Ренессанс

Автор: Galadriel
Бета:нет
Рейтинг:G
Пейринг:СС/ГГ
Жанр:Angst
Отказ:Все при надлежит тому, кому принадлежит
Аннотация:Бог есть. Чудеса бывают (с)
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:до июля 2004 года
  просмотреть/оставить комментарии
Эта магия была легкой, неуловимой загадкой. Волшебники так и не решили, является ли некромантия черной магией, или нет, но заниматься ей школьному учителю в любом случае не рекомендовалось. А ему было наплевать на их мнение.
Мелено, к сорока годам, он понял, что ему наплевать на многие «мнения», как бы умно они ни звучали.
Хогвартс окутала почти непривычная тишина. В этом году, после победы над Вольдемортом, почти все ученики уехали на Рождество, чтобы разделить победу со своими семьями. За исключением тех, у кого больше не было семей. За исключением тех, кто уже никуда не мог уехать. Победа стоила дорого не только Поттеру и членам Ордена Феникса. Все заплатили сполна, и даже Снейп стал чуть добрее – не столько от сознательного соболезнования, сколько просто от усталости. После ее смерти ему было не до них.
Итак, Хогвартс опустел, и он мог спокойно заниматься в своих подземельях некромантией, формально рискуя прослыть главным ныне живущим темным магом, но фактически – совершенно безопасно. Директор занимался обустройством жизни тех учеников, кто остался без родителей, большую часть времени пропадал в Уизенгамоте и, появляясь в школе, только тяжело вздыхал, глядя на поредевшие классы. Остальных учителей оно тем более не занимал.

Зелье было сложнейшим. Но за 15 лет преподавания он и сам кое-чему научился, и понял, что нет такого зелья, которое он не смог бы сварить. Он ожидал своего мучительного результата, как маленькие дети, все еще верящие в Санта Клауса, ждут рождественских подарков. Но, в отличие от них, он заранее знал, что его ждет.
Он закончил подготовку ингредиентов 20 декабря. Засыпал первые несколько компонентов в котел, убедился, что огонь не погаснет и ушел. 22 декабря он вновь появился в лаборатории, чтобы подсыпать очередные ингредиенты, размешать зелье и послушать ускорившийся стук сердца.
Нет, он не сомневался в результативности. Ему и раньше приходилось варить такое – для Лорда. Он долгое время корил себя, что так и не сумел украсть последний – ценнейший - ингредиент – кровь Тома Риддля.

Еще щепотка. Стук сердца. Неужели она… Да. Да. Да. Осторожно размешать, 5 раз против часовой стрелки, стоя лицом на север. Глупо, кто выдумывал эти старинные рецепты! Какая разница, куда смотреть. Тем ни менее, он, конечно, делал все правильно. Еще две мерных ложечки толченого рога единорога. Каждое его применение фиксируется в департаменте. Хорошо, что остались старые запасы из вольдемортовских лабораторий.

25 декабря он пришел добавить последний ингредиент – самый ценный - свою кровь. Кровь вызывающего. Только с ней призрак сможет обрести жизнь. Именно его кровь сделает призрака таким, каким он ее помнил. Одна, две, три… капли мерно падали из разрезанной вены. Он не понимал, почему нужна именно темная, медленная венозная, а не живая артериальная кровь. Сорок… У него уже немела рука.

-Гермиона?..
- Профессор?.. Я.. я… о боже!!!
- Прости, Гермиона.
- Но как.. я ничего не помню.
- Потому что меня не было, когда вы умирали. Сейчас вы – только мое воспоминание.
- Не понимаю. Я привидение?
- Не совсем. Вы – искусственно вызванный призрак. Вы знаете только то, что знаю о вас я.
- Значит, я – это не я.. Но зачем вам это? Вы хотите что-то спросить у меня.. о битве?
- Нет.
- Тогда зачем?..
- Я хотел сказать вам…


Призрак, сгустившийся над котлом, обрел очертания. Постепенно вырисовывалась фигура, лицо. Он никогда не видел такого раньше, но знал, что это возможно. Слишком много крови. Слишком много эмоций. И вот – она стоит в его лаборатории как живая. Четкий и стойкий фантом. Гермиона, поправил себя профессор. Любимая.

- Я вам не верю!!! Это же я!! Я, вы понимаете!!!
- Вы не более, чем мое воспоминание.
- Вы лжете!
- Гермиона… если вы не врете мне…
- Докажите!!!
- Хорошо. Есть что-нибудь, что знаете вы и чего не знаю я?


Ответа не было. Начало бить полночь. За окном кралось Рождество. Но профессор Снейп не верил в чудеса. За долгую жизнь ему довелось видеть много горя, смертей и разбитых судеб – но ни одного чуда. Он не ждал ответа. Знал заранее, что его не будет. Что к утру фантом все равно развеется – даже если бы он отдал всю свою кровь. Плоды некромантии, необычайно хрупкие, не выдерживали пронизывающего солнечного света. Бог не родился. И чудес не было.

«Кто не находит больше в Боге великого как такового, тот вообще не находит его уже ничего – он должен либо отрицать его, либо созидать». Циничный Ницше, как никогда, подходил к случаю. Но силы Снейпа в созидании были весьма невелики.

Она стояла, опустив голову, и по щекам ее бежали слезы. Северус вспомнил, что уже видел эту картину, и даже вспомнил, когда. Тогда, глупо и бессмысленно погиб Лонгботтом, пожертвовав собой для неосуществленной цели. Но уже не узнал об этом. Она так же стояла в уголке кабинете Дамблдора, и по лицу беззвучно текли слезы.
- Вот видите. – Он старался придать голосу твердость, но не очень-то преуспел.
Она медленно подняла глаза. Взгляд был какой-то очень странный, какого он не помнил у нее раньше. Но не помнил – не значит, не знал…
- Спросите меня, - произнесла она. – Я не могу сейчас придумать ничего сама.
- Ладно, - Снейп выдохнул, предчувствую, что это свидание принесет ему гораздо больше боли, чем он рассчитывал. – Что было написало в 14 главе Ars Hermeticus, которую вы так бесстыдно выдрали из моей книги до того как я успел ее прочитать. Как можно блокировать смертельное проклятие? Как на самом деле «остановить смерть»? – Вопрос вышел слишком циничным, но его уже мало интересовало.
Ответа не будет. Он знал, что она прочла это. Он знал, что она могла бы выжить, но, по странной причуде судьбы, закрыла своих родителей своим телом, а не магическим щитов. Он так и не получил эту главу.

За окном стало особенно темно. Скоро рассвет, подумал Снейп. Она не сможет больше тянуть время. То, что я все-таки сказал ей, не поможет ее душе. А из меня получился плохой творец. Часы закончили бить двенадцать. «Рождество», - устало подумал Снейп, не испытывая никаких эмоций.

- «Закрой глаза и представь вокруг себя большой шар белого пламени. Пусть он омывает тебя, как теплая вода. Возьми горячую энергию в руки, и ты почувствуешь, как бьется ее сердце. Смертельное заклятие растворится в нем, и его сила увеличится. Раскрой свои вены, и пусть те, кому дорога твоя жизнь ,с делают то же ради тебя. На исходе пятого дня произнеси формулу, и когда дух обретет плоть, наступит Рождество»

Северус Снейп не знал этого. Не мог знать. В окно вливались первые лучи солнца, золотя кудрявые волосы Гермионы, которая стояла перед ним.


"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"