Сюрприз для Северуса Снейпа.

Автор: Таня Геллер
Бета:нет
Рейтинг:PG
Пейринг:Снейп и новый персонаж
Жанр:Drama
Отказ:
Цикл:Сердце Снейпа [3]
Аннотация:На летние каникулы в Хогвардс приезжает девочка, очень похожая на профессора Снейпа, но по выходкам превосходящая близнецов Уизли…
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:0000-00-00 00:00:00
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1.

Семюэль стоял перед зеркалом в ванной.
Его настроение колебалось между злостью и восхищением.
«Опять эта девчонка! Сколько можно терпеть её выходки.
Наложить заклятие Молчания на все зеркала Дома?! Уму непостижимо! Как пить дать, одно из них ляпнуло что-то нелестное о дедовской любимой внучке! Я уже давно убедился, что девчонкам " королевской" крови позволяют всё и еще чуть-чуть. Мне бы от мамы влетело за это по первое число. Кстати, не мешало бы переговорить с ней до вызова на ковер».

- Трейси! Негодная девчонка! Когда же ты повзрослеешь? Тебе уже одиннадцать, и ты очень красивая девочка. Чем на этот раз тебе зеркало не угодило?
Трейси покраснела.
- Ну, давай, рассказывай!
- Я накрасилась... совсем чуть-чуть.
- Значит, зеркало сказало чистую правду. Могу себе представить...
Лисса не смогла сдержать улыбку.
Трейси надулась и обиженно выпятила нижнюю губу.
- Можешь дуться, сколько хочешь. Сем в твоем возрасте...
- Да я уже наизусть знаю, каким паинькой был твой любимый сыночек!
Слава Мерлину, я на него не похожа, и мне не надо становится главой этого старого и скучного Дома! Может быть, пошлешь меня в ту школу волшебников?
Там и посмотрим, кто чего стоит!
-Ты не знаешь, о чем просишь!
- Ну не учиться, так посмотреть.
Трейси подошла к Лиссе и обняла её.
- Мамочка, ну, пожалуйста...
- Ты мой маленький хитрый лисенок. Только сначала я посмотрю на реакцию Сема.
- Можно я пойду с тобой?
- Ни в коем случае.
- Как всегда, Ваши взрослые разговоры не для моих ушей.
Лисса измерила её возмущенным взглядом:
- Иди, иди в свою комнату, ты ещё не все игрушки оттуда выбросила.
Трейси села на кресло около окна, взяла в руки любимого плюшевого мишку и задумалась:
«Придется временно побыть пай девочкой, иначе Хогвардса мне не видать, как своих ушей. Как бы мне хотелось знать, какая тайна кроется за его стенами. Всего ничего: взять кусочки мозаики и правильно их сложить».
Разговаривать с Главой Дома всегда было нелегким делом.
Трейси хочет в Хогвардс.
Как это подать отцу? Вопрос был сложным, но дело стоило свеч. Это был шанс, и Лиссе безумно хотелось им воспользоваться.
Лисса вздохнула:
- Уговорить папочку, узнать мнение ученых, а потом беседа с Трейси о Северусе.
Начать и кончить...


Сем обрадовался, увидев Лиссу.
Она невольно залюбовалась сыном.
Красивый, умный, могущественный. Что еще можно было пожелать?
Его улыбка уже разбила сердца всех девушек Дома. Но он шел к своей цели и "не отвлекался на ерунду".
«Ох, наглая морда, влюбишься, вот и отольются тебе их слезки».
- Госпожа Лисса, если я не ошибаюсь, причина Вашего неожиданного визита - наше милое маленькое чудовище?
- Издеваешься, да? Между прочим, она умудрилась меня серьезно озадачить.
- Хотелось бы услышать, что могло поставить в тупик нашу Мудрую женщину?
И тут он осекся, увидев выражение её лица.
- Мама, что случилось? Это настолько серьезно?
- И да, и нет.
- Ты так говоришь, как будто это касается отца.
- Ты становишься провидцем? Только этого не хватало... Твоя младшая сестричка хочет в Хогвардс!
Лицо Сема вытянулось, а потом он расхохотался.
- Ну, Трейси дает! Это же гениальная идея, но сколько будет волокиты, страшно даже представить. Но чем Мерлин не шутит, такую возможность грех упускать.
Я бы и сам с удовольствием...
- Сем, ты же знаешь, для нас туда дороги нет.
Сем в очередной раз увидел боль в глазах мамы.
-Тебе еще предстоит решить, что и как ты скажешь Трейси об отце.
Лисса вздохнула:
- Погоди, сын, мне надо всё хорошенько взвесить.
Сем с Лиссой одновременно почувствовали, как потеплели их именные браслеты.
- Ну что, пора на ковёр?
По лицу Сема было невозможно определить его чувства, но Лисса и без этого понимала, что творится у него в душе.
- Маленькая проказница сидит в кустах, поджавши хвост, а получать на орехи мне и маме.
Они медленно и с достоинством вошли в главный зал.
Глава Дома (отец и дед в одном лице) сидел на своем законном месте с крайне недовольным выражением лица.
- Нападение - лучшая защита, - промелькнуло у Лиссы в голове, и она вступила в бой.
- Знаешь, папочка, если ты и дальше будешь всё прощать этой нахалке, я не отвечаю за последствия и не удивлюсь, если через две недели от замка не останется камня на камне.
- Мне кажется или моя старшая проказница что-то надумала?
- Ты бы не хотел отдохнуть месяц другой от её выходок?
- Ты меня заинтриговала, рассказывай, не тяни кота за хвост.
- Этот сорванец в юбке сегодня подкинул мне идею.
- Лисса, на мой взгляд, это не очень удачное начало.
- Трейси хочет в Хогвардс.
- Интересно, что она там забыла? Учителей и книг и здесь с избытком.
- Сем, может быть, тебе удастся объяснить мне эту авантюру?
Наследник "трона" нахмурил лоб и судорожно старался придумать хотя бы пару причин:
- Во-первых, это не её территория, и ей никто не позволит остаться безнаказанной после очередной безрассудной выходки. Во-вторых, мир на Доме не заканчивается. Маги и магглы - это бесконечная возможность выбора.
- В-третьих, - добавила Лисса, - ей пора начинать поиски своего пути.
- А, в-четвертых, - прорычал Глава Дома, - это сговор! Вы хотите пропустить её через мясорубку?!
- Да, - абсолютно синхронно ответили мать и сын.
- Хорошо, если в выкладках проблем не будет, на лето я её отпущу.
Он помолчал и тихо продолжил:
- Она ещё успеет меня застать.
Лисса до боли прикусила губу.
- Отец, ты уже знаешь?
- Да, Лисса, ничего не поделаешь.
Он повернул голову к Сему.
- Мальчик, начинай готовиться к обряду.
Этот очень пожилой человек знал, какую боль он причиняет своим близким. У каждого свой срок. Вы будете рядом, а Трейси ещё так мала, чтобы все это видеть. Я хочу, чтобы она провела это лето в школе у Альбуса. Лисса, тщательно взвесь все, что ты ей скажешь. Обо мне не говори! Не смей! С перемещением проблем не будет. Твою комнатку Альбус законсервировал. Как этот старый лис вынюхивает будущее? Ума не приложу!

Через десять дней, за два дня до отъезда, Лисса решилась на серьезный разговор. Взвесив по несколько раз все варианты, она пришла к единственно приемлемому решению.
Осталось всего ничего: убедить в этом Трейси.
Её храбрая девочка сидела на диване, прижав к себе плюшевого медвежонка. Это был верный признак, что Трейси чувствует себя не в своей тарелке.
Лисса села рядом с ней.
- Трейси, ты действительно хочешь в Хогвардс?
Трейси кивнула.
- Для того чтобы перевернуть вверх тормашками твой мир, необязательно ехать туда. Для этого будет достаточно выслушать меня сегодня. То, что я тебе скажу, останется строго между нами, и это очень важно.
Девочка промолчала и только сильнее прижала к себе мишку.
- Нет, никаких ужасных историй не будет, просто все очень запутанно. Но ты должна знать, чем рискуешь, и чем рискуют люди, любящие тебя.
Лисса собралась:
- Ты должна знать, кто тебя там встретит.
Все равно её голос дрогнул.
- Мама, не плачь! Если ты против, я никуда не еду.
- Ты ничего не понимаешь, я очень хочу, чтобы ты поехала. Не перебивай меня, пожалуйста, иначе мне будет ещё сложнее... Ты же знаешь, что Ваш отец не имеет отношения к Дому, и никогда тут не был.
- Я вообще мало о нем знаю, это предложение - вся доступная информация, кроме того, что ты, мамочка, до сих пор его любишь.
- Ох, Трейси, горе мне с тобой! И эта малолетняя стерва - его дочь. Как бы мне хотелось увидеть его лицо...
- Так, хорошенькое дело, до меня дошло: ты посылаешь меня к нему! И что, по-твоему, я должна сказать при встрече: «Здравствуй, папочка!»
Лисса представила себе эту сцену и рассмеялась:
- Трейси, прекрати меня смешить, никто, естественно, от тебя этого не ожидает. Теперь самое главное: он ничего о тебе не знает, и у тебя есть месяц, чтобы решить, захочешь ли ты ему это сказать.
Я тебе даю с собой два конверта.
Первый ты отдаешь ему по приезду, а второй - в самый последний день, если до этого не посчитаешь нужным сказать ему правду.
Содержимое конвертов не для тебя, и не пытайся туда влезть: все равно не получится. Именная печать деда, это тебе о чем-нибудь говорит? Трейси, будь хорошей девочкой!
Но, посмотрев в лукавые глаза дочери, ей до слез стало жалко Северуса.
Они посылали ему мину замедленного действия.
«Держись, любимый!»

Сразу же после разговора с мамой Трейси вызвал к себе дед.
- Слушай меня внимательно, Трейси! Все что я тебе скажу, ты не узнаешь ни в одном учебнике, и очень мало магов вообще что-то об этом знают. Я, директор школы Альбус Дамблдор и кое-кто еще являемся Адептами. Мы противостоим темным силам, каждый в своем мире. Все эти миры связаны между собой. Мы можем помочь друг другу только в случае крайней необходимости. Так случилось с твоей мамой. Её жизнь исковеркана ради этого. Нет в мирах равновесия. Ты будешь находиться в очень неустойчивом мире. Директор школы и его сподвижники противостоят темноте в лице Лорда Волдеморта. Это очень опасный противник. Трейси, я надеюсь, что твои проделки не принесут неприятностей. Думай, что делаешь! Не позорь своего деда. Я буду ждать тебя с нетерпением и надеюсь, что перед переходом ты придешь ко мне попрощаться.

Девочка подошла к деду. Он посадил ее к себе на колени и погладил по голове.
- Ты самый лучший и мудрый в мире дедушка. Только ты что-то недоговариваешь. От меня что-то скрывают?
- Ничего, постреленок, все в порядке. Я хочу, чтобы ты помнила, что ты не можешь вытворять там все, что тебе придет в голову, и, скорее всего, некому будет тебе помочь выкрутиться.
- Я справлюсь, - большие черные глаза Трейси были полны задора.
Дед рассмеялся и поцеловал Трейси в щеку.
Утром следующего дня Трейси устроила матери допрос с пристрастием. С Сема, там, где сядешь, там и слезешь, а мама ценный источник информации. Лисса старалась вспомнить все, что могло пригодиться в Хогвардсе. И Трейси повезло: мама вспомнила о колокольчике домового эльфа.
Ей, естественно, пользоваться им запретили и строго настрого наказали вернуть колокольчик Тинки в собственные руки. Трейси любила своих домовых эльфов, и когда ее пробовали наказать, в её комнате всегда было что-нибудь вкусненькое. Она ни секунды не сомневалась, что Тинки будет её другом.
«Что взять с собой?»
Естественно, ей напихают в чемодан всякую ерунду, типа груды мантий и какой-то идиотской маггловской одежды. Надо хорошо продумать, что действительно нужно взять с собой.
Список контрабанды содержал не так много пунктов, недостающие детали Трейси решила достать на месте.
«Интересно, как там с зельями? К лаборатории Сема меня уже два года на пушечный выстрел не подпускают. Я не думаю, что дело кончится кровопролитием, но он-то наверняка знает какое-нибудь противное заклинание, и придется недели две ходить посмешищем. Я хорошо помню, как никому не разрешили помочь мне найти контрзаклинание. Нет, с Семом в гневе лучше не связываться. Ладно, разберусь уже на месте.
Признаюсь, единственный вопрос, на который я хочу найти ответ в Хогвардсе: за что, интересно, мама любит отца?» Если бы она знала, сколько раз за это лето ей придется задавать себе этот вопрос.



Глава 2.

Его беспокоило что-то неопределенное.
Что-то было не так на его столе. Вроде все, как всегда, на своих местах.
Свитки слева, чистые пергаменты справа, перья в банке и ни одного реактива.
Полный порядок. Что-то не так...
Вот оно что!
Лампа, которой он так дорожил...
Северус уже и не помнил, когда так удивлялся.
Цвет лампы был не черным и не бардовым (о чем он старался и не мечтать). Она стала малахитовой.
У него перехватило дыхание.
«Лисса?! Нет, этот цвет не имеет к ней отношения. Что это значит?
Спросить не у кого.
Дамблдора нет в Хогвардсе. Министерство магии... - он криво усмехнулся, - нет, это не место для посвященных. Сейчас середина лета, и, кроме Хагрида и привидений, в Хогвардсе никого нет».
Он ужаснулся:
«Лорд Волдеморт?! Неужели он узнал?! Нет, он выбрал бы другую расцветку. Черное его стихия...
Малахит. Загадка без ответа.
Посмотрим...»


«Должна быть какая-то связь с Лиссой». Он старался не думать об этом, но лампа не выходила у него из головы.

Вечером он уже не мог оставаться в подземельях, и в оправдание сказал себе, что необходимо проветрится. В результате короткой прогулки он оказался около одной очень знакомой двери. Остановился и прислушался. Там, как обычно, было тихо. Северус Снейп развернулся и уже направился прочь от иногда посещаемого им места, как за дверью раздался громкий хлопок. Его качнуло, он не знал из-за чего: то ли ударная волна, то ли легкий шок. Тело не хотело его слушаться, и он стоял и смотрел на дверь в ожидании чуда.
Дверь отворилась. Перед ним стояла маленькая черноволосая девочка. Она совершенно беспардонно разглядывала профессора Зелий с ног до головы. Никто и никогда не позволял себе такой наглости, даже Упивающиеся, не говоря уж о студентах. Это моментально вернуло его в обычно раздраженное состояние. Голос Снейпа загрохотал по коридору:
- Мисс, будьте добры представиться и объяснить, что Вы тут делаете в такое позднее время.
Маленькая нахальная девчонка, даже не опустив лукаво прищуренных глаз, ехидно заявила:
- Меня зовут Трейси, вот эта посылка наверняка Вашему грозному Величеству.
На этом сегодня моя миссия закончена, и я хочу спать. Будьте так добры, проводите меня, пожалуйста. После этого наглого заявления его глаза стали холодными, как лед, и он решил, что не оставит камня на камне от Хогвардса, если не поставит это "чудо" не место.
Снейп процедил сквозь зубы:
- Мисс Трейси, идите за мной, - развернулся и пошел прочь.
Трейси дотронулась до тяжелого чемодана своим колечком, и он послушно поплыл за ней по воздуху.
- Ничего себе "тёплая" встреча, ну и шуточки у мамы с Семом.
Он бесшумно шел впереди нее, но когда она остановилась на секундочку, он повернул голову и сказал:
- Я останавливаюсь в последний раз, после следующей остановки будете искать дорогу сами.
Северус никогда бы не бросил ребенка в незнакомом месте, но желание повредничать взяло верх. Была еще одна причина того, что он торопился: посылка "жгла" ему руки. Ведь почерк на посылке был ему до боли знаком.

В подземелья он вернулся бегом, от него шарахались доспехи и лестницы услужливо подставляли ему ступеньки. Сдержав порыв разорвать обертку, он нашел ножницы и аккуратно вскрыл посылку. Там лежало несколько писем и маленьких свертков.
Первым делом он распечатал письмо от Лиссы.
«Дорогой мой волшебник!
За долгое, долгое время эта была единственная возможность послать тебе весточку. Мне даже не верится, что ты сейчас сидишь и читаешь эти строчки. Мое сердце всегда болит, если тебе плохо, а теперь всё чаще и чаще. Что с тобой, любимый? Даже если ты и ответишь, я не смогу услышать, только в груди что-то заноет. Милый мой, береги себя, может быть когда-нибудь...
Так хочется в это верить...
Все, вытираю слезы и перехожу к делу.
Эту посылку тебе передала девочка, к твоему сведению, это не сова и не жаба. Ты за нее отвечаешь передо мной. Ребенок совершенно невоспитанный и одаренный, не спускай с нее глаз, но в любом случае тебя ожидает немало сюрпризов. Я бы хотела, чтобы ты ей показал Ваш мир. При неповиновении можешь использовать любые способы, вплоть до рукоприкладства, но послушай моего совета: по шерстке все-таки лучше. Насколько я знаю тебя, первое, что ты открыл, это мое письмо. Хочу тебя обрадовать, что там же ты найдешь письмо от Сема и нашу фотографию. Посмотри на нее и спрячь подальше.
Ну, что я тебе советую, ты же у меня умница, все сам знаешь.
Напоследок, ты бы хотел это знать: я всё ещё тебя люблю, и никто не может мне объяснить за что. Все пишут в конце письма, что хотят поцеловать адресата.
Но это близко не стоит с тем, как этого хочу я. Заглянуть в твои глаза и прижаться к тебе губами. Северус, ненаглядный мой, ни одно письмо не может вместить то, что я чувствую. Не могу писать дальше, нет сил.
Лисса».

Прошло немало времени, как он собрался с силами и открыл письмо Сема.
«Здравствуй, отец!
Ты никогда не слышал этого от меня, и мне нечем восполнить этот пробел.
Ты, наверно, всё так же снимаешь стружку со студентов и не вылезаешь из лаборатории. Ты же понимаешь: любовь к твоему предмету никуда не делась. У меня уже давно есть свои "подземелья". Мне иногда очень тебя не хватает. Некому мне всыпать по первое число за испорченное зелье и не с кем посоветоваться в трудную минуту.
Мне кажется, я все-таки немножко на тебя похож.
Мне бы этого хотелось. Маме очень тебя не хватает.
Это, наверное, идиотский вопрос, может быть, махнешь к нам, а?
Это очень сложно, но если ты не против, я выясню, что из этого может выйти.
Твой сын, Семюэль Снейп».

Это было невыносимо. Это было несравнимо с Круциатус.
Никто не видел, как он рыдал этой ночью.
Когда он смог оторваться от писем и от фотографии дорогих его сердцу людей, его заинтриговало разрешение Лиссы применить к девочке грубую силу.
«За кого она меня принимает? Как я могу поднять руку на чужого ребенка?
Чужого?!!
Мерлин!!! Этого не может быть!
Может... Очень даже может.
Лисса, ну и подарочек на летние каникулы.
Мне мало проблем с Волдемортом и Поттером, мне прислали девочку. Которая, скорее всего, моя дочь.
Ну и что я теперь должен делать!!!»


Трейси никак не хотела просыпаться, хотя солнечный луч бил ей прямо по носу.
Но когда ему удалось проникнуть в тонкую щелочку её черных глаз, она смирилась и села на кровати.
«Брр! Мне это сниться или я в Хогвардсе?
Похоже на второе. Пора приниматься за дела. Где мои монатки?
Опля! Все уже на местах, домовые эльфы постарались.
Пожалуй, это и будет моим первым делом с утра пораньше. Где-то тут был мамин колокольчик».
Трейси нащупала его в складках своей мантии и позвонила. Откуда появился Тинки, ей заметить не удалось.
Домовой эльф ничего не сказал, он стоял в полном оцепенении с открытым ртом и вытаращенными глазами.
- Мама сказала передать его тебе. Не бойся, возьми свой колокольчик!
Тинки понадобилось еще минута, чтобы придти в себя.
- Ну и дела!
- Пожалуйста, перестань вести себя, как будто обнаружил в своей тумбочке дракона. Меня зовут Трейси, и тебе большой привет от мамы и Сема.
Эльф так и не отошел от потрясения:
- Мисси - дочка мадам Лиссы и сестричка мистера Сема!!! Тинки ни за что не возьмет назад колокольчик, даже и не просите. Тинки будет рад помочь маленькой мисс.
Трейси мысленно погладила себя по голове (умная девочка, высшая оценка по предсказаниям!)
- Тинки, ты не мог бы подождать, пока я приведу себя в порядок, а потом проводить куда-нибудь?
Тинки согласно кивнул.
Когда она вышла из ванны, свежая и полностью проснувшаяся, её ждал "сюрприз".
Эльф смущенно сказал:
- Мисси, я Вам не понадоблюсь, за дверью... профессор Снейп.
- Тинки, ты уже все понял. Он ничего пока не знает, и не должен знать, пока я ему сама не скажу. Не выдавай меня, а?
- Хорошо, Трейси, я буду нем, как старые ржавые латы, - и растворился в воздухе.
Сейчас надо открыть дверь. Вчерашняя "теплая" встреча не в счет. Сейчас будет разведка боем.
Профессор Алхимии Северус Снейп стоял около лестницы во всем своем черном великолепии.
Трейси тихо хмыкнула:
«Осталось только сделать реверанс. Не дождешься!»
Если бы она знала, в каком состоянии он находился. Северус Снейп был в панике и совершенно не знал, что с ней делать. Эта ночь перевернула его душу, и он прилагал максимум усилий, чтобы выглядеть спокойным.
- Доброе утро, мисс Трейси. Добро пожаловать в Хогвардс.
Слова были вежливыми, но от звука его голоса по спине девочки побежали мурашки.
- Доброе утро... ммм…
- Профессор Снейп. Я буду сопровождать Вас первое время и хотел бы объяснить правила поведения и то, что лучше не делать. Сейчас каникулы, и в школе всего трое взрослых, три приведения и один совершенно отвратительный полтергейст. Вы сможете познакомиться с лесничим и преподавателем волшебной живности Хагридом. За порядок в замке отвечает мистер Филч. Будьте добры, не доставляйте ему хлопот. Вы вольны гулять, где угодно по всей территории школы, но в Запретный лес ни ногой! Вы меня слушаете? Повторите, что я сказал!
Во время его серьёзного монолога голова Трейси крутилась во всевозможных плоскостях, и он очень удивился, когда она смогла воспроизвести весь текст.
- Прекрасно. Хотелось бы поставить акцент на том, что я несу за Вас ответственность, и если Вы будете доставлять слишком много проблем, я буду вынужден прервать Ваше пребывание здесь. (Это был блеф чистой воды, какое еще взыскание могло иметь силу: она не студентка и баллы с факультета не снимешь. Пришлось соврать). Трейси слегка приуныла, этот вариант её совсем не устраивал. Но следующая фраза вызвала бурю эмоций.
- Буду рад Вас видеть в своей лаборатории.
Из тысячи слов, вертевшихся на языке, она смогла выдавить из себя тихое «спасибо». Они ели молча. Трейси исподтишка рассматривала его. Северус изо всех сил сдерживался, чтобы не улыбнуться. Девочка была чудесной. Сходство с Лиссой и тонкие аристократические черты лица не оставляли сомнений. Это его ребенок, и, в отличие от Сема, зачатый в любви. Чувства не ослепляли его. Шок и хорошее поведение продлятся недолго, надо быть на чеку.
- Я бы хотел называть Вас на ты, не возражаете?
- Нет, я же ещё маленькая.
Его губы сдержали улыбку, но глаза искрились смехом.
- Прекрасно, для прогулки по Хогвардсу и знакомства с Хагридом я не нужен. Ты с этим и сама свободно справишься. Я должен вернутся к себе и послать пару писем.
Трейси кивнула, и их пути разошлись.


Он был счастлив. Эта девочка, неожиданный подарок судьбы, она была желанной для них обоих.
«Мне не нужны никакие эксцессы, пока она со мной. Первое письмо Дамблдору, а второе Малфою, этот ублюдок быстро передаст сообщение Лорду Тьмы».
Настроение Снейпа стремительно портилось:
«Какой аргумент предложить Волдеморту?»
Он знал ответ на этот вопрос, но как к этому отнесется Дамблдор?
«Директору школы Хогвардс,
профессору Альбусу Дамблдору.
Альбус случилось невероятное. Вчера был осуществлен переход.
В Хогвардсе находится ребенок. Все подробности при личной встрече.
Обратный переход 30 августа. Жду Вас с нетерпением.

Северус Снейп».
К его великому удивлению Дамблдор появился у него в кабинете через два часа после отлета совы. Северус ничего не мог скрыть и хорошо понимал Дамблдора, который лукаво улыбался, слушая его исповедь.
Самым сложным было, как он и ожидал, убедить Дамблдора в единственно эффективном варианте.
- Северус, это смертельно опасно для Вас. Тот свиток..., уничтожение кровавого жезла. Это, несомненно, даст Вам время.
Вы хоть понимаете, чем рискуете?
- Да.
- Знаете, Северус, ваша отвага сделала бы честь Гриффиндору. Даже взгляд на этот свиток вызывает желание его сжечь.
- Альбус, это сантименты, я справлюсь. Единственное условие - девочка будет со мной. Не переживайте, я не дам ей прикоснуться к этой гадости. Мне бы хотелось, чтобы Вы постарались объяснить ей положение дел в этом мире. Учтите, что, судя по письмам, братья Уизли рядом с ней грудные младенцы.
- Да, Северус, Вы влипли, но я постараюсь Вам помочь. Как её зовут?
- Трейси.
- Трейси Андропулос Снейп, - глаза директора сверкнули.
- Дамблдор! Прекратите издеваться, и... да, Снейп!
- Ну вот, теперь у Вас уже жена и двое детей.
Снейп молча вышел из кабинета и хлопнул дверью.


Дамблдор вышел и здания школы и огляделся. Трейси нигде не было видно.
Около озера он заметил большую неподвижную фигуру Хагрида. Директор поравнялся с ним и выглянул из-за его спины. Ему стало понятно, что заставило Хагрида застыть в почтительном безмолвии: маленькая черноволосая девочка кидала камни размером с квафл гигантскому кальмару, а он аккуратно возвращал их ей.

Альбус подошел к ней и нарушил эту идиллию. Трейси обернулась, и их лукавые взгляды встретились.
- Вы Альбус Дамблдор?
- Да.
- Минуточку, - она потерла колечко, и в руках директора оказался конверт от его лучшего друга. Он с неодобрением взглянул на девочку.
- Ну, и с какого возраста юная леди пользуется сим колечком?
- С трех лет.
Волосы на его голове встали дыбом, но он не показал и виду.
«О чем думал этот старый маразматик, давая такое оружие в руки ребенка?!»
Вслух же он сказал:
- Трейси, как ты относишься к лимонным долькам?
- Положительно... в рот, причем в любое время суток.
- Замечательно, тогда прогуляемся до моего кабинета, насколько я помню, там на полке лежит целая коробка, к тому же познакомишься с фениксом.
Трейси укоризненно глянула на него:
- Слабо просто сказать, что у Вас ко мне есть пара вопросов?
Дамблдор рассмеялся:
- Не буду скрывать, и это тоже.


Трейси не смогла бы определить, в каком состоянии она вышла из кабинета директора. Судя по рассказу Дамблдора, атмосфера этого мира накалялась день ото дня. Ей совсем не хотелось вступать в эту войну, но она будет здесь почти целый месяц, и шансов отсидеться, похоже, нет. Пока директор рассказывал о великом и ужасном Волдеморте и о смелом и прекрасном Поттере, Трейси слушала в пол-уха, а вот когда он перешел на миссию Снейпа и на его решение ради нее влезть в очередную жуткую историю, стала серьезной и ловила каждое слово. Её возмутило то, что Дамблдор просил её, чтоб она не лезла не в свое дело и не вздумала пользоваться без особой надобности кольцом. Он не знал, с кем связывается. Её реакция была диаметрально противоположной:
«В этом "королевстве" бардак и без меня, куда захочу, туда и пойду, как носила колечко, так и буду носить!»



Глава 3.

Профессор Алхимии не мог заставить себя оторваться от фотографии, полученной вчера вечером. Он понимал, что должен как можно скорее вернуть её в тайник и наложить на него десяток серьезных заклятий. Письмо и карточка были серьёзным козырем, и он не имел права так рисковать. Но он позволил себе несколько минут слабости. Сем и Лисса улыбались ему, от этого было тепло, но немножко щемило сердце.
«Лисса, ты почти не изменилась, я и забыл какая ты красивая, когда улыбаешься. Это невероятно, что я вижу, как ты машешь мне рукой.
Каким образом ты чувствуешь, когда мне плохо?
Что ты пережила, когда носила Трейси, как проходили роды? Ты родила мне двух детей, и ни разу я не был рядом с тобой. Мне не хочется грешить на судьбу. Возможно, я не сделал чего-то важного, чтобы изменить нашу жизнь. Если бы я знал... Сем, ты вырос и стал мужчиной. Может быть, в твоих руках силы, что мне и не снились. Мы с тобой встретились, и я полюбил тебя. Судя по твоему письму, ты помнишь обо мне. Я гордился тобой, когда ты был мальчишкой, а сейчас мне даже не верится, что мой сын такой....
Всё, больше не могу! Правильно написала Лисса, нельзя растягивать это до бесконечности».
Он решительно встал, упаковал сверток, и комната погрузилась в темноту.

Прошел час, и Снейп начал плести интригу.
Северус взвесил все варианты и решил не предавать дело бумаге, и, соответственно, не сообщать о нем Малфою. Про свиток должны знать на темной стороне как можно меньше магов. Большой кусок черного необработанного янтаря скрывал в себе тайну. Ему уже удалось открыть его и начать расшифровку. Сегодня нужно показать его Волдеморту и обнадежить его. Пока он ничем не рискует, кроме него некому сделать для Темного Лорда эту работу. Это была лучшая приманка для черного урода. Ради такой цели его не будут дергать по поводу и без повода. Никаких Темных пирушек, Круциатус и Авады. Только бы все получилось.
Любой Упивающийся мог найти своего хозяина без особого труда.
Для этого существовала Черная метка. Добраться до Хогсмида, произнести заклинание поиска и аппарировать. Лорд Волдеморт был настолько удивлен его неожиданным визитом, что решил выслушать Снейпа без предварительного профилактического Круциатуса.
- Ну и что ты мне приволок, предатель?
- Взгляните, Лорд, возможно, Вас порадует моя находка.
- Мне некогда рассматривать все, что мне приносят, рассказывай коротко и ясно.
- Этот свиток, Черный Лорд, открывает путь изготовления жезла крови.
- Ну и?!
- Жезл крови дает возможность отнимать силы других магов, превращая их в магглов.
- Каким же это образом?
- Когда рождается наследственный маг, он получает часть силы матери с кровью. Принцип действия основывается на этом. Туда также входит добавление нескольких зелий, в том числе зелье "голодного вампира". В итоге, вся сила "матери" передается "сыну".
- Вы ещё на что-то годны, Северус Снейп. Сколько времени Вам потребуется на изготовление жезла?
- Месяц не расшифровку и столько же на изготовление.
- Вы обнаглели, Снейп. Месяц на все. Не успеете, пеняйте на себя. Вы свободны.
Это было то, на что он так надеялся: рыбка клюнула.
Визит не занял много времени, и он вернулся в Хогвардс в хорошем настроении.

На выходе из школы Трейси ждал Рубеус Хагрид. Его распирало от любопытства. Он заграбастал ее и отволок в свою хижину. Этот великан оказался чересчур любопытным и обрушил на девочку град вопросов. Он спрашивал обо всем: о том, что она, такая маленькая, делает летом в Хогвардсе, какие у нее планы, как подружилась с гигантским кальмаром и тому подобное. Выслушав громыхающего Хагрида, Трейси решила взять разговор в свои руки, чтобы не ляпнуть что-то важное, не подумав.
- Меня зовут Трейси. Я буду здесь почти целый месяц по приглашению Альбуса Дамблдора. Профессор Снейп за меня отвечает. Ваш кальмар такая лапочка и тоже очень любит играть с камушками. Но я больше люблю летучих мышей, мне брат обещал подарить одного мышонка на День рождения, когда мне исполнится одиннадцать лет.
- Когда же это случиться?
- В тот день, когда я буду должна вернуться домой: 30 августа.
- Но утром ты еще будешь здесь?
Трейси кивнула.
- Вот и замечательно, а пока пошли, познакомишься с моими питомцами.
Живность Хагрида произвела впечатление. Мало того, в голове Трейси начал вырисовываться план первой хулиганской выходки. Вот только, кто получит первым "фирменный подарочек", она не решила. К её удивлению, ЧП произошло намного раньше, чем она планировала, и совершенно нечаянно.


Этим же вечером Трейси с помощью Тинки нашла дорогу в подземелья. В кабинете царил полумрак, было холодно и сыро. Северус спокойно отреагировал на появление девочки: кивнул ей и продолжил варить что-то в котле.
Прошло несколько минут, и ему понадобилось выйти за сильнодействующим компонентом в другую комнату. Он попросил Трейси последить за котлом.
В этом была его грубая ошибка. Трейси потом так и не смогла объяснить, почему ей показалось, что зелье срочно требует перемешивания. Самым удобным инструментом для этого оказалась палочка, лежащая на письменном столе.
Как мог Снейп, с его педантичностью, оставить свою волшебную палочку на столе? Девочка не знала, что держит в своих руках и во что это засовывает.
Не было ни взрыва, ни иллюминации, только Трейси почувствовала резкую боль в правой руке, как будто взяла раскаленного ежика.
Она резко отбросила от себя бывшую палочку, ее подозрения подтвердились: на полу лежал шарик с острыми шипами. За спиной она услышала слабый хлопок и обернулась. Этого еще не хватало! В котле уже не было зелья, а лежал зелененький гелеобразный шарик. Он покрутился в котле, котел перевернулся, и это маленькое создание запрыгало по кабинету. Трейси его поймала и засунула в карман. Больше ничего она сделать не успела.
Картина, которая предстала перед глазами Снейпа, была шокирующей. Надо было видеть, как он перепугался, обнаружив Трейси с окровавленной рукой, и судорожно оказывал ей помощь, а потом долго соображал, что за колючий шарик лежит на полу. Трейси пришлось ему это объяснить. Она стояла с поникшей головой, и весь ее вид выражал раскаянье. Если бы на ее месте был студент, ему пришлось бы приходить сюда после занятий каждый день до окончания Хогвардса. Но что он мог сделать своей девочке?
На эту маленькую злодейку невозможно было даже голоса повысить. Слова, сказанные мягким бархатным голосом, были справедливы. Она хорошо знала, что виновата. Хотелось, как лучше, а получилось, как всегда...
- Я полагаю, что ты это сделала не специально. Ты когда-нибудь задумываешься перед тем, как за что-то берешься? Я знал, что на тебя нельзя положиться, но ты превзошла все ожидания. Ты хоть понимаешь, что моей волшебной палочке теперь место в мусорном ведре? За новой придется ехать завтра к мистеру Оливандеру. Зелье нужно делать заново. Этот шарик, что лежит у тебя в кармане, можешь оставить себе, - он перевел дух и продолжил на более высоких тонах:
- Это форменное безобразие! Так меня подвести!
Ты хоть представляешь себе, что оставила меня до завтрашнего дня безоружным! Любой желающий с легкостью может меня убить. Завтра утром мы едем в Лондон. А пока, вон отсюда!
И чтоб я тебя сегодня не видел!
Трейси в слезах вышла из кабинета Снейпа.

Черную мантию Снейпа было трудно не заметить, и девочка медленно пошла ему навстречу. К утру чувство вины притупилось. Интересно, какие сюрпризы несет в себе сегодняшний день? Снейп выглядел равнодушным, а голос был холоден.
- Трейси, ты подумала над своим поведением?
Она кивнула.
- Сегодня мы будем во многих местах и встретим множество людей этого мира. Думай, что говоришь и что делаешь. Самое главное - не вздумай потеряться.
В Хогсмид они пришли быстро. Аппарирование поставило перед Северусом дилемму: взять ее на руки или просто прижать к себе.
Решение было принято в самый последний момент: в душе что-то дрогнуло, и он поднял девочку на руки и прижал к груди. Он вдохнул ее запах, и он отпечатался в самом сердце, лимон и корица. Трейси не ожидала ничего подобного, но не стала сопротивляться. Все вокруг закружилось, и они оказались в совсем другом месте. Северус не сразу поставил ее на ноги, дав прийти в себя.
Улица была пустынна, что обрадовало Снейпа. И так после сегодняшнего похода сплетен будет с избытком. Он тяжело вздохнул, крепко взял Трейси за руку, и они пошли за волшебной палочкой. В магазине мистера Оливандера было тихо, и их появление не осталось незамеченным.
- Девочке нужна волшебная палочка?
- Не только девочке.
- Мерлин, Северус, неужели Вы...
- Да, моя палочка безнадежно испорчена.
- Не ожидал, право слово, не ожидал.
Снейп покрылся красными пятнами.
- Может быть, Вы перестанете удивляться и подберете мне что-нибудь более - менее подходящее.
- Да, да, конечно, конечно, - мистер Оливандер понял, что Северус не грани взрыва, и решил разрядить обстановку.
- Вам тот же состав?
- Да, желательно.
Поиск нужной палочки занял всего несколько минут.
- Вот, пожалуйста.
- Хм... неплохо.
- Подобрать палочку девочке?
- Не думаю, что она заслуживает, - он глянул на Трейси. Выражение глаз девочки было таким несчастным, что он решил сдаться.
- Хорошо, подбирайте.
От радости Трейси прижалась щекой к руке Северуса. Он вздрогнул, эта нечаянная ласка показала ему, что его броня трещит по всем швам.
Еще немножко, и она будет крутить им, как хочет. Только бы она поняла это, как можно позже.
Мистер Оливандер извелся, подыскивая палочку: ничего не получалось. В итоге, ему пришлось влезть в свой сейф и достать из заначки три палочки.
- Это последние палочки с пером синей птицы.
- У моего брата такая же.
- Кто твой брат?
Трейси смутилась, и наступила неловкая тишина.
Продавец не стал давить на девочку, и они продолжили поиск. Подходящая палочка оказалась из ольхи. Снейп расплатился, и они вышли из лавки.
- Трейси, если ты не хочешь продолжать разговор, лучше и не начинай!
Но девочка не обратила внимания на его слова. Магазин "Все для квиддича" безраздельно завладел ее вниманием.
- Что это?
- Любимая игра магов.
- А я смогу?
Северус хотел промолчать, но обещание вырвалось совершенно непроизвольно:
- Я постараюсь найти время и дать тебе пару уроков.
Восхищению Трейси не было границ. Никто и никогда бы не поверил, что есть на свете ребенок, способный такими глазами смотреть на вредного и коварного профессора Алхимии. Айсберги таяли, как от парникового эффекта. Её необходимо было куда-нибудь срочно сплавить: во-первых, ему не хотелось скупать для нее весь Косой переулок, во-вторых, лавка с зельями "Горбин и Беркес" в Лютном переулке не была тем местом, куда ее можно было безбоязненно впустить.
На счастье они находились рядом с "Дырявым котлом". Трейси не отказалась от мороженого, а трактирщик поклялся не сводить с нее глаз и давать все, что она попросит. Обрадованный временной свободой Снейп рванул по делам. Он не торговался и уложился, приблизительно, в минут сорок. Больше всего он боялся не найти Трейси в трактире, и худшие его опасения сбылись. Девочки не было. Пришлось срочно произнести заклинание поиска и пойти по ее следам. Она ещё не успела наделать дел, но уже намеревалась взять, не заплатив, упаковку шоколадных лягушек.
Он перехватил ее руку.
- Ты собираешься воровать?
Девочка посмотрела на него с недоумением.
- Я что-то забыла сделать?
Его гнев остыл.
- За все, что ты берешь в лавках, надо платить.
- Зачем?
-Трейси, если я начну это объяснять сейчас, то закончу завтра утром. Прими к сведенью, и все. Без меня ничего не трогай!
- Хорошо. Так я возьму эту пачечку?
- Только отдай продавцу эту монету.
- А зачем?
- Трейси!
На этом закончилась первая часть поездки в Лондон.
Северусу позарез нужно было попасть в маггловскую аптеку.
Тут уж Трейси было не до шалостей. Это мир напугал ее. Шум, вонь, толпы очень странно одетых магглов. Всю дорогу туда и обратно она прошагала, закутавшись в мантию своего проводника, и лишь изредка высовывая голову наружу.
- Нет уж, увольте меня от этого. Предупреждать надо. Это место опасно для жизни, ни за что сюда не вернусь. Когда они оказались в Косом переулке, Трейси отлепилась от Снейпа и обратила внимание не его довольную физиономию.
- Вредина, я до смерти перепугалась, а он счастлив.
Но с удовольствием залезла к нему на руки перед аппарированием. Более надежного места в этом странном мире для нее не существовало. По дороге в Хогвардс он попросил завтра помочь ему в лаборатории. Трейси не почувствовала подвоха и поплатилась за это.



Глава 4.

Интересно, с чего бы это ему понадобилась моя помощь?
Смысл до нее дошел, когда она взяла в руки банку с надписью "Сердце горгоны".
Мало того, что видок у этого сердечка был ещё тот, самым гадким оказалось то, в чем оно находилось: в мерзкой, вонючей дряни неопределенного цвета.
Трейси никогда не считала себя брезгливой, но тут её начало тошнить. Стараясь не подать и вида, она повернула голову и набрала побольше воздуха. Затаив дыхание, одним движением выдернула эту гадость из банки на стол и презрительно глянула на Снейпа.
Он, похоже, получал удовольствие от того, что видел.
- Так, девочка, а теперь отрежь кусочек от левой верхней перегородки.
Трейси сжала покрепче зубы и полезла искать эту левую верхнюю гадость.
Она мучилась недостаточно долго, чтобы это "сердечко" полетело в голову Снейпа, но достаточно, чтобы быть на грани объятий с унитазом.
Она с гордо поднятой головой отдала этот кусочек садисту за учительским столом, а сама, по возможности не теряя достоинства, побежала мыть руки.
Она терла руки щеткой минут десять, и только убедившись, что эта вонь больше к ней не липнет, отошла от умывальника.
Как она не пыталась потом скрыть свои покрасневшие руки от всевидящих глаз Снейпа, ничего из этого не вышло. Он был откровенно доволен своими методами преподавания.

История с волшебной палочкой давно была забыта, и план отмщения этому самодовольному мерзавцу с сальными волосами не заставил себя ждать. Она даже умудрилась подключить к этому Пивза. Он сначала повыделывался, а потом, представив себе масштаб действий, с удовольствием согласился.
Это утро Северусу Снейпу было не суждено забыть до самой смерти. Он стоял перед зеркалом в ванной и чистил зубы. Вдруг, на него вылилась какая-то жидкость. Вся одежда мгновенно испарилась, и он не успел даже рыпнуться, как все мочалки и щетки начали его тереть. Шампунь, взявшийся неизвестно откуда, лился на его голову. Через минуту он был весь в пене. Над его уже чистой головой поработали ножницы. Экзекуция закончилась водой и теплым полотенцем. О наглой помывке напоминала только вода на полу. Рядом никого не было, но авторство было шито белыми нитками. Сначала он рассердился, а потом поразился силе девочки.
Не присутствуя на месте приложения сил, провернуть такое магическое действо. А если она была здесь?
«Нет, только не это, - он покраснел и отмел этот вариант. - Скорее всего, ей кто-то помог. Ей нужен был координатор действий. Это не приведения, им воспитание не позволит. На это могло хватить ума только у Пивза!!! Ну, попадись только, я тебя на этот раз не по стенке размажу, я даже растворяющего зелья не пожалею!»
На завтраке его появление с новой прической было встречено довольным хмыканьем Трейси и откровенным смехом Дамблдора. Северус не показал и вида, но он был готов снять ремень и всыпать нахальной девчонке по первое число.

После завтрака Снейп вернулся в кабинет.
«Пора приступать к работе, я уже и так слишком долго откладывал ее».
Он надел перчатки из драконьей кожи и бросил кусок янтаря в огонь.
Пламя раскрыло янтарный монолит.
Каждый раз, когда он видел этот свиток, его передергивало.
На человеческой коже кровью было написано, как убивать магов и получать их силу. Перед ним стояло две задачи. Первая и самая простая - изготовить этот проклятый жезл, а затем уничтожить его. Вторая задача была на порядок сложнее: как дать Лорду Тьмы жезл так, чтобы он не смог им воспользоваться? Он прикинул. Изготовление займет два дня, и остается три недели для поиска вариантов. Все компоненты были под рукой, и "процесс пошел".
Он был поглощен выпариванием яда цикуты, когда услышал тихий стук в дверь.
Снейп недовольно оторвался от процесса и пошел открывать.
В дверях показалось личико Трейси.
- Мне твоя помощь больше не требуется. Я не хочу видеть тебя в лаборатории до твоего отъезда.
Трейси решила, что это просто выговор за утреннее умывание.
- Я больше не буду, я только тихо посижу в уголочке.
- Об этом не может быть и речи.
- Простите меня.
- О чем идет речь? Я занят очень серьезной работой и не хочу, чтобы мне мешали и портили мне настроение. Изволь покинуть лабораторию.
Трейси заплакала. Как она хотела сказать, что он не должен с ней так обращаться, что она его дочь, и у него нет права выкидывать её отсюда.
Но пока она собиралась, дверь легонечко хлопнула по ее носу и закрылась.

После этого она не видела его четыре дня.
Её папочка умел удивлять. Снейп встретил ее после завтрака и повел на квиддичное поле. Она была обижена, но он не подавал и виду, что что-то произошло.
Трейси понравилось в небе. Снейп был похож на большого черного ворона, что не мешало ему превосходно летать и пару раз поймать ее по дороге к земле.
Усталые и запыхавшиеся, они шли в Хогвардс.
Трейси поймала его руку и попросила:
- Может быть, Вы позволите придти в Вашу лабораторию.
- Девочка, это не наказание, это действительно очень опасно.
- Я ничего не боюсь.
Снейп усмехнулся:
- Я успел это заметить. Впрочем, если ты настаиваешь, послезавтра можешь появиться. Эти дни можешь провести в Хогсмиде, я передал Тинки кошелек с деньгами. Развлекайся!

В итоге Трейси получила два дня, наполненных хождением по магазинчикам и отъелась сладостей на три года вперед. Снейп не обращал на нее внимания, и вечером, когда она вошла в подземелья, был холоден и неприветлив. Трейси упрямо не желала уходить. Она дерзко смотрела ему в глаза. Северус и не думал уворачиваться. У них обоих было достаточно сил выдержать взгляд соперника. Все было бы правильным, если бы около стола сидело двое взрослых мужчин. Но одной из сторон была маленькая девочка. Обстановка накалялась. Неожиданно вошел Дамблдор. Трейси показалось, что с его появлением воздух стал прозрачнее и чище. Он внимательно вгляделся в их напряженные лица и сказал:
- Нравится Вам это или нет, только вы двое можете уничтожить жезл крови. Ваши зелья, Северус, и твоя магия кольца, Трейси. Северус, будь добр, расскажи нам, что за дело поручил тебе Темный Лорд.
Да, история оказалась совсем не веселой. Трейси затрясло, когда Северус надел драконьи перчатки и вынул из камня свиток из человеческой кожи.
Раздался дрожащий голос Трейси:
- Что может сделать мое колечко, против этого...
Её прервал Дамблдор.:
- Ты ничего не должна делать. Никто не собирается заставлять тебя даже дотрагиваться до него. Но ты же знаешь, как делается отражение сущностей.
- Какое это имеет отношение к делу?
Дамблдор обратил внимание на выражение лица Снейпа.
- Северус, неужели есть что-то, о чем Вы слышите первый раз в жизни, в отличие от этого ребенка. Ничего, посмотрите, и все станет на свои места. Доставайте жезл!
Алхимик вышел из кабинета и вернулся, неся в руках маленькую красную шкатулку.
- Прошу Вас, Северус, поместите жезл в кристалл горного хрусталя.
На это потребовалось всего одно заклинание.
- Трейси, подойди сюда.
В этот момент она поняла, что надо сделать. Она потерла камень на кольце, чтобы настроиться, и выпустила золотой направленный пучок света. Изменений не было. Трейси напряглась, и золотые лучи расположились по окружности, а в центре ударил серебряный поток.
К удивлению Северуса и радости Альбуса, это сработало.
Перед ними лежало два кристалла с жезлами.
- Великолепно, - потер руки Дамблдор.
- Трейси, будь добра, уйди отсюда, - голос Северуса звучал непреклонно.
Но девочка взяла в руки первый попавшийся стул и забралась в дальний угол.
Маги выпустили ее из виду и принялись за уничтожение проклятого свитка. Начал Альбус Дамблдор. Между его рук вспыхнул ослепительный белый огонь, чем- то напоминающий шаровую молнию. В тот момент, когда сгусток огня коснулся свитка, тот стал извиваться, как бы стараясь уклониться, а потом замер и сморщился. Из него стал подниматься черный вонючий смрад. Но опыт и наблюдательность профессора алхимии не дали ему разрастись.
Из рук Снейпа на остатки свитка лились зелья и заклинания.
Раздался треск, и свиток канул в небытие.
Перед тем, как приступить к уничтожению жезла, маги облачились в защитные энергетические сферы. Трейси следила за происходящим с открытым ртом и совершенно не подумала о собственной защите.
Все, что она успела увидеть, было сближение защитных сфер, алое свечение и взрыв. Она не помнила, как оказалась у себя в комнате, но в воздухе остался знакомый запах. Этот запах давал ей чувство уверенности, как при возвращении из Лондона.
Трейси провалялась в кровати шесть дней. Слабость не давала ей поднять голову. Снейп, Дамблдор и Хагрид приходили к ней по очереди. Монологи Снейпа были полны грустного сарказма. Дамблдор рассказывал анекдоты, иногда забывая, кому он это говорит, и тогда Трейси накрывалась с головой одеялом и краснела. Хагрид басил ей в ухо и каждый раз предлагал принести то флоббер-червя, то маленького соплохвоста. Бывало такое, что она оставалась одна, а иногда посетителей было несколько. Это получилось совсем не специально, но и подстроить так гладко, пожалуй, было бы слишком сложно.
Перед уходом Хагрид, не обращая внимания на Снейпа, спросил:
- Трейси, скажи, если ты хочешь получить какое-нибудь животное на День рождения. Я уж расстараюсь.
- Не знаю, может быть, что-то маленькое и мягкое.
- Ну, не знаю, надо подумать, - Хагрид почесал в затылке и вышел.
Трейси краем глаза увидела, как Снейп бесшумно выскользнул за ним вслед.
- Все тайное когда-нибудь становится явным. Интересно, что он мне подарит.
Северус вернулся в комнату, подошел и наклонился к ней.
- Девочка, через два дня ты возвращаешься. Я постараюсь успеть. Ты сделала большое и важное дело.
Он неожиданно провел пальцами по её щеке и ушел, даже не оглянувшись.
Трейси расплакалась.
«Я не успела! Может быть, он никогда не узнает... Нет, он вернется, и я ему все скажу. Не раздумывая и не обращая внимания на губы, сложенные в усмешке.
Не только мой мир должен перевернуться вверх тормашками.
Может быть, я увижу, как он улыбнется мне...
А пока я буду ждать и верить...»
Перед началом учебного года и Дамблдор, и Хагрид все время куда-то спешили.
Начали съезжаться учителя. Присутствие в Хогвардсе девочки "не от куда" было решено не афишировать. В любом случае, дальше своей комнаты Трейси никто не собирался отпускать. Дни тянулись, как старая жевательная резинка. За это время Трейси пять раз успела перепаковать чемодан. Пакет для Снейпа лежал отдельно, там находилось мамино письмо и фотография Трейси, сделанная в Хогсмиде до всех происшествий. Подумав, она подписала ее на обороте. Даже если он не успеет вернуться...

Но он вернулся, вернее, то, что от него осталось.
Гнев Волдеморта был ужасен. Жезл не дал ему силу, а заставил стать донором. Велико было могущество Темного Лорда, и он сумел прервать действие жезла.
Снейп стоял перед ним невредимый, и вся сила мага осталась с ним.
Кто же, как не он, подходил на роль первой жертвы.
Лорд размышлял:
- Нет, Авада не подойдет. Эта тварь мне еще пригодится. Эйвери и Макнейр, это животное к вашим услугам: пытки, Круцио, у него неплохо будет смотреться вырезанный ножичком Эйвери мой портрет на спине. Но я не хочу, чтобы он сдох, после наказания можешь выкинуть его отсюда через портал.

Трейси впустили к Северусу на три минуты почти перед переходом. Он лежал на кушетке лицом вниз, обернутый в голубой магический кокон. Свободными были только руки и лицо. Казалось, что он без сознания. Бледный, как стены палаты, черные круги вокруг глаз, искусанные губы... Но он жив и будет бороться дальше. Она знала, кто виновник, но продолжала спрашивать себя:
«Зачем это все? Ради чего? Неужели можно сделать такое? Что за кровь течет в жилах тех, кто это сотворил с ним».
Конечно, ее отец не был общительным и добродушным, но она нашла ответ на мучивший ее вопрос: что разглядели в нем Лисса и Сем.
Она подошла к кровати, взяла его руку и прижалась к ней щекой.
- Я теперь все понимаю, твоя дочь была маленькой и глупой. Я жалею, что не сказала тебе правду.
Он чуть-чуть сжал ей руку.
- Ты меня слышишь?
Ещё одно пожатие.
- За мной пришли, но я рада, что ты знаешь, что у тебя есть дочь. Прости меня, папа...
Она поцеловала его в щеку и ушла...

Процессии по поводу проводов не было. С Хагридом она простилась за завтраком, а с Тинки вечером. Колокольчик остался у нее: не было такой силы, которая могла бы заставить маленького доброго эльфа взять его назад. Дамблдор взял у нее пакет для Снейпа и открыл дверь. В центре звезды, кроме ее чемодана, стоял какой-то громоздкий ящик.
Она вопросительно глянула на старого мага.
- Все это ты берешь с собой. Там твои подарки и письма.
Ты была хорошей девочкой. Пусть будет твой путь коротким и легким, и пусть груз страданий и боли покинет твои хрупкие плечи.



Глава 5.

Опасные вещи не бывают так страшны во второй раз, как в первый, и переход не напугал и не утомил маленькую волшебницу. Дорога домой всегда короче. Особенно, когда тебя ждут.
Трейси изводила всех обитателей Дома своими проделками, но без нее Дом осиротел. Через неделю после ее отъезда был повешен календарь, на котором каждый вечер Лисса вычеркивала прошедшие дни. Если по ней скучали все без исключения, что тогда говорить о маме и Семе. Маленький смешной крылатый мышонок сидел в клетке и ждал знакомства со своей хозяйкой, к нему Сем добавил разрешение на занятия по зельям.
Лисса решила подарить ей кулон целителя. Если даже это не её дорога, то он пригодится в любом случае... Силы оставляли Главу Дома, но ожидание внучки поддерживало его. Она получит благословение, и никакая смерть не посмеет придти раньше. Она открыла дверь, и ее обступила толпа всякого народа.
Трейси поздравляли с Днем рожденья и с благополучным возвращением. Тепло родного дома ни с чем не сравнимое чувство. Иногда кажется, что возвращение - лучшая часть пройденного пути, не так ли?..
Поздоровавшись со всеми, поцеловав маму и Сема, Трейси в недоумении осмотрелась:
- Дедушка? Где мой дедушка? Что с ним?
- Трейси, ты только не волнуйся, он болен.
- Серьезно? Он выздоровеет?
Лисса и Сем переглянулись. Правду не скроешь.
Трейси заметила безнадежность их взглядов.
- Я хочу к нему. Можно?
- Да, но может быть после того, как отдохнешь? Пара часов ничего не изменят.
- Нет, я боюсь опоздать.
О чем говорили между собой маленькая волшебница и любящий ее старец, не знала даже Лисса. Трейси вернулась от него в слезах, но какой-то новый блеск появился в ее голосе и действиях. Она была очень рада подаркам мамы и Сема. Её друзья и бывшие недруги завалили ее маленькими и большими подарками, но она решила их оставить на потом. Ящик от Дамблдора занимал все её мысли. Но подарки в ящике были не только для нее.
Оказалось, что еще до схватки с Волдемортом, Северус положил посылки для Лиссы и Сема.
Трейси ожидал сюрприз: «Нимбус 2000» поблескивал полированной ручкой.
К метле прилагалась инструкция от Снейпа: "Не забудь, когда будешь падать, что меня рядом нет". Подарки от других обитателей Хогвардса были не такими ценными, но очень трогательными. Хагрид на пару с Филчем подарили ей котенка. Коробку лимонных долек вложил Дамблдор. Поющие носочки ярко-розового цвета могли быть только от Тинки.
Взрывающаяся коробочка от Пивза удивила даже Сема.
- Я всегда знал, что моя сестра хитрая лисичка. Но Пивз, который дарит подарки?.. Трейси, я уже умираю от любопытства.
Трейси только отмахнулась:
- Возьми пакет от отца и шагай себе в комнату, великовозрастный балбес!
Сем рассмеялся, но прислушался к её предложению.
В его пакете лежала выпускная фотография. Его на ней не было и не могло быть, но зато там были его хогвардские друзья и отец, хмурый и бледный.
- Мама расстроится, но я обязан показать ей карточку.
В пакете лежал браслет из незнакомого металла и записка.
Подарок и огорчил, и обрадовал его.
«Это твое наследство от деда. Себастьян Снейп завещал его тебе. Ты сам в состоянии оценить силу этой вещи. Береги его».

Лисса тянула с открытием посылки, сколько было сил.
Наконец, она сдалась.
Первое, что попалась ей на глаза - маленькая музыкальная шкатулка.
Лисса смело открыла ее, ожидая увидеть орхидею. Но не тут-то было.
Шкатулка играла марш Мендельсона, а в её центре на алом бархате лежало обручальное кольцо.
Ей не нужно было отвечать, и он не мог услышать ответ, но она сказала: «Да».
Слезы застилали ей глаза, но она упрямо читала его письмо:
«Здравствуй, Лисса!
Мой единственный лучик надежды, нет, уже не один лучик, а маленькое солнышко с тремя потоками тепла: Лисса, Сем и Трейси. Это солнышко согревает меня в самые тяжелые времена, когда смерть кажется лучше жизни. Я стараюсь не злоупотреблять воспоминаниями и иногда запрещаю себе думать о тебе. В это время я сам себя не узнаю и становлюсь желчным, грубым, безжалостным. Даже лес не лечит мои раны. Когда ветер шелестит в листве, я слышу твое имя: Лисса, Лисса, Лисса... Спасибо тебе за летний "подарочек", он пришелся по сердцу вредному и занудному профессору алхимии. Скажу честно, ты мастерица ставить меня в идиотское положение. Но я бы с удовольствие занялся изготовлением третьего сюрприза. Ты улыбнулась?
Нет? Я старался.
Мужчина в любом возрасте остается шестнадцатилетним мальчишкой, готовым всё отдать за улыбку любимой. А я даже не могу позволить себе поставить твою фотокарточку на письменный стол.
Вы так далеки от меня, это грустно, и все же... Я знаю, что мои самые близкие люди в безопасности, и это придает мне силы.
Я пойду до конца, и если мне суждено выжить, сотворю чудо и приду к Вам.
Жди меня, Лисса.

Твой Северус».
Трейси и Сем пришли в мамину комнату через пару часов, и девочка начала свой рассказ. Лисса переживала и за Северуса, и за Трейси, а Сем смеялся от всей души над ее похождениями. Лисса не выдержала и присоединилась к сыну, когда Трейси описывала ужасы мира магглов. Девочка никак не могла понять, что смешного они в этом нашли. Но потом вспомнила, что Сем там вырос, и облегченно вздохнула.
«Пусть себе смеются, только бы не плакали».
Но смех исчез, когда Трейси приступила к последней части своих приключений.
Состояние Северуса обеспокоило Сема и расстроило Лиссу.
Фотография не добавила оптимизма.
Они серьезно задумались о возможности вытащить его из пекла.
«Северус, пожалуйста, продержись еще немножко! Мерлин, помоги ему!»


Маг, он не маггл какой-нибудь, и Северус на вторые сутки встал на ноги.
За этакий героизм Дамблдор передал ему пакет Трейси лишь на следующий день из-за опасений в неустойчивости профессора Алхимии.
Но на третий день Снейп вышел на занятия, и Дамблдор сдался.
После окончания уроков спустился к нему в подземелья и вручил посылку.
Северус взял в руки конверт. «Что там внутри?»
Трейси не простой ребенок, и ее подарок должен что-то обозначать.
«Фотография, хорошая и качественная, и все?
Что написано на обороте? Этого не может быть!
"Моему замечательному отцу".
Это не правда, это сон, нет...
Девочка, ты моя девочка, ты даже не представляешь себе, какая ты замечательная. К сожалению, твой эпитет не имеет ко мне отношения. Ты даже не побоялась признаться мне вслух. Я не смог измениться за три недели. Даже наедине с собой я не решался сказать тебе «доченька».
И ты просила у меня прощения...»
Но в конверте было еще одно послание.
От Лиссы.
Он вскрыл его.
«Если ты все-таки читаешь это письмо, у меня нет слов.
Чем Вы там занимались, профессор Снейп!
Ты же все понял из первого письма!
Да, она не подарочек, но ты мог сам сказать ей правду.
Ты все такой же упрямый осел!
Я надеюсь, что получу твое письмо.
Возможно, объяснения будут логичными (как всегда).
Неужели ты упустил такой шанс! Обидно.
Естественно, она твоя копия, если не внешне, то внутренне.
Твои дети идут по твоим стопам.
Но я люблю их не меньше, чем их отца.
Да, ты глупый, упрямый и вредный, но для меня ты самый-самый-самый...
Люблю. Лисса».
Он не знал, смеяться или плакать. Весь вечер он провел, достав письма из тайника. Боль телесная не могла сравниться с душевной.



"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"