Возвращение

Автор: Жёлтая Тень
Бета:Dakkota
Рейтинг:PG-13
Пейринг:Джаспер Хейл/ОЖП, намек на Карлайл Каллен/ОЖП, остальные по канону
Жанр:Drama, General, Romance
Отказ:Герои не мои, мое только видение.
Аннотация:У них есть Семья. Есть все, о чем мог бы мечтать человек. Казалось бы, вот оно - счастье.
"...Но изменить ничего нельзя. Мы застыли. Вообще нет движения. Этого мне не хватает..."

Не всё так безоблачно, и не все проблемы так просто решить. Впридачу в школе появляется новая ученица, которой приходится подрабатывать в клинике Форкса, и она не очень-то нравится доктору Каллену. А ещё Вольтури так и не дождались обращения Беллы...

Это история о дружбе и преданности, умении понять и поддержать в трудную минуту, и, конечно, о любви.
Комментарии:ОЖП очень нужен, потому что Белла - это не то, совсем не то. Честно пыталась не скатиться до Мери-Сью
События происходят где-то параллельно третьему фильму, небольшое AU - сцена голосования не во втором, а в конце третьего фильма
Каталог:нет
Предупреждения:Tекст не требует предупреждений
Статус:Не закончен
Выложен:2020-12-08 15:01:34 (последнее обновление: 2021.04.04 02:47:08)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 0. Пролог

Эмметт снова который уже раз смотрел в проем балконной двери. Розали стоит там часа два, не меньше. Не то чтобы он беспокоился о холоде, хотя по ночам начало подмораживать. Но на его крошку это было очень непохоже. Обычно резкая, яркая, Розали словно вдруг потеряла стержень, помогавший ей держаться. Да, она и раньше иногда заговаривала о том, что это не жизнь, но чтобы так долго хандрить — такого ещё не было. Да, от того ребенка в магазине, по ошибке схватившего ее за руку, пахло вкусно — ну так это повод загнать оленя, а не стоять часами в темноте, глядя в никуда. Надо поговорить с Карлайлом.
***
Элис задумчиво зарылась пальцами в волосы Джаспера. Отложить разговор хотелось, в конце концов, впереди была вечность. Но с другой стороны, глупо отодвигать неизбежное.
— Все не так, да?
Джаспер вздрогнул, пронзительно посмотрел ей в глаза и отвёл взгляд.
— С чего ты…
— Джас, не надо. Пусть я не читаю мысли, как мой брат, но надо быть слепой, чтобы не увидеть этого.
Джаспер молча смотрел в никуда.
— Джас… я больше не смогу начать этот разговор.
По телу Элис прокатилась волна тепла. Джаспер пытался успокоить ее, уйти от ответа. Но как он не понимает, что вот эта поддержка — это костыли. Нога может срастись, если она есть, но костыли не отрастят новую, если ее нет.
— Джас, не надо, — ощущение тепла стало слабее, но не исчезло. Это значит, он ободряет и поддерживает ее, ему тоже нужен этот разговор, но он никогда не скажет открыто. Как ей надоели эти ребусы! Раньше они умиляли, ей казалось, что сними еще слой — и увидишь настоящего открытого Джаспера. Теперь она поняла, что ее желания достучаться мало. А как она радовалась, когда они нашли друг друга, потом Карлайла, все казалось таким простым и ясным.
— Дело во мне, да? Я слишком шумная? Слишком веселая? Слишком поверхностная?
— Ну что ты, — Джаспер вздохнул. — Просто ты как солнышко — всегда яркая, всегда открытая, всегда готовая поделиться настроением. Я не такой…
— Мне казалось, именно поэтому мы идеально подходим друг другу…
— Элис, милая, ты не признаешься себе, но ты уже устала меня тормошить. Ты меня отогрела, ты заботишься обо мне, я всегда чувствую твое плечо рядом. Если у меня что-то не так, я всегда думаю о тебе. Но это же как улица с односторонним движением, ты даёшь, я беру…
— Так бери, мне не жалко, и потом, ты же меня тоже поддерживаешь, когда… ну, когда меня накрывает!
— Я и беру, беру с благодарностью и очень ценю твою поддержку. Элис, давай честно, это отношения брата и сестры, а не партнеров…
Элис отрешённо кивула. Все так, да. И если они оба чувствуют это настолько одинаково, бороться глупо.
— Я же не хотел тебя обидеть… Хочешь, забудем об этом разговоре? И ничего не было?
Элис отрицательно покачала головой.
— Джас, глупо пытаться склеить разбитую чашку. И потом, ты же сам сказал: брат и сестра. Это не так мало.
Джаспер осторожно положил руку на плечо Элис. Настроение стало улучшаться. И вроде даже без его помощи.
— Все в порядке? — какая дурацкая фраза, как все может быть в порядке при расставании, да, расставании. А с другой стороны, она ничуть не лукавила, когда говорила, что брат и сестра — это не мало. Элис кивнула, прикусив губу, вздохнула и улыбнулась открытой улыбкой.
— Конечно, Джас. Мой любимый братик.
Джаспер легонько толкнул ее в плечо, Элис вернула удар. Через секунду в комнате завязалась шумная потасовка.
Все хорошо. Но все равно, Джасу не помешает аккуратный присмотр, а она уже не будет настолько ежесекундно рядом. Надо поговорить с Карлайлом.
***
Эдвард быстро шел по улице, пиная ногами кусочки щебня. Упрямая девчонка! Как она не понимает, что главное — это душа, душа человека, единственное, что по-настоящему даётся нам при рождении вместе с жизнью. Что, отказавшись от жизни, ты сможешь сохранить душу, но, отказавшись от души, не сможешь сохранить жизнь. Останется только обёртка от конфеты, медленно падающая в колодец вечности. И как хорошо, что Карлайл это понимает, что он не один. Они ещё поборются. Они как никто другой знают, что есть дороги, по которым нет пути назад. И глупо вставать на такую дорогу из-за простого «хочу», пусть даже не сиюминутного, а хорошо обдуманного. А Белла намекнула, что ждать, как овечка, она не будет, что, если он не решится, она найдет возможность измениться сама.
Лишь бы Белла не наделала глупостей. Надо поговорить с Карлайлом.
***
Шестым материнским чувством Эсми ощущала, что сегодня у каждого из ее любимых детей что-то поменялось. Что если ничего не сделать, их мир, так заботливо выстроенный и поддерживаемый ими всеми, даст трещину. И есть только один человек, ну, не человек, личность, с кем можно попробовать не допустить этого. Надо поговорить с Карлайлом.
В гостиной было тихо, очень тихо, на секунду Эсми показалось, что здесь никого нет, но тут на пределе слышимости раздался шелест страниц. Обойдя спинку глубокого кресла, Эсми присела на подлокотник. Рядом с человеком, с которым не встречалась ни разу в жизни и к которому так прикипела потом. Как ключик и замочек, как детальки пазла…
Карлайл не читал. Эсми это не понравилось.
Прижавшись подбородком к светлым волосам, она тихо спросила:
— Что произошло?
Карлайл поднял глаза. Нет, ничего страшного пока не случилось, взгляд был спокойным, ободряющим, но все же необычно задумчивым.
— У Розали очередной приступ тоски, Эмметт беспокоится.
Эсми кивнула.
— Она остановилась в том времени, когда непреодолимо хочется отделиться от родителей и создать свою семью. Бедная девочка, она понимает, что с этим ничего не поделаешь…
— Да, но это скоро пройдет, не в целом, но хотя бы приступ боли скоро утихнет.
— В выходные гроза…
Карлайл кивнул. Ему безумно повезло с женой, он и мечтать не мог о таком уровне доверия и понимания. С полуслова, с полувзгляда. Карлайл осторожно притянул Эсми к себе.
— Это не все, да?
— Элис и Джаспер расстались.
Эсми вздохнула.
— Этого следовало ожидать. Джасперу нужен не источник энергии рядом, а человек, с которым он бы был не подчинённым и используемым, как с Марией, не опекаемым, как с Элис, а равным. А как Элис?
— Она умничка. Она все понимает про Джаспера. И понимает, что нельзя вечно светить фонариком в бездонный колодец, батарейка сядет, а света не прибудет.
— Да, — Эсми помолчала. — Теперь что-то про Эдварда?
Карлайл хмыкнул.
— Белла очень упорная. Она намекнула, что раз решение не Эдварда, а ее, то она в состоянии найти выход. Но, думаю, пока она все же не готова к решительным действиям, и у нас есть время попробовать ее переубедить.
Эсми кивнула, соглашаясь, и прислушалась к своим ощущениям. Было что-то ещё, что-то, что беспокоит Карлайла больше всего.
— Это не все?
Карлайл долго молчал, взвешивая каждое слово. Это не было обидно, Эсми давно поняла, да что там, всегда знала, что это не от лукавства, а от желания поберечь ее, не задеть ни одним неосторожным словом. За что ей так повезло?
— Помнишь Саманту?
Саманта. Дефенсор, настоящий дефенсор, хоть многие и считали это сказкой. Дефенсор и при этом женщина, мечтавшая о семье, готовая пойти на все, чтобы рядом с ней был кто-то, о ком она сможет заботиться, к кому она сможет возвращаться. Сколько лет назад это было?
— Восемнадцать, — в очередной раз Карлайл угадал ее мысли, — ее дочь приехала в Форкс. Доучится последний год в местной школе.
— Но как? Почему? У нее же здесь никого нет…
— Никого, — горько повторил за ней Карлайл. — И нигде нет, Саманта погибла десять лет назад — автокатастрофа.
— И как же она живёт?
— Устроилась работать в нашу клинику. Зарплата маленькая, но, знаешь, она прорвется. В ней есть что-то такое…
— А как ты?.. Она?.. — Эсми не стала заканчивать вопрос.
— Я не знаю, — со вздохом сказал Карлайл и поднялся с кресла. Не глядя в глаза Эсми, поставил книгу на полку. Поворачиваться обратно он не спешил. — Это же ничего не изменит.
Эсми задумчиво глядела вслед уходящему мужу.


Глава 1. О столкновении в столовой

Розали презрительным взглядом окинула столовую. Как же они раздражают. Своей молодостью, своей глупостью, своим будущим, которое многие из них будут старательно портить. Вот если бы…
— Крошка, смотри-ка, очередная новая мордашка, — Эмметт кивнул в сторону стола, за которым сидела эта шумная компания Беллы. — Будешь ревновать? — со смешком подмигнул он и несильно толкнул Розали в плечо.
«Что-что делать?»
Розали удостоила новую девушку мимолётного взгляда. Ничего особенного — ничем не примечательное лицо, которое забывается сразу, как отвернешься, никаких особых понятий о манерах — по ней точно видно, что вилку она будет держать правой рукой, одежда… с чужого плеча или она в принципе не смотрится в зеркало при примерке? Но уж точно не новая. Поза — как у всех, кто оказался в незнакомом месте, напряжённая, готовая к нападению и защите одновременно.
— С ней что-то не так, — донёсся до Розали голос Эдварда.
— Брось, Эд, у тебя с любым, кто оказывается рядом с твоей Беллой, что-то не так, — ухмыльнулся Эмметт и помахал через стекло опаздывающим Элис и Джасперу.
За соседним столом раздался очередной взрыв смеха, вновь привлекший внимание Эдварда и Эмметта. Розали поджала губы, но тоже исподтишка взглянула туда.
Дальше все выглядело не совсем так, как она ожидала. Новая девушка откинулась на спинку стула и пристально посмотрела на Ньютона. Тот продолжил что-то говорить, но все более скомкано и тихо, пока не замолчал совсем. Слегка прищурившись, девушка продолжала пристально смотреть на него.
— Это закрытая тема, — донеслось до Розали. Сказано было… веско, пожалуй, это слово лучше всего подходило к услышанному голосу. Так изредка говорит Карлайл, когда его решение не обсуждается. Правда, у него не слышно такого нажима.
Между тем девушка вскочила и резко направилась к выходу, на секунду обернувшись, чтобы убедиться, что была достаточно доходчивой.
Слишком поздно Розали заметила, что Элис и Джаспер входят в столовую. Слишком поздно Элис поняла, что девушка их не видит. Слишком медленно Элис и Джаспер входили, чтобы увернуться.
Девушка с размаху налетела на входящих, впечатавшись лицом в грудь Джаспера. Словно в замедленной съёмке Элис и Розали смотрели, как он вдыхает запах ее волос, понимая, что предотвратить катастрофу уже не удастся. Отлетел вдаль стул Эдварда, но он был далеко, слишком далеко.
— Прошу прощения, — не глядя бросила девушка, оттолкнув неожиданную помеху, и резким шагом пошла по площадке.
Джаспер не шевелился и, кажется, не дышал. Элис аккуратно взяла его за руку и повела к столу.
— Джас, ты молодец, — прошептала Элис, когда все вернулись к ланчу.
Джаспер помотал головой, стряхивая оцепенение.
— Если честно, я вообще не понял, как так получилось.
— Я же говорил, — тихо сказал Эдвард, глядя в глаза Розали.
Розали пожала плечами.
***
Доктор Каллен неторопливо шел по коридору. Он приехал на работу пораньше, чтобы спокойно подумать над анализами миссис Роуз с Третьей улицы, возможно, поискать статьи на эту тему.
За поворотом пришлось остановиться. Свежевымытый пол блестел и источал запах дезинфицирующего раствора — тот особый запах, который неуловимо ощущается даже в самых современных клиниках. Карлайл терпеть не мог оставлять следы там, где только что наведен порядок. Особенно если тот, кто его наводил, ещё был здесь. Сизифов труд в действии. Может, уборка уже закончена?
Молоденькая девушка домывала конец коридора. Почувствовав взгляд Каллена, она коротко посмотрела на него и вернулась к швабре.
— Доброе утро. Мне очень неудобно, но мне нужно пройти, — доброжелательно и чуть смущённо произнес Карлайл. Девушка неопределенно дернула плечом. Поравнявшись с ней, Каллен остановился.
— Кейт, если я не ошибаюсь?
Девушка молча кивнула. Разговаривать она, видимо, не была настроена.
— Кейт, возможно, это не мое дело, но не слишком ли тяжело совмещать полноценную работу с учебой? Может быть…
Девушка резко повернулась, закусив губу, и с вызовом ответила:
— Вы думаете, у меня есть выбор? Вы ошибаетесь.
Карлайл пожал плечами и прошел дальше. Разговор явно не задался.
И только сев в свое кресло и развернувшись к окну, глядя на капли дождя, он понял. Это был не вызов, это было что-то другое. Что-то, от чего недалеко до… отчаяния?
Раздался стук в дверь. Получив разрешение войти, на пороге появилась Кейт.
— Доктор Каллен?
Карлайл кивнул, повернулся к столу и сложил руки домиком, излучая внимание.
— Доктор Каллен, я прошу прощения, Вам могло показаться, что я что-то сказала не так, а так часто бывает, что я что-то говорю не так, и потом мне так неудобно, а если об этом не сказать сразу, то потом Вы будете думать, что я… — проговорила на одном дыхании девушка, нервно заламывая руки.
— Нет-нет, — прервал мучительный поток сомнительного красноречия Каллен. — Все нормально, Кейт, мне просто сложно даже представить, насколько ты устаешь. Это не мое дело, — полувопросительно закончил он. Кейт кивнула.
— Спасибо, доктор Каллен. Все нормально, — дверь за девушкой закрылась.
— Все нормально, — задумчиво повторил ей вслед Карлайл. Все нормально, кроме одного. Это дочь Саманты, пусть столь непохожая на мать, что в жизни не предположить, не зная. А Форкс слишком маленький для того, чтобы сюда занесло случайно.
***
— Элис! Элис-Элис-Э-элис!
На пороге стоял Эмметт. Порой Элис ощущала с ним особое родство, не такое, как с Джаспером, а совсем другого порядка. Эмметт всегда был в хорошем настроении — как она, щедро делился своей энергией со своей половинкой — как она (ладно, пусть у нее половинка бывшая), спокойно относился к заскокам партнера, старался смягчить возникающие неловкие ситуации, старался оградить, защитить ото всего, что могло зацепить Розали, постоянно присматривал за ней, как нянька — как она за Джасом. Только вот если мужчина и должен быть защитником, оберегать, быть опорой и стеной, то обратная ситуация — это тупик, нельзя вечно быть мамочкой. Все правильно.
Элис подавила вздох и приветливо кивнула.
— Послушай, — Эмметт в замешательстве почесал затылок, — я что-то пропустил?
Элис непонимающе подняла брови.
— Ну, я про Джаспера. Как он научился сдерживаться?
Элис задумчиво пригладила волосы.
— Это правда странно. Он не научился…
Эмметт плюхнулся на диван.
— Тогда это плохо?
— Почему? — удивилась Элис. Эмметт не производил впечатления большого ума, но ход его мыслей иногда был нестандартным до гениальности.
— Потому что тогда это непонятно, а все, чего ты не понимаешь, потенциально опасно для нас…
От Эмметта Элис такого не ожидала. Подумав, она кивнула.
— Я расскажу отцу.
***
Карлайл приветливо обернулся на шаги. Эсми тихо подошла, уткнулась мужу в плечо. Карлайл еле заметно коснулся губами волос жены. Две половинки…
— Тебя так тревожит эта девушка?
— Кейт. Да, настолько, что я даже всерьез думал об отъезде. Если бы не Белла…
— Почему ты ждёшь чего-то плохого?
— Потому что у меня есть ты. И дети. И вы — смысл моего существования. И я должен защитить то, что мне дорого.
— Даже если у Саманты тогда получилось?..
Карлайл долго молчал. Когда Эсми решила, что он уже не ответит, он еле слышно прошептал:
— Не знаю…
Эсми крепче обняла мужа.
— Если не знаешь, то пусть Эдвард и Джаспер сходят к тебе в клинику и посмотрят на нее, — произнесла она, заглядывая ему в глаза, и, прежде, чем он успел возразить, добавила: — Мальчики уже большие, пора позволять им побольше ответственности.
Последняя фраза повисла в воздухе. Их мальчики никогда не вырастут.
Карлайл медленно кивнул.


Глава 2. О последствиях экстренного торможения

Джаспера Карлайл встретил даже раньше, чем думал, и совсем не там, где ожидал. На столе в библиотеке было разложено несколько книг, открытых в разных местах, и Джаспер быстро что-то строчил в блокноте, периодически заправляя за ухо непослушную прядь волос.

Карлайл негромко постучал по косяку. Джаспер поднял глаза. Карлайл сел напротив под его настороженным взглядом и огромным усилием воли заставил себя не смотреть, что за книги лежат на столе. Джаспер мимолётно удовлетворённо кивнул, показывая, что оценил уважение своих границ.

Карлайл задумчиво потёр подбородок. Однако разговор начинать не пришлось, Джаспер сам готов был все обсудить.

— Ничего конкретного, — кивнул он на книги на столе, — в основном, пишут наоборот об особой привлекательности некоторых людей.

— Как Белла для Эдварда, — кивнул Карлайл. — На что это было похоже для тебя?

— Ни на что, — пожал плечами Джаспер. — Как будто… как будто мы были одинаковыми, как будто я был простым человеком.

«Или?» повисло в воздухе, не произнесённое ни одним из них.

— Карлайл, Элис бы почувствовала вампира. Точно, — прервал молчание Джаспер.

Карлайл задумчиво кивнул, и даже без своего дара Джаспер понял, что он его не убедил.

— Карлайл, послушай, у нее нет жажды, я бы почувствовал. Абсолютно точно нет. В конце концов, если она работает у вас в клинике — она бы сорвалась.

Тут возразить было нечего. Карлайл точно знал, чего стоит его выдержка. Семнадцатилетней девчонке такое не под силу. А что ей семнадцать, не больше — он был уверен.

***

Эдвард бережно придерживал Беллу за плечи, пока доктор Каллен фиксировал ей запястье.

— Ничего страшного. По крайней мере, на этот раз, — со смешком сказал Карлайл.

Эдвард счёл за лучшее промолчать. Хотя эта травма его скорее порадовала, чем огорчила. Остаётся надеяться, что такие намеки псина поймет.

— Вот и все, Белла, можешь идти. Эдвард… — Карлайл слегка придержал его за плечо. Эдварда всегда восхищало то, как легко главе их семьи удавалось сообщить свою волю, а если нужно — и настоять на своем.

— Что-то ещё?

— Да, — после некоторого молчания сказал Карлайл. Чуткому слуху Эдварда послышались нотки смятения в его голосе. — Я бы хотел, чтобы ты посмотрел на одну девушку.

— Посмотрел — в смысле послушал, что она думает? Ты же всегда…

Карлайл согласно кивнул.

— Обычно — да, но тут случай особый.

Эдвард кивнул, он очень хорошо помнил свое изумление, когда в столовой все закончилось, не начавшись.

— Где она сейчас?

— Пойдем, я провожу.

В конце коридора Кейт протирала дверные стекла перед окончанием смены. Минуты три Эдвард стоял, прислушиваясь, затем изумлённо повернулся к доктору Каллену.

— Что-то не так, — сказал Карлайл скорее утвердительно, чем вопросительно. — Ты ее не слышишь?

— Нет, почему же. Скажи мне, это нормально — в таком возрасте прокручивать в голове таблицу умножения?

Карлайл бросил на Эдварда короткий изумлённый взгляд.

***

— Давай, я поведу, — в очередной раз Эдвард дёрнул Беллу за запястье.

— Нет. Нет-нет-нет, ты слишком быстро ездишь, — с этими словами Белла села на водительское место.

Пикап завелся с привычным уже ревом. Выезжая, Белла слишком поздно заметила черную машину Калленов и еле успела затормозить в нескольких сантиметрах от нее, чуть не чиркнув по блестящему бамперу правым углом. Элис виновато развела руками из-за своего руля. Пикап основательно перегородил выезд.

— Что действительно плохо в моей машине, так это то, что с ее габаритами задом я полчаса буду отползать обратно, — раздражённо произнесла Белла, пытаясь вернуться на место, с которого так неудачно выехала. Из машины, вставшей следом за черным автомобилем Калленов, раздался нетерпеливый сигнал. В этот момент к общему шуму добавился ещё один звук, заставивший Эдварда с ужасом посмотреть в его сторону. Со стороны Беллы к ним на приличной скорости приближался старенький, но от этого не менее тяжёлый байк. Эдвард понял, что даже с его скоростью выскочить он не успеет. Если бы только он был на месте водителя…

С грохотом байк завалился на бок, протащив за собой по асфальту водителя оставшиеся метры до пикапа и с невыносимым скрежетом впечатался в его порог. Все бросились к нему.

На удивление, водитель достаточно быстро поднялся и сорвал шлем.

— Кейт?! Ты в порядке? Прости, мне очень-очень жаль… — начала Белла.

Девушка резко посмотрела на нее. Судя по всему, не считая нескольких ссадин и превратившейся в лохмотья одежды, все обошлось.

— Да какого ж рожна ты так раскорячилась именно сегодня, — выкрикнула она со злыми слезами на глазах, пытаясь поднять то, во что превратился байк, — вот именно сейчас!

— Мы оплатим тебе… — закончить Эдвард не успел, девушка резко оттолкнула его к пикапу.

— Богатенькие детки привыкли, что все покупается?! Да чтоб вас всех! — Кейт горько зарыдала, усевшись прямо на асфальт.

Краем глаза Эдвард заметил, что стоящий чуть поодаль Джаспер пристально смотрит на Кейт тяжёлым взглядом с таким видом, словно пытается что-то услышать. Элис прижималась к нему плечом, напряженная, словно готовая что-то делать по незаметному сигналу. Всё-таки как они были настроены друг на друга…

Рыдания Кейт стали чуть тише. Эдвард ещё раз окинул взглядом то, что осталось от байка, и поморщился. Груда металлолома.

— Нам всем правда жаль, — Элис сделала два шага вперёд, — и, если хочешь, завтра мы купим…

— Причем тут завтра, — разразилась Кейт новым потоком злых слез, — мне нужно сегодня быть в Порт-Анджелесе, понимаете, сегодня!

Элис полуобернулась, поймала взгляд Джаспера. Еле заметно они кивнули друг другу.

— Можешь взять нашу машину, — Элис протянула ключи. Эдвард изумлённо вскинул брови. Кейт замолчала на полуслове.

Элис так и стояла с протянутыми ключами.

— Я не вожу машину, — с ноткой безнадёжности в голосе прошептала Кейт.

— Тогда тебя отвезем мы, да, Джас? — Элис открыто улыбнулась, теперь она была в своей стихии. Опять возможность все устроить к лучшему, чтобы все были довольны. — И не вздумай отказываться, — с этими словами она схватила Кейт за руку и потащила к машине.

К удивлению остальных, та и не думала упираться.

— Спасибо… Элис, да? Мне действительно очень нужно в Порт-Анджелес именно сегодня, — Кейт ещё раз оглянулась на разбитый байк. Эдвард перехватил указующий взгляд Элис и со вздохом потащил байк к багажнику пикапа.

— Не благодари, — радостно прощебетала Элис, закрывая дверцу Кейт.

Эдвард дождался, пока машина скроется из виду, одной рукой закинул байк в багажник и повернулся к Белле с ехидной ухмылкой.

— Может, всё-таки я поведу?

***

— Что в Порт-Анджелесе? — непринужденно спросила Элис, повернув зеркало заднего вида так, чтобы встретиться с Кейт взглядом. Сидящий рядом Джаспер дернулся как от удара током. Элис коротко искоса взглянула на него и снова уставилась в глаза Кейт.

— Мне туда надо, — произнесла Кейт тоном, не предусматривающим продолжения.

— Хорошо, — легко ответила Элис, — а там?

— Я выйду на 622 Южной улице Линкольна.

— Может, куда-то конкретнее?

— Нет, — резко сказала Кейт, и спохватившись, уже мягче добавила, — спасибо.

— Надолго? Сколько тебя надо будет ждать?

Кейт молча смотрела в окно. Когда Элис уже решила, что та не ответит, неожиданно донеслось:

 — Не знаю…

Джаспер жёстко и горько поджал губы.


Глава 3. Об откровенности Карлайла

Кейт вернулась часа через два. Элис сложно было не замечать, что она сидит, прикусив костяшку пальца, чтобы не завыть в голос, а по щекам текут слезы. Но тут лучше было не лезть, Элис знала, что не всегда может угадать, что сказать, чтобы помочь, а не сделать больнее. Оставалось рассчитывать на дар Джаспера. Элис повернулась к нему и еле удержалась, чтобы не схватить, не обнять, не прижать к себе — столько боли отразилось на его лице.

Джаспер сделал несколько глубоких вдохов, чтобы ослабить комок, сковавший горло. Это не его. Но насколько сильно зацепило, он давно не чувствовал эмоции других так интенсивно. Ей же всего семнадцать, так не должно быть. Джаспер с усилием направил на тихо всхлипывающую девушку ощущение успокоения.

Постепенно всхлипы затихли совсем.

— Так ты живёшь сама по себе? — прервала молчание Элис. — И у тебя никого нет? Нет, если это не мое дело…

Кейт задумчиво запустила руку в не очень длинные волосы.

— Обычно я достаточно резко отвечаю на подобные вопросы, но вы же вроде как помогли мне. Моя мама не смогла выбраться из горящего автомобиля десять лет назад.

Элис почувствовала волну ободрения, причем, направленную не на нее. Джаспер задумчиво разглядывал пролетающие за окном деревья. Кейт продолжила в порыве откровения:

— Я тоже должна была быть там. Меня вытащил… один человек, пока пламя не успело разгореться. Мне тогда посекло стеклом руку, он нес меня на руках и пытался зажать рану, чтобы кровь так не хлестала. Мама осталась там, ее зажало. А он никого не пускал туда, говорил, в любой момент все может взорваться. И крепко держал меня, чтобы я туда не побежала, а я вырывалась, кажется, даже пару раз его укусила. Мне до сих пор часто снятся крики мамы и то, как он меня не пускал, прижимал к себе.

— Ты обижена на него, и это не из-за того, что он тебя удержал. Почему? — неожиданно спросил Джаспер.

Кейт запнулась на полуслове.

— С чего ты взял? Конечно, из-за этого… то есть я вообще не обижена, а благодарна, — неубедительно произнесла она.

— Глупо десять лет обижаться на человека, который спас тебе жизнь, — вполголоса заметила Элис, демонстративно проигнорировав слова про благодарность.

— Тогда остановимся на том, что это просто личное.

Несколько минут в машине стояла тишина.

— Ты поэтому не водишь машину? — продолжила Элис. Кейт молча кивнула.

— А с кем ты жила потом?

— Меня забрали мамины братья, — последнее слово Кейт произнесла со странной интонацией.

— В каком смысле братья?

— Ну… — замялась Кейт. — В общем, мама состояла в секте. Обычная чушь про избранных, спасителей мира, особую миссию. По ее распоряжению в случае, если с ней что-то случится, опекуном назначался один из «братьев».

— А почему?..

— Элис, всё, мне не хотелось бы обсуждать это дальше.

— Тебя там обижали?

— Нет.

Элис поймала взгляд Джаспера. Тот еле заметно помотал головой.

Остаток пути прошел в полном молчании.

***

Доктор Каллен задумчиво рассматривал рентгеновский снимок. Джаспер тихо проскользнул в кресло.

— Могу я кое о чем спросить тебя?

Старший Каллен кивнул, не отрываясь от экрана.

— Отец?

Карлайл резко развернулся, кивнул, сел в кресло напротив. Столь редко к нему обращались так. Только если действительно надо.

Джаспер долго молчал, собираясь с мыслями, и наконец задал свой вопрос:

— Отец, как ты понял, что хочешь всегда помогать людям? Что это не просто занятие? Не просто профессия?

Карлайл резко вздернул бровь и испытующе посмотрел на Джаспера, но удержал готовый сорваться вопрос. Посидел, собираясь с мыслями.

— Знаешь, сложно так вот ответить одним словом…

Джаспер кивнул, всем своим видом выражая готовность слушать.

— Ну что ж… знаешь, так было не всегда. Сначала это был интерес: как же все устроено, как работает такая сложная вещь, такое по-своему совершенное создание, и чем я отличаюсь. Знаешь, ведь человек, он очень и очень хрупок. Тысячи, десятки и сотни тысяч молекул движутся, каждая имеет строго свое место, это же настоящая симфония, огромный, невообразимый слаженный оркестр и при этом стоит чему-то, даже самому малому, расстроиться, выйти из общего звучания — все, вся система летит куда-то. И если ты узнаешь, потом ещё узнаешь, потом ещё и ещё, глубже и глубже, знание становится не отрывочным, а определенной системой, и ты начинаешь действительно что-то понимать. Ты начинаешь лечить — и сначала приходит эйфория от того, насколько ты умнее обратившихся к тебе людей, насколько ты лучше них понимаешь, что с ними происходит и как с этим быть, и ты смотришь на этих людей свысока, с высоты этих своих знаний, и каждое свое слово произносишь с гордостью, нет, с гордыней, ощущая про себя свою значимость и свой интеллект, любуясь собой со стороны. Затем что-то идёт не так, и не один раз, а столько, сколько нужно, чтобы сбить с тебя спесь и этакую молодецкую удаль. И тут у тебя два пути — либо пытаться надувать щеки и убеждать себя и других в собственной значимости и непогрешимости, упираясь рогом…

— Либо?

— Либо ты откидываешь гордость, бросаешь корону с головы под ноги, и признаешь, что можешь знать не все, и можешь побеждать не всегда, и что-то у тебя не получится, и люди будут оплевывать тебя, оттаптываться на твоей гордости, а то и проклинать тебя, а твой единственный путь — учиться, учиться и учиться, чтобы может быть, когда-нибудь одной ошибкой стало меньше, потом ещё одной, а потом из этих не-ошибок сложилась спасённая жизнь, затем ещё одна, и ещё…

— Ты сейчас отвечаешь на вопрос как ты лечишь, а не почему ты лечишь и помогаешь…

— Ты же спрашивал, почему это не просто профессия. Я начал, наверное, слишком издалека, но я хотел, чтобы ты понял: вот оно, первое из многих отличий от «просто занятия»: люди, не готовы принять и признать свои заблуждения, они же тоже в нашей профессии остаются, как же иначе, если они уйдут — значит, они признают, что где-то были неправы, а так же не может быть… и таких много, на самом деле довольно много, но мы же сейчас не о них, да? Так вот, ты учишься признавать свои ошибки, что ты не всемогущ, что у тебя уже нет причин для гордыни, а если вдруг она снова поднимает голову — жизнь бьёт тебя очередной раз. И чтобы этого не было, ты учишься слушать, учишься не возноситься, теперь ты не выше этих людей, а абсолютно равный им, только знаешь немного больше…

Карлайл задумчиво смотрел куда-то вдаль. Когда стало понятно, что сам продолжать он не собирается, Джаспер нарушил молчание.

— Но это же не все. Не все, что ты думаешь. Ты же всегда честен сам перед собою. То, что ты делаешь — это не работа равного. Жажда есть, она никуда не уходит, ты можешь держать ее на крепком поводке, можешь задвигать ее куда-то вглубь, но ты всегда ее преодолеваешь. А когда это преодоление длится годами, десятилетиями — это не про равенство…

— А про что же, по-твоему?

— Про служение, — твердо ответил Джаспер. На секунду ему показалось, что так давить не стоило, что сейчас прервется этот момент кристального доверия и единения. Но он недооценил Карлайла, который раз.

— Служение?.. почему?

— Потому что я так чувствую тебя, что это не работа, это — потребность.

— Правда? Знаешь, я никогда не думал, что это настолько очевидно, пусть даже только тебе. Что ж, ты пришел не просто так, тебе действительно нужны эти ответы?

Джаспер кивнул, не сводя глаз с Карлайла.

— Иногда — далеко не всегда — случается что-то, после чего мир для тебя никогда не будет прежним. Удар… и не такой, как серия вразумлений, о которых я говорил. Настоящий удар, после которого падаешь и понимаешь, что тебе нечем дышать и только болит там, где должно быть сердце. И после этого ты не можешь просто жить как раньше. Не понимаешь? Ладно, раз сегодня такой вечер откровений, я поясню. Было время, когда мне были интересны инфекции и эпидемии. Это было давно, наверное, эпидемия испанки заставила меня задуматься о том, как хрупок на самом деле весь мир, человечество в целом, а не отдельные люди. К тому времени в просвещенном мире медицина делала огромные успехи, правда, огромные, и мне показалось, что эпидемии лучше изучать в более естественных для них условиях — я уехал в западную Африку. Там было поселение миссионеров-христиан, они занимались просвещением, обучением, проповедовали и взяли на себя простейшую медицинскую помощь аборигенам. Среди них была медсестра, Анна… я редко встречал людей такой целостности, такой цельности.

— Стержня?

Карлайл задумчиво покачал головой.

— Знаешь, нет. Насчёт стержня — не было возможности узнать. Именно цельности души, цельности восприятия мира, жизни в этом мире. Анна была сестрой милосердия и пела во время церковных служб. У нее было очень строгое отношение к людям — к себе и к окружающим, при этом она никогда не навязывала своего мнения, но что хорошо и что плохо — для себя знала абсолютно четко и никогда это знание не предавала. Не обращала внимания на мелочи и при этом видела нечто главное, куда надо идти — и с этой дороги не отступала. Была очень преданна людям, которых любила или уважала, и до последнего беспокоилась о них. Была абсолютно надежной в чем-то большом и никогда не отказывала в мелочах…

— Ты любил ее? — Джаспер осекся под тяжёлым взглядом Карлайла. — Прости, я…

Карлайл тяжело кивнул.

— Да. Я даже смел представлять, что мы уедем обратно, в Европу или в Америку — неважно, и сможем жить, и дышать вместе, и все делать вместе, и иногда ссориться, и потом мириться, и самое главное — понимать друг друга и верить друг другу…

— Но?.. — робко спросил Джаспер.

— Эбола. От нее умирают сейчас, а уж тогда… ты даже не представляешь, что это такое. Все органы человека становятся мозаикой тромбов и кровотечений, отказывают один за другим и превращаются в кровавое месиво, а человек при этом ещё сохраняет сознание и понимает, что умирает, и что жить хочется, а бороться просто нечем, кровавая губка вместо лёгких и ты ничего не можешь сделать, ничего… Ничего… И считаешь вдохи и выдохи и просишь все высшие силы — ещё один! И ещё! И ещё… но это не может длиться бесконечно, и какой-то удар сердца становится последним. И ты чувствуешь, что болит там, где когда-то было сердце, болит и режет, и сжимает, и ты, не она, а ты не можешь вдохнуть, и кажется, что сейчас задохнёшься, хотя задохнуться не можешь, а задохнуться — это не чувствовать этой боли, и кажется, что сердце у тебя ещё есть, и что оно предательски стучит и гонит кровь, чтобы ты жил, и чтобы эта боль была бесконечной… Эта боль не пройдет никогда, потом она спрячется куда-то в уголок, и вроде как ты сможешь дышать дальше, но стоит в этот уголок заглянуть — и все повторяется… Эсми удалось помочь спрятать ее, но, знаешь…

— Почему ты не обратил ее? — тихо спросил Джаспер, когда понял, что Карлайл продолжать не собирается.

— Джас, для нее самым главным была ее душа. Она пела в хоре, она верила… И молилась до последнего, не о том, чтобы выздороветь, не о том, чтобы не страдать, а о том, чтобы получить прощение своей душе. Мог ли я лишить ее того, ради чего она жила?

Джаспер прикрыл веки в молчаливом понимании.

— А служение?

— Ах да. Потом, когда ты видишь это безобразие смерти, когда смотришь на людей, и понимаешь, что у них нет ее и они могут жить… Либо ты ненавидишь мир и не прощаешь его, не прощаешь тех, кто остался. Либо вдруг понимаешь, насколько каждый из них на самом деле хрупкий, и уж если не спас ее, то спасти хоть что-то. Хоть кого-то. Потому что в каждом из них ещё теплится огонек, который погас в ней. И в память о ее «правильном», и потому, что если что — кому-то, кто будет рядом, будет так же больно, как было тебе, — ты как-то почему-то начинаешь любить их всех, беречь их всех. Пытаться помочь им всем…

Карлайл поднял на Джаспера больной взгляд.

— Ты расскажешь мне, к чему был этот разговор?


____________
*… что у них нет ее и они могут жить… — эмоция из «Я хочу быть с тобой» Наутилуса


Глава 4. О догадках Джаспера и не только

— Ты расскажешь мне, к чему был этот разговор?
— Попробую… Просто… у меня впервые появилось желание не просто не слышать, не чувствовать отчаяние других, а попытаться что-то сделать, попытаться помочь… Ты не приглядывался к Кейт?
Карлайл замер в своем кресле. К чему-то такому он был готов, но всё-таки надеялся, что обойдется.
— Причем здесь она?
— Знаешь, я не горжусь своей биографией. И тем, что делал, когда был с Марией, особенно. Может, мне хоть чуть зачтется то, что мне это не нравилось, как Джеймсу или Виктории, что все все отчаяние тех людей при превращении, а потом при… при ликвидации я прочувствовал на своей шкуре. И знаешь, всегда рядом с отчаянием была ненависть — к Марии, ко мне, к людям, которые остались людьми. Да что там, когда отчаяние стало моим, ненависть была со мной — меня до сих пор трясет, когда я вспоминаю, как Мария использовала меня, играя в любовь…
— А Кейт?
— А у Кейт есть отчаяние. Есть обида, — Джаспер выдержал паузу, — но нет ненависти. Я вообще ее не почувствовал. Это настолько странно, настолько обезоруживает…
— Обида?
— Да. На человека, который спас ее и не спас ее мать.
— Ее мать нельзя было спасти, — начал Карлайл и осекся.
— Вот как? Откуда?..
— Так получилось, что я был там.
Джаспер бросил пронзительный взгляд. Карлайл молчал.
— Это ты вытащил ее тогда. И не пускал к матери.
Карлайл в изумлении поднял глаза на Джаспера.
— Она рассказывала об этом?
— Очень немного. Элис пыталась ее разговорить, но Кейт, как бы это сказать… умеет четко обозначить границы.
— Да, ее мать тоже это умела…
— Ты знал ее?
Карлайл медленно кивнул.
— Да, мы были знакомы за несколько лет до ее гибели.
— И все?
— Джаспер, — в голосе Карлайла появились предупреждающие нотки. Джаспер встретил его твердый взгляд и не решился настаивать.
— Ее правда нельзя было спасти? Тогда почему Кейт настолько обижена?
— …
— Я просто не могу понять…
— Хорошо. Мы пересеклись с Самантой и Кейт незадолго до аварии, так что Кейт немного знала меня. Когда ее забирали оттуда социальные службы… Джас, как она рвалась и просила не оставлять ее, умоляла разрешить ей остаться со мной, кричала, что как же так, почему, у меня же уже есть приемные дети…
— Но ты же не мог… Она была ребенком… Сколько ей было?
— Семь. Да, я не имел права взять человеческого ребенка в свою семью. Но понимаешь… я просто отвернулся, мне казалось, это просто детская истерика, я не думал, что за этим могло бы стоять что-то большее…
— И ты боялся ее, боялся принять решение и ответственность, прикрылся нашими законами и отверг ее… Так?
Карлайл не ответил. Но отвечать и не было необходимости.
— Ты ведь не просто случайный знакомый ее матери, так?
— Этого я не знаю, — тихо ответил Карлайл.
Джаспер изумлённо поднял брови.
— У Саманты была, скажем так, сложная профессия, наложившая сильный отпечаток на ее характер. У нее не складывались постоянные отношения, а иметь кого-то близкого, родного, о ком можно было бы заботиться и ради кого можно было бы жить — очень хотелось. Она была одержима желанием иметь ребенка и, хм, хваталась за любую возможность…
— Ясно. Так вот на просто знакомых так не обижаются. Поверь мне. Это, кстати, даже Элис заметила. И еще… я ее не воспринимал, как потенциальную жертву. Подумай об этом.
С этими словами Джаспер вышел из кабинета, оставив Карлайла в одиночестве.
***
— Кейт! Кейт, подожди!
Легкими грациозными шагами Элис догнала девушку.
— Привет! Послушай, Эдвард сказал, что ты отказалась от нового мотоцикла.
Кейт кивнула, ожидая продолжения.
— Почему?
— Потому что нечего было так торопиться. Это не ваша вина, что затормозить получилось только так.
— Ты специально его уронила? — удивлённо спросила Элис.
— Конечно, да. Мой инструктор всегда говорил, что если любишь скорость, самое важное умение — суметь погасить ее любой ценой, и что правильно положенный байк спас не одну жизнь.
— А как же ты теперь? Вдруг тебе ещё куда-то понадобится? В тот же Порт-Анджелес?
Кейт вяло отмахнулась.
— Послушай, — не унималась Элис, — мне кажется, тебе не стоит ездить туда одной…
Впервые за разговор Кейт внимательно посмотрела на нее.
— Что ты знаешь об этом?
— Ну… я видела, в каком состоянии ты ехала обратно. И я догадываюсь, куда ты ездила.
— В таком случае ты должна догадываться, что это только мое дело.
— Это все твои «братья»? — не сдавалась Элис. — Они что-то требуют от тебя?
Кейт со вздохом раздражения повернулась к ней.
— Элис. Если ты хочешь ещё раз услышать «спасибо» за помощь, я повторю. Если ты хочешь обсудить что-то ещё, у тебя есть люди, готовые общаться. Если тебе любопытно — я тебя разочарую.
— Ладно, — Элис слегка пожала плечами и жизнерадостно продолжила, — в любом случае, если вдруг что — обращайся! — и упорхнула, не оставляя возможности для возражений.
***
— Кейт! Кейт, подожди!
— Почему у меня появляется ощущение, что вы сговорились?
— Извини?
— Сначала Элис, теперь ты. Джаспер, правильно?
— Да, кажется, я тогда не представился…
— Кстати, первый раз вижу тебя без Элис…
— Серьезно? — Джаспер задумался. И правда, Элис всегда была рядом, следила, чтобы ничего не случилось. Чтобы он не сорвался. Но с Кейт потому и было так легко, что срываться — не хотелось. — Да, может быть. Можно, я провожу тебя?
Впервые за время разговора Кейт посмотрела ему в глаза.
— Зачем?
Хороший вопрос. Джаспер сомневался, что может точно ответить на него даже самому себе.
— Не знаю. Ты чем-то отличаешься от остальных. Не могу понять, чем, — это было правдой.
— И тебе это не даёт покоя? — со смешком спросила Кейт.
— Ну… да.
— Ладно, проводи. Не съешь же ты меня, в самом деле… Что-то не так? — от Кейт не укрылось, как Джаспера передёрнуло при слове «съешь». Немного натянуто рассмеявшись, он кивнул.
— Пожалуй, нет.
— Так что ты хотел узнать? Если что-то про Порт-Анджелес, то нам не по пути.
— Хорошо, я понял. Расскажи, почему именно работа в клинике?
— Она не хуже любой другой. Считай, что мне нравится.
— Мыть полы и менять памперсы?
— Знаешь, для сына доктора Каллена у тебя слишком много высокомерия к людям, которым нужна помощь.
— Карлайл не такой? — Джаспер и подумать не мог, что разговор так быстро придет к нужной ему теме.
— Нет, доктор Каллен, он… не знаю. Сопереживает любому, кажется, что боль каждого пропускает через себя…
Джаспер в последнюю секунду прикусил язык, чтобы не сказать, что это скорее про него. Вернее, про него тоже. Кейт продолжила:
— В нем есть то, что должно быть в настоящем враче — такое отношение, как бы его правильно назвать? Он ценит каждого, кажется, что помогать людям — его счастье, что каждую смерть он воспринимает как личную трагедию. Как личную ошибку… знаешь, это не может не вызывать уважения. И восхищения.
— Ты действительно так думаешь? Он как-то обмолвился, что ты относишься к нему «настороженно».
Кейт звонко рассмеялась.
— Знаешь, наши медсестры его избаловали вниманием. Если я не начинаю в его присутствии глупо улыбаться и строить глазки, как они, это не значит, что я к нему отношусь плохо.
— Вот даже как?
— Ага. А теперь, если мы закончили обсуждать моего дорогого шефа, сообщаю, что мы пришли. Мне пора.
Джаспер не мог точно сказать, почудилась или нет ему нотка сожаления в голосе Кейт. Но что он не мог не признать, так это то, что у него это сожаление было.


Глава 5. О том, что Вольтури всегда приходят

Когда Эдвард вошёл в гостиную, вся семья уже была в сборе. Напряжение в комнате было практически осязаемым. Розали оскорблено смотрела поверх голов, остальные мрачно уставились в пол. Карлайл поднял на Эдварда тяжёлый взгляд.

— К нам идут Вольтури.

— Из-за твоей ненаглядной, — не удержалась от шпильки Розали.

— Из-за Беллы? — в ужасе повторил Эдвард.

Карлайл мрачно кивнул.

— Мы не сможем их обмануть, даже не предлагай. И не стоит ждать их здесь, если они вторгнутся в чужой дом, они не уйдут не победителями. Думаю, лучше их встретить на границе с квилетами.

Несогласных не нашлось. В звенящей тишине все поднялись с своих мест.

***

Вольтури было не так много, меньше, чем ожидал Карлайл. Но всё-таки двенадцать человек с Джейн и Феликсом не оставляли шансов в прямой схватке. И было ещё кое-что: Феликс держал за руку Беллу.

— Вольтури хотят знать, почему до сих пор не исполнен уговор, — тонкий голос Джейн звенел над поляной.

Белла вырвала руку, медленно прошла за спину Эдварда.

— Дата назначена.

— Вольтури слышали это в прошлый раз. Вольтури не дают второго шанса. Я предупреждала, вы не услышали.

— Мы можем как-то это решить? — подал голос Карлайл.

— Вольтури не могут не наказать ослушавшихся, иначе за одним разом последуют другие. Но Вольтури не хотят лишних жертв, — Джейн позволила себе эффектную паузу. — Мы, Вольтури, считаем, что виноват один человек, мы удовольствуемся одной головой.

Карлайл поймал взгляд Эсми, коротко ей кивнул и тут же отвёл глаза. Семья — это ответственность, чем больше семья, тем больше ответственность. Что ж, это были хорошие годы. Карлайл сделал несколько шагов вперёд, старательно не глядя в сторону Эдварда. Всхлипнула, но промолчала Розали.

Высокий, на голову выше остальных, Феликс схватил Карлайла за локоть, рывком поставил на колени…

Где-то в лесу, на пределе слышимости зазвонил телефон. Карлайл с ужасом услышал знакомый голос.

***

— Алло, Клэр?

— Кейт, послушай, привезли ребенка трёх лет, наглотался магнитов, видимо, образовалась непроходимость, очень нужен доктор Каллен, а я не могу до него дозвониться. И не только я, звонила Джин, звонил доктор Мэйсон, звонила мисс Скотт. Он просто не берет трубку. На него это совсем не похоже. Может, ты попробуешь?

— Почему ты решила, что у меня получится?

— Ну… — на том конце собеседница замялась, — у него к тебе _особое_ отношение.

— Что?!

— Ты можешь не замечать этого за своими швабрами, но мы-то видим. Попробуй, а?

— Не знаю, что вы там видите, но ладно, попробую, хорошо, пока!


***

— …попробую, хорошо, пока! — с этими словами девушка выскочила на поляну и в недоумении уставилась на стоящего на коленях Карлайла, Феликса, держащего его за локоть, и оцепеневших от ужаса происходящего остальных Калленов чуть поодаль.

— Как это мило, так даже интереснее… — промурлыкала Джейн.

— Дайте ей уйти, она же вообще ни при чем, — как можно спокойнее произнес Карлайл. Только чуткому уху Эсми были слышны умоляющие нотки.

Кейт окинула Джейн удивлённым взглядом и снова повернулась к Карлайлу.

— Доктор Каллен? Что здесь происходит? До вас не могут дозвониться! Вся клиника с ног сбилась, вас разыскивают, а вы тут… — Кейт ещё раз оглянулась. Вольтури в черных плащах с капюшонами выглядели эффектно и однозначно не были просто проходящими мимо. — Вы тут что, в ролевые игры играете?!

Феликс захохотал.

— Ничего смешного, — возмущённо продолжила Кейт, — давайте-ка, продолжите в другой раз, доктора Каллена действительно ждут!

— Люблю экспрессивный десерт, — почти пропела Джейн, — особенно, когда он до последнего не понимает…

Кейт снова повернулась к ней.

— Да вы тут все двинутые, что ли? — затем резкими шагами прошла к Карлайлу и попыталась выдернуть его локоть из хватки Феликса. — Уже не смешно, там же…

— Кажется, наша милая гостья так и не поняла…

— Джейн! Вы же не за ней пришли, просто дайте ей уйти…

— Что значит уйти? Доктор Каллен!..

— Феликс, — голос Джейн стал резким и холодным, — начинай. Только не торопись, адреналин — великолепная приправа, надо дать ему время выйти. Давай медленно-медленно…

Как в замедленной съёмке, Феликс медленно начал тянуть челюсть Карлайла на себя. С возрастающим страхом Кейт смотрела, как постепенно натягивается кожа на шее, готовая лопнуть, и, наконец, рвется со страшным треском, обнажая не мышцы и сосуды, а непонятную, пепельного цвета субстанцию. Глаза Кейт в ужасе округлились.

— Феликс, остановись. Сюрприз, — раздался холодный голос Джейн. Сбросив оцепенение, Кейт закричала, подскочила к Карлайлу, опустилась на колени, схватила его за плечи.

— Что же это такое, доктор Каллен, что же это, как это… — пальцы Кейт пробежали по надрыву на шее, — этого же не может быть, этого не бывает, это же сказки… как же это… этого не может быть…

Карлайл отвел взгляд и ответил мягким успокаивающим голосом.

— Кейт, девочка, тебе не стоило это видеть и знать…

— Но как же так? Вы же… Пациенты… Операции… Раны…

— Как быстро, оказывается, соображает наша гостья, — почти пропела Джейн. Затем резко ее голос снова стал холодным, — Феликс? Продолжай.

Сильные ладони снова сомкнулись под нижней челюстью.

Прежде, чем кто-либо хоть что-то успел понять, Кейт рванулась, в воздухе мелькнул луч света, и через секунду гигант оказался откинут на пару метров.

Кейт и Феликс с одинаковым ужасом смотрели на чуть покачивающийся клинок, проходящий насквозь через обе его ладони и уходящий в землю. Девушка очнулась первой.

— Не может быть, — слабым голосом проговорила она, окинула взглядом стоящие в оцепенении темные фигуры Вольтури, затем метнулась к Карлайлу и пролепетала, — я осмотру вашу рану.

— В этом нет необходимости, ты же видишь… — как можно более спокойно ответил он.

— Есть, — громко, словно пытаясь убедить окружающих, ответила девушка и продолжила уже шепотом, — доктор Каллен, я же правда всю жизнь думала, что это бред, мне нужно хоть чуть-чуть времени, чтобы осознать…

— У тебя его нет, у тебя за спиной стоит Джейн…

Кейт вскочила на ноги, на ходу выдергивая ещё два клинка из одежды.

— Боль.

Карлайл с отчаянием осознал, что время упущено, сейчас их отсрочка закончится. Снова замерли остальные за его спиной.

К изумлению Калленов, слово Джейн не достигло Кейт. Между клинками в ее руках протянулась еле видимая пелена, видимо, служившая щитом. Кейт сделала несколько шагов по направлению к Вольтури. Джейн в смятении отступила.

— Прелестно, просто прелестно!

Все обернулись на голос. Вновь прибывший продолжил с наигранным восхищением:

— Я даже представить себе не мог такой драматургии! Девочка-дефенсор, которая впервые осознала наше существование, защищает преступников от закона и справедливого возмездия. Потрясающе! Charmant!

— Аро? — пискнула Джейн.

— Аро? Аро Вольтури? — недоверчиво повторила Кейт.


Глава 6. О тайне имен

— Аро Вольтури?

— Что ж, отрадно слышать, что дефенсоры ещё помнят старика…

Кейт поморщилась и перехватила рукоятки клинков. Джейн демонстративно подняла брови. Аро поднял руку в предупреждающем жесте и произнес медовым голосом:

— Дорогая моя, ты знаешь, какое восхищение вызывает у меня твой дар и какие надежды я на тебя возлагаю, но открыто выступить против дефенсора тебе ещё рано.

Джейн обиженно вздернула подбородок.

— Уж поверь моему опыту, — продолжил Аро, не глядя на нее, — скольких дефенсоров я встречал — а я встречал их немало — рано. Но вот что меня удивляет, так это то, что происходит здесь и сейчас, — продолжил он, сделав несколько грациозных шагов в сторону Кейт.

— Ближе не подходи, — голос девушки сорвался. От Аро не укрылось, чего ей стоило остаться стоять на месте, не отступить назад под его натиском.

— Глупая, глупая девчонка! Такой, как ты, не выстоять против меня и пяти минут! Узнай у своих, сколько из них не вернулось после встречи со мной и сколько вернулось, поджав хвост, только потому, что они оказались чуть умнее и вымолили пощаду! Впрочем, — голос Аро снова стал медовым, — что тебе Каллены?

Кейт растерянно оглянулась. Аро продолжил:

— Посмотри на свое оружие, девочка. У него нет сил.

И правда, один из клинков стал намного тусклее и вроде как даже короче. Кейт кинула на него беглый взгляд, полуобернулась к Калленам и бросила через плечо:

— Скажите мне что-нибудь оскорбительное.

— Что ты так лезешь к Карлайлу? Хочешь пролезть в нашу семью? Мы не хотим, — выкрикнула Розали прежде, чем кто-либо ещё успел хоть что-то сказать.

Джаспер почувствовал волну горькой обиды. Клинок Кейт вспыхнул с новой силой.

— Неужели… ненависть? — задумчиво протянул Аро. — Я удивлен. Девочка, вас же должны учить, что ненавистью не победить. Или орден так измельчал, что теперь все средства хороши?

Кейт прищурилась, дернула подбородком, но ничего не сказала.

— А теперь давайте все же решим все полюбовно. Девочка, ненавистью меня не одолеть. Отступи, — продолжил Аро мягким голосом. — Или…

Кейт с усилием оглянулась на Калленов и начала дрожащим голосом:

— Аро Вольтури, ты сказал, что я не выстою против тебя и пяти минут, — голос Кейт становился все решительнее. — Я говорю, что выстою пятнадцать. Против Аро Вольтури.

Карлайл Каллен безнадежно покачал головой.

— Я слышу вызов? — с притворным удивлением спросил Аро. — Я не ошибся?

Кейт медленно кивнула.

— Восхитительно! Я даже не предполагал, что мой визит будет настолько интересным! И что же ты хочешь?

Кейт несколько секунд не отвечала, подбирая формулировки.

— Вы откажетесь от всех претензий к Калленам. Вы откажетесь от требований обратить Беллу, — и, немного подумав, добавила: — Территория Калленов будет закрыта для Вольтури и никто из вас не ступит на нее без разрешения.

Аро заломил бровь и поправил плащ на плечах.

— Ты многого требуешь, — протянул он после некоторого раздумья, — что будет, если выиграю я?

— Тогда… думаю, мне будет уже всё равно.

Аро согласно кивнул. В его руках появились песочные часы.

— Это справедливо. Здесь пять минут. Три цикла.

— У меня есть минута на подготовку?

Аро величественно кивнул. Джейн возмущённо вздохнула. Старший Вольтури протянул, не поворачиваясь к ней:

— Когда ты силен, можно и уступить в мелочах. Нет ничего величественнее, чем позволять себе некоторое великодушие. Девочка, — теперь он обращался к Кейт, — отпусти Феликса, он не представляет для тебя угрозы. Мне, Аро Вольтури, будет оскорбительно, если кто-то вмешается. Как будешь готова, перевернешь часы.

Кейт осторожно, стараясь не допустить лишних повреждений, выдернула пригвоздивший ладони клинок. Карлайл уловил промелькнувшее сочувствие в ее глазах. Феликс медленно поднялся и осторожно отошёл в сторону.

Дальнейшего не ожидал никто. Кейт извлекла из-под полы куртки ещё два ярких клинка и воткнула их в землю перед собой метрах в пяти друг от друга, клинок, приковывавший Феликса — за Калленами. По линиям между клинками побежала, начинаясь от земли и растворяясь где-то в небе, радужная прозрачная пелена, похожая на ту, которая защитила девушку от Джейн. Каллены оказались закрыты в этом отгороженном треугольнике. Кейт резко перевернула часы и запрыгнула внутрь, воткнула оставшиеся клинки, с которыми она собиралась противостоять Джейн, по боковым линиям. Наружная пелена стала ярче, а между ней и Калленами появилась ещё одна радужная стена, правда, намного более бледная, чем внешние границы.

Песок в часах медленно заструился вниз.

— Как это понимать? — впервые за все время Аро потерял самообладание.

Кейт вздернула подбородок.

— Я говорила, что выстою пятнадцать минут. Я не говорила, что буду биться.

Аро резко одернул полы плаща, помолчал, возвращая контроль над эмоциями.

— Вынужден признать, что, пожалуй, я тебя недооценил. Со мной это редко случается. Что ж, девочка, ты напросилась. Целых пять… это будет интересно.

Радужная пелена замерцала и пошла рябью. Старший Вольтури не отрываясь смотрел девушке в глаза. Та старалась не отвести взгляд. Давление чужой воли, темной, сильной, дикой, почувствовали все.

Аро бросил взгляд на часы и удовлетворённо кивнул. Пелена между ним и Кейт снова стала ровной.

— Такого ты не ожидала? — издевательски фыркнул Аро. — Я живу слишком долго, чтобы не научиться давить вас, как насекомых. Вы слишком надеетесь на силы ваших душ.

Дуэль взглядов продолжилась. Напряжение ощущалось практически физически, словно воздух между тысячелетним вампиром и молодой девушкой сгустился и начал давить на нее. Кейт сделала шаг назад, не отводя взгляда, затем с огромным усилием вернулась на прежнее место. Аро продолжал незримо давить. Кейт обхватила плечи руками.

Карлайл Каллен закусил губу. То, от чего он хотел бы уберечь любого из своих детей, один из его кошмаров — схватка один на один с Вольтури — сейчас разворачивалась у него на глазах. В поединке двух сил воли у человека почти нет шансов. Слишком много слабостей, которые могут помешать, слишком мало времени жизни на приобретение такого ценного опыта, слишком сложно выстоять. У вампира впереди вечность — что стоит ему перетерпеть час-два-год-десять, у человека вечности нет, и кто знает, сможет ли он стоять, если хотя бы промелькнет мысль, что это терпение может быть последним, что будет в его жизни, а значит — длиною в жизнь.

Карлайл перевел взгляд на Джаспера. У того в глазах отражалось сочувствие, нет, даже соучастие. Но как? Завеса дефенсоров не пропускает воздействие дара. Услышав или почувствовав его недоумение, Джаспер еле заметно мотнул головой. Он не чувствовал эмоций Кейт, не считывал их, — с удивлением осознал Карлайл, — это было его со-чувствие, что-то выше и проще его дара.

Часы отмерили больше половины первого цикла. Кейт застыла в мучительной позе. Где-то за ее спиной замерцал один из клинков, словно теряя часть силы. Аро перевел на него изучающий взгляд, затем снова посмотрел на Кейт.

— Не тяжело? — спросил он с наигранным сочувствием.

Девушка упрямо поджала губы. Аро закатил глаза, словно обдумывая происходящее.

— Пожалуй, просто раздавить тебя было бы скучно. Я вижу, что ты не выстоишь, и ты тоже знаешь это. Но знаешь, меня всегда восхищало, как кошка играет с мышью. Как я ее понимаю! Я могу предложить тебе надежду.

Кивком головы Кейт показала, что услышала и ждёт продолжения.

— Ты назовешь мне свои ножички по именам. А я прощу по минуте за каждое имя. Но только — все или ничего.

— Нет, не соглашайся, — прошептал Карлайл за спиной Кейт. Девушка задумалась ровно на секунду.

— Идёт, — кивнула она.

— Нет, — умоляюще прошептал старший Каллен, — имя — это понимание, понимание — это сила…

— Пятнадцать минут она не выдержит, — бессильно прошептал Джаспер рядом. — Почему это так плохо?

— Имя оружия дефенсора — то чувство, которым он питается. Знаешь чувства, на которые можешь надавить, — и ты можешь почти все… — с тихой болью пояснил Карлайл.

Кейт ничем не показала, что она его услышала и услышала ли вообще.

— Долг, — Кейт махнула рукой за спины Калленов на клинок, которым защищала их от Феликса. Сталь продолжала сиять ровно и неярко, по крайней мере, два передних клинка были светлее. Брови Карлайла в изумлении поползли вверх. Аро скорчил гримасу.

— Вот как? И что же ты им успела так задолжать, что запечатлела это в своем ножичке?

— Это уже не вопрос имени, — прервала его Кейт. К удивлению всех, Аро пожал плечами и согласно кивнул.

— Дальше.

Кейт замялась, указывая на один из ярких клинков спереди.

— Любовь, — с неожиданной интонацией тепла, боли и смирения произнесла она. Аро усмехнулся.

— Этого следовало ожидать, такой есть почти у каждого. У тебя она светлее, чем у многих.

— Недоверие, — Кейт махнула рукой на тусклый клинок, один из стоящих между ней и Калленами.

— Оригинально, — хмыкнул Аро. — Ты не боишься показаться не такой сильной? Интересно, очень интересно… ты не стесняешься быть неидеальной… следующий я угадал? — с этими словами он указал на клинок, который чуть раньше заиграл новыми красками после обидных слов Розали.

Кейт вопросительно посмотрела на Аро.

— Ненависть? — сладким голосом уточнил он.

— Ты же сам говорил. И мы это знаем. Ненавистью не победить. Это — обида.

Брови Аро в изумлении взмыли вверх. Где-то рядом в часах звонко упала последняя песчинка, по его молчаливому знаку Джейн быстро запустила часы на вторые пять минут.

— Обида??? Настолько сильная и постоянная, что ее можно запечатлеть?

— Это мой любимый клинок, — со слабой улыбкой пояснила Кейт. Джасперу показалось, что она тянет время. — Он очень легко… заводится.

Аро с восхищением кивнул.

— Расчётливо. И необычно. Пять минут стоят того… А последний?

Кейт неуверенно взглянула на последний клинок перед собой, пожалуй, самый яркий.

— Думаю, тебе понравится… это страх.

— Страх? Неужели дефенсоры могут чего-то бояться? Нет, неужели дефенсоры могут признать, что они чего-то боятся? — Аро подошёл к клинку почти вплотную, предусмотрительно убрав руки за спину, поцокал языком. — Очень честно… по отношению к себе, неожиданно. Я удивлен, что кто-то из вас может признать такое… да…такой клинок можно победить только одним способом…

Неожиданно вся ментальная сила Аро вновь обрушилась на Кейт. Прогнулась почти до разрыва пелена, раздался треск, заиграл новыми красками клинок страха, и завеса с усилием вернулась на место. Кейт в изнеможении упала на колени. Ее била крупная дрожь.

Давление усиливалось. Раздался короткий скрежет. В изумлении Каллены увидели, как потух и с треском развалился на три части клинок обиды, и одновременно пропала пелена между ними и Кейт.

Через секунду Джаспер осознал, что теперь он не только сочувствует, но и чувствует боль, усталость, отчаяние.

Держись-не сдавайся-держись-не сдавайся-мы рядом-мы вместе-держись…

Кейт с усилием вздернула подбородок. Завеса между ней и Аро трепыхалась, как паруса при шторме, казалось, что вот-вот, ещё секунда…

Со звоном упала последняя песчинка. С сожалением, нехотя, чужая воля, покрывавшая поляну, свернулась уползла к хозяину.

— Вольтури держат слово. Ты выдержала. Удивительно. Но не обольщайся, — Аро Вольтури усмехнулся, но глаза оставались холодными. — Мы исполним уговор. Но помни — это не победа. Я не прощаюсь.

С этими словами старший Вольтури дал знак уходить своему клану. Обернувшись через плечо, многообещающе кивнул. Через секунду на поляне остались только Кейт и Каллены.

Девушка в изнеможении повалилась на траву и разрыдалась.


Глава 7. О том, кто такие дефенсоры

Доктор Каллен тихо подошёл к рыдающей девушке и осторожно присел рядом. Кейт немного отодвинулась и сделала неопределенный жест рукой. Карлайл аккуратно поправил прядь волос, прилипшую к заплаканному лицу девушки, попытался заглянуть в глаза. Кейт отвернулась. Пожалуй, все вопросы могут подождать.
— Пойдем домой.
Девушка отрицательно покачала головой.
— У меня нет дома.
Карлайл усмехнулся, осторожно пригладил спутанные волосы девушки.
— Я не буду говорить глупостей вроде «теперь есть», дом каждый выбирает себе сам, нельзя заставить человека чувствовать себя дома. Но… думаю, к нам тебе пока все же лучше, чем в твою холодную комнату у мисс Джейсон…
Впервые Кейт заинтересованно посмотрела на Карлайла. Затем вытерла слезы и в тон ему сказала:
— Я не буду говорить глупостей вроде «я прекрасно справлюсь сама». Но я не уверена, что у вас можно нормально поужинать. Я же правильно поняла, что вы все?.. — последнее слово Кейт так и не произнесла.
Элис за их спинами звонко рассмеялась.
— Если это главная проблема, то я могу…
Ее прервал громкий вопль вперемешку с ругательствами. Когда все обернулись, то увидели Эмметта, баюкающего обожженную руку, испепеляющего взглядом выдернутый из земли клинок. Недоверие.
Кейт некуртуазно ругнулась, заставив Беллу покраснеть, а Эмметта уставиться на нее удивлённым взглядом с примесью восхищения.
— Что это было? — вернулся он взглядом к клинку.
— Оружие дефенсора. Лапы убери, — с этими словами Кейт попыталась встать, но ноги ее не слушались. Карлайл протянул руку. Кейт скептически посмотрела на нее и с усилием поднялась самостоятельно. Медленно обошла периметр, собрала и убрала светящиеся клинки куда-то за отворот куртки и остановилась над темными безжизненными осколками.
— Извини за грубость, — нарушила тишину Розали и кивнула на то, что осталось от клинка. — Я знала, что это такое, но… сделала ту же ошибку, что и Аро.
Кейт присела, покрутила осколки в руках, протянула с сожалением:
— Он был самым удобным. Лучше всех отзывался, его проще всего было завести…
— Когда взрослеешь, когда наращиваешь броню, обижаться становится все сложнее… — начал Карлайл и осекся. Кейт внимательно посмотрела на него, словно решая, озвучить ли то, что она думает.
— Глупо десять лет обижаться на человека, который спас тебе жизнь — так мне сказала Элис. Возможно, она права, — как можно спокойнее произнесла она. — В любом случае, это сейчас уже неактуально, — безжизненные куски стали полетели в кусты.
«Неактуально???» Джаспер с сомнением выгнул бровь. Разве этим словом можно назвать то, чем жил десять лет?
— Думаю, нам надо возвращаться домой, — голос Эсми разорвал повисшую тишину. Карлайл кивнул. Все разом зашевелились.
Эдвард привычным движением посадил Беллу на спину. Доктор Каллен вопросительно протянул руку Кейт. Девушка отступила на шаг.
— Ты не дойдешь сама, ты же еле на ногах держишься.
Кейт упрямо мотнула головой. За ее спиной неожиданно появился Джаспер.
— Карлайл, она не скажет, но она до сих пор боится всего, что хоть чуть может усилить воспоминания о той аварии, так? — его руки неожиданно оказались на плечах девушки в ободряющим жесте. — Она помнит тебя и не пойдет с тобой.
Кейт кивнула.
— Я очень благодарна, правда, но я не могу…
— А со мной пойдешь? — Джаспер обошел Кейт и посмотрел ей в глаза. Та пожала плечами. Джаспер вздохнул. — Идём уже, — и аккуратно поднял девушку на руки.
Глаза Карлайла в ужасе округлились.
— Что?..
— Джас, я вспомнил, с чего все началось — меня ждут в клинике! — с этими словами старший Каллен исчез. Джаспер только поднял брови.
— Готова? Лучше закрой глаза.
Кейт упрямо вздернула подбородок.
— Мне много рассказывали, хочу видеть это.
— Не переоценивай свои силы, — произнес Джаспер со смешком. — Если так интересно, лучше потом как-нибудь прокачу ещё раз.
Девушка одарила его скептическим вглядом, затем вздохнула и обессиленно положила голову на крепкое плечо.
— Твоя взяла, у меня даже спорить сил не осталось, — и в первый раз еле заметно улыбнулась.
***
Через час, когда Кейт напоили горячим травяным чаем и уложили в комнате Элис, вся семья собралась в гостиной. Успел вернуться и старший Каллен, он сообщил удивленной жене, что тревога оказалась ложной, операции не потребовалось, ребенок остался в клинике под наблюдением.
Молчание первым нарушил Эмметт, все ещё с интересом разглядывающий свою руку. След от ожога побледнел, но все ещё был заметен.
— Это что вообще было???
— Клинок дефенсора очень болезненнен для нас, — с ухмылкой ответил Джаспер, — странно, что ты не знал этого раньше.
— А ты, стало быть, знал?
— Что будет больно — да. Мне приходилось встречаться с их оружием во время войны.
— А что Кейт одна из них?
Джаспер отрицательно помотал головой. Следом раздался голос Карлайла из угла гостиной.
— Я не мог исключить такую возможность. Поэтому я и просил некоторых из вас посмотреть на нее повнимательнее. Ее мать была дефенсором, очень активным
— А кто они вообще такие? — продолжил расспросы Эмметт.
— Люди. Закрытая организация, в которой они обучаются всему, что может им помочь справиться с такими, как мы. Первые были настоящими охотниками на ведьм и всякую нечисть. Потом, когда прошли времена инквизиции, их пыл поугас, но они взяли на себя право контролировать нашу жизнь, не преследуя, а вмешиваясь, когда им казалось, что мы живём не так.
— Как Вольтури?
— Не совсем. Вернее, их со временем — с развитием цивилизации — становилось все меньше, все меньше людей верило во «всякие сказки». И Вольтури перехватили роль судей, правда, больше по мелочам. Потому что и сейчас, пожалуй, дефенсоры будут сильнее. В войну Севера и Юга Вольтури даже не совались, а дефенсоры навели порядок, ликвидировав многие бродячие группировки, — старший Каллен бросил взгляд на Джаспера, тот согласно кивнул.
— Так это их Кейт считала сумасшедшими сектантами? — раздался голос Элис. Карлайл в недоумении уставился на нее. Джаспер поспешил пояснить.
— По дороге из Порт-Анджелеса она рассказала, что жила с «братьями» по секте матери, которые лелеяли свою избранность.
— Вот видишь — она тоже не верила в существование нашего мира, пока не убедилась лично. Но ей было некуда идти, некуда деться от них. А просто так к ним не попадают — вот их и становится меньше.
— А их оружие? — продолжил расспросы Эмметт.
— Какой-то особый металл. Говорят, он является проводником эмоций…
— Да ну! Эмоции невещественны, как их можно проводить?
— А как Джаспер их чувствует? Электричество тоже невещественно — в привычном понимании… Как они это делают — я не знаю, но каждый их меч питается определенным чувством или эмоцией, которую человек должен испытывать постоянно — иначе меч гибнет и превращается в кусок металла.
— Поэтому Аро так удивился, что их пять? — разговор про чувства Элис заинтересовал намного больше, чем экскурс в историю.
Карлайл кивнул.
— Да. Почти все мы любим кого-то, это чувство постоянное. Пусть долг. Но все остальное обычно приходит, а затем притупляется или забывается…
— То есть она постоянно живёт в страхе и никому не верит? — Элис выглядела ошарашенной.
Карлайл отвёл взгляд и как-то сник. Элис переглянулись с Эдвардом, словно совещаясь о чем-то. Эдвард кивнул.
— Откуда ты столько знаешь про их оружие? И на кого она так обижена?
Карлайл долго думал над ответом, словно сомневаясь, стоило ли вообще отвечать. Из-за его спины раздался мелодичный голос Эсми.
— Карлайл ещё давно довольно близко знал мать Кейт.
— Насколько близко? — вырвалось у молчавшей прежде Розали. Эсми окинула взглядом смущенную девушку.
— Розали, милая, от того, что ты не спросишь, вопрос не исчезнет. Мы с Карлайлом думаем, что Кейт — его дочь.
Эмметт громко присвистнул.
— А она знает об этом?
— Да, — раздался короткий ответ Эдварда. Немного подумав, он добавил: — Какова вероятность столкнуться вот так в наших лесах случайно? Чтобы попасть на наше место встречи, надо, кроме всего прочего, хорошо знать наши дороги. Она не раз ходила по ним — чтобы понять.
Карлайл в изумлении повернулся к нему.
— Тебе всё-таки удалось заглянуть в ее мысли? Несмотря на защиту?
— Какую? — настал черед Эдварда удивляться.
— Таблицу умножения, — усмехнулся Карлайл. — Они знают про встречающуюся у нас одаренность и стараются все предусмотреть. Циклическая мысль — стихи, привязчивые мелодии, перечисления — на автомате идут верхним слоем, прикрывая все остальное.
— Видимо, в экстремальной ситуации защита слетела, — проговорил Эдвард.
— Не так, — резко произнес Джаспер. — К столкновению она была готова, была готова бороться до конца, была полностью мобилизована. Просто… Розали действительно удалось ее задеть.
— Я не хотела, — с отчаянием в голосе попыталась оправдаться Розали. — Я видела, что вы не поняли, я думала, вы можете не знать про подпитку и не успела придумать ничего лучше!
— Ты попала в цель даже эффективнее, чем думала, — с грустью проговорил Джаспер. — Не дергайся так, она же правда сама просила. Просто… — он посмотрел на Карлайла и осекся.
— Просто я, создав себе семью из чужих мне до этого людей, отказался принять ее, родную и беззащитную, ты это хотел сказать? — жёстко произнес Карлайл, поймав его взгляд. Эсми мягко положила руку на плечо мужа. Старший Каллен упал на диван, нервно провел по лицу руками и уставился в одну точку.
— Карлайл! — нарушил повисшую тишину звонкий голос Элис. — Ты забыл об одном.
Все дружно уставились на нее. Элис радостно продолжила.
— Этот клинок прекратил существовать, его больше нет.
— Вот именно, — подтвердил Джаспер, твердо глядя в глаза приемного отца. Карлайл задумчиво смотрел на свои ладони, постепенно светлея лицом. Из-за его спины Эсми показала Джасперу и Элис большой палец. Джаспер поднялся, в знак поддержки пожал плечо Карлайла, проходя мимо него, и вышел из гостиной.


Глава 8. О завтраке в стеклянном доме

Джаспер вот уже полчаса неподвижно сидел в кресле и задумчиво смотрел на спящую девушку. Ещё два дня назад, день назад где-то на краю сознания иногда мелькала мысль: а вдруг? Вдруг когда-нибудь у него получится что-то похожее на историю Эдварда и Беллы? Конечно, он не ждал почти сто лет в одиночестве, он не испытывал тоски по кому-то родному, кого не было и неизвестно, будет ли когда-либо. Эдвард заслужил. А теперь — теперь ясно, что это не тот случай, и внутри растворялось что-то похожее на… надежду? Не в этот раз. И вчерашнего дня, вчерашнего незнания было немного жаль.

Бесшумно Джаспер подошёл к кровати и опустился на пол рядом, вглядываясь в лицо девушки, будто пытаясь разглядеть что-то. Словно почувствовав взгляд, Кейт зябко поежилась под тонким одеялом. Джаспер протянул руку поправить невидимую складку.

Быстрым движением рука Кейт перехватила Джаспера за запястье, девушка резко открыла глаза и приподнялась на кровати.

Джаспер усмехнулся. С одной стороны, его реакция была лучше, он действительно был очень быстр. С другой, его рука все ещё была в довольно сильной хватке. Из ограниченных человеческих возможностей они выжимали максимум. Вот только… секунду назад она спала глубоким сном. И в то же время ждала нападения? «Она постоянно живёт в страхе и никому не верит». Джаспер с грустью прикрыл глаза под испытующим взглядов Кейт.

Девушка наконец разжала руку.

— Извини. Рефлексы… — со смущенным смешком произнесла она.

Джаспер демонстративно потряс кистью.

— Ты всегда так резко просыпаешься?

— Больно?

Джаспер расхохотался. Следом рассмеялась и Кейт, легко, открыто, но затем с долей удивления осеклась, уставившись на протянутую руку успевшего подняться Джаспера. Секунду подумав, девушка оперлась на нее своей ладонью, легко поднялась и сделала пару шагов.

— Куда мы пойдем?

— Вниз, в столовую. Готов поспорить, ты голодна.

— Да, — Кейт согласно кивнула, — слона бы съела.

«Я тоже»

Кейт резко остановилась. Джаспер почувствовал вмиг возникшее напряжение и прямо заглянул в глаза девушки.

— Ты читаешь мысли?

— Нет, — Кейт отрицательно потрясла головой. — Просто некоторые вещи додумываются сами. Извини, если получилось грубо.

— Тебе настолько неприятна наша сущность?

Девушка пожала плечами и сделала шаг вперёд.

— Мне вроде был обещан завтрак, и хочется надеяться на чашечку кофе. Можно об остальном чуть позже?

Джасперу оставалось только согласно кивнуть.

***

В столовой Кейт дожидались кофейник и тарелки с омлетом и сэндвичами. Подвинув девушке приборы, Джаспер уселся напротив и сложил руки домиком.

— С тобой поделиться?

Джаспер только усмехнулся.

— У меня несколько другой рацион. Если не сложно, постарайся не морщиться так открыто.

— Извини. Настолько заметно?

Этот простой вопрос заставил Джаспера задуматься.

— Знаешь, наверное, нет. Просто я ощущаю больше, чем люди иногда хотят показать. И не-люди тоже, — добавил он, догадываясь о следующем вопросе.

— Это твой дар? Ты можешь ощущать чужие эмоции?

Джаспер кивнул. Кейт на секунду задумалась, а затем подняла на него испытующий взгляд.

— А управлять?

На этот вопрос Джаспер ответил не сразу.

— Тоже да, но это требует много сил, слишком много, чтобы пользоваться постоянно. Можешь не бояться, что я буду тобой управлять, — с ноткой грусти добавил он.

— Почему? — в голосе Кейт проскользнуло недоверие.

— Ну… во-первых, потому что Карлайл сумел нас убедить, что наши способности не должны по возможности нарушать границы и свободу окружающих людей.

— А во-вторых?

— А во-вторых-во-вторых… нельзя внушить что-то с нуля. Можно либо усилить или успокоить уже имеющееся чувство — ненависть, страх, зависть…

— Интересный у тебя набор…

При этих словах Джаспер не смог сдержать усмешку.

— Чаще всего я пользовался своими способностями в таком виде на войне.

— Мировой???

— Гражданской…

— Той самой? Получается, тебе… больше ста пятидесяти лет? — Кейт удивлённо вскинула брови. Джаспера ее реакция откровенно позабавила.

— Мы неплохо сохраняемся. Это тебе тоже неприятно?

Кейт смутилась и с видимым усилием стала искать возможность сменить тему.

— Ты сказал, «либо усилить или успокоить»… Значит, есть ещё «либо»?

— Ну в общем, да. Кроме усиления или ослабления чувств человека я могу заставить его ощутить то, что чувствую сам, — благодарность, желание успокоить, сочувствие. Но это получается не принуждение, это скорее…

— Поддержка, — закончила Кейт за него. — Это ее я ощущала по дороге из Порт-Анджелеса, и еще когда стояла против Аро, да?

Кейт произнесла это настолько просто, словно иначе и быть не могло, с таким принятием действительности спорить было бесполезно. Джаспер кивнул и развел руками.

— Надеюсь, ты не против?

— Нет, спасибо, наверное… — Кейт помолчала и повторила через минуту размышлений, — правда, спасибо. Только почему ты тогда говоришь, что не можешь мной управлять?

— Ну, а как? Либо это усиление твоих эмоций, но твои друзья должны были научить тебя их контролировать, не так ли? Либо это мои чувства, но это, как ты говоришь, поддержка, ты чувствуешь мое отношение, и даже если не знаешь, что оно мое, прекрасно понимаешь, что это не твое внутреннее побуждение, а что-то извне…

— Тебе часто приходилось так «поддерживать»?

— Знаешь, когда мы с Элис нашли друг друга, забота и поддержка была нужна нам обоим. Да что там, и сейчас Элис ближе мне, чем остальные, а я — ей, мы всегда знаем, что можем друг на друга опереться.

— Вы вместе?

— Нет, уже нет, — Джаспер сам удивился поспешности, с которой ответил на вопрос девушки. Неужели так быстро он готов отказаться от долгих лет с Элис, чтобы Кейт не решила, что их с Элис отношения могут помешать… чему?

— Почему? Извини, это не мое…

— Мы поняли, что не развиваемся, что застыли на одном месте… Когда-то эти отношения в таком виде, в каком они были, были жизненно необходимы нам обоим. Теперь — мы поняли, что все, что можно, мы от них взяли, что нет какого-то развития, что мы залипли в этих отношениях, и они могут тянуться вечность, но лучше и нужнее, чем были тогда, уже не будут…

— Извини…

— Брось, это же правда… и вообще, послушай, если ты уже доела, у тебя же сегодня выходной, да? — Джаспер дождался утвердительного кивка Кейт и продолжил: — Пойдем, я покажу тебе — здесь в лесу есть замечательные места, и тебе стоит побродить там и отдохнуть…

Кейт задумалась на несколько мгновений, затем резко подняла взгляд и спросила таким тоном, словно приняла решение:

— Мы можем вернуться на вчерашнее место?

С утвердительным кивком Джаспер поднялся из-за стола, обошел его и протянул руку в приглашающей жесте. На этот раз Кейт вложила в нее свою ладонь, не раздумывая.


Глава 9. Об относительности времени

Утренний туман ещё не рассеялся, и лес был освещен тем особым светом, когда над туманом угадывается солнце. Под ногами мягко проседал мох, заглушавший любой звук, тишина казалась абсолютной. Джаспер ощущал в руке теплую ладонь Кейт и старался не думать, отдает ли она себе отчёт, что они так идут уже давно. Девушка шла молча, и было видно, что для неё такая прогулка по лесу далеко не первая — с ювелирной точностью она выбирала место для каждого нового шага, не глядя под ноги. От воспоминаний, как ещё вчера здесь же он нес ее на руках, Джасперу стало неожиданно тепло.

— Мы могли бы дойти быстрее, — осторожно предложил он.

Кейт удивлённо приподняла брови.

— Зачем?

— Идти ещё далеко, — Джаспер пожал плечами.

— Нет, правда. Вот скажи мне: куда ты торопишься? — Кейт повернулась и пристально посмотрела в глаза своему спутнику. Джаспер в замешательстве пожал плечами ещё раз.

— Мы не любим терять время…

— Вы любите торопиться, когда перед вами — вечность?

Джаспер резко тряхнул головой.

— Тебе и это в нас не нравится? Тоже???

— Извини, — примирительно произнесла Кейт, — наверное, издержки воспитания, — с этими словами она грустно усмехнулась.

— Тебя учили нас ненавидеть?

— Ну как… нельзя ненавидеть то, во что не веришь. Но в общем, да, нам доходчиво объясняли, почему ваш образ жизни, нет, образ существования настолько неприемлем

— Даже если мы не трогаем людей? И почему же?..

— Не знаю, получится ли объяснить. Зачем ты живёшь?

Такого вопроса Джаспер не ожидал.

— Что значит зачем?

— Ну зачем? Не гонять же оленей, в самом деле?

— Ну хорошо. У меня есть семья, и я живу ради ее благополучия…

— Ладно, зачем вам нужно благополучие?

— Чтобы жить спокойно, — Джаспера начинал раздражать этот разговор. Кейт фыркнула.

— То есть вы живёте для того, чтобы жить? Это как едите для того, чтобы есть… И все это бесконечно.

— Ты передергиваешь! Ну смотри, Эм и Роуз, например, любят путешествовать, сколько лет прошло, а они не объехали и десятой доли того, что хотели…

— Объедут. У них есть время. А потом? Только не говори, что поедут ещё куда-то, если перед тобой вечность — ты можешь обойти каждый сантиметр земного шара, но зачем?

— Может, получить впечатления?

— И в чем ценность этих ваших впечатлений?

— Ты так говоришь, как будто ваши отличаются… — взвился Джаспер.

— Конечно! — Кейт радостно кивнула. — Ваши — они как открытки, красиво, да, не спорю, — и всё… Вам все доступно и всегда будет доступно, и поэтому все теряет свою цену. Вы ничего не тратите — в масштабах вашего существования, а я трачу — минуту, час, день. Вы помните красивые картинки, а я помню время своей жизни.

Джаспер с сомнением покачал головой.

— Не убедила, — это был не вопрос. Кейт вздохнула и продолжила:

— Я один раз закончу школу, и именно этим выпускной будет ценным для меня, у меня не будет коллекции шапочек. Вы же застыли, вы живёте в повторе, пусть не дней, а лет. Вы видите друг друга каждый день, одинаковыми, у вас нет развития. А постоянный повтор рано или поздно надоедает, исчерпывает себя. Вы же поэтому расстались… извини, я не хотела.

Джаспер подавил вздох.

— Нет, правда поэтому. Но если мне нечего возразить, это не значит, что ты права. Белла, наоборот…

— Пф! Белла не понимает, что Эдвард так относится к ней именно потому, что она смертна, что любой миг с ней тем и ценен для него. Она обратится — и они смогут быть вместе бесконечно, а значит, ценность отдельной минуты, секунды, часа будет равна нулю… Мы ценим каждый момент общения с близкими нам, любимыми нами людьми именно потому, что наши жизни конечны. Что потом может не быть никакого «потом».

— Но мы тоже умеем любить…

— А я и не спорю. Более того, по Розали видно, что если бы не Эмметт, ее бы уже не было, настолько ее тяготит ее существование.

Джаспер пораженно взглянул на Кейт.

— С чего ты?..

— Я вчера нечаянно слышала ее разговор с Беллой.

— Розали не разговаривает с Беллой, она ее терпеть не может.

— Неа. Она ей завидует. Ее возможности выбора. И ее совершенно по-человечески раздражает, что Белла не согласна с ней и не ценит то, что имеет.

— А ты? Ты бы не хотела обращения для себя?

— Я? Конечно, нет. Знаешь, я верю в то, что у каждого есть душа. А раз она есть, то самое страшное — это потерять ее, — Кейт на секунду сильнее сжала пальцы Джаспера.

Только сейчас Джаспер осознал, что все это время они так и держались за руки.

— Да, конечно, — он отвёл взгляд, — Эдвард и Карлайл считают так же. Карлайл — он же обращал, когда не видел другого шанса и не мог пройти мимо. И до сих пор он сомневается, было ли это правильно.

Кейт задумчиво кивнула, а потом неожиданно негромко рассмеялась.

— Я сказал что-то смешное?..

— Нет-нет, просто… я тут распиналась про смысл жизни, про время, про то, что не знаю, как жить, если смерть станет вдруг невозможной… А доктор Каллен — он же ответил для себя на все эти вопросы, он нашел смысл жизни в своем даре — в понимании и сострадании, он на самом деле живет — в моем понимании, как будто…

Кейт осеклась на полуслове и задумчиво прикусила губу.

— Что-то не так?

— Нет, просто я тут подумала… неважно… о чем?.. а, да, доктор Каллен. Знаешь, он действительно удивительный, такие и люди-то нечасто встречаются.

— Скажи, как ты к нему относишься?

— Я… — Кейт задумалась. Джаспер смотрел, как она хмурит брови, пытаясь ответить, в том числе и себе самой, и испытывал какое-то странное чувство. Чем-то похожее на доверие, как с Элис, чем-то на понимание, чем-то на нежность, несмотря на то, что разговор получился не из приятных, чем-то на благодарность, что все это время Кейт говорила с ним просто, как с равным, несмотря на все их различия, чем-то на желание защитить. Из множества кусочков, казалось, собиралось что-то, чему он не мог подобрать имени.

Кейт все ещё медлила с ответом.

— Пойдем, пока ты думаешь, — Джаспер еле заметно сжал ее ладонь и открыто улыбнулся, — а то не успеем вернуться, и придется тебе ночевать в темном лесу с бездушным созданием.

Кейт кивнула и потянула его за руку по тропинке.


_____
* «Не знаю, как жить, если смерть станет вдруг невозможной…» — строчка из песни Юрия Шевчука


Глава 10. О пользе и вреде прогулок в лесу

— И всё-таки, что ты думаешь о Карлайле?
— Я не знаю, как это объяснить. Доктор Каллен, он… ну смотри: есть такой сборник рассказов про роботов, — Кейт возмущённо дернула за руку захихикавшего на этих словах Джаспера. — Не смешно!
— Ну почему же… с кем-с кем, а с роботами нас ещё не сравнивали, — наигранно-возмущенно фыркнул он.
— Дай договорить, если тебе так интересно. Так вот: там робот был намного лучшим мэром, чем его соперники-люди. Но! Нравственность в виде непреложных законов была в нем заложена на самом начальном уровне, он не мог пойти против нравственности. А доктор Каллен — я бы сказала, что он глубоко нравственный человек, ну полный набор — понимание, сопереживание, порядочность, забота и любовь к близким, неприятие насилия… Я просто не могу понять, на чем это держится.
— То есть ты нас считаешь аморальными безнравственными существами, раз тебя так это удивляет? — голос Джаспера был излишне ровным, чтобы в нем не чувствовалась обида. — Тогда почему не уступила Аро?
— Да нет же… ну то есть так может показаться, но я совсем запуталась, только не обижайся, — проговорила Кейт умоляюще. — Я не хотела тебя обидеть, просто я иду, и отвечаю на твой вопрос, и получается, что думаю вслух, и у меня не сходится: в той книжке нравственность держалась на вложенных законах, у человека эти законы вложены свыше с душой…
— Ты сейчас прям как старик Кант рассуждаешь, — скептически хмыкнул Джаспер. Кейт с оживлением повернулась к нему.
— Ты был с ним знаком?
Джаспер расхохотался.
— Нет, мы жили немножко на разных континентах. И всё-таки я не настолько стар. Продолжай, мне занятно, к чему ты сейчас придешь.
— Ну так вот: у нас есть душа, чтобы вообще выбирать между простым и правильным, а не жить голыми инстинктами. А у доктора Каллена? Да и у всех вас — Калленов-вегетарианцев?..
— И что ты думаешь? — Джасперу действительно было интересно.
— Не знаю, — тихо сказала Кейт, пожимая плечами. — Это же не воспитание, да? Это же выбор?
— Пожалуй. Я раньше не думал об этом, — голос Джаспера был задумчивым, — но мы все пришли к Карлайлу осознанно…
— После того, как устали жить инстинктами?
— Да, если грубо, то да. Не считая Эсми, она сразу приняла его мораль. Но у тебя же есть мнение, да? — Джаспер развернулся к Кейт и сильно тряхнул ее за плечи. — Ты же что-то поняла, сразу, как мы заговорили о Карлайле, ты хотела сказать и не сказала. Скажи мне!
Кейт вырвалась из хватки крепких пальцев.
— Джаспер, я не знаю, только вот… Выбор же должен быть чем-то обусловлен… это просто ощущения, ничего определенного… Джас, ну не обижайся, я не хотела тебя обидеть… давай знаешь как? Я поговорю с Натаном, — лицо Кейт приобрело странное выражение.
— Кто это? Ты странно о нем говоришь, как будто не знаешь, чего от него ждать…
— Вроде того. Это мой Пэй Мэй. Не спрашивай больше.
Джаспер долго смотрел в глаза Кейт и наконец согласно кивнул. Некоторое время они шли в тишине, каждый думал о своем. Джаспер нарушил молчание первым.
— Кейт? Послушай, как-то глупо каждый раз получается… вроде как на ровном месте даже не ссоримся, а осадок остаётся… это плохо? — последние слова прозвучали совсем грустно. Кейт мягко улыбнулась и неожиданно прижалась плечом к плечу.
— Ты думаешь? Знаешь, мне наоборот никогда ни с кем не было так легко разговаривать, как с тобой. Я никогда бы не подумала так открыто говорить с кем-либо.
— Вот как? — Джаспер еле заметно улыбнулся, когда Кейт согласно кивнула. — Тогда… я вообще-то другое имел в виду, когда спрашивал о твоём отношении к Карлайлу.
Кейт вопросительно подняла брови и кивнула в знак того, что ждёт продолжения. Джаспер на секунду замялся.
— Эдвард сказал, что ты… ну что ты знаешь, что Карлайл…
Последние слова Кейт уже не слушала.
— Эдвард? Откуда он знает? Он всё-таки умеет читать мысли?
Джаспер коротко кивнул.
— С ума сойти… правильно меня предупреждали. Кто ещё у вас такой одаренный?
Джаспер с улыбкой покачал головой.
— Таких, как ты говоришь, одаренных среди нас не так уж и много, в основном просто усиливаются черты характера. Особый дар среди нас у троих — у Эдварда, у меня и у Элис — у нее бывают видения о будущем…
Кейт удивлённо присвистнула.
— Весело живёте…
— Это так кажется. Потом привыкаешь. Белла привыкла. Но ты так и не ответила, — на этот раз Джаспер не собирался отступать. Кейт вздохнула.
— Вообще-то я не обсуждаю эту тему. Видно, ты на меня так влияешь, — Кейт фыркнула, когда Джаспер поднял руки в отрицающем жесте, — да нет, я не про воздействие, просто мне действительно просто с тобой говорить. Да. Я знаю, кем он мне приходится. И раньше я обижалась.
— А теперь? — осторожно уточнил Джаспер.
— А теперь… зная все, что не знала раньше, наверное, нет. Как-либо принять человеческого ребенка было бы неосмотрительно с его стороны, так? — Кейт дождалась утвердительного кивка и продолжила: — Тогда просто все сложилось так, как сложилось. Немного жаль, что мы встретились только сейчас, он хороший и интересный человек, — в последних словах девушки звучала неприкрытая грусть. Джаспер осторожно обнял ее за плечи, Кейт благодарно улыбнулась.
Поляна возникла впереди неожиданно. Кейт окинула взглядом выжженную траву и зябко поежилась.
— Знаешь, мне до сих пор как-то не верится… Кажется, что это такая дурацкая шутка, — улыбнулась она чуть смущённо. Джаспер пожал плечами.
— Кто бы говорил. Ты тоже, знаешь ли, полна сюрпризов. Глядя на тебя, никогда не подумаешь, что за скромным фасадом скрывается Блэйд в юбке.
— Не без этого, — легко согласилась девушка, — только, как ни крути, мы — люди…
На последних словах Кейт запнулась и отвела взгляд. Джаспер осторожно, но настойчиво развернул девушку за плечи и пристально посмотрел ей в глаза.
— Вот скажи мне: это что, настолько принципиально? Для тебя это так важно? Мы для тебя — существа второго сорта?
— Извини, — Кейт улыбнулась виновато и примирительно, — иногда мне сложно забыть о том, что в нас вдалбливали годами. Извини, правда. Нас учили только бороться. Только идти с мечом наперевес, — с этими словами Кейт огляделась. — К вопросу о мечах, не помнишь, куда я кинула остатки Обиды?
Джаспер в свою очередь внимательно осмотрел поляну и кивнул в сторону зарослей шиповника. Кейт страдальчески поморщилась.
— Как всегда, моя удача со мной, — пожаловалась она, рассматривая шипастые ветки, — конечно, вон он. Колючие… — с этими словами Кейт замучила рукав и осторожно протянула руку вглубь густых зарослей прежде, чем Джаспер успел что-то сказать. Через секунду рукоятка с обломками клинка была уже у нее в руке, но не это привлекло внимание вампира.
Видимо, девушка не заметила острых обломанных веток в глубине куста. Тихо шипя от боли, теперь она рассматривала несколько достаточно глубоких, словно пропоротых ран на открытом предплечье.
Из которых струйками побежала кровь.
Джаспер судорожно сглотнул. Кейт осторожно сделала шаг назад, принимая защитную позицию.
Медленно Джаспер шагнул к девушке, протянул руку и аккуратно зажал пальцами самый глубокий порез, останавливая кровотечение. Кейт настороженно переводила взгляд с бледной кисти на потемневшие глаза вампира и обратно. Ледяные пальцы приятно холодили ссаженную кожу, боль постепенно утихала.
— Можешь чем-нибудь перевязать руку? — голос Джаспера был тихим и хриплым.
Не отрывая взгляда от черных бездонных глаз, Кейт отрицательно помотала головой. Джаспер сделал несколько глубоких вдохов.
— Больно? — шепотом спросил он.
— Не очень. С тобой лучше. Спасибо, — в тон ему тихо ответила Кейт, не отрывая взгляда, с восторгом наблюдая, как постепенно светлеет, становится золотистой радужка глаз напротив. Джаспер осторожно разжал руку.
Кровотечение остановилось.
— Ты приходила за этим? — Джаспер кивком указал на обломки клинка в руке девушки. Его голос так и не набрал прежнюю силу. — Мы можем идти? Только не говори ничего, просто молчи, прошу тебя, ладно?
Кейт согласно кивнула, спрятала поврежденную руку под полу куртки, а вторую привычным уже жестом вложила в ладонь Джаспера.


Глава 11. О погоне и ее последствиях

Обратный путь шел немного под уклон, и идти было легче. Джаспер шел быстро, почти срываясь на бег, и с силой тянул Кейт за руку. Вдруг через несколько минут он резко остановился. Девушка не успела затормозить и врезалась в его плечо, однако Джаспер этого даже не заметил.

— Что?..

Порывистым жестом Джаспер заставил девушку замолчать, внимательно прислушиваясь к звукам леса. Кейт согласно кивнула и попыталась разобрать, что же так насторожило ее спутника, но не уловила ничего, кроме обычного шелеста листьев на ветру.

Наконец, Джаспер снова услышал то, что так смутило его, и коротко, но ёмко выругался. Кейт поморщилась, но промолчала, заметив, насколько у ее спутника встревоженный вид. Джаспер резко повернулся к ней.

— Розали и Эмметт вышли на охоту…

Кейт вопросительно изогнула брови.

— И это так страшно? Вы же охотитесь только на животных…

— Так-то да, но твоя рука… мы можем почуять царапину или ссадину за пару миль, а в разгар охоты совладать с собой и вспомнить, кто ты, практически невозможно — мозг отключается, остаётся только жажда… так, на, возьми, — с этими словами Джаспер скинул куртку, сорвал рубашку, не обращая внимания на треск отрывающихся пуговиц, и протянул ее Кейт, — замотай руку покрепче.

Девушке не пришлось повторять дважды. Быстро натянув куртку, Джаспер было потянулся помочь закрепить повязку, но, к его удивлению, Кейт прекрасно справлялась одной рукой. На секунду Джаспер залюбовался ее резкими, но аккуратными движениями, попутно прислушиваясь к окружающему лесу.

— Они далеко? — голос Кейт прозвучал непривычно резко.

— Ближе, чем хотелось бы для их безопасности…

— Для их?

Джаспер кивнул, не глядя в глаза Кейт.

— Для твоей тоже, но для их больше. Иди сюда, — с этими словами он схватил девушку на руки, — возмущаться будешь потом.

Деревья замелькали с невообразимой скоростью, все быстрее и быстрее, пока не слились в сплошную серо-зеленую стену. Звуки, казалось, исчезли. Впрочем, не все — по обеим сторонам за стеной деревьев, то выше, то почти у самой земли раздавался треск веток и шум сминаемых кустов. Два голодных существа, ведомых инстинктами, не собирались упускать добычу.

Последние пару сотен метров до дома Джаспер с девушкой на руках пронесся по дороге. У дома их уже встречали две фигуры, и только немного притормозив, он с облегчением понял, что это не обогнавшие их охотники. Их встречал Карлайл, за спиной у него переминалась с ноги на ногу встревоженная Элис. Старший Каллен махнул рукой на двери за ними и снова стал всматриваться в лесную чащу.

Джаспер со своей ношей взлетел по ступеням. Оказавшись внутри, он захлопнул двери и только после этого поставил молчащую девушку на ноги. Кейт шумно втянула в себя воздух, словно не дышала все это время. Джаспер коротким движением прижал ее к себе, мимоходом удивившись, насколько легко и просто это получилось, и повернулся к окну во всю стену.

Из леса вылетели Эмметт и Розали, было видно, что ни о каком контроле нет и речи. Карлайл и Элис приняли защитную стойку. Охотники резко затормозили с громким рычанием. Постепенно, очень медленно их лица прояснились. Наконец, они немного расслабились, порывисто кивнули Карлайлу и снова скрылись за деревьями.

Убедившись, что они не возвращаются, Карлайл и Элис неторопливо поднялись по ступеням. Войдя в дом, они окинули взглядом Джаспера в полурасстегнутой куртке на голое тело и Кейт с замотанной рукой. По белой ткани рубашки в нескольких местах появились небольшие пятна крови, видимо, порезы снова открылись. Элис перестала дышать, пробормотала: «Я, пожалуй, пойду», и пулей взлетела вверх по лестнице. Карлайл приглашающе махнул рукой в сторону своего кабинета.

— Думаю, лучше нормально все обработать и перевязать, во избежание…

Кейт согласно кивнула. Джаспер ободряющим жестом положил ладонь ей на плечо.

В кабинете Карлайл кивком указал Джасперу на ближайшее кресло, а Кейт подвёл ближе к свету, усадил ее на край стола и размотал импровизированную повязку.

— Вроде, ничего страшного. Сейчас, минут десять…

— Вы ждали нас? — раздался голос Джаспера из угла. Карлайл мельком взглянул на него, удовлетворённо кивнул своим мыслям и ответил:

— Элис предупредила. Ты сейчас как, нормально?

— Да, а что ты?.. А-а, ты об этом, — Джаспер кивнул в сторону посечённой руки Кейт, которую Карлайл уже аккуратно обклеивал кусочками пластыря, — да, вроде да. Скажи, а Элис видела… варианты?

Карлайл окинул Джаспера долгим изучающим взглядом.

— Нет, — наконец произнес он, — поясни.

— И заодно почему ты говорил, что переживаешь больше за их безопасность, — вставила Кейт.

— За твою тоже. Просто такое развитие событий было гораздо менее вероятным.

— Почему?

— Ну смотри. Розали не настолько сильна, ты — дефенсор, с ней бы ты справилась. А мне пришлось бы взять на себя Эмметта, в конце концов, прогулка была моей не очень удачной идеей, — последние слова Джаспера прозвучали не очень убедительно, словно он сам не верил своему пояснению. — Они охотились, поэтому остановить их без боя, без серьезных травм было бы невозможно, вот я и говорил про угрозу для их безопасности.

— Что же в таком случае могло угрожать Кейт? Какие варианты?

— Если бы ее поранило серьезно. Если бы в таком случае у меня получилось сдержаться, я бы, конечно, смог справиться с обоими…

— Да ну? — недоверчиво протянула Кейт. Карлайл предупреждающе тронул ее за предплечье. Девушка замолчала и уставилась на Джаспера изучающим взглядом с таким выражением лица, как будто пыталась что-то вспомнить.

— Думаю, получилось бы, — голос Карлайла был уверенным. Джаспер с сомнением покачал головой.

— Несколько капель и кровь фонтаном — разные вещи. Не знаю. И поэтому я и боялся, что Элис видела, что я бы стал хищником вместе с ними. Кейт справилась бы с ними, скорее всего, Розали не слишком сильна, а у Эмметта нет опыта. Но шансов справиться со мной у нее бы не было…

— Вот как? — Кейт взглянула на него с таким выражением, словно поймала убегавшую мысль, и та ей не понравилась. Девушка соскочила с края стола. — Почему ты так думаешь? Что в тебе особенного?

Джаспер молчал, стараясь не встречаться с ней взглядом. Карлайл отступил на шаг назад, решив до поры не вмешиваться. В три шага Кейт оказалась перед Джаспером.

— Встань. Сними куртку.

Как заворожённый, Джаспер повиновался. Кейт развернула к себе предплечья с многочисленными следами зубов и когтей, еле заметными, если не искать специально, пробежала взглядом по плечам, требовательно подняла пальцами подбородок, осматривая тонкую сеть шрамов на шее и ключицах.

— Джаспер… война... Джаспер Уитлок? — севшим голосом неверяще прошептала она.

Джаспер медленно кивнул. Кейт поймала его взгляд.

— Клан Марии-мексиканки? — она скорее не спрашивала, а уточняла. Джаспер кивнул ещё раз. Кейт отскочила к окну, запустила руки в волосы.

— Откуда ты знаешь? — не своим голосом спросил Джаспер.

Кейт безнадежно посмотрела на него.

— Я могу знать только из одного источника… Плохо-то как…

Продолжать она не стала. Джаспер неуютно поежился и натянул куртку обратно.

— Ты… имеешь в виду что-то конкретное? — тихо уточнил Карлайл. Кейт с тоской в глазах повернулась к нему и глубоко вздохнула.

— Не просто конкретное…

Карлайл осторожно опустился на кушетку, посмотрел на Кейт снизу вверх и мягко произнес:

— Рассказывай.


Глава 12. О том, как остановить вампира

— Рассказывай. Только, если ты не против, я позову Элис и Эсми. Мы семья, мы решаем вместе.
Девушка кивнула. Карлайл набрал номер телефона, но не стал говорить. Через минуту Эсми и Элис уже были на пороге его кабинета.

Кейт долго собиралась с мыслями. Карлайл терпеливо ждал, не пытаясь торопить. Джаспер вжался в кресло с таким видом, словно его мир рухнул.

— Я просто поверить не могу, — проговорила наконец Кейт, — Джас, которого я успела узнать, и тот самый Джаспер, кровавая легенда Юга… Как же так?.. В голове не укладывается. Ты же… ты же совсем не такой…

— Не такой, — эхом повторила Элис.

— Я больше не смог так жить. В ужасе, в отчаянии, в вечной борьбе за выживание и территорию, в бессмысленном уничтожении переставших быть нужными, — в севшем голосе Джаспера отчётливо звучали обреченные ноты. — Мне было больно, страшно, безнадежно с каждым из них. В какой-то момент я понял, что уже горю в аду — на земле, что больше так просто не могу…

— Вот видишь! У тебя было море крови, но ты смог отказаться от простого в пользу правильного. Это именно то, о чем мы говорили, — что и почему вы выбираете… Джас, — Кейт подошла ближе. Джаспер старательно отводил взгляд. Девушка осторожно подняла его лицо ладонями, заставив посмотреть в глаза. — Джас, я не буду бросаться словами, что мне все равно, что было раньше. Мне и трудно, и тяжело принять это. Но я не знаю тебя того, жестокого убийцу, не знаю — и не хочу и не буду судить. Не знаю, правильно это или нет. Зато я знаю тебя другого — того, который понимает меня, с которым легко быть открытой, который чувствует, когда и какая нужна поддержка, которого я бы без сомнений назвала своим другом, хоть мы и недолго знакомы, — а я такими словами не бросаюсь…

— Но это не отменяет… Если бы я не нашел Элис, если бы не ее поддержка, если бы мы не пришли к Карлайлу…

— Наверное, не отменяет. Но если ты осознанно отказываешься от того, чем жил раньше, если уходишь, убегаешь от этого, если раскаиваешься — ты становишься другим. И этот другой заслуживает своего шанса. Вы согласны? — на последнем вопросе Кейт повернулась к Карлайлу. Тот задумчиво кивнул и еле заметно усмехнулся.

— Ты просто повторяешь мои мысли. Но, видимо, не все так считают. Расскажи.

— Да что тут рассказывать. Дефенсоры долго наводили порядок на Юге, там и до сих пор местами не очень спокойно. Но Мария-мексиканка и ее правая рука, — Кейт кивнула в сторону кресла и взмахом руки прервала собравшегося протестовать Джаспера, — это было что-то особенное. Их клан считался огромной проблемой до сороковых… или пятидесятых? Не помню точно, но это неважно…

Карлайл понимающе кивнул.

— Пока Джаспер был с Марией.

— Именно. Потом они разошлись, с Марией справились, а вот Джаса потеряли из виду на долгие годы. Но не забыли…

— Как его смогли потерять?

— Ну… они никогда не поверят в то, что у вампира есть совесть и что он может так измениться. У них и мысли не могло возникнуть, что Джаспер Уитлок мог прибиться к высокоморальным вегетарианцам, и не просто прибиться, а полностью принять их образ жизни и ценности. Поэтому ваш клан — последнее место, где его бы искали.

— Бы? Ты думаешь, что теперь будут?

— Да. Вернее, специально не будут, но обнаружат. Аро был слишком оскорблен проигрышем. Думаю, он поспешил доложить дефенсорам, что их заблудшая девочка спасала вампиров от правосудия. Он обещал, что так этого не оставит, и попытаться отомстить через наши верхи было бы с его стороны вполне логично.

— Причем тут Джас? — удивилась Элис.

— Смотри, дефенсор защищает клан вампиров. Естественно, им будет интересно, почему. Они начнут к вам приглядываться. И обнаружат, что Джаспер — тот самый. И тогда… слушать никого ни о чем не будут. У него пять, — Кейт поймала непонимающий взгляд Карлайла и продолжила, — наш рейтинг: один — это вы, вампир, справившийся с жаждой и полезный людям, таких единицы. Два — это такие, как Эсми, Элис, Денали — златоглазые, три — не наглеющие, и такие, как Вольтури, — их приходится терпеть во избежание всеобщей бойни. Четыре — из ваших знакомых Джеймс или Лоран — те, кто подошёл близко к черте и будут наказаны за малейшую ошибку. Если бы вы не справились с Джеймсом, им бы занялись наши — охотой ради забавы он переступил черту. Пять… это пять.

Кейт замолчала.

— Это приговор, — закончил за нее Карлайл. Девушка кивнула.

— Но ведь пока ничего не последовало… — впервые подала голос Эсми.

— Не последовало. Всё-таки не думаю, что Аро до них не дошел, значит, тут возможны два варианта: либо они пока ничего не знают, либо они ждут.

— Какой вариант тебе кажется более вероятным? Сколько у нас времени? — резко спросил Карлайл.

— Чего ждут? — одновременно раздалось два женских голоса с разных сторон.

— Карлайл, не знаю, пятьдесят на пятьдесят, тут надо подумать, чтобы не напороть горячки. Немного времени у нас есть, они если выжидают, то моих восемнадцати лет. До совершеннолетия за меня отвечает Натан — мой наставник. Он отвечает за все. И если вдруг к вам придут, а я встану на вашу защиту, он встанет, обязан будет встать вместе со мной, он обязан меня защитить. Иначе никак, наставник — это груз, это ответственность, именно такая и до такой степени, наставник отвечает за жизнь ученика полностью. А с Натаном ссориться никто не будет — он слишком силен, дефенсоров слишком мало. Другое дело, когда мне исполнится восемнадцать — меньше, чем через два месяца. Натан перестанет за меня отвечать. И у них будут развязаны руки.

— А твой наставник, он что, обязан разделять твою точку зрения? Даже если будет несогласен? — удивилась Элис.

— Да, он полностью отвечает за меня, если я высказала мнение — получается, что он его позволил. Поэтому при всех он поддержит, кроме совсем уж исключительных случаев. Но потом четко донесет мне, что я была неправа.

— Как донесет? — уточнила Эсми нехорошим голосом.

— Ну, например, так, — с этими словами Кейт повернулась к окружающим спиной и задрала свободный свитер. Всю спину покрывали поперечные шрамы — от тонких и побледневших до иссиня-багровых, в сантиметр толщиной.

Испуганно пискнула Элис. Пораженно вздохнула Эсми. Карлайл замер на секунду, затем вскочил с кушетки, открыл небольшой шкафчик, щедро плеснул себе чего-то в стакан, отпил, сморщился и что было сил швырнул стакан о стену. Мелкие брызги разлетелись вперемешку с осколками.

Джаспер легко поднялся из кресла и, набирая скорость, направился к двери.

— Куда ты? — Эсми попыталась поймать приемного сына за руку и заглянуть в бездонные черные глаза.

— В Порт-Анджелес, посмотреть в глаза этой сволочи, — Джаспер легко вывернулся. Услышав его ответ, Элис повисла на нем и через секунду отлетела к стене, Карлайл попытался схватить за локти и отлетел в другую сторону на кушетку, попутно зацепив столик с инструментами. Раздался звон металла. Эсми закрыла собой дверной проем. Ни на секунду не притормозив, Джаспер схватил ее за талию и переставил с прохода. Кейт вцепилась в его запястье, раздался странный щелчок. Джаспер резко дернул рукой, девушку как приклеенную мотнуло следом и приложило спиной о косяк.

— Если не хочешь оторвать мне руку, остановись! — взмолилась она.

Джаспер остановился как вкопанный и посмотрел на руки — свою и Кейт. Их запястья сковывали браслеты наручников — судя по свечению, из того же металла, что и клинки дефенсоров.

— Что это за хрень?!

— Джас, это наши наручники. Не пытайся сломать, не получится, — Кейт еле перевела дыхание.

— Тогда сними их! — проревел Джаспер.

— Не могу. Сами расстегнутся часов через пять-шесть, до этого — никак. Они так и задумывались, чтоб ни уговорами, ни шантажом — ничем нельзя было повлиять на факт ареста.

— То есть ты меня?..

— Да нет же! Просто я надеюсь, что ты не хочешь оставить меня без руки, а явиться в Порт-Анджелес со мной на буксире — это точно не лучшая мысль…

Джаспер шумно втянул в себя воздух. Только теперь Кейт заметила, что глаза его, казалось, вообще были лишены радужки — настолько темными они были. Девушка чуть отступила назад.

— Хорошая была идея — если бы не одно «но», — с беспокойством произнес Карлайл. — Джасу, чтобы прийти в себя, срочно нужна пара оленей…

Джаспер продолжал разглядывать наручники.

— Их точно нельзя снять раньше?

Кейт кивнула и безразлично пожала плечами.

— Нельзя. Значит, мне придется выжить на твоей охоте.

Элис грациозно подошла к ним, обняла обоих за плечи и радостно произнесла, заглядывая в глаза то одному, то другому:

— Я помогу. Все получится. Все будет нормально.


Глава 13. О том, как выглядит вегетарианство

— Я мог бы ещё потерпеть! Чем как идиот таскаться с этой железкой!

— Я бы не советовала терпеть, когда рядом с тобой человек! Причем настолько рядом!

— Я могу сдерживаться рядом с ней!

— Не можешь, а мог пару раз. Но не голодным!

— Конечно, на охоте рядом со мной человеку будет намного безопаснее!

— Я подстрахую!

— А если нет?!

Элис и Джаспер самозабвенно переругивались, словно пытаясь снять напряжение. Кейт, напротив, молчала, хотя некоторые фразы этих двоих произносились специально, чтобы втянуть ее в разговор. Джаспер почувствовал, что ее ладонь безвольно мотается в оковах в такт его шагам и осторожно придержал ее своей. Теплые пальцы через секунду заминки скользнули в его ладонь.

Как ни неприятно было ему признавать, Элис была права. Слишком большой выплеск эмоций теперь требовал восполнить потраченное. Горло уже неприятно саднило, но хотя бы на присутствие Кейт реакции пока не было.

Джаспер был почти уверен, что сможет не тронуть ее. Пугало его не это: сколько между ними было сказано, каждое слово, каждый взгляд, каждый жест чуть-чуть сближали их. Словно они признавали друг у друга определенную свободу мнения, словно с интересом изучали мир друг друга и тем больше ценили открытость и совпадения.

Но увидеть трапезу вампира…

Джаспер свободной рукой заправил за ухо выбившуюся прядь волос и прислушался. Хорошо бы это был олень. Лишняя агрессия жертвы сейчас точно ни к чему, она будет заводить, подстегивать к необдуманным поступкам.

Чуть впереди резко замерла Элис, предостерегающие махнула рукой. Да, сегодня удача на его стороне, это олень, молодой, но крупный. Не самка, не детёныш, способные вызвать дополнительную жалость. Элис подмигнула и скрылась за стволами деревьев.

— Куда она? — шепотом спросила Кейт.

— Она его поймает. Я не смогу — с таким-то буксиром, — с мягкой усмешкой Джаспер помахал перед носом девушки рукой в наручнике.

— Прости. Я не смогла придумать ничего лучше, — виновато ответила она.

— Да нет, вряд ли бы я иначе остановился. Но вот теперь последствия…

— Какие именно?

— Ты правда не понимаешь? — Джаспер резко повернулся к Кейт. — Так вспомни, как неслись за тобой Эм и Роуз. А ко мне ты будешь ближе. Мягко говоря.

Кейт прикусила губу и внимательно посмотрела на него.

— Поэтому с нами и идёт Элис. И вообще, если Карлайл допустил это, значит он считает достаточным, что ты относишься ко мне с меньшим, хм… гастрономическим интересом, и доверяет тебе. Ты боишься не этого. Вернее, не только этого. Чего?

Джаспер отвернулся, тряхнул головой, спрятал глаза за растрепавшимися прядями.

— Ты ненавидишь таких, как мы, — увидев, как резко дернулась при этих словах Кейт, Джаспер поправился, — ладно, тебя учили ненавидеть таких, как мы. Пока ты видишь нас в обычных условиях — ты можешь забыть о нашей сущности. Как Белла, она же не полностью представляет, что мы такое, она видела не все. То, о чем мы говорили с тобой до этого, все эти разговоры о душе и смысле жизни — все это только слова, можно сказать, разные точки зрения, и потому это приемлемо для тебя. Но сейчас ты увидишь все, ты не сможешь больше игнорировать это. И что будет?

Кейт пожала плечами.

— Я не знаю… — тихо произнесла она. — Ты помнишь, о чем я тебе говорила в кабинете Карлайла и до этого тоже? Вопрос не в сущности, а в выборе…

— Вот увидишь…

Джаспер замолчал и резко повернулся в сторону, куда до этого ушла Элис. Он угадал. Элис возвращалась с добычей, и это действительно был довольно крупный и молодой олень. Обычно они питались там, где настигали жертву, но этот раз был другим. Миниатюрная девушка не могла просто донести несчастное животное — слишком большим он был для нее, слишком отчаянно бился, предчувствуя неизбежное, Элис пришлось тащить поваленного оленя волоком. Жертва утробно закричала, мотнула головой, задергала сильными ногами, и Джаспер четким выверенным движением ребра ладони ударил в ямку там, где череп переходит в шею. Где-то вдалеке то ли вскрикнула, то ли всхлипнула Кейт. Животное обмякло.

Джаспер перестал дышать. Теперь для него существовала только жила на мощной шее. Где-то на периферии сознания были теплые пальцы Кейт, но они так мешали, так отвлекали от того, что сейчас было действительно важно, их надо было отпустить, оттолкнуть, забыть. Чтобы не оставалась ничего лишнего, только земля под коленями и теплая плоть под руками, только он и живительный поток, смягчающий саднящее горло. Ни одному человеку, блуждавшему в пустыне и нашедшему воду, и не снилось то, нет, не счастье, а чувство, что ты — весь мир и весь мир теперь в тебе, что вот она жизнь — вливается в тебя густыми толчками, что только этот момент, эти секунды ты и можешь назвать жизнью, и ты можешь все, ты властелин этого мира…

Пульсация становилась все слабее — сердцу уже нечего было гнать. Звуки мира постепенно возвращались. Появились голодные глаза Элис напротив, но на приглашающий жест она отрицательно помотала головой и кивнула куда-то ему за спину. И было что-то ещё, мешающее двигаться правой руке. Медленно Джаспер перевел взгляд с разорванной артерии на тонкую полоску металла на запястье, затем дальше по ходу короткой цепочки.

Кейт сидела рядом с ним на коленях, отвернувшись, насколько возможно, попытавшись отползти как можно дальше от ещё теплой жертвы, вывернув руку в плече, насколько позволял сустав, чтобы ему было удобнее. Джаспер почувствовал предупреждающее прикосновение Элис к свободной руке — та протягивала ему несколько салфеток. Джаспер благодарно кивнул.

— Все? — слабым голосом уточнила Кейт, почувствовав изменения его движений. Джаспер сунул окровавленные салфетки в протянутую руку Элис и аккуратно переместился в сторону Кейт, позволяя вернуться руке той в нормальное положение.

— Да. Пойдем. Не смотри.

Девушка поднялась, сделала несколько неуверенных шагов и опустилась обратно на колени.

— Пожалуй, не смотреть теперь придется тебе…

— Что?.. — начал было Джаспер, но осекся, понимающе кивнул и опустился рядом, стараясь отвернуться. Усмехнулся, понимая, что теперь его очередь выворачивать плененную руку до упора. К девушке метнулась Элис, придержала за плечи, собрала повыше свисающие волосы.

— Воды?..

***

— Теперь все по-другому? — осторожно спросил Джаспер, заходя за Кейт в просторный холл. Весь путь до дома они проделали вдвоем в полном молчании и даже в нескольких шагах друг от друга - наручники расщелкнулись где-то на полпути к дому. Элис задержалась в лесу, просто смотреть, как питаются другие, оказалось выше ее сил.

Кейт окинула Джаспера оценивающим взглядом, к ней явно вернулось самообладание.

— Джас, — вздохнула она, — послушай. Да, это был крайне неприятный опыт, и мне бы не хотелось его повторить. Да, мне это противно, если называть вещи своими именами. Но твоё прошлое шокировало меня намного сильнее. Так что, думаю, это я пережить…

— Из города вернулся Эдвард, — прервал ее возникший на лестнице Карлайл, — с не очень хорошими новостями.

Эдвард появился следом, не заставляя ждать.

— В городе дефенсор. Но насколько мне удалось его расслышать, его прислали посмотреть, как живёт Кейт.

— Вот как? — голос Кейт стал резким. — Как он выглядит?

Эдвард самодовольно усмехнулся и протянул Кейт набросок. Кейт окинула портрет взглядом и согласно кивнула.

— Брендон. Мелкая сошка. Скорее всего, да, ничего особенного, просто проверяют, как я тут. Но…

— Лучше перестраховаться? — закончил за нее Карлайл. Кейт кивнула.

— Думаю, вам в любом случае надо быть в клинике, как обычно. Эдварду — обязательно быть в городе, чтобы ничего не упустить. Джасу — однозначно сидеть дома. В городе вы можете не отследить дефенсора, могут быть и другие, которых Эд мог упустить. На вашей территории, тем более в лесу, не заметить незваных гостей невозможно.

— Элис, Роуз, Эмметт? — коротко уточнил старший Каллен. Кейт задумалась.

— Элис, думаю, лучше остаться с Джасом — отсутствие вдвоем не так подозрительно, как отсутствие одного. А Эмметту и Розали, наоборот, жить как обычно, чтобы не вызывать подозрений.

Карлайл кивнул, соглашаясь.

— И ещё, — в голосе Кейт появились веселые нотки, — вы меня знаете не больше, чем два дня назад. Подумать только, два дня! Эд, — продолжила она, уже откровенно веселясь, — торжественно разрешаю тебе ходить по свежевымытому полу, разыскивая по клинике отца, и получить за это выговор. Или скандал…

Тут уже нервно рассмеялась все. Первым опомнился Карлайл и уставился куда-то за спину Джаспера и Кейт. Все проследили за его взглядом. На пороге стояла вернувшаяся Элис.

— Можете мне не повторять, — мелодично проговорила она, — я как раз успела все услышать. Кейт, тебя отвезти домой?

— Пешком дойду, — поморщилась в ответ девушка, коротко сжала ладонь Джаспера и, кивнув на прощание остальным, направилась к выходу, — по крайней мере, до дороги. Не стоит вызывать лишнее любопытство.

— Тут несколько миль! Может, всё-таки заберёшь новый байк? — осторожно уточнил Эдвард. Кейт на секунду задумалась и согласно кивнула.


Глава 14. О химии и Розали

В столовой как всегда было шумно. Эдварда неимоверно раздражал и общий шум мыслей, и то, что многие не оставили незамеченным отсутствие Элис и Джаспера. Кто-то удивлялся, что их компания сегодня неполная, кто-то злословил, что богатеньким деткам Калленов всегда все сходит с рук, кто-то отпускал скабрезные шуточки. Эдвард почувствовал, что начинает закипать, и чтобы отвлечься, перевел взгляд на Роуз и Эмметта.

То, что Розали что-то задумала, стало понятно сразу. Эдвард недобрым словом помянул тот день, когда с помощью Карлайла, разумеется, научил семью не демонстрировать ему свои мысли так явно. Карлайл всегда говорил, что приватность является основой доверия. Но вот именно сейчас выражение лица Розали, зная ее взрывной характер и природную резкость, доверия не вызывало абсолютно. Впрочем, Эм был совершенно спокоен. Даже слишком, особенно когда Роуз что-то резко ему высказала и рванула из столовой.

Окружающие школьники зашептались с удвоенным энтузиазмом. Пожалуй, только двоим эта сцена была относительно безразлична — Белла давно перестала обращать внимание на заскоки Роуз, а Кейт, видимо, старательно изображала «мы не знакомы, совсем не знакомы». Эдвард попытался целенаправленно прощупать ее мысли.

«Каллен, пойди вон!»

Эдвард с усмешкой отвёл взгляд.

Зачем была нужна эта демонстрация, стало ясно довольно быстро. Роуз появилась в классе химии одной из последних, окинула Эмметта гордым непримиримым взглядом и царственно села рядом с Кейт. Эдвард почувствовал, что снова закипает. Иногда Розали и ее «я» были просто невыносимы.

«Каллен, если ты меня слушаешь, не лезь, сами разберемся».

Эдвард негромко, но достаточно демонстративно фыркнул. Забавно, что Кейт так быстро поняла преимущества пусть даже одностороннего не слышимого другими разговора, и не просто поняла, а попыталась эффективно использовать. Кейт еле заметно кивнула.

***

— Что у тебя с Джаспером?

Кейт с невозмутимым видом оторвалась от записи реакции в журнал.

— Что именно тебя интересует?

— Чего ты добиваешься?

— Ничего, — пожала плечами Кейт, аккуратно отмеряя на весах карбонат магния. — Ты имеешь в виду что-то конкретное?

— Хорошо, давай честно. Что ты, что Белла Эдварда — вы не представляете, во что ввязываетесь, — прошипела Розали.

— Ты знаешь, как раз я представляю, — Кейт демонстративно не отрывала взгляда от реакции с соляной кислотой. — И я не ввязываюсь.

— Что значит, ты не ввязываешься? Вас же не отлепишь друг от друга, как Эда с Беллой. Эду вообще только воспитание не позволяет обжиматься с ней в каждом углу…

— То есть для тебя любые отношения сводятся к межполовым, — Кейт наконец повернулась к Розали и издевательски изогнула бровь. — Просто поразительно, что за столько лет ты так и не узнала ничего другого…

Розали задохнулась от возмущения. Не прибавлял радости и смешок Эдварда с задней парты, на грани слышимости, но вполне различимый для чуткого уха.

— Что ты себе…

— То, что считаю правильным, — карбонат магния в пробирке Кейт полностью растворился, углекислый газ уже перестал выделяться. Теперь была очередь едкого натра. Кейт записала очередную реакцию и продолжила, — ты считаешь себя самой красивой, ладно, это правда, ты считаешь себя принадлежащей к высшей касте — не спорь, это бросается в глаза — и ты считаешь, что все вы ах какие неотразимые и окружающие должны падать и штабелями складываться перед вами.

— А ты, стало быть, не падаешь, — язвительно поинтересовалась Розали.
Кейт на секунду отвлеклась от пробирок.

— Ты ни на секунду не допускаешь, что людям может быть просто интересно друг с другом?

— То есть тебе просто интересно?

— Послушай, Джас очень интересный собеседник — неглупый, внимательный, готовый услышать другую точку зрения. С ним очень просто. С ним я, можно сказать, впервые почувствовала, что кому-то интересно мое мнение.

— И ты не хочешь большего? — удивление Розали было искренним.

— Чего именно? — уточнила Кейт, внимательно рассматривая хлопья белого осадка.

— Ну… если ты так непробиваема, то я тебе спешу сообщить, что мальчики и девочки в твоём возрасте не только светские беседы ведут.

— Серная кислота растворит осадок? — произнесла Кейт невинным голосом и внезапно стала серьезной под ненавидящим взглядом Розали. — Ладно. Поинтересуйся у Беллы, было ли у них что-то?

— Не поняла?

— Ну, было ли у них что-то и понравилось ли ей.

— Что ты имеешь в виду? — на этот раз Розали действительно была озадачена. Кейт вздохнула и пояснила.

— Слишком, понимаешь, слишком разная температура. Хладный демон.

Со стороны Эдварда раздался удивленный вздох, со стороны Эмметта — еле сдерживаемый смешок.

— Я не думала об этом с такой точки зрения, — обескураженно пролепетала Розали. — То есть… получается, что для нормального существования в паре вас должны обратить?

— Ну… Если ты не заметила, Белла только этого и хочет.

— А ты? — впервые тон Розали был человеческим.

Кейт старательно записала проведенные реакции. Поставила порядковые номера. Украсила некоторые буквы завитушками. Розали продолжала испытующе смотреть на нее.

— Я — нет. Я верю в бессмертную душу. Предать ее — это предать себя.

Минуту Розали пораженно молчала.

— А Джас?

— Я не знаю, — тихо ответила Кейт. — Это сложно, мы оба — те, кто мы есть… слишком разные, слишком отличные существа, боюсь, это не сплавишь в единое целое. Если, конечно, я хочу остаться собой.

— Знаешь, — голос Розали тоже стал тихим, в нем можно было различить доверительные нотки. — Я не думала, что ты так относишься к нам. Не как к красивой сказке, не как к яркой картинке, в которой хотят оказаться.

— Тебе так плохо? — голос Кейт излучал участие. Неожиданно для самой себя Розали кивнула.

— Мы застыли в своих семнадцати-восемнадцати-девятнадцати. Мы не взрослеем дальше, ни телом, ни разумом. Мы с Эмом никогда не состаримся. У нас не будет детей, не будет внуков. Не будет возможности вырастить, воспитать, защищать и потом — получать благодарность и заботу детей о родителях. Карлайл и Эсми любят нас, а мы их, но они не нуждаются физически в настоящей заботе…

— Роуз. Я поняла. Я не знаю, что тут сказать. Тебе хотя бы повезло с Эмметтом.

— Да, — Розали кинула благодарный взгляд в его сторону, — да. Что-то я непозволительно раскисла, — с этими словами она аккуратно придала пальцем форму ресницам, как если бы только что плакала. — Кейт, послушай. Вот уж не думала, что я скажу тебе, но я тебя прошу…

Розали замолчала. Кейт подбадривающе кивнула.

— Я ни разу не видела Джаса таким… не знаю, но более живым, что ли. Не будь столь бескомпромиссна в видении будущего.

Кейт несогласно вздохнула.

— Не спорь сейчас, — не дала ей перебить себя Розали, — просто… не решай ничего насовсем, пока не рассмотришь все варианты.

Кейт только пожала плечами.

***

Эдвард, Эмметт и Розали направлялись домой в серебристом «Вольво». Каждый думал о чем-то своем, пока Эдвард не нарушил молчание.

— Что имела в виду Кейт, когда говорила про разную температуру? У людей же тоже бывают, например, холодные руки.

Эмметт неприлично заржал. Розали только возмущённо фыркнула.

— Для невинной овечки, которую она из себя строит, она слишком легко говорит про это.

Эдвард кинул непонимающий взгляд в зеркало заднего вида. Розали ответила ему загадочной ухмылкой.

— Забудь. Ты слишком старомодно воспитан.


Глава 15. О появлении шанса

Эдвард вел Беллу по коридору клиники, осторожно придерживая за плечи. Не замеченный вовремя бордюр чуть не стал виновником очередной травмы, вроде на этот раз все обошлось, но все же не мешало показаться отцу.

«Каллен!»

Эдвард незаметно огляделся по сторонам. Кейт протирала скамейку в дальнем конце коридора.

«Я тебе, тебе. Притормозите и послушай».

— Подождем отца здесь, — Эдвард придержал Беллу за локоть около информационного табло. Та окинула его удивлённым взглядом — до этого они направлялись к кабинету доктора Каллена — но промолчала. Эдвард еле заметно кивнул с одобряющий улыбкой.

«Брендон — ну которого ты заметил — ждёт меня в кафе внизу. Сходили бы вы перекусить. Смотри, он обмолвился, что Натан заявил кое-что интересное, что может нам пригодиться. Попробуй уточнить, это домыслы Брендона или правда, как именно это говорилось, ну, ты понял, да? И научитесь, наконец, вытирать ноги, под вами только что было чисто!»

Эдвард с долей раскаяния взглянул на расползающуюся под ботинками грязь. Но формулировки! Найди то, не скажу что. Видимо, сомнения отразились на его лице.

«Не хотелось бы говорить больше. Посмотри беспристрастно, вдруг мне показалось».

— Не хочешь перекусить? Я ужасно голоден, — Эдвард привлек Беллу к себе и вежливо, но с нажимом, повел в сторону лестницы.

Если Белла что-то и поняла, то только то, что она ничего не понимала.

***

Элис рассматривала из-под полуопущенных ресниц сидящего напротив Джаспера. Тот старательно делал вид, что читает, но за последние десять минут так и не перевернул ни одной страницы. Элис поймала себя на мысли, что с той самой поездки с Кейт в Порт-Анджелес, когда она увидела, насколько той нужна поддержка, и когда поняла, что далеко не каждого та готова при этом подпустить поближе, — с того самого момента она видела сближение Кейт и Джаспера неизбежным. Правда, тогда ей казалось, что это Кейт будет цепляться за него, как утопающий за соломинку…

Где-то снаружи раздался шорох шин по дороге к дому. Судя по всему, это Карлайл — Эдвард унесся куда-то с Беллой, а Розали обычно подлетала к дому и резко давила на тормоза, словно хотела приложить Эмметта головой о переднюю панель. Впрочем, не исключено, что так и было.

С удивлением Элис поняла, что, судя по шагам, Карлайл приехал не один.
Джаспер вдруг резко напрягся, отложил книгу, снова ее схватил и открыл на первой попавшейся странице. Элис прислушалась к себе — и поняла, что ей просто забавно, что к этому не примешивается никакого негатива, никакой грусти. Может, кроме грусти из-за того, что она так быстро перестала грустить. Элис обошла Джаспера со спины, лёгким движением успокаивающе погладила по плечам, поправила воротник и взъерошила волосы, получила в ответ не свое чувство благодарности.

— Как-то странно снова оказаться здесь, — протянула Кейт вместо приветствия, — за то время, что я была в городе, все стало вспоминаться немного нереальным. Как будто показалось…

— Иногда жизнь преподносит такие сюрпризы, что уж лучше бы показалось… — философски заметил старший Каллен, скидывая пальто и принимая у Кейт ее куртку. Та активно замотала головой.

— Нет-нет, это не тот случай. Для меня, по крайней мере, — с этими словами Кейт легко обняла Элис в знак приветствия, обошла диван и положила руку на плечо Джаспера. Через несколько секунд на ее лице промелькнуло недоумение. — Джас, мне кажется, ты засиделся дома, — с этими словами она закрыла книгу в его руках задней стороной обложки наверх. На ней красовалось название книги вверх ногами. Джаспер смутился ровно на секунду.

— Да, иногда мне кажется, что я схожу с ума в четырех стенах, и…

Кейт в свою очередь поправила ему воротник и не убрала руку с его плеча.

— Ваши уехали? — нетерпеливо поинтересовалась Элис. Кейт коротко кивнула.

— Иначе я бы не рискнула приехать. И да, пока они просто очередной раз посмотрели, как я справляюсь.

— Подожди-подожди. То есть: даже если забыть про твою спину, ты живёшь одна, снимаешь угол, ешь и одеваешься на то, что зарабатываешь мытьём помещений и…- Элис попыталась подобрать слова покорректнее, — и санитарной обработкой пациентов, и при этом эти твои считают себя вправе тебя контролировать???

— Ну да, — недоуменно пожала плечами Кейт, — а что?

Элис от шока несколько секунд пыталась произнести хоть что-то, но слова не приходили на ум. Наконец, она сформулировала то, что имела в виду.

— Смотри. Мы — семья Калленов. Семья Карлайла. Он может позволить и позволяет нам дорогие машины и шмотки…

— Элис!..

— Карлайл, подожди, я не об этом, а о том, что ты при этом не позволяешь себе контролировать нас или лезть в нашу жизнь, можешь только аккуратно высказать свое мнение. А они смотрят, как она барахтается сама, и при этом позволяют себе…

— Элис, возможно, это выглядит дико, но…

— Да это не выглядит, это и есть дико! Если тебя ничего не смущает, значит, у тебя уже Стокгольмский синдром!

— Элис, уймись. Это часть нашего обучения, — Кейт развела руками. Элис пораженно замолчала, осознавая услышанное.

— То есть, вас выбрасывают в жизнь без средств к существованию и помощи и смотрят, как вы барахтаетесь? Ну у вас и Спарта…

Кейт пожала плечами.

— Как есть. Это часть подготовки. А подготовка у нас достаточно серьезная, примерно половина, а может, и больше молодых дефенсоров уходит на госслужбы самого серьезного уровня. Поэтому у них такой мощный административный ресурс.

— В смысле? — вмешался Карлайл.

— В смысле, — Кейт неожиданно поникла, — если они делают что-то, с чем ты не согласен, даже против здравого смысла и законов, с ними бесполезно судиться. У них всегда все документы в порядке, и они готовы на много шагов вперёд. Будешь упорствовать — с тобой будут говорить уже не культурные люди, а кое-кто пожестче, и не факт, что на тебе при этом не будет оранжевой формы… — в голосе Кейт появился намек на слезы.

Сидевший до этого неподвижно Джаспер накрыл своей ладонью руку Кейт, которую она так и не убрала с его плеча. Девушка через силу улыбнулась, подняла голову, заставляя закипающие слезы уйти вглубь, и еле заметно благодарно пожала холодные пальцы.

— А что насчёт Джаса? — перевел тему Карлайл.

— Ну… пока нет никаких намеков на то, что они знают, кто он. Конечно, это ещё надо уточнить. Но, по-хорошему, надо бы попробовать понизить его «рейтинг» до того, как кто-либо догадается. А рано или поздно это произойдет, например, проявятся навыки борьбы в стычке с теми же Вольтури.

— И как же можно его понизить? Добрыми делами? — последние слова Карлайл произнес с полусомнением-полуусмешкой.

Кейт энергично отрицательно помотала головой.

— Если узнают, кто он, до твоих «добрых дел», то, боюсь, совершать эти подвиги будет просто некому. Если после, то… наверное, постараются закрыть на все хорошее глаза, если их не заставить признать заслуги, но с их несвоевременной поспешностью, признание может стать вполне себе посмертным.

— То есть, вариантов у нас нет?

Кейт вздохнула.

— Можно попробовать… «приобрести» понижение рейтинга, не говоря заранее, для кого.

— Приобрести? — с сомнением уточнил Карлайл. Кейт коротко покивала головой в знак согласия. — Приобрести в смысле «купить»?

— Мы же не о деньгах говорим, — поняла его мысль Элис. — Чтобы что-то купить, надо что-то продать?

Кейт снова кивнула, на этот раз задумчиво. Джаспер под ее рукой, лежащей на его плече, сидел неподвижно, словно превратился в изваяние.

— Что может иметь такую цену, как спасение того, кого они считают преступником? — продолжил Карлайл.

— Почему преступника? — спросила Элис и осеклась. — Если это не вопрос жизни, такие игры не по карману таким, как мы, да?

— Именно, — согласилась Кейт.

— Чем мы можем оплатить такую цену? — тихо спросил Карлайл. Кейт не ответила. — Хорошо, спрошу по-другому, мы можем оплатить такую цену? Или нет?

— Без меня я не вижу вариантов, — кивнула девушка.

— И что же это будет? Твоя лояльность? Твоя свобода? — тихим злым голосом спросил молчавший до этого Джаспер.

— Джас, — Кейт наклонила к нему лицо и тихо и горько ответила, — мою лояльность и мою свободу Натан держит вот так, — она резко сжала свободную руку в кулак.

— То есть как? — удивлённо спросили Элис и Карлайл почти в унисон.

— Вот так, — Кейт печально улыбнулась, — жизнь такая.

— Но почему? — Элис не унималась.

Кейт вышла к ней из-за спинки дивана.

— Мне очень тяжело и потому не хотелось бы говорить. Но, зная твой дар, могу попробовать показать

— Это невозможно!

— Давай попробуем, — с этими словами Кейт достала один из своих клинков и протянула его эфесом к Элис, — с этой стороны касайся, не бойся.

Элис осторожно дотронулась пальцами до металла с зеленоватой гравировкой и словно провалилась куда-то.

— Который это? — спросил Карлайл шепотом, взглядом указывая на клинок. Кейт нетерпеливо мотнула головой в знак того, что отвечать не будет.

Элис словно вывалилась в реальность, пораженно хлопнула ресницами и уставилась в глаза Кейт.

— Как же ты живёшь? — с нескрываемым сочувствием спросила она. — Бедная…

— Вот только этого не надо, — отрезала Кейт, — теперь ты понимаешь, что мои лояльность и свобода не конвертируются?

— Да, конечно, — прошептала Элис, — и что же теперь?

— На самом деле, у меня есть мысль, — улыбнулась Кейт в ответ. — Сегодня уже поздно, а завтра… завтра начнем ее осуществлять.


Глава 16. Об одной прохладной ночи

Элис нашла Джаспера сидящим на толстой ветке векового канадского дуба напротив окна гостиной. Тот сидел в напряжённой позе, опершись на ветку обеими руками и глядя куда-то вниз. Легко и плавно Элис уселась рядом, свесив одну ногу и обняв руками вторую.
— Дышишь свежим воздухом?
Джаспер с усмешкой помотал головой.
— Представляешь, она заявила, что поедет домой, так как не может спать в моём присутствии. Ей, видите ли, не нравится ощущение, что ее постоянно разглядывают.
— А ты разглядываешь?
Джаспер оторвался от созерцания травы под деревом и испытующе посмотрел на Элис.
— Что ты думаешь по этому поводу? Тебя это не задевает?
Элис пожала плечами. Что ж, они всегда умели быть откровенными друг с другом.
— Знаешь, нет. Она мне нравится. Меня больше задевает, что моя комната перестала быть моей, — фыркнула Элис и уже серьезно продолжила: — Что у вас происходит?
Джаспер долго собирался с мыслями, прежде чем ответить.
— Это сложно объяснить. Мне с ней просто, она с полуслова все понимает, даже если не соглашается. Она видит во мне меня и не пытается навязать свою волю даже в мелочах, мне кажется, принимает меня таким, каким видит — несмотря на все, чему ее учили. Знаешь, у меня просто есть уверенность, что она никогда не предаст, и что я ее никогда не предам.
«У нас было так же, нет?»
Видимо, Джаспер почувствовал невысказанную мысль Элис.
— Прости. Знаешь, с ней я чувствую, что хочу ее защищать. Когда она спит… я смотрю, и мне щемит где-то здесь, — Джаспер указал ладонью куда-то на область под шеей. — Пусть она даже прекрасно сама справляется со всеми своими проблемами, мне хочется быть рядом и, если это возможно, решать их за нее. Извини…
— Ничего, — Элис слабо улыбнулась, — все нормально. Даже слишком быстро стало нормально. Продолжай.
— Да что тут продолжать… что ты увидела, когда держала клинок?
Элис долго сомневалась, прежде чем сказать хоть что-то.
— Ты же понимаешь, что если я расскажу, то предам ее доверие?
Джаспер кивнул и тяжело вздохнул.
— Я имел в виду, не что именно по фактам, а как бы в целом, что это для нее? Можно что-то с этим сделать?
— Скажем так. У ее наставника есть определенный рычаг давления, и мы точно ничего с этим не поделаем. И, мой совет, не касайся этой темы. Только если уважаешь тайны человека, можно сказать, что ты любишь его, а не хочешь его себе в собственность.
— Люблю?
— А ты считаешь, нет? Я же вижу.
— Она все время подчеркивает, насколько мы разные, что мы из разных миров, — Джаспер надолго замолчал, глядя куда-то в темноту. — А что будет дальше, видишь?
Элис пожала плечами.
— Слишком много решений ещё не принято.
— То есть… — как можно безразличнее уточнил Джаспер.
— Скажем так. Она не Белла, у нее мышление пластичнее и не такое упертое в одну сторону. Поэтому всегда есть варианты.
Джаспер несколько секунд осмысливал услышанное, потом открыто улыбнулся, быстро поцеловал Элис и спрыгнул в темноту.
***
В свою, вернее, когда-то бывшую их с Элис, а теперь занятую Кейт комнату Джаспер привычно вошёл через окно и осторожно прикрыл створки, не пуская внутрь ночной холод. Затем он тихо присел в изножье кровати, уставившись на сцепленные в замок руки.
— И долго ты так будешь сидеть? — неожиданно раздался голос Кейт за спиной. Джаспер вздрогнул и обернулся.
— Я старался потише…
— Ага, и не тревожить взглядом, — Кейт присела на кровати и подтянула к себе ноги.
— Вроде того, — усмехнулся Джаспер.
— Послушай, — голос Кейт был ровным, — у меня на завтра большие планы. Мне надо выспаться. Мне очень сложно это сделать, пока ты маешься по комнате.
— Могу уйти.
— Да ну тебя. Тогда мне будет неудобно, что я вас всех выжила. Иди сюда, — Кейт похлопала по соседней подушке. У Джаспера округлились глаза. Кейт хмыкнула и продолжила: — Я ничего такого в виду не имею, мне просто некомфортно, когда ты возвышаешься как изваяние.
Джаспер расхохотался.
— Стало быть, ты предлагаешь мне лежать как изваянию?
— Ага, — весело согласилась Кейт, — не люблю, когда в темноте кто-то возвышается, а я лежу — я сразу чувствую себя уязвимой, — уже тише проговорила она.
Джаспер скинул обувь и вытянулся на свободной стороне кровати поверх одеяла.
— Так лучше?
— Однозначно, — радостно подтвердила Кейт и потянулась, случайно задев Джаспера рукой. — Ничего себе ледяной! Ты на улице полуночничал? — с этими словами девушка потянулась было к нему, но замерла на полпути. — Нет, знаешь, пожалуй, греть тебя не буду. Тебе ж без надобности?
Джаспер только усмехнулся и закинул руки за голову.
— Правильно, не надо, а то заболеешь от переохлаждения.
— Точно, — хихикнула девушка, — тогда спать, ладно?
— Спи, — тихо проговорил Джаспер.
— Джас?..
— Угу?
— Да нет, ничего…
— И все же?
— Да нет. Я хотела спросить, но потом подумала, что ночью в одной кровати разговоры получаются, хм… двусмысленнее. Давай до утра.
Джаспер приподнялся на локте и заглянул в лицо девушке.
— Двусмысленными слова делает твое восприятие. Если то, что происходит сейчас, добавляет нежеланных смыслов, мне есть куда пойти.
Кейт энергично замотала головой.
— Джас… не уходи. Только не смейся, я боюсь темноты. И спать чаще боюсь, чем нет. Чтобы нормально заснуть, мне надо либо умотаться до полусмерти, либо наесться успокоительных. Побудь рядом, а?
Джаспер кивнул.
— Можно, я не буду иронизировать, что при таких, как я, спать опаснее, чем в одиночестве? Спи давай, — он аккуратно положил руку на плечо девушке и почувствовал, насколько напряжены ее мышцы и как постепенно это напряжение уходит. — Кейт?
Девушка не ответила. Джаспер прислушался к ровному дыханию.
Как там говорили квилеты? Только это уже не земля держит тебя, и ты сделаешь все, что угодно, станешь тем, что ей нужно: другом, братом, защитником… ох уж эта мудрость многих поколений.
Джаспер боялся пошевелиться, зная, насколько чутким может быть сон девушки. «Она постоянно живёт в страхе и никому не верит» — вспомнились ему слова Элис. Интересно было бы посмотреть на ее клинки сейчас.
Ночь потихоньку отступала.
Светало.
Рассвело.
Кейт резким рывком поднялась с подушки и обернулась на Джаспера.
— Как спала? — ровным доброжелательным голосом поинтересовался он. Кейт еле заметно улыбнулась.
— Я спала… безопасно. Спасибо.


Глава 17. О V

— Так о чем ты тогда хотела спросить, но передумала?
Джаспер сидел на низком подоконнике, подтянув колени к подбородку, стараясь не смотреть, как Кейт расчесывает волосы. Как только его взгляд цеплялся за то, что девушка сейчас в его комнате, в его жизни, в конце концов, спит в его постели, как будто так и должно быть — где-то в груди поднималась волна тепла, которую хотелось выплеснуть, которой хотелось поделиться. А Джаспер сомневался, что это будет уместно — слишком часто он слышал от Кейт деление на «вы» и «мы».
— Ох… — Кейт на секунду замялась. — Ладно, два, нет, уже три дня назад Розали интересовалась, какие у нас с тобой отношения…
— И что ты ответила? — Джаспер повернулся к Кейт, скинув ноги с подоконника.
— Честно? Ничего определенного, — пожала Кейт плечами и замолчала, словно сомневаясь, стоит ли продолжать. — Я… знаешь, я хотела бы услышать твой ответ на этот вопрос.
— Мы вчера говорили с Элис, — быстро начал Джаспер, зная, что чем дольше будет думать, тем менее удачной будет ему казаться идея продолжить эту тему, — она спросила меня, как я к тебе отношусь, и, выслушав, вынесла вердикт, что я тебя люблю.
Прищурившись, не отрывая глаз, Джаспер наблюдал за реакцией девушки. Кейт аккуратно присела на другой край подоконника.
— Знаешь, Розали мне сказала одну очень интересную вещь. «Не быть столь бескомпромиссной в видении будущего», как-то так.
Джаспер удивлённо посмотрел на Кейт, та кивнула, словно подтверждая сказанное, и придвинулась ближе.
— Будет глупо всю жизнь думать «а вот если бы тогда» и жалеть о не сделанном… — с этими словами Кейт осторожно прикоснулась губами к губам Джаспера и замерла, ожидая ответа.
Несколько секунд Джаспер боялся пошевелиться, чтобы не спугнуть этот момент неосторожным движением, затем притянул девушку к себе за плечи. Где-то на краю сознания мелькнула мысль, что это первый его поцелуй с живой девушкой. Губы Кейт были тёплыми, совсем не такими, как у Марии — первой, кого он узнал, или Элис, по-прежнему дорогого друга, но ни разу не подарившей такого ощущения настоящей жизни. Джаспер не чувствовал в прикосновении Кейт ни страсти, ни желания подчинить, только новую ступень принятия и доверия, и отвечал бережно, словно обещая благодарность и защиту.
Наконец Кейт немного отстранилась, но не стала сбрасывать кольцо обнимающих рук.
— Надеюсь, ты не будешь теперь жалеть о сделанном, — севшим голосом проговорил Джаспер.
— Знаешь, это так странно…
— Что-то не так?
— Нет… да… знаешь, есть такое кино про Ви и его месть, люблю этот фильм, он меня очень поразил в свое время, так вот я сейчас чувствовала себя Иви, целующей Ви на станции метро… Извини, мне надо прийти в себя… — с этими словами Кейт соскочила с подоконника и вылетела из комнаты.
Джаспер проследил за ней взглядом и обхватил себя за плечи. К манере Кейт выдать что-то перпендикулярное ситуации он уже начал привыкать, осталось понять, что же она, хорошее или плохое, имела в виду.
***
— Что ты забыл в моих дисках? — Эмметт стоял на пороге комнаты и выразительно дергал бровью. — Решил устроить индивидуальный показ? Тогда может предложить тебе что-нибудь с другим рейтингом? — бровь Эмметта задвигалась активнее, через секунду сквозь напускную серьезность прорвался смешок.
— Иди ты знаешь куда, — беззлобно ответил Джаспер, разглядывая цветные коробки.
— Если я туда пойду, я тебе не помогу. Ты хоть знаешь, что ищешь?
Джаспер вздохнул.
— Кино про месть и метро.
Эмметт на секунду задумался.
— Зачем тебе, месть — это всегда загрузно, а у тебя в руках что? «Пятый элемент»? Ржачное кинцо, особенно стюардессы… как раз то, что нужно, взбодрит и порадует…
— Нет. Мне нужно про месть и метро…
Эмметт пробежал взглядом по полкам с дисками, но ни за что не зацепился.
— Может, ещё какие вводные данные?
— О чем это вы? — раздался из-за спины Эмметта мелодичный голос Элис. Девушку совсем не было видно за могучей фигурой, пока Эм не подвинулся, пропуская ее в дверной проем.
— Элис, ну-ка подумай, Джас тут загадку загадывает: фильм про месть и метро. Что там ещё было?
— Поцелуй, — в голосе Джаспера послышались нотки смущения.
— Оу, — Элис проницательно посмотрела ему в глаза, — она прям так и сказала? Вспомнила поцелуй на станции метро? Джас, я знаю этот фильм, в этом эпизоде девушка целует холодную маску… — сочувствующе закончила она.
— Вы про Ви и Иви? — неожиданно раздался из коридора голос Эсми. — С чего вдруг вы вспомнили этот фильм и, Элис, детка, почему ты говоришь так, словно случилось что-то ужасное? — Эсми внимательно оглядела собравшихся.
Элис перевела взгляд с Эсми на Джаспера. Эмметт пожал плечами. Джаспер внимательно рассматривал коробки с дисками на полках.
— Кейт сказала, что чувствует себя Иви на станции метро…
— И Элис в лоб решила, что Кейт сравнила тебя с холодной маской? Ой, дети, — Эсми села на подлокотник кресла, — там же наоборот — вспомни, до этого Иви хотела снять маску и увидеть, а в метро именно что маска перестает быть важной, Иви показывает, что за этой маской она видит человека, и холодная маска — не преграда, не что-то неживое, а органичная часть Ви, что Иви не пытается отделить то, что ей мешает, если это часть ее любимого, а принимает его и любит его целиком — с его маской, его перчатками, его шрамами… — с этими словами Эсми протянула Джасперу одну из коробок с полки — с черно-красной эмблемой — буквой V в круге. — Посмотри и решай сам, кто что имел в виду.
Джаспер запустил диск в проигрыватель и уселся в любимое кресло Эмметта. Тот жалобно вздохнул.
— Может, лучше всё-таки «Пятый элемент»?
Джаспер сделал звук погромче.
В какой-то момент, он даже не заметил, когда именно, на подлокотнике рядом появилась Кейт.
— Где ты была? — шепотом спросил Джаспер, не отрываясь от экрана.
— Пыталась соорудить что-то дельное из обломков, которые вытащила тогда из кустов. Я их неделю искала, а они, оказывается, лежали себе мирно в кабинете Карлайла.
Джаспер поморщился, вспомнив охоту недельной давности.
— Я думал, если клинок сломался, то все…
— Так и есть. Боевым клинком ему больше не стать. Но металл — это металл, — не очень информативно ответила Кейт и кивнула на экран, где Иви вернулась к пятому ноября. Джаспер чувствовал, как девушка постепенно придвигалась ближе и ближе, пока не прижалась боком к его плечу, а затем и щекой к взлохмаченным волосам, опустила ладонь на второе плечо.
На экране Ви уходил на свой последний бой. Джаспер взял Кейт за свободную руку.
— Эсми говорит, что это было не про холодную маску, а про любовь и полное принятие… — вопросительно прошептал он.
Кейт кивнула, зарылась лицом в волосы Джаспера.
— Поговорим об этом позже? Пожалуйста, — и с этими словами Кейт упорхнула из комнаты.
***
В течение дня Джаспер надеялся найти Кейт для этого «позже», но к огромному его удивлению, ни на секунду он не мог застать ее одну. Сначала Кейт долго шепталась о чем-то с Эдвардом, причем, судя по выражению их лиц, устроила ему настоящий допрос, после чего перекочевала на кухню, отдала должное омлету, приготовленному Эсми, и обсудила с ней тонкости использования пряных трав. Потом девушка увела куда-то Элис и пропадала с ней часа два, а затем долго о чем-то уговаривала Розали и, добившись, наконец, успеха, исчезла с ней и Эмом в неизвестном направлении. В этот момент Джаспер махнул рукой на попытки застать Кейт в одиночестве, решив, что ночное время у него никто не отнимет.
В кабинет Карлайла Джаспер заглянул скорее автоматически, чем с какой-то определенной целью. Старший Каллен выглядел слегка встревоженным, впрочем, как и обычно в последнее время.
— Все нормально? — дежурно поинтересовался Джаспер. Карлайл устало кивнул.
— Что-то не так? — голос Джаспера стал настойчивее.
Старший Каллен ответил выразительным взглядом и указал на стул напротив.
— Да нет, не больше, чем обычно в последнее время. Знаешь, когда я жил один, это имело единственное, если можно так назвать, преимущество. Я отвечал только за себя, мне не приходилось беспокоиться за каждого из вас. А за эти годы, было бы возможно — поседел бы, — со смешком закончил он.
— Жалеешь? Ну, что мы все вместе? Хоть иногда? — уточнил Джаспер.
— Да ну тебя, — махнул рукой Карлайл. — Вот скажи, тебе хорошо было, когда ты ушел от Марии в годы одиночества?
Джаспер только поморщился и отрицательно покачал головой.
— Вот и я о том же. Ты лучше других можешь понять, какое это везение, что у нас есть «мы», — продолжил Карлайл и попытался перевести разговор на другую тему: — Что у тебя с Кейт?
— Хотел бы я сам до конца понимать, — Джаспер поднялся со стула и кивнул в сторону двери, — вон, буду ждать дальше.
Карлайл ответил ободряющей улыбкой.


Глава 18. О необходимости тепла

Исчезнувшие Эм и Роуз объявились, когда Джаспер уже стал нервничать — на улице часа два, как стемнело, и ночные прогулки представлялись ему не самым безопасным времяпрепровождением. Вот только Кейт с ними не было.
А ещё оба они были смущены и обеспокоены, хоть и пытались выглядеть как можно беспечнее.
— Где Кейт? — с угрожающими нотками в голосе поинтересовался Джаспер. И их реакция не понравилась ему ещё больше. Эмметт попытался стать как можно незаметнее, и Джаспер поймал себя на мысли, что если бы был сторонним наблюдателем, то немало бы повеселился, наблюдая, как Эм пытается скрыться за спиной Розали. Вот только он им не был.
Розали попыталась принять максимально независимый вид. Джаспер почувствовал, как закипает в нем раздражение — к этому он был готов и попытался подавить его. К чему он не был готов, так это к тому, что вместе с раздражением явной нотой будет ощущаться страх.
— Где она? – повторил Джаспер тише.
— По времени она должна уже скоро вернуться, — быстро и нервно проговорила Розали.
— Откуда? — на пределе слышимости спросил Джаспер. Краем глаза он заметил, как сбоку к нему осторожно приближается Элис.
— Из Порт-Анджелеса, — вздохнула Розали.
— То есть? Почему она ничего не говорила?
— А ты отпустил бы одну? — раздался голос Элис рядом. — Вспомни, в каком состоянии она возвращалась.
— Вот именно! И, конечно, нет… — Джаспер рванулся к двери. — Надо было поехать с ней…
— Ну вот вообще зашибись, — Эмметт перехватил его за локоть. — То есть она в лепешку бьётся, пытаясь придумать что-то, чтобы защитить тебя от своей гоп-компании, а ты готов все спустить в сортир, потому что не готов отпустить ее одну. Не думал, что будет, если кто-то из нас появится там? Уж даже промолчу, что особенно ты. Вдруг там и так переворошенный улей? И если кто из нас туда полезет — в первую очередь добавит проблем именно Кейт. Не, не думал.
Джаспер выдернул руку из хватки Эмметта, запустил пальцы в волосы и заметался по гостиной.
— Не мельтеши, а? — протянула Розали и осеклась, встретившись с ним взглядом.
— Джас…
Джаспер резко остановился и обернулся к Элис. Та продолжила:
— Джас, она уже возвращается. И, кажется, не сюда, а в город, в свою комнату к мисс Джейсон.
Джаспер благодарно кивнул и пулей вылетел из дома.
***
То, что сюда Кейт ещё не вернулась, Джаспер понял сразу. Здесь ее вообще не было, судя по всему, с прошлого утра. Джаспер уселся на узкую кровать и приготовился ждать. Элис он верил.
С улицы послышался шум приближающегося мотоцикла. Джаспер подскочил как ошпаренный. На улице, он помнил, весь вечер шла противная морось, иногда сменявшаяся не менее противным мокрым снегом. На байке, в такой холод, на такое расстояние — надо быть совсем сумасшедшей. Могла бы попросить!..
Не могла, вспомнил он, выпрыгивая в окно навстречу.
Реальность оказалась даже хуже ожиданий, видимо, он успел забыть, что это такое — окончательно замёрзнуть. Девушка еле слезла с байка, ее трясло крупной дрожью. С ужасом Джаспер увидел, что руки Кейт ходят ходуном и даже не могут толком взяться за руль. Как она вообще смогла доехать?
— Сумасшедшая совсем, — Джаспер подскочил к девушке, прижал к себе, чтобы хоть чуть-чуть унять эту страшную дрожь. Кейт уткнулась лбом ему в плечо, подняла руки в безнадежной попытке то ли обнять, то ли освободиться от захвата. Конечно, знобить ее не перестало — ей было нужно тепло. Это был тот редкий случай, когда Джаспер искренне пожалел, что он не простой, зато теплый человек.
Он знал только одно место, где помочь было проще всего. Джаспер подхватил девушку на руки и рванулся домой.
— Ты абсолютно ненормальная, — повторил он, чувствуя, как крупной дрожью ему практически выбивает руки.
***
Горячая вода быстро заполняла ванну. Джаспер проверил ещё раз — температура практически на пределе терпения. Рядом прямо на полу сидела Кейт, закутанная в найденную впопыхах парку, лучше ей, судя по всему, не становилось. Стук ее зубов подстегивал действовать быстрее.
Джаспер поднял девушку на ноги, скинул с нее пуховую куртку и мельком удивился, что так почти и не чувствует ее тепла. Следом в сторону полетела довольно тонкая куртка Кейт, в которой та ездила сегодня, и грубый шерстяной свитер. Каждое движение затрудняло то, что девушку приходилось прижимать к себе, чтобы хоть чуть-чуть, хоть силой унять этот страшный озноб.
— Чем ты только думала, — беззлобно проговорил Джаспер. Кейт попыталась пожать плечами, о чем он скорее догадался, чем увидел. В этот момент Джаспер дошел до тонкой майки. Девушка вцепилась в низ руками и замотала головой. Джаспер махнул рукой и перешёл к джинсам, которые, к счастью, были достаточно широкими, чтобы расстегнутыми свалиться самостоятельно. Остановившись на достигнутом, он погрузил девушку в горячую воду, присел рядом, уложив локти на бортик, а подбородок на руки, и посмотрел на Кейт грустными глазами.
— Вот чем ты только думала, а? — повторил он. Кейт снова попыталась пожать плечами, и в горячей воде ей это почти удалось.
— Пожалуй, я всё-таки переоценила свои возможности.
Джаспер кивнул и нехотя поднялся на ноги.
— Лучше? Уверена, что не утонешь?
Кейт только фыркнула в ответ.
— Если обещаешь, что вот прям сейчас с тобой ничего не случится, схожу приготовлю тебе сухую одежду.
Девушка благодарно кивнула.
Джаспер вытащил из шкафа длинную футболку и, после некоторых раздумий, пару пижамных штанов, достал большое теплое полотенце.
— Думаю, пора вылезать, сильный перегрев тоже ни к чему.
Кейт согласно кивнула и с его помощью вылезла из ванны, закуталась в полотенце. Джаспер с нежной улыбкой чуть завернул верхний край наподобие воротника. Девушка благодарно улыбнулась в ответ, и тут же дернулась, когда он в очередной раз попытался поднять ее на руки.
— Сама дойду.
С испугом Джаспер заметил, что озноб возвращается, хотя и стал слабее. Сейчас Кейт оставалось только переодеться и залезть под одеяло.
— Отвернись.
Джаспер усмехнулся и выполнил просьбу. За его спиной сначала раздалось хлопанье мокрой ткани по коже, сменившееся шорохом сухой материи. Затем девушка несколько раз переступила с ноги на ногу, завершая переодевание, и скользнула под одеяло. Трясти ее не переставало.
Джаспер недобрым словом помянул людей и оборотней, которые могли бы поделиться своим теплом. У него такой роскоши не было, а девушку нужно продолжать греть. Где-то найти тепло. Если только… Джаспер усмехнулся пришедшей в голову мысли и добавил в ванну воды погорячее. Своего тепла у него нет, но это не значит, что он не может принести его с собой. С этой мыслью он залез в воду.
Когда минут через десять Джаспер вернулся в комнату, ему уже было, что предложить. В свою очередь скользнув под одеяло, он прижал трясущуюся девушку к себе и почувствовал, как она вцепилась в него как в спасательный круг. С удовлетворением Джаспер чувствовал, как постепенно теплеют ее ладони.
— Почему ты не позвал Карлайла?
— Честно? Даже не подумал, — пожал Джаспер плечами в ответ. — А ты хотела его видеть?
— Нет. То есть да. Ну в общем, до завтра все вполне терпит, — кивнула девушка и, помолчав, добавила: — Спасибо.
— Почему не приехала сразу к нам?
— Потому что. Знаешь, я настолько привыкла рассчитывать только на себя, что мне не то, что в голову не пришло, скорее, не хотелось доставлять никому неудобств. Думала отлежаться дома, только вот, наверное, и правда переоценила свои силы.
— Знаешь, что самое главное, чему меня научила Элис? Просить помощи, получить помощь — не стыдно. И именно готовность оказать и принять помощь в отношениях – показатель доверия. А любые отношения — дружба, любовь, семья — без доверия, с этим вот «я сам», становятся формальными.
— Я… знаешь, я, наверное, просто боюсь ошибиться, боюсь боли, которую такая ошибка может причинить.
— Твое доверие так жестоко обманывали? Предавали?
Кейт задумчиво кивнула.
— Не хочу об этом. Может, в другой раз, — девушка сильнее прижалась к Джасперу, словно впитывая его тепло.
Через несколько минут Кейт затряслась снова.
— Что ты опять?.. — тут Джаспер с облегчением понял, что к девушке вернулась способность смеяться.
— Розали не рассказывай, как ты меня грел.
— Почему именно ей? — искренне удивился Джаспер.
— Ну… я ей недавно заявила, что у нас с вами слишком большая разница температур, — сказала Кейт несколько смущённо. — Не спрашивай, а?
— Почему? Боишься двусмысленности, как вчера? — в голосе Джаспера слышался смех. — Знаешь, более двусмысленно, чем сейчас, уже не будет.
— Вроде того. Давай завтра, а? Сейчас это будет уж совсем неудобно.
— Завтра ты ещё обещала ответить, кто был прав про маску — Элис или Эсми, — тихо напомнил Джаспер. Кейт запрокинула голову, посмотрела ему в глаза и прижалась сильнее.
— Такой ответ на сегодня тебя устроит?
Джаспер кивнул, прижал девушку к себе и уже через минуту слушал ее ровное дыхание. Когда вчера он говорил Элис про желание помогать и защищать, он и не думал, что его желание исполнится так быстро и в таком виде. Джаспер аккуратно накрыл выбившееся плечо Кейт одеялом.


Глава 19. О заключённой сделке

Наблюдая за тем, как постепенно в комнате становится все светлее, Джаспер размышлял о преимуществах и недостатках своей сущности. С одной стороны, человеческая рука давно бы уже затекла в таком вынужденном положении, да и вообще человек не смог бы пролежать несколько часов вот так неподвижно. С другой стороны, он не мог не признать, что постепенно всё-таки теряет тепло, и оставалось только надеяться, что это он остывает, а не Кейт разогревается. С третьей стороны, ему хотелось вот так же провалиться в сон — не в том смысле, что он устал и что сон был ему необходим, а в том, чтобы и его делить на двоих. С четвертой — то, что он не спит всю ночь, создавало иллюзию, что он охраняет и бережет Кейт. С пятой — для нее это все были сущие мелочи, наверняка для нее было важно что-то другое, и что именно она обозначит важным — было не очень предсказуемо.
В какой-то момент Джаспер скорее почувствовал, чем услышал, что ритм дыхания Кейт изменился. Через секунду девушка рванулась из-под одеяла.
— Мне нужен Карлайл.
— Потрясающе, — протянул Джаспер с обидой в голосе. — Пришла в себя?
Кейт резко повернулась, нерешительно протянула руку, провела по овалу лица, вздохнула.
— Прости, я не подумала даже, как это выглядит. Ну извини, — девушка прижалась к холодной скуле, провела пальцами по второй. — Прощаешь? — тряхнула она Джаспера за плечо. Тот сел на кровати. Кейт старательно отвела взгляд от обнажившихся груди и спины.
— Правда, прости, — голос девушки сменился с шутливо-требовательного на действительно виноватый. — Наверное, ты меня избаловал умением понять и принять. Никто и никогда, ну может, кроме мамы, но я ее плохо помню, не разбивался в лепешку, чтобы мне было лучше, а ты вчера…
— Буквально из штанов выпрыгнул, — в тон ей ответил Джаспер и фыркнул, взъерошив волосы. Кейт смущённо улыбнулась и положила свою ладонь сверху его руки, пропустила между пальцев чуть вьющиеся пряди.
— Розали не…
— Не говорить, ещё вчера понял. Что у вас за секреты?
Кейт прыснула.
— Мне не нравилось, как она напирает, и я ляпнула как непреложную истину то, о чем могу только догадываться. И, хм, вчерашний вечер немного изменил мое мнение.
— Ладно, зачем тебе Карлайл с утра пораньше?
— Жить без него не могу… — Кейт осеклась. Джаспер внимательно посмотрел ей в глаза.
— Об этом потом поговорим ещё. Ваша недосказанность вам будет мешать…
— Да. Может быть. Не сейчас. И вообще, — Кейт оглядела себя, — где-то здесь была моя одежда…
— Твою одежду вчера можно было выжимать, а сегодня из нее дорожную грязь выбивать можно будет. Возьми что-нибудь новое, у Элис полно вещей, — Джаспер кивнул головой в сторону шкафа и добавил, заметив, что Кейт собирается протестовать, — она точно не будет против.
Кейт кивнула, открыла дверцы и старательно спряталась за них, давая Джасперу возможность одеться. Прокопавшись в вещах достаточное количество времени, она вынырнула с каким-то джемпером и узкими джинсами, с сомнением их развернула.
— Верх подойдёт, — немного растерянно протянула она. Джаспер испытующим взглядом окинул девушку с головы до ног и вытащил три пары джинсов мужского кроя и ремень.
— Подвернешь. Не подойдёт — до Роуз дойти хватит.
Кейт фыркнула и закатила глаза при упоминании Розали и указала Джасперу на дверь.
— Встретимся внизу.
— Ага, ещё и кофе повели сварить, — усмехнулся Джаспер и вышел из комнаты.
***
— Он знает. Натан.
Доктор Каллен резко обернулся, оглядел вошедших в кабинет Кейт и Джаспера.
— Та-ак, — на выдохе произнес Карлайл, садясь в свое кресло. Минуту он молчал, разглядывая сцепленные в замок пальцы, затем поднял глаза на Кейт. — Ты уверена?
— Да, я знаю его слишком хорошо, — Кейт протянула Джаспера за руку, заставила сесть рядом, переплела его пальцы со своими.
— Что мы… мы можем что-нибудь сделать? От ваших реально убежать?
— Я больше не побегу, — вмешался Джаспер и продолжил резким голосом, — я бегал и прятался годами, но тогда я не знал, что жизнь может быть другой. А сейчас знаю. И я не смогу от нее отказаться, не смогу без вас, без семьи, без…
Кейт сильнее сжала его пальцы в знак поддержки. Джаспер продолжил:
— Тогда, Кейт говорит, они просто не думали, что я могу быть с вами. Сейчас… сейчас они обложат вас, я не смогу вернуться, а без этого… — заканчивать мысль Джаспер не стал.
— Тогда нам остаётся попробовать переиграть его, — просто произнесла Кейт. Карлайл поперхнулся.
— Что ты имеешь в виду?
— Видите ли, Натан очень и очень хороший наставник. И, как сказал Брендон, рассматривает любые возможности совершенствования наших навыков, даже думал предложить некоторым вампирам за определенные поблажки потренировать его воспитанников. Эдвард проверял мысли и воспоминания Брендона, Нат имел в виду именно это. И именно это я ему и предложила. Боевую практику от того, кто понимает в этом толк, в обмен на снижение рейтинга опасности.
— Ты опять все решаешь сама, — Джаспер выдернул руку из пальцев Кейт. Та, не задумываясь, вернула его руку на место.
— Ты можешь отказаться. Выбор за тобой. Мне просто проще было строить с ним разговор, зная, что я ещё никому ничего не успела пообещать и никого ещё не обнадежила, что отрицательный результат разочарует только меня. Я не решала за тебя, я пыталась найти, что вообще можно сделать.
— И Натан так просто согласился? — вмешался Карлайл.
— Ну… нет. Начнем с того, что… Ты хорошо знал маму?
Карлайл поперхнулся словами очередной раз. Кейт на секунду лукаво усмехнулась, затем снова стала серьезной.
— Мама хорошо умела играть словами, говорят, Натан учился у нее. Он получает удовольствие от, так сказать, словесной эквилибристики, когда все все поняли и никто при этом ничего не сказал.
— Причем тут?..
— Так вот. Когда я поняла, что он знает, кто есть Джаспер, у меня оказались развязаны руки в плане предложений. То есть я могла предложить, что меня может обучать кое-кто с рейтингом «пять», и у Ната не возникло вопросов, о ком я говорю, это не спровоцировало его любопытство и дальнейшее «расследование» — он уже знал. Но. Если бы прозвучало имя — он был бы вынужден реагировать сразу и выйти на… — Кейт замялась, подбирая слова.
— Мы поняли, продолжай.
— Имя не звучало, то есть он имел формальное право считать наш разговор гипотетическим и не бежать предпринимать активные действия сразу. Это позволило ему согласиться.
— То есть я тебя правильно понял, — перебил ее Карлайл, — ты пришла к Натану и предложила, что тебя будет учить боевым навыкам некто с «пятеркой», а он сделал вид, что не знает, о ком именно идёт речь, и потому не может сразу ликвидировать его. А раз не может ликвидировать, то согласен на то, чтобы получить с него хоть какой-то прок в виде твоего обучения.
— Именно! Если свести к двум словам, я спросила, если вдруг некто с «пятью» меня подучит, может ли он рассчитывать на снисхождение, а Нат согласился, что если обучение будет успешным, то снижение рейтинга вполне возможно.
— И как он будет определять успешность?
— Тут один из самых тонких моментов. На свое усмотрение. Но, надо признать, в своих оценках Натан принципиально честен, он не будет лукавить.
— Как именно он будет оценивать? — вмешался молчавший до этого Джаспер.
— Один из? Есть ещё тонкие моменты? — одновременно с ним уточнил Карлайл.
— Давайте по порядку. Оценит — элементарно, в поединке, — Кейт вцепилась в напрягшиеся пальцы Джаспера, — успокойся, это наша нормальная практика. Ещё тонкие моменты… — Кейт вздохнула и замолчала. Карлайл испытующе поднял брови.
— Короче, ему точно не нравится, что столь опасное существо может уйти от ответственности. Если я хоть немного знаю Натана, он даст Джасу подучить меня — и придет раньше оговоренного срока. Таким образом, он и получит обучение для меня, и, с его точки зрения, свершит законный суд.
— Но что тогда нам все это даёт? Если для Джаспера все равно итог один — за ним придут?..
— Когда он придет — я потребую сдать «экзамен» досрочно. Если все получится — он будет вынужден исполнить уговор.
Карлайл медленно кивнул.
— По-другому никак, да?
Кейт развела руками.
— Хорошо, что Нат вообще достаточно часто мыслит нестандартно и не бежит махать мечом согласно букве правил, а способен рассмотреть варианты.
— А другие?
— Другие пока не знают. Аро пришел с донесением, но все спустили на разбор Нату как наставнику. Он не стал делиться своими выводами, стараясь извлечь максимум пользы.
— И что у нас получается по срокам?
— Ну, мы договорились с Натом на две недели. Неделю отучиться он мне точно даст. Дальше начинаются варианты. Если он считает меня сильно одаренной и способной — может прийти через неделю, если думает, что быстро я не выучусь — придет дней через двенадцать.
— А ты сама как думаешь?
— Если отбросить излишнюю скромность, по способностям он мне даст неделю, может, восемь дней. Но учитывая, что он получает удовольствие от ситуации — а он получает — плюс теплое ко мне отношение, — Кейт пихнула локтем в бок скептически хмыкнувшего Джаспера, — теплое, я бы поставила на то, что у нас есть дней десять.
Карлайл кивнул и обессиленно пробормотал:
— Я с вами всё-таки поседею.
— А с чего ты взяла, что у тебя вообще получится?.. — раздался голос Джаспера. Кейт усмехнулась с видом фокусника, достающего кролика из шляпы.
— Элис как самая быстрая проверила мою скорость реакции, Роуз и Эм — провели пробную тренировку. По результатам мы решили, что шансы есть. Только убедившись в этом, я вообще завела этот разговор с Натаном.
— Тогда, — Джаспер окинул Кейт оценивающим взглядом, — нам пора?
Кейт с энтузиазмом кивнула в ответ.


Глава 20. О проблеме возраста

— Белла! Можно тебя? — Кейт появилась из-за угла и мягко потянула Беллу за локоть.
Вообще-то Белла надеялась провести вечер с Эдвардом, но тот, казалось, намертво застрял в кабинете Карлайла. Кроме них, вроде там был и Джаспер, по крайней мере то, что Кейт бродила по дому в одиночестве, косвенно подтверждало это.
Кейт увлекла Беллу в комнату, которая когда-то принадлежала Элис и Джасперу.
— Подождёшь минутку, я быстро. Мне больше некого просить о помощи… — с этими словами девушка скрылась в ванной.
Белла пожала плечами и мельком огляделась, взгляд зацепился за приличных размеров аптечку на столе. Кейт действительно управилась очень быстро, через пару минут она снова была в комнате, на этот раз не в грязных джинсах, а в свободной юбке.
— Короче, больше мне обратиться не к кому, а рук не хватает. Я же не могу попросить никого из них, а Карлайла не хочу дергать, ему и так несладко. Поможешь? — спросила Кейт, перетаскивая аптечку на кровать и быстро раскладывая бинты и салфетки. — Где-то придержать, где-то подклеить… — с этими словами она подняла подол чуть выше колен. По всей передней поверхности одной голени кожа была содрана клочьями, на другой наливался внушительной площади синяк.
— Что?..
— Приземлилась неудачно. Джасу не говори, он и так сомневается, что стоило… — Кейт щедро полила салфетки хлоргексидином и приложила к ране. — Сейчас поможешь заклеить, ладно?
Белла ошарашенно кивнула.
— Что у вас происходит?
— Ну… Джас меня тренирует, так надо. Но если он увидит, боюсь, у него сдадут нервы…
Белла согласно кивнула ещё раз и приготовила пластырь и ножницы.
— Вы с ним?.. — она не закончила вопрос, но Кейт поняла и без продолжения.
— Ой, не спрашивай. Это так странно… месяц назад это было бы последнее, что я могла бы себе представить…
— Из-за того, кто он?
Кейт кивнула, прикусив губу.
— Видишь ли… ты думала о том, что у тебя тикает возраст? Вижу, что думала. Поэтому и торопишь Эда с обращением. А я не хочу обращения, не хочу. И с каждым годом я буду взрослеть, потом стареть, а он будет оставаться все тем же…
— А ты не пробовала поговорить об этом с ним? — раздался голос Элис от открытой двери. Она радостно впорхнула в комнату и резко затормозила, увидев, что две девушки склонились над открытой раной. — Ой, я, наверное…
Кейт быстро нанесла мазь на салфетку и накрыла кровоточащую поверхность.
— Элис, все, не уходи… сейчас только зафиксируем, — вдвоем с Беллой они проклеили края пластырем. Кейт пошевелила ногой, убедилась, что повязка держится, и дополнительно натянула трубчатый бинт. — Пять минут, полет нормальный, — радостно сообщила она, крутя ногой из стороны в сторону. При этом синяк на второй голени остался забытым, и Кейт от души съездила по нему пяткой, взвыла и воспроизвела несколько слов, которые скорее можно было услышать в доках Порт-Анджелеса. Глаза Элис удивлённо расширились, Белла покраснела.
— Где ты так научилась? И, насчёт Джаса…
— Ты о чем именно? — Кейт продолжала морщиться, — о перевязках или словах?
Элис многозначительно пожала плечами, ожидая продолжения.
— Элис, ты же видела некоторые методы воспитания, — поджала губы Кейт. — Когда мне было лет десять, я попробовала рвануть на волю, правда, далеко не ушла, прибилась к шайке таких же малолетних беспризорников. Жила с ними недели две по заброшенным зданиям, грелись около коллекторов, как-то поймали и зажарили…
— А перевязки? — голос Элис, казалось, потерял обычную звонкость.
— Тут все проще. Из нас растили воинов, такая ерунда не должна была становиться проблемой.
— А то, что ты мне тогда показала…
— Оу, — Кейт заметно погрустнела, — это тоже результат бунта, правда, уже внутри нашего «братства»…
На минуту в комнате воцарилась тишина. Затем Элис присела на кровать рядом с Кейт, слегка обняла ее за плечи.
— Все будет хорошо, просто не может не быть…
***
— Тебя так смущает возраст?
Джаспер стоял у окна и вглядывался в ночной лес, словно пытался что-то рассмотреть.
— И тебе спокойной ночи, — вздохнула Кейт. — Тебе это важно прямо сейчас?
— Да, — поворачиваться он не спешил, — понимаешь, я хочу понимать, для чего мы это затеяли.
— Не вижу связи… — Кейт поднялась, спустила ноги с кровати, еле успела увидеть, как в ту же секунду Джаспер оказался рядом, глазу простого человека вряд ли бы это было доступно.
— Я вижу. Мне надо понимать, зачем мы тратим время на истязания.
— В смысле?
— В смысле за что мы платим такую цену, — ладонь Джаспера оказалась поверх скрытой пижамой повязки. Кейт приготовилась зашипеть от боли, но прикосновение было осторожным и приятно холодило.
— За твое право спокойно жить дальше. За твою, если хочешь, свободу, — Кейт накрыла его ладонь своей и пристально посмотрела в глаза.
— Зачем? Зачем мне спокойно жить, зачем мне свобода, если...
— Только не начинай как Эдвард…
— В смысле? — настал черед Джаспера задавать этот вопрос. Кейт усмехнулась.
— В смысле Эдвард живёт в постоянной мелодраме «Белла, ты моя жизнь». Не начинай так же.
— Но если я…
— Джас, давай честно. Человеческая жизнь конечна. Но дело даже не в этом. Я старею с каждой секундой, ты — нет. Если мы будем вместе, через десять лет на нас будут показывать пальцем, через двадцать — принимать тебя за моего сына…
— Тебе так важно мнение окружающих? Вот уж не замечал раньше.
— Подожди. Проблема не только в этом. Я не только старею, я взрослею, взрослею душой, ладно, ладно, не будем о душе, взрослею разумом, взрослею психикой. А вы… мы недавно говорили об этом с Розали, вы останетесь вечно молодыми не только телом. Через десять лет разница станет такой, что мы будем говорить на разных языках.
Джаспер отрицательно замотал головой.
— Кейт, послушай. Не думай, что я не думал об этом. Посмотри на Карлайла, он однозначно взрослее психологически, чем был во время обращения. Просто… мы взрослеем, когда это нужно нам, и если мне будет нужно, если я буду понимать, что иначе я отстаю, то…
— Будешь догонять, — мягко улыбнулась Кейт. — Знаешь, я не готова отказаться от отношений с тобой сейчас из-за того, что будет потом. Пусть три года, пять, десять… главное, что они будут. И вот за это я сейчас и борюсь, — Кейт погладила холодную ладонь на повязке. — Пойдет?
— То есть несколько лет даже без дальнейшего будущего тебя устроят?
— Конечно, — Кейт протяжно зевнула, — они же будут. Ты же… ладно, я же не буду отказываться от вкусной конфеты только из-за того, что она не бесконечна и через минуту от нее останутся только воспоминания. Тем более, что воспоминания — это тоже ценно, это безумно ценно, — Кейт зевнула ещё раз. — Извини, я всё-таки человек.
Джаспер кивком указал на подушку.
— Ложись давай. Завтра прям с утра начнем?
— Не-не-не, завтра в школу.
В этот момент Джаспер удивился по-настоящему.
— Но время…
— Время в любом случае пойдет на восстановление. Но дело даже не в этом. У меня есть стойкое ощущение, что там надо показаться, — последнее слово Кейт произнесла со странной интонацией, после чего залезла под одеяло. — Кстати, мне было неудобно спрашивать, где спит Элис.
— Элис не спит, — занудно протянул Джаспер.
— Хорошо, где не спит Элис?
— Не поверишь, в библиотеке. Ну, чаще всего.
— Отлично, — сказала Кейт, отчаянно зевая, — надо будет ее кое о чем попросить.
— Спи уже, — Джаспер уже привычно вытянулся по второй половине кровати поверх одеяла. Через минуту он уже слушал ровное дыхание девушки. Каждый раз его поражала ее способность проваливаться в сон мгновенно. «Чтобы нормально заснуть, мне надо либо умотаться до полусмерти, либо наесться успокоительных» — вспомнилось ему. Либо она настолько устает, либо… либо компенсирует бессонные ночи. Последняя мысль Джасперу нравилась больше.
Несколько лет… всего. Теперь Джаспер лучше понимал, что имела в виду Кейт, когда говорила, что Эдвард настолько трепетно относится к Белле именно потому, что любой миг с ней так ценен для него. Понимал, как понимал и то, что это остаётся только принять.

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"