Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Драбблы по «Всадникам Перна»

Автор: Мариза
Бета:нет
Рейтинг:R
Пейринг:
Жанр:AU, Drama, General
Отказ:мир Перна придуман и принадлежит Энн Маккефри
Аннотация:Сборник драбблов по "Всадникам Перна". Персонажи - канонные и неканонные. Время действия - от периода колонизации до 9 Прохождения. Категории могут быть разные: и джен, и гет, и слэш.
Комментарии:Перед каждым драбблом есть шапка, где указаны персонажи, категория и предупреждения.
Каталог:нет
Предупреждения:слэш, насилие/жестокость, смерть персонажа
Статус:Не закончен
Выложен:2018-04-13 18:53:36
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1. Panthera Lusy

Название: Panthera Lusy
Автор: Мариза
Бета: Lake62
Пейринг/Персонажи: Тэд Табберман, его кошки и семья
Рейтинг: R
Категория: джен
Жанр: драма
Размер: драббл, 996 слов
Краткое содержание: "— Тот, кто его убил, — ровным бесцветным голосом сказала она, — имел острые зубы и длинные когти. А еще у Тэда переломан позвоночник". (Заря драконов)
Предупреждения: смерть персонажа, авторский хэд-канон
Примечание: 1) относительно видов кошачьих, с которыми экспериментировал Тэд, существуют некоторые противоречия: в "Заре драконов" упоминаются гепарды/the cheetah, переведенные леопардами, в других книгах - львы и леопарды;
2) по-английски имя "Люси" пишется как "Lucy". Но в латинском языке "с" читается не как русское "с", а как "ц". Автор через Тэда намеренно изменил написание, чтобы сохранить звучание имени.
3) написано на ФБ-2014 для команды Всадников Перна

— Это гепард?
Тэд вздрогнул, оборачиваясь. В дверях лаборатории стоял Питер, рассматривая ближайшего к нему зверя.
— Что ты здесь делаешь? Я запретил входить.
— Но обычно ты дверь запираешь, а сейчас она была только прикрыта, — возразил Пит. — Вот я и подумал, что можно… Так это гепард?
— Да, — вообще-то, гибрид, но Тэд не стал поправлять сынишку. — Иди домой. Я работаю.
— Уже обед. Ты не придешь?
— Попозже. — Есть не хотелось. А ловить на себе тревожный взгляд Мэри — тем более.
— Я никогда бы не приняла гибрида за гепарда, — сказала Люси. — Даже за леопарда — а на него он похож гораздо больше. Правда, Джоэл? Ты похож на леопарда, а не какого-то там гепарда?
Она хотела стать зоологом. Мечтала работать с крупными хищными кошками. Теперь бы ее мечта осуществилась…
Panthera Lusy — так Тэд назвал выведенных им гибридов. В память о дочери.
— Пэтси беспокоится, — Люси подошла к клетке, в которой расхаживала из стороны в сторону совсем юная львица с песочно-желтой шкурой. — Скоро Падение.
— Черви уже начали размножаться. Еще немного — и они будут не только защищать растения, но и восстанавливать сожженные участки. И если я изменю…
— Папа, — прервала Люси. — Давай сначала завершим один эксперимент, а потом займемся следующим?
— Да, ты права…
— И переставь клетки с Эриком и Джо. Они друг друга недолюбливают. Эрика лучше поближе к Пэтси, чтобы привыкли друг к другу. У них получатся замечательные… детеныши, — Люси нахмурилась. — Надо придумать, как называть этот вид в обиходе. А то все «кошки», «львы», «леопарды»…
— Обязательно придумаем, — пообещал Тэд.

— Работает, — бормотал он спустя три часа, когда Нити падали на землю. — Работает!
— Конечно, работает, — Люси посмотрела в окно. — Ох, жуткое зрелище. Хотя мне они уже не могут причинить вреда, все равно – жутко.
— Не вспоминай, Люси…
— Не могу. Каждый раз как заново переживаю, — она глянула на правое предплечье. — Здесь обожгла первая Нить. Помню, боль дикая, смотрю на руку — а она вся красная и что-то белое торчит: до кости прожгло. Я ору, Давид кричит, а вокруг сыпятся Нити, деревья обугливаются… Бегу к озеру — по спине словно кнутом саданули. А эта дрянь шевелится, глубже вгрызается… Самое мерзкое, па — что шевелится. Как черви в трупах, так и она — во мне. Как оступилась и упала, даже не заметила. Встать не пытаюсь, ползу. Следующая Нить — по ногам, а за ней почти сразу же еще одна — на голову. Левое ухо будто горит и глохнет, я переворачиваюсь, пытаюсь скинуть, а ее край хлещет по лицу. Зажмуриваюсь, руками машу, чтобы отбросить, по щеке что-то течет… Открываю глаза — и понимаю, что вижу только одним, другой вытек. И тут сверху на меня падает целый клубок…
— Хватит… прекрати, Люси…
— Прости, пап. Но мы ведь должны помнить. Обо всех помнить, кто погиб в тот день. Чтобы бороться. И побеждать — как ты побеждаешь Нити своими экспериментами!
— Верно. Мы с тобой спасем планету. А эти… эти пусть бредят о своих драконах!

***

— Драконы не бред! — Нэд раздраженно взмахнул рукой. — Они уже вылупились и нашли хозяев! Через несколько лет у нас будет живая воздушная защита!..
— Ты ведь понимаешь, Люси? — спросил Тэд, проводив сына.
— Да, — кивнула она. — И надо было сказать Нэду, чтобы больше не приезжал. Рискованно нарушать запрет.
— Воздушная защита, ха! — Тэд побрел в лабораторию. — Воздушная армия, так уж вернее. Послушная, готовая на что угодно… Бенден и Болл уже руки потирают: не пришлось власть забирать, сами им вручили, они даже поотнекивались для вида! А теперь никто не отнимет…
Люси вдруг зло рассмеялась.
— А спорим, что когда драконы вырастут, их хозяева не захотят плясать под адмиральско-губернаторскую дудку? Если эти твари подчиняются только им, что помешает пустить Бендена и Болл на драконий корм?
— Верно! — ухмыльнулся Тэд. — Они еще пожалеют! Но, Люси… Как же остальные?
— Глупцы, верящие каждому слову Бендена и поддержавшие нынешнюю травлю?
— Нельзя, чтобы они страдали от драконьих хозяев. Да, заблуждаются, верят им, а не мне… но им нужен шанс. Я помогу им прозреть. Увидеть все в реальном свете. Нужно придумать что-то… против драконов.
— Вывести своих?
— Нет. Иначе будем не лучше. Тем не менее, нужно что-то летающее… возможно, некрупное, но очень ловкое и быстрое…
— Что-то, способное увернуться и разодрать драконам крылья, — подхватила Люси. — Тогда они упадут…
— Но кто-то должен добивать их на земле…
— Конечно, — Люси присела у клетки с Джоэлом. — И мне кажется, наши кошки прекрасно с этим справятся!

***

— Они крупнее исходных видов. И умнее. Сочетают их повадки. Кости прочнее. Клыки и когти способны распороть толстую шкуру. Осталось только попробовать их в деле.
— Надо поймать стража-охотника. Питер уже сплел сеть?
— Кажется, да, — Тэд потер глаза. — Надо отдохнуть. Ночь без сна дается уже не так легко, как раньше.
— Уберешь кость из клетки Люси? Она может пораниться…
— Конечно.
Молодая львица с темной шерстью, названная в честь его дочери, внимательно смотрела из дальнего конца вольера. Щеколда громко лязгнула, и Тэд поморщился. В лаборатории Поселка, разумеется, замки были цифровыми, а здесь приходилось обходиться старьем.
В клетку он входил без страха. Эти кошки появились на свет и выросли рядом с ним — а на своих они не нападают.
— Па! — тревожно воскликнула Люси.
— Что? — схватив кость, Тэд вышел из клетки и захлопнул дверцу. — Люси?
Молчание.
Тэд обернулся — и в ту же секунду его сбили с ног. Мощные клыки вонзились в руку, раздирая плоть. Тэд отчаянно забился, пытаясь сбросить львицу. Едва дотянувшись до оброненной кости, он схватил ее и ударил, целя в горло — но попал, увы, только в плечо. Львица отпрянула, но в следующую секунду удар тяжелой лапой, содрав полосу кожи с головы, погрузил Тэда в беспамятство.

За время, проведенное без сознания, он изрядно ослабел. Лицо заливала кровь, во рту чувствовался мерзкий металлический привкус. Тэд с трудом повернул голову, отыскивая взглядом львицу.
Она упиралась плечом в широкую, выступающую рукоять щеколды, пытаясь открыть клетку. Дверь соседней уже была распахнута.
В задней комнате было ружье. Если добраться до него…
Чуть слышное рычание. Тэд перевел взгляд…
Совсем рядом с ним, принюхиваясь, стоял лев. Помедлив, он тряхнул гривой и поставил лапу Тэду на грудь. А потом впился клыками в живот, вспарывая кожу и мышцы.
От истошного вопля лев отпрянул в сторону. Тэд перевернулся, попытался встать, но поскользнулся на залитом кровью полу. Края раны разошлись, и он увидел, как из живота выпадают его собственные внутренности.
А потом ему на спину прыгнула львица, и мощные челюсти сомкнулись на шее, ломая позвоночник.


Глава 2. Желание понять

Название: Желание понять
Автор: Мариза
Фэндом: Всадники Перна
Пейринг/Персонажи: Б'фол|НМП (C'тан) (или Б'фол/НМП (С'тан), можно трактовать и так)
Рейтинг: PG-13
Категория: джен (преслэш)
Жанр: драма
Размер: драббл, 353 слова
Дисклеймер: мир Перна придуман и принадлежит Энн Маккефри
Краткое содержание: написано на круг Б P.E.R.N. One String Fest по заявке "Хорошие отношения между Древними и современниками Лессы (не глобально, просто между отдельными всадниками или жителями Нижних пещер и холдерами и ремесленниками)".


Как это — жить без Нитей? Без постоянных тренировочных вылетов, без Падений, без стонов раненых, без вони варящейся холодилки, которая, кажется, за минуту пропитывает тебя насквозь так, что потом не отмыться? С'тан не знает.
А Б'фол - знает.

Как это - жить в мире, где Падения привычны до скуки, как осенний дождь? Где с рождения видишь ожоги от Нитей, провожаешь крылья, подтаскивая мешки с огненным камнем, а встречаешь - сжимая в руках бинты и банку с холодилкой? Где впервые отправляешься в бой, из которого можешь не вернуться, не взрослым всадником, а мальчишкой-подростком? Б'фол не знает.
А С'тан - знает.

Как это - чувствовать себя не свободным, а запертым в Вейре? Избегать ярмарок в холдах, потому что ненависть и презрение ясно читаются на лицах окружающих? Принимать десятину, напоминающую подачку, брошенную старому псу, который уже не может охранять дом? С'тан не знает.
А Б'фол - знает.

Как это - чувствовать себя не отщепенцем, забившимся в дальний угол, а спасителем? Видеть радость и восхищение в глазах людей? Быть желанным гостем на торжествах? Гордиться тем, что принадлежишь к огромной семье Крылатых, защищающих твой мир? Б'фол не знает.
А С'тан - знает.

Как это - когда все меняется в один миг? И ты летишь сражаться с врагом, который еще вчера был полузабытой страшилкой для детей? Когда Нить впивается в лицо, но ты даже не чувствуешь этого, потому что разум пылает от боли дракона, чье крыло уже изъедено до костей? Когда стылый лед Промежутка становится не угрозой, а спасением? С'тан не знает. Ему посчастливилось избежать серьезных ран. Но он хочет понять и помогает ухаживать за Геретой. И осторожно касается подживающего ожога на лице Б'фола, словно пытаясь передать немного своей удачливости.

Как это - когда приходится бросить всю прежнюю жизнь и лететь в неизвестность? Когда холод Промежутка раз за разом вытягивает из тебя силы, а остановить это невозможно? Когда пытаешься строить свою жизнь заново - в абсолютно чужом мире, хоть и похожем на родной? Б'фол не знает. Ему не приходилось улетать на четыреста оборотов в будущее. Но он хочет понять и помогает привыкать к новому дому. И обхватывает ладони С'тана своими, пытаясь наполнить теплом выстуженную Промежутком дыру в его душе.


Глава 3. Почет воздайте всем Крылатым

Название: Почет воздайте всем Крылатым
Автор: Мариза
Размер: драббл, 784 слова
Пейринг/Персонажи: НЖП, НМП
Категория: джен, упоминание слэша и гета
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: всадники часто рискуют жизнями
Примечание 1: в тексте цитируется отрывок стихотворения из канона. Автор уверен, что в примечаниях к какой-то книге цикла видел упоминание факта, что зеленые не могли сражаться все Падение, но не может вспомнить, в какой именно. Если автору показалось, считайте, что это AU.
Примечание 2: Написано на спецквест ФБ-2016 для команды Детской классики. Библиогид рекомендует книги перинитского цикла для чтения в отрочестве. По крайней мере, первые три.
Тема спецквеста: "Смерть достаточно близка, чтобы можно было не страшиться жизни". Фридрих Ницше


Полупрозрачная дымка серебрится в небе, разрастаясь, приближаясь с каждым мигом.
Это даже красиво. И опасно.
Смертельно опасно.

По спинам пробегает дрожь нетерпения, но крылья все так же мерно рассекают воздух. Предвкушение схватки становится почти осязаемым. Они готовы в любой миг броситься вперед — ждут лишь приказа.
Драконам неведом страх.
А всадники умеют обуздывать его.

«Пора!» — и они бросаются вперед, навстречу серебристому дождю.
Огненное дыхание превращает Нити в пепел, горячий воздух опаляет лица, холод спасительного Промежутка пробирает до костей. Жар и стужа, единство контрастов — вот что такое Падение.
Багрово-черные полосы расцвечивают тела тех, кто не увернулся от Нитей — но лишь один ранен серьезно, и младшие золотые уже позаботились о нем. Остальные продолжают бой.

«Возвращайтесь в Вейр!»
Зеленые недовольно ревут: они еще не устали, они готовы сражаться дальше! Но королева непреклонна. Еще через два часа она отошлет синих, и тогда зеленые — передохнувшие, уже не опьяненные схваткой и способные оценить свои силы — вернутся. Но сейчас —должны улететь.
Только бронзовые и большинство коричневых способны продержаться от начала до конца Падения, хотя и они сильно устают. Но драконы продолжают расти, каждое новое поколение крупнее предыдущего — когда-нибудь даже зеленые смогут летать все шесть часов сражения.

В бою время обманчиво — сначала бежит стремительно, потом растягивается до бесконечности. Но вот серебристый поток редеет, а потом и вовсе истаивает. Бронзовый Предводителя скользит к холду: необходимо выслушать отчет наземных отрядов. «Летим домой, — передает всем золотая Госпожи и чуть позже, уже в Вейре, сообщает: — Ни одна Нить не коснулась земли, мы справились!»

Волна ликования проносится по Чаше, даже израненный Горт торжествующе сверкает глазами. Улыбнувшись, Мирелла склоняется к его лапе, проверяя работу целительницы. Девочка — небо, всего шестнадцать оборотов, и это ее первый вылет на Падение — ждет вердикта, золотая притулилась рядом, разделяя волнение своей всадницы.
— Безупречно, — кивает Мирелла, и на юном лице расцветает счастливая улыбка, напоминая о том времени, когда она сама была такой же девочкой — трепещущей от волнения, краснеющей от похвалы, отчаянно жаждущей большего, чем может предложить родной холд.
Мирелла бегло осматривает других раненых, забирает у мастера-целителя список лекарств, запасы которых надо пополнить, отдает распоряжения Хозяйке Нижних пещер. «Госпожа!» — улыбаются ей всадники. «Госпожа!» — машут руками дети, помогающие мыть драконов и потому насквозь промокшие. «Госпожа!» — с восхищением смотрят недавно привезенные из цехов и холдов подростки, кандидаты на Запечатление.
Госпожа. Всемогущая правительница Вейра. Обладающая властью, которую и представить себе не могла когда-то, не то что мечтать о ней! Какая власть у дочери мелкого холдера, пусть даже она и способна командовать всей окрестной ребятней… А здесь, в Вейре, она — главная. Предводитель может хоть каждый брачный полет меняться — но не Госпожа.
Там, у озера, плещутся ее сыновья — двое, только двое. Мать родила восьмерых: на фермах всегда нужны работники. И жены лордов рожают много. Разве что женщины-мастера могут сами решать, сколько детей хотят иметь — но в Цех отец ее не отпустил. Зато не посмел отказать Вейру.
Золотые не сражаются с Нитями так, как всадники боевых драконов, но Мирелла делит с ними боль от ран и скорбь по ушедшим. И благодарит небеса, что способна делить и радость.

Кира провожает взглядом Госпожу и снова ежится, представляя, что могла бы запечатлеть золотую. Ну не-е-ет, такой ответственности и даром не надо! Ей — стремительный полет и схватку с Нитями, ей — страсть и безрассудство. И жаркие ночи в объятиях молодых всадников тоже — ей. Неделю назад — синий, сегодня — бронзовый, через три дня — коричневый, во время брачного полета — кому повезет!
Кира смеется, запрокидывая голову, салютует друзьям кружкой. Сегодня она героиня: Фирта сожгла клубок Нитей, грозивший Г’лену и его синему если не смертью, то страшной раной. А так отделался легким ожогом: горячий пепел порывом ветра в лицо швырнуло. Когда вернулись, уже поджидал ее с раздобытым где-то мехом вина. Распить вместе не удалось: разъяренный партнер Г’лена тут же утащил его в вейр, распекать за неосторожность. Правда, насколько Кира знает синего, выволочка очень быстро превратится совсем в другое, гораздо более приятное. Взгляд одного из бронзовых обещает ей не менее приятное, стоит только покинуть Нижние пещеры.
Кира допивает вино и идет к выходу.
В холде ее бы презирали и называли шлюхой, а парням было бы и того хуже. Но они — не в холде. И сполна платят за право жить, не оглядываясь на холдерские нравы.

***
— Вы опять отвлекаетесь, — арфист сурово оглядывает своих юных учеников.
— Простите, мастер, — без особого сожаления в голосе откликается один. — Но ведь сегодня Падение было! Сам Предводитель прилетел в холд узнать, не навредили ли Нити посевам!
— Мы видели его совсем близко, — продолжает другой. — И его дракона…
— И в благодарность за то, что всадники защищают нас, не можете даже учебную балладу спеть? Об этих самых всадниках, между прочим!
— Мы больше не будем отвлекаться, мастер, — обещает третья.
— Придется поверить, — нарочито тяжело вздыхает арфист, касаясь струн. И вот уже детские голоса вновь звенят, выводя слова древней баллады:

Почет воздайте всем Крылатым
В поступках, мыслях и словах.
Их жизнь легла кровавой платой
На смертных Перна рубежах…


"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"