Глава 37, 38

Автор: Падающая Звезда
Бета:нет
Рейтинг:G
Пейринг:ГП, СС, РУ, ГГ
Жанр:General
Отказ:Героев придумала Роулинг
Вызов:Воскрешение
Аннотация:Седьмая книга заканчивается главой 36 (если не считать эпилога). Что было потом?
Комментарии:
Каталог:Альтернативные концовки
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2007-09-28 00:00:00
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1. Глава 37

Гарри вышел из офиса Дамблдора и остановился в нерешительности.

— Что? Что-нибудь не так? — спросила Гермиона.

Гарри замялся.

— Снейп… Он всё ещё в Кричащей хижине?

— Ну… Наверно, да. Мы ушли следом за тобой.

— Значит… даже о его теле никто не позаботился? — Гарри стоял, растерянно глядя перед собой.

— Гарри! — напомнила Гермиона. — Была война!

Гарри посмотрел ей в глаза.

— Была война. А сейчас? Я во всеуслышание рассказал о нём правду, Вольдеморт погиб, и все на радостях забыли о Снейпе? Это по-твоему справедливо?

— Я бы сказал, это неудивительно: он был не самый приятный тип, — заметил Рон.

— Знаешь, — возразил Гарри, — этот «не самый приятный тип» семь лет оберегал меня.

«И если подумать, — добавил он про себя, — у него были причины для неприязни».

— Ну… — предложил друг, — давайте напомним о нём МакГонагалл.

Повисло молчание.

— Нет, — произнёс, наконец, Гарри. — Сначала мы сходим туда сами.

— Зачем?

— Не знаю…

Что-то было не так. Это было нечестно, несправедливо, но не эти чувства давали ощущение того, что что-то не так. Он жил, ненавидимый всеми, и в первую очередь, им, Гарри, и так же бесславно умер. И они даже не попытались его спасти. Хотя ведь два года назад смогли спасти мистера Уизли. Выходит, они позволили ему умереть? Конечно, в тот момент Гарри ещё считал его предателем. Считал, хотя… не задумываясь побежал смотреть его воспоминания в думоотводе и с первого раза угадал пароль. «Дамблдор». Как будто и без воспоминаний знал, что Снейп и после убийства оставался его человеком.

Они вошли в комнату, где оставался лежать Снейп, только лужа крови вокруг него значительно увеличилась в размерах, а тело неестественно завалилось на бок.

— Он ещё оставался жив! — ахнула Гермиона. Она подбежала к профессору и попыталась нащупать пульс. Гарри и Рон, затаив дыхание, следили за её действиями. Исследовав вены на шее и запястьях, девушка оглянулась в поисках чего-то. Взгляд её упал на осколок стекла размером с ладонь. Она подобрала его и, вытерев о подол своей мантии, поднесла к губам лежащего. Прошло несколько минут, в течение которых она напряженно вглядывалась в поверхность стекла. Если есть хоть слабое дыхание, оно запотеет…

Ничего. Она отложила стекло и бессильно покачала головой.

— Поздно…

Гарри молча взирал на лежащего перед ним преподавателя зельеделья. Значит, они оставили его, ещё живого, умирать здесь? Возможно, даже когда Гарри уже знал правду, даже тогда профессор был ещё жив, и ему могли помочь? И он об этом догадывался, ведь именно это, именно ощущение того, что что-то не так, привело его сюда сейчас! Может быть даже, Снейп всё ещё оставался жив после смерти Вольдеморта, когда все сидели на пиру и радовались? И никто не задумался о том, что в Кричащей хижине умирает человек, сделавший для победы над Вольдемортом не меньше чем Гарри?

— Чувствую себя сволочью, — прошептал он.

— Перестань, дружище, ты не мог знать, — попытался возразить Рон. — Ты и так сделал много… Ты…

— Я мог знать! — перебил его Гарри. — Я мог знать, я знал, поэтому и пришёл сейчас сюда! И должен был прийти сюда раньше! Или сказать кому-нибудь! Я позволил ему умереть, хотя догадывался, что его можно спасти! И знаешь, знаешь, почему?! Я не захотел об этом думать! Это всё проклятая вражда и взаимная ненависть: мне проще было счесть его мёртвым, чем…

— Давайте позовём преподавателей, — проговорила Гермиона, вставая. — Так или иначе, нам не повернуть время вспять…

Гарри удивлённо воззрился на неё.

— Времявспять! Нам нужен времявспять! — воскликнул он. — И мы сможем его спасти, как спасли Конклюва!

— Но Гарри…

— Это будет справедливо. Ведь умер он из-за меня, из-за того, что даже зная правду, я не хотел этого признавать… Я не прощу себя, если не попытаюсь этого испавить.

— Но где ты собираешься взять его?

— В комнате по требованию много разного хлама. Думаю, даже после пожара что-то уцелело.


Они остановились у стены, где должна находиться дверь в комнату. Шансы были мизерны, но всё же… Глубоко вздохнув, Гарри трижды произнёс:

— Мне нужен времявспять.

К их изумлению, в стене появилась дверь. Открыв её, они обнаружили в пустой комнате на полу обгорелые часы. Гермиона подбежала и подняла их.

— Действуют? — спросил Рон.

— Сейчас проверим. Думаю, нам лучше вернуться в Хижину. Но другой дорогой.

— Почему другой?

— Потому что мы не должны наткнуться на самих себя. Только сначала возьмём кое-что из медикаментов.


Они вошли в Хижину с другой стороны. Дверь в комнату была закрыта. Не открывая её, ребята накрылись плащом-невидимкой, и Гермиона несколько раз повернула висящие на цепочке песочные часы.

— Посмотри… на… меня… — услышали они шёпот.

Звук удаляющихся шагов. Комната опустела. Тогда Гарри, Рон и Гермиона выбрались из-под плаща и приблизились профессору зельеделья. Снейп лежал с закрытыми глазами, привалившись спиной к стене и не подавая признаков жизни. Только из раны на шее, которую уже никто не зажимал, продолжала течь кровь.

— Он потерял сознание из-за большой потери крови, — сообщила Гермиона, опускаясь рядом на корточки. — Гарри, помоги мне. Рон, последи, пожалуйста, чтобы никто не пришёл.

Вдвоём с Гермионой они остановили кровь, а потом влили в рот профессору противоядие. Гермиона нащупала на шее Снейпа слабый пульс.

— Ну? — спросил Рон, отрывая взгляд от окна.

— Он очень слабый, но живой. Больше мы ничего сейчас не сделаем. Его надо отправить в больницу.

— Вот и хорошо, вон как раз мы идём! — сообщил Рон.

— Что?!

— А что? — Гарри посмотрел на Гермиону.

— Мы же сейчас придём и увидим, что со Снейпом всё в порядке!

— И?

— И мы не пойдём его спасать!

— Что же делать? — растерялся Рон.

Гарри переводил взгляд с Рона на Гермиону.

— Ты… Можешь модифицирвать нам память? — спросил он.

— Память?

— Да, как будто мы уже пришли и увидели — ну, сама знаешь, что!

— В принципе, могу…

— Тогда… — Гарри набросил на Гермиону плащ-невидимку и спрятался вместе с Роном за стеной.

Шаги в коридоре замерли, а потом те, кто так и не успел дойти до комнаты, поспешили назад. Через минуту Гермиона вернулась, снимая с себя плащ.

— Молодец, — похвалил Гарри. Гермиона улыбнулась.

— Через несколько минут мы сюда вернёмся, — напомнила она. — А после мы сможем выбраться и позвать мадам Помфри.






Глава 2. Глава 38

В первый раз при виде профессора зельеделия Гарри не испытывал ненависти, а в манере преподавания Снейпа вместо язвительности сквозила какая-то усталость. Впрочем, чего можно было ожидать от человека, который только пару недель, как встал на ноги? Гарри подумал, что седьмой курс в Хогвартсе будет самым спокойным из всех лет его обучения. Гарри сложил вещи и собирался покинуть класс, когда его остановил голос:

— Поттер!

— Да, сэр?

Голос Снейпа звучал резко, но в нём не было прежней ненависти.

— Я хочу задать вам вопрос.

— Какой?

Снейп встал и, обхватив себя руками, повернулся к Гарри вполоборота, и глядя куда-то на полки, уставленные зельями, произнёс глухо:

— Я знаю, что это вы с мисс Грейнджер и мистером Уизли оказали мне помощь и позвали мадам Помфри. Я только не могу понять, каким образом вы успели это сделать и… зачем. Вы бы не успели и посмотреть мои воспоминания, и помочь мне, и сразиться с Вольдемортом.

— Да, — согласился Гарри.

— Тогда… — Снейп повернулся и удивлённо посмотрел на него. — Как вам это удалось?

— А вы никому не скажете, профессор? — Гарри обернулся и посмотрел на двери.

Секунду Снейп помедлил, оценивая вопрос.

— Нет.

— Мы воспользовались Времявспятем…

Преподаватель пристально посмотрел на него, и вопрос вырвался сам собой:

— Зачем?

Гарри молчал. Снейп спрашивает, зачем он спас его от смерти. Неужели это не очевидно?

— Зачем вы это сделали, Поттер?

На этот раз в голосе прозвучала такая горечь, что Гарри невольно поднял голову и посмотрел Снейпу в глаза. «Я этого не вынесу», — вспомнилось ему. Неужели он всё ещё думает, что над ним кто-то намерен смеяться?

— Сэр, я должен вам кое-что сказать, — произнёс Гарри, глядя прямо на профессора зельеделия. — Выслушайте меня. Я люблю своего отца, люблю Сириуса, но это не значит, что я поддерживаю их во всём, что они делали. Вы ведь помните мои занятия по Окклюменции. Вы тоже видели мои мысли. Я знаю, что это такое. И… это то, в чём я хотел бы быть похож на маму. И ещё я хотел сказать, что мне жаль, что я был так несправедлив к вам и так плохо о вас думал…

Снейп вздохнул и снова сел за стол.

— Должен признать, Поттер, я и сам отчасти виноват в том, что ваша мать выбрала не меня.

Настала тишина.

— Знаете, профессор, если бы Драко Малфой был единственным, кто видел во мне человека, я не уверен, что не стал бы с ним общаться, — признался Гарри.

Профессор зельеделия вздохнул и промолчал. Послышался звонок.

— Вам пора, Поттер, — произнёс Снейп. — Кажется, мы достаточно сказали друг другу. Не хочу, чтобы меня обвиняли в том, что я даже теперь не даю покоя мальчику-который-выжил, — он криво усмехнулся.

— Перестаньте, профессор, — огорчённо произнёс Гарри. — Я думал, вы меня поняли.

— Я тебя понял, — тихо ответил Снейп. — Прости. Я тоже был к тебе несправедлив. А теперь иди, иначе профессор МакГонагалл меня убъёт.

Гарри взял вещи, но вместо того, чтобы направиться к двери, подошёл к учительскому столу.

— Я хотел бы пожать вашу руку в знак примирения, — сказал он, протягивая ладонь и глядя Снейпу в глаза. Профессор зельеделия встал и протянул руку в ответ. На его лице появилась тень улыбки.

Счастливо улыбаясь, Гарри поспешил на трансфигурацию.

— Ну что? — шёпотом спросили его Рон и Гермиона, когда он вошёл в класс и сел.

— Мы помирились со Снейпом, — облегчённо вздохнул Гарри. — Знаете, у меня словно гора упала с плеч. Вот теперь… точно всё в порядке.



"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"