Избранные. Кольцо Гаусса

Автор: Ален
Бета:Keox
Рейтинг:R
Пейринг:ГП/ЛЛ, НМП/ГГ
Жанр:AU, Action/ Adventure, Crossover (x-over), Romance
Отказ:Отказываюсь от всего, кроме сюжета и собственного имени. Без моего разрешения не размещать на других сайтах.
Аннотация:Гордон Фримен, блестящий физик сталкивается лицом к лицу с Волдемортом, после чего в нем просыпается магический дар колоссальной силы, не поддающийся контролю...
Гарри Поттер обнаруживает письмо, в котором таиться подсказка к воскрешению родителей и Сириуса. Армия Дамблдора вновь готовиться к боевым действиям, а Фримен разрабатывает новое оружие. Учитываются события 5 книг. Магия+Технология. Путешествия во времени.
Комментарии:Crossover (Half-Life). Посвящается моей бете Keox и компании Valve, создавшей Гордона Фримена
Каталог:AU, Кроссоверы, Книги 1-5, Хроноворот
Предупреждения:нет
Статус:Не закончен
Выложен:2008-05-01 00:00:00
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1. События в прошлом

<Великобритания, Хогвартс, 30 октября 1990 года>
– Бездари, – устало произнес Снейп, откладывая последнюю проверенную им работу по Зельеделию. Откинувшись на спинку стула, молодой профессор позволил себе расслабиться. Эта неделя была слишком утомительной: собрание у Лорда, потом на ковер к Дамблдору, несколько взорванных котлов... Наконец, можно просто посидеть и ни о чем не думать. Никаких шпионских игр, никаких шумных студентов и коллег-преподавателей...
Однако насладиться долгожданным покоем Северусу не дала метка, резко вспыхнувшая сильной болью. Сию секунду он вскочил, и уже было направился к камину, как вдруг боль отпустила также резко, как и появилась. Прошло всего несколько секунд, как еще один приступ, во много раз более сильный, чем предыдущий, буквально повалил зельевара на колени. Сквозь крепко стиснутые зубы просочился слабый стон.
Радость, злорадство, ликование – вот, что почувствовал Снейп на той стороне связи, связывавшей его с Темным Лордом до самой смерти. «Он узнал нечто очень важное» - пронеслась шальная мысль у него в голове. Боль постепенно утихала, и спустя несколько минут Северус смог, наконец, подняться с колен и добраться близстоящего стула – еще чуть-чуть и ноги перестали бы держать своего хозяина.
Мужчина потратил несколько минут, чтобы прийти в себя. Забравшись во внутренний карман своей «фирменной» мантии, профессор вытащил небольшую флягу и, откупорив ее, поднес к носу. Пары нашатырного зелья, без сомнений более эффективного, чем аналогичный препарат магглов, окончательно возвратили профессору способность адекватно реагировать на окружающий мир. Не медля более ни секунды, он резко встал и подошел к камину.
– Кабинет директора, – произнес Северус, после чего исчез в вихре зеленого пламени.
Прошло два часа с тех пор, как он вернулся от Альбуса. Он сидел в кресле возле камина и массировал виски - нехорошее предчувствие не оставляло его уже несколько часов. Увы, против этого бессильно даже зелье от мигрени, разработанное им полгода назад.
Внезапная догадка заставила Снейпа похолодеть от ужаса – на последнем собрании Темный Лорд был чрезвычайно заинтересован судьбой Поттеров, исчезнувших уже несколько месяцев назад. Так может, он обнаружил место, где скрываются Лили с Поттером?! Но это значит...
«Без паники!» - мысленно приказал себе Северус, уже надевая на себя теплую мантию. «Еще ничего не случилось – я могу успеть» - с этими мыслями профессор резко поднялся и, накинув теплую мантию, поспешил к входной двери.
Прохладный свежий воздух, как всегда, подействовал на Снейпа отрезвляюще – липкий ужас, накативший на него от ужасной догадки, сменился тревожным волнением, отодвинутым на задворки сознания. Ноги, подгибавшиеся еще полчаса назад, были вновь полны сил и уверенно шагали в направление края антиаппарицонного барьера.
Дом Поттеров стоял в самом конце единственной улицы Годриковой Лощины, заброшенный и обветшалый. Покосившаяся дверь, разбитые окна и облупившаяся на стенах краска навевала лишь уныние и печаль. Никому бы и в голову бы не пришло искать их здесь, а если бы и пришло, то никто ничего и не нашел бы – для непосвященных это просто старый покосившийся дом, в котором нет ничего, кроме пыли, грязи и различной малоприятной живности.
Постояв возле ржавой калитки несколько минут, Северус окончательно успокоился – чары не пострадали, а значит у них все в порядке.
– Становлюсь совсем как этот чертов параноик, Грюм, – раздраженно пробормотал он, и отвернувшись, неспешно зашагал по улице. Не успел Северус сделать и десяти шагов, как за его спиной послышалось несколько хлопков. Натренированное тело сработало практически мгновенно – буквально за секунду он преодолел десяток футов и скрылся за углом соседнего дома.
«Пожиратели» - судорожно подумал Снейп, выглядывая из-за угла. Но рассмотрев внимательно новоприбывших, он понял, что ошибся. На одном из них был надет странный серый костюм, высокие черные сапоги, ремень, на котором висело несколько кожаных футляров и маггловский пистолет. В левой руке он держал еще один пистолет, а в правой, – ну ничего себе! – волшебную палочку! Его яркие рыжие волосы были растрепаны, а взгляд внимательно осматривал все вокруг...
«Дьявол» - Северус буквально отпрянул от угла и заспешил вдоль стены в поисках задней двери, обнаружившейся на заднем дворе. Чарами, известными даже первокурснику, он открыл дверь и вошел в дом. К счастью, хозяев дома этим вечером не оказалось, поэтому зельевар тут же оказался у окна, выходящего на улицу.
В свете горящего фонаря, Снейп отчетливо разглядел шестерых мужчин и двух девушек, облаченных в точно такую же серую униформу. У каждого из них в правой руке была зажата волшебная палочка, некоторые из них левой держали пистолет.
За несколько минут неизвестные полностью окружили ветхое здание, в параллельном измерении которого скрывались Поттеры. Видимо, им было в точности известно, где следует их искать.
Рыжий, по всей видимости, был главой отряда, так как, в отличие от остальных, даже не сдвинулся с места. Он просто стоял и смотрел куда-то перед собой. И не зря: через несколько минут на улице поднялся настоящий пылевой вихрь, в котором безо всякого хлопка появился человек. Если те, увиденные им «солдаты» практически не отличались друг от друга, то этот был явно кем-то более высокого ранга, о чем свидетельствовала существенно отличающаяся униформа. Первое, что бросилось в глаза – черные солнцезащитные очки, полностью скрывающие его глаза. Сквозь расстегнутый кожаный плащ были проглядывался темный металлический щиток, полностью скрывавший торс. Руки мужчины были свободны, но, даже находясь в доме, Северус отчетливо почувствовал исходящую от него опасность.
Лишь только вихрь утих, «Главный» подошел к «рыжему», и тот ему что-то негромко сказал – это заставило Снейпа шлепнуть себя по лбу. «Идиот, забыл прослушивающие чары! Ресонорус!».
– ... чисто. Здание оцеплено, антиаппарационный барьер стоит, чары Фиделиус пока на месте.
– Отлично, – послышался низкий голос парня в черном, – Герм и Гарри должны явиться с минуты на минуту, – далее последовало почти минутное молчание. - О, а вот и они.
Действительно, вихрь снова закружился, а внутри него появилось еще двое: девушка с длинными каштановыми волосами и черноволосый парень в синей мантии. Она подошла к парню в плаще и потянулась, чтобы поцеловать его, но тот отстранился и кинул что-то вроде: «Не на задании».
– Все по плану? – сухо спросил субъект в синей мантии.
– Да, никаких осложнений.
– Хорошо, – просто ответил Гарри и вынул палочки. Глаза Снейпа разве что не вылезли из орбит: на его памяти никто, даже Дамблдор, не колдовал двумя волшебными палочками! А Гарри, как ни в чем ни бывало, будто это лишь сущий пустяк, начал колдовать в направлении дома, не произнося при этом ни звука – менялось лишь выражение его лица: спокойствие, удивление, досада и уже в конце – ликование. Тем временем воздух накалялся – начиналась самая настоящая магическая буря, известная Северусу разве что по книгам. За особенно сложной комбинацией пасов волшебных палочек последовал взрыв – дом номер 16 вздрогнул и преобразился: теперь на месте двухэтажного заброшенного домика появился трехэтажный красивый коттедж с мансардой и несколькими балконами. Из окон дома струился свет, раздавалась негромкая музыка и детский смех.
Снейп похолодел: «Он снял чары Фиделиус!» - пронеслась шальная мысль. - «Нет, это невозможно!.. Но он только что это сделал...»
К тому времени, когда зельевар снова включился в реальность, операция шла полным ходом. Люди в серых одеждах приобрели прозрачность, и заметить их можно было лишь по слабым волнениям воздуха, вызываемым работой чар невидимости.
– Ну что, ты готов?
– Да, – просто ответил парень в кожаных штанах, вынул из кармана зелье и осушил его одним глотком. Через пару секунд он опустился на одно колено, а его тело начало преображаться. «Оборотное зелье» - подумал Снейп, – «но зачем?».
Когда он поднялся, Северус вздрогнул – перед ним стоял Темный Лорд. Он снял очки и закрыл глаза – в тот же миг одежда на нем стала преображаться. Несколько мгновений, и те последние черты, отличавшие его от оригинала, окончательно исчезли. Перед домом номер 16 стоял тот, кого больше всего на свете боялся 23-летний Северус Снейп – Волдеморт.
А Лорд несвойственной для него стремительной походкой подошел к дому. Резкий взмах палочкой и входную дверь снесло с петель. Через мгновение в проходе показался Джеймс Поттер. Только увидев Волдеморта, он выхватил палочку и закричал:
– Лили, хватай Гарри и беги! Это он! Беги! Я задержу его...
– Авада Кедавра! – и мертвое тело упало на пол, а Волдеморт, перешагнув через Джеймса, вошел внутрь. Тем временем два человека в сером появились возле входа. Один из них поднял тело, а другой взмахом палочки водрузил дверь на место. Затем они растворились в темноте.
Внезапно яркая вспышка зеленого света осветила окно второго этажа – это означало лишь одно: Лили Эванс мертва.
Снейп почти потерял рассудок. Лили Эванс мертва. Ничего не замечая вокруг себя, он выбивает входную дверь своего укрытия и со всей скоростью, на какую только способен, бежит к дому. К Лили. «Это все сон, чертов ночной кошмар...» - Северусу отчаянно хотелось в это верить. Внезапно один из отряда преграждает ему путь, они сталкиваются и падают на твердую землю. На Снейпа это подействовало отрезвляюще – он вновь обрел возможность трезво мыслить, а вот рыжий, который и стал причиной падения, совсем наоборот - замерев, смотрит на него испуганным взглядом, будто это он попался.
– Проф-фессор С-снейп? – мямлит тот, отползая от распластавшегося на земле профессора зельеварения. Но когда Северус приподнимается, рыжий внезапно приходит в себя и...
– Ступефай!
Темнота.
Через несколько минут, когда Северус пришел в сознание, то сквозь чуть приоткрытые веки он попытался понять, где находиться. Оказалось, что он сидит за углом того дома, где наблюдал за происходящим.
– Энервейт! – послышался голос. – Черт, ты должен был уже очнуться! Энервейт! Что... Его перебили:
– Рон! Мерлиновы кальсоны, где ты там шляешься?!
– Уже иду, Ли! – тут он поворачивается к профессору, направляет на него палочку, произносит: – Обливиейт! – и исчезает.
История умалчивает, было ли заклятье выполнено некорректно, либо столь уважаемая зельеваром окклюменция позволяет защититься и от этого, но факт остается фактом – Северус Снейп ничего не забыл.
Немного позже, придя в себя, Северус осторожно поднялся на ноги – оглушитель был неслабый, и даже трехкратное Энервейт не смогло свести на нет эффект ватных ног. Чтобы не упасть, он оперся на стену и осторожно выглянул из-за угла укрытия.
Открывшаяся картина несколько обескуражила тайного агента – незнакомцев, ровно, как и следов их пребывания, не обнаружилось на небольшой улочке Годриковой Лощины. Лишь осенний промозглый ветер катил по проселочной дороге перекати-поле.
Хлопок аппарации прозвучал оглушающе на фоне почти абсолютной тишины. Уже второй раз за один вечер Северус увидел эту фигуру, но на этот раз у него не возникло ни единого сомнения по поводу истинности данной особы. Это был Лорд Судеб Волдеморт.
Аппарировав, Лорд лениво вынул из кармана волшебную палочку и повернулся к дому номер шестнадцать. Снейп не поверил своим глазам – в окнах снова горел свет, доносились звуки музыки и веселый женский смех.
«Что за чертовщина тут твориться?» - подумал Северус. - «Все это похоже на какой-то дурацкий сон». Тем временем Волдеморт подошел к двери и резким движением сорвал ее с петель. На пороге во второй раз возник живехонький Джеймс Поттер:
– Лили, хватай Гарри и беги! Это он! Беги! Я задержу его...
– Авада Кедавра! – мертвое тело упало на пол, а Волдеморт, перешагнув через него, вошел внутрь. Прошло меньше минуты, как вспышка зеленого света вновь осветила окно второго этажа.
Когда фигура Джеймса Поттера появилась в дверном проеме, ведя за собой живую Лили, Северус уже не знал, стоит ли ему удивляться. Как оказалось, стоит. К Джеймсу и Лили присоединились остальные люди в сером, после чего те вышли на середину улицы и исчезли в пылевом вихре так же, как и явились. Через секунду после их исчезновения прогремел взрыв – дом номер шестнадцать перестал существовать.



Глава 2. НЕПРЕДВИДЕННЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ

<Шотландия, 17 августа 2006>
Гордона Фримена в жизни устраивало абсолютно все: он лучший выпускник Массачусетского Технологического Института за последние семь лет; прямо на выпускном ему сделали предложение, от которого было невозможно отказаться. Уже почти год он работает в крупнейшей исследовательской лаборатории, расположенной на глубине три сотни футов под поверхностью Шотландии. Точное ее точное расположение неизвестно никому из сотрудников и обслуживающего персонала. Сюда ведет лишь один путь – подземный тоннель, берущий свое начало в небольшом городишке N***.
Сейчас Гордон уже и не помнил, сколько длиться поездка в вагончике по тоннелю: час, два или три – прошло слишком много времени с того момента, как он прибыл сюда. Да, не удивляйтесь. Гордон Фримен, как и все остальные ученые, не высовывал носа из лаборатории уже почти год. Здесь они работали, отдыхали, ели, пили, спали, занимались спортом и дышали свежим воздухом – мощнейшая вентиляционная система поддерживала свежесть воздуха на очень высоком уровне.
Контракт, подписанный Гором год назад, заключался в следующем: гонорар в размере 4 миллионов долларов по завершению исследований, с условием 100% изоляции и не разглашения информации. Для молодого и весьма перспективного ученого, специализирующегося на «всем, что жужжит и светиться», этот контракт был почти пределом мечтаний.
После прошедших трехсот одиннадцати дней эта авантюра уже не казалась Гордону сказкой, но, тем не менее, нельзя было сказать, что он не получал удовольствия от этой работы. Проект, над которым билось сразу два десятка наилучших ученых в мире, был воистину колоссален. Они проектировали асинхронный трансгрессивный портал глобального назначения. Проще говоря, они разрабатывали устройство, позволяющее переправлять предметы и людей из одного такого устройства в другое.
Сегодняшнее утро началось для Гора как обычно: легкая вибрация кушетки, негромкая раздражающая музыка, тосты с джемом, двойной эспрессо и отглаженный белоснежный халат ученого. На информационном дисплее значилось его расписание:
9:00 – Лаборатория №7, спектральный анализ и...
15:00 – Камера испытаний №2, пробная модуляция транс...
21:00 – Подача отчетов
Лаборатория номер семь представляла собой большое помещение с множеством всевозможных приборов для генерации, модуляции и анализа лазерных лучей. Со своим перечнем исследований Гордон справился достаточно быстро – часы на информационном экране показывали лишь половину двенадцатого. Поэтому Гор оставил халат в ящике и, оставшись лишь в брюках и рубашке, направился в физиологический центр – лучшее место, где можно было расслабиться или позаниматься на тренажерах.
– Здравствуй, Гордон, ты что-то сегодня рано, – улыбнулась Эллис МакКиннал, младший сотрудник отдела здравоохранения.
– Здравствуй, Элли, – поприветствовал он девушку, снимая рубашку и опускаясь на койку для массажа. – Да, ты права – мне удалось достаточно быстро подобрать нужный спектр... – он запнулся, почувствовав вибрацию пейджера. – Извини, – девушка понимающе улыбнулась и отстранилась. Выудив вибрирующее устройство из кармана брюк, он прочел: «Будьте готовы к непредвиденным последствиям». – Чушь какая-то, – пробормотал Гор и спрятал пейдж назад, после чего вновь обратился к девушке: – Пожалуйста, продолжай.
Без четверти три Гор проходил стандартную процедуру дезинфекции, проводимую каждый раз при входе в камеру испытаний – лабораторию, оснащенную самыми совершенными агрегатами и новейшими прототипами, не имеющими аналогов. Просмотрев доклад вчерашних испытаний, Гор присвистнул – с такими темпами они завершат проект ранее, чем планировалось...
Сегодня ему предстояло произвести практическое парное тестирование – с помощью своего коллеги Джолтана Эвенбрю в тестовой лаборатории номер три. Ему предстояло, пользуясь простым языком, телепортировать пучок заряженных частиц. Данная работа была крайне рискованной, так как во время работы прототипа телепортатора выделялось огромное количество всякой дряни: альфа, бета и гамма лучи, магнитные и электромагнитные волны и так далее. Для таких работ был разработан защитный экзокостюм второй модели оранжевого цвета с черной буквой лямбда на груди из полимерных и металлических материалов.
Надев, а также зарядив батареи защитного поля костюма, Гор вошел в испытательную камеру. Створчатые двери пятисантиметровой толщины плотно закрылись, надежно изолировав исследователя от окружающего мира.
Сделав все необходимые приготовления: включение и тестирование систем, перезарядка гамма-пушки, настройки телепортатора и прочее, Гор связался с напарником:
– Привет, Джол, у тебя все готово?
– Да, только питание барахлит: амплитуда колебания напряжения более двух вольт! Впрочем, это не очень критично – можем начинать. Даш сигнал и я включу приемник.
– ОК, жди сигнала.
Проверив еще раз все показатели на экране, настройки, уровень заряда костюма, Гор подошел к контрольной панели, защищенной четырехсантиметровым химико-лабораторым стеклом. Отдав напарнику команду, Фримен потянулся к рубильнику...
«Будьте готовы к непредвиденным последствиям» - пролетело у него в мозгу, но он уверенно откинул эту мысль и дернул рычаг. В тот же миг на платформе посреди комнаты стрельнул «шальной» разряд между двумя электродами, формирующими портальный канал, за которым с громогласным ревом появилась воронка. Пора. Рука дернула второй рубильник, запускающий гамма-пушку... но что-то пошло не так.
Вместо пучка заряженных частиц из пушки повалил дым, из динамика, связанного со второй лабораторией послышался грохот взрыва и громкий человеческий крик.
Потом все замерло. Время будто остановилось, дым перестал валить черными клубами, динамик в мгновение смолк, а воронка, способная разрезать Тауэрский Мост на две части замерла.
Прошла минута, а может быть лишь несколько мгновений, но время снова начало свой бег: клубы дыма снова повалили, грохот вернулся, не хватало лишь голоса Джола из динамика. Натренированные руки тут же обнаружили аварийную кнопку и нажали ее – в тот же миг включилась турбовентиляция, и Гордону пришлось ухватиться за поручень, чтобы не потерять равновесие от хлынувшего потока воздуха.
Когда все стихло, Гор вышел из-за контрольной панели и подошел к формирующим электродам – они практически обуглились, хотя должны были выдержать напряжение в десять раз большее, чем было во время теста. Внезапно между ними пробежала еще одна молния, чуть было не зацепившая Гордона – он отшатнулся и распластался на металлическом полу.
Едва только он начал подниматься, как генератор снова заработал – послышалось низкочастотное гудение, еще один разряд... а потом сразу семь разноцветных разрядов ударили в одну точку, в которой через несколько секунд вновь открылся портал...
Пять, шесть, семь секунд прошло после открытие нестабильного портала, как вдруг ситуация нормализовалась – лучи прекратили свой танец и сформировали портальную плоскость антиматерии – то, чего всеми силами добивались ученые лаборатории и что не выходило у них до сих пор.
Гор уже успел подняться и бегом направился к контрольной панели, чтобы зафиксировать показатели. Если ничего больше не случится, то максимум через две недели он будет свободен. Сохранив отчет на небольшой голографический диск и положив его в защищенный карман костюма, Джеймс потянулся к рубильнику, чтобы отключить подачу энергии – оставалось каких-то несколько сантиметров до рубильника, как портал вспыхнул холодным зеленым пламенем и потух, оставив на своем месте человека, взглянув на которого Гор резко отшатнулся и ударился о стену. Человек выглядел так, будто много лет жил в обнимку с сильным источником радиации: абсолютно лысый, с огромными красными глазами, ввалившимся, практически отсутствующим носом, щелью вместо рта...
Тем временем человек, казалось, пребывал в таком же шоковом состоянии – он вертел головой и шипел проклятья на каком-то странном языке. Заметив Гордона, этот человек сделал совсем не то, что ожидалось: мутант быстро подошел к нему, направил на него деревянную лакированную палочку и прошипел: «Авада Кедавра», – после чего из нее вырвался зеленый энергетический луч и ударил его прямо в грудь – Гор упал без чувств.
Пробуждение для Гордона было ужасным: все тело болело, будто он только что голышом прыгнул сквозь ненастроенный портал. Через несколько минут он услышал приятный женский голос: «...морфий введен, заряд батареи на критическом уровне – четыре процента, требуется срочная подзарядка; система жизнеобеспечения включена; повреждено левое легкое, требуется срочная медицинская помощь...».
«Черт, Вэнс, я должен тебе жизнь... Или, как минимум, ящик лучшего шотландского виски» - подумал Гордон о создателе этого прекрасного защитного костюма. Открыв глаза, Гор похолодел от ужаса: лаборатория была практически разгромлена, дверь, способная выдержать прямое попадания снаряда, была покорежена и валялась в проходе, пульт управления превратился в расплавленную металлическую массу, стены представляли собой лишь хитросплетения труб, некоторые из которых были пробиты и из некоторых сочился газ...
«Газ?! Эф Ю Си Кей (f.u.c.k – прим. автора), надо убираться отсюда!» - подумал Джеймс и с трудом поднялся на ноги. Голова кружилась, невыносимо тошнило, и было трудно дышать. «Первое, зарядить костюм, без него я не проживу и пяти минут. Второе, где-то здесь я видел табло аварийный выход... Первое, зарядить костюм...»
Кое-как выбравшись из камеры испытаний, Гор облегченно вздохнул – в десяти метрах от него обнаружилась неповрежденная зарядная панель. Доковыляв до нее и подключившись, он услышал приятный женский голос, льющийся из динамика:«Батарея заряжается, дополнительные системы жизнеобеспечения включены...».
Оказалось, что с заряженной батареей ходьба не представляет собой такую пытку – костюм, казалось, не просто поддерживает его в вертикальном положении, но еще и помогает идти. «Все-таки Вэнс был и остается гением!» - отметил Гор, практически без проблем поднимаясь по небольшой вентиляционной шахте, служившей аварийным выходом.
Откинув крышку люка и выбравшись, Гордон удивленно распахнул глаза: с приглушенными хлопками перед ним материализовалось несколько человек, одетых несколько необычно и сжимавших такие же палочки, как и мутант, напавший на него в лаборатории.
Однако, в отличие от последнего, они не выглядели ни шокированными, ни агрессивными – палочки они держали опущенными вниз и внимательно осматривали склоны холма, на котором они все находились. Через несколько минут, с практически неслышным хлопком появился еще один «чародей», как окрестил Гор всех присутствующих. В отличие от остальных, он наиболее подходил под данное определение: длинная белая борода, очки-половинки, синий со звездами наряд (в крапинку – прим. беты) – ну чем не чародей? В отличие от остальных, он смотрел прямо на Гордона своим странным взглядом ярко-голубых глаз.
– Кто вы такой? – резко спросил Гор. Остальные вздрогнули и странно посмотрели на Фримена, а длиннобородый ответил:
– Тот же вопрос я хотел бы задать и вам, молодой человек.
– Вас это не касается. Это частная собственность, и вы не имеете никакого права находиться здесь, – официальным тоном произнес ученый. - Итак, я задал вопрос, – уже несколько агрессивно добавил Гор.
– Альбус Дамблдор, – ответил старик несколько удивленно. - Наше нахождение здесь обусловлено поисками преступника...
– Лысого, красноглазого, безносого и безгубого? – беззаботно перебил его Гордон.
– Вы его видели? – вскинул брови старец.
– Как же, эта гнида своим появлением уничтожила многомиллионную лабораторию, кроме того ранила меня каким-то зеленым лучом, и если в ближайший час я не получу квалифицированную помощь, то попросту откину коньки.
– Он попал в вас зеленым лучом?
– Нет, станцевал вальс и сыграл на волынке! – съязвил молодой ученый, опускаясь на мягкую зеленую траву. На индикаторе заряда батареи отображалось шестьдесят процентов.
– Невероятно! Не может этого быть! - послышалось от окружавших его чародейчиков.
– Ладно, возьмите меня за руку, вам окажут помощь, – сказал Дамблдор, внимательно рассматривая постепенно бледневшее во время разговора лицо молодого человека. Гор протянул руку и крепко сжал старческую кисть. Лишь только он сделал это, мир сжался до чрезвычайно узкой резиновой трубки, а женский голос оповестил: «Внимание! Критическое давление 4 атмосферы!». Гор провалился в темноту.



Глава 3. ОСИНОЕ ГНЕЗДО

<Великобритания, Лондон, 18 августа 2006 года>
Очнувшись, Гордон почувствовал, что лежит на мягкой койке, укрытый большим тяжелым одеялом. Открыв глаза, он увидел лишь мрачный потолок, во многих местах покрытый паутиной. Приподнявшись на кровати, он осмотрелся. Первое, что бросилось в глаза – старинный сервант, века этак четырнадцатого. Оторвав взгляд от покрытого пылью раритета, который, должно быть, стоит целого состояния, Гор окинул взглядом все помещение. Это была, безусловно, гостиная какого-то благородного и древнейшего семейства, помешанного на вековых традициях, чему свидетельствовала антикварная мебель, подсвечник на кофейном столике и большая люстра на несколько десятков свечей.
Теряясь в догадках, Гордон поднялся с кровати и решил первым делом найти что-то из одежды, прежде чем ломать голову над всем остальным. Все нужно делать последовательно – таков был девиз талантливого и довольно-таки успешного ученого из Сан-Франциско. Одежда обнаружилась почти сразу – она висела на стуле, задвинутом в письменный стол. Надев старомодные брюки, рубашку и носатые туфли, Гор, отворив дверь, вышел в темный узкий коридор, освещенный древними газовыми рожками. Вправо и влево вдоль стен тянулась вереница дверей, последняя из которых была слегка приоткрыта, и оттуда раздавались приглушенные голоса. Сделав несколько шагов в том направлении, Гор остановился и прислушался:
– … Аваду Кедавру?! Это же невозможно! Я думал только Гарри…
– Я тоже так думал… - произнес другой голос.
В комнате воцарилась тишина, так что Гордону не осталось ничего другого, кроме как войти. Старая дверь, жалобно скрипнув, отворилась и он вошел внутрь.
– Добрый день, – Гордон прервал неловкое молчание.
– Взаимно, – спокойно ответил Дамблдор. - Я рад, что с вами все в порядке. Как вы себя чувствуете?
– Отлично, спасибо. Честно говоря, ваши методы лечения поражают. Гордон Фримен, – он протянул руку и Альбус Дамблдор, а затем и его рыжий собеседник пожали ее.
– Артур Уизли, – представился тот.
– Присаживайтесь, – предложил Дамблдор. – Может, чаю?
– Спасибо, – ответил Гор и опустился на старый, но еще вполне крепкий стул с высокой спинкой. Чай, предложенный старцем, оказался чудесным – сделав лишь несколько глотков, гость мгновенно расслабился, а настроение на порядок улучшилось.
– Итак, Гордон, я понимаю, что вы хотите задать несколько вопросов, но прежде позвольте уточнить несколько фактов... – Фримен кивнул. – Что случилось за некоторое время до нашей первой встречи?
– Что именно вы хотите знать? – мгновенно напрягся Гор, припоминая семнадцатый пункт контракта о неразглашении.
– Что произошло там внизу, в лаборатории?
– Вы были там? – это был не вопрос, а утверждение. Гордон вздохнул. Похоже у него нет выбора, кроме того они уже видели много из того, что им видеть было совсем не положено. – Одним из направлений Черной Асы было создание кросс-материального телепортатора нулевого уровня. Проще говоря, телепортатора предметов из пункта А в пункт Б. С четырех часов до половины пятого я проводил экспериментальный запуск прототипа, рассчитанного на элементарные частицы. Если опустить подробности, то могу сказать, что произошли непредвиденные последствия, – Гор запнулся, в его мозгу вспыхнули слова: «Будьте готовы к непредвиденным последствиям». – В общем, что-то пошло не так и портал открылся намного стабильнее и качественнее, чем предполагалось. Но мне до сих пор не ясно почему, но из пересылающего портала вышел человек, я вам его уже описывал. Неестественное лицо, красные глаза... Потом он направил на меня... палочку! и запустил зеленым энергетическим лучом, после чего я потерял сознание, – он вздохнул. – Когда я очнулся, в лаборатории выла сирена – видимо, нестабильный портал вызвал реакцию… Мне удалось покинуть лабораторию по вентиляционной шахте.
– Что ж,я предполагал нечто подобное, – Альбус помассировал виски и отпил чаю. - Я считаю, что должен несколько прояснить ситуацию. Все дело в том, что помимо хорошо известной вам науки в мире существует альтернативный вид… энергии. Волшебство , оно действительно существует! - Гор лишь скептически хмыкнул. Старец взял в руку палочку, которая все время разговора лежала на столе, и взмахнул ей в направлении чайника. Тот поднялся в воздух, подлетел к столу и наполнил пустую чашку Гордона свежей порцией чудотворного чая.
Гордон с любопытством уставился на висящий перед ним в воздухе чайник, после чего дотронулся до него и немного отодвинул его в сторону. – Любопытно, очень любопытно. Я никогда не сталкивался ни с чем подобным, хотя тут нет ничего сверхъестественного – элементарные магнитные поля…
– Магия, доктор Фримен, – мягко поправил Гордона Дамблдор. – Магия существует, хотя обычным людям, магглам, как мы их называем, об этом неизвестно.
– Очень сомневаюсь, мистер Дамблдор. Можно посмотреть? – Гор вопросительно посмотрел на белую палочку в руках Альбуса. Тот повертел ее в руках, погладил бороду и лишь потом ответил, видимо, взвесив все за и против:
– Пожалуйста, – он протянул палочку острым концом к Гору.
– Благодарю, – Гордон взял ее за кончик и стал рассматривать, хотя это было бесполезно – просто отполированный кусок дерева.
Кинув еще один скептический взгляд на собеседников, он взял палочку за тупой конец и взмахнул… Чуда не произошло. Все просто взорвалось. Стол, за которым они сидели, разлетелся в щепки, а сидящих за ним волшебников отбросило взрывной волной на несколько метров в разные стороны. В стене, куда угодило шальное заклятье, образовалась дыра, в которую, при желании, могла без проблем пролезть толстая кошка. Палочка, воспользовавшись сильной отдачей, вырвалась из руки Гора и, оставляя за собой след из искр, отлетела в сторону.
Первым в себя пришел Дамблдор: поднявшись с пола, он сделал сложный пасс правой рукой, и палочка повинуясь негласному приказу влетела к нему в руку. Несколькими взмахами Альбус починил стол и стену, потушил бороду и устранил остальные последствия инцидента, после чего снова опустился на табурет.
– Что ж, мои опасения подтвердились – вы волшебник. Обнаружься этот факт лет десять назад, это не вызвало бы опасений, но сейчас ситуация обстоит несколько иначе... Дело в том, Гордон, что все люди в мире рождаются с некоторой толикой магии внутри, но у одних ее много, у других мало. В малых количествах магия не опасна – ее недостаточно на сотворение чего-либо неестественного, таких людей мы называем магглами и стараемся ограждать их от этого знания. Но если магической энергии в человеке достаточно много, то необузданная магия вырывается наружу, вызывая порой ужасающие последствия. Цунами, торнадо, извержение вулкана – это далеко не самое страшное, что может случиться. Именно поэтому всех детей, наделенных этим даром, начинают учить контролировать свою магию с 11 лет и к своему магическому совершеннолетию в 17 лет молодой человек уже вполне способен контролировать себя и не вызвать стихийное бедствие при резком всплеске эмоций. Ваш же случай, Гордон... Насколько я понимаю, в возрасте 11 лет вы видели что-то вроде этого? – Дамблдор сделал еще одно незамысловатое движение волшебной палочкой и на столе перед Гором появился желтый хрустящий конверт с восковой печатью и надписью изумрудными чернилами: «...Гордону Фримену...»
– Как же, получал. Не совсем такой, но в подобном стиле. Там говорилось о какой-то школе Ахер... Азер... Азербаран, кажется? Что, мол, я волшебник и тра-та-та, приезжайте и мы вас научим... И прочая белиберда. Мы с родителями посмеялись и выбросили.
–Вот именно это и внушает опасения. Вы наделены большой магической силой, но отказались от нее, заставив ее замкнуться внутри вас. Все эти годы она концентрировалась в вас, а когда ее стало слишком много... Полагаю, что взрыв в лаборатории произошел совсем не из-за Волдеморта. Если провести параллели, то ваш случай очень похож на осиное гнездо и мальчика с палкой. Своим смертельным проклятьем Волдеморт, совсем как мальчик палкой, хорошенько ударил осиное гнездо, а ваша концентрированная магия, как разъяренные осы, пришла в движение.
Гордон присвистнул. Артур вскочил и, упершись руками, навис над столом:
– Но Альбус! Смертельное заклятье невозможно отразить!
– Нельзя, Артур. Но, выражаясь формально, отражения и не произошло, мощь магического потока была настолько велика, что просто разрушила структуру смертельного проклятья. - Дамблдор повернулся к Гору: – Надеюсь, вы понимаете, что в настоящий момент вы представляете опасность для окружающих? Ваша магия, однажды вырвавшись, открыла туннель, по которому это будет происходить вновь, как только ее накопится нужное количество. Единственное, что можно предпринять в данной ситуации, так это в кротчайшие сроки научиться контролировать ее иначе последствия могут стать катастрофическими.
– Я влип, – фаталистично отметил Гордон. И оказался чертовски прав.



Глава 4. ДОКТОР ФРИМЕН

<Шотландия, Хогвартс, 14 сентября 2006 года>
Отойдя от окна, Гордон тяжело вздохнул – шла уже четвертая неделя его заключения в Хогвартсе, и тоска по любимой работе и друзьям давала о себе знать. Часы апатии и постоянный угрюмый вид сопровождали Гордона от рассвета до заката, и лишь под покровом темноты депрессия сдавала свои позиции. Почти все ночи напролет он привидением блуждал по темным коридорам Хогвартса, пустынным галереям и просторным залам в поисках неизведанного.
Одной из возможных причин такого эмоционального состояния было осознание того факта, что далеко не все можно объяснить с научной точки зрения. Само существование магии угнетало и тяготило молодого доктора физико-математических наук, привыкшего осознавать и понимать практически все, что происходит вокруг. И лишь крупица надежды, что, возможно, магия все-таки объяснима с точки зрения науки не позволяла ему сломаться.
Гордон всегда с огромным рвением осваивал все новое, что преподносили ему преподаватели в MIT, друзья, такие же как он, психи-физики или разработки Black Asa’ы. Но вопреки этому факту, учеба магии шла вон из рук плохо. Толстенные талмуды по теории магии вместо ответов лишь добавляли вопросов уже и так запутавшемуся доктору. Практические руководства «Скоромагия» Гордон отверг сразу, так как признал в них аналоги книг «Техника похудания за 30 дней» и «Как заработать миллион». Детские учебники оказались слишком наивны, а серьезные «научные» труды - слишком сложными.
В итоге Гордон остановился на довольно-таки странной книженции, откопанной в одном из покосившихся стеллажей Запретной секции библиотеки – «Тропами первопроходцев» Гондора Топорного. На удивление она оказалась именно тем, что искал Гордон, прохаживаясь по разделу мистики Запретной секции. Видимо, само провидение сбросило сей пыльный древний фолиант на голову заплутавшему в дебрях магии ученому. В книге рассказывалось о временах, когда магия лишь зарождалась, а колдовство заключалось лишь в выплескивании магической энергии, называемой Маной, в определенном направлении.
Сам процесс выплескивания магии был описан достаточно детально, а потому проблем с его выполнением у Гордона уже не возникало – еженедельно он, в компании Хагрида, местного лесника – того еще кретина, отправлялся в Запретный лес, где отсутствовала возможность задеть кого-то из учеников. В последний раз у Гордона даже получилось преобразовать разрушительную волну, покосившую немало многовековых древ, в созидательную. На появившейся пару недель выжженной поляне Гор сумел вырастить здоровенный валун, хотя потом никоим образом не мог осознать, как же у него это получилось.
И вот сейчас, после ежедневного ритуала встречи рассвета, Гордон неспешно прошелся по своей комнате в одной из башен Хогвартса и устроился в большом мягком кресле возле камина. Домовой эльф, незаметно появившись в комнате, поставил на кофейный столик поднос с завтраком и исчез.
Взяв с подноса маленькую чашку зеленого чая и сделав глоток, Гор прикрыл глаза и расслабился. Вот уже неделю как он пытается совладать со своей волшебной палочкой, сделанной на заказ у Олливандера, лучшего местного производителя волшебных палочек. Одиннадцать дюймов из ветви столетнего черного тополя, очень прочная и прекрасно подходящая для высшей магии. Однако, проблема заключалась в том, что у него не то, что высшая магия, даже обычный Вингардиум Левиосса не выходит так, как надо – вместо того, чтобы просто поднять предмет в воздух, она со всей дури размазывает его по потолку; от Инсендио загорается совсем не цель, а палочка, изрядно обжигая своего хозяина. Люмос же выходит практически правильным, за тем небольшим исключением, что вместо холодного огонька на конце палочки возникает прожектор, ослепляющий на несколько минут всех, до кого может дотянуться.
Вчера было очередное занятие у Дамблдора – раз в несколько дней директор консультирует своего уже не очень-то юного ученика – он объяснял эти явления тем, что магической энергии в Гордоне намного больше, чем он предполагал, а значит и контролировать ее намного сложнее. Он предложил ассоциацию с толстой трубой воды под большим давлением – очень трудно перекрыть ее полностью и практически невозможно достаточно точно регулировать ее напор.
И все же, не это беспокоило Фримена этой ночью – кроме обычной консультации директор сделал Гордону очень интересное предложение. Регулярно беседуя с ним на посторонние темы, Дамблдор неплохо изучил некоторые аспекты жизни магглов, ускользавшие от него прежде. В частности, это касалось образования – у магглов оно было гораздо более универсальным, что позволяло тем не зацикливаться на одной профессии всю жизнь, а с регулярностью в 5-10 лет менять ее на что-то более интересное на данном этапе жизни. И вот, вчера Дамблдор предложил Гордону читать сразу два курса студентам Хогвартса: «Физику» и «Маггловские технологии», которые, на взгляд директора, будут особенно полезны студентам после окончания Хогвартса.
Гордона данный факт чрезвычайно удивил – за этот месяц он достаточно хорошо изучил модель жизни магического сообщества, чтобы делать некоторые выводы. А выводы были не очень-то утешительные. Эти предметы никаким образом не пригодятся чародейчикам в их взрослой жизни. Единственно возможное применение, которое Гору удалось найти данным наукам, говорило о том, что Дамблдор хотел использовать маггловские технологии в магическом мире, где сейчас шла война, а на войне, как говорят, все средства хороши.
Поставив на столик чашку с остывшим чаем, Гордон поднялся и, распахнув платяной шкаф, начал рыться в нем в поисках мантии, которую купил во время похода в Косой переулок.
Тем временем, в Большом зале, как и было заведено, проходил завтрак – сонные и ленивые студенты медленно плелись по направлению к этому храму еды, как можно дальше отдаляя момент второго колокола, означавшего конец завтрака и начало первой ленты. Бодрые и трудолюбивые студенты, то есть Гермиона Грейнджер и половина факультета Рейвенкло, уже сидели за столами и уминали завтрак, параллельно читая, или же беседуя на связанные с учебой темы. За двадцать минут до звонка размерный гул учеников, звяканье вилок в бесплодных попытках наколоть яичницы и прочие звуки вмиг прекратились, когда огромные двери, ведущие в коридор открылись, проскрипев печальную мелодию. Около девяти сотен глазных яблок уставились на вошедшего, и лишь два из них, принадлежащих, естественно, Дамблдору, хитро поглядывали на того, чье появление он ожидал.
Высокий молодой человек неспешно двигался в направлении учительского стола, всеми силами сохраняя на маску уверенности и спокойствия, хотя внутри него велась настоящая борьба за первенство между неуверенностью и паникой. Его темно-оранжевая мантия с желтой буковкой лямбда на спине развивалась, привлекая любопытные взгляды студентов, как мух... неважно что :). Его короткие темные волосы, усы и борода в аккомпанемент выразительных зеленых глаз, уверенно смотрящих сквозь черные очки создавали неоднозначное впечатление у юных чародейчиков. Когда он, наконец, занял место за столом возле директора, последний приподнялся и заявил:
– Прошу поприветствовать Гордона Фримена, вашего нового учителя некоторых дополнительных предметов, введенных в обязательную программу пятых и шестых курсов. Если бы вы не были столь голодными и сонным, то наверняка увидели бы объявления на досках в ваших гостиных. И так как вы забыли посмотреть ваше новое расписание, то для пятых и шестых курсов первая лента отменяется для того, чтобы вы успели подготовиться к предстоящим занятиям, – завершив свою речь, директор сел и, тихонько посмеиваясь в свою пушистую бороду, начал рассматривать возбужденных новостью пяти- и шестикурсников.
– А можно было не устраивать шоу? – негромко спросил Гордон, но так, чтобы его слышали все преподаватели.
– Увы, нет. Это традиция, – еще шире улыбнулся Дамблдор и предложил: – Дольку?

***

– Маггловские технологии – это предмет очень обширный и...
– Профессор Фримен, – прервала преподавателя ученица шестого курса Гриффиндора, так как ее поднятая рука уже успела онеметь, – но...
– Доктор, – поправил ее Гордон.
– Что? – удивленно спросила она.
– Доктор Фримен, мисс Грейнджер. Степень профессора я еще пока не получил. Вы что-то хотели спросить? Если так, то надо было давно меня прервать, а не закрывать обзор студентам с дальних парт своей рукой.
С дальних парт послышалось хихиканье и даже негромкий свист. Девушка порозовела и повернулась к нахалам...
– Минус сорок баллов со Слизерина, мистер Малфой, Кребб, Гойл и мисс Паркинсон. Если вы полагаете, что балаган на лекции – это нормально, то я ожидаю вас сегодня в шесть вечера у меня на консультации в кабинете на третьем этаже за портретом Розалии Эсли, симпатичной молодой девушки в желтом трико. В случае неявки ваш факультет потеряет еще по пятьдесят балов за каждого не явившегося. Я вас слушаю, мисс Грейнджер.
– Профессор... доктор, – поправилась она. – Мне неясны цели вашего курса.
– Что вы хотите этим сказать? – спросил Гор, усаживаясь на пустующую первую парту прямо перед девушкой.
– Мне неясно, зачем волшебникам изучать маггловские технологии? Ведь волшебство позволяет намного больше, чем технология...
– Я понял, что вы хотите сказать, – остановил ее Фримен. – Скажите, что вы сделаете, если я попрошу вас посчитать, сколько времени потребуется, чтобы облететь на, скажем, метле вокруг земного шара? Или составить наиболее кратчайший маршрут для путешествия на той же метле между городами так, чтобы через каждые три-четыре часа отдыхать в крупном городе? Можете ли вы передать сообщение мгновенно на многие сотни тысяч миль? Можете ли своим волшебством придумать что-то, что перевернет мир? Нет? Я так и думал, – доктор спрыгнул со стола и подошел к кафедре. – Магглы намного умнее, сильнее и изобретательнее волшебников...Кроме того, знание этого предмета значительно облегчит вам жизнь, если же вам придется сотрудничать с магглами на высоком уровне. Еще вопросы? Тогда продолжим – это предмет очень обширный и я предлагаю разделить его на несколько модулей. Первый – изучение маггловского сообщества…



Глава 5. РАЗГОВОР И ДНЕВНИК

<10 сентября 2006 года>
– Гарри, нам нужно поговорить, – Гермиона опустилась на диван рядом с парнем и взглянула ему в глаза. Он лишь тяжело вздохнул:
– Послушай, Гермиона, я в полном порядке, честно, просто...
– Что просто? – ее рука сжалась в кулак. – Что просто?! Ты думаешь, что мы не видим, что с тобой что-то происходит? Или ты считаешь, что нам все равно, – на секунду она перевела яростный взгляд на веснушчатого мальчишку в другой части гостиной, – даже Рон волнуется, только... – она бессильно выдохнула и покачала головой. – Что с тобой произошло, Гарри? Расскажи нам... мне, я хочу помочь тебе, Гарри, но если ты не расскажешь, я не смогу этого сделать..!
– Ты правда хочешь это знать?
– Да.
– Хорошо, – Поттер откинулся на спинку и дотронулся пальцами висков, будто прогоняя накатившую мигрень. – Хорошо... но позови Рона – я не хочу больше возвращаться к этой теме.
– Этим летом я очень много думал... Пересматривал события так или иначе связанные с моим предназначением... Видишь ли, кто бы что не говорил – смерть Сириуса, по большей части, моя ошибка. Из-за моей твердолобости могли пострадать вы все и просто чудо, что нам удалось этого избежать. Сразу по возвращению из Министерства у нас с Дамблдором была приватная... беседа, связанная с моим Предназначением. Еще за год до моего рождения Сивилла Трелони сделала предсказание: «Грядет тот, у кого достаточно могущества, чтобы победить Темного Лорда. Рожденный теми, кто трижды бросал ему вызов, рожденный на исходе седьмого месяца. И Темный Лорд отметит его как равного себе, но не будет знать всей его силы...» и прочее, прочее. Подумайте сами, все складывается. Волдеморт слышит первую часть пророчества... Что ему еще остается? Убить собственного убийцу, пока тот еще не в состоянии дать отпор... Однако судьба распоряжается иначе, черт ее побери! – на журнальный столик обрушивается удар его кулака. – Однако, это не самое главное... Чуть позже, в середине августа... Вот, прочтите, – Гарри вытянул откуда-то небольшой скомканный клочок пергамента.
«С врагом нужно сражаться его же методами, а зачастую и более жестокими. Тебе следует исправить ошибки и стараться не допускать новых. Ищи кольцо Гаусса. Рекомендую созвать новый АД. Будь сильным и у тебя все получиться. Пора повзрослеть.
П.С. Твой патронус – олень, Гермиона украла у Снейпа шкуру бумсланга, твой одиннадцатилетний торт съел Дадли, а шляпа хотела отправить тебя в Слизерин.
Г. Ф. из б., просто поверь»
Через минуту на Гарри устремились два одинаково сконфуженных взгляда. Даже не владея легилименцией, можно было без проблем опознать непрекращающуюся работу Гермиониных мозгов и бульканье воды в голове Рона. Первым в себя пришел, как ни странно, Рон:
– Что это значит? Какой еще друг ГФизб? И почему мы должны ему верить?
– Погоди Рон... Не все так просто... Гарри, ты никогда нам не рассказывал, что шляпа... хотела отправить тебя в Слизерин... Я думаю, ты не рассказывал это никому? – Гермиона посмотрела парню в глаза.
– Рассказывал, Дамблдору еще на первом курсе... Но это не он.
– Да, не похоже на него... Однако эту записку писал человек очень хорошо знающий нас... У меня есть одно невероятное предположение, но ничего другого в голову попросту не лезет... Мне кажется, эту записку написал человек из будущего...
– Чепуха! Как же можно написать из будущего?!
– Рон, не воспринимай все буквально! Я имела в виду, что некто Г. Ф. из будущего вернулся в прошлое и послал тебе эту записку... Честно говоря, я не совсем понимаю – теория времени одна из самых запутанных... Либо он написал это, желая все изменить...Либо совсем наоборот – чтобы как раз ничего не изменить... – заметив однозначный взгляд Рона, она пояснила, – возможно, этому человеку было известно, что Гарри уже получил это послание, но никто кроме него не мог его написать... Узнать свой почерк – нет ничего проще...
– Я думаю так же, – наконец прозвучал голос Гарри Поттера, молчавшего все это время. – Но это не главное... Понимаете, что он имел в виду? Исправлять ошибки – это значит убить ожившего Волдеморта и оживить Сириуса... Можно вернуться во времени и поймать его падающего в Арку...
– Гарри! Ни один маховик времени не способен переносить человека на столь большой период! – Гермиона взмахнула руками. – А даже если бы и был, как мы можем поймать Сириуса, чтобы никто не заметил?
– «Ищи кольцо Гаусса» - продекламировал Гарри. – Это же подсказка! Самое трудное – вернуться во времени, а вытащить Сириуса не проблема – под мантией-невидимкой стоять возле Арки, и когда он будет падать – поймать и накрыть мантией... Вот черт... Так ведь мы можем спасти не только Сириуса... – ошеломленный своей идеей Гарри посмотрел на друзей. - Мы можем спасти Седрика и... моих родителей... и всех тех, кто пострадал от руки Волдеморта...
– Ох, не знаю, Гарри, – Гермиона посмотрела на него с какой-то жалостью в глазах, – это все так... нереально... Но надо попытаться!

***

Общаться с дневником – дело непростое. С одной стороны можно посчитать, что его никогда не прочтут – и писать, как попало, а с другой – вдруг все-таки прочтут? И тогда невольно задумываешься, как лучше обратиться к читателю. И все же представим, что ты мой очень близкий друг.
Честно говоря, я никогда не предполагал, что буду вести дневник – слишком это как-то не по-мужски, но Гермиона... Если ты с ней знаком – дальнейшие комментарии не требуются, а если нет... ну, да ладно. Она посоветовала выливать сюда свои переживания... Вы думали, у героя волшебного мира их нет? Значит вы не очень дальновидный человек, ибо у меня их на порядок больше, чем у среднего подростка шестнадцати лет.

Сириус. Собственно, это одно из моих главных переживаний. Сириус Блек был моим крестным отцом, просидевшимдвенадцать лет в Азкабане, чтобы потом, менее чем через три года, погибнуть в недрах загадочной Арки... Он был мне другом, отцом и старшим братом в одном лице... Он погиб защищая меня, что накладывает особенно глубокий отпечаток на моей душе. Мое легкомыслие и исполинское шило в заднице сослужили печальную службу. С этого самого момента, я клянусь никогда не действовать сломя голову, я клянусь, прежде чем сделать что-то, сначала оценить результат, я клянусь, что больше НИКОГДА Волдеморт не сможет меня одурачить.

Следующим моим переживанием является пророчество, сделанное еще до моего рождения. Оно нарекает меня будущим убийцей Волдеморта или его жертвой. Третьего не дано, да и так все ясно. Копаясь в себе (благо, у меня на это было много времени) я понял, что это тревожит меня не так сильно, как я полагал. Волдеморт преследует меня с первого года моей жизни, а последующая череда встреч с ним во время учебы в Хогвартсе выработала у меня некий иммунитет... По крайней мере, чисто психологический. Многие люди вздрагивают, слыша его имя – Волдеморт, а для меня оно лишь набор букв, указывающий на отвратительное существо.

Мое Предназначение – убить убийцу моих родителей и я выполню его, чего бы мне это не стоило. Сейчас это наиболее животрепещущее из моих переживаний. В Пророчестве говорится, что по силе мы равны... А, кроме того, у меня должна быть сила, о которой не знает Волдеморт. В чем она заключается – я не знаю, и мне предстоит это выяснить.

На предыдущих курсах мое отношение к учебе было неплохим – я добросовестно учился, сдавал хорошо все экзамены... Но я не осознавал того, для чего мне все это нужно. «Чтобы получить хорошую работу» - говорят вокруг, но теперь я понимаю, что мне абсолютно безразличны показатели аттестата – меня возьмут на любую работу за одно только имя. Если выживу.

Поэтому я пришел к выводу, что отныне я буду учиться лишь для себя. Оценки, баллы для межфакультетского соревнования – все это утратило для меня какой-либо смысл. Моя жизнь утратила свой первоначальный смысл... Сейчас я хочу лишь одного – вернуть к жизни моих родителей, Седрика и крестного, а уж для этого я готов на все. Абсолютно на все.

Мне кажется, что Гермиона в который раз оказалась права – вылив свои переживания на бумагу, они перестали давить на мои плечи. И, кажется, мне это нравится – общаться с тобой, дорогой друг. Поскольку под твое молчаливое согласие я могу поведать тебе обо всем на свете, не задумываясь о том, какую реакцию это вызовет.

Сегодня двадцатое сентября две тысячи шестой год. Мне кажется, я начинаю испытывать чувствостранной гордости за свои поступки. Я полностью забросил Травологию, Прорицания, Уход За Магическими Существами и Историю Магии. До сих пор помню яростное лицо Гермионы, пытающейся вправить мне мозги. А потом осознавшей, что это бесполезно. Освободившееся время, в том числе и из-за не сделанных домашних заданий по другим предметам, смысла которых я не узрел, я трачу на несколько дел, являющихся для меня первостепенными.
В первую очередь это сон – оставьте при себе свои ухмылки – мое самочувствие постепенно улучшается, по утрам я теперь делаю зарядку, после обеда гуляю в одиночестве вокруг Хогвартса.
Во-вторых, это Библиотека. Я не испытываю такого благоговения перед этими пыльными залежами накопленных знаний, как Гермиона, но, похоже, узнал радость познания. Для меня не проходит и дня без хорошей книги. Причем, я не отдаюсь полностью одному лишь жанру, а стараюсь читать как можно более разнообразную литературу. Единственное, чего я избегаю – это прорицания, так как одно лишь это слово вызывает у меня тошноту. Так, например, за эти три с небольшим недели я прочел несколько интересных книг: «Вау Вернадский – зельеделие на новый лад», «Коши о-Абир. Истории о некромантах и заклинателях», «Александр Мио, Древняя магия и амулеты», «Хаулос Пасос. Предания о избранных» и «Аластор Грюм. Бой с тенью».
В-третьих, это тренировки. По Квиддичу (капитаном Гриффиндорской команды назначили моего лучшего друга Рона), где я ношусь на предельных скоростях по стадиону, уворачиваюсь от бладжеров и пытаюсь найти и поймать снитч. В меткости, когда я захожу в Выручай-Комнату (иногда ее называют комнатой-по-нужде) и, повинуясь моей воле, она становиться стрельбищем – манекены и мишени превращаются в пыль от моих взрывных заклятий.
И последнее – это Запретный лес. Место, где сокрыто много тайн, где смертельная опасность нависает над тобой каждую минуту. Место, где вместо крови по сосудам несется адреналин. Я никогда не хожу в Лес ночью – мне вполне хватает ощущений и днем. Раз за разом я узнаю все новые законы этого странного места.

Сегодня тридцать первое сентября. Прошла почти неделя с момента последней записи в дневнике. Многое изменилось за это время. Наконец, удалось узнать кое-что о Гордоне Фримене, странном молодом мужчине, занимающем место за преподавательским столом с начала семестра. Как оказалось, он волшебник, отказавшийся в детстве от своей магии и выбравший путь маггла, но по некоторым обстоятельствам вынужденный вернуться к волшебникам. С недавних пор он читает нам два довольно-таки несложных, но интересных курса – углубленное маггловедение и физику. Кроме того, иногда он рассказывает интересные истории из его студенческой жизни. Девчонки в нем души не чают, постоянно шушукаются и хихикают. Забавно, что даже Гермиона не избежала этой участи... Разумеется, она не хихикает вместе с Лавандой и Парвати, но нельзя не заметить те взгляды, что она кидает на него, когда думает, что никто не видит.

Я занялся анимагией. До сих пор ломаю голову, почему я не сделал этого раньше. Кажется, не было времени. Мир спасал. А теперь решил – ну его в тартарары. В запретной секции я нашел всю необходимую литературу по данному вопросу и успел даже кое-что вычислить. Моя анимагическая форма – птица, это я могу сказать со стопроцентной уверенностью. Кто именно – я сказать пока не могу, вычисления там просто бешенные! Так как попросить Гермиону я не могу (я решил пока заниматься этим в тайне от друзей), из моих знакомых лишь Луна ходит на арифмантику, но мне пока никак не удается поговорить с ней наедине.

Сегодня встретился с Луной – она несказанно меня поразила. Когда я за обедом предложил ей прогуляться вокруг озера вечером в семь, то не имел никакой посторонней мысли, кроме как попросить ее о помощи, а получилось...



Глава 6. НОВЫЙ АД

Это утро явно было каким-то особенным, и дело даже не в том, что вопреки обычаю Гарри не только не проспал, а еще и успел сходить в душ перед завтраком... У него было странное предчувствие, что что-то обязательно должно сегодня произойти. С этим чувством он отправился на завтрак.
Когда неразлучная троица приблизилась к Большому залу, предчувствие усилилось стократ. Гарри нервно выхватил палочку и обернулся, но вместо загадочного неприятеля из-за поворота появилась Луна, задумчиво рассматривающая потолок. Проследив за ее взглядом, Поттер не обнаружил ничего, что могло бы ее заинтересовать, но... «Это же Луна», – подумал Гарри, мысленно шлепая себя по лбу.
– Привет, – Гарри даже не заметил, как отстал от друзей и теперь стоял рядом с ней.
– Привет, Гарри, – она посмотрела на него и задумчиво улыбнулась. Вместо чудаковатых редисок в ее ушах висели еще более чудаковатые сережки из блестящих камешков, формирующих слово “YES”.
– Скажи, ты не занята сегодня вечером? – несколько неуверенно спросил Гарри.
– После ужина мне нужно зайти к профессору Флитвику, а еще отправить папе письмо... Нет, не занята...
– Мы не могли бы встретиться возле озера? Часов в восемь. Мне нужна твоя помощь...
– В восемь вечера? – удивленно произнесла Луна. – Хорошо, Гарри, до встречи!
– До встречи, – задумчиво повторил Гарри и отправился к друзьям. Те уже сидели за гриффиндорским столом и что-то обсуждали. Стоило ему подойти ближе, как голоса тут же смолкли – его посетило неприятное ощущение, что разговор шел о нем.
– Куда ты пропал, дружище? Мы тут уже обсуждаем способы твоего спасения... – Рон растянулся в улыбке.
– На самом деле, Гарри, мы говорили о том, что неплохо бы продолжить наши занятия в АД... А потом заметили, что тебя нет...
– Я разговаривал с Луной... – он запнулся, лихорадочно придумывая причину, но, похоже, его молчание было расценено несколько иначе, так как Рон подавился смешком, а Гермиона деловито поинтересовалась:
– Она тебе нравится? Ты пригласил ее на свидание?
– Я... Да, – только и смог вымолвить он в ответ, подумав, что лучше уж так, чем ему сейчас прочитают лекцию о том, насколько опасна анимагия.
– Ты сошел с ума? Приглашать полоумную Лавгуд?! – Рон посмотрел на него так, как будто вместо головы у него рос подсолнух.
– Она совсем не полоумная! – рассердился Гарри и посмотрел на Гермиону в поиске поддержки. Каково же было его удивление, когда она просто хмыкнула и уткнулась в книгу – на Гермиону это было очень не похоже. Про АД за завтраком больше никто не вспоминал.

***

На место встречи – возле большого раскидистого дуба, растущего возле озера – Гарри пришел заранее.С одной стороны, ему не хотелось опоздать из-за какой-нибудь шальной лестницы, а с другой – он хотел привести в порядок свои мысли, взбаламученные утренним разговором.
«– Она тебе нравится? Ты пригласил ее на свидание? – Я... Да» - сейчас Гарри был совершенно не уверен, что солгал. Конечно, Луна была и остается его другом, но с другой стороны... Кроме всего прочего Луна была и остается девушкой... Красивой девушкой – внезапно пронеслось у него в голове... Гарри вспомнил неприятный эпизод, произошедший на четвертом курсе перед Святочным балом...Тогда он думал точно также: «Но это же Гермиона! Его лучшая подруга...».
– Здравствуй, Гарри. - Парень обернулся и уставился на девушку в голубой вязаной кофточке, накинутой на светлое платьице. Если бы не дурацкое ожерелье из пробок от сливочного пива... А собственно, что в этом такого? Мистер Уизли собирает штепселя от маггловских розеток, и что?
– Здравствуй, Луна, – улыбнулся он, – спасибо что пришла! – Гарри посмотрел ей в глаза и почувствовал себя неловко. Как я мог подумать такое о Луне? Вот только почему так странно на душе? – Мне нужна твоя помощь... Понимаешь, я... Ну...– в этот миг все те фразы, которые он отрепетировал уже раз по тридцать, как назло, выветрились из головы...
А Луна просто взяла его за руку и повела по берегу озера. Все еще зеленая трава мягко пружинила у них под ногами, прохладный осенний ветер дул едва слышно, алый солнечный диск неспешно проплывал над зелеными кронами деревьев в Запретном лесу, оставляя небрежные яркие мазки на колеблющейся глади озера. Казалось, весь мир замер в предвестии чего-то особо важного... А Гарри Поттер держал за руку такую странную, но по-своему прекрасную голубоглазую девушку, в ушах которой не было редисок.
Закат уже затухал на темно-синем небосводе, но они не замечали этого – их глаза были плотно закрыты, а губы соприкасались в нежном поцелуе. Его сильные руки обнимали хрупкую фигуру девушки, а ее тонкие пальчики перебирали его растрепанные волосы. Два сердца бились в унисон, наполняясь силой и надеждой. Надеждой на новое, лучшее будущее, и что все будет хорошо.
И никто, кроме кентавров, не заметил, как запылал кровью Марс, а среди мириад звезд бескрайних небесных просторов из туманности зародилась новая звезда.
***

<2:40, 30 сентября 2006 года>
Этой ночью Гарри не спалось – после первого свидания в шестнадцать лет уснуть не так-то легко, особенно, если ты Гарри Поттер – Надежда всего магического мира. В очередной раз перевернувшись со спины на бок, Гарри отбросил одеяло и сел на кровати. На каменный пол сквозь открытое окно падал лунный свет. Где-то рядом негромко храпел Невилл, посапывал Рон, а Дин Томас что-то негромко говорил во сне.
Он поднялся и подошел к окну – на небе луна, как бледное пятно, сквозь тучи мрачные желтела... (и ты печальная сидела – прим. автора) Прохладный ночной воздух с вдохом наполнил легкие, по телу пробежала дрожь. «Бедный Люпин», – подумал Гарри, представляя, какие мучения он переносит, превращаясь в волка. «Хорошо, что он пьет аконитовое зелье... Стоп, а кто его варит Ремусу? Снейп? Или Слизнорт? Надо будет спросить у Дамблдора...»
Простояв еще несколько минут у открытого окна в одной пижаме, Гарри решилодеться и прогуляться по ночному Хогвартсу. Накинув вместо стандартной мантии мантию-невидимку отца, он тенью выскользнул из спальни в гостиную. Камин уже догорал – лишь угли хранили след вечернего огня. То тут, то там по гостиной были разбросаны подушки, на столах валялись немногочисленные свитки пергамента, книги, перья и чернильницы. Тишина... С недавних пор тишина стала его лучшим другом – она не мешает думать и отдыхать, она дарует покой, ничего не прося взамен.
Осторожно приоткрыв портрет Полной Дамы, Гарри просочился в темный коридор, не освещавшийся даже тлеющими факелами. Осторожно вынув из кармана Карту Мародеров, он шепотом произнес:
- Торжественно клянусь, что замышляю шалость и только шалость.
Лишь только последнее слово сорвалось с его губ, как по карте побежали линии и надписи, заполняя пустую желтизну пергамента. Вот появилась гостиная Гриффиндора, прилегающие коридоры, спальни, лестницы и Большой зал, кабинет завхоза Филча и директора Дамблдора...
Внезапно внимание Гарри привлекла точка под названием «Альбус Дамблдор», перемещающаяся по кабинету без какого-либо смысла. «Странно, – подумал парень. - Что могло так взволновать спокойного почти в любой ситуации великого волшебника? А это что такое?» – нарисованные входные двери распахнулись и в холл вошли две точки: «Рубеус Хагрид» и «Нимфадора Тонкс». Они торопливо двигались, очевидно, в направлении кабинета Директора.
«Наверное, что-то важное, раз так директор разволновался... Может быть и мне послушать? Вдруг, это касается меня? Или потребуется моя помощь?» – Гарри все еще колебался, а ноги уже несли его к статуе горгульи. Мантия-невидимка и Карта Мародеров вместе взятые давали своему обладателю шикарнейшие возможности для шпионажа, так как можно было двигаться по ночному замку, не зажигая свет, а лишь ориентируясь на перемещении собственной точки.
Лишь только Поттер достиг горгульи, как вдалеке появился огонек волшебной палочки. Когда он приблизился, то парень невольно вздрогнул, так как огонек оказался отнюдь не волшебный – Хагрид держал в одной руке масляный фонарь, а другой рукой нес Тонкс – она явно была без сознания.
– Пастила, – пробасил гигант, и статуя открыла проход. Даже не задумываясь, Гарри шмыгнул следом за ним.
Дальше события завертелись в бешеном танце. Дамблдор, Хагрид, мадам Помфри... Тонкс уложили на наколдованную директором кушетку, целительница приступила к осмотру – оказалось, что опасности для жизни нет, лишь многочисленные глубокие царапины и ссадины. Пришедшая в себя Нимфа рассказала, что вампиры открыто присоединились к Волдеморту – ей едва удалось спастись от разъяренных кровососов.
«Ее отправили с делегацией к вампирам одну?! – Гарри содрогнулся от одной лишь мысли. – Неужели некого было послать вместе с ней?»
– Фоукс, нам нужно будет приглашение, – обратился Дамблдор к своему любимцу. Птица издала утвердительный крик и исчезла во вспышке пламени. Мадам Помфри закончила хлопотать над авроршей и та через силу, но все же поднялась с постели.
Внезапно камин озарило зеленым сиянием, после чего оттуда вышел, отряхиваясь от пыли, Артур Уизли. Вслед за ним прибыл темнокожий Кингсли Бруствер, дальше неизвестный мужчина с бакенбардами и в шляпе, за ним Элфиас Дож, мужчина в фиолетовом цилиндре Дедалус Дингл, женщина в изумрудной накидке – Эммелина Венс, неизвестный седовласый колдун в черной мантии, розовощекая Гестия Джонс и Аластор Грюм...
«Ой, – подумал Гарри, – надо быстро делать ноги, пока Грозный Глаз не заметил меня» Скоро добравшись до распахнутой двери, Поттер выскользнул на лестницу и, отодвинув горгулью, дал деру.
Лишь оказавшись в кровати, парень вздохнул с облегчением – будем надеяться, Грюм не заметил его, а даже если и заметил – вряд ли скажет кому-то. «Все-таки я же ушел оттуда, ничего не подслушав», – напоследок подумал он и погрузился в сон.

***

Завтрак проходил в Большом Зале как обычно – ничто не говорило о том, что ночью в Хогвартсе что-то происходило. Лишь только некоторые студенты постоянно бросали на Гарри Поттера заинтересованные взгляды. Гораздо чаще и заинтересованней, чем обычно.
– Гарри, это правда?
– Правда, – кивал тот в ответ уже в который раз, мысленно чертыхаясь за свою несдержанность. Как читатель уже, должно быть догадался, речь шла о зачарованных фальшивых галеонах, нагревшихся утром в карманах АДешцев.
После ночной прогулки у Гарри появилось ярко выраженная жажда действий – вид окровавленной Тонкс напомнил юноше, что вне этих каменных стен идет война. Проснувшись, Поттер еще долго прокручивал в голове различные сценарии и возможности развития событий, после чего пришел к выводу – АД нужно снова созывать. И хотя Снейп оказался действительно квалифицированным преподавателем Защиты от Темных Сил, его преподавательские способности, как и прежде, оставляли желать лучшего. Лишь значительный опыт позволял Гарри получать хорошие отметки на занятиях этого змея, а вот с остальных студентов, в том числе и с Гермионы, баллы сыпались градом.

***

<20:05, 30 сентября 2006 года>
Двери в Выручай-Комнату распахнулись, и внутрь вошел Мальчик-который-выжил. Запечатав их заклинанием, Поттер обернулся и посмотрел на своих подопечных. Дойдя взглядом до близнецов Уизли, его глаза расширились:
– Фред? Джордж? А вы тут как оказались?
– Вот вам и человеческая благодарность, – обратился парень с буквой F на свитере к своему брату. - Мы, значит, летели через полстраны, а вместо того, чтобы поприветствовать нас, предложить чаю, он устраивает допрос. Куда катиться мир? – Фред возвел глаза к потолку.
– И не говори, – подтвердил Джордж.
– Я рад вас видеть, – Гарри подошел ближе и пожал им руки, – просто это так неожиданно... А как вы попали в замок? Снова через Сладкое Королевство?
– А как же, – подмигнул Фред. – Ну, так что, где шоу? Зрители явились.
– Хм. Пожалуй, вы правы, – Поттер повернулся к остальным: – Я рад видеть вас всех. Не смотря на то, что некоторые из нас сегодня отсутствуют, я надеюсь, что нам удастся решить эту проблему – правда парни? – он выразительно посмотрел на близнецов.
– Да, сэр! – шутливо отсалютовали ему они.
– Итак, перейдем сразу к делу. Я уже довольно долго размышлял о том, стоит ли повторять прошлогодний опыт... И, честно говоря, до вчерашнего дня я колебался – преподаватель Защиты от Темных Сил у нас достаточно компетентен...
– Гарри, это же Снейп!
– Из него учитель как...
– Он козел!
– Рон!
– Тихо! – Все мгновенно замолкли. – Профессор Снейп действительно мастерски знает свой предмет, другое дело – преподаватель из него никакущий... Однако, причиной, подтолкнувший меня созвать АД еще раз, было известие, что вампиры открыто встали на сторону Волдеморта.
Гарри замолчал, чтобы дать остальным несколько минут на обдумывание полученной информации.
– Я посчитал, что Ордену Феникса не помешает поддержка... Полагаю, все вы слышали об этой организации, и знаете, что сейчас у них сейчас значительные проблемы с Министерством. Именно поэтому я хочу создать новую организацию, которая не будет стеснена политическими и моральными трудностями... – он сделал паузу, а потом громко:
– Хотите ли вы сражаться за светлое будущее?! Хотите ли задать жару прихвостням Волдеморта?! Хотите ли вы прекратить кретинскую политику Министерства и навести порядок в мире, нашем мире, в нашем собственном мире?!
– ДА!!!
– ДА!!!
– ХОТИМ!!!
– Да будет так!



Глава 7. ОГРАНИЧИТЕЛЬ DE-MAGICA

Гермиона нервничала. Короткая стрелка наручных часов сильно приблизилась к десятке, а это значит, что ей нужно поспешить, чтобы потом не влетело от Филча. Тем не менее, девушка совершенно не торопилась в сторону Гриффиндорской башни. Вот уже почти неделю она возвращалась туда после двенадцати, и ее одногруппники вконец перестали считать ее той зазнайкой-заучкой, которой она была на первых курсах – все шептались о ее таинственном парне. За завтраком, обедом и ужином, в кабинках туалетов и ученических спальнях. Даже на уроках, ведь эта тема была ох, как интересна! Гермиона Грейнджер наконец-то стала нормальной – перестала на каждой ленте тянуть руку, как заведенная, подпрыгивая при этом на месте, все чаще можно было увидеть на ее лице мечтательное выражение... Ежедневно появлялось и исчезало множество догадок о ее парне. Одни считали, что это какой-нибудь красавец-рейвенкловец, так как не без оснований полагали, что глупый хаффлпафец не будет ей интересен. Другие считали, что она встречается ни с кем-нибудь, а с Северусом Снейпом. Природа данного мифа имела тот же принцип, что и миф о парне-рейвенкловце – уж кого-кого, а Снейпа глупым не назовешь – плюс к тому, Снейп начал относиться к ней практически дружелюбно, то есть, вообще не придирался. Тот факт, что Гермиона наконец-то начала варить зелья без сучка, без задоринки, никого не интересовал. Разумеется, был также миф, связанный с Гарри Поттером – здесь сказывались статьи, напечатанные два года назад. Забавным был также тот факт, что появлению данного слуха ничуть не помешало то, что у Поттера уже была девушка – об этом судачили ничуть не меньше. Ведь как же не поговорить о том, что Избранный выбрал своей девушкой не кого-нибудь, а полоумную Луну Лавгуд. Вероятно, авторы данного слуха наивно полагали, что Избранный может позволить себе столько девушек, сколько пожелает.
Ну и, пожалуй, самым забавным фактом было то, что ни Гарри, ни его ближайший друг и соратник Рональд Уизли не имели никакого представления о личности парня Гермионы. Гарри считал, что это не его дело, а Рон злился и демонстративно отворачивался, когда Гермиона проходила мимо или беседовала с Гарри.
...А сейчас Гермиона поднималась по лестнице, огибающей Северную башню, ужасно нервничая – она опоздала уже на девятнадцать минут! Она никогда не опаздывает, а тут такое... Взяла и заснула над фолиантом по истории магии! Ужас какой! Еще сорок четыре, сорок три, сорок одна...
...Три, две, одна... Гермиона сделала еще шаг и оказалась в очередной галерее, каждый свободный дюйм которой был завешен всевозможными картинами. Она медленно шагает, стараясь сбить пульс и привести сбившееся дыханье в норму. Она идет и разглядывает картины, развешенные по правую руку от нее. Вот Аластор Мрослинг, двадцать седьмой председатель Визенгамота; дальше висит портрет странного мужчины с фиалковыми волосами и черными глазами, задумчиво рассматривающего всех, кто проходит мимо его полотна. Вот герцог Ван Хелсинг, объявивший в четырнадцатом веке войну с вампирами, но погибший от руки своей дочери... Дальше была еще какая-то картина, но девушка уже не обратила на нее внимания, так как думала о нем. «О друге», – мысленно поправила она себя, так как он ни разу не совершал то, что можно было бы трактовать двусмысленно. Даже его взгляд, казалось, выдавал лишь дружеские намерения, хотя довольно многие парни, ничуть не стесняясь, «раздевали ее взглядом».
«Должно быть, у него уже есть девушка или я ему совсем не нравлюсь, – пронеслась мысль, заставившая ее чуть ли не подпрыгнуть на месте. - Так что же, получается, что меня это беспокоит? Я ведь уже разобралась, что он интересен мне лишь с интеллектуальной точки зрения... Неужели я влюбилась?.. Ой!» – Она не заметила, как оказалась перед дверью и занесла кулачок, чтобы постучать, как резко остановилась. И сделала несколько шагов назад.
«А чего я сама хочу от наших отношений? – начала девушка психоанализ. – Мне очень нравиться разговаривать с ним, он знает столько всего интересного, а еще такой красавец... – Последняя мысль заставила ее тяжело вздохнуть. – Ну вот, теперь осталось только посудачить о нем с Лавандой и Парвати. Ну, нет, – твердо сказала она себе, – я ни в коем случае не буду уподобляться этим хохотушкам без извилины в голове. Если у нас с ним что-то и получиться, то это будут настоящие серьезные отношения. Ну, Мерлин со мной».
Гермиона встряхнула волосами, провела по ним рукой и дважды постучала в деревянную дверь. Изнутри раздалось: «Войдите». Она толкнула дверь, сделала шаг и замерла. Небольшую комнату заполнял таинственный полумрак, каминную решетку лизали языки яркого пламени...
– Ты опоздала, шерри, но ничего страшного, – послышался знакомый голос. – Не хочешь пройти?
– Извини, Гордон, я уснула в библиотеке, – сказала девушка и вошла, закрыв за собой дверь.
– Не мудрено, там слишком душно и пыльно, – прокомментировал Гордон откуда-то из-за спинки высокого кресла, обращенного к камину. – Прошу тебя, присаживайся.
Гермиона поставила сумку возле двери, прошла по комнате и села в кресло напротив мужчины.
– Сегодня праздник? – спросила девушка, глядя на бокал в руке ученого. Тот лишь улыбнулся и подал ей другой.
– Почти. Сегодня прошел ровно месяц с момента взрыва в Black Asa. И ровно месяц как я пытаюсь научиться контролировать свою силу.
– Что ты имеешь в виду? – спросила девушка, мысленно перебирая все то, что узнала от него прежде.
– Я тебе еще не рассказывал, что я, вообще-то говоря, волшебник. Да, да, – повторил он, глядя в удивленные глаза Грейнджер, – когда мне исполнилось одиннадцать, сова, как те, что ежедневно летают во время завтрака в большом зале, принесла мне письмо наподобие того, что в свое время получила ты сама. Однако я не придал ему особого значения. И, да, ты правильно подумала, отказался от своей магии. Но, видишь ли, ни от чего на свете нельзя отказаться просто так. Альбус полагает, что взрыв Черной Асы инициировал не Волдеморт, а я сам. Иначе говоря, остатки смертельного проклятья пробили брешь в моей антимагической стене, вследствие чего огромное количество накопленной силы вырвалось в одно мгновение. Ну, а огромное количество различных взрывоопасных веществ не замедлили детонировать.
Гермиона молча смотрела на Гордона, ожидая продолжения рассказа. Он сделал глоток из бокала, после чего продолжил:
– Оказавшись через несколько дней здесь, я начал поиски способов управления своей новоприобретенной силой. Проблема заключается в том, что первокурсник, попав в Хогвартс, располагает лишь мизерной частью своей потенциальной силы, что позволяет отбросить проблему контроля силы заклинаний. Иначе говоря, ему обычно ее как раз недостает, и ему приходится учиться обратному – запрашивать чуть больше силы, чем обычно. В моем случае ситуация кардинально иная – при любой попытке использования силы, она пытается выйти вся за один раз. Можешь себе представить, какие будут последствия. Поэтому раз в неделю мы с Хагридом уходим глубоко в запретный лес, где я и «выпускаю свой пар». Разрушения при этом просто колоссальные, можешь мне поверить. Так вот, мы дошли до самого интересного. Волшебная палочка, как оказалось, позволяет трансформировать эту грубую, я бы сказал, необузданную разрушительную силу в некоторое конкретное действие. Тем не менее, проблему контроля мощности она не решает. Смотри. – Гордон взял свою палочку, направил на подушку и произнес: «Вингаардиум ЛевиОса!». Подушка с огромной скоростью впечаталась в потолок и осталась висеть даже после того, как Гор положил палочку на столик.
Гермиона же не могла произнести ни слова – таким сильным было впечатление от маленького представления. Она переводила взгляд с подушки, так и оставшейся висеть под потолком, на палочку и Гордона Фримена, сделавшего еще глоток из хрустального бокала.

***

Они стояли на вершине астрономической башни. Сотни тысяч миллиардов звезд сегодня светили по-особому. По крайней мере, им казалось, что так. Молодая луна ярко сверкала среди мириадов мерцающих точек, всем своим видом показывая свое превосходство в форме и яркости. Было слышно, как летучие мыши режут воздух своими перепончатыми крыльями, как ухают в совятне совы...
Но им не было до этого никакого дела, они стояли, обнявшись, устремив взор друг на друга. Это была их ночь, и все остальное оказалось неважно.

***

<7 октября 2006 года>
– ...используют компьютеры, устройства способные производить практически любые расчеты, моделировать различные ситуации. Фактически, в настоящее время компьютеры подошли очень близко к, так называемому, искусственному интеллекту...

– ...История Хогвартса утверждает, что ни одно маггловское устройство не будет работать на территории замка. Так это или нет, мы с вами проверим, когда настанет черед второй лабораторной работы. Да, Гермиона?
– Правильно ли я вас поняла, доктор, – девушка посмотрела в глаза мужчине и улыбнулась одними уголками губ, – мы будем работать на компьютерах? Здесь?
– Ну, только в том случае, если они здесь будут работать. А вопрос питания решается очень просто. – Гордон оторвался от созерцания своей девушки, дав понять, что следующую фразу они должны записать. – В наше время существует категория персональных компьютеров, называемых лэптопами или ноутбуками, которые имеют компактные размеры и встроенный источник питания, позволяющий работать вдали от электрической сети...
Со стороны двери раздался стук, после чего она отворилась и в аудиторию вошла девочка - рейвенкловка, курса, этак, четвертого. Гордон посмотрел на нее вопросительно, слегка улыбнувшись.
– Профессор Дамблдор просил передать вам это, - дрожащим голосом произнесла она и подала Гордону свиток пергамента.
– Спасибо, можешь идти. Пять балов Рейвенкло. - Фримен развернул пергамент и прочел короткую записку: «Гордон, кажется, найдено решение вашей проблемы. Попрошу явиться ко мне в кабинет, как только освободитесь, Альбус Дамблдор»
– Хм, прошу прощения. Итак, лэптопы бывают нескольких подвидов: замена настольного компьютера, компактные и ультрапортативные. Различаются они вычислительной мощностью, размерами, массой и длительностью работы от встроенной батареи...

***

– Добрый день, Альбус.
– А, Гордон, вот и ты. Нам удалось, наконец, решить нашу проблему – твой случай не единственный в своем роде, подобные ситуации были и прежде, и для их решения были разработаны медальоны De-Magica, принцип действия которых заключается в элементарном уменьшении пропускаемой через человека магической энергии. В принципе, они имитируют детское тело – не способное к...
– ... выработке большого количества магической энергии за единицу времени, я знаю.
– Вижу, вы поработали с книгами.
– Не только, у нас была весьма содержательная беседа с профессором Биннсом.
– Неужели, – Альбус Дамблдорусмехнулся в бороду. – Ну ладно, к испытанию приступим...
– Незамедлительно, - решительно ответил Гордон. - У меня сейчас окно до самого обеда, так что времени у нас вдоволь.
– Отлично, - ответил старец и, взмахнув палочкой, призвал небольшой кейс, обшитый кожей. Он поставил его на стол и пододвинул к Гордону.
Приоткрыв крышку, Гор внимательно осмотрел амулет – он был выполнен в форме двух отдельных половинок эллипса, ничем не соединенных, но, тем не менее, они были единым целом. Магия, чему уж тут удивляться? Материал сильно напоминал платину с какими-то примесями. На его поверхности были нанесены странные символы и пиктограммы. Цепочка, на которой ему предстояло висеть, представляла собой чрезвычайно гибкий металлический прутик из похожего материала.
– Ну, была, не была. - Гордон расстегнул пару пуговиц рубашки и надел медальон. Ничего не произошло, по крайней мере, сам ученый ничего не почувствовал. А вот Альбус почувствовал заметное ослабление магической ауры вокруг Гордона. Характер же ауры остался неизменен.
Тем временем Фримен достал волшебную палочку из внутреннего кармана мантии, направил на стоящий невдалеке стул и произнес:
– Вингаардиум ЛевиОса! – взмахнуть и рассечь. Какого же было его удивление, когда вместо привычного размазывания по потолку кресло не сдвинулась ни на дюйм.
– Я бы порекомендовал более легкий предмет, – произнес Дамблдор, указывая на орлиное перо.
– Вингаардиум ЛевиОса! – взмахнуть и рассечь.
– Вингаардиум ЛевиОса! – взмахнуть и рассечь.
– ВИНГААРДИУМ ЛЕВИОСА!!! – резкий взмахи... перо как по команде взвилось в воздух на некотором расстоянии от волшебной палочки. Гордон вздохнул и прокомментировал:
– Это оказалось не так-то просто. Но результат уже намного лучше, чем прежде. Если вы не возражаете, Альбус, я пойду, потренируюсь. - Гордон позволил себе слегка улыбнуться. Дамблдор тоже прямо-таки расцвел, подмигнул и кивнул.

***

Часы тикали. Вот уже восемь часов подряд Гордон сидит в большом кресле у камина и, не выпуская палочку из рук, читает толстенный фолиант. Читателю нетрудно будет догадаться о его содержании – это, конечно же «Полный сборник чар и заклинаний, входящих в программу СОВ». Да, именно так, и никак не иначе – Гор поставил себе цель в кратчайшие сроки наверстать упущенное, иными словами, за неделю подготовиться к экзамену СОВ по чарам и сдать его на «отлично». Впрочем, не станем торопить события...

Вернувшись к себе в комнату, Гордон, не потрудившись даже запереть дверь, упал в кресло с кратким справочником чар и заклинаний. После пяти минут тренировки Вингаардиум ЛевиОса стала получаться у него идеально на любом предмете – перо, книга или кресло. Единственное, что у него не вышло – поднять кресло с самим собой, но оно и понятно – это было сродни вытягивания себя из болота за волосы.
Воодушевленный первой удачей, Гордон с одного присеста освоил простые чары магической тележки Локомотор и отшвыривающие – Харл.
Разобравшись с этими чарами, он решил немного притормозить и поэкспериментировать с ними. Но, потратив целых полчаса на разгромление своей комнаты и не получив особых результатов, Гордон решил вспомнить студенчество и обратился к старой доброй библиотеке, где и обнаружил толстенный талмуд, посвященный большинству заклинаний. В отличие от краткого справочника, по которому Гордон пытался освоить хоть что-то в самом начале его магической карьеры, этот научный труд вполне оправдывал свои габариты. Вместо четырех-пяти строк текста, каждому заклинанию здесь отводился целый параграф, а это, как минимум, четыре-пять страниц формата, близкого к А4.
Разумеется, его скромных познаний в области магии было недостаточно, чтобы понять все, что там было написано, но и без этого польза данного фолианта была несоизмерима с предыдущим. Помимо описания заклинания и истории создания, здесь были описаны его особенности, замечания, рекомендации и магическая формула, рассматривая которую, Гордон обнаружил множество знакомых ему математических терминов и объектов, которые были дополнены неизвестными, естественно, магическими. Однако данный факт чрезвычайно обрадовал молодого ученого! Уму непостижимо, волшебство, которое повсеместно считается антиподом точных наук, описывается математическими формулами и графиками функций!
Полистав талмуд, Гор обнаружил, что волшебная математика называется Арифмантикой и является, по сути, совокупностью линейной алгебры, теории чисел, геометрии, дифференциальных уравнений, комбинаторики и еще нескольких разделов математики, расширенных магической переменной Magic и несколькими вытекающими законами и правилами.
Решив, что гнаться за двумя зайцами в данной ситуации не есть мудрое решение, ибо ни один опытный охотник не кинется за ними, едва оказавшись в лесу – это можно сделать, когда ты уже «вошел в окружение и чувствуешь себя вполне комфортно», Гордон сел за изучение заклинаний «без доказательств»...
На двенадцатом часу, когда весь первый курс был пройден, Гордон решил, что пора передохнуть – все-таки не стоит так насиловать свое тело без особых на то причин. Поэтому, даже не раздеваясь, Гордон рухнул в кровать.

***

– Давай посмотрим, - задумчиво произнесла девушка, внимательно рассматривая пергамент с расчетами. Около получаса назад Гарри рассказал Луне о своем желании стать анимагом и сейчас они сидели в Выручай-Комнате, обложившись книгами, пергаментом и волшебными счетами.
– В твоем расчете, кажется, все правильно... Ты птица! – Девушка улыбнулась и поцеловала его в щеку, после чего пролистала несколько страниц, и,на несколько минут задержавшись на параграфе, принялась считать что-то на другом листе пергамента.
– Получилось! – Луна бросила пергамент и радостно посмотрела на Гарри. – Если я не ошиблась в подсчетах, ты – сокол! – Девушка крепко обняла своего парня.
– Сокол... – прошептал Гарри. – Это большая птица...
– Не обязательно. Есть довольно много разновидностей соколов, некоторые из них не многим больше синицы... Так что осталось лишь вычислить, каким именно соколом ты будешь.

***

Бесформенная тень прыгнула справа, он успел пригнуться, и нечто прошло в нескольких футах выше от него.Это был отличный шанс – сейчас или никогда. Гордон сорвался с места и побежал, не обращая внимания ни на ветки, хлеставшие его по лицу, ни на леденящую воду горной реки – в мозгу стучала одна мысль: «Успеть предупредить!»...
Внезапно, словно из ниоткуда, перед ним появилась та самая тень, что гналась за ним по джунглям уже несколько минут...
– Гордон! – Мужчина молниеносно сел в постели и резко выдохнул – это был всего лишь сон. «Но какой реальный!» - только и успел подумать он, прежде чем заметил рассерженную гриффиндорку, стоящую в дверях его спальни. Свет лился из распахнутого настежь окна прямо на нее, превращая ее в юное подобие ангела-мстителя, спустившегося для свершения кары прямо с небес...

– Мисс Грейнджер, - раздался мягкий голос у нее из-за спины, заставив девушку вздрогнуть, - мне кажется, что вам следует поспешить к Гриффиндорской башне. До отбоя осталось всего несколько минут. - Гермиона повернулась и удивленно посмотрела на директора. Тот, казалось, был совсем не рассержен, а скорее даже наоборот – разве что не подмигивал.
– Конечно, профессор. - Она уже сделала несколько шагов, как вдруг вновь услышала голос директора:
– Думаю, вам не помешает прогулка по замку завтра перед завтраком...

– Доброе утро, Шерри, - произнес Гордон. - Ты сегодня рано...
– Я... – Все то, что девушка хотела сказать, мгновенно вылетело из ее головы, лишь только она осознала, где находится и то, что на Гордоне ничего... почти ничего нет.
Тем временем Гордон, прогнав остатки сна, поднялся с кровати и накинул на себя махровый халат.
– Ты не возражаешь, если я сперва приму душ? А потом мы могли бы позавтракать у меня в гостиной.
Девушка, все еще пребывая в некотором замешательстве, лишь кивнула и вышла из спальни. Гордон же хмыкнул и направился в ванную, чтобы через десять минут войти в гостиную в том же махровом халате. С его волос капала вода.
Девушка стояла у окна и, опершись на подоконник, смотрела вдаль. Гордон неслышно подошел к ней сзади и обнял за талию.
– Извини, Гермиона, что ничего вчера не рассказал – я был слишком увлечен...
– Неужели? Боюсь даже себе представить...
– Боишься? – Гордон прошептал ей это на ушко. – А зря, потому что у меня началась получаться ваша эта магия...
– Правда?! – Грейнджер развернулась и удивленно посмотрела на мужчину. – Покажи!
– Росеас, - произнес он, легонько взмахнув волшебной палочкой, сотворив букет роз.
– Какая прелесть... Но как?
– Видишь ли, Альбус достал волшебный амулет... – «Как он его назвал?» – De Magica, поглощающий большую часть магической энергии...
–Что ты сказал?! Гордон, амулеты De Magica поглощают не часть, а абсолютно всю магию, делая своего обладателя сквибом. Их создают для особенно опасных заключенных!
– Вот даже как?! – удивился Гордон, хотя и не в той же степени, что и девушка. – Что ж, твои слова в определенной степени мне льстят... Тем не менее, это не так уж и важно, для кого и с какой целью их создали. Главное, что мне они помогают. И через неделю я сдаю СОВ по Чарам, поможешь?..

***

– Мистер Фримен, пожалуйста, приманите книгу, лежащую на дальнем столе. Хорошо, далее я попрошу вас связать те три стола силовыми чарами. Великолепно! А можете подвесить их в воздухе и заставить вращаться? Превосходно, мистер Фримен! Ну, и напоследок, продемонстрируйте чары Автолевитации…
Гордон обвел взглядом Большой зал в поиске нескольких точек, за которые можно было бы зацепиться чарами Автолевитации, но нашел поблизости лишь две такие точки – это были металлические шесты, на которых висели два из пяти флагов Хогвартса. Не найдя ничегоболее подходящего, ученый решил поэкспериментировать и, прежде чем выполнить просьбу старичка из Министерства Магии, связал магическими нитями крест-накрест два ближних и два дальних шеста для флагов. Следующими тремя пассами волшебной палочки Гордон «зацепился» за два ближних шеста, пересечение нитей и произнес:
– Autorus Levitatium! – Лишь последняя буква слетела с его языка, как физик почувствовал, что его тянет вверх. Постаравшись расслабиться и сконцентрироваться, Гор завис под самым потолком, на котором без излишней спешки дефилировали кучевые облака. Профессор Хорнби, казалось, сейчас уписается от восторга – подумать только! Автолевитация, выполненная с таким мастерством всего через неделю после начала занятий! Немыслимо!
– Мистер Фримен, я без зазрений совести ставлю вам Превосходно! Полагаю, через неделю – другую мы встретимся с вами на экзамене ТРИТОН по Чарам?
– Непременно, мистер Хорнби, всего вам доброго, - Гордон попрощался с преподавателем и вышел из Большого зала.
– Ну, как? Сдал? – Не успел он сделать и шага, как на него налетела взбудораженная гриффиндорка.
– Превосходно, как я и ожидал.
– Молодец! – Девушка наградила героя поцелуем. – А что профессор еще тебе сказал? Когда я сдавала СОВ, мне сказали, что после окончания Хогвартса я могу устроиться в отдел «Разработки и проверки новых чар» при Министерстве Магии!
– Ну, мне не предлагали ничего подобного, только лишь то, что ждут меня в течение двух недель на сдаче ТРИТОНа по Чарам.
– Через пару недель?! Так скоро? Там же…
– Всего-навсего чары, Гермиона, и ничего больше. Но прежде я хотел бы разобраться с Арифмантикой. Принеси, пожалуйста, сегодня вечером свои учебники за третий-пятый курсы. - Он поцеловал девушку и попрощался: – До вечера!


"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"