас никто не спрашивал!
- Я заметил, и мне от этого действительно лучше, - сбросив с себя руку девушки, прошипел зельевар.
- Да что вы себе позволяете?!

- Довольно! – Снейп окончательно вышел из себя, - хватит с меня ваших попыток разбиться в лепешку ради одной вам известной идеи. Откройте, наконец, свои глаза! Я Пожиратель смерти и убийца. Вы слишком опрометчиво поступили в зале суда. А расплата, как вы знаете, обычно не заставляет себя ждать.
- Вы что… угрожаете мне?
- Нет, к моему глубокому сожалению. Хотя если на вас действуют только угрозы…


Зрителям оставалось лишь переводить взгляд с одного на другого. Когда атмосфера начала накаляться, прозвучал громкий вопрос Элизабет:
- Дорогой, - обратилась она к Люциусу, – а когда у нас начнется семейная жизнь? А то, знаешь ли, не люблю быть последней.
- Простите? – не понял Малфой.
- Ну, посмотри на мистера и миссис Снейп. Это же семейная пара со стажем минимум в двадцать лет… Я тоже не хочу отставать, – и она мило надула губки.
Джинни прыснула Гарри в плечо. Не прошло и секунды, как подростки покатилась со смеху.
- Не думаю, что ссоры должны становиться достоянием общественности, – скептически заметил Малфой.
Тут уже не выдержала Элизабет. Так весело они не смеялись уже давно. Лишь зельевар, как всегда, оставался угрюмым, да Малфой старший – равнодушным.
- Извините меня за эту сцену, - натянуто улыбнулась Джоан, – и прошу вас всех принять мое приглашение, - сделав ударение на «всех» и, более чем красноречиво посмотрев на профессора, сказала девушка.
- За своими «разборками» ты забыла озвучить приглашение, – указала Элизабет на промах подруги.
- Еще раз, извините, - и немного громче, - Имею честь пригласить вас всех сегодня на ужин. Я думаю, мы все устали, и имеем полное право на уютный вечер.
- Не хотелось бы вам мешать, – вкрадчиво сказал Артур Уизли.
- По-моему, это будет вполне логическое завершение дня. Я эту кашу заварила – мне и расплачиваться.
- Я думаю, такое событие как брак обязательно надо отметить, – подала голос миссис Уизли, – но… мы точно не помешаем?
- Ну что вы. Прошу всех к каминам, – девушка развернулась в указанную сторону. Все двинулись за ней, кроме одного человека.
- А ты останешься здесь, Северус? – раздался возглас главы Лиги. Все обернулись к мастеру Зелий.
- Спасибо за желание оставить меня здесь ещё на некоторое время, но нет. Я, пожалуй, отправлюсь домой.
- Не уверен, что ты знаешь куда аппарировать.
- Я прекрасно осведомлен, где находиться мой дом.
- Об этом не может быть и речи!
- Что ты хочешь этим сказать, Рольф?
- То, что твой дом в Тупике Прядильщиков перевернут с ног на голову аврорами.
- Мне не привыкать.
- Тебе – нет, но теперь ты не один. Не стоит забывать об этом, - покачал головой мужчина.
- Послушай, д’Амбер. Я ее туда тащить не собираюсь. Моя «жена», - зельевару с трудом удалось произнести это слово, – может жить там, где хочет.

- Не всем дают второй шанс, Северус - тихо заметил Рольф, но его никто не услышал.

- Вы должны жить вместе, иначе ваш брак признают не действительным, – теряя терпение, прошипел Мистер Уизли, – и тогда тебя, Снейп, опять ждут дементоры.
- Как будто кому-то есть до этого дело?
- Мистер Снейп, – заговорила Джоан, – я вас очень прошу отправиться со мной в мой… в наш дом. Ведь теперь все что принадлежит мне – и ваше тоже.
- Мне ничего не нужно ни от вас, ни от кого бы то ни было!
- А мне нужно. Очень, – собравшись с силами, продолжила девушка, – мне нужно, чтобы вы жили! И за это я сделаю все, что пожелаете.
- Откуда такая самоотверженность?
- Я дала клятву Гиппократа.
- При чем здесь это?
- При том.
- Так значит вы?
- Я…




Глава 3. Ожидание - плохой собеседник или "И это моя вторая половина?!"

- Так значит вы?

- Я…

- Но этого не может быть.

- Почему?

- Вам всего семнадцать.

- Ну и что?

- Вы еще не закончили школу.

- В магическом мире – нет.


Их дискуссию прервал Артур, в которого со всего размаху влетел бумажный самолет и начал кружить около носа. Пытаясь схватить летающее письмо, обеспечивающее связь между отделами Министерства, он привлек всеобщее внимание.

- Опять эта почта! – схватив наконец вырывающийся кусок бумаги, Министр прочитал послание. Подняв взгляд от листочка, он посмотрел на бывших заключенных, - с отъездом придется подождать. Мы забыли про конфискованные палочки.

Проигнорировав ухмылку Малфоя старшего и презрительный взгляд Снейпа, Артур продолжил:

- Ждите меня здесь, я вернусь минут через 20. Надеюсь, вы здесь не подеретесь без меня, - это было сказано уже на ходу, через пару мгновений фигура мистера Уизли исчезла в коридорах Министерства.


Джоан посмотрела на часы. Пол девятого, - что ж... ещё не вечер, давайте подождем в зале Ожидания, - указала она в противоположный конец помещения. Волшебники медленно направились в ту сторону, скрывая недовольные возгласы. За сегодняшний день все единодушно прониклись острой нелюбовью к Министерству Магии.


***


- Так значит, вы окончили маггловскую школу? – спросила Джинни Уизли, когда все расположились в удобном помещении, больше похожим на гостиную Гриффиндора, чем на зал Ожидания.

- Да, - Джоан облокотилась о шершавую поверхность массивного камина, занимавшего достаточно большую площадь комнаты, - правда это была не школа, а медицинский колледж… Этим летом сдала последний экзамен!

- Зачем?

- Всегда хотела, - удивленно приподняв брови, девушка повернулась к зельевару. Чего-чего, а попытки поддержать разговор от Северуса она не ожидала.

- Уж, прям таки хотели? И отказались от последнего года обучения в школе Магии?

- А почему нет?

Он лишь хмыкнул и посмотрел в сторону.

- Я, между прочим, была лучшей из своего выпуска! – гневно воскликнула Джоан.

- Не сомневаюсь.

- В том, что я закончила обучение, или в том, что я – лучшая?

- В том, КАК вы закончили.

Джоан резко выпрямилась, и еле сдержала руку, которая готова была подарить звонкую пощечину.

«Он намекает, что для получения диплома, она лезла всем преподавателям в штаны?» - девушка была в ярости. Гневно взглянув на мастера Зелий, Джоан направилась в дальний конец комнаты, скрываясь от десятка направленных на неё взглядов.

«Как этот человек, ничего о ней не знающий, может быть настолько уверенным в своих заявлениях? Хотя, что ж это, сама виновата...»

Ее не раз предупреждали, за время лечения она выслушала не одну его характеристику. И все они были похожи: злой, бесчеловечный, саркастичный, угрюмый, отталкивающий, невыносимый человек. Совершенно антисоциальный тип.

«И, к тому же, как теперь выяснилось, женоненавистник. Замечательно!» - присев на край стоявшего в тени стула, она бросила взгляд на профессора.

«О чем, спрашивается, она думала? Зачем лезла в это?» - девушка посмотрела в потолок, пытаясь загнать обратно так не к месту появившиеся слезы.

«Говорят, из комы люди выходят не такими, как были… Того кошмара, в котором он жил, больше нет, и не будет. Он просто оказался в новой, для него, среде! - пыталась оправдать его поступки девушка, - это его способы защиты? Ну да, самая лучшая защита – нападение!» – Джоан резко втянула в себя воздух и поднялась со стула. Сидеть с нынешним состоянием своих нервов она не могла.

«Ничего, куда он денется, когда разденется, ну или влюбится и женится. Стоп. Ведь уже вроде женился! - она прикусила губу, бросив взгляд на зельевара, - значит, осталось раздеть и влюбить? Интересная мысль, и откуда она только здесь взялась?»

Молли Уизли, быстро сообразив неладное, начала рассказывать о её первом посещении Министерства, пытаясь отвлечь внимание от неприятной сцены. И все, как будто хватая глоток свежего воздуха, устремились ей навстречу, яростно кивая, отвечая на повышенных тонах и пытаясь перекричать гулкую тишину.

«Почему он разозлился, узнав, что она немного изменила свой возраст для магглов? Это было нужно только для того, чтобы закончить университет. Подумать только, устроил ей допрос, как будто это он изматывал себя экстерном и ежедневной практикой!» - девушка пыталась не думать о последней фразе профессора.

«А ведь если бы у нее не было этих знаний и навыков, он бы здесь сейчас не стоял», – Джоан в очередной раз посмотрела на преподавателя зелий, который, так же как и она, выбрал темный угол и затаился.

«Хотя, если вспомнить, с каким упорством он не хотел возвращаться в этот мир и защищаться во время суда… Правду говорят, не тревожь беду, пока она сама не потревожила тебя, – отбросив челку со лба, Джоан бросила яростный взгляд в сторону зельевара, но наткнулась лишь на его тяжелый безразличный взгляд, - доигралась в спасателей. Но отступать не метод! Что ж, следующее время я проведу весело. Главное после этого самой отделаться лишь психотерапевтом!» - отвернувшись от мужа, Джоан скрестила руки на груди и попыталась убавить ход своих бешено прыгающих мыслей.

***

На лице Снейпа и мускул не дрогнул. Холодная маска презрения никогда не подводила зельевара.

«Зачем только эта девчонка вмешалась. Ведь для него было все решено. Все предельно ясно. И пусть в момент, когда клетка змеи сомкнулась вокруг него, промелькнула мысль, что, по сути, он не жил вообще. Только существовал. При том не для себя, – взгляд упал на Молли Уизли, старающуюся разрядить обстановку, - та дурацкая фраза ничего не значит. Глупый защитный рефлекс. Ничего больше».

Тёмная ниша за его плечами буквально «вобрала» в себя профессора, скрывая его от взглядов остальных.

«Никому не нужная маггловская клятва не дала девчонке пройти мимо. Но зачем было так упорно бороться за его жизнь, кто ее просил? – чувствуя на себе взгляд девушки, Снейп еле заметно вздохнул, - допустим, она не любит оставлять дела не законченными. Но Мерлин, какая же она выскочка! Повезло, ничего не скажешь. А ведь придется с ней жить», - ответив тяжелым взглядом на её взволнованный, Снейп с удивлением заметил, что она отвела взгляд.

«Что ж, сделаем все возможное, чтобы она поняла свою ошибку. И нашла себе какого-нибудь гриффиндорца... А ты будешь рогоносцем. Черт. К дьяволу все».


Пока женская и мужская логика семейной пары Снейпов прибывала в обдумывании нынешнего состояния вещей и решении возникших проблем, остальные «супруги» были заняты тем же. Ведь у самих проблем пруд пруди!

Люциус Малфой, сохраняя свое надменное выражение лица, рассматривал девушку, ставшую его женой. Что ж, и во второй раз он женился не по собственному выбору. Хотя он был рад, услышав о желании Грейнджер спасти Драко.

«Сын. Его сын должен был выжить. А на чистоту крови - плевать! Лишь бы его наследник был в безопасности, - переведя взгляд с хрупкой фигуры жены, на не менее хрупкую фигуру Гермионы, Люциус сжал губы, - а его новоиспеченная невестка, как ни как, героиня. И к тому же лучшая подруга Поттера, несостоявшаяся невеста Уизли. Умная, гордая, смелая, здоровая ведьма. С неплохой фигурой и приятной мордашкой, - взгляд Малфоя старшего скользнул по гардеробу гриффиндорки, - приодеть, причесать и можно показывать знакомым. Хотя, возможно, нужно научить ее вести себя в обществе».

Заняв место в стороне от остальных, но все же не так далеко, чтобы прослыть невежливым, Люциус вспомнил о родословной Гермионы.

«С родственниками-магглами нет никакого желания знакомиться. Интересно, как она им объяснит свое неожиданное замужество? - мужчина непроизвольно усмехнулся, - скажет правду (она все-таки гриффиндорка!), или придумает жутко романтическую историю, полную розовых соплей? Хотя какая ему разница? Главное Драко жив и здоров... Благодаря Нарциссе», – вспомнив свою первую жену, Люциус не почувствовал едкого привкуса потери. Сын и любовь к нему – единственное, что их сближало. Благодаря матери, Драко остался жив.

«Все же Нарцисса была умной женщиной. А гриффиндорцы всегда платят долги, им даже напоминать не нужно».

Он видел, что Нарцисса не пыталась увернуться от Авады. Она приняла смерть, зная, что Грейнджер вернет долг. Она хотела, чтобы это была именно Грейнджер.

«Кстати, о желаниях. Что хочет его вторая жена? И зачем ей этот скандальный брак?» – посмотрев на Элизабет, Люциус увидел молодую брюнетку, чистокровную, судя по внешнему виду.

«Элизабет Грандо, - мужчина просмаковал каждую букву, - Грандо. Француженка, которая без ума от магглов? Замечательно, он женат на скандально известной аристократке, которая привлекла внимание магического общества к магловской моде. Это она явилась на прием английского посольства в… этих… как их там… джинсерах, что ли? – Люциус осознал свое положение и скривился в усмешке, - Бунтарка. Интригующее начало. Возможно, первое впечатление его подвело, и его семейная жизнь будет даже забавной? Изучение его жены обещает быть интересным занятием».

***

Ловя на себе взгляды новоиспеченного мужа, Элизабет не была удивлена. Все же она была достаточно опытной, чтобы почувствовать интерес со стороны мужчины. Возможно, он кое-что о ней знал. Ведь её поведение всегда ярко освещалось прессой. Чистокровная волшебница, частенько плюющая на нормы приличия и предпочитающая маггловский стиль в одежде, успевала крутить романы и с магами и с магглами. Что с того, что она пыталась приобщить аристократов Магической Франции к техническому прогрессу? Разве это запрещено?

«А что не запрещено, то разрешено, - констатировала она это как неоспоримый факт, - жаль, что эти снобы, кичащиеся своими родословными, совершенно не разделяют моего мнения».

А ведь они жили во Франции. Стране, одной из первых свергнувшей монархию. Славящейся своей демократичностью. Являющейся законодательницей моды. И хотя её не слушали, законов-то она не нарушала? Нигде не написано, что по достижению совершеннолетия она должна выйти замуж за чистокровного идиота. А ведь все-таки вышла.

«Я не могла, подсказав выход из создавшейся ситуации, остаться в стороне, - оправдывала она себя, прокручивая в мыслях свой опрометчивый поступок, - да и муж попался еще ничего. Высокий, симпатичный, даже не скажешь, что ему за сорок. Лицо, правда, слишком смазливое, но сильное тело и холодные глаза сбавляют этот эффект, - поймав на себе взгляд супруга, он обворожительно улыбнулась, - интересный взгляд! Значит, в женском внимании отказа не было».

***

Драко посмотрел на мачеху. Даже понимая, что она заняла место его матери, он не мог ее ненавидеть. Все же она спасла жизнь его отцу. Да и не похожа она на охотницу за приданым.

«И она – подруга той девушки, миссис Снейп, которая приходила к нему в Азкабан. Джоан обещала помочь и, видит Мерлин, помогла. Он жив. Он свободен. Он ЖЕНАТ!» - Драко с нескрываемым любопытством посмотрел на свою жену, но осознав как себя ведет, недовольно насупился. Ему всю жизнь вбивали непреложную истину: маглорожденные - грязь.

«А теперь его жена - Гермиона Грейнджер!» - взгляд снова прошелся по гриффиндорке. Девчонка, которую он постоянно обзывал. Заучка, которая обошла его по всем предметам. Единственная, которая посмела его ударить. Вот и радужная перспектива совместного проживания!

***

Гермиона поежилась под пристальным взглядом Драко, - «что, он не может смотреть на кого-то еще? Похоже, белобрысый хорек ни капли не изменился. Это же Малфой. Вон и его отец тоже прошелся взглядом. Я не корова, которую продают!»

Почему, почему во время финальной битвы она была настолько беспечной, чтобы повернуться к Беллатрикс спиной?

«Какая же ты дура, Гермиона! А теперь и Рона потеряла», - девушка грустно посмотрела на рыжеволосого парня.

Милый Рон, простит ли он ее хоть когда-нибудь? Ведь она виновата в его необдуманной женитьбе. Он совершил благородный поступок, пусть даже назло ей. Не осознавая, защитил девушку.

«Может, Панси не так плоха? По крайней мере, Гарри и Джинни от нее не отвернулись. И Элиз будет рядом. И Джоан, конечно. Да, сестренка, угораздило же тебя связаться со Снейпом.»

***

А Рон в то время хмурился все больше и больше.

«Как она могла? Как могла связаться с этим хорьком?! И почему он не смог ее защитить? А все только начало налаживаться. О, великий Мерлин, он ведь женился на Паркинсон! Ему придется с ней жить? Она же слизеринка! И кто его за язык тянул...»

Панси дрожала. Конечно, она благодарила несдержанность Уизли, ведь, благодаря ему, осталась жива. Но теперь у нее никого нет, родители погибли в битве за Хогвартс. Наследство останется при ней, кажется… Или перейдет к Уизли? Хотя это не цена за спасенную жизнь.

Молли Уизли видела, как дрожит ее невестка. Бедная девочка. Потерять родителей, друзей и чуть было самой не лишиться жизни. Разве в этом огромном сердце нет места для еще одной дочери? Она подошла и легонько обняла Панси, которая сжалась от прикосновения.

- Ничего не бойся. Все прошло, – шептала Молли, успокаивающе гладя ее по волосам.

Остальные Уизли топтались рядом.

- Добро пожаловать в семью, – произнесла Джинни. А все остальные приветливо улыбались.

- Спасибо, – еле слышно выдохнула Панси.

- Не бойся, – сказал Гарри Поттер, обнимая Джинни, – это с виду они такие грозные, а внутри – самые замечательные люди, которых я встречал.


Было приятно наблюдать за этой семьей. Им можно было позавидовать.

Спустя несколько минут вернулся мистер Уизли, отдав палочки их владельцам и строжайше запретив «творить глупости», он повернулся к Джоан. Она лишь вышла из своего укрытия и, уже более уверенным тоном, произнесла:

- Прошу всех в Роузмид Кастл.




Глава 4. Потанцуем?

- Роузмид Кастл, – и зеленое пламя поглотило Джоан.

После канители размытых образов и кружения по каминной сети, волшебница вновь почувствовала твердую почву под ногами.

«Обожаю метро!» – в который раз решила для себя девушка, и, стряхнув золу с плаща, так элегантно сброшенного во время суда, аккуратно вышла из камина. Следом появлялись гости. Дам, конечно, пропустили вперед. Последним, протолкнув вперед мрачного Снейпа, прибыл Рольф д'Амбер.

Они оказались в темном, просторном помещении, заваленном по бокам большим количеством мешков и коробок со старым хламом. Впереди стояло несколько довольно длинных, в пять обхватов, предметов, обтянутых плотной тканью и закрывающих дальние проходы в зал.

Гости неуверенно озирались по сторонам. Тишину нарушил надменный голос Люциуса Малфоя.

- И это вы называете замком? – осведомился он, вспоминая свое поместье и уничижительно глядя на хозяйку.

- Нет, конечно! – рассмеялась девушка, – это всего лишь гараж.

- Гараж? – озадачено повторил Малфой, стараясь спрятать недоумение.

- Ой, как интересно! – воскликнул Артур Уизли, подходя ближе к старым коробкам, – и для чего нужно это маггловское приспособление? – очень серьезно спросил Министр, оглядывая любопытным взглядом их содержимое.

- Это не приспособление, а строение, - поправила его хозяйка, мягко улыбаясь, – а нужно оно для того, чтобы ставить здесь машины.

Услышав о знакомом изобретении магглов, Министр оторвался от созерцания старой рухляди и повернулся к девушке. Он не мог не вспомнить про свой Форд.

- У меня тоже была машина, - печально вздохнул Артур, – да, хорошая такая машина. «Форд Англия». Стояла в сарайчике, пока не произошел один инцидент, – короткий взгляд в сторону Гарри и Рона. Те быстро переглянулись, и лица обоих озарили жуликоватые ухмылки.

Мистер Уизли любил маггловские вещи и очень к ним привязывался. Он даже аппарировал в Запретный лес, пробыв там больше суток в поисках сбежавшего Форда. Но тот слишком одичал и не показывался на глаза бывшему хозяину. Мечтательно улыбнувшись этим воспоминаниям, Артур повернулся в сторону камина и удивленно цокнул языком. Перед ним стоял древний сервант, простоявший здесь, видимо, целую эпоху.

- А у вас какая машина? – поинтересовался Министр у Джоан, смешно нагнувшись у старого комода и заглядывая в огромную щель, умостившуюся между его створок.

- Астен Мартин.

- Ого! – присвистнули близнецы, которые вели себя до этого не свойственно им тихо, - а можно нам посмотреть? – опять хором.

- Как будто, вы в этом разбираетесь, - буркнул Рон, усевшись на потрепанный деревянный ящик.

- Некоторые, - заметил Фред, – читают что-то, помимо «История восхождения Пушек Педдл».

- А из маггловских изданий видели не только «Playboy», – добавил Джордж.

- А что это за издание? – тут же поинтересовался любознательный (во всем, что касается магглов) мистер Уизли. Отвернувшись от так заинтересовавшего его серванта, мужчина посмотрел на остальных.

Молодежь была озадачена. Рон тут же приобрел невероятно насыщенный свекольный оттенок, Гарри спрятал глаза, не желая объяснять такое родителям Джинни. Близнецы немного смутились, что для них было совершенно не характерно. И даже щеки Драко потеряли свою неизменную бледность - на них проступил легкий румянец. А все потому, что он видел этот журнал, курсировал один такой по мальчишеским спальням Слизерина. Его Забини притащил в начале шестого курса.

Девушки выглядели иначе. На лице Элиз сияла озорная улыбочка. Панси пыталась сохранить нейтральное выражение лица, ведь слизеринские девушки знали об этом журнале. Гермиона и Джинни лишь презрительно фыркнули.

Джоан пыталась придумать ложь, которая объяснила бы поведение парней и прекратила интерес к этой теме. Но, было похоже, что Министр ждет детального ответа на свой вопрос. Да и его жена начинала хмуриться, видя реакцию сыновей.

- Журнал такой… маггловский… для подростков, – сказала Джо и, предвосхищая готовый сорваться с губ главы рыжего семейства очередной вопрос, добавила, – о спорте.

Теперь уже хмыкнули д'Амбер.

- А я предпочитаю «Playgirl», – не выдержала Элиз.

- Что? – переспросил ее муж, совершенно не разбирающийся во всем, касающемся магглов.

- Тот же журнал, только для девушек, – озорно ответила миссис Малфой, стрельнув взглядом в сторону смущенных мальчишек.

«Ну, все. Как говориться, Бэсс понеслась, - Джоан поняла - подруга настроена серьезно встряхнуть моральные устои магов, что без скандала у нее никогда не получалось, - Нужно что-нибудь сделать. Срочно!»

- Не красиво принимать гостей в сарае, миссис Снейп, – сквозь зубы прошипел зельевар.

Вначале девушка не поверила своим ушам, - «подруга поставила в неловкое положение, а от скандала спас… муж?!» - девушка медленно входила в состояние шока и ответила на автопилоте:

- Это не сарай, а гараж.

- И часто вы здесь ужинаете? – не меняя интонаций, спросил профессор.

- Я здесь не ужинаю, – продолжая пребывать в ступоре, ответила Джоан. Люциус Малфой скривился в усмешке.

- Тогда что мы здесь делаем? – спросил Северус Снейп, - или вы хотите рассказать нам что-то ещё о чуде маггловской техники или красоте вашего сарая?

- Боюсь, это моя вина. Меня немного отвлекли ваши разговоры, – ответил за крестницу Рольф д’Амбер.

- И чем же вы занимались? – повернулся в его сторону зельевар, одарив того не менее едким взглядом, чем до этого девушку.

- Создавал иллюзию нашего прибытия.

- Зачем?

- Потому что, это мой дом, – опомнилась Джоан, – а я, как вы знаете, магглорожденная. И работают у меня магглы.

Смерив девушку презрительным взглядом, Северус Снейп принял свой обычный непрошибаемый вид.

- А это здесь при чем? – встрял в разговор Гарри Поттер, удивленно уставившийся на хозяйку дома. Рядом с ним стоял Рон Уизли, поднявшийся таки со своего насеста.

- Не могу же я каждому раскрывать тайну о существовании Магического мира! – немного раздраженно сказала Джоан, - к тому же это запрещено, кому, как не тебе это знать?

Покрывшись красными пятнами, Гарри попытался найти достойный ответ, но его опередила Джинни:

- А наш внешний вид не смутит ваших служащих?


«Смутишь их? После пребывания здесь Бэсс, их ничем не смутишь!»


- Не переживайте, - заверила хозяйка, - у магглов очень много стилей в одежде. И чем необычнее – тем моднее.


А про себя добавила:


«После того, как перед ними была продемонстрирована дебютная коллекция женской одежды, автором которой была Элиз, им даже ядерная война – детский лепет. Кутюрье из неё, как Ангел из Мефистофеля. Слава Мерлину, первая коллекция оказалась последней».


Джоан отогнала эти мысли подальше. Бросив взгляд на Рольфа, и получив утвердительный кивок, она извинилась за задержку и пригласила всех в дом.


***


Через небольшой, но довольно узкий коридор они вошли в просторный холл, стены которого были обиты массивными дубовыми панелями. На них висели пейзажи в золоченых рамах и янтарные торшеры, а потолок украшала затейливая лепнина. Хрустальная люстра искрилась оттенками всех цветов радуги, отражавшихся на позолоченных рамах тусклыми бликами. Завершала интерьер широкая мраморная лестница, увенчанная резными перилами и двумя ангелами по бокам.

- Добро пожаловать в Роузмид Кастл, - прозвучал сильный, но судя по всему, уже не молодой голос.

Посмотрев в сторону прозвучавшего голоса, маги увидели седого человека преклонных лет, облаченного во фрак. Он стоял неестественно прямо, что выдавало в нем служащего, а не члена семьи. Взгляд дворецкого (в том, что это был именно дворецкий, не возникало сомнений) потеплел при виде Джоан и Гермионы.

- Прошу Вас, пройдемте со мной, - сказал он и, повернувшись, пошел вглубь залы.

Маги последовали за ним в сторону, чуть поодаль лестницы, где он распахнул одну из двухстворчатых дверей, пропуская гостей в просторную гостиную.

Джоан задержалась возле него.

- Спасибо, Джайлз, - она положила руку на плечо старика и тепло улыбнулась, – Извини, что без предупреждения.

- Ну, что вы? – Невозмутимо ответил дворецкий. – К тому же звонок господина д’Амбера был весьма кстати, - он незаметно подмигнул девушке.

Джоан послала благодарную улыбку крестному, в ответ на которую получила понимающий кивок.

- Как поживаете, мистер Джайлз? – спросила, проходившая мимо, Гермиона.

- Замечательно, мисс Грейнджер.

- Я просила, зовите меня просто Гермионой, - смутилась та, остановившись рядом с дворецким.

- Не могу, мисс Гермиона. Привычка, – улыбнулся старик, – а когда ваши родители приедут в гости?

- Не знаю. Они сейчас заняты практикой, – пожала плечами девушка, и, помолчав, добавила, - но, они обещали быть на дне рождения Джоан.

- Замечательно. Я так скучаю по тем временам, когда вы гостили у нас.

- Это не заставит себя ждать, - подмигнула Гермиона старику и, проходя в зал, кинула через плечо, - я поговорю об этом с родителями!

Гости расположились в зале, где им был предложен аперитив. Хозяйка не преминула поведать, что в их семье это помещение называют «Зеленой гостиной». Это название как нельзя лучше подходила увиденному. Не смотря на холодный цвет отделки, комната была на удивление домашней. Стены нежно-бирюзового оттенка создавали умиротворяющую атмосферу. Мебель светлого дерева, мягкие диваны и кресла, с зелено-бежевой обивкой, и разномастные подушки, привносили ауру изящного комфорта. Но главной достопримечательностью интерьера был, конечно же, большой камин, облицованный малахитом.

Неожиданно появились два официанта, и, незаметно мелькая среди гостей, стали разносить напитки и холодные закуски.

Когда у каждого появился бокал с шампанским, Джоан произнесла:

- Что ж. Предлагаю поднять бокалы за такое важное событие в жизни каждого человека, как свадьба.

- И такое простое решение трудных проблем, - добавила Элиз, подарив игривую улыбку Драко и Рону. Те стояли рядом со своими «супругами» и без особого энтузиазма отпили из бокалов.

В помещении воцарилось молчание - гости пробовали шампанское и выбирали закуски.

- Люциус! – Элиз подошла к мужу и прикоснулась своим бокалом к его, - вы выглядите так кисло, что лимоны могли бы вам позавидовать, - положив руку на плечо мужа, она добавила более томно, - давайте что ли, потанцуем?

Молчание. Немного озадаченный взгляд и приподнятая серебристо-белая бровь.

- У меня нет никакого желания, – после короткой паузы ответил Малфой, - не думаю, что нам необходимы танцы для поднятия настроения.

Услышав эти слова, девушка поставила свой бокал на стеклянный столик и недобро усмехнулась:

- Хорошо, вы сами отказались! – и, щелкнув пальцами в сторону маггловского граммофона, из которого полились мягкие звуки вальса, направилась в противоположный конец зала. Прямо к Гарри Поттеру.

Гриффиндорец стоял, как ни в чем не бывало, и болтал с Джинни. Та, увидев Элиз, толкнула Гарри в плечо и показала в сторону брюнетки, поправляющей на ходу прическу. Услышав музыку и увидев взгляд Бесс, на лице парня отразилась масса эмоций, от «Это она ко мне идет?» и до «Какого черта я здесь делаю?!»

Подойдя к уже пунцовому и не менее взволнованному, чем перед Святочным балом, гриффиндорцу, Элиз медленно присела в реверансе.

- Потанцуем? – и, резко схватив парня за руку, потащила того в центр комнаты. Поттер успел бросить на Джинни полный отчаяния взгляд, прежде чем понял, что именно задумала француженка.

В то время Джинни пыталась скрыть приступ смеха. Впрочем, как и остальные, внимание каждого полностью поглотила происходящая ситуация. Даже Снейп, оторвавшись от окна и удивленно подняв брови, смотрел на поведение Бэсс. Джоан нервно кусала губу, зная, к чему может привести эта ситуация, если не сказать, к чему она уже привела.

- Ну что же вы так, «просто Гарри»… Никогда не танцевали с женщиной? – положив мокрую, трясущуюся руку Поттера к себе на талию, Элиз с вызовом посмотрела на мужа, - или вы «просто слишком испуганы»?

- Нет, я просто… - голос парня ломался от волнения.

- «Просто немного озадачен»? – прошептала девушка в ухо гриффиндорцу, не отрывая взгляда от помрачневшего Люциуса, – или «просто ничего не понимаете»? Ведите Поттер! Это прерогатива партнера, вести в танце! – подтолкнув парня, она наступила ему на ногу, заставляя начать танец. Сделав один круг по залу, пара немного сбавила темп. Музыка в граммофоне сменилась на более подвижную, судя по всему что-то из современного магловского репертуара. Джоан гневно посмотрела на подругу и стала пробираться к музыкальному проигрывателю, - «это ж надо, какого черта она поменяла настройки и добавила эти песни в репертуар?!»

В то время движения Элиз стали более плавными, и, не отводя взгляда от Люциуса, девушка положила руки на плечи Поттера. По виску Гарри медленно покатилась слезинка пота. Не зная, куда деть свои не слушающиеся ноги и взгляд, постоянно натыкающийся на грудь партнерши, гриффиндорец отчаялся и посмотрел в сторону друзей.

Близнецы Уизли довольно успешно передразнивали краснолицего подростка, и Рон, не в силах сдерживаться, согнулся в приступе. Панси смотрела на Элиз с восхищением, понимая, что всегда хотела быть такой уверенной. Бросив взгляд на хохочущего супруга, она поняла, что с ним будет гораздо проще ужиться, чем миссис Малфой с её новоиспеченным мужем.

Драко, издеваясь над Гермионой, наклонился в поклоне и протянул руку, приглашая девушку на танец. Та попыталась отделаться от жениха презрительным взглядом, но у неё это плохо получилось, так как близнецы подбежали к ним и стали танцевать танго. Рольф, Артур и Молли были на балконе, но, услышав музыку, вернулись в зал. И лишь Люциус неотрывно смотрел на свою супругу.

Она прекрасно понимала, на что шла, и что пыталась вызвать в муже. Люциус, доселе равнодушный, смотрел на девушку с плохо скрываемой яростью. С каких это пор кто-то, тем более его «супруга», смеет вести себя так? Так вызывающе? Так агрессивно и самоуверенно? Нарцисса никогда не позволяла себе такого! И плевать, что раньше он знал о репутации этой француженки, теперь то он видел воочию её поведение… И, Мерлин, как он был зол!

В прочем, со стороны все выглядело довольно сносно. Поттер хоть и плохо танцевал, но помнил пару простых движений, что не давало Элиз упасть в первые минуты танца. Чуть свыкнувшись с «техникой» партнера, Элиз притянула того ближе и продолжила:

- Понимаете, мне скучно. Я не могу так просто стоять без дела, как вы, – здесь последовало чувственное па, - покажите, на что вы способны!

- Может, все-таки, это сделаю я? – прервал её Люциус, отстраняя подростка и гневно смотря на жену, - хотя мы итак насмотрелись на ваши танцы, - музыка смолкла. Джоан добралась-таки до граммофона, - и танцуете вы, если честно, прескверно.

Брови Элиз сдвинулись у переносицы, но Люциус опередил её:

- Даже и не думайте.

Гарри рванулся в сторону Джинни, осознав, что свободен. Девушка подхватила парня под руку и успокаивающе похлопала по плечу.

- Прошу всех к столу, нас ждет чудесный ужин! – громко сказала Джоан в попытке перевести внимание присутствующих со сцены в центре зала на себя, - Рон, Гермиона! Проходите сюда, все уже накрыто…

Гости неохотно стали продвигаться к соседней комнате.

- Ну же, Панси, Драко! Идите сюда… садитесь за стол! Гарри, ты хочешь ещё потанцевать? – подросток быстро заторопился в столовую. Спустя какое-то время все были в столовой и рассаживались по местам. Все кроме четы Малфоев. Они остались в гостиной.

***

Ужин проходил довольно сносно, подростки оживленно переговаривались. Фред и Джордж заколдовали две вилки, которые копировали танцующих, на что получили гневный взгляд Гарри Поттера. Рон и Панси нашли общий язык в разговорах о квиддиче.

«Кто бы мог подумать, что Панси интересуется «Летучими мышами Лимавади»!» - думал Рон, слушая супругу.

- Эта самая популярная команда Северной Ирландии! Она выигрывала Кубок двадцать семь раз, уступив по этому показателю всего лишь одной команде, - Рон глотал каждое слово, не веря своим ушам, - а ещё у них такой талисман! - и девушка стала смешно передразнивать летучую мышь Барни, - Я пищу от масляного эля!

Рон и Гермиона, сидевшая рядом, засмеялись.

Рольф д’Амбер разговаривал с Артуром о каких-то министерских делах, а Молли восхищалась вкусом курицы, приготовленной по-индонезийски.

Джоан постоянно кидала взгляды на мужа, но тот, проглотив пару кусочков курицы, отстранил от себя блюдо. Он разговаривал с Драко о Хогвартсе.

- Вы должны повторно пройти седьмой курс, мистер Малфой, - не обращая внимания на взгляды супруги, говорил Снейп, - то образование, которое вы получили в уходящем году, никуда не годится.

- Но профессор! Это же не честно!

- Не спорьте! Я понимаю, что вам нравился курс ЗОТС, преподаваемый Амикусом Кэрроу, - увидев кивок, Снейп скривился в усмешке, - Люциус тоже был доволен. Весьма. Говорят, яблочко от яблони не далеко падает, - Северус вспомнил заклятия, которым обучались студенты Хогвартса, и скривился, - некоторый материал вами все же не был усвоен достаточно хорошо.

- Но сэр!

- Не думайте сопротивляться, Драко. Или мне все же придется поговорить с вашей яблоней, - мальчик неохотно кивнул и уткнулся в тарелку, полную овощей.

- Я тоже вернусь в этом году в Хогвартс… в качестве ученицы, - не удержалась Джоан, положив вилку на стол и посмотрев на мужа.

- Не помню, чтобы вы учились у нас раньше… Хотя с таким невзрачным видом вполне возможно, что я вас не заметил, - слизеринец усмехнулся, на что получил замечание от своего декана, - не стоит радоваться сказанному, Драко. Вам придется учиться вместе с ней.

- Какой ужас, вы говорите так, будто учится со мной на одном курсе сравнимо с восхождением на Голгофу.

- Но так оно и есть, - убедительности в тоне профессора можно было позавидовать, - тем более мне придется вас обучать. И я не смогу относится к вам менее лояльно, зная какое положение вы теперь занимаете.

- Спасибо, я не сомневалась.

Остаток ужина прошел в относительном спокойствии. Атмосфера переставала быть напряженной и гости, негромко переговариваясь, вернулись в гостиную. Люциуса и Бэсс уже не было, но этому никто не придал значения.






Глава 5. Более близкое знакомство с Малфой Мэнором

После ужина Драко подошел к жене, которая тут же попыталась улизнуть.

- И куда ты направляешься, Грейнджер?

- Тебе какое дело, Малфой? – привычно огрызнулась она.

- Собственно никакого, - лениво протянул парень. – Это по твоей милости мы женаты.

- Только не говори, что предпочел бы дементора, - фыркнула Гермиона.

- Никто, в здравом уме, не предпочтет дементора. Уж лучше Аваду.

- Это точно, - удивленно ответила девушка, впервые согласившись с слизеринцем. Осмотрев Малфоя, гриффиндорка сложила руки на груди и, четко проговаривая каждое слово, сказала, – что тебе от меня нужно?

- Сущий пустяк. Мы уходим.

- Спасибо, что поставил перед фактом, - нахмурилась девушка. – Смею заверить – тебя никто не держит.

- Держит. Ты. – Малфой схватил ее за руку, терпением он никогда не отличался. – Или уже не помнишь, где живешь?

Гермиона молча выдернула руку из цепких ладоней мужа и отошла на пару шагов в сторону выхода. У нее не было никакого желания идти куда бы то ни было с ним. И, уж тем более, в его дом.

- Я с тобой спать не буду! – выпалила отважная гриффиндорка.

- Разве я говорил что-нибудь об этом? – усмехнулся Драко, наслаждаясь ее румянцем. Немного помолчав, он опять двинулся к девушке, – Ты не сможешь войти в Малфой Мэнор без меня.

- Как будто я туда собираюсь.

- Собираешься, Грейнджер. Собираешься, - прошипел парень, - и прямо сейчас.

- Послушай, Малфой, - девушка подняла подбородок и гневно посмотрела на Драко, - ты же хочешь видеть меня в своем доме, так же как и я в нем быть. Зачем настаивать?

- Затем, что в Азкабан я хочу еще меньше.

- Черт, - выдохнула Гермиона.

У нее нет выбора. Она должна жить в его имении.

- Подожди, - девушка отвернулась от нетерпеливого жениха, - мне нужно позвонить родителям. - С этими словами Гермиона глубоко вздохнула и направилась к Джоан.


***


- Похоже, мне пора отправляться в Малфой Мэнор, - кисло начала Герм.

- Знаю. Ты только не переживай, - попыталась приободрить ее миссис Снейп. – Иди в мой кабинет. Там в нижнем левом ящике стола найдешь браслет с рубином. Это портал. Для активации нужно прикоснуться к камню и назвать адрес. И ты уже в безопасности Роузмида.

Гермиона вымученно улыбнулась.

- Что я скажу родителям?

- У тебя еще неделя, чтобы все продумать.

- Как и у тебя.

- Да уж. Для них это будет шоковой терапией, - подмигнула Джоан. – Мало того, что племянница выскочила замуж, так еще и их единственную дочку втянула.

- Меня никто не втягивал. Сама виновата, - заметила Гермиона. – А вот что тебе дома не сиделось?

- Гены, - обреченно выдохнула блондинка. – За все огромное спасибо нашей бабушке.

- Ты тоже не унывай, - улыбнулась сестре Герм.

- Когда это я унывала? – осведомилась та.

- Джо, я шесть лет училась у профессора. Я знаю, как он может оскорбить.

- Я видела операцию по смене пола и коллекцию Бесс. Мне уже ничто не страшно, - отшутилась хозяйка дома.

- Как знаешь. Пока.

- До встречи.


***


Поболтав с родителями по обычному маггловскому телефону и уверив их, что все в порядке, Гермиона надела тонкий браслет-портал. Больше тянуть время она не могла и, попрощавшись с остальными, девушка поплелась в холл. Малфой ждал её с недовольным видом, теребя в руках свою палочку.


Гриффиндорка нарочно долго надевала свой плащ и красовалась перед высоким зеркалом. Достав помаду из сумочки, девушка начала мазать ей свои и без того красные губы. Не выдержав, Драко презрительно смерил ее взглядом и взял супругу за руку. Они мгновенно аппарировали, помада с треском упала на пол.


***


Оказавшись в поместье, Гермиона осмотрелась по сторонам. Об этом доме у нее остались не самые приятные воспоминания. Неосознанно девушка вздрогнула.

- Боишься, Грейнджер?

- Не тебя ли? – огрызнулась она и, почувствовав в руках колпачок от пропавшей помады, засунула тот в карман, - Не мог бы ты быть так любезен, и показать мне мою комнату?

- Я что, похож на домовика, - в голосе парня сквозило такое недовольство, что Гермиона не выдержала.

- Я могу и сама найти, где переночевать. Но, уверяю тебя, это будет не этот дом.

- Ты останешься здесь!

- Это нужно тебе, а не мне.

- Скажи это портрету моей матери. Он находится в восточной галерее, на втором этаже.

Девушка смутилась. Он играл довольно грубо, и прекрасно это понимал.

- Пойдем, - буркнул Драко и стал подниматься по лестнице, не дожидаясь, когда за ним последует супруга.

Гермиона шла молча. Разглядывать интерьер не было никакого желания. От стен веяло арктическим холодом. Задумавшись, она не заметила, когда парень остановился, поэтому врезалась ему в спину.

- Смотри, куда идешь, - дернулся юноша и, указав на дверь, насмешливо произнес, - прошу!

Не обращая внимания на кривляния Драко, Миона распахнула дверь. Застыв на несколько секунд у порога, она круто развернулась. Щеки ее пылали.

- Придурок, - бросила девушка, быстро скрываясь за поворотом.

Обалдевший Малфой заглянул в свою комнату.




* * *



Оставшись наедине с женой в гостиной Роузмид Кастла, Люциус молча схватил ее за руку и аппарировал.

В тускло освещенном холле Малфой Мэнора раздался хлопок. Прибыл хозяин поместья. Рядом материализовалась незнакомка.

Девушка еще не пришла в себя после перемещения, как муж поволок ее в сторону лестницы.

- Да что вы себе позволяете? – раздраженно вскрикнула Элиз, - отпустите меня! – запнувшись о подол платья, девушка порвала красивое кружево, и обиженно ойкнула. Это же её любимое платье! Не заметив хоть какой-то реакции на порчу её гардероба со стороны мужчины, она пришла в ярость, - Да что вы себе… Куда вы меня тащите?!

- Сейчас узнаете, - коротко бросил мужчина, не обращая внимания на протесты жены.

Не привыкшая к такому обращению, девушка попыталась отдернуть руку, но не тут то было… Круто развернувшись, Люциус схватил ее за талию и толкнул в сторону. Больно ударившись о стену, она вскрикнула, но тут же резко втянула воздух, когда мужское тело прижало её к холодному камню.

- Что вам от меня нужно? – судорожно выдохнула брюнетка, голова которой кружилась от столь неожиданной смены положения.

- Мне? – осведомился Малфой. На его красивом лице застыло убийственно равнодушное выражение. Сердце девушки пропустило несколько ударов.

- Кажется, вам было скучно? – уточнил он своим тягучим голосом, – я предпочту сам вас развлечь, нежели наблюдать за вашими сомнительными похождениями.

- Но вы же сами…

- Тихо, - перебил мужчина, прикрыв губы Элиз пальцем, – за свое поведение вы заслужили хорошую трепку, - с этими словами рука мужчины скользнула на оголенное плечо девушки.

- Интересно, почему я ничуть не удивлена? – прошептала Бэсс, чувствуя, что начинает задыхаться под тяжестью этого тела. Посмотрев на дверь в конце залы, она попыталась продумать план побега.

Люциус обжег ее гневным взглядом, и резко схватив за подбородок, заставил посмотреть ему прямо в глаза.

- И чем же вы не удивлены? – притворно мягко поинтересовался он.

- В вашей способности ударить женщину, - не подумав, выпалила брюнетка.

Мужчина сузил глаза и надавил на податливое тело ещё сильнее. Ярость начинала бить из него ключом. И не заметить эту перемену в человеке мог лишь идиот.

- Разве я когда-нибудь давал причины считать, что могу избить женщину?

- Тогда почему вы ведете себя как животное? – вскинулась Элизабет.

« Зря», - мелькнула последняя здравая мысль и унеслась вслед за рассудком.


Последние, сдерживающие ярость, преграды рухнули. Руки Люциуса конвульсивно сжали талию девушки. Очевидно ему не по вкусу ее смелость. Зря она так беспечна с ним. Следует поучиться сдержанности, особенно в случае, когда речь идет о муже.

Чтобы как-то загладить свою дерзость, Элиз попыталась отвлечь Люциуса простым вопросом и, получив ответ, потихоньку распрощаться.

- Вы не вызовете домовика, который покажет мне мои комнаты? – собрав остатки уверенности, спросила она.

- Нет, - отрезал мужчина, неотрывно глядя в карие глаза девушки, - мы еще не закончили.

- У меня нет никакого желания с вами ссориться.

- Странно, мне показалось, что вы наоборот только этого и добиваетесь, – оскалился мужчина, теребя ткань её корсета. Через мгновение его руки уже ползли к заветной молнии на платье.

«Дождалась?» И она еще хотела, чтобы от нее поскорее отделались? Ну что же, его последняя реплика дала ей возможность распрощаться.

- Есть один способ избежать ссор, к нему я и прибегну, - уверенно заявила она. – Позвольте пожелать вам доброй ночи.


Элизабет попыталась вырваться, но Люциус так и не разжал рук.

- Ты научишься, вести себя соответствующе, девочка, или надолго замолчишь, - пригрозил он.

- Да неужели?

Голос ее предательски дрогнул, что не ускользнуло от внимания Малфоя. Его зловещая, кривая ухмылка, обещавшая ослушавшейся девушке девять кругов ада, поселила трепет в ее душе.

Близость мужа просто ошеломляла. Почему она не чувствовала себя такой маленькой рядом с другими мужчинами?

Люциус нагнулся, и она едва подавила желание зажмуриться.

- Обязательно. И чем быстрее, тем лучше, поскольку я не твой отец. И не воображай, что сможешь по-прежнему своевольничать, как дома.

- Но вам даже не известно, много ли мне позволялось.

- Я и так все вижу. В следующий раз, ты будешь вести себя, как полагается, - и, смерив жену презрительным взглядом, добавил, - вряд ли кому-то понравится, когда его супруга ведет себя хуже последней шлюхи.


Вспыхнув, Элиз попыталась вырваться.

- Куда же ты торопишься? Обвинила меня в том, что я ничуть не лучше животного… Так дай мне шанс не разочаровать супругу в её убеждениях.


Тут к девушке вернулся здравый смысл, и она с ужасом осознала, что находиться в чужом доме и кроме них, в нем никого нет. Сердце куда-то провалилось, и в то же мгновение он сжигал ее губы в свирепом поцелуе.


Девушка попыталась в который раз оттолкнуть супруга, но сильное тело ещё сильней вжало её в ледяную стену, камень больно царапнул кожу спины… Понимая, что она сейчас задохнется, Элиз ослабила сопротивление и тут же почувствовала руки Люциуса, спустившиеся чуть ниже её живота...

Шершавая ткань платья медленно поползла наверх, и, в попытке остановить уже не на шутку разгоряченного мужчину, Элиз попыталась одернуть платье. Отбросив руки девушки в сторону, Малфой задрал платье жены и обхватил горячей рукой оголенное бедро девушки. Та лишь всхлипнула и закрыла глаза. Склонившись вниз, Люциус начал терзать своими настойчивыми ласками её декольте, в то время как руки обхватили ягодицы девушки и притянули ближе. Желание яростно поднималось в нем, воспламеняя кровь и кружа голову. Больно сжав её ягодицы и углубив ласку, мужчина провел рукой за трусиками жены. Невольно она застонала в рот мужчине и, покраснев, от такой откровенной ласки, забарабанила кулаками по плечам Люциуса.

Мужчина, сохранивший доселе присутствие духа, зарычал и, подхватив девушку на руки, понес наверх. Это мгновенно вернуло ее к действительности и повергло в панику.

- Зачем вы меня несете? – охнула она.

- Так быстрее.

- Что именно?

- Добраться туда, куда хочу я, - он сделал ударение на последнем слове.

- Куда? Хотя нет, не отвечайте, - и, пытаясь освободиться, простонала, - отпустите меня.

- Сейчас.

Он исполнил свое обещание. Только на ноги ее не поставил, а бросил на кровать. Элиз утонула в мягкой перине, и, не успев опомниться, была придавлена приземлившимся сверху телом мужчины. Девушка едва не умерла от отчаяния, сообразив, что у нее не хватит сил оттолкнуть его.

Мужчину уже ничто не могло остановить. Она посмела оскорбить его своим поведением на людях. Она до последнего не хотела признавать его власть. Она вызвала в нем яркую волну страсти. Она еще попросит пощады, но это ей уже не поможет. Он схватил ворот платья и с силой рванул. Раздался оглушительный треск, разрываемой ткани.

- Что вы…

Закончить ей не дали его губы, поймавшие её возмущенный возглас.

Воздух, казалось, накалился до предела, и в этом охватившем ее жаре даже легкий ветерок не коснулся ее кожи, когда он потянул подол платья, комкая его на талии. Она ничего не осознавала до той минуты, пока его горячая рука не легла ей на живот. Всего на секунду… и тут же скользнула ниже…

Безумное наслаждение подхватило ее, когда его тонкие пальцы, отодвинув кружево трусиков, проникли в самое естество. Она смутно понимала, что не может позволять ему таких вольностей, но подобно остальным мыслям, эта быстро улетучилась.

Рассудок покинул ее, остались лишь утонченно острые переживания. Она плавилась под прикосновениями сильных рук, выгибаясь дугой, чувствуя горячее дыхание около своей шеи. Добавив к двум пальцам третий, а затем и четвертый, Люциус разорвал второй рукой только мешающие трусики девушки и обхватил её сзади.

Где-то на задворках сознания вспыхнула мысль, что таким поведением он подчинит ее быстрее, чем угрозами. И если ему это позволить, он сломит ее волю. Но она потухла от прикосновения его рта к ее груди.

Движения его пальцев не оставляли сомнений в его опыте. Он доводил ее до чувственного исступления размеренно, специально затягивая финал.

- Проси, - отрывисто скомандовал Люциус.

- Нет, - невнятно бормотала девушка.

- Проси, - настойчиво повторил он, слегка покусывая темный сосок, отчего спина Элиз выгнулась дугой.

- Нн...нет… - внизу живота нарастало напряжение, пальцы Люциуса не отрывались от неё, то входя в лоно целиком, то настойчиво терзая его складки.

- Умоляй, - зарычал он ей в шею.

- Я… даа…

Только и смогла простонать брюнетка. Неведомая сила вытолкнула её наверх, и сознание Элиз рассыпалось на мириады сверкающих звездных осколков…


***


« Это еще что за звук? Кто-то кашлянул?» Но ему было плевать. Супруги уже ни на что не обращали внимания.

Звук повторился, теперь уже куда громче. Только тогда незваного гостя услышали.


Люциус грязно выругался. Тяжесть внезапно куда-то делась, и все же Элиз не спешила вставать, пока не поняла, что в комнате, кроме них двоих, есть еще кто-то. Открыв глаза, она заметила Драко Малфоя, стоявшего в дверях спальни, куда затащил ее муж, и смущенно переминавшегося с ноги на ногу.

Если бы стыд мог испепелять, от девушки не осталось бы воспоминаний. Такого позора ей еще не доводилось испытывать. Полуголая, со скомканным у талии платьем, под мужчиной, отцом этого мальчика… Не в силах дольше выносить унижение, она кое-как одернула разорванное платье и оттолкнув Люциуса, метнулась к двери, чуть не сбивая пасынка, но, не удостоив того даже взглядом.


***


- Твое умение выбирать момент для разговора, оставляет желать лучшего, - проворчал Люциус, едва быстрые шаги его супруги замерли в конце коридора.

- Честно говоря, я и сам так посчитал, - робко сказал Драко, и затем более уверенно, - видел бы ты выражение лица Грейнджер, когда она открыла дверь...

- И где же твоя жена? – осведомился старший Малфой, вставая с кровати и бросив взгляд в зеркало напротив. Поправив одежду, он посмотрел на сына.

- Наверное, там же, где и твоя, - нахально ответил отпрыск.

- Ты много себе позволяешь, Драко, - сурово отрезал Люциус.

- Извини, отец, - спокойно ответил юный Малфой, - но, кажется, это ты развлекался у меня в спальне, а не наоборот.

Люциус бросил гневный взгляд на сына. Тогда в голове у него было одно: поскорее добраться до постели. Любой постели. Остальное не имело значения.

Неужели он действительно потерял голову? Когда с ним случалось подобное? Да никогда в жизни! Он всегда был осмотрителен и хладнокровен как в делах, так и в отношениях с женщинами. До этого дня.

- Сознаюсь, - выдавил он, понимая, что сын ожидает ответа, - что сотворил глупость. Но согласись, что в такие минуты трудно мыслить здраво.


* * *


Гермиона совсем не помнила, по каким коридорам вел ее Малфой и, поэтому заблудилась. Третий раз проходя мимо одной и той же картины, девушка раздраженно пнула стену. О том, что Малфой – идиот, она конечно знала. Но то, что он конченый извращенец… Это было уже слишком!

Тут до Герм донесся стук каблуков. Он направлялся в ее сторону.

Из-за угла выскочила Элиз. Увидев знакомую, она застыла. Девушки молча смотрели в одинаково пунцовые лица.

- Я … - начала Элиз, но гриффиндорка ее перебила.

- Ты не должна передо мною оправдываться. Это твое личное дело.

- Я не знаю, что со мной случилось, - растерянно прошептала Бесс.

- Малфои с нами случились, - пробормотала Герм, чем вызвала у собеседницы нервный смешок.

- Э-э … Выглядишь потрепано, - заметила Миона.

- Не могу найти палочку, - потупилась брюнетка.

- Давай я, - и, направив палочку на то, что раньше было роскошным платьем, произнесла, - Reparo.

- Что теперь будем делать? – неуверенно спросила Элиз.

- Искать комнаты.

- А где их искать?

- Сейчас попробую позвать домовика, - и гриффиндорка громко произнесла, - Не мог бы кто-нибудь показать нам комнаты?

Ответом была тишина. И уже намного тише девушка добавила:

- Или, хотя бы, выход из этого склепа.

Обе миссис Малфой дернулись, когда рядом материализовался домовик в затертой наволочке.

- Прошу идти за Дилли. Дилли все покажет, - нервно кланялся тот.

- Спасибо, - устало выдохнули девушки и отправились за ушастым существом.

День был слишком долгим.


"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"