Далекая звезда

Автор: Susan Ivanova
Бета:нет
Рейтинг:R
Пейринг:герои мира В5, герои мира Ст
Жанр:AU, Action/ Adventure, Angst, Crossover (x-over), Drama
Отказ:отказ
Аннотация:В самый разгар войны с Тенями и Ворлоном, когда на счету каждый человек и корабль, одна из Белых Звезд пропадает в гиперпространстве, но на этом история не заканчивается, хотя идет она теперь в совершенно другом направлении
Комментарии:действие миров не соответствует хронологическому порядку, оос-ится и ведет себя, как вздумается
Каталог:нет
Предупреждения:насилие/жестокость, смерть персонажа, ненормативная лексика, OOC, UST, AU
Статус:Закончен
Выложен:2013-08-17 15:51:05 (последнее обновление: 2014.02.28 18:01:53)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1.

- Я должен буду сказать им, что их миры подвергнутся опасности, если вся Лига выступит против наших противников, что некому будет защищать границы их территорий, что…
- Так или иначе, придется сказать правду. Время пришло.
- Сейчас все в таком состоянии, что кинь спичку – и все зайдется огнем, Деленн. Лига слишком слаба даже в таком состоянии.
- Ничего другого у нас нет. У нас есть план, у нас есть флот и у нас есть вера.
- Вера, Деленн…
Капитан Шеридан с болью в глазах вгляделся в лицо минбарки. Всего пять минут назад люди ахнули, увидев кадры, переданные капитаном Белой Звезды – 14, когда черное смертоносное облако планетокиллера Теней окутало целую планету и мощнейшие ракеты-клинья, несущие ужасающей силы термоядерные заряды, пробили кору планеты, добрались до ее ядра, разорвали в клочья ее мир, людей, все живое. Шеридан, на своем веку повидавший достаточно смертей, очень постарался, чтобы на его лице не отразилось ни единой эмоции, хотя ужас был почти непереносим. Деленн ахнула от увиденного, воззвав к имени Валена.
Рейнджер Эрикссон, капитан Белой Звезды – 14, зачитал отчет об увиденном, передал видеофайлы и отключился, оставаясь на связи по приказу Шеридана и ожидая дальнейших инструкций.
Джон попросил Деленн созвать совет Лиги, передать послам файл для ознакомления и ушел в зал контроля, стараясь дышать ровно. Из горла рвался крик, душа болела за каждого несчастного человека, оказавшегося на пути разрушительной силы, хотелось прекратить бессмысленную войну одним ударом, но впереди были лишь препятствия. Ни один, даже самый безупречный план не мог предугадать всех нюансов, вот только разработанный план окончания войны не был ни безупречным, ни логичным. Он был безумным по своей сути, странным, страшным, требовал жертв… только жертв по-любому было не избежать.
Члены Лиги Неприсоединившихся Миров могли отказаться идти в ад, могли не предоставить корабли и вооружение ради общего дела – так уже было, тогда каждый был за себя, защищая свои границы, тогда все кончилось плохо, теперь же у Лиги был единственный шанс разрубить гордиев узел. На стороне Лиги было единственное преимущество – не в силе, но в вере и в присутствии Первых, которых нашли Иванова и Маркус. Был ли козырем Лориен, этого Джон не знал. Древнейший из Первых, самый первый из Первых, предпочитал на этот счет не говорить, однажды сдав бразды правления капитану и больше не вмешиваясь.
Капитан не имел права выказать слабость ни перед членами экипажа, ни тем более перед послами, но перед Деленн он будто бы сдался.
- Вера – это все, что у нас есть, - мягко произнесла минбарка, встав рядом и коснувшись его плеча ладонью.
- Думаешь, мы их победим? – Джон невесело усмехнулся. За последнее время он смертельно устал, почти не спал, ел лишь тогда, когда напоминала такая же издерганная Деленн или хмурая Иванова. Впрочем, коммандер и сама была как на иголках. - Ловушка сработает, мышеловка захлопнется и мы окажемся лицом к лицу перед тем, что одолеть силой не получится. Нас слишком мало и мы об этом знаем, Тени знают, ворлонцы знают… Если бы Кош был жив, он бы наверняка смог остановить это безумие, но так…
- Значит, возьмем другим, - решила Деленн. - С нами будет Лориен, Лита…
- Один телепат против армии безумцев с силой, настолько непостижимой, что ее не понять никаким разумом.
- Один – с нами, другие телепаты…
- Деленн, - Джон погладил пальцы женщины своими, - помоги мне. Помоги выстоять, помоги остаться сильным, посылая людей на верную смерть…
Минбарка молча коснулась его щеки кончиками пальцев.
- Я буду рядом, что бы ни случилось, - произнесла она тихо. – Ты отправишь Эрикссона? – Шеридан молча кивнул. - Тогда я отправлю Белую Звезду – 16, патрулирующую гиперпространство на Дальних Рубежах. Капитан Хант – телепат уровня П-12, опытный человек, прекрасно обученный рейнджер, она давно хотела…
- Она? – Джон поднял голову. В глазах плескалась боль и вина оттого, что еще одной загубленной жизнью станет больше. Впрочем, что значит жизнь одного против жизни миллиардов? Сухие цифры войны…
- Я бы сказала, что это такая же беспокойная душа как и коммандер Иванова. Такие ни за что не пропустят… как ты это называешь… заварушку. Элис многое знает в силу своих способностей, - они обменялись долгим взглядом, - и она преданный служитель общего дела. Пожалуй, слишком преданный, - добавила минбарка чуть тише. – Как бы то ни было, - продолжила Деленн, - она присягнула на верность Синклеру и мне, а значит, что она выполнит любое задание и как телепат, и как рейнджер.
Капитан стиснул зубы, закрыл глаза и кивнул. Пусть будет четыре корабля для этой игры. Пусть одним управляет телепат-женщина, хотя в любом случае, телепатам особой веры нет, но если этой женщине доверяет Деленн, доверится и он.


Однообразная красно-черная муть гиперпространства, перемежающаяся сполохами завихрений, маячила перед глазами вот уже почти сорок часов. Сканеры показывали лишь редкие вспышки открываемых гиперворот, пролетающие редкие корабли и челноки и ни единого следа врага. Тело почти одеревенело за столь долгий период почти полной неподвижности, голова раскалывалась от боли – приборы могли захватить не все сигналы, зато пси-способности могли обнаружить то, что было за пределами видимости сканеров. На все просьбы доктора, на мягкие уговоры и даже попытки выдрать капитана из кресла и с мостика, последняя лишь отмахивалась, снова занимаясь сканированием.
Когда Элис медленно моргнула, погружаясь в мелькнувший спасительный отдых, голова непроизвольно склонилась вниз как в поклоне. Организм умолял об отдыхе, но упрямство, долг и то, что Дурхан назвал фанатизмом, брали верх.
- Капитан, - по-минбарски обратилась к Элис Катренн, - Вы нуждаетесь в отдыхе.
Просьба, как всегда просьба – за последние три часа уже шестая.
- Я в порядке, спасибо, - так же по-минбарски ответила Хант, встрепенувшись, потерев глаза и поерзав в капитанском кресле. – Сканеры?
- Все чисто, - отозвался Турвалл, даже не глядя на нее.
- Вы должны поспать, капитан, - повторила Катренн все так же мягко. – Вы не отдыхали почти сорок часов, Ваш организм и разум истощены.
Хант поморщилась – минбарцы были беззаветно преданными своему делу, они были людьми слова, дела, чести, они готовы были добиться своей цели ценой собственной жизни, но иногда их настойчивость могла вывести из себя.
- Турвалл, примите управление, - Хант поднялась, пошатнувшись, но тут же вернув себе устойчивое положение и достоинство – не хватало еще упасть перед командой. – Дэвид, на тебе навигация, - она легко перешла на английский. - Держи нас на месте любой ценой, даже если придется протереть на этом месте дыру и бросить якорь.
- Есть, капитан, - мужчина быстро поднял голову от панели управления и так же быстро вернулся к созерцанию приборов.
Хант тяжело вздохнула – покидать мостик категорически не хотелось, но доктор была права – еще час был бы явно лишним.
- При малейшем изменении в пространстве будите меня, - предупредила Элис перед тем, как покинуть мостик. Катренн чуть улыбнулась, поклонившись. Мостик погрузился в полумедитативное тихое состояние, перемежающееся едва слышными командами на минбарском языке и ровным перемигиванием клавиш.
Пройдя по неимоверно длинному для уставшего человека коридору, свернув в комнату отдыха, Элис выбрала себе кровать поближе к двери и легла, закрыв глаза. Могло показаться, что человек никогда не смог бы привыкнуть к углу наклона кровати в сорок пять градусов, но за годы жизни на Минбаре, за многие месяцы тренировок в Анла'шок можно было привыкнуть к чему угодно, в том числе и к такой мелочи. И хотя минбарцы свято верили, что лежа на обычной кровати, они искушают смерть, Элис, как и многие люди Земли, Марса и других земных колоний, сперва ворчала, что такие кровати искушают людей сломать адские постройки ко всем чертям или спать на полу, но потом привыкла и уже не мыслила себе сна на обычной кровати.
Чтобы отгородиться от постоянного белого шума чужих эмоций и мыслей нужно было бы помедитировать, но силы кончились, стоило только голове коснуться плоской треугольной подушки. Никто не обещал легкости в этой работе, никто не гарантировал безопасности и возвращения на базу живыми, но никто этого и не ждал.
Рейнджеры бродят в таких уголках Вселенной, где никто не бывал. Рейнджеры - заслон, и никому не дано пройти мимо них.
- Мы живем во имя Единственного и умрем во имя Единственного, – пробормотала Элис, погружаясь в сон и даже во сне делая попытки сканирования пространства вокруг себя, подсознательно же возвращаясь в свое прошлое.

Тузанор, Город Печали, сиял в свете утреннего солнца мириадами отражений в кристальных колоннах и витражах. Водопады несли свежесть, пели птицы, тренировочный лагерь рейнджеров просыпался, чтобы начать новый день тренировок, люди в казармах, позевывая, потягиваясь, разминали мышцы, предвкушая порцию легкого завтрака и порцию тяжелого труда.
Все рейнджеры беспрекословно подчинялись установленному распорядку дня и лишь особенности расы могли стать небольшим послаблением в строгости подготовки, впрочем, большинство рейнджеров были людьми, часть – минбарцами, а горстка представителей миров Лиги была способна приобщиться к общему темпу жизни и тренировок, привыкнув уже через неделю.
Элис Хант жила в Тузаноре уже четыре года с тех пор, как прилетела сюда, предложив свои услуги в обмен на защиту от Пси-Корпуса. Ищейки гонялись за телепатами во всех уголках космоса, чаще всего они не шли путем дипломатии, а предпочитали пленять и мучить. Что бы ни говорили об этих людях, что бы ни пытался сказать Пси-Корпус в свое оправдание, большинство обитателей планет их ненавидело.
Минбар принял беглого телепата настороженно, однако Серый Совет был более благосклонен – телепаты ценились, в их услугах нуждались, так что, выбрав эту традиционную своим укладом планету, Хант не прогадала. Было ли то результатом слепого жребия или же голосом интуиции, или же тем, что люди Земли называли ясновидением, Элен не знала. Строго говоря, в ясновидение она не верила и землян сторонилась, хоть и имела с ними общие корни.

Родная планета, мир, в котором Элен Хант родилась, была не сине-зеленой, а красной. Земная колония на Марсе, марсианский купол с искусственной средой, за которым простиралась бесконечная красная пустыня – безжизненная и холодная как пустота в сердце.

Обычная семья, не хуже, чем у прочих: отец семейства – проектировщик космических судов, мать – биолог, малышка-дочка. В первый год семья была сплоченной, крепкой, любящей и любимой, на второй год Стив улетел на Землю на заработки – какой-то большой проект по созданию очередного космического монстра. Марта горько вздыхала, часто связывалась с мужем по коммуникатору, а Элис стала забывать лицо отца, потому что видеть его по непонятной причине не хотела.
Уже ребенком Элис сторонилась людей, старалась больше времени проводить в молчании и созерцании красных песков за куполом, в то время как обычные дети занимались типично детскими делами, играя, бегая и крича во все горло.
Через полгода после того, как Стив отправился на Землю, начались ночные кошмары, в которых отец уходил от мамы и дочери, даже не оборачиваясь. Элис кричала по ночам, плакала, Марта обращалась к докторам, но эффекта не было – никто не знал, что происходит.
Стив вернулся через год – сияющий, загорелый, что в марсианской среде казалось невероятным, довольным и… до странного таящимся. Приступы ночных кошмаров дочери он воспринял с раздражением, а спустя полгода, устав от еженощных криков Элис, от слез Марты, предложил переехать на Землю.
Голубое небо, свежий воздух, зеленую траву, море, птиц, животных и даже людей Элис не хотела даже видеть. Едва ступив на земную поверхность, она наморщила нос и заявила, что хочет вернуться домой. Разумеется, родители только улыбнулись.
Странное поведение дочери, крики каждую ночь, настоящие истерики Стив вытерпел всего восемь месяцев, сдавшись и снова вернув семью на Марс. Жизнь, казалось, наладилась – прекратились слезы, исчезли крики, но Марта стала замечать становившееся обычным явлением раздражение мужа буквально от всего. Частые полеты на Землю, вечные командировки… Когда Стиву предложили контракт на три года, он согласился, не задумываясь, даже не дослушав уговоры жены.
Кошмар Элис стал явью – тем вечером папа ушел, даже не поцеловав ее. Больше они не виделись.

Марс манил ее таинственностью, краснотой песка, величественностью того, что было за пределами купола. Каждый раз, проезжая по скоростной тоннельной дороге между куполами городов, Элис зачарованно смотрела на бескрайнее песочное море цвета крови, будто бы пыталась найти в нем какой-то ответ. Марта замечала странное поведение дочери, старалась отвлечь ее, но тщетно – мир за пределами купола был интереснее любых игрушек и посулов подарков за хорошее поведение. Пустыня стала настоящим магнитом.

Однажды днем, придя домой, она застала мать плачущей над какими-то листками бумаги. Марта, заметив дочь, отошла от стола, подошла к дочери и обняла ее, шепча какие-то слова про то, что нужно быть сильной девочкой, что они справятся, что все будет хорошо. Чуть позже, Элис узнала, что папа больше никогда не вернется, что листы бумаги были документами о разводе, что у него появилась новая семья, любовь, скоро родится сын…
После предательства отца мир перевернулся.

Земляно-минбарскую войну Марс пережил едва ли легче Земли. Потери, слезы, горе женщин, потерявших мужей, сыновей и братьев – Элис этого не воспринимала в силу возраста и личного горя. В памяти девочки отложился лишь один момент – высокий молодой мужчина с грустными умными глазами, мельком взглянувший на нее сверху вниз, улыбнувшийся и тут же ушедший куда-то вперед, следом за другими мужчинами и женщинами.
Откуда-то Элис знала, что именно этот человек выживет, они еще встретятся.

Переехать с Марса на Землю все же пришлось, когда пришло время выбрать путь дальше, по окончании школы. Академия военно-космических сил раскрывала небывалые возможности перед новобранцами – карьера, космос, звезды, новые миры, новые знакомства. Элис хотела сама пилотировать корабли, однажды встретить того мужчину, может быть, сказать ему, что она знала, что он выживет…
Телепатические способности проявили себя так внезапно, что Элис, не готовая к таким фокусам собственного организма, испугалась, растерялась и провалила экзамены.
Ищейки Пси-Корпуса не замедлили явиться за ней, как только стало ясно, что она сама не в силах контролировать свои способности.
Что стало причиной неконтролируемого и совершенно неожиданного мощного всплеска пси-энергии, так и осталось загадкой. Было ли это из-за первого сексуального контакта с одним из кадетов, было ли это следствием сообщения от матери с просьбой приехать домой или же это было раздражение от слуха о том, что отец счастлив на Земле, обожает новую жену и сына, что он забыл про дочь и прежнюю жену – значения это уже не имело. Армия не желала видеть в своих рядах телепата, те, кто еще недавно видели в ней коллегу и друга, отстранились, пряча в глазах кто гнев, кто откровенную ненависть. Впереди маячил Пси-Корпус, сытая жизнь и пожизненное рабство, если слухи о тех телепатах были верны. У них было все – от денег до престижной работы и своего дома в лучшей части планеты, коммерческие тэпы были на вес золота, они могли все… и не могли ничего. Пси-Корпус ставил задачи Корпуса превыше человеческих желаний. Женщины-тэпы не принадлежали себе, даже выйти замуж им было суждено только за того, кого подобрал бы Корпус, чтобы потомство получилось еще более сильным, чем мать и отец.
Ее пси-уровень привел в восторг того пси-копа, что приехал за ней – П-12, практически готовый пси-коп, идеальная ищейка для розыска таких же несчастных, как она, новый винтик в общей машине… но она взбунтовалась.
Свобода была превыше всего – свобода не столько физическая, сколько свобода разума.
Элис рискнула связаться с матерью, заранее зная, что разговор подслушают, что, скорее всего, мать уже под колпаком Корпуса. Услышав дрожащее: «Прости, милая», увидев слезы, Элис поняла, что мать попалась. Каким уж чудом Марте Хант удавалось столько времени водить Пси-Корпус за нос, имея слабенькие пси-способности, или же она скрывала, что ей делают уколы пси-подавителя, убивая ее способности и разум, Элис никогда уже не узнала, но поняла одно – домой на Марс нельзя. Нельзя и на Землю. Нельзя туда, где можно было бы найти защиту. И нельзя было спасти мать. Не сложной пси-способностью, а волной материнских чувств, глазами, всей любовью матери Марта Хант передала дочери сигнал опасности, умоляя бросить ее и спасаться самой.
Оглушив пси-копа ментально и физически, Элис бежала на первом же транспортнике, едва не замерзнув по дороге.
К тому времени отношения Земли и Минбара наладились, началось строительство станции Вавилон в нейтральном секторе космоса, и хотя первые три станции взорвались, а четвертая пропала, станцию Вавилон 5 открыли как свободный порт для дипломатов и туристов.
Элис рассудила, что Центавр Прайм хоть и был бы рад принять ее как телепата, но понять ее душу, увы, не смог бы. Нарн, как красная планета с пустынным климатом, привлекала, но нарны – воинственная раса, отчасти агрессивная, пугали.
Выбор пал на Минбар – холодную планету, на четверть состоящую изо льда. Но климат не пугал так, как пугала возможность жить в рабстве и быть послушной чужой воле марионеткой.
Разумеется, попасть на Минбар просто так было нереально, потому Элис и отправилась транспортником на Вавилон 5. Судьба предоставила редкий шанс и боги удачи обратили на нее внимание, если, даже не зная, куда направлялся транспортник, она попала именно туда, куда было нужно.
Обладая преимуществом перед легко внушаемыми людьми, едва себя контролируя, Элис, ворвалась в мир людей и инопланетян как буря, но когда ее накрыла боль от переполнявших разум эмоций обитателей станции, когда она забилась в агонии и ощутила чье-то легчайшее прикосновение к своему разуму, уговаривавшее ее успокоиться, сомнения в правильности своего выбора, если и были, отпали.
Минбарцы и земляне начали кровопролитную войну по недоразумению, на самом деле минбарцы были куда мудрее, чтобы просто так начинать драку. Честь, достоинство, служение другим, традиции, вера – далеко неполный список того, что молодой телепат смогла прочитать в разуме минбарки, склонившейся над ней. Короткий миг связи – и женщина закрылась от нее.

Доверить жизнь и судьбу тому, с кем воевала Земля, было бы сложно тому, кто не мог читать мысли. Элис могла. Итоговой точкой в решении стало видение знакомого мужчины – того самого, что Элис видела на Марсе еще ребенком. Минбарка с красивым певучим именем знала этого человека как Джеффри Дэвида Синклера, коммандера станции Вавилон 5, как носителя души загадочного Валена, как пленника, как лидера, как…
Деленн чуть нахмурилась, поджала губы, не одобряя насильственного вмешательства в свой разум, но не произнесла ни слова против, понимая, что просить неконтролирующего себя телепата о сдержанности бесполезно.
Обладая полномочиями посла на станции, Деленн достала необходимые документы на перевод и постоянное жительство, и вот уже Элис стояла на трапе, ведущем на выход к шаттлу, следующему на Минбар.
Она так бы и улетела, но затылок кольнуло и она обернулась – тот мужчина, коммандер Синклер, стоял, беседуя о чем-то с послом Деленн. Высокий, внутренне сильный, с мудрыми, чуть усталыми глазами, доброй полуулыбкой и исходившими от него волнами уверенности и покоя, как будто он не пережил плен на минбарском корабле, не вытерпел пытки и допросы, а медитировал где-то в горах Тибета в утренние часы под монотонное чтение мантр монахами.
Коммандер, видимо, почувствовал на себе пристальный взгляд телепата, поднял голову, встречаясь с ней глазами и… снова улыбнулся ей как когда-то в прошлом. Разумеется, он ее не узнал да и не должен был узнать, а она… она давно разучилась улыбаться, потому только чуть склонила голову в поклоне, отвернулась и прошла на посадку.

Минбар научил ее терпению, которого она жаждала больше всего, сосредоточенности мысли, выдержке, уважению к себе и другим. Минбар с его четкой кастовой системой стал почти домом… таковым все же не являясь. Даже удивительно, насколько мало в этой жизни было нужно молодому телепату, чтобы начать новую жизнь вдали от всего, что было дорого. Но никакие медитации, никакие практики не давали покоя той части души, что тревожилась за мать – Марта Хант пропала, а Элис не могла улететь на ее поиски. Дело было не в страхе оказаться пойманной, дело было не в опасности, которые она только приветствовала, дело было в долге перед Минбаром и учением Валена.
Это имя Элис встретила в разуме Деленн, Вален был как-то связан с коммандером Синклером гораздо больше, чем показанием трилюминария – старинного артефакта, имевшего корни где-то в далеком прошлом. Не зная абсолютно ничего ни о Сером Совете, ни тем более о значении коммандера Синклера в жизни и судьбах Минбара, Элис откуда-то раздобыла крупицы очень важной информации, поделиться которой ни с кем уже не могла.
Три года она жила в Тузаноре, помогала минбарцам, сотрудничала с миролюбивой кастой Жрецов, сдружилась с некоторыми ее представителями, почти полностью разделила скромный быт, культурные особенности, красоты планеты, веру и убеждения мира Минбара, но вскоре жизнь сделала крутой вираж – прибывшая на Минбар Деленн была слишком погружена в себя, чтобы заметить пристальный взгляд телепата, заинтересовавшегося нетипично сосредоточенным выражением лица посла и не преминувшего коснуться ее сознания своим.
Над миром галактики нависла древняя угроза – об этом шептались, об этом думали, а Элис улавливала пси-волны тревоги и откровенного страха, исходившие от представителей Серого Совета и людей вокруг. Каста Воинов была менее сдержанной в эмоциях и только благодаря их импульсивности, Элис продолжала составлять общую картину.
Когда стало ясно, что в Тузаноре готовят защитников мира и спокойствия галактики под руководством посла Синклера, возглавившего ряды рейнджеров и ставшего Энтил`За, Элис сделала все возможное, чтобы попасть в их ряды.
Работа телепата ценилась выше миссии рейнджера, сех Дурхан, наиболее уважаемый учитель боевых искусств, как мог мягко обрисовал положение дел – минбарцы скорее могли бы лишиться рейнджера, чем ценного сильного телепата, так что Элис пришлось надавить на нужные кнопки, чтобы связаться с послом Деленн, испросить аудиенции с ней и кратко, но емко выложить свою позицию. Пусть это было неправильно, никто и никогда не посмел бы так нагло врываться в жизнь члена Серого Совета, никто не мог бы даже помыслить потревожить его покой, но Элис и не собиралась уговаривать или требовать занять наиболее выгодное делу Минбара и Земли место. От прилетавших в Тузанор послов иных планет, она узнала, что Тени были потревожены неслучайно, что они каким-то образом связаны с Пси-Корпусом, что телепаты имели большое значение в этой цепочке, что…
О матери она умолчала, не считая нужным посвящать Деленн в свои подозрения, хотя они и имели место быть. Пси-Корпус, как сообщали мысли послов иных миров, зачем-то собирал слабых телепатов из своих рядов, рыскал по всем уголкам Земли и Марса в поисках новых. Пси-Корпусу зачем-то были нужны все эти люди. И страннее всего было то, что все эти слабые телепаты, надежды повысить пси-уровень которых не было, пропадали без вести. В том, что Марта Хант так же исчезла, Элис даже не сомневалась. Конечно, Межзвездные новости ничего подобного не говорили, как не говорили и сами люди на Минбаре, но слухи, сплетни разлетались быстрее новостных передач.
Деленн справедливо задала вопрос о причине необходимости вступления сильного телепата в ряды рейнджеров, предупредила об опасности такого шага, напомнила о миссии Элис на Минбаре и о важности ее значения для минбарцев, на что Элис ответила, что от нее будет гораздо больше пользы как от рейнджера для блага всей галактики, чем как от телепата - для отдельной планеты.
Это не выглядело дешевой бравадой, минбарцы высоко ценили служение на благо общества, но дело было не только в желании Элис принести пользу, но и в том, что она могла найти себя.
Минбарская культура чествовала тех, кто готов был отказаться от всего ради какой-то цели, будь то поиск Грааля землянином или служении ордену Сестер Валерии, как сделала мать Деленн после рождения дочери. Познав культуру и мудрость минбарцев, Элис решила для себя сделать единственно верный выбор. Каста Жрецов, с представителями которой она чаще всего имела дело, вызывала глубочайшее чувство уважения, но мятежный дух тянулся к касте Воинов.
На Минбаре даже жрецы проходили обучение при храмах, где преподавали боевые искусства, но жрецы, как более мягкие характером люди, хотя и были благосклонны к человеку-телепату иного мира, все же видели в ней слабое существо, хотя сама Элис себя таковой не считала.
Деленн внимательно выслушала доводы девушки и пообещала поговорить с Серым Советом о вынесении решения.
Уже через неделю Элис съехала из покоев, где жила как уважаемый телепат, и переехала в общие казармы как один из Анла'шок – рейнджеров, как их звали люди.

Минбарский язык она выучила за годы жизни на планете, основы боя были получены при подготовке в Академии, но философию боя пришлось учить на месте. Сех Нелонн, мастер, учитель группы, куда попала Элис, был превосходным преподавателем, мудрым наставником, но элитная группа под руководством сех Дурхана была недостижимым идеалом, куда принимали лишь избранных.
Людям требовалась большая подготовка, поскольку они должны усвоить минбарский подход к действиям. Им преподавали восхищение, уважение и сострадание. Их учили, что каждое из их действий должно быть чисто, и происходить оно должно из направления, намерения, терпения и силы. Рейнджеров обучали, как жить, дышать, бороться, умирать и как встречать и использовать Ужас.
Военная подготовка включала обучение искусству Денн'ка, или бою на шестах.
Элис старалась как могла, но к мастеру Дурхану попала лишь спустя два месяца адского труда.
Нелонн, как ни старался, не смог добиться от новичка одной эмоции и найти отклик в ее душе. При прекрасной восприимчивости, гибкости ума, терпении и впитывании культуры минбарского боевого искусства, Элис была глуха к любому проявлению радости и счастья, что так же было немаловажно для рейнджера.
Когда из рук сех Дурхана один из рейнджеров получал личный боевой шест денн`бок, Элис лишь стискивала зубы и тренировалась еще упорнее, чтобы достичь высокого уровня, но усилия были тщетны. Двое рейнджеров из группы уже улетели на задание, а другие оставались на дальнейшее обучение.

Энтил’За часто навещал учеников, не гнушался сам продемонстрировать навыки боя и рейнджеры искренне любили этого человека, за которого готовы были пойти как в огонь, так и в воду. Джеффри Синклер был прост в общении, никогда никому не отказывал в просьбе, всегда готов был общаться с рейнджерами, однако Элис, прежде чем выпал шанс лично поговорить с ним, пришлось ждать почти полгода.
Закончив обучение, принеся клятву верности учению Валена и лично Лидеру Анла'шок, рейнджеры разлетались на задания по всей галактике - смотреть, наблюдать, анализировать обстановку, собирать данные, следить за планетами членной Лиги Неприсоединившихся Миров и ждать приказав на действие.
Тени набирали силу на ЗаХаДуме, новый руководитель станции Вавилон 5, капитан Джон Шеридан, готовился принять бой, а рейнджеры кто возвращался на базу, кто улетал на смену прежним. 12 августа 2260 года в Тузанор вернулась и Элис.

Посла Ворлона Улькеша и посла Синклера она увидела на площади перед Часовней, куда любили ходить минбарцы, где, в глубине храма возвышалась статуя минбарского лидера Валена. Послы о чем-то негромко переговаривались, но вскоре посол Улькеш отошел от Синклера и неторопливо пошел к своему кораблю.
- Посол, - почтительно поклонилась Элис, поравнявшись с массивным скафандром ворлонца. Тот замедлил шаг и повернулся всем корпусом в ее сторону.
- Твое место не здесь, - произнес он, перемигиваясь огоньками на передней части скафандра, расширяя и сужая глазную мембрану головного шлема.
- Простите? – Элис, уже забывшая о нем, мысленно занимающаяся аналитикой последних данных, обернулась.
- Твое место не здесь, - повторил Улькеш. - То, что ты ищешь, то, чему служишь, то, кто ты – далеко.
- Я Вас не понимаю, посол, - чуть нахмурилась Элис. – Вы имеете в виду то, что я человек и служу идеалам Минбара – неправильно?
- Твое место на далекой звезде, - прошелестел посол, отвернувшись и намереваясь уйти.
Делать то, что сделала Элис, не стоило, зная нравы ворлонцев, но уставшая от долгого перелета, от изматывающей работы, от ментальной нагрузки, она заступила ему дорогу.
- На какой далекой звезде мое место? – спросила она. - Что Вы имеете в виду? То, что телепат не может быть рейнджером или что я занимаю чужое место? Посол Кош тоже говорил о далекой звезде и о том, что я здесь несколько не к месту, но я так и не поняла, о чем он.
- Ты не понимаешь, - произнес Улькеш. – Ты поймешь.
- Когда? – повысила она голос. Он чуть склонил голову на бок, ожидая, когда она уступит ему дорогу, но Элис еще больше нахмурилась и сделала шаг вперед, желая узнать все. - Посол, в конце концов, я имею право…
Ворлонец расширил глазную мембрану и Элис схватилась за горло от удушающей ментальной хватки – Улькеш явственно намеревался задушить ее за дерзость.
- Посол Улькеш! – раздался громкий окрик и Элис осела на землю, хватая воздух глотками, кашляя и выпученными глазами глядя на ворлонца, но видя не его, а какие-то картинки перед глазами, мелькавшие с невероятной частотой.
- Твоя душа пуста, - прошелестел ворлонец, когда решил, что с нее довольно.
- Посол Улькеш! – Синклер подал Элис руку, помогая подняться, и с неодобрением смотрел на ворлонца. – Что произошло?
- Это моя вина, Энтил’За, - поспешила ответить Элис. – Простите за дерзость, посол Улькеш, - она поклонилась, стараясь не провалиться от стыда и злости под землю – Лидер Анла`шок увидел ее позор, ее дерзость, ее совершенно неподобающее для рейнджера поведение, а ее лицо явственно говорило, что она на самом деле думает про Улькеша, так непохожего на его прежнего собрата. Улькеш был вздорным, мстительным, резким и не прощал нарушения субординации. При огромном почтении к послу Кошу, к Улькешу Элис испытывала лишь ненависть, что тот легко считывал и бил в ответ почти подобными же эмоциями… если у ворлонцев вообще были хоть какие-то эмоции.
- Да-а-а, - коротко ответил Улькеш, продолжив путь и не став ничего объяснять.
- Вы в порядке? – Синклер откинул с лица капюшон длинного плаща, оглядев лицо Элис.
- Спасибо, Энтил`За, все нормально, - она не посмела поднять на него глаз. – Простите за мое поведение.
- За что это он на Вас так? – в теплом голосе посла послышалась неподдельная забота.
- Я… - она все же подняла голову, встретившись с мужчиной глазами и…

Эту особенность, интуицию или очередную паранормальщину, она замечала за собой еще ребенком. Сосредоточившись или получив сильное потрясение, она могла как будто видеть будущее, знать то, что могло произойти. Так интуиция подсказала ей, что отец бросит ее и маму, так она поняла, что парень, с которым она лишилась девственности, вскоре бросит Академию и займется отцовским бизнесом, так же интуиция подсказала, что маму захватил Пси-Корпус и что с ней что-то случилось, что-то очень плохое… и так же она узнала, что завтра посол Синклер уйдет, чтобы не вернуться.
- Вы в порядке? – мужчина вгляделся в ее расширенные глаза. – Вы рейнджер-телепат, я прав?
- А… да… да, Энтил`За, - выдохнула она, оглянувшись на Часовню. – Я… Вы…
- Ворлонцы, - проворчал мужчина в сторону Коша. – Сильно он Вас? Я не представляю степень ментального воздействия ворлонцев на телепатов, но могу предположить, что это довольно неприятно.
- Можно мне с Вами поговорить? – выпалила Элис, отдышавшись и осмелев. – Это касается Теней.

Передав все, что удалось узнать, Синклеру, Элис замолчала, глядя на мужчину перед собой. Новости были неутешительные, как, впрочем, и все, касающееся военных действий. Тени копили силы и пока атаковали лишь пограничные миры на Дальних Рубежах. ЗаХаДум был одной большой пороховой бочкой.
- Мне лететь на Вавилон 5, Энтил`За? – спросила Элис спустя какое-то время.
- Не нужно, - поднял руку тот. - Отдохните, скоро нам понадобятся все силы. Я передам информацию послу Деленн.
- Хорошо, спасибо. Мне уйти?
- Если только Вам неприятно мое общество, - Синклер мягко улыбнулся.
Элис потупилась. Все-таки, он был мужчиной, земляком, он был привлекателен, умен, силен, мудр и вызывал вполне определенные мысли как мужчина, хотя это казалось едва ли не кощунством – его почитали, уважали как человека с душой великого минбарского лидера прошлого. Впрочем, Элис было простительно такое отношение – она не была минбаркой и думала о нем не как минбарка о лидере и наставнике, а как человек о лидере, наставнике, друге и как о мужчине.
- Очень приятно, - признала Элис.
Они сидели на скамейке в парке перед Часовней, дышали свежим прохладным воздухом, любовались фонтанами. Мимо проходили минбарцы и рейнджеры, традиционно склоняющиеся в поклонах при виде Лидера, светило яркое солнце, пели птицы. День казался чудесным.
- Слышал о Ваших успехах у сех Дурхана, - снова начал разговор Синклер. - Он высоко отзывается о своих учениках.
- Я старалась достичь высот его требований, Энтил’За, - ответила Элис, - но мне не удалось.
- Вы про то, что он не подарил Вам боевой шест? – улыбнулся мужчина. – Вы излишне упорны в своем желании достичь идеала.
- Я знаю, что про меня говорят, Энтил`За. Что я фанатик, что я телепат, а не рейнджер, что мне не место в Анла`шок. Сех Дурхан сказал, что у меня есть сила в руках, сила в сердце, сила в разуме, но для силы денн’бок я пока не готова.
- Вы не согласны?
- Не могу оспаривать решение сех Дурхана, не могу допустить мысли, что учитель неправ, Энтил`За.
- Но в душе Вы бы хотели отличиться, - Синклер улыбнулся шире, морщинки в уголках его глаз разошлись как лучики. – Говорят, что Вы не улыбаетесь, - заметил он с легкой грустью.
- Считаю неуместным подобное проявление чувств в такое время, - ответила она. - Наверное, у меня нет чувства юмора и я не понимаю смысла улыбок.
- Каста Жрецов год проводит в постижении смеха и юмора, - произнес Синклер. – Даже в тяжелое время есть место улыбке.
- Сех Дурхан, посол Кош и даже посол Улькеш говорят, что моя душа пуста, - Элис повернула голову, вглядевшись в глаза мужчины. Опасный разговор лучше было увести в сторону. – Посол Кош добавил, что мое место на далекой звезде, что то, что я ищу, то, чему служу, то, кто я – далеко. Что это может значить?
- Пустота души подобна космосу, - Синклер глубоко вдохнул воздух Тузанора и прикрыл глаза. – Свет звезды проходит долгий путь до смотрящего, но достигает глаз, когда звезда может угаснуть, - он снова открыл глаза и вгляделся в лицо Элис. - Звезда, освещающая Ваш путь, зовущая Вас, далека, но я верю, что она приведет Вас к цели, что Вы ищете.
Элис хотела спросить, понимает ли он свой путь, но их беседу прервал служка-жрец, сообщивший, что посла ждет вызов с Вавилона 5.
Тепло расставшись, Синклер и Хант разошлись в разные стороны – ее вызвали в Йедор по делу, требующему вмешательства телепата. Даже на посту рейнджера, она все еще оставалась преданной служительницей интересов минбарцев.

Раннее утро 13 августа Элис встретила в пути в Тузанор. Интуиция или предвидение буквально заходились в истерике. Мудрый Лидер, терпеливый наставник, символ возрождения, человек с душой минбарца уходил…
Она опоздала всего на час – он улетел на Вавилон 5 с дипломатической миссией, получив какое-то загадочное письмо из прошлого.
- Опоздала, - прошептала она в отчаянии. – Нужно было сказать, предупредить… Я же могла бы… Я же знаю, знала, подозревала… Почему же никто этого не видел? – бормотала она, бегом направляясь в Часовню и замирая перед статуей Валена. Мудрый минбарец прошлого смотрел вдаль бесконечно терпеливым взором истинного лидера, будто видя будущее, которое он помог создать…

После ухода Синклера место Энтил`За заняла Деленн, разделив свои полномочия с капитаном Шериданом. Рейнджеры и Лига переживали нелегкие времена – капитан, улетев на ЗаХаДум, погиб, потом чудом вернулся с каким-то инопланетянином, Тени сходили с ума и нападали на планеты-базы Ворлона, Ворлон атаковал планеты-базы Теней, сотнями гибли рейнджеры, мирное население планет погибало миллиардами, а ждать спасения было неоткуда.
Белые Звезды сходили с конвейера одна за другой, патруль рейнджеров расхватывал их, набирал команду и тут же разлетался кто куда.
Белая Звезда – 16 под командованием Элис Хант отправилась к Дальним Рубежам – пограничные миры страдали больше всего, но миссия Белой Звезды – 16 была лишь в сборе информации и наблюдении. Как сильный телепат и опытный рейнджер, Хант была полезнее живой и затаившейся, чем отважно-безрассудной и мертвой.
Борт корабля нес немногочисленную команду техников – минбарцев из касты Мастеров и команду из шестерых людей: пятерых минбарцев и одного землянина плюс самого капитана. Элис сказочно повезло со своим экипажем – минбарцы были бесстрашны, рассудительны и готовы повиноваться слову капитана, а землянин полностью разделял принципы Анла'шок и так же был готов защищать людей на планетах и внутри корабля, как и любой минбарец.
И, что имело, пожалуй, самое важное значение – помимо Элис Хант сильным телепатом был Варенн из касты Жрецов, молодой смешливый рейнджер-минбарец.


Окунаясь в воспоминания и выныривая на поверхность сна, Элис заблокировала пси-способности, позволяя разуму небольшую порцию отдыха. Голове сразу полегчало, сон стал менее дерганным, и снова из ниоткуда пришло то, что она видела каждый раз, стоило только закрыть глаза – красный песок планеты, песчинки, убегающие сквозь растопыренные пальцы. При почти постоянно преследующем ее чувстве одиночества, в своих снах с ней рядом кто-то находился, кто-то близкий и одновременно далекий.
Она никогда не видела своего спутника, не слышала его голоса, но знала, что он есть, что он ждет ее, оберегает. Быть может, они однажды встретятся, она увидит человека или инопланетянина – это неважно, что у нее будет друг, который ее не бросит, брат, которого у нее никогда не было, может быть даже любимый… впрочем, мысли об этом она давно уже оставила.
- Капитан, вызов с Вавилона 5, - чей-то очень знакомый голос вклинился в сон и разбил его как стекло. Видение разлетелось хрустальными стекляшками и сознание накрыла тьма. – Капитан?
- Уже иду, - она вскочила с кровати и поправила одежду, рванув по коридору на мостик, обгоняя Варенна. Обзорный объемный экран уже светился двумя знакомыми лицами. - Капитан, - кивнула она мужчине. – Посол Деленн, - и женщине рядом с ним.
- Капитан Хант, - Шеридан чуть сузил глаза, - как далеко Белая Звезда – 16 от базы Дорак VII?
Элис пробежалась пальцами по панели управления, высчитывая курс и время.
- В одиннадцати часах лета на предельной скорости через гиперпространство, сэр, - ответила она через некоторое время.
- Ваши способности понадобятся в этом месте для поддержания видимости боя, - Шеридан напрягся всем телом, подтянулся и чуть вздернул подбородок.
- Элис, Вы сможете обеспечить нужное прикрытие Белой Звезде – 14, оставаясь в гиперпространстве, - вставила Деленн. – Капитан Эрикссон несет информацию, предназначенную для Теней, но если они получат ее слишком просто, они не поверят…
Элис молча выслушала приказ относительно плана капитана и Деленн, нахмурилась, когда услышала, что Эрикссон должен погибнуть, спросила, почему она сама не может передать информацию или быть в числе тех четырех кораблей прикрытия, на что получила однозначный ответ:
- Капитан Хант… Элис… - Шеридан быстро облизнул пересохшие губы. – Оставайтесь в гиперпространстве, ведите сканирование, примите передачу с Белой Звезды – 14, передайте ее нам, но не вмешивайтесь. Повторяю, не вмешивайтесь! Готовится масштабная операция у Корианы VI, так что нам понадобится каждый корабль, способный драться, каждый телепат, готовый остановить Теней – это приоритетная задача.
Элис перевела взгляд на белое как мел лицо минбарки – Деленн всегда была честна с ней, всегда была предельно терпелива, хотя и она тоже считала ее фанатиком, излишне усердно трудившимся на благо мира, но не понимавшим, что даже на войне есть место маленьким человеческим радостям, подвластным которым были даже минбарцы, не говоря уже об взрывоопасных, сумасшедших, нелогичных и пылких людских сердцах.
- Сделаю, капитан, - отчеканила Элис, подтянувшись.
- Вы замужем, Хант? – спросил Шеридан, чем удивил девушку.
- Нет, сэр, - напряженно ответила она.
- Родители?
- Нет, сэр, - маленькая ложь на благо отозвалась болью в голове. Деленн чуть поджала губы, отведя глаза. – Я передам информацию, капитан, - чтобы не продолжать тяжелый обеим сторонам разговор, Элис пробежалась пальцами по панели управления. – Курс проложен, сэр.
- Удачи, капитан, - пожелал Шеридан, чуть растянув губы в улыбке.
- Спасибо, капитан. Исил`За вени, Деленн, - Элис приложила руку к сердцу. – Во имя Валена.
- Во имя Валена, мой друг, - минбарка так же приложила руку к своему сердцу, вторую направив к экрану. Связь закончилась.

- У нее такой вид, как будто она вырвет данные у Эрикссона и бросится в бой сама, - Шеридан стиснул зубы.
- Она может, - медленно кивнула Деленн, - но не станет. Приказ для нее – все, даже если он идет вразрез с ее внутренними убеждениями о долге и чести.
- Верю, что ее способностей хватит, чтобы уничтожить хотя бы один корабль Теней, когда мы пойдет в пекло, - Шеридан вздернул подбородок и одернул китель.

Слушать крики друга было неимоверно тяжело. Эрикссон выполнил свою работу, Тени купились на приманку, но цена оказалась слишком высока. Команда Белой Звезды – 14 погибла, выполняя свой долг, три других корабля ушли в гиперпространство, взяв курс к точке встречи флота Лиги, Хант передала данные на Вавилон 5 сразу же, когда закончилась передача с Белой Звезды – 14, и на мгновение затихла, отдавая дань павшим. Минбарцы ее собственного корабля так же молчали, лишь Дэвид тихо прочитал какую-то молитву за их души – учение Анла`шок относилось с почтением к любой религии и верованию и не требовало беспрекословного принятия веры минбарцев.
- Рассчитать обратный курс, - приказала Хант. – Уходим.
Корабль развернулся, но в тот же момент в гиперпространство просочился громадный боевой краб Теней.
Они замечены, теперь боя не избежать.
- Маневр уклонения! - заорала Хант. – Передние батареи, огонь!
Белая Звезда выпустила залп в черное тело корабля противника, задев лишь пару его небывало длинных антенн – еще никогда и никто не встречал такого громадного корабля.
Краб издал пронзительный визг, отдавшийся в голове телепатов – Варенн лишь стиснул зубы, Хант мучительно застонала.
Тени могли понять, что все было блефом, тогда миссия была бы провалена, а этого допустить было нельзя. Выпустить краб нельзя, придется драться.
- Вниз! - Белая Звезда поднырнула под маслянисто-черное тело краба, непрерывно стреляя. – Всю энергию на передние батареи! Сфокусированным пучком, огонь!
Корабль тряхнуло от прямого попадания Режущего луча корабля Теней.
- Повреждения? – Элис отшвырнуло ударной волной с капитанского кресла вперед.
- Двигатели – двадцать процентов, - отозвался Турвалл. – Энергия падает.
- Курс – ближайшее завихрение! Открыть зону перехода! – скомандовала Элис, вскочив.
- Но, капитан, это самоубийство! - воскликнул Дэвид. – Нас расплющит от давления!
- Нельзя допустить, чтобы эта тварь вышла из гипера! – огрызнулась Элис. – Открыть зону перехода! Приготовиться открыть зону перехода в открытой!
- Господи… - прошептал Дэвид.
- Через мой труп ты выйдешь отсюда, - прошипела Элис, концентрируясь и удерживая краб телепатически – тот задергался, плюясь лучом как ядом. – Зону! – крикнула она. - Сейчас!
Гиперпространственная воронка открылась, давая шанс уйти в обычное пространство, но Белая Звезда продолжала держаться на месте, обстреливая визжащий краб, выпустивший, наконец, рой истребителей.
Корабль резко дернулся вниз, уходя от обстрела, но один из истребителей достал хвост Белой Звезды.
- Вторую! – скомандовала Элис под грохот обшивки разрушающегося корабля и шипение искр. Она подошла ближе к обзорному экрану, удерживая краб и не чувствуя, как от напряжения все нейроны мозга взвыли в перегрузке, из носа потекла кровь, а вывихнутая рука напомнила о себе болью. – Исил’За вени, во имя Валена! – прокричала она в нарастающем грохоте, подбадривая своих людей.
Верная команда минбарцев, готовая на все, преданная, сильная, смелая – они заслуживали такой же веры и преданности капитана.
Вторая зона гиперперехода открылась во второй – гиперпространство и воронка изогнулись как в агонии, мощным усилием пси-волн Элис отбросила краб в воронку, идущую разъяренно плюющимися энерго-всплесками, но уйти Белой Звезде было уже не суждено – вихрь гиперпространства швырнул корабль в самое сердце воронки, где истошно верещал раненный корабль Теней, на Белой Звезде вспыхнули все панели управления, раздался короткий вскрик Дэвида и воронка захлопнулась, разметав в ошметки горстку истребителей Теней.
Бой закончился, миссия была выполнена, блеф удался. Остальное было неважно.




Глава 2.

- Сто сорок делегатов будут на борту две недели, половина из них послы, - ворчал Маккой, без конца поправляя жесткий воротничок парадной формы. - Джим, сколько еще придется таскать эту чертовую удавку? Я доктор, а не лошадь на параде.
- Недолго. Встретим завтра вулканцев и сможешь снова вернуться к привычной форме, - Кирк обезоруживающе улыбнулся, в душе мечтая сорвать парадный китель и забросить его куда подальше с глаз долой.
- Почему вообще нужно постоянно носить эту форму? – доктор возмущенно всплеснул руками. - А если мне нужно будет срочно оперировать? А если кто-то заболеет? Как я могу поднять руку, если эта штука на мне как кандалы на…
Маккой с новым приступом гнева дернул воротничок, намереваясь оторвать его.
- Боунс, потерпи до завтра, - Кирк хлопнул друга по плечу, выходя в коридор и сразу окунаясь в привычную, хотя и чрезмерно шумную атмосферу корабля – техники, инженеры, энсины, ученые, послы, спутники послов, охрана послов, даже домашние питомцы послов, оставить которых было невозможно по очень уважительным причинам. Уважительным, конечно же, для самих послов – особенности их рас, их культур и прочего, и Кирк не возражал бы ни секунды, если бы некоторые животные не норовили цапнуть экипаж при любом удобном случае. – Что плохого может случиться за эти две прекрасные недели, помимо обычных ссор послов?
- Сглазишь, - еще больше помрачнел доктор.
Будто в подтверждение слов Маккоя, ожил корабельный интерком.
- Капитан Кирк, срочно поднимитесь в рубку! – разнеслось по кораблю. - Капитан Кирк, срочно поднимитесь в рубку!
- Кирк – мостику, - капитан подошел к ближайшему коммуникатору и нажал кнопку связи. - Уже иду.
- Сглазил, - подвел итог Боунс, следуя за капитаном в лифт.

- Докладывайте, - Кирк ступил на мостик и сразу приступил к делу.
- Капитан, неопознанное поле появилось три минуты назад, - доложил Сулу.
- Сканеры?
– Ничего, капитан, - Спок распрямился и повернулся к Кирку.
- Но что-то же должно быть, - нахмурился капитан, взглянув на экран, где в черноте космоса как будто собиралась начаться буря – впереди, закручиваясь ленивой спиралью, собиралась громадная воронка, изредка вспыхивая разрядами статического электричества как в грозовом облаке.
- Данные приборов зашкаливает, сэр, но ничего конкретного нет, только визуальный контакт, - доложил Сулу. – Кажется, что этого не существует, хотя на самом деле это есть.
Воронка полыхнула ослепительно-белым разрядом и ускорила темп закручивания.
- Двигатели на минимум! – приказал Кирк, опустившись в капитанское кресло. – Мистер Спок, Ваши предположения?
- Некая электромагнитная или ионная аномалия, капитан, - доложил старший помощник. - Точнее сказать не могу – нет данных.
- Ухура, есть информация с ближайших спутников?
- Нет, капитан, - ответила связист. – Все частоты открыты, но никаких сигналов не поступает.
- Но не призрака же мы видим, - нахмурился Кирк.
- Капитан! - ахнула Ухура, не отрывая взгляда от экрана, где воронка пришла в неистовство, закрутившись с головокружительной скоростью, вспыхнула и…
- А-а-а! – Спок отшатнулся от сканера, зажал уши и зажмурился, коротко вскрикнув.
- Спок, что случилось? – Кирк вскочил с кресла, метнувшись к нему. Экипаж и капитан как по команде содрогнулись от ощущения близкой смерти, когда из воронки, никем незамеченное, выскользнуло что-то непостижимо большое, черное как сам ад, издав оглушительный визг – Ухура с криком вырвала из уха наушник – и тут же исчезая, будто растворяясь в космосе. Команда дружно закрыла глаза и уши, ощутив, как по спине пробежался рой мурашек и сердце сковал необъяснимый ужас. Миг – и все прекратилось. – Это еще что за...? – Кирк взял себя в руки и развернулся к экрану, где из воронки пулей выстрелило чем-то белым, небольшим и неизвестной формы.
- Капитан, корабль неизвестной конфигурации, - Сулу пробежался пальцами по панели управления.
- Чехов, займите место у сканеров! – распорядился Кирк, видя, что Спок не в состоянии преодолеть боль. Если уж стойкий вулканец скорчился на полу, боль действительно должна быть нестерпимой.
- Капитан, двигатели корабля повреждены, - доложил энсин. - На борту трое живых в критическом состоянии, остальные мертвы.
- Мостик – транспортаторной! – Кирк, ни минуты не задумываясь, ударил по кнопке связи. - Координаты три-три-точка-ноль. Поднять на борт троих!
- Есть, капитан! - раздался четкий ответ.
- Мостик - лазарету! – продолжил Кирк, переключившись. - Боунс, команду медиков в транспортаторную – у нас трое тяжело раненых.
- Высылаю.
- Спок, Вы можете идти? – капитан приподнял вулканца за плечи, осторожно придерживая. - Вы до сих пор слышите его?
- Я могу пойти с Вами, капитан? – Спок опустил руки, распрямился и чуть вздернул подбородок, показывая, что с ним все в порядке, но Кирк слишком хорошо знал друга – человеческие глаза вулканца были полны боли, а нижняя губа едва заметно подрагивала – он контролировал себя и свои эмоции, но боль была нестерпимой, если они прорывались и становились столь заметны.
- Вам лучше пойти в лазарет, Спок, - Кирк отпустил его и прошел к лифту.
- Я должен быть в транспортаторной, капитан, - упрямо повторил Спок, зайдя следом.
Когда они вышли, бригада медиков уже ожидала визитеров в транспортаторной, Скотти подготавливал приборы, а один из энсинов крутился около прибора слежения.
- Мощность падает, капитан, - пожаловался Скотти.
- Я в тебя верю, только вытащи их, - Кирк напряженно вгляделся в транспортаторы, как будто мысленно приказывая им поднять на борт троих умирающих людей.
- Капитан! - ахнул помощник, ткнув пальцем в монитор – на экране вспыхнуло белым и корабль взорвался.
- Скотти? – Кирк стиснул зубы.
- Зацепил, капитан, поднимаю! – так же напряженно ответил инженер.
Транспортеры засветились, на площадках в золотом свете появились три фигуры, и ожидание сменилось кошмаром – на одной из площадок лежали двое в окровавленных одеждах, а третий, стоя на коленях, размахивал длинным шестом – в полном молчании, но яростно, будто защищая своих людей.
Дернувшиеся врачи в нерешительности замерли – этот человек… инопланетянин… полз вперед молча, не издавая ни звука, но было ясно – он не подпустит к людям никого, даже если придется сражаться.
- Сэр, позвольте помочь Вам! – произнес Кирк. - Сэр, Вы в безопасности, но Ваши люди погибнут, если Вы не позволите нам помочь им!
Мужчина, совершенно лысый, с необычным костяным гребнем на голове, весь в крови, лишь упрямо полз вперед, но зацепился за ступеньку и рухнул на пол – врачи сразу же отмерли, облепили его как мухи, зашумели трикодеры, мягко зашипели гипошприцы.
- Я должен… - Спок, все это время, чуть пошатываясь, стоял рядом с Кирком, но когда понял, что воин с палкой не способен задеть его, бегом взлетел к площадке к двум тяжело раненым и сразу приложил пальцы к лицу нижнего из пары, которого закрывал второй лысый инопланетянин.
- Спок, отойдите немедленно! – зашипел Маккой, пытаясь оттолкнуть его. - Дайте мне осмотреть их!
- Крик… - застонал Спок, закрыв глаза и соединяя разумы. – Не прекращается… кричит в разуме…
Кирк схватил Боунса за руку – если Спок что-то делает, значит, это важнее и нужнее медицины.
- Они погибнут, если не помочь! – Маккой успевал все: руководил помощниками – первого укладывали на носилки, уносили в лазарет, но второй из пары лежавших на площадке, сжимал руку человека под собой так, что отодрать его можно было, только сломав конечность – и готов был ругаться с капитаном, чтобы выполнить свою работу. – Джим, они умирают! – закричал Боунс, видя, как помощь мешкает.
- Все, - выдохнул Спок, отшатнувшись от людей и сев прямо в лужу крови. – Доктор, помогите ей.
- Ей? – Кирк не решился подниматься на площадку, где уже суетились медики.
- Второй погиб, капитан, - Спок дышал ровно, но чуть подрагивающие руки выдавали крайнюю степень напряженности. – Он отдавал все силы, чтобы поддержать в ней жизнь.
- Быстрее же! – Маккой сердился на заминку, на Спока, на всю ситуацию, на своих людей, которые, по его мнению, были слишком медлительны. – Осторожнее! Срочно подготовить операционные! Обезболивающее! Кровь, плазму!
Кирк успел заметить тело, лежащее на спине, погребенное под ворохом окровавленных одежд, широко раскрытые глаза и приоткрытый рот, который женщина открывала, как будто рыба, выброшенная на сушу и уже умирающая.
Под ноги капитана выкатилась забытая всеми окровавленная длинная металлическая палка – оружие того несчастного, что пытался защитить своих людей.
Когда всех унесли, Кирк сделал шаг к все еще сидящему на площадке Споку. Тот находился в состоянии, близкому к нервному срыву, если Кирк правильно мог «читать» своего помощника – пальцы непрерывно подрагивали, на переносице обозначилась морщинка, закрытые глаза метались под веками.
- Что могло произойти с беднягами, если даже он теперь в таком состоянии? - раздался голос Скотти, до этого молча и в ужасе следившего за агонией.
- Крик… - выдохнул Спок, глубоко вздохнув, открыв глаза и поднявшись, не обращая внимания на свой внешний вид. - Этот крик оглушал, капитан, - пояснил он. – Я должен был помочь даже ценой жизни второго.
- Крик? – Кирк в полном шоке взглянул на помощника. – Тот, что мы слышали на мостике?
- Сначала первый, - Спок взял эмоции и чувства под контроль. - Потом второй. Первый оглушил и вызвал приступ паники, второй звал на помощь.
- Но мы ничего не слышали, кроме того. Кто-то еще кричал?
- Она, капитан, - Спок взглянул на капитана – тот заметил расширенные зрачки вулканца. – Она кричала.
- Но она не могла, - опешил Кирк. – Или она… ты имеешь в виду, что она…?
- Она кричала в разуме, капитан, - Спок спустился вниз. – Агонию ее разума мог услышать только такой же телепат, как она.
- Телепат, - повторил Кирк, глядя на Спока. – Вы в порядке?
- В полном порядке, капитан, - Спок заложил руки за спину. – Разрешите, я переоденусь?
- Разрешаю, - Кирк нагнулся и поднял металлическую палку, глядя на нее так, как будто она могла заговорить. – И обратитесь в лазарет.
- В этом нет необходимости, капитан, - ответил Спок, выходя из транспортаторной.
- Я вызову уборщиков, сэр, - тихо и испуганно подал голос энсин, стоя у экрана в углу и трясясь как лист на ветру. Капитан взглянул на него – совсем молоденький, еще мальчишка, желторотый новичок, не удивительно, что он еще никогда не видел такого кошмара и испугался до полусмерти.
- Займитесь, энсин Ричардс, - разрешил Кирк – парень вылетел из транспортаторной быстрее стука собственного сердца.
- Никогда еще не видел Спока таким… - Скотти смотрел на то место, где недавно сидел вулканец.
- Напуганным? – помог Кирк.
- Нет, сэр, - качнул головой Скотти. – Человечным.
Кирк горько усмехнулся, взмахнул рукой, сжимавшей палку и та вдруг сложилась, став компактным обрубком металла и заставив Кирка вздрогнуть от неожиданности таких трансформаций.
- Похоже, мы встретили новую расу, - сообщил капитан в пространство. - Жаль, что при таких обстоятельствах.

Боунс едва не взорвался от раздражения, стоило Кирку только спросить о состоянии дел в операционной.
- Я занят! – рявкнул он. – Сестра Чапел, Вы будете меня слушать когда-нибудь или нет?
- Загляну через несколько часов, - Кирк нажал кнопку связи и оглядев экипаж. – Лейтенант Ухура, Вы засекли сигнал?
- Нет, сэр, - женщина развернулась в кресле, придерживая наушник ладонью. – Сигнал пропал, источник определить не удалось.
- Мистер Сулу?
- Ничего, капитан.
- Мистер Чехов?
- Сканеры ничего не засекли, капитан. Вероятно, источником сигнала был тот корабль.
- Версии, версии… - заворчал капитан, не удовлетворившись результатами. – Что с аномалией?
- Пропала, капитан, - Чехов оторвался от сканеров, чтобы обернуться и пожать плечами.
- Возвращайтесь на свое место, - распорядился Кирк. Чехов прошел мимо него и сел за приборы. – Мы все слышали этот звук, мы все испытали его воздействие – кратковременное, но отчетливое, но приборы ничего не обнаружили. Как бы сказал мистер Спок – это нелогично.
- Как будто дыхание смерти, - пробормотал Чехов, передернувшись всем телом. Сулу рядом тоже поежился, Ухура отвернулась, стараясь не показывать подступающих слез.
- Чем или кем бы ни был источник звукового сигнала, он исчез, - решил капитан. - Ухура, следите за частотами. Если удастся запеленговать источник, сможем понять, с чем мы имеем дело.
- Разрешите предположить, капитан? – спросил Чехов.
- Да, что Вы хотите сказать?
- Может быть, это… все это, - Чехов даже повернулся в кресле к капитану, - пришло из другой Вселенной? Из параллельной.
- Это логично, - услышал Кирк ровный голос старшего помощника, ступившего на мостик и прошедшего к своему месту. – Это объяснило бы природу аномалии и отсутствие реакции на нее наших приборов.
- А что насчет людей, мистер Спок? – Кирк кивнул Чехову – тот развернулся к экрану и своей панели управления. – Эти люди… Это точно люди, а женщина – человек. Боунс передал предварительный анализ и уже оперирует ее. Вам удалось что-то узнать?
- Я не стремился травмировать ее разум, капитан, - так же бесстрастно ответил Спок. - В мою задачу входил контакт с целью разрыва ее телепатической связи с телепатической связью умирающего человека.
- Поясните, - попросил Кирк.
Спок чуть склонил голову набок.
- Исходя из переданной информации, капитан Хант – сильный телепат, второй же, что был с ней рядом – телепат иного уровня. Не могу сказать точно, насколько иного – нет данных, капитан. Когда их корабль был поврежден, капитан была смертельно ранена, но находилась в этот момент в телепатической связи с другим объектом. Тот человек вошел с ней в контакт и поддерживал ее разум своей жизненной силой и силой своего разума.
- Капитан Хант, - задумчиво повторил Кирк. – Что удалось узнать еще?
- Немногое, капитан – находиться в агонизирующем разуме крайне затруднительно, но я уловил несколько кадров ее жизни, прежде чем отделил этих двух телепатов друг от друга и позволил ей погрузиться в кому.
- В кому?
- Нагрузка на разум была слишком велика, капитан. Сперва ее помощник поддерживал ее, но когда его сердце остановилось, а мозговая активность начала угасать, уже капитан Хант старалась удержать его и себя от перехода.
- Перехода? Перехода куда?
- За грань, капитан. Я смог остановить ее и остановиться сам, прежде чем окно закрылось и часть ее сознания оказалась бы заперта по ту сторону жизни.
- А что еще?
- Ее имя Элис Хант, двадцать шесть лет, телепат уровня П-12, рейнджер, родилась и выросла в земной колонии на Марсе. Удалось уловить отдельные слова, но их этимология мне не известна.
- И что за слова?
- «Энтил`За», «Вален», «Минбар», «Ворлон», «Кош» и «Бестер».
- Возможно, какие-то названия, может быть, имена. Думаю, когда Боунс сотворит чудо, мы сможем узнать о нашей гостье побольше, - капитан повернул кресло к экрану.
- О гостье, капитан? – переспросил Спок.
- Доктор Мбенга сообщил, что второй человек скончался. Предварительный отчет уже прибыл, но я его еще не читал.
- Могу я узнать причину задержки с ознакомлением, капитан?
Кирк не ответил, сосредоточившись на экране.
- Капитан, послы повторно спрашивают о причине волны кратковременной паники на борту, - обратилась к нему Ухура. – Все одновременно испытали приступ страха, а для некоторых послов такая реакция прилюдно означает бесчестье.
- Сообщите всем, что я уже иду прояснять ситуацию, - Кирк поднялся с кресла, глубоко вздохнув и переведя дух. – Ненавижу врать, но, видимо, придется.
- Разрешите помочь фактами, капитан? – обернулся Спок.
- Не разрешаю, - ответил Кирк. – Примите мостик, мистер Спок. Вулканцы не лгут, а мне как-то придется успокоить этот кошмар. Лучше старого-доброго способа не найти – заболтаю им мозги.
Спок приподнял бровь, выражая удивление, неодобрение, еще полсотни самых разнообразных чувств и эмоций, но прошел в кресло капитана и молча принял командование.

Через шестнадцать часов непрерывной операции Маккой отошел от пациентки, кивнул Чапел, с остервенением стащил перчатки, выбросив их в утилизатор, и вытер со лба пот. Помимо сложной операции, доктору пришлось выслушивать жалобы на насморк, на чес, на аллергию от членов экипажа, пока, наконец, он не рявкнул на Чапел, приказав выметаться вон и разобраться с жалобщиками, оставшись с Мбенгой вдвоем. Когда операция завершилась, темнокожий доктор сразу ушел в морг – еще раз убедиться в том, что ничего не пропущено.
Приняв душ и перекусив, Маккой засел за документацию, еще и еще хмуря брови и стискивая зубы. Руки чуть подрагивали от долгой работы, требовалось хоть немного расслабиться, так что спасительная рюмочка бурбона пришлась весьма кстати.
- Боунс? – Кирк заглянул как раз в тот момент, когда доктор поднес рюмку ко рту и залпом проглотил напиток. – Как она?
- Сделал, что мог, Джим, но дальнейшее зависит от нее, - ответил Маккой. – Множественные переломы ребер, перелом руки, пробитое легкое, повреждение почек, сотрясение мозга, но ее мозговая активность зашкаливает. Я пытался удвоить дозу релаксантов и обезболивающего, но ничего не вышло.
- Это значит, что она все время была в сознании? – уточнил Кирк, присев рядом.
- Нет, она в коме, в глубокой коме – не знаю уж, что там сделал Спок, но ее мозг работает как чертов варп-двигатель.
- Может, пригласить Спока еще раз?
- Не надо. Пусть моя пациентка отдыхает. Не знаю, что за кошмар там творился, Джим, но она явно родилась в рубашке.
- А что с двумя другими?
- Один умер еще на том корабле, второй… - Боунс налил себе еще. – Джим, я не знаю, что это за вид, хотя это гуманоид, я понятия не имею, какие они в нормальном состоянии, но если этот человек был способен с перебитыми ногами, трещиной в черепе, внутреннем кровотечении и полной слепоте ползти и защищать своих людей, то… - он развел руками, залпом проглотив вторую порцию.
- Низкий болевой порог? – Кирк встал и достал себе рюмку.
- Плотность костей… черепной кости этого человека поражает воображение. Удар был такой силы, что смог разбить эту кость – человек уже умер бы… Вероятно, это был болевой шок – мозг уже умирал, но тело продолжало агонизировать. Он не слышал нас, не видел, вряд ли понимал, что делает, но он действительно мог бы еще какое-то время продержаться.
- Так не это стало причиной его смерти? – Кирк налил себе бурбона.
- Нет, Джим, - Боунс опустил голову. – Я мог бы вытащить его, но не было времени проверять его трикодером – я снял лишь общие биопоказатели, но ошибся – его организм отреагировал на стандартный релаксант.
- Боунс, ты не… - Кирк замер с рюмкой у губ, потом поставил ее на стол.
- Я виноват, - глухо произнес Маккой. – Это не врачебная ошибка, это халатность, преступление. Джим, я убил его.
- Боунс, ты доктор, а не волшебник.
Маккой опрокинул в себя третью рюмку и поднялся.
- Я думаю, что она поправится – организм молодой, сильный, - проговорил он через минуту молчания. – Выйдет из комы, полежит неделю, поправится и сможет все рассказать.
- Спок сказал, что она с земной колонии на Марсе и что он успел прочитать в ее разуме какие-то странные слова, - Кирк поднял рюмку, но тут же поставил ее обратно, поднявшись. – Тебе говорит что-нибудь слово «Энтил`За»?
- Нет. Спроси компьютер.
- Спрашивал – нет аналогов ни в одном известном языке. Нашлось какое-то определение на вулканском, но вряд ли оно имеет правильный смысл.
- Она человек, Джим, если она марсианка, мы бы знали, откуда она знает язык, который не внесен в общий каталог.
- Но эти люди… - Кирк глубоко вздохнул. – Это точно не марсиане. Я никогда прежде не видел такую расу.
- Может, это генетические мутации?
- Думаешь? – с сомнением взглянул на него Кирк.
- Не знаю, - устало выдохнул Боунс. – Не думаю. Мбенга сказал, что по некоторым показателям, организм этих гуманоидов отдаленно схож с организмом вулканцев, но Джим, ты видел этих остроухих зеленокровных? Это полная противоположность тем.
- Мбенга проходил практику на Вулкане, может быть, он заметил что-то особенное.
- Что не заметил бы я? Если хотя бы кивнешь, я немедленно подам рапорт об увольнении – я старший офицер медицины, я обязан видеть все детали… и я убил этого человека, - Маккой, в начале горячо заговорившись, к концу сдулся, поник.
- Тела в морге? – спросил Кирк. Маккой только кивнул. – Хорошо. Оставим их – когда капитан Хант очнется и придет в себя, узнаем, как следует поступить с телами членов ее экипажа в соответствии с их религиозными верованиями, а пока… Отдохни, медсестры присмотрят за ней.
- Я должен изучить все отчеты, - засопротивлялся доктор.
- Изучишь после отдыха. Это приказ.
- Есть, капитан.
- И… Боунс, - Кирк остановил друга. – Боунс, не вини себя и не смей думать о том, что скажет она, когда придет в себя.
Маккой промолчал, медленно кивнув и выйдя из лазарета.
Кирк взглянул на свою рюмку, перевел взгляд на дверь в реанимацию, прикусил губу и покинул лазарет. Позади трудного дня пришла трудная ночь, а следом – очередной трудный день, Вулкан, посол Вулкана, склоки между послами, споры, не исключено, что драки – две чудесные недели в банке с пауками.
- Кош, - задумчиво повторил он загадочное слово, услышанное от Спока. – Кош…


Белую Звезду швыряло как щепку в бурю – система искусственной гравитации отказала, двигатели были повреждены, автоматическая система самовосстановления вышла из строя, система жизнеобеспечения – тоже, а на ручном управлении корабль вести было невозможно. Бог, если он и существовал, явно издевался над пленниками сингулярности – экипаж должен был бы погибнуть, но воронка словно насмехалась над ними, попеременно включая и выключая гравитацию. Хрусткий тошнотворный звук ломающейся шеи о приборную панель, когда гравитация снова заработала, Хант услышала первой – Дэвид Росс ткнулся лицом в кнопки, корабль тряхнуло и его отшвырнуло назад – хрупкое человеческое тело не выдержало. Никаких ремней безопасности предусмотрено не было, да и зачем, если постоянно нужно было координировать действия, вскакивать или садиться обратно.
- Катренн, если можете, помогите раненым! – прокричала Хант в вое разрушающихся переборок корабля и оглушительном визге краба Теней – того швыряло точно так же, как Белую Звезду.
Теперь Хант понимала, что телепат точно не должен управлять кораблем – нет сил поддерживать телепатическую связь с противником и одновременно командовать экипажем, но уж если она взялась за это дело, не теперь ей с него сходить. Только не так, только не перед этими людьми.
Рука была сломана, боль причиняла адовы муки, плюс к этому, при постоянно изменчивой гравитации, Хант не успевала сгруппироваться, чтобы упасть как надо. Теперь держать краб не было смысла – тот оглушительно вопил, звал на помощь, но единственные, кто его слышали – экипаж Белой Звезды и особенно два телепата, страдавшие больше других.
- Турвалл, можете наладить ручное управление? – крикнула Хант старшему помощнику. Минбарец, с яростным лицом беспомощно плавающий в невесомости, сгруппировано падавший, когда она работала, потянулся к управлению.
- Невозможно, капитан. Корабль разрушается, нас раздавит через две стандартные минуты.
Только минбарец из касты Воинов мог так спокойно и бесстрастно констатировать близкую смерть, не пытаясь подсластить пилюлю.
- Мы живем ради Единственного! - громко произнес Варенн. – Мы умрем ради Единственного! Исил’За вени, во имя Валена!
- Во имя Вале… - гравитация снова включилась, Хант швырнуло спиной через всю рубку на кусок переборки и она не договорила, замерев с открытым ртом и пузырившейся кровью на губах.
- Капитан! – Катренн, упав более собранно, подползла к ней – лицо в крови, одежды порваны, явно сломана нога, но минбарка прежде всего оставалась доктором, уже потом – человеком, которому требовалась помощь. Следом, не издавая ни звука боли, подполз Варенн, своими телепатическими способностями поддерживая в капитане жизненные силы.
К несчастью, гравитация и переход из воронки разбросали экипаж – погиб Ратенн, сломав позвоночник; Турвалл, и до этого серьезно пострадавший от удара затылком о стену, глухо охнул, но все так же продолжал работать над восстановлением крох управления, что были в его распоряжении. Результатом ударной волны перехода в обычный космос стал предсказуемый итог – Катренн бросило в противоположную от капитана сторону – острый край обшивки вошел в ее грудь и минбарка повисла как человек на распятии, Кедронн дернулся в ее сторону, но не успел отскочить от пролетевшей оторванной панели – беднягу впечатало в тот же край, что и Катренн.
Краб, почувствовав свободу, зашелся в крике, Хант, ненадолго придя в себя от болевого шока, стреножила его, так же крича в разуме, Варенн упал на нее, недвижимый, и затих, и лишь Турвалл все так же молча упал на колени и, больше не вставая, раскрыл денн’бок, будто готовясь к своему последнему в жизни сражению. Некую силу, засасывающую их троих в никуда, капитан и двое минбарцев скорее ощутили, нежели увидели. Двоим же увидеть спасателей было уже не суждено, но свой долг перед Энтил`За Деленн, Валеном и своим капитаном минбарцы и один землянин выполнили сполна.

Помощь пришла в виде теплого ощущения покоя, идущего откуда-то извне. Крик, застрявший в горле, крик в разуме, связь с крабом, с Варенном прервались – кто-то или что-то вытаскивало Элис из черной воронки безумия и перехода, что-то или кто-то удерживало ее, пыталось удержать и Варенна.
- Отпусти, - раздался голос в ее голове. – Отпусти или погибнешь! – настойчиво повторил голос, когда она схватила Варенна, готового перейти в сияющую пропасть перехода по ту сторону жизни.
- Нет! – крикнула она. – Варенн, держись!
- Он ушел, отпусти, - повторил голос.
Минбарец, стоя перед переходом, обернулся, взглянув на своего капитана – весь в крови, изломанный, он менялся, одежды очищались, связь разумов была повреждена – он больше не питал ее, теперь она как могла держала его.
- Варенн… - ее что-то поволокло прочь от друга, куда-то в темноту, подальше от сияния перехода, голос замолчал, но вел ее теплом своей связи обратно… в жизнь…
Ценой других, слишком большой ценой, ее жизнь была спасена, но стоила ли она того, если теперь ей не попасть на решающую битву?

Память, образы, ощущения возвращались мучительно медленно, как в тумане. Ничего не зная о месте своего пребывания, Элис вспомнила эпизод из прошлого.
Еще на Минбаре, спустя год после переселения, она встретила самого удивительного инопланетянина из всех, кого она видела ранее и планировала увидеть после. О ворлонцах ходили слухи, что внутри скафандров таятся совершенно необыкновенные существа, что каждый, кто увидит ворлонца, или умрет мучительной смертью, или узнает его. Элис не особенно пыталась понять смысл слухов, как не стремилась и сталкиваться с послом Ворлона, но так вышло, что однажды в храме она нос к носу столкнулась с ним.
Не то, чтобы Хант молилась Валену, хотя в лидере прошлого видела действительно сильную личность, вера в которую немного помогала в жизни, но… видимо, человеку необходимо говорить даже со статуями, когда на душе настолько пусто, холодно и одиноко. Минбарцы мудры, жрецы всегда готовы помочь словом или делом, дать совет или утешить, но они не понимают того, что творится в душе человека-телепата, а рассказывать так долго.
- Знаешь, я что-то чувствую, - шептала она, сидя у подножия статуи. – Я не знаю, что именно, мне не с кем поговорить об этом, но… Они хорошие люди, то есть инопланетяне, но ведь они другие, они не поймут меня. Он… Как я могу сказать кому-то о том, что чувствую к нему? Как и кому мне сказать, что я чувствую его? Я даже толком не знаю, что я чувствую… он другой, они знают то же, что думаю о нем я, но это все не то… нет слов… нет… Он, весь он, его душа, его облик – я хочу найти ответ, но не знаю, где и как.
Она долго смотрела в умиротворенное лицо Валена, будто ожидая, что тот разомкнет губы и даст ответ, но статуя, конечно, ничего не сказала.
Встав и повернувшись, она заметила, что над ней все это время стоял ворлонец – массивный золотистый скафандр, золотистая ткань, плавные изгибы корпуса и дыхательных трубок, небольшая головка-шлем и мягко пульсирующая приятным зеленоватым светом глазная линза.
- Твое место не здесь, - сказал ворлонец. Лампочки на передней стороне его скафандра засияли, перемигиваясь. - То, что ты ищешь, то, чему служишь, то, кто ты – далеко.
- Вы подслушивали меня? – Элис не испугалась – ее работа состояла в том, чтобы помогать своими способностями, так что объектами ее помощи были не только минбарцы. Конечно, ворлонцев она видела, но еще ни разу так близко не сталкивалась и тем более не говорила.
- Я слушал музыку твоих мыслей,- ответил ворлонец. – Ты сомневаешься.
- Я не… - Элис запнулась. Был ли смысл врать ворлонцу? – Я… Что значит, далеко? В глубине космоса?
- Дальше.
- Еще дальше?
- Расстояние не имеет значения. Важна цель.
О глубоко философских словах ворлонцев так же ходили едва ли не легенды, вот только Элис не нравились запутанные и неоднозначные ответы.
- Не хочу Вас обидеть, посол…
- Кош.
- Да, посол Кош… так вот, не хочу обидеть Вас, посол Кош, но я бы предпочла побыть в одиночестве, наедине со своими мыслями, если не возражаете. Это личное. Простите, если я дерзка.
- Ты не одна. Ты всегда с ним рядом. Твое место на далекой звезде.
Элис шумно выдохнула воздух – Кош давал ответы на все вопросы, вел диалог, но делал это так странно, что уловить смысл в его ответах, мог, похоже, лишь он один.
- Вы меня запутали.
- Да-а-а.
- Да? Посол Кош, Вы что-то знаете обо мне или о том, что я думаю?
- Да-а-а.
- И Вы поделитесь?
- Нет.
Элис уже открыла рот, чтобы возмутиться, вероятно, эта дерзость стоила бы ей дорого – ворлонцы не любили неповиновения, но ситуацию спас служка-жрец.
Поздно ночью, когда она уже готовилась ко сну, медитировала по методике минбарцев, с ее разумом соприкоснулось что-то легкое, теплое как прикосновение материнских рук.
- Если ты готова идти до конца, иди и не сомневайся, - произнес молодой мужчина из ее прошлого – Джеффри Синклер выглядел именно так, каким она запомнила его еще на Марсе.
- Коммандер Синклер? – она открыла рот, зная, что находится в трансе и что видения – всего лишь видения. – Но…
- Сомнения – путь к разрушению, - произнес коммандер, подойдя к ней и положив ладонь на ее плечо – конечно, это всего лишь телепатическая связь, но ее тело ощутило прикосновение, тепло кожи мужчины. – Будет трудно.
- Но… - она запнулась. Кровь бросилась в лицо, щеки заполыхали румянцем. Кто бы ни был в контакте, он знал, кем стать, чтобы вызвать такую реакцию, он знал ее мысли, ее чувства. – Но Вы же на Вавилоне 5! Вы не можете быть здесь и сейчас!
- Я всегда был здесь.
Мужчина убрал руку с ее плеча – она чуть не застонала от прерывания такого близкого контакта – и коснулся ладонью ее щеки. Немного же было нужно девушке, чтобы закрыть глаза от удовольствия и неожиданной ласки. Теплые пальцы пробежались по ее волосам, в жесте не было ничего интимного, скорее, это было похоже на отцовские чувства… Но ведь Синклер ее даже не знал!
- Где мое место? Почему меня мучили кошмары в детстве? Почему я не нахожу себе места даже здесь? – она открыла глаза, отшатнулась от него. – Вы не коммандер Синклер… Тогда кто Вы? Почему Вы приняли его облик? Чего Вы от меня хотите? Откуда Вы меня знаете? Что...?
- Ты не поймешь, - коротко и емко ответил Синклер, грустно улыбнувшись. – Еще не время.
- Но…
Его тело засияло ослепительным белым светом, не обжигающим, но будто убаюкивающим, ласковым – она зажмурилась, дернулась и… медитация завершилась.
Она огляделась – никого. Нужно было ложиться спать, впереди маячил очень трудный день, но она поднялась, вышла из комнат и побежала в Часовню - ноги сами несли ее туда.
И она тем более не удивилась, увидев в ней чуть поблескивающий в свете ламп и лампад золотистый скафандр ворлонца.
- Это ведь… я хочу сказать… Вы… Зачем, во имя всего святого?!
- Так начертано, - Кош развернулся к ней, чуть склонив голову набок.
- Но я… Но Вы же… Я не… Начертано кем и что? Мы же разные! У нас разные пути! Я, он, Вы… Почему Вы приняли его облик? Это же были Вы, я это знаю!
- Внешность неважна, значение имеет только душа. Понимания не требуется.
- Но так нельзя! – выпалила она в отчаянии. Крик разнесся по Часовне, отразился от сводов и статуи. – Почему я? Чего Вы от меня хотите? Зачем нужно было влезать в мою голову?
- Стрела летит туда, куда ее направит рука.
- Что?! Но я не могу с ним, я знаю, что он…
Она запнулась, одернув себя – ее чувства значения не имеют, да и потом, она не просто чувствует, что будет, она знает, что будет именно с этим человеком, с этим мужчиной. Знает не сам факт, но его эхо – Джеффри Синклер предназначен не ей, не Вавилону 5, даже не этому миру, что странно. Он… он близко и далеко, он везде и нигде, сейчас, вчера и завтра. И понять это, осознать – невероятно сложно.
- Ответы не здесь, не сейчас, - сказал Кош. – Позже, дальше.
- Но я одна даже среди толпы, - прошептала Элис, с мольбой глядя на ворлонца. – Вы не понимаете, каково это.
- Ты никогда не была одна. Ты никогда не будешь одна. Ты будешь защищать Единственного.
- Единственного? Но это же… - она дернулась… и проснулась – в окно светило солнце, она была у себя в спальне. Должно быть, это был только сон. Никуда она не бегала ночью.
Позже она узнала о рейнджерах и потому решила стать одним из них. Позже она действительно стала защитником Единственного, узнав об этом, поняв это слишком поздно, чтобы предупредить его о грядущем. Мужчина, которого она так преданно любила как лидера, друга и человека, ушел, чтобы всегда быть с ней рядом… в сердце. Что же касалось Коша, то больше она его не видела, но так же постоянно ощущала чье-то незримое присутствие, как будто за ней кто-то присматривал, кто-то добрый, сильный, мудрый, терпеливый как родной отец.
Никто не сказал ей о причине исчезновения Коша, о прилете Улькеша, но разницу она почувствовала сразу же, как и ощутила горечь утраты, будто Кош погиб. Наверное, так оно и было – ощущение тепла и чьего-то незримого присутствия пропало как-то ночью. Исчезло и больше не вернулось.
О том ночном происшествии она ни с кем не говорила – не было больше ни времени, ни особого желания. И лишь однажды ей пришлось открыть свою душу…


Тело болело, но боль была желанна – значит, она жива, значит, ее миссия выполнена. Впрочем, расслабляться рано.
- …на Вавилон? – донесся до ее ушей чей-то голос.
Мужской голос что-то пробормотал, но Элис не расслышала. Это не важно. Она летит на Вавилон 5, вероятно, бой вот-вот начнется, ее подобрал кто-то из своих – рейнджеры или послы – какая разница, если она летит на станцию? Деленн и Шеридан получили ее послание, теперь нужно подняться и…
- Доктор! – вскрикнул женский голос. – Доктор, она пришла в себя!
- Капитан Хант, Вы меня слышите? – по глазам ударил резкий свет, раздался странный вибрирующий звук. – Капитан Хант?
- Вавилон… - прошептала она едва слышно, с трудом шевеля губами. – Капитан…
- Да-да, Вавилон. Капитан зайдет чуть позже, а пока Вам нужно отдохнуть, - мужской голос был раздражающе громким, пульсировал в висках острой болью и взрывался под веками краснотой, но что-то вынудило Элис напрячься. Капитан здесь? Значит, она уже на Вавилоне 5? Они готовятся идти в бой без нее?
Что-то коснулось ее плеча, тихо прошипело, и она провалилась в беспокойный сон.
- Странные показатели мозговой активности, - задумчиво заметил Маккой, взглянув на мониторы. – Как будто она и не была в коме, а бодрствовала. Лазарет – мостику, - вызвал он по внутренней связи.
- Кирк слушает, - послышался ответ.
- Капитан, пациентка пришла в себя и уже интересуется пунктом назначения корабля и капитаном, - доложил Маккой.
- Мне зайти?
- Через два стандартных часа – она отдыхает.
- Хорошо, спасибо Боунс. Конец связи.

Кирк освободился лишь поздно вечером, так что заглянул в лазарет сразу после смены.
- Как она? – с порога спросил он у Маккоя.
- Неплохо, если учесть три дня в коме – ее мозг ни секунды не отдыхал.
- Она телепат, как говорил Спок. Думаешь, дело в этом?
- Прежде я имел дело с телепатами, но не такого уровня и не такой подготовки. Отличная физическая форма, превосходное здоровье, чистая печень и легкие чуть больше обычных земных – не знаю, где она жила, но климат места способствовал железному здоровью. К слову, двое членов ее команды так же обладали прекрасным здоровьем и выносливостью. Они до удивления похожи на вулканцев некоторыми особенностями организма. Если не учитывать строение костей и их плотность, они так же сильны, как и вулканцы, организмы чистые, судя по содержимому желудков – вегетарианцы, алкоголь не употребляют.
- А Хант?
- Тоже, но ее желудок на момент поступления в лазарет был пуст. Я бы сказал, что она не ела около тридцати - тридцати пяти часов. И, судя по истощению сил, не спала примерно столько же.
- Удивительная выдержка, Боунс, не находишь? Она проснулась?
- Приборы показывают, что она дремлет. Джим, не нагружай ее – легкое восстанавливается, дышать она может, а вот говорит с трудом.
- Для разнообразия побуду джентльменом, Боунс, - Кирк улыбнулся доктору.
Лежащая на кровати женщина была бледной до синевы, под одеялом угадывалось стройное сильное тело – средний рост, средний вес, если верить показаниям мониторов и… пронзительные серые глаза, распахнувшиеся при появлении Кирка, и изучающие его подозрительным взглядом.
Прежде чем Кирк успел открыть рот, женщина заговорила:
- Капи… тан…
- Я капитан звездолета «Энтерпрайз» Джеймс Кирк.
- Ше… Шеридан, - говорила женщина и правда с трудом и едва слышно. – Капи… тан Ше… ридан… Вави…
- Вавилон? – помог Кирк. – Вы знаете цель нашей миссии, капитан?
- Вавилон… пять…
- Боюсь, Вы ошиблись, планетоид не имеет номера.
- Вавилон пять… Шеридан… Кориана…
- Джим, достаточно, - вмешался Маккой, внимательно следивший за приборами. – Сердцебиение участилось, давление повысилось.
- Поправляйтесь, капитан Хант, - пожелал Кирк, в кои-то веки согласившись с доктором. – Мы поговорим, когда Вы выз…
- Дата, - четко проговорила Хант.
- Дата? – Маккой взглянул на Кирка. – Вы имеете в виду, какая сегодня звездная дата?
- 3842.9, - Кирк ответил машинально.
- День, - прошептала Хант.
- Я не понимаю, - Маккой развел руками.
- Земной день? Вы это имеете в виду? – переспросил Кирк. – Ввиду того, что единый календарь был принят на планете Земля около ста лет, то… сегодня 21 февраля 2267 года по стандартному земному календарю.
Серые глаза широко распахнулись.
- Не м-может… – прохрипела женщина, намереваясь подняться. – Не… не… - она не договорила, закрыв глаза и обмякнув.
- Довольно! – возмутился Маккой, вмешавшись и доставая гипошприц. – Капитан, это обморок. Не советую пока нервировать ее до полного выздоровления.
- Она хотела что-то сказать, - Кирк послушно отошел в сторону. – «Не может…». Не может чего?
- «Не может быть», - помог Боунс, впрыскивая новые и новые лекарства и следя за показателями. – Это шок.
- Боунс, я приглашу Спока…
- Через мой труп! – зло зашипел Маккой. – Сначала поправится – потом приглашай, кого угодно!


Нервный срыв человека – обычное явление, такое периодически происходит, этому подвержены абсолютно все люди, это лечится, это проходящее. Нервный срыв телепата – это страшно. Когда нет сил контролировать рвущуюся пси-энергию, когда естественные силы удваиваются, утраиваются как у впавшего в безумство наркомана в ломке, когда единственный способ усмирить буяна – вырубить его, а если не выйдет – убить, вот это трагедия. Телепатов мало, очень мало, телепат – не пушечное мясо, эта элита эволюции, как произнес однажды тот пси-коп, который пришел забрать Элис. Нормалы плодятся как мухи, их не жалко – умрет один, на его место придет другой, десяток, сотня, миллион. Умрет телепат – это будет трагедией, прервавшейся ветвью эволюции, вот, почему Пси-Корпус стремился удержать телепата в живых любой ценой, пусть даже ценой его разума, подавляемого наркотиками.
У Элис был единственный нервный срыв, когда она впервые попала на Вавилон 5. Она, являясь сильным телепатом, могла кого-нибудь убить, могла погибнуть сама, но случилось чудо и ей помогла Деленн. Теперь, в мире будущего, когда бой у Корианы VI завершился с неизвестным итогом, когда ее не было там, чтобы помочь, чтобы выполнить свой долг, нервы сдали второй раз. Хуже всего было то, что доктор мучил ее своими препаратами. Тело выздоравливало, но разум сходил с ума. Пси-энергия била ключом, требовала выхода, умоляла прекратить пытку – лекарства, призванные поддержать жизнедеятельность, разрушали ее мозг, но доктор этого даже не понимал. Это был пси-подавитель, против которого взбунтовалась генетическая память, «вспомнив» всех телепатов прошлого, так же погибших от наркотиков.
Включилась и другая память – ее ментальное усилие, направленное на краба Теней. На ту огромную черную тварь, несущую смерть. На центральное ядро, скрытое в глубине корабля. На…
Элис открыла глаза, пытаясь сосредоточиться – перед глазами все плыло, вспышки боли накатывали на мозг волнами, отдаваясь нервной дрожью в руках и ногах. С трудом приподнявшись, медленно, чтобы не вызвать новый приступ боли, стараясь контролировать себя, Элис села на кровати, спустив ноги и закрыла глаза, успокаивая разум.
Слабость, чертова презренная слабость – то, что она ненавидела больше всего. Минбарцы никогда не говорили открыто о слабости землян, об их хрупких телах, минбарцы видели в ней телепата, уважали его, уважали его в ней, но едва ли уважали ее саму как рейнджера.
Сех Нелонн как-то поставил ее в спарринг с молодым землянином – она сражалась, как он и учил, мудро, с уважением к противнику, чтя его как спарринг-партнера, хотя бой выиграл именно он. Это не было обидно и дело было даже не в том, что она женщина, а он мужчина. Дело было в его ловкости, в гибкости, в умении уклоняться от удара. Она тоже могла, но чаще всего она таранила противника, не отступала, не защищалась, а лишь нападала. Чтобы преподать ей урок важности отступления, важности понимания тактики ведения боя, показать, что шаг назад и защита не сделают ее слабой, сех Нелонн пригласил одного из минбарцев касты Воинов – хмурого, внешне всегда раздраженного, словно одно то, что он находился в тренировочном зале с людьми, оскорбляло честь его дома и всей касты.
Напасть на минбарца не вышло – он яростно атаковал ее с первых же секунд. Пришлось уйти в глухую оборону, отступить на глазах учителя и прочих учеников… это было не так постыдно, если бы не Синклер, как раз пришедший посмотреть на тренировки новобранцев. О том, что Энтил`За присутствовал на занятии, она узнала потом, когда опозорилась по полной программе.
Защищаться без возможности атаки было неприятно, из Элис явно намеревались сделать подобие отбивной – минбарцы хоть и не употребляли мясо, но прекрасно знали о земной культуре и пище. Поняв, что бой априори проигран, Элис выставила свое главное оружие.
Минбарец, до этого нещадно охаживающий ее деревянным боевым шестом, замер с поднятыми руками, когда она ударила его телепатически, вынуждая отойти. Бой принял иной поворот, не предусмотренный правилами, но сех Нелонн его не остановил.
Минбарцы учили ее, что применение ее способностей во вред недопустимо, что как телепат, как обладатель бесценного дара, она, ее душа должны быть чисты помыслами, что нельзя, будучи сильной, бить слабейшего. Но разве же минбарцы были слабы?
Бледное лицо минбарца перекосилось от ярости – палка скрипнула в его руках и он, забыв о тренировке, готов был бросить вызов Ден`Ша – боя до смерти за нанесение оскорбление касте и его дому.
Элис лупила его пси-волнами, он защищался, палки едва не ломались в руках, пару раз он все-таки достал ее, едва не сломав ребра, пару раз она огладила его со всей силы, приложив еще и телепатически, совершенно забыв о зрителях и учителе.
Перехватив инициативу, Элис наступала тараном, загоняла минбарца в угол, но и тот не сдавался. «Подчинись, уступи, сдавайся» - посылала она в его мозг, но упрямый мужчина молчал и сдаваться не собирался. Когда Элис получила болезненный удар под коленные чашечки, рухнула на маты, взвыв от боли и усилием воли отбросила минбарца в сторону, послав в его разум волну боли, сех Нелонн прервал бой.
Элис поднялась, дрожа с головы до ног от ментальной перегрузки и чувства обжигающего стыда, не смея поднять глаз, но чувствуя недоумение со стороны учеников, их гнев, их презрение к ней как к слабому рейнджеру и сильному телепату.
- Это недопустимо! – выкрикнул кто-то. Судя по несдержанности, это был человек. – Она использовала телепатию как оружие, это…
Учитель поднял руку, призывая всех к тишине – в тот же миг все замолчали.
- Неплохо для начала, - спокойно заметил он, подойдя к ней. – Посмотри на меня.
- Сех Нелонн, простите, я… - Элис закусила разбитую губу, едва не плача от стыда – ее выгонят, вышвырнут с таким позором, что потом даже жрецы перестанут с ней общаться. Ей придется покинуть Минбар, улететь, хотя идти ей некуда и что дальше делать, она не знает.
- Я не хочу говорить с человеком, глаза которого я не вижу, - повторил Нелонн, чуть повысив голос. Она подчинилась. – Так-то лучше, - заметил он, увидев ее лицо, стиснутые зубы и влажные от сдерживаемых злых слез глаза. – Почему ты использовала свой дар как оружие, если тебя учили быть благоразумной и помогать другим?
- Я… Учитель, простите… - забормотала она.
- Это не ответ на мой вопрос.
Элис на миг зажмурилась, представив себя глазами других, но взяла себя в руки. Итог известен, это позор, теперь все кончено, так пусть она скажет все, что давно хотела.
- Это был единственный выход, учитель. Я не могла атаковать оружием, но могла дать понять противнику, что я не сдамся, что я сильна другой способностью.
Сех Нелонн молчал так долго, что Элис испугалась. Все-таки, это минбарец, он намного сильнее ее, он может даже убить ее, а противостоять она не сможет из-за безграничного уважения к нему.
Когда же его лицо осветила сначала едва заметная, а потом широкая улыбка, Элис растерялась.
- Почему же тогда ты не использовала свой дар раньше? – смеясь, спросил Нелонн. – Или тебе было не так больно и обидно проигрывать бой?
- Ваша раса сильнее нашей, сех Нелонн, - ответила Элис. – Было неразумно использовать телепатию как оружие против землян.
- Вот как? – еще пуще рассмеялся минбарец. – И что же ты будешь делать теперь, рейнджер? Мне признать твою победу?
- Нет, учитель, не после этого, - она подошла к своему противнику, стиравшему с рассеченной брови кровь. – Я признаю твою силу и превосходство, алит Турвалл, - произнесла Элис, глядя мужчине в глаза. – Если ты сочтешь нужным бросить вызов, я его приму. Если ты признаешь меня… - она запнулась. Все-таки гордость перед учителем и прочими ломалась с трудом. – Если сочтешь меня трусом, использовавшим свой дар как преимущество, я признаю свое поражение.
Минбарец не стал оглядываться по сторонам, чтобы принять решение.
- Ты достойный противник, - сухо произнес он. – И твоя победа, как и помыслы, чиста.
Он коротко кивнул ей, она же почтительно склонилась в поклоне. Инцидент был исчерпан.
На следующий день ее пожелал увидеть сех Дурхан – мастер, уважение к которому было безгранично у всех минбарцев.
С очень большим трудом выдержав пробный бой с ним, не раз срываясь на применение телепатии по его приказу защищать себя любыми способами, наконец, упав на маты, но не сдаваясь до конца, когда он нацелил в ее лицо настоящий боевой шест, он признал ее годной к обучению, попеняв лишь на слабые попытки использования ее способностей в качестве обороны. Это был почти Ден’Ша за исключением мелких нюансов, так что каждый рейнджер проверялся не только на годность к такому подчас жестокому обучению, но и на готовность умереть, если придется. Она выдержала экзамен и уползла из зала на карачках, избитая, но довольная собой и высокой оценкой уважаемого учителя, чтобы уже днем явиться на тренировку и, в медитации, отдать дань уважения мудрым минбарцам. Как оказалось, признать себя слабой, защищаться тем, что есть при себе, уйти, чтобы вернуться с новой силой и напасть – не так уж и плохо.
Алит Турвалл не стал ее другом, хотя они теперь тренировались в одном классе, но когда выпала возможность набрать команду на Белую Звезду, он был первым в списке, кого она хотела видеть рядом и на кого могла полностью рассчитывать в любой опасности.

Препарат в крови не просто подавлял пси-способности, он вызывал головокружение, потерю ориентации, напрочь сметал все нормы поведения, вбитые за годы жизни на Минбаре, отключал всякое уважение к окружающим, но на полную мощность включал инстинкт самосохранения и тщательно подавляемые эмоции и чувства.
Элис сконцентрировалась, пытаясь понять, где она находится, что произошло и почему на ней не привычная форма рейнджера, а какая-то непонятная тряпка.
- Мисс, Вам лучше лечь! – к ней подбежала незнакомая женщина, протягивая руки и тут же попадая под действие телепатического приказа.
«Принеси мою одежду!»
- Но, мисс, зачем Вам… - та даже не поняла, что голос звучал в ее голове.
«Ты принесешь мою одежду и поможешь мне одеться!»
Женщина вышла, чтобы вернуться через пару минут и как послушная марионетка помочь переодеться.
«Ты забудешь произошедшее»
Глаза женщины стали пустыми – она села на освободившуюся кровать и положила руки на колени, глядя перед собой.
Элис, пошатываясь, дошла до двери и покинула странное место.
Нужно было дойти до… куда-то, где можно было… где нужно было… что-то сделать…
Сознание путалось, мысли расползались как насекомые. Где-то в глубине разума визжал раненый боевой краб Теней, где-то кричали люди, полыхало пламя, слышались приказы, отданные командным голосом мужчины, но четче всего слышался далекий шепот, знакомый крик, перед глазами стояло родное лицо, залитое слезами.
Ноги несли ее куда-то по коридору непонятного помещения, изредка на ее пути попадались какие-то люди, мало обращавшие на нее внимание, пробегали легкомысленно одетые девушки – она мучилась, окатываемая потоками их мыслей, не имея возможности заблокировать их из-за действия лекарств.
Немного побаливали ребра, ныло плечо, она часто останавливалась, чтобы передохнуть. Пробегавший мимо человек, кем бы он ни был, случайно задел ее плечом, быстро извинившись и собираясь бежать дальше, но телепатический приказ остановиться догнал его, Элис сдавила его горло ментальной хваткой, а когда человек начал задыхаться, отпустила, приказав все забыть и идти по своим делам.
«Они убили его… разорвали на части…» - думала она. – «Убили… захватили ее… крик… Как больно! Помогите! Кто-нибудь, помогите! Не могу говорить, не могу думать! Больно!»
Просторное помещение она обнаружила случайно, кажется, это была обзорная площадка, судя по виду, открывавшемуся из этого места – бескрайнее море звезд в бархатной тьме космоса.
«Одна… Больно!.. Он обещал, я верила, но я одна… Опоздала! Тогда опоздала, теперь… Ма-а-ама-а-а!»
Ноги больше не шли, она упала на колени, скорчилась на полу, закрывая уши ладонями, и застонала.
Человека, мужчину, откликнувшегося на ее немой крик, она не заметила, но ощутила его воздействие на измученный разум.
Легкое прикосновение к плечу, аккуратное слияние разумов – в одно касание, как будто он боялся ранить ее еще больше, тепло, исходившее от его пальцев, ладоней, от него самого. Она потянулась к нему, как замерзший путник к огню – его тепло не обжигало, а окутывало в кокон. Только однажды с ней в контакт входило создание, способное проецировать такую заботу.
«Помоги мне!» - взмолилась она, жадно впитывая тепло его разума и полностью открывая свой. – «Не уходи! Не бросай меня!»
Он молчал, баюкая ее разум легкими поглаживаниями – физическое тело слабело от его прикосновений.
«Откуда ты здесь? Позволь мне… позволь мне понять, увидеть… Пропустила… опоздала… Дай!»
Слепо шаря вокруг, она схватила человека за руку – контакт установился с такой силой, что она застонала от боли его мыслей и эмоций, но через миг он закрылся, выставив блок, который она царапала, стараясь добраться до содержимого и даже не понимая, что делает. Все щиты сорвало начисто – она была как оголенный нерв, а человек пытался защитить ее от нее же самой.
- Кош, - прохрипела она. – Я знала… Тени… знала… убили…
Мужчина поднял ее на руки так легко, как будто она ничего не весила – она обняла его за шею, ткнувшись носом в его шею и отключаясь от внешнего мира. И она уже не увидела круглые глаза того доктора, который представлялся как Маккой, шок той женщины, чей облик не отпечатался в ее сознании, не услышала смесь облегчения, удивления и искренней заботы в голосах.
- Посол…
- Я не смогу это объяснить, доктор.
- Но как?!.
- Я оказал первую помощь, в которой она нуждалась. Теперь она Ваш пациент, но не вводите больше релаксант – Вы причиняете ее разуму боль.
- Откуда Вы?.. Ах, да, простите. Сюда.
Мужчина бережно уложил ношу на кровать в лазарете, пару мгновений постоял рядом, вглядываясь в лицо девушки, после чего ушел.
- Я не знал, что они… - Маккой повернулся к коллеге. Мбенга чуть дернул плечом.
- Они никогда не бросят человека в беде.




Глава 3.

Посол Вулкана Сарек никак не ожидал, что его вечерней медитации кто-то помешает. Выбрав местом медитаций обзорную палубу, Сарек опустился на колени и закрыл глаза, погружаясь в глубины своего разума.
«Они убили его…» - раздался далекий голос в его разуме. Сарек заставил себя расслабиться и отвлечься от внешних раздражителей. – «Разорвали на части… Убили…»
Сарек открыл глаза, в глубине души испытывая раздражение с ноткой любопытства – кем бы ни был нарушитель его спокойствия, он был телепатом и мог транслировать свои мысли окружающим. Или же, что логичнее было предположить, уловить мысли такого телепата мог другой телепат, а вулканцы были хотя и контактными телепатами, но чувствовать присутствие себе подобных в эмоциональном плане развития, могли где угодно и в каких угодно условиях. Логика подсказывала, что некий телепат настолько нуждается в помощи, что он ослабил или полностью убрал ментальные щиты, что, в свою очередь, вело к тому, что телепат испытывает на себе влияние окружающих, все мысли, все эмоции – долго так он не сможет, он уже не может, потому и молит о помощи.
« Как больно!» - застонал далекий голос. – «Помогите! Кто-нибудь, помогите! Не могу сказать, не могу думать! Больно!»
Сарек поднялся и огляделся – палуба была пуста: поздний вечер по стандартному времени, послы сюда не пойдут, экипаж корабля тоже. И ни один из послов не обладает телепатическими способностями, равно как их нет и среди экипажа. Разве что Спок, но это не он.
Девушку в коричнево-черных одеждах Сарек увидел сразу, но подойти не решился – возможно, это член экипажа или гость одного из послов.
«Одна… Больно!.. Он обещал, я верила, но я одна… Опоздала! Тогда опоздала, теперь… Ма-а-ама-а-а!»
Девушка даже не заметила его присутствия, неловко упала на колени и, скорчившись, закричала в разуме мужчины.
Логичным решением было подойти к ней, предложить помощь, или же вызвать врачей, но Сарек не стал делать ни того, ни другого.
Телепаты Земли были куда слабее в контроле над собой, но еще ни один телепат Земли не был способен транслировать свои мысли на таком расстоянии и так оглушительно громко.
Сарек подошел к девушке и протянул руку, коснувшись ее плеча и едва сдержавшись, чтобы от неожиданности не отшатнуться, когда она резко распрямилась и практически повисла на нем. Поток быстро мелькавших образов хлынул в его разум, пробивая ментальные щиты – ужасающего вида черное паукообразное тело, надвигающееся на него, необычного вида инопланетянин в золотистом скафандре, человеческий мужчина с мудрыми чуть усталыми глазами, женщина, плачущая над какими-то бумагами, мужчина со слишком отчетливо написанным на лице раздражением, еще один мужчина – весь в черном, в перчатках, со значком на груди – девушка вздрогнула и едва слышно заскулила.
Сарек, приняв очередное логически верное решение, коснулся пальцами пси-точек на ее лице – она вцепилась в контакт земной пиявкой, моля о помощи.
Сарек успокаивал разбушевавшийся разум девушки как мог бережно, поражаясь ей. В какой-то момент она схватила его за руку, усилив и без того тесный контакт – Сареку едва хватило сил мягко отстранить таран. Он мог бы опустить ментальные щиты резко, как требовал инстинкт самосохранения, но девушка была слаба физически, истощена ментально и морально, она могла бы погибнуть.
Она рвалась как зверь – часть ее разума пыталась сопротивляться агонии, но часть была совершенно неконтролируема. В ее крови бушевал наркотик, разрушающий тонкие препоны щитов, которые она просто не успевала и уже не могла воздвигать. Доктор Маккой не знал, как обращаться с такими телепатами, потому делал свою работу и лечил лишь ее тело, убивая разум.
Сарек осторожно огладил оголенные ментальные нервы, утихомирил бурю, помог той ее части, что не была безумна, выстроить плотину, поднять щиты, закрыться от боли и мыслей людей. Но вместе с тяжелой ментальной работой, ее тело, не до конца восстановившееся после травм, ослабело. Девушку нужно было доставить в лазарет, но она не отпускала его, даже находясь почти без сознания и боясь остаться одной.
Логика подсказала последнее, что сделал Сарек – поднял девушку на руки и направился в лазарет.
- Кош, - прохрипела она. – Я знала… Тени… знала…
Ее руки обвили его шею, лицо уткнулось в плечо – она затихла.

- Сест… Где она? – Маккой едва не поседел, когда увидел Чапел, сидевшую на пустой кровати, где должна была находиться пациентка, едва пришедшая в себя после операции. – Сестра Чапел! Кристина!
Женщина безучастно смотрела перед собой пустыми глазами, не отвечала, дышала ровно, будто спала.
Боунс потряс ее за плечо, приводя в чувство.
- Доктор? – она проморгалась и вздрогнула. – Что случилось?
- Это я у Вас хочу спросить, - Маккой указал на пустую кровать. – Где пациентка?
- Я… я не знаю, - Чапел растерянно пожала плечами. – Я… я не помню, что я здесь делала.
Маккой поднял больничную рубашку.
- Сюда кто-то заходил? Вы хоть что-нибудь помните? Почему здесь… Где ее одежда?
- Наверное, она переоделась, - Чапел выглядела виноватой. – Хотя это вряд ли возможно, доктор – она слишком слаба.
- Что там говорил Джим? Телепат? – Маккой задумчиво постучал пальцем по губам. – Что последнее Вы помните? – спросил он женщину.
- Я шла сюда, чтобы проверить пациентку, а потом… потом… не помню – все будто во сне. Нужно сообщить капитану, доктор.
Маккой подошел к интеркому и нажал кнопку связи.
-Лазарет – мостику! Лазарет – мостику!
- Кирк на связи, - раздался голос капитана. – Боунс, что стряслось?
- Наша телепат сбежала, капитан. Загипнотизировала Чапел и пропала.
- Пропала? Сбежала?
- Не уверен, что она могла сбежать в таком состоянии, возможно, ей кто-то помог. Джим, она может быть опасна!
- Объявлять тревогу нельзя – на корабле полторы сотни послов, не хватало еще паники. Боунс, придется искать вручную – направлю к тебе всех свободных людей, далеко она уйти не может. Постарайтесь обойтись без фанатизма – не хочу разбирать потом дипломатические скандалы. И так хватает. Отбой. Ухура, свяжитесь со службой безопасности, - распорядился Кирк, повернувшись в кресле, - пусть направляются прочесывать ближайшие к лазарету отсеки. Фазеры на оглушение. Применять только в крайнем случае, никаких драк.
- Есть, капитан, - ответила женщина, приступив к работе.
- Сулу, обзор?
- Все чисто, капитан, но мы подходим слишком близко к нейтральной территории.
- Держите курс и постарайтесь не пересекать границ.
Еще через два часа пришло сообщение об убитом телларите, через два с четвертью часа, когда Кирк и Спок пришли в каюту посла Сарека, у того случился сердечный приступ… а вскоре Кирк был ранен и началась атака клингонов…

- Во имя Валена! – застонала Элис, очнувшись – ныли ребра, гудела голова, крутило желудок. – Включить обзор с мостика! – приказала она на минбарском. – Компьютер, включить обзор с мостика! – повторила она чуть громче, когда приказ не был выполнен. – Ком… - она замерла, прислушавшись – в комнате отдыха она была не одна – видимо, члены экипажа отдыхали, а она тут раскричалась. Впрочем, для практически бесшумно спящих минбарцев и едва слышно посапывающего землянина, кто-то посторонний сопел весьма шумно.
Только еще теперь заметив странное положение кровати, привыкнув к темноте, она соскользнула на пол и приблизилась к спящему – обняв под головой подушку одной рукой, чуть повернув на бок голову, на кровати спал красивый молодой мужчина. Элис мгновенно вспомнила события, предшествующие ее попаданию в лазарет, этого мужчину, его имя и звание, и похолодела – кошмар, который, как она думала, произошел лишь во сне, на самом деле случился в реальности. Ее корабль, ее экипаж, ее долг – все погибло.
Она отвернулась от капитана Кирка и вышла из палаты в приемный покой, где мягко горел приглушенный свет и по непонятной причине было пусто. Но на посту обязана была находиться дежурная медсестра или врач, так где они?
Осмотрев помещение и увидев монитор компьютера, Элис пробежалась пальцами по кнопкам, вызывая меню и залезая в папки о поступлениях новых пациентов. Отчеты о себе самой она восприняла равнодушно, но разум искал другое, что очень боялся найти.
Неизвестная раса… костяной нарост… внутреннее кровотечение… переломы… слепота… смерть…
Она зажмурилась и стиснула зубы – двое из ее экипажа, только двое и оба мертвы. Если нет больше тел, значит, корабль сгорел, а это значит…
- Не спится? – поинтересовался мужской голос. Она неловко дернулась, вскочив и поморщившись от боли – перед ней стоял красивый мужчина, светловолосый, яркий как звезда, но не внешность поразила телепата. – Не хочу жаловаться, но Вы доставили нам хлопот, капитан Хант, - улыбнулся человек.
- Вы… - помня наставление Коша, она не поверила глазам – перед ней стоял капитан Шеридан собственной персоной. Не тот, настоящий, Старкиллер, как его звали минбарцы, не гроза минбарского шарлина, а отражение его души. Внешность имела второстепенное значение, душа же была одна. – Капитан Ше… Капитан Кирк!
- Приятно, что Вы меня запомнили, капитан Хант, - мужчина подошел ближе, держась за бок. – Что Вы здесь делаете?
- Пытаюсь понять, где я, - честно ответила Элис.
Кирк обошел ее и увидел на мониторе снимки из отчета о двух телах инопланетян.
- Примите мои соболезнования, капитан Хант, - он чуть кивнул ей.
- Спасибо, - она так же кивнула. – Простите, не хотела будить Вас…
- Я уже достаточно отдохнул, - ответил он. – Как я понял, Вы хотите увидеть Ваших людей?
- Да, пожалуйста, если не затруднит.
- Как раз хотел отсюда сбежать.
Кирк воровато огляделся и, подойдя к двери, тут же открывшейся при его приближении, помахал рукой Элис, побуждая следовать за ним.
- Вы ранены? – спросила Элис, последовав за мужчиной.
- Царапина, - отмахнулся тот. – А как Ваше самочувствие?
- Удовлетворительно.
- Вы говорите как вулканцы.
- Как кто?
- Я познакомлю Вас с представителями этой расы – один из них помог отсоединить Вас от члена Вашего экипажа, а второй каким-то чудом помог справиться с нервным срывом, - он вошел в лифт.
- Отсоединить? В каком смысле?
- Спок сказал, что Вас поддерживал телепат…
Элис помрачнела и опустила голову.
- Белая Звезда… мой корабль… он взорвался?
- Боюсь, что да, капитан.
- Тогда нет смысла так меня называть, капитан Кирк.
Лифт привез их на нижнюю палубу.
- Мы не знали, как поступить с телами и я решил оставить это на Ваше усмотрение, - заметил Кирк, когда они подошли к дверям морга.
Элис не стала собираться с мыслями перед тем, как войти – за прошедшие годы она насмотрелась такого, отчего кровь стыла в жилах, что теперь тревожиться из-за павших?
И все же она дрогнула внутри, когда увидела двух минбарцев – Варенн, молодой, смешливый, с ним так хорошо было говорить, молчать, медитировать, он так много улыбался… Турвалл – хмурый, собранный, решительный, воин, наставник, друг, кровный брат… Они лежали рядом на двух столах – умиротворенные вечным сном тела, оболочки без души.
- Мы пытались помочь этому человеку, - Кирк подошел ближе, указав на Турвалла, - но, к сожалению, его глазные нервы были повреждены, он нас не видел.
- Он не понял бы вас, даже если бы увидел, - ответила Элис. – Моя команда, за исключением меня и одного землянина говорила на минбарском языке. Турвалл был воином, он поклялся защищать капитана. Скорее всего, в вас он увидел бы врагов – мы еще не отошли от битвы. Он был из касты Воинов, но его мать была из касты Жрецов – это приоритетно, так что будет уместно, предать тела кремации, а пепел развеять в космосе… если это возможно, капитан, - она повернула голову в сторону мужчины.
- Да, конечно, возможно. Я… мне оставить Вас?
- В этом нет необходимости, капитан, - ответила Элис. – Возможно, Вы осудите меня за холодность и внешнее равнодушие, но они минбарцы, они знали, на что шли, как и мы все. Мы живем ради Единственного, мы умираем ради Единственного. Исил’За вени, во имя Валена! – она приложила ладонь к груди, глядя на двух минбарцев. – Их души соединятся в великую реку душ минбарцев, чтобы возродится вновь в душах людей… теперь уже вашего мира.
Кирк не понял всего сказанного, но спрашивать ничего не стал.
Элис вышла из морга, Кирк последовал за ней.
- Могу я предложить Вам ранний завтрак… мисс Хант?
- Не откажусь, капитан, и зовите меня просто Элис.
- В таком случае, предлагаю небольшую экскурсию до столовой.

Кирк ожидал, что она заплачет, что сорвется позже, что будет хмуриться, кусать губы, но ничего подобного эта девушка делать не стала, ни следуя в морг, ни позже, в столовой. Ее лицо было бесстрастно почти как у вулканцев – собранность, дисциплина, полный контроль и… полная отстраненность от контакта.
- Капитан, не сочтите за наглость, но не могли бы Вы не касаться меня? – попросила она, когда в лифте он чуть приобнял ее, желая выразить сочувствие.
- Простите, я лишь хотел выразить соболезнование, - он тут же убрал руки.
- Я понимаю Ваше искреннее желание соболезнований, но… - она чуть напряглась. – Скорбь может быть выражена не только слезами и стенаниями. Если возможно меня понять, я бы предпочла обходиться без контакта.
Кирк лишь кивнул.
Репликатор ее заинтересовал куда больше персоны Кирка.
- Он создаст что угодно? – уточнила она. – Любое блюдо?
- Земное и все, что есть в пока ограниченном, но постоянно пополняемом меню инопланетной кухни, включая алкоголь, - заверил Кирк, реплицировав себе пару сандвичей и кофе.
- А… а может этот прибор создать яичницу? – Кирк едва не рассмеялся на столь робкую просьбу.
- Конечно. Глазунью, омлет, болтунью, яйца всмятку, яйца в мешочек, вкрутую – что угодно и с чем угодно.
Чуть приподнятые брови в немом удивлении живо напомнили Кирку Спока.
- Я почти пять лет не видела куриных яиц, - прошептала она зачарованно. – Обычно в минбарский рацион входят яйца, но их вкус хоть и необычен и приятен, ничего общего с обычным яйцом не имеет.
Теперь уже Кирк приподнял брови, набрав код на экране и вытащив из репликатора тарелку с яичницей с беконом, тостами, сыром и помидорами.
- Спасибо, - произнесла пораженная до глубины души девушка, приняв тарелку.
- Выпьете что-нибудь? – предложил Кирк.
- Я не употребляю алкоголь, спасибо. Можно мне кофе?
Кирк реплицировал чашку легкого кофе без кофеина.
Пока девушка медленно смаковала простую яичницу, Кирк наблюдал за новой знакомой – сероглазая, белокожая, с вьющимися каштановыми волосами до плеч, с небольшой кокетливой родинкой в уголке рта, Элис была весьма привлекательна.
- Вы действительно сильный телепат, - произнес Кирк, любуясь ей.
Девушка вздрогнула и выронила вилку, напрягаясь всем телом.
- Простите? – сухо поинтересовалась она.
- Нет-нет, я не осуждаю, наоборот – это очень интересно, - поспешил ответить Кирк, удивившись такой реакции.
- Тогда я действительно в иной Вселенной, - еще холоднее произнесла Элис, больше не притрагиваясь к еде.
- Я Вас обидел?
- Нет, капитан. Вы не поймете мой мир.
- Я постараюсь.
Она заговорила не сразу.
- Телепаты – единичное явление в нашем мире, капитан. Нас мало, а сильных тэпов – еще меньше. Нормалы либо ненавидят нас, либо травят как собак, либо предпочитают игнорировать. Для контроля над тэпами был создан Пси-Корпус – организация, призванная контролировать, защищать тэпов от нормалов и наоборот. Пси-Корпус – не рай для тэпа, это тюрьма. Не вдаваясь в подробности, могу сказать, что тэп – продукт третьего сорта как для нормалов, так и для самого Пси-Корпуса. Тэпов принуждают вступать в эту организацию, а тех, кто отказывается, отправляют в лагеря исправления – пожизненное заключение, или же колют наркотики, подавляющие пси-способность. Те миры, которые понимают нас и нуждаются в наших способностях, чаще всего принимают нас к себе. Мне посчастливилось попасть на Минбар – планету, на которой я жила, работала, помогала обществу, а потом нашла свое призвание как рейнджера.
- В нашем мире к телепатам отношение такое же, как и к любому человеку, - сказал Кирк, слушая ее. – У нас нет предрассудков, общество демократично, Федерация помогает всем планетам и всем людям.
Хант тяжко вздохнула.
- Мой дар стоил мне карьеры в Академии военно-космических сил Земли.
- Простите? – не понял Кирк.
- Тэпам запрещено служить в армии, мой дар проявился как раз перед экзаменами и мне пришлось уйти.
- Но это дискриминация! – Кирк едва сдержался, чтобы не ударить кулаком по столу.
- Капитан, если Вы позволите, я бы хотела ознакомиться с Вашим миром и показать свой, но вербально это знакомство затянется на длительный срок, - Хант серьезно взглянула на него.
- Что Вы предлагаете?
- Телепатический контакт. Я не буду углубляться в Ваши воспоминания и разум – только поверхностное сканирование. В обмен же я покажу часть своего мира. Это не больно.
- Я не боюсь боли, а с телепатами я уже не раз контактировал, - заверил Кирк. – Что мне делать?
- Ничего, я все сделаю сама, если Вы позволите, - Элис подсела ближе. – Если Вы беспокоитесь о том, что я могу воспользоваться Вашим радушием и навредить, то уверяю Вас, мои моральные принципы и мой путь этого мне не позволят сделать. Рейнджеров учат держать душу и помыслы в чистоте, даже если речь идет об убийстве из-за самозащиты, не говоря уже об уважении к разуму иного разумного существа. Как телепат, воспитанный культурой Минбара, я почитаю свободу Вашего разума и отнесусь с уважением к Вам и Вашему разуму.
- Рад это слышать, Элис, - Кирк уселся поудобнее.
- И я очень давно не была в контакте с человеком, - тихо добавила она перед тем, как приступить с работе.
Он ожидал, что когда она коснется его висков, она что-то скажет – Спок обычно настраивал себя, но погружение в мир Элис Хант было сродни полету.
Марс, родители, красная пустыня за пределами купола, школа, Летная Академия военно-космических сил, симпатичный парень, флиртовавший с однокурсницей, красивый мужчина с грустными глазами, холод космоса, звезды, станция, крик, женщина, планета с холодным климатом, кристаллы, тренировки, работа, почтение, уважение, жесткий контроль над эмоциями, высокая мраморная статуя, потеря, пустота, мелькнувший значок с буквой пси, планеты, планеты, планеты, красно-черное пространство, война, крики, смерти, приказ, ночной кошмар в виде черного паукообразного тела корабля, крик, боль, боль, боль…
- Довольно! – Элис вскрикнула, прерывая контакт и тяжело дыша. – Простите, если я вышла слишком резко.
- Все нормально, - Кирк потянулся за кофе – в горле пересохло. – Галактику сотрясают войны, неудивительно, что Вы так морально сильны.
- Спасибо, - склонила голову Элис. – Благодаря Вам, я теперь знаю, с чем имею дело – невольно, Вы дали мне гораздо больше, чем я могла бы попросить.
- Надеюсь, что Вы не станете делиться этой информацией, - заметил Кирк.
- И никогда не использую ее против Вас или любого человека, капитан. Это противоречит принципам Анла'шок.
- От себя скажу, что так же сохраню информацию конфиденциальной, но… С Вашего позволения, я бы попросил Вас поделиться информацией с моим старшим офицером по науке.
- Для чего?
- Мистер Спок – контактный телепат, он вулканец, их раса одна из высокоразвитых рас в галактике. Спок мог бы помочь Вам.
- В чем?
- Почти во всем, что касается адаптации к нашему миру. Мы представители Федерации, мы исследователи, ученые, мы предлагаем мир и преследуем мирные цели для достижения всеобщего блага.
- Звучит как сказка, капитан. Я подумаю над Вашим предложением, но право доверия оставлю при себе.
- Разумеется. Спасибо за оказанное доверие, Элис.
- У меня нет выбора, капитан. Вы - все, что у меня есть, Вы – способ для моего возвращения домой.
Кирк, все это время улыбавшийся, приглушил обаяние. Девушка говорила учтиво, но эмоционально холодно.
- Но Вы можете остаться, мы не прот…
- Я обязана вернуться, капитан. Идет война, на счету каждый человек, каждый телепат – Вы видели Теней, теперь Вы понимаете, что это. Но есть оружие страшнее этого, мощнее, галактика тонет в крови невинных жертв. Капитан, я найду любой способ вернуться – это мой долг.
- Я поговорю с командованием Звездного Флота, чтобы Вам оказали помощь, я…
- Капитан, я понимаю Ваши намерения помочь, но высаживать меня на Звездную Базу – не лучший выход. В лучшем случае, я угоню первый попавшийся звездолет…
- Но это преступление, Вы же…
- Я никогда не подвергну опасности людей, так что корабль буду пилотировать я одна, что же до преступления – я не святая, капитан, я убивала, чтобы выжить, чтобы выжили другие, хотя этим не гордятся. Мне нужно найти путь домой, поэтому логично будет попросить Вас оставить меня на Вашем корабле – если на Вашем пути попадется червоточина, я уйду в нее на шаттле или хоть пешком, но я вернусь, чтобы принять бой, или погибну, но буду знать перед смертью, что я хотя бы попыталась сделать что-то, чтобы вернуться.
- Логично, как сказал бы Спок, - Кирк покивал. – Утром я поговорю с командованием, а пока предлагаю подобрать Вам каюту.
- Спасибо, капитан, - Элис поднялась. Кирк так же поднялся. – Капитан, могу я спросить?
- Да, конечно.
- Моя форма была порвана, но теперь она целая – это тоже репликатор или очередная машина?
- Репликатор – универсальный прибор. Кстати, капитан Шеридан в самом деле чем-то похож на меня.
- Не очень, капитан, дело не во внешности, а в душе. Это сложно, раньше я так не считала, но мне пришлось поверить в слова одного уважаемого посла высокоразвитой расы, которого я имела честь видеть однажды.
- О, это мудрый человек.
- Он не человек, капитан, он был ворлонцем, одной из воинствующих сторон в том аду, что у нас творится, хотя сам он сражался за сторону младших рас.
- Был? Он…
- Его убили Тени, - бесстрастность тона рейнджера поразила Кирка – он слышал боль, чувство огромной потери, но какой должна быть выдержка, чтобы сдержать в себе такую бурю эмоций? – Это была великая потеря для нас, капитан.
Кирк лишь молча кивнул. Он имел дело с пришельцами, иногда – чаще всего – иномирные гости хотели его убить, но теперь ему выпал уникальный шанс познакомиться с сильной личностью, телепатом, просто красивой молодой женщиной с таким внутренним контролем, что Кирк не мог не удивиться и не пожелать увидеть лицо Спока, когда он бы увидел свое отражение в ней.
- Мои соболезнования, - повторил он. – Что ж, предлагаю пойти подыскать Вам каюту.
Она молча склонила голову.
- Эм… Элис, а какова была Ваша специальность в Академии? – спросил он минуту спустя, когда они вышли из столовой.
- Инженерное дело. Я люблю технику, компьютеры… наверное, это у меня от отца. Я хотела тихо сидеть в инженерном отсеке, копаться в проводках, чинить, что ломается. И я люблю компьютеры и программы – на Минбаре я первым делом взломала систему навигации обороны планеты, за что получила выговор и поняла важность дисциплины и усмирения своих желаний. Хорошо, что никто не пострадал.
- Вы могли бы помогать нам, раз Вы теперь член экипажа, - предложил Кирк.
- Капитан, я по-прежнему могу взламывать компьютеры, но я уже объяснила, что ни один военный никогда не допустит телепата в инженерном отсеке и тем более на корабле.
- Мой старший офицер по науке – телепат и инопланетянин, - отмахнулся Кирк. – Думаю, вы с ним сработаетесь, а Скотти любит Энтерпрайз как родную маму, а к красивым женщинам он питает… - он осекся на полуслове, поймав брошенный на себя быстрый ледяной взгляд.
Да уж, с хорошенькими инопланетянками капитану везло гораздо больше, чем с хорошенькой земной женщиной довольно строгих моральных принципов.
- Спасибо, капитан, - терпеливо ответила Хант, - но большую пользу я смогла бы принести не как член экипажа, а как рейнджер исключительно под Вашим командованием. Я могу выполнять работу Ваших людей из службы безопасности, сопровождать Вас в экспедиции и обеспечивать охрану Вас как капитана корабля и членов экипажа.
- Неплохая мысль, - согласился Кирк, поняв, что он нашел ключ к сердцу этой женщины. – Мы исследуем планеты, ищем и открываем новые миры – Вы можете спускаться с нами.
- На планеты? Это был бы интересный опыт, благодарю, капитан.
Кирк по-новому взглянул на нее.
- Вы редко спускались на планеты, Элис?
- Я работала в космосе, капитан, спускаться на планеты не было смысла – я сканировала любую из корабля. И я… я мало контактировала с людьми вне Минбара. Окончив обучение в Анла'шок, я и мой экипаж улетели на Дальние Рубежи в разведку, изредка возвращаясь на Минбар.
- О, - ошеломленно произнес Кирк, - что ж… могу обещать только одно – с нами у Вас будет довольно тесный контакт и много работы на самых разных планетах.
- Рада буду помочь, капитан.
Кирк подошел к двери свободной каюты и набрал пароль, пропуская Хант вперед.
- Я распоряжусь, чтобы Вас обеспечили фазером, коммуникатором, ввели в курс дел, - произнес Кирк, оглядев стандартное оборудование каюты. – Мне продемонстрировать возможности репликатора или предпочтете взломать его систему сами? – с улыбкой поинтересовался он.
- Я не буду ничего ломать, капитан, - заверила Хант. – Спасибо и простите за причиненные неудобства.
- Никаких неудобств, - Кирк кинул взгляд на репликатор – она точно разберется как с ним управляться. – Отдыхайте, доктор навестит Вас утром. Если что-то понадобится – моя каюта дальше по коридору.
Она коротко кивнула, не став повторять слова благодарности.
Когда капитан вышел, она сняла форму рейнджера, аккуратно разложила ее на стуле, прошла в душ и только под струями воды позволила себе выпустить рвущиеся эмоции наружу – слезы полились без остановки, вымывая из души боль от потери экипажа, страх от свалившейся проблемы, гнетущее чувство одиночества и панику от предстоящих контактов с людьми.
Привычный мирок рухнул. Сканировать пришельцев было чрезвычайно трудно, разум человека бунтовал, мозг разрывало от боли – ей пришлось привыкать к разуму минбарцев, хотя они были одной из высокоразвитых рас ее мира и обладали уникальным разумом, но теперь ее окружали пришельцы и люди, которым она должна была помогать. Ее ждали частые прикосновения – даже к редким прикосновениям минбарцев она привыкала слишком долго; ее контроль подвергнется натиску со стороны мужчин – на Минбаре с этим проблем не возникало в силу несовместимости физиологии; и ей придется привыкнуть к тому, что каким-то непостижимым образом она снова станет подчиняться человеку, который в ее мире был капитаном целой станции, практически легендой двух миров. Кирк был нереально красив как и Шеридан, Кирк был умен как и Шеридан, его разум был гибок, многогранен и чрезвычайно эмоционален как и у Шеридана… и только бы в этом мире не было своего ЗаХаДума, чтобы и тут капитан повторил судьбу своего отражения.
Когда Элис Хант вышла из душа, она изучила функции репликатора, оделась и села на пол около смутно уже знакомой горизонтальной кровати – разум и тело требовали медитации и расслабления. Последнее, что она подумала перед тем, как расслабиться – неужели старший помощник Спок, этот вулканец, так же будет отражением кого-то из ее мира?

Боунс ругался долго, вдохновенно, иногда переходя на сленг и идиомы других рас. Мало того, что Джим самовольно покинул лазарет, так он еще и подружку прихватил! Вулканцы, как самая упрямая, хотя и послушная дисциплине раса, оставались в кроватях до утра как и велел доктор, но Кирк… да когда это Джиму были писаны хоть какие-то законы?
- Если разойдется шов, я не буду его чинить! – возмущался Боунс, осматривая Спока. – Неслыханное дело – он опять скачет!
- Капитан не имеет склонности к вышеупомянутым бессмысленным телодвижениям, - заметил вулканец, одеваясь.
- Капитан имеет склонность к авантюрам, - огрызнулся доктор, перейдя к осмотру второго вулканца. – Голова не кружится? Не тошнит?
- Вулканцев не тошнит, доктор, - ответил Сарек, предоставляя тело для осмотра.
- Я могу идти, доктор? – обратился к Маккою Спок.
- Идите уже, - отмахнулся тот, не прерывая занятий, ощупывая и осматривая шов на боку Сарека. – Не болит, не чешется?
- Никаких раздражающих симптомов, доктор, - ответил тот.
- Хорошо, - Маккой взял трикодер – хорошо, конечно, использовать технику, но собственным пальцам он доверял не меньше.
- Мисс? – послышался из приемного голос Чапел.
- Капитан Кирк желал, чтобы меня осмотрел доктор Маккой, - ответил знакомый голос.
- Явилась, - заворчал Боунс по-новой. – Минуту, капитан Хант!
- Я в полном порядке, доктор, - между тем, беспокойная пациента, не пожелав ждать, зашла в лазарет и остолбенела, увидев полуобнаженного вулканца.
- Посол! – ахнула она.
- А я думал, что она была в отключке, когда Вы ее нашли, - кивнул на нее Маккой, осматривая Сарека. – Все, можете одеваться.
- Что произошло, посол? – Хант проигнорировала доктора, сделав шаг к Сареку.
- Я не обсуждаю своих пациентов, мисс, - перебил Маккой, выпроваживая ее.
- Если позволите, доктор, - обратился к нему вулканец, - я бы хотел побеседовать с капитаном Хант.
- После осмотра, - отмахнулся Маккой.
- Осмотр подождет, - Хант решительно отстранила доктора и приблизилась к вулканцу, почтительно замерев около его кровати и коротко поклонившись.
- Это не лазарет, это сумасшедший дом! – всплеснул руками Маккой, махнув на все и уйдя в приемное.
Сарек невозмутимо одернул больничную рубашку и взглянул на девушку.
- Вы телепат, - произнес он.
- Да, посол.
- Вы помните то, что произошло с Вами?
- Не все, посол.
- Но Вы узнали меня.
- Да, посол… То есть, не Вас – не имею чести знать Вас, но я узнала Вашу душу, если можно такое предположить по отношению к послу Ворлона.
- Послу Ворлона?
- Мне неизвестно, есть ли у ворлонцев душа, посол, но…
- Я понял, - Сарек оглядел девушку – несмотря на некое неудобство и не до конца восстановившееся тело, та держала спину ровно, вытянувшись перед ним как солдат перед генералом на параде. - Присядьте, Вы нездоровы.
- Спасибо, посол, я здорова, - ответила Хант.
- Как угодно, - не стал настаивать тот. – Вы помните, как кричали и просили о помощи?
Бледное лицо рейнджера вспыхнуло румянцем.
- Я… это была дезориентация, я прошу проще…
- Не нужно, это был только вопрос, а не упрек. Извинения нелогичны.
- Да, посол.
- Во время слияния разума, Вы показали силу своей телепатии, - продолжил Сарек. – Ваша способность превосходит все, с которыми я прежде сталкивался.
- Если мои действия стали причиной Вашего недуга, я…
Сарек поднял руку, призывая ее замолчать.
- Вулканцы не вмешиваются в дела иных рас, но всегда готовы прийти на помощь тем, кто в ней нуждается, - произнес он. – Но я хотел бы прояснить один момент, капитан Хант.
- Да, посол?
- Ваша ментальная атака была такой сильной, что невольно Вы смогли пробить мои ментальные щиты. Вы понимаете, о чем я, капитан?
- Да, посол, - рейнджер стиснула зубы. – Я сожалею.
- Сожаления нелогичны и излишни, капитан Хант, но я бы попросил Вас не упоминать о том, что Вам удалось узнать.
- Да, посол. Я сохраняю конфиденциальность информации любого носителя разума.
- Хорошо, это логично.
- Благодарю за помощь, посол, - Хант медленно поклонилась ему – мужчина чуть приподнял бровь, но промолчал.
- Сарек? – раздался женский голос от двери.
Элис не обернулась, посчитав такой жест недопустимым – в прошлом, беседуя с ворлонцами, она не могла себе позволить отвлечься. Ворлонцы этого не терпели.
- Подойди, жена, - вулканец вытянул два пальца – когда подошедшая миловидная женщина коснулась его пальцев своими двумя, Элис смогла разглядеть супругу посла.
- Здравствуйте, - поприветствовала женщина. – Это очень любезно, что Вы зашли навестить моего мужа.
Элис уже открыла рот, чтобы возразить - она не собиралась навещать его, она вообще впервые в жизни увидела представителя такой расы и уловила лишь свет его души, но, заметив пристальный взгляд мужчины, ничего объяснять не стала. Посол явно не горел желанием ввязывать постороннего в свои дела. Этот инопланетянин был строг, внешне суров, хотя ровным счетом ничем не походил на Коша, именно этот мужчина с загорелой кожей и странными, довольно симпатичными причудливо изогнутыми ушными раковинами был подобен ворлонцу, которого она знала. И ворлонцы тоже не особо любили вмешивать свои интересы в жизни людей, и тем более не допускали вмешательства извне во внутренние дела, но все же изредка помогали, когда считали необходимым.
Элис ощущала ауру мужчины и ауру его жены – что-то знакомое, как будто уже где-то виденное. Кажется, на станции была женщина-телепат, она, как Элис узнала при первом же сканировании Деленн, довольно близко контактировала с Кошем. Кажется, она еще летала к ЗаХаДуму, когда там погиб капитан Шеридан.
- Это честь для меня, мадам, - ответила Элис, слегка склонив голову.
- Вы посол, мисс? – с легкой улыбкой поинтересовалась женщина.
- Посол иного мира, - вставил мужчина, опередив Элис. – Очень далекого, - его темные глаза сверкнули – Элис встретилась с ним взглядом и уже не смогла отвернуться. Представитель мира планеты Вулкан ей понравился как внешне, так и духовно. И его жест милосердия был подобен той странноватой помощи от Коша, когда он был в ее сне. Вулканец Сарек сделал гораздо больше и наяву.
- Долгой жизни, посол, - Элис коснулась ладонью сердца, вторую раскрытой ладонью направила на мужчину и поклонилась.
- Живите долго и процветайте, капитан Хант, - тот отсалютовал довольно интересным жестом, попарно соединив пальцы.
- Мадам, - женщина удостоилась только легкого кивка, после чего Элис покинула обоих.
- Сарек? – Аманда вопросительно взглянула на мужа. Тот чуть заметно пожал плечом. – Сарек, это не посол, я видела всех послов.
- Это гость капитана Кирка, - ответил тот нехотя.
- Такое почтение к тебе, - заметила Аманда, взглянув на двери, за которыми скрылась девушка. – Такая хорошенькая и такая суровая девушка.
- Ее поведение продиктовано логикой, - ответил вулканец.
Аманда не стала спорить или возражать, лишь погладив пальцы мужа своим указательным, будто бы сорвав быстрый нежный поцелуй.

Половина дня прошла в знакомстве с кораблем – капитан Кирк помог со всем необходимым, включая одежду на все случаи жизни, разрешил доступ в инженерный отсек, распорядился по поводу погребения минбарцев, спросил, будет ли желательно оповестить прочий офицерский состав корабля, на что Элис ответила отказом, понимающе кивнул и пригласил после церемонии прощания зайти в зал совещаний, чтобы старшие офицеры могли познакомиться с новым членом экипажа.
Прощание вышло довольно простым и быстрым – прах минбарцев поместили в две капсулы, после чего те отправили курсом на солнце. Как капитан Белой Звезды, Элис почтила память павших минбарской молитвой за их души, по-человечески выдержала традиционную минуту молчания, после чего ушла. Когда она вернется домой, когда окончится война, состоится церемония прощания со всеми павшими, но в военное время в условиях обстановки было логично провести прощание лишь словами. В конце концов, минбарцы верят лишь в душу, а их души уже давно соединились с другими душами, чтобы потом родиться в людях.
В зале заседаний рейнджера уже ждали – сам капитан возглавлял собрание, по правую руку от него находился молодой вулканец – «Не ворлонец!» буквально раздался голос в голове девушки, - по левую уже знакомый доктор Маккой, мужчина средних лет, китаец и человек, от которого у Элис по спине пробежал холодок.
- Бестер! – зарычала она, ударив его ментально – парень схватился за голову и застонал, но почему-то нападать не стал.
- Рейнджер Хант! – вскочил Кирк. - Прекратите немедленно!
Элис будто обдало ледяной водой.
- Простите, капитан, - она вытянулась по стойке смирно, с неприязнью глядя на такого похожего на пси-копа человека.
- Что я сделал? - спросил тот на русском языке. – Я же ничего такого не имел в виду!
- Мистер Чехов, Вы в порядке? – обратился к нему Кирк.
- Капитан, я только подумал, что… - парень с опаской взглянул на девушку. – Сэр, я же…
- Это моя вина, капитан, такого больше не повторится, - бесстрастно произнесла она.
- Полагаю, виновато внешнее сходство, - приятным голосом констатировал вулканец. – Или же мистер Чехов подумал что-то неподобающее.
Чехов вспыхнул румянцем во все щеки.
- Полагаю, инцидент исчерпан, - догадался Кирк – парень, красивая девушка… дело молодое. – Элис, присаживайтесь, - пригласил он, указав на кресло напротив своего. – Господа, вы уже знаете о том, что мы спасли человека с поврежденного корабля иного мира, многие из вас уже лично знакомы с мисс Хант, - Маккой чуть дернул уголком рта в подобии улыбки, Чехов поежился, поерзал и снова залился краской. – Элис, я ввел команду в курс дел, если Вы не возражаете. И я сказал, что Вы сильный телепат и можете находить в нас некое подобие тех людей, которых Вы знаете по своему миру, - Кирк даже не взглянул на несчастного Чехова, но тот от стыда готов был провалиться сквозь землю. - Итак, джентльмены – рейнджер Элис Хант, - капитан указал на девушку, - а это моя команда: первый офицер и старший офицер по науке – мистер Спок, - он указал на молодого вулканца, - навигатор – энсин Павел Чехов, - точная копия Бестера смущенно кивнула, глядя в стол, - лейтенант Хикару Сулу – рулевой и офицер по тактике, второй офицер и главный инженер – капитан-лейтенант Монтгомери Скотт.
Мужчины по очереди кивали девушке, она в свою очередь по-деловому отвечала им тем же. Когда с церемонией знакомства было покончено, слово с разрешения капитана взяла Элис.
- Выражаю благодарность за спасение моей жизни, джентльмены, - она смотрела только на капитана. – И перейду к своей истории, чтобы обрисовать подробную картину нынешнего положения.
- А что теперь может случиться? – спросил Чехов, решив, что больше на него нападать никто не станет, хотя думать о красивых глазах девушки-телепата в ее присутствии все же больше не стоит.
- Многое, - коротко ответила Элис. – История моего мира началась задолго до первого полета человека в космос. Две древние расы на заре человечества начали вмешательство в дела людей и прочих молодых рас. Одна из рас, ворлонцы, начала проводить манипуляции с землянами, вмешиваясь в геном приматов. Это было около трех миллионов лет назад…
Мужчины слушали, затаив дыхание. Истории иного мира, иной Вселенной, иных рас; истории о созданиях света и тьмы; истории о Третьей Мировой, о телепатах, войнах, распрях, ненависти – в своем мире Земля пошла иным ходом, многих проблем, благодаря Вулкану удалось избежать.
- …В 2151 году Землю посетили представители Центавра Прайм, практически открыв нам Большой космос и разрешив пользоваться их зонами перехода. Не бесплатно, разумеется, за каждый переход взималась плата. Как видите, сотрудничество было обоюдовыгодным.
- Что получили центавриане от такого контакта? – спросил Спок.
- Поддержку, во-первых, а во-вторых, как они тогда думали, преданных слуг. Контакт был ошибочен, они считали, что имели связь с более высокоразвитыми существами, но люди в целом их не разочаровали.
- И началась эпоха дружбы? – спросил Скотт.
- Не совсем. Центавр интересовали телепаты нашего мира. Гонимые на родине, они могли иметь сытую и беззаботную жизнь на Центавре Прайм, но Пси-Корпус уже тогда имел свое влияние на правительство Земли, так что подобное сотрудничество пришлось предотвратить.
- А они милые, эти центавриане, - заметил Чехов.
- Они не милые, - холодно перебила Хант. – Они обычные с моей точки зрения. Не лучше, не хуже, просто другие.
- Логично, - вставил Спок.
Элис продолжила рассказ, перейдя к современной истории.
- …тогда Центавр Прайм применил против режима Нарна масс-драйверы. Это отбросило Нарн буквально в каменный век. Медицина, транспорт, жизнь, пища, вода – это не стоило ни кредита. Рейнджеры знали, что за этими атаками стояли Тени, но нам было запрещено вмешиваться. Одно вмешательство – и нас бы раскрыли. Мы не были готовы, и Минбар с Землей не были готовы открыто заявить о недопустимости такого поведения члена Лиги.
- Скоты! – в сердцах выпалил по-русски Чехов, ударив кулаком по столу. – Они просто скоты! – перевел он на стандарт.
- Масс-драйверы? – в тихом ужасе повторил Скотт. – Но это же бесчеловечно!
- Центавр, под предлогом укрепления буферной зоны, начал расширять свои территории, залезая на чужие, Лига взволновалась, но открыто никто не выступал. Мы ждали готовности, мы, рейнджеры, вели лишь наблюдение и пересылали информацию на Вавилон или Минбар.
- Но вы могли бы хотя бы дать понять, что такое недопустимо! – воскликнул Чехов.
- Тогда работа многих лет была бы пущена под откос, - вставил Спок. – Позиция Минбара и капитана Шеридана была логична.
- Мелкие стачки все-таки были, - ответила на немые вопросы Хант. – К сожалению, Центавр диктовал свои условия Нарну: за одного убитого центаврианина казнили пятьсот нарнов, но когда центавриане совершили покушение на жизнь капитана Шеридана, вмешался посол Кош…
Кирк хмурился все больше, Скотт мрачнел с каждой минутой, Сулу лишь стискивал зубы, Чехов полыхал яростью, Спок сохранял невозмутимость.
- …И, несмотря на всю предосторожность, нас засекли. У меня не было выхода – я приняла бой. Потом мы попали в воронку, а очнулась я уже здесь, - Элис закончила рассказ в гробовом молчании.
Наверное, можно было бы просто показать людям то, что она показала Кирку, но капитан решил иначе. Вся история в пересказе заняла больше трех часов.
- Я связался с командованием Звездного Флота, - нарушил молчание Кирк. - Я сообщил им об инциденте и своем решении оставить Вас на борту Энтерпрайз и получил официальное разрешение, но… - Кирк сделал паузу. - Элис, командование отказалось сообщать членам Федерации о корабле Теней.
- Что?! – ахнула она.
- Это логично, мисс Хант, - вставил Спок. – У Федерации нет прямых доказательств существования корабля Теней, следовательно, нет никакого подтверждения возможной угрозы. Если сообщить сейчас о том, что в галактике появился сильный враг, начать готовиться к войне, но враг не нападет, Земля будет представлена в невыгодном политическом свете.
- Когда краб нападет, будет поздно думать, коммандер, - Элис привстала, оперевшись о стол. - Вы представляете себе мощь такого корабля? Я сказала, на что способен один корабль, а это корабль-матка.
- Мы сталкивались с различного рода угрозами, - Спок чуть приподнял бровь.
- Коммандер, если Вы столкнетесь, - она выделила последнее слово, - с ним, Вы не успеете даже ахнуть – он разнесет Вас на праатомы.
- Вулканцы не ахают, мисс, и Вы сказали, что корабль может затаиться на необитаемой планете и впасть в спячку на срок более тысячи лет.
- Может, а может сойти с ума и начать убивать направо и налево. Вы меня не слушали или не слышали, коммандер? Крабами управляет Око Теней, здесь его нет, краб будет его искать, не найдет и подумает…
- Органическая технология, мисс Хант, не может думать.
- Корабль – нет, но его ядро…
- Пилот?
- Не пилот, это ядро, разум корабля, сама его суть, мозг. Внутри находится человек…
- Тогда мы попытаемся договориться с ним.
Элис обернулась на капитана.
- Договориться? Капитан, Тени не ведут дипломатических бесед, их корабли не способны говорить…
- Но их пилоты…
- Вы меня не поняли, капитан. Прошу прощения, что ввела вас в заблуждение, джентльмены, но центральное ядро боевого краба Теней – человек, который не говорит. Фактически, это машина, бездушное тело с разумом, который готов убивать все живое на своем пути. Его язык – Режущий луч, способный пробить любую броню.
- Щиты… - Скотти поднял руку.
- Энтерпрайз – корабль не маневренный, - перебила Хант. – Щиты не спасут, ваше оружие против Режущего луча – все равно, что зубочистка против ядерной боеголовки. Я бы поставила единственное преимущество – варп-двигатели, но корабль не может разогнаться за долю секунды.
- Нам нужно всего пару секунд, мисс! – обиделся Скотт.
- У нас не будет пары секунд, капитан-лейтенант. Сдержать краб может даже слабый телепат, но сдержать корабль-матку очень трудно.
- Что ж, джентльмены, есть время подумать над этим, - Кирк жестом распустил людей. – Мистер Спок, задержитесь, - когда все ушли, капитан поднялся с места, обратившись к Элис. - Из Вашей каюты был сделан запрос этим утром. В чем причина Вашего интереса к личным делам членов моего экипажа?
- Капитан, - Хант распрямилась, - на борту более четырехсот человек, но среди команды есть только один телепат – коммандер Спок.
- Вулканцы – контактные телепаты, мисс Хант, - Спок заложил руки за спину.
- Даже слабого воздействия будет достаточно, чтобы задержать краб на пару секунд, - ответила Хант. – К сожалению, принять бой не выйдет – у краба есть истребители. Я способна сдержать один корабль, но от этих шустрых тварей не уйти – нужна маневренность, нужно уметь уклоняться, практически мгновенно менять траекторию полета. Уничтожить краб сложно, но можно, поэтому так важно объединить расы Федерации и нанести удар первыми, пока не станет слишком поздно.
- Мистер Спок? – Кирк развернулся к вулканцу.
- Постараюсь рассчитать траекторию полета корабля Теней, исходя из точки его выхода из сингулярности, - ответил тот. – Возможно, мне удастся найти точку его пункта назначения или припланечивания.
- И какова вероятность?
- 32,13%, капитан, плюс погрешности с отсутствием гиперпространства в нашем мире.
- Гипер есть везде, - возразила Хант. – Вы можете о нем не знать, но краб просочится туда. Тени это могут и постоянно этим пользуются.
- Допустимо, - кивнул вулканец.
- Но послы ничего знать не должны, - решил Кирк. – У нас и без того напряженные отношения в связи с убийством одного из послов, не хватало еще запугать всех до смерти.
- Капитан, могу я попросить? – обратилась Хант. – На борту находится посол Вулкана с супругой. Вулканцы показались мне разумными людьми…
- Спасибо, - кивнул Спок.
- …и я хотела бы попросить Вас поставить посла в известность о том, что я сегодня рассказала.
- Почему бы Вам не сделать это самостоятельно, Элис? – Кирк приосанился. - Мне показалось, что у вас установились дружеские отношения.
- Капитан… - Элис отвела глаза. – Я не посмею показаться ему на глаза.
- М? – Кирк вздернул брови.
- Видите ли, капитан, ваш мир – отражение моего, души знакомых мне людей здесь как в зеркале…
- И кем является посол Сарек? – поинтересовался Кирк.
- Посол Сарек… это странно, капитан, потому что нелогично, но… посол Сарек – ворлонец.
- Кош или Улькеш? – уточнил Кирк, разобравшийся с теорией.
- Кош. Я имела с ним контакт лишь единожды и это было… это был уникальный контакт. Простите, капитан, я дала слово не распространяться на столь личные темы.
- Но Вы подчинитесь мне как капитану? – уточнил Кирк.
- Я присягнула Вам на верность, - ответила она.
- Отлично, тогда Вы можете обсуждать со мной все, что угодно, - улыбнулся он.
- Но, капитан… - Хант покосилась на невозмутимого Спока.
- А, простите, не сообщил самого главного, - еще шире улыбнулся Кирк. – Спок – сын посла Сарека и леди Аманды.
- Но он же не… - вырвалось у Хант, округлившей глаза. – Простите, коммандер.
- Я «не» кто? – поинтересовался тот.
- Вы не ворлонец, - она пристально вгляделась в его глаза, будто бы только что его увидела. – Вы… Вы помогли мне, это Вас я чувствовала у Предела, но Вы не обладаете душой ворлонца.
- Возможно, потому что я наполовину вулканец, - ответил Спок невозмутимо. - Мой отец вулканец, а мать с Земли.
- Коммандер, простите, но… можно я…? – она подошла ближе и протянула руку к его лицу – он не отстранился, но девушка так и не прикоснулась к нему, словно передумав. – Минбарец, - выдохнула Хант.
- Вы бьете все рекорды, мистер Спок, - Кирк расплылся в довольной улыбке. – Что ж, если с церемониями покончено… Элис?
- Да, конечно, капитан, - она смотрела только в темные глаза мужчины перед собой.
- Мистер Спок, можете возвращаться на мостик, - распорядился Кирк.
- Человек, - едва слышно пробормотала Элис. – Вулканец и человек.
- Именно так, мисс, - кивнул Спок. – Капитан… мисс…
Она продолжила стоять с открытым ртом, даже когда он вышел.
- А еще у него острый слух, - шепнул Кирк ей на ухо, наклонившись.
- Капитан, он минбарец и человек! – ахнула она, отмерев.
- Вулканец и человек, - поправил Кирк. – Но, как я понимаю, это одно и то же?
- Капитан, - на него воззрились совершенно круглые от шока серые глаза, - он – Энтил`За, я не сразу поняла это, поскольку он телепат и его ментальные щиты постоянно подняты, я не смогла сразу прочитать его, я совершила непростительную грубость, была так нетактична в разговоре с ним, он же может подумать…
- Элис, Элис, помедленнее, пожалуйста! – остановил Кирк поток слов. – Он – посол Деленн? Хотите сказать, что душа минбарской женщины может быть воплощена в мужчине?
- Валена ради! Он не Деленн, он Вален, Синклер! Его душа сияет подобно маяку во мраке космоса. Вот, почему он помог мне…
- Он почувствовал Ваш крик.
- Но я кричала на минбарском языке, я еще не полностью оправилась от контакта!
- Он просто услышал крик и помог.
- Капитан, Адронато, язык касты Жрецов, очень сложен, а он думал на нем! Можете подвергнуть сомнению мои слова и мою веру, но я знаю, что я слышала – коммандер Спок уговаривал мой разум и просил меня отпустить Варенна на языке, который он не мог знать и не смог бы выучить, даже коснувшись моего разума. Я изучила данные по его расе – вулканцы способные люди, но даже они не могут думать на языке, которого нет в этом мире. И его душа, свет его души…
- И что он сказал?
- Нич сак чнэк, слэм ба. Я не впускала его в свой разум так глубоко, чтобы он произнес эту фразу правильно.
- И что это значит?
- «Я твой друг, успокойся».
- Спок – величайший из ваших Лидеров? – Кирк и не думал сомневаться в правдивости слов рейнджера.
- Символично, что Вы в этом мире вместе. Посол Синклер тоже помогал в общем деле, но несколько иначе. Это величайшая честь для меня, капитан, волей судьбы попасть именно в Вашу команду, - она почтительно склонилась перед ним.
- А сам Спок знает, что он Вален? – Кирк ощутил головокружение. Все-таки, не каждый день ему говорят, что его друг – духовный лидер иного мира. Хотя… все во Вселенных относительно, вот только теперь начнутся новые проблемы.
- Мне нужно немедленно поговорить с ним, капитан, прошу меня простить, - она кивнула и выскользнула из зала совещания.
Кирк потер лоб, собираясь с мыслями: сам Кирк – капитан Шеридан, Спок – Вален, минбарец, рожденный не от минбарца, его отец – посол Ворлона, а как соединить то и это знает только рейнджер, которая говорит загадками, ответы на которые понятны только ей, потому что по ее словам, понять рейнджера можно только приняв определенное положение тела – вниз головой, глядя зачем-то в зеркало… И Чехов еще внешне похож на того пси-копа… как же все некстати, а на борту послы, дрязги, за бортом летает очередной кошмар, Земля ничего не предпринимает, замалчивая факты, галактика в опасности, а спасать ее придется экипажу одного корабля.



Глава 4.

Спок воспринял информацию с истинно вулканским спокойствием, как потом узнал Кирк. Рейнджер же успокоилась и окунулась в размеренный ритм работы. Кирк опасался, что настолько фанатично преданный человек будет следовать за Споком по пятам, но Хант, напротив, излишне о себе не напоминала, старалась держаться на расстоянии, если случалось столкнуться с коммандером, вела себя почтительно, не мешала и, если бы не ее вечно собранное выражение лица, можно было бы сказать, что она развеселилась. По крайней мере, те люди из гамма-смены, что пригласили ее на дружеский поединок на палках, заверили, что она с исключительным почтением и открытой душой наставила им синяков и шишек. Кирк перевел дух лишь тогда, когда узнал, что она не использовала свой боевой шест.
- Капитан, учебный бой проводится только на деревянных шестах и никогда на металлических, - пояснила она при встрече в лазарете, куда пришла навестить своих новых знакомых.
Двое молодых мужчин смущенно подставляли под руки доктора Маккоя бока.
- У Вас странное представление о дружеском бое, - заворчал тот.
- Это тренировка, доктор, - объяснила Элис. – Лейтенант Ричард и энсин Елховски недостаточно закрылись и я указала им на их ошибку.
- Это был честный бой, - огненно-рыжий Елховски смущенно улыбнулся девушке. – Можем потом повторить, если хотите, - предложил он.
- Благодарю, - вежливо, но непреклонно отказалась Хант, покачав головой.
- Вам бы спарринговаться с зеленокровым гоблином, - проворчал Маккой.
- С коммандером? – уточнила Хант. Мужчины прыснули. – Это исключено, доктор. Джентльмены, доктор, - она кивнула всем троим и покинула лазарет.
- Похоже, она влюбилась, - пробасил Ричард. – И что женщины находят в вулканцах?
Чапел, как раз вошедшая внутрь с витаминами, смутилась.
- Они зануды, вот что, - ответил Маккой, заканчивая лечение. – Все, одевайтесь и в следующий раз надевайте защиту, если хотите в будущем стать отцами. Мало ли, что эта амазонка еще сделает.

Энтерпрайз приближался к Вавилону, послы собирались высаживаться, готовили речи для дискуссий, спорили, даже кричали; капитан был измотан постоянными урегулированиями конфликтов, старшие офицеры валились с ног от усталости, хотя одному энсину все же удавалось сохранять довольно бодрое расположение духа.
Чехов как раз собирался прогуляться перед сменой, до которой оставалось почти четыре часа, выбрав своим конечным пунктом обзорную палубу. Был один немаловажный аспект того, что его ноги вели именно туда, но Павел старался об этом не думать.
С того момента, как он увидел рейнджера, как впервые почувствовал ее силу, узнал ее историю, Чехов стал чуть более рассеян. Он справлялся со своей работой на мостике, но в остальное время будто бы витал в облаках. Дело было не в любви к той, которую он больше жалел, а, скорее, в желании извиниться за свои мысли. Рейнджер Хант словно растворилась на корабле, найти ее, чтобы просто поговорить, казалось делом слишком сложным, хотя это было так лишь отчасти. Павел мог найти любой объект на корабле, компьютер не раз давал координаты рейнджера, но парень робел идти на откровенный разговор.
Хант никогда не появлялась на мостике, что было обосновано, ее редко замечали в коридорах или в инженерном отсеке, в столовой она появлялась реже, чем в своей каюте, куда Павел намеревался заглянуть просто для разговора, но так и не решился даже пройти мимо. Чаще всего она пропадала на обзорной палубе или в компании Кирка и Спока. Что она делала на обзорной палубе, что говорил ей капитан и старший офицер, Павел не имел ни малейшего понятия, хотя видел, что после их бесед лицо девушки становилось хмурым и сосредоточенным.

Хант стояла у обзорного окна, глядя вдаль, заложив руки за спину.
Чехов кашлянул, дав о себе знать.
- Мистер Чехов, чем могу помочь? – не оборачиваясь, поинтересовалась девушка ровным тоном.
- Как Вы...? Ах, да, Вы же телепат.
Она обернулась, чуть отстраненно глядя на него.
- Если Вы имели в виду то, что я залезла к Вам в голову и прочитала Ваши мысли, то это не так, - Хант чуть склонила голову набок, изучая мужчину. – Я просто воспользовалась компьютером, чтобы отследить запросы, сделанные с Вашего терминала о моем местоположении.
Чехов смущенно поник. Он же должен был помнить, что она разбирается в компьютерах.
- Я хотел извиниться за те мысли… - начал он.
- Это была моя вина, Ваши мысли не были поводом для моего поступка.
- Но я тогда подумал…
- Я не читала Вас, энсин. Я среагировала лишь на внешность. Прошу меня простить.
- Значит, Вы не думаете, что я похож на того психа?
- Пси-копа. И нет, не думаю. Вы похожи внешне, но на этом сходство заканчивается.
Чехов взглянул девушке в глаза, быстро скользнул по линии ее губ, задержался на броши, на поясе, на котором крепился чехол боевого шеста – слухи распространялись по кораблю быстро, почти все офицеры службы безопасности мечтали подержать эту складную штуку в руках, но не осмеливались даже попросить.
- Эм… я Вас отвлекаю? – он с трудом оторвал глаза от ее пояса.
- Нет, я привыкла работать в любых условиях.
- А Вы работаете?
- Я сканирую пространство.
- Но у нас же есть сканеры…
- Я настроилась на поиск определенного объекта.
Чехов закусил губу. Она ищет тот корабль, о котором говорила на совещании.
- Своими способностями?
- Именно так.
- Тогда я Вас отвлекаю.
- Вы не отвлекаете, я работаю прямо сейчас, в данный момент, беседуя с Вами. Кроме того, здесь довольно тихо, это создает благоприятные условия для сосредоточенности. И я просто люблю звезды.
- Но мы идем на варп-4!
- Это не имеет значения, мне нравится вид.
- Можно задать личный вопрос, мисс Хант? – осмелился он.
- Можно.
- Тот человек, коп… Вы хотите его убить?
Бесстрастное лицо девушки посерело.
- Мне придется встать в очередь, мистер Чехов. На голову Бестера слишком много желающих. Тем не менее, когда закончится война и если нам посчастливится выжить, грянет гражданская, а под шумок можно будет придавить эту гадину, так что, если я постараюсь смазать пятки раньше всех, если буду жива, я успею первой.
- Еще одна война? – Чехов нахмурился. – Хотите сказать, в вашей галактике нет мира?
- Есть, но война с Землей неизбежна. Я уже говорила, что политика – грязное дело, президента Сантьяго убили, а Кларк замалчивает факты о его смерти. Возмущение народа растет, так что будем живы – полетим освобождать Землю от этой пиявки.
- Вы свергните президента Земли?
- Как бы я ни думала о Земле, это наш общий дом, дом, нуждающийся в защите. Большинство рейнджеров – люди, мы имеем полное право как сыны и дочери Земли вершить свое правосудие и требовать с Кларка ответ за смерть Сантьяго.
- Но рейнджеры, насколько я помню, подчиняются Минбару.
- Минбар не вмешается, рейнджеры пойдут в армии капитана Шеридана как его армия, как союзники, только как люди, но не как рейнджеры. Надеюсь, что удастся взорвать и Пси-Корпус, - добавила Хант чуть тише.
- Вы в самом деле убьете его, этого Бестера? – почти с испугом спросил Чехов.
- Я нарушу очень много правил Анла'шок, но я бы удавила эту тварь голыми руками, хотя вполне удовлетворюсь запуском ракет в его корабль, - ответила Хант. – Это дело чести, мистер Чехов.
- А если Вы не сможете вернуться домой? – вопрос сорвался с языка так быстро, что Чехов уже пожалел, что открыл рот.
- Я вернусь, я знаю, что вернусь.
- И Вы не боитесь умереть? Там же война, эти стороны безумны!
- Вы полагаете? – она все еще сохраняла спокойствие. – Не боятся только глупцы и мертвецы, мистер Чехов. Анла’шок учит принимать смерть… хотя перед ее лицом мы все испытываем страх. Я вернусь, потому что у меня есть долг перед капитаном и Деленн, перед Землей, перед теми, кто мне близок, перед павшими – знаю, это слишком пафосно…
- Нет, что Вы!
- …и у меня личные счеты. Это тоже чего-то стоит. Но я вернусь лишь тогда, когда найду корабль Теней и избавлю ваш мир от его присутствия, так что какое-то время вам придется терпеть меня на борту этого корабля.
- Я не… Это не то, что я… - Чехов окончательно смутился. – Я… мисс Хант, через пять часов Энтерпрайз достигнет Вавилона.
- Капитан желает меня видеть? – уточнила девушка.
- Нет, но… Посол Сарек… Я хочу сказать, ходят слухи…
- Прошу меня простить, я бы предпочла вернуться к сосредоточенному сканированию пространства, энсин, - холодно перебила Хант. – Если пункт назначения уже близок, я предпочту убедиться в полной безопасности послов по прибытии.
- Эм… да, простите, мисс Хант, - стушевался Чехов. – После этого дела капитан решил найти место для отдыха, дать экипажу увольнительную на берег, так сказать… Я бы хотел… - Хант чуть приподняла брови. – Словом… Можно Вас пригласить куда-нибудь?
Брови взлетели еще выше, выражение лица девушки стало растерянным.
- Спасибо, энсин, но… простите, что обижу отказом…
- Ничего, я понимаю, - забормотал Павел. – Это было так глупо… простите.
Он почти бегом покинул смотровую площадку, оставив девушку в растерянности и смятении.
- Надеюсь, что я найду его быстро и вернусь домой, - пробормотала она перед тем, как сесть на пол и закрыть глаза, снова сосредотачивая все силы на сканировании космоса. Говорить милейшему энсину о том, как сильно он отвлекал ее, она не стала из вежливости. В конце концов, теперь они прояснили все неловкие вопросы и пришли к разумному решению…
Хотя Павел Чехов и был внешне похож на Бестера, он был совершенно иным человеком, добрым, светлым, честным, хотя и немного излишне любвеобильным. Вот только Элис Хант давно уже забыла о чувствах и романтике.


Она отлучилась всего на полчаса, а когда вернулась, рассчитывая продолжить сканирование пространства, обнаружила, что палуба занята – высокий мужчина в темных одеждах, стоял лицом к смотровому окну, заложив руки за спину и практически не шевелясь.
Конечно, заниматься сканированием можно было из любой точки что на корабле, что на планете, но вид космоса успокаивал нервы, тишина расслабляла…
- У Вас характерная походка воина, - заметил мужчина, обернувшись и встречаясь глазами с девушкой. Она выдержала его взгляд всего мгновение, но опустила глаза на его грудь – узор на его одежде был идентичен узору на золотистом одеянии посла Коша.
- А… - она забыла даже, что не поздоровалась с послом, что совершенно не знала, что сказать, да и нужно ли было говорить что-то.
- Я не выбирал его, - понял Сарек, заметив реакцию девушки на свою одежду. – Если я – зеркальное отражение одного из существ Вашего мира, логично предположить, что так же схожи некие детали, - она промолчала, нервно дернув плечом. – Объяснять причины моего поступка в лазарете бессмысленно, Вы это понимаете, капитан Хант, - ровным тоном произнес он.
- Да, посол, Вы это ясно дали понять, - ответила Хант. – Простите, что нарушила Ваше уединение, посол, я уда…
- Останьтесь, капитан, прошу Вас, - Сарек протянул к ней руку, словно забыв о том, что подобный жест не приветствовался бы как у вулканцев, так и у телепатов иного мира, не терпевших прикосновения. Это было нелогично, но в данный момент вулканец отдавал себе отчет в том, что его поведение, продиктованное сухой логикой, было чрезмерно обременительным по отношению к земной женщине, пусть даже и другой. Землянам был нужен контакт не по какой-либо причине, скорее, просто из-за самого факта контакта, а будучи женатым на земной женщине, Сарек смирился с этой небольшой проблемой.
- Посол, - Хант почтительно склонила голову в легком поклоне.
- Примите мои соболезнования относительно…
Договаривать он не стал, уловив мгновенные изменения в лице девушки – она смертельно побелела и стиснула зубы.
- Благодарю, посол, - процедила она максимально хладнокровно – губы все-таки дрогнули, выдав нервное напряжение.
- Капитан Кирк предупредил меня о корабле Теней и возможном нападении, - продолжил Сарек. – Вы полагаете, это может случиться?
- Не могу дать гарантий, посол, - ответила Хант. – Здесь другой мир, здесь все другое, я не знаю, как поведет себя корабль, лишенный привычных ориентиров. Я пытаюсь найти его, но пока безуспешно.
- Я попробую поговорить с послами других планет, хотя и у меня нет никакой уверенности в том, что меня поймут правильно.
- Надеюсь, что поймут, потому что в противном случае, будет поздно что-либо предпринимать – эта штука слишком большая, чтобы воевать с ней. Я даже сомневаюсь, что оборонная установка Вашей планеты сможет уничтожить такой корабль. Простите, посол, но даже я никогда раньше не видела настолько большого корабля.
- Понимаю и сделаю все возможное, чтобы не допустить его появления на орбите Вулкана.
Хант медленно склонила голову.
Небольшая пауза переросла в затянувшееся молчание.
- Я хочу…
- Я бы хотела…
Они одновременно заговорили, но оба тут же замолчали, уступая право вести беседу своему визави.
- Прошу Вас, - произнес Сарек.
- Вулканская оборона сильна, посол, но Вы ее явно переоцениваете, - продолжила Хант. Вулканец не стал ее разубеждать в обратном. – Посол, не вступайте с ним в бой, просто отгоните его – вы же телепаты. Верю, что вы можете его одолеть, но…
- Вы предполагаете мою гибель?
- Нет, посол. Он не нападет, почувствовав телепатов, но лучше не рисковать.
- Хотите уничтожить его лично.
Это был даже не вопрос, а утверждение.
- Хотела бы, но мои личные предпочтения не играют никакой роли в решении этого вопроса, - произнесла Хант, чуть вздернув подбородок. Сарек не стал говорить еще что-то, намереваясь уйти. – Посол…
Он развернулся, взглянув на нее.
- Капитан Хант?
- Простите за дерзость, - она смутилась лишь на миг. – Я знаю, это даже не мое дело, я никогда бы… Посол, Вы были в моем разуме, Вы знаете, что у меня бывают вспышки некоего знания будущего.
- Вы что-то знаете обо мне, капитан? – мужчина чуть приподнял бровь.
- Я знаю только, что Вы однажды будете очень сильно сожалеть о том, что не сказали о своей любви жене и сыну, не сказали о том, что Вы гордитесь ими. Простите еще раз.
- Вулканцы не говорят о чувствах, капитан Хант, - терпеливо сообщил Сарек. - Моя жена знает, мой сын выбрал для себя путь вулканца, а не землянина, когда у него был выбор. Говорить о том, что очевидно – нелогично.
- Они люди, посол, - очень тихо ответила Хант. – Я понимаю, что лезу не в свое дело, но…
- Вы знаете, что будет? – заинтересованно спросил Сарек.
- Посол, я… Это другой мир, но если здесь все будет как в моем мире, Вы будете…
- Меня убьют?
- Нет. Я не думаю, я этого не чувствую. Будет что-то, что принесет сожаление об упущенном, это все, что я ощущаю. Простите еще раз, посол, - она отвела глаза.
- Долгой жизни и процветания, капитан Хант, - пожелал Сарек, отсалютовав вулканским жестом.
- Исил’За вени, посол, - Хант коснулась левой рукой сердца, правую вытянув ладонью по направлению к мужчине. – Во имя Валена.
Когда Сарек ушел, она опустила руку и сгорбилась.
Кош погиб, Сарека ждет долгая жизнь, но ощущение беспокойства не проходило. На Минбаре к ней прислушивались, если она что-то чувствовала, но здесь был иной мир, другие телепаты, другие инопланетяне, совершенно иная культура, за каким-то бесом решившая сдерживать эмоции не понятно ради чего, само собой логично, что вулканец принял ее слова к сведению, но не особо заострил на них внимание. Он будет сожалеть позже…
Правильно ли она сделала, предупредив его? Правильно ли, что она вообще решилась влезть в его жизнь? Она чувствовала его разум в своем, она была внутри его разума, но давало ли это ей право открывать ему некие факты из его будущего? Больше они не увидятся, это единственно правильное решение судьбы, хотя этот инопланетянин до боли напомнил гостье иного мира самое непостижимое из созданий космоса, которое имело контакт с ее разумом.

Транспортаторная гудела как улей – послы уже приступили к обсуждению важных вопросов и прерывались лишь тогда, когда Скотти переносил их на Вавилон. Кирк, у которого голова болела третьи сутки подряд, через силу старался держать лицо – если еще и Сарек снова решит игнорировать Спока на глазах команды, он точно не сдержится. Не то, чтобы Кирк стремился влезать в семейные отношения вулканцев, но Сарек и Спок так и не помирились по мнению Кирка. Аманда заверила его в том, что отец и сын хотя бы поговорили, но особой теплоты в короткой беседе так и не обнаружилось и что бы Спок ни говорил, Кирк видел, как тому больно.
Когда вулканец с супругой взошли на площадку транспортатора и Сарек отсалютовал капитану, пожелав долголетия и процветания, растворившись в золотистом свечении, Кирк едва не осел на пол – ноги не держали, трое суток на ногах со всей этой суматохой, Боунс едва не рычал на применение капитаном стимуляторов, вокруг творилась какая-то чехарда, только вчера пришлось разнимать сцепившихся послов, рискуя самому навлечь на себя гнев их властей, а тут еще нервотрепка из-за друга и его отца.
- Тебе нужен отдых, Джим, - приказным тоном заявил доктор, помогая капитану встать.
- Боунс, у меня тысяча дел, - засопротивлялся тот, но скорее для вида, чем основательно. Все-таки усталость брала свое.
- Я накачаю тебя снотворным, если немедленно не пойдешь к себе! – пригрозил Маккой.
- Дай только повод доктору – он применит свои полномочия, - отмахнулся Кирк, решив подчиниться. – Мистер Спок, подберите-ка нам симпатичную планету для отдыха – команде нужен небольшой отпуск после этого кошмара, - обратился он к старпому.
- Джим! – напомнил Маккой.
- Иду, - обреченно склонил голову капитан.
- Есть, капитан, - ответил Спок. – Могу я узнать Ваши предпочтения относительно проведения досуга?
- Тепло, красиво, - Кирк зевнул под уничтожающим взглядом доктора, выразительно помахавшего гипошприцем со снотворным, - природа, невыносимая легкость бытия и ни одного посла в радиусе парсека.
- Постараюсь подобрать оптимальное решение с учетом Ваших пожеланий, - ответил Спок.
- Иду! – Кирк махнул обеими руками на Боунса, сделавшего к нему шаг с твердым намерением загнать в того дозу снотворного.
- И постарайтесь обойтись без сюрпризов, - попросил доктор Спока, когда капитан ушел к себе в каюту.
- Сюрпризы – неизбежная часть жизни, доктор, - причудливо изогнутая бровь вулканца чуть приподнялась.
- Ненавижу сюрпризы, - заворчал Маккой.

Через шесть часов несения вахты, подбора идеального варианта места отдыха и прокладывания курса к пункту назначения, ожила корабельная связь.
- Хант – мостику! Хант – мостику!
- Спок слушает, - ответил Спок.
- Коммандер, прошу разрешения подняться на мостик!
- Разрешаю.
Через некоторое время рейнджер ступила на мостик – глаза мечут молнии, губы упрямо сжаты, взгляд исподлобья.
- Коммандер, я засекла слабые импульсы корабля Теней, - доложила она.
- Курс? – обратился к ней Спок.
- Нет данных, сэр. Могу я узнать нынешний курс?
- Мистер Сулу, доложите.
- Сэр, курс проложен в сектор 70-10-4, - ответил рулевой.
- Коммандер, могу я поработать за сканером? – спросила Хант.
- Разрешаю, - ответил Спок.
Она быстро подошла к приборам, пару мгновений визуально изучала расположение кнопок и надписей, после чего ее пальцы забегали над консолью.
- Координаты 70-12-5, - произнесла она, распрямившись и нахмурившись.
- Мистер Чехов, измените курс! - распорядился Спок. – Варп-3.
- Курс изменен, сэр, - ответил тот.
- Можно вывести данные на экран, коммандер? – спросила Хант, сделав шаг к капитанскому креслу.
- Мистер Сулу, выведите данные на экран.
- Всего одна планета, - сказал Сулу, глядя на экран. – Класс М, кислородно-азотная атмос…
- Кориана 6, - прошептала Хант, глядя на планету. – Я должна была догадаться сразу.
- Мисс Хант? – Спок развернулся к ней.
- Место сбора всех кораблей, - пояснила она. – Я должна была понять сразу, что он должен был полететь именно сюда! Я искала не там.
- Сэр, это планета Корис, - доложил Чехов.
- Вы хотите, чтобы мы вступили в бой? – уточнил Спок.
- Я ощущаю слабый след, - ответила Хант, сосредотачиваясь. – Вероятнее всего, корабль ушел, не найдя никого, но, возможно, он остался на поверхности планеты, возможно, он взорвал ее – слишком большое расстояние, трудно сказать наверняка. Я бы порекомендовала проводить сканирование уже сейчас, приготовить орудия и готовиться к гиперпрыжку…
- У нас нет гиперпривода, мисс Хант, - напомнил Спок. Хант недоуменно взглянула на него. – И гиперпространства здесь тоже нет, а сканировать пространство, идя на варпе, невозможно.
- Да, конечно, - медленно кивнула она, будто сдуваясь.
- Сэр, мы прибудем на место через девять минут, - доложил Чехов.
Хант судорожно сглотнула.
- Коммандер…
- Мы поднимем щиты, как только выйдем из варпа, - произнес Спок. – Вы чувствуете его?
- По-прежнему лишь слабый сигнал, как будто он смазан.
- Поразительно, Вы способны засечь корабль даже в варпе.
- Эхо сигнала, сэр. Я не настолько сильна. Телепату намного проще работать в гиперпространстве.
Спок положил руку на приборную панель на кресле, не заметив, что на ней уже лежит рука девушки. Секундного контакта рук хватило, чтобы та вздрогнула и распахнула глаза, дернувшись в сторону экрана.
- Вниз, быстро! – заорала она, перепугав команду. – Коммандер!
- Курс 170.3! - быстро приказал Спок, практически в тот же миг.
Корабль дернулся, ныряя вниз – люди едва не повылетали с кресел.
- Варп-2! – скомандовал Спок, удержав рейнджера за руку.
- Варп-2, - отозвался Сулу.
- Варп-1! Поднять щиты!
- Варп-1, щиты подняты!
Энтерпрайз замедлился.
- Он был здесь, - Хант сузила глаза, схватившись за руку Спока и глядя на экран. – Он был здесь, он искал… я его чувствую…
- Мистер Сулу, показания! – Спок не стал прерывать контакт – телепатическая связь усилилась, он практически ощущал с трудом подавляемую ярость рейнджера и почти неприкрытую волну ненависти и боли.
- На сканерах чисто, сэр.
- Он ушел совсем недавно, - Хант почти не мигая смотрела на экран и одинокую красную планету на нем.
- Увеличение 10, - приказал Спок.
Лик планеты приблизился, стали различимы материки и линии водных резервуаров.
- Мы разминулись, - с облегчением выдохнула Хант, выпустив руку Спока. – Он был в гипере, пока мы шли на варпе. Это сыграло нам на руку.
- Здесь нет гиперпространства, - напомнил Спок.
- Если вы не можете в него войти, это не значит, что его нет, - Хант сделала шаг к экрану, разглядывая планету. – У вас нет необходимости в нем, вы летаете на ускорении. Нам бы так, - добавила она со вздохом. – Коммандер, - она развернулась к Споку, - я…
Двери турболифта распахнулись, явив команде капитана.
- Мистер Спок, мисс Хант, в чем дело? – спросил он.
- Капитан, мисс Хант засекла слабые импульсы корабля Теней, - доложил Спок, поднявшись и уступая капитану место. – Мы проследовали проложенным курсом 70-12-5 к планете Корис, зеркальному отражению планеты Кориана 6 мира мисс Хант. Мы разминулись с кораблем Теней…
- Я уже почувствовал, - вставил Кирк, сев в кресло. – Мисс Хант, Вы можете засечь его?
- Нет, капитан, - девушка ответила спустя секунду – твердо, уверенно, но Кирку этого было достаточно, чтобы усомниться в ее правдивости.
- Не можете или не хотите? – уточнил он, нахмурившись.
- Корабль ушел в гиперпространство, капитан, - ответила она без заминки. – Я не в состоянии засечь его, находясь в нормальном космосе.
- Но Вы запеленговали его из варпа, не так ли?
- Да, капитан.
Кирк пристально взглянул на рейнджера и кивнул.
- Хорошо, мисс Хант. Мистер Сулу, доложите положение дел, - обратился он к рулевому.
Пока Сулу отчитывался, Хант обернулась к Споку, обменявшись с ним долгим взглядом и чуть заметно кивнув ему.
- Спасибо, - одними губами произнесла она. Мужчина так же незаметно кивнул и отвернулся к приборам.
- Отлично! – воодушевился Кирк тем временем, узнав данные о Корисе. – Мы нашли место для отдыха. Мистер Спок, готовьте списки. Мисс Хант, Вы спуститесь с нами.
- Капитан? – Хант чуть вздернула подбородок.
- Развеетесь, отдохнете.
- Но, капитан…
- Это приказ. Планету уже изучили, опасности для десанта нет, ничего страшнее комара тоже, так что Вам и нам будет полезно размяться.
- Да, капитан, - помрачнела она от незавидной перспективы даром терять время.
- Скотти, готовь транспортаторную! – Кирк ударил по кнопке связи.
- Есть, капитан, - донесся голос инженера. – Увольнительная, капитан?
- Минимум неделя. Мы все заслужили.
Кирк отключил связь и улыбнулся хмурой девушке. Он не понял причину ее лжи, но знал, что на такой поступок у нее были очень веские причины. Дело было не в варпе и гиперпространстве, дело было в чем-то еще, о чем она умолчала.

Кирк, Спок, двое офицеров службы безопасности и Хант материализовались на поверхности Кориса, причем Хант, непривычная к такому виду перемещений, покачнулась.
- Вы в порядке? – Кирк подхватил ее под локоть и тут же отпустил, помня о нетерпимости телепата к прикосновениям.
- Порядок, капитан, спасибо, - она даже не взглянула на него, оглядывая планету. – Как красиво! – выдохнула она зачарованно и абсолютно искренне, тем не менее, даже не сделав попытки улыбнуться виду.
Кроваво-красный чистый песок, багряного, розового, лилового, красного и фиолетового цвета растительность, необыкновенной красоты и аромата крупные красные цветы с пушистым лиловым венчиком, водоем такого глубокого цвета, что вода казалась черной, высокое небо темно-красного оттенка…
- Эта планета молода, - прокомментировал Спок красоты природы, - на ее поверхности преобладает растительная форма жизни, безопасная для людей.
Хант, до этого разглядывающая цветы, вдруг напряглась и резко распрямилась, нервно оглядываясь по сторонам.
- Что происходит?
- Мисс Хант? – Кирк схватился за фазер.
- Тишина, - она поднесла ладони к ушам, коснулась пальцами висков. – Почему…? Что происходит? Я ничего не слышу.
- Позвольте, я проверю, - Спок сделал к ней шаг, включив трикодер.
- Нет, дело не в этом, - она шарила глазами по высокой траве. – Белый шум исчез, я ничего не слышу.
- Что? – Кирк вздернул брови.
- Думаю, речь идет о телепатических способностях мисс Хант, - перевел Спок.
- Мне это не нравится, - боязливо пробормотала Хант.
- Хотите подняться на корабль? – спросил Кирк.
Рейнджер моментально взяла себя в руки, пристыжено замерев.
- Нет, капитан, - отчеканила она. – Простите, капитан.
- Как говорит мой старший офицер по науке – извинения нелогичны, - ответил Кирк. Спок приподнял бровь, слушая такую отповедь, но ничего не сказал. – Корис – мирная планета, мисс Хант. Думаю, даже телепатам нужно отдыхать от ваших способностей. Развейтесь, расслабьтесь. Найдем местечко у океана, разобьем лагерь – что скажете?
- Да, капитан, - односложно ответила она, не став углубляться в подробности, хотя на душе было прескверно от ощущения тревоги.

Эхо постоянного гула мыслей окружало ее с того момента, когда она проснулась как телепат. На Минбаре ее научили ставить щиты, но наиболее сильные эмоции окружающих людей все равно просачивались сквозь преграду. Но человек привыкает и к городскому шуму, и к мерному тиканью часов ночью – это становится своеобразным белым шумом, на который мало кто обращает внимание. Телепаты тоже научились жить с белым шумом эха мыслей и эмоций людей и пришельцев – это не мешало, не доставляло проблем. Это просто было.
Но вот так сразу оглохнуть…
С одной стороны каждый тэп мечтал стать нормалом, но она слишком ценила свои способности, благодаря которым она попала в Анла`шок и завела новые знакомства. Да, ненависть к нетерпимости к тэпам делала свое черное дело, из-за своих способностей она лишилась матери, чуть не лишилась свободы и даже жизни, она стала изгоем, потеряла надежду завести семью, стала беглянкой, ушла из Академии, но за каждый удар судьбы она получала какое-то вознаграждение, хотя подчас платила втридорога.
Корис поразил ее красотой природы, чистейшим воздухом, мягким климатом, запахом цветов и воды, но океан ее пугал еще с детства, когда она прилетела на Землю. Почти марсианские цвета успокаивали, но только не обилие воды. На глубоком черном водоеме волны создавали почти невыносимую рябь, так похожую на переливы кожи боевого корабля Теней.
Сердце противно заныло от страха, хотя дело было даже не в океане – в принципе ничем не угрожающем и даже красивом. Дело было не в потере телепатии так таковой. Дело было в ощущении чего-то пугающего, что было на поверхности планеты. Люди и приборы не могли бы засечь эти слабые позывные – до странного успокаивающие разум, оттого и так пугающие. Все, что могло войти в контакт с разумом телепата, автоматически становилось опасным… не для самой Элис, а для Единственного, жизнь которого она оберегала.

Кирк проверил песчаную полосу около океана, узнал время прилива и отлива, вдохнул теплый воздух поглубже и решительно заявил, что лагерь нужно разбить неподалеку от воды, чтобы всласть накупаться, поваляться на песке, может быть, даже развести костер – Спок решительно воспротивился этой исключительно земной привычке неразумно и нелогично тратить энергию впустую – и приказал Скотти спускать первую партию людей вниз.

В общем веселье Хант не участвовала. Во-первых, она была для этих людей чужой, во-вторых, ее ни на миг не покидала тревога за события в ее родном мире, а в-третьих, она не умела плавать, а портить настроение другим своей серьезностью было бы преступлением.
Побродив по берегу, посмотрев на капитана в одних плавках, твердо намеревавшегося то ли утопить, то ли соблазнить с десяток девушек, она отвернулась, отошла от лагеря и взобралась на пригорок, чтобы видеть все происходящее внизу и одновременно не мозолить людям глаза.
Мир, расцвеченный всеми оттенками красного, действительно расслаблял, откуда-то появилась тоска по родному Марсу.
Она наклонилась и взяла горсть песка в ладонь, глядя, как он высыпается сквозь пальцы и его мелкие песчинки подхватывает ветер. Захотелось тоже раздеться, расслабиться, растянуться на песке, закрыть глаза, подставив лицо красному солнцу, а потом встретить восход двух красных лун, уснуть, забыв обо всем…
Элис вздрогнула, проснувшись – она в самом деле задремала. Горячий песок убаюкал не хуже тишины комнаты отдыха на Белой Звезде или особо долгих минбарских ритуалов.
Черная гладь океана чуть заметно шла рябью, на поверхности воды дрожали лунные дорожки, лагерь внизу плавно переходил на ночной режим со всем вытекающим – некоторые члены экипажа разбредались парочками, предвкушая интим или романтику. Кирк связался с ней, чтобы узнать, все ли в порядке, пригласил на ужин, но она отказалась под предлогом уединения для медитаций.
Полулежа на песке, Хант крутила в руке денн’бок, раскрывая его и снова складывая, смотрела на воду и думала о том, что жизнь так сложно устроена: живешь вот так, изменяешься, попадаешь в другой мир, а дома война, гибнут люди… тут все так красиво, планет земного типа – что грязи, никакой дискриминации, стачки если и есть, то незначительные, люди то и дело заводят дружбу, не боятся, не ненавидят, отдыхают, купаются, любят… просто живут. Она тоже могла бы просто жить, если бы не была телепатом, но так уж все вышло. В конце концов, в этом есть плюс – она рейнджер, она знакома с Энтил`За Валеном, с Деленн, она узнала культуру иного мира, сжилась с ней, приобрела друзей среди минбарцев… но ведь друзей среди людей у нее нет – тренировки, распределение в команду экипажа, какие-то романтические отношения… ничего этого не было, люди старались не контактировать с телепатами, даже спарринг-партнеры чаще всего были из минбарцев, а ее команда и подавно. Удивительно – быть уважаемым человеком среди инопланетян и люто ненавидимым среди своих же.
А в этом мире к ней относятся так же, как к любому нормальному человеку, капитан принял ее как члена экипажа, разрешил свободно перемещаться по кораблю, даже пустил в свой разум. И здесь есть удивительные создания, такие же телепаты, как минбарцы, такие же сильные, мудрые… Кто создал телепатов этого мира? Есть ли здесь ворлонцы?
- …тер Спок, - послышался женский голос. – Мы так редко видимся на корабле, я бы хотела…
- Мисс Чапел, здесь темно, а человеческое зрение неприспособленно для ночного передвижения, - ответил голос коммандера. Хант повернула голову в сторону голосов, все так же играя шестом.
- Кристина, - почти умоляюще прошелестел голос. – Пожалуйста, зовите меня Кристина, мистер Спок. Вы не проводите меня в лагерь? Боюсь заблудиться.
- Сделайте четыре шага влево и Вы выйдете на береговую полосу, по ней Вы доберетесь до лагеря.
Хант поднялась, отряхивая с одежды песок – меньше всего ей было нужно, чтобы ее заметили и обвинили в подслушивании. И без того тошно.
Элис поежилась, вспомнив косые взгляды в Академии, когда выяснилось, что она телепат.
Нужно было уйти куда-то подальше, но она даже не предполагала, что сюда кто-то придет, тем более ночью.
- Вы меня прогоняете? – в женском голосе дрогнули слезы.
- Я не прогоняю Вас, мисс Чапел, - терпеливо ответил Спок. – Я даю Вам…
- Спасибо, - перебила женщина. Цветочные джунгли раздвинулись, явив глазам Элис блондинку-медсестру, ахнувшую от неожиданности и понявшую, что их разговор с коммандером был услышан посторонними ушами. - Вы! – обвиняюще воскликнула Чапел, но тут же справилась с собой. – Что Вы здесь делаете?
- Я тут сидела, - пожала плечами Хант, отвернувшись. – Доброй ночи, мисс Чапел.
- Вы… - блондинка на миг растерянно открыла рот, собираясь возмутиться, но передумала. – Доброй ночи, мисс Хант.
Элис проводила взглядом медсестру, понуро бредущую по кромке воды к лагерю, и тяжко вздохнула.
- Счастливые люди, - с горечью заметила она. – Просто люди. Ни войны, ни ненависти, Земля – цветущий мир, Марс облагорожен как конфетка, никакой дискриминации, а проблемы все те же.
Она медленно пошла по песку в противоположную от лагеря сторону.
Две луны Кориса светили ярко, небо было усыпано крупными звездами, от красот кружилась бы голова, но душа рвалась домой, на красную планету с суровым климатом, под марсианский купол, за которым простиралась безбрежная пустыня красного песка, который чем-то манил, чем-то пугал. Настоящий Марс, правильный, родной, далекий и недостижимый, на который телепату навсегда заказан путь.
Тем самым чутьем или экстрасенсорикой, или же навеянным сном Элис уже узнала, что на родину она никогда не вернется, что воспоминания о красном мире Марса - все, что у нее осталось. Она найдет путь в свой мир, она примет бой как рейнджер – в этом сомнений не было, это было правильно, но все, что после, было недостижимо. Чутье ее никогда не подводило и если то, что подсказывало сердце – правда, войну с Тенями и Ворлоном она не переживет.
При всей готовности к смерти, при вере служению Валену, его делу, Деленн, Шеридану и Лиге; при чистоте помыслов, действий; при всем желании быть полезной, Элис Хант хотела бы перед смертью увидеть не кристально-чистый бело-голубой Минбар, ставший отчасти домом, но изменчивый, коварный красный Марс.
И к черту то, что говорили ворлонцы.




Глава 5.

Даже увлекшись ненадолго очаровательным лейтенантом Торрес – белокурой нимфой с большими голубыми глазами и длинными стройными ножками, Кирк помнил о лжи рейнджера Хант, которая буквально выедала ему мозг.
Что-то не вязалось в ее словах: она не скрывала силу своего телепатического дара, Спок подтвердил, что уровень П-12 высок по меркам даже ее мира, не говоря уже об этом, тогда какого черта она не могла засечь чертов краб? Он точно был у Кориса и ни в каком чертовом гиперпространстве, а в нормальном космосе. Если она могла зацепить его в варпе, почему замешкалась с ответом на простой вопрос – может ли она засечь его, когда Энтерпрайз вне варпа?
Отдых длился вот уже три дня, из которых Хант не появлялась в лагере все три проклятых дня, как будто специально избегала глаз капитана.
- Скотти, Хант не поднималась? – Кирк связался с мостиком уже утром первого дня, когда проснулся в объятиях лейтенанта Сато – обворожительной японки с выразительными раскосыми глазами и сильными крепкими бедрами.
- Нет, капитан, - отозвался Скотт. – Мне вызвать ее?
- Не надо.
- Как погодка, сэр? Вода теплая?
- Погода прекрасная, вода теплая, цветы красивые, - Кирк ползком вылез из палатки лейтенанта Сато и потянулся, разминая мышцы и позевывая. Красное солнце лениво выплывало из-за горизонта, прогревая воздух и окрашивая окружающий мир всеми оттенками красного.
- Жду – не дождусь, когда смогу нырнуть на глубину, - заявил Скотт с легким оттенком зависти. – Вы уже ныряли, капитан?
Кирк нырял не только на глубину океана, но и в довольно приятные пучины иных наслаждений, но делиться этой информацией с другом не стал.
- Проверил безопасность лично. Скотти, если Хант решит связаться с мостиком – сообщи мне.
- У нее поломка коммуникатора?
- Нет, наверное, но в лагерь она не является.
- Может быть, это у них там так принято? – предположил Скотт.
- Возможно, - согласился Кирк. – Конец связи, - он сложил коммуникатор и огляделся – лагерь еще спал, половину палаток влюбленные парочки переместили в гущу травы и цветов, чтобы не мешать прочим, а на берегу, глядя куда-то в сторону, стоял полностью одетый коммандер, заложив руки за спину и, что особенно удивило Кирка, чуть склонив голову набок в выражении любопытства. – Спок, доброе утро, - Кирк сбежал к вулканцу вниз. – На что любуешься?
- Доброе утро, капитан, - вежливо ответил тот. – Наблюдаю за физическими упражнениями мисс Хант.
Кирк напряг зрение, взглянув туда же, куда смотрел и Спок.
Рейнджер в самом деле разминалась на песке, прыгая, совершая короткие перебежки, приседая, отжимаясь и крутя блестящим в свете солнца шестом как пропеллером, складывая его, молниеносно раскладывая, делая подсечки невидимому противнику и уходя от его воображаемых ударов.
- А она хороша, - заметил Кирк глубокомысленно, заметив, что на рейнджере была лишь черная футболка и брюки, входившие в часть ее формы.
- Действительно, капитан, - согласился Спок.
- Я имел в виду ее физическую форму, - поправился Кирк.
- Я так и понял, капитан, - тут же кивнул Спок.
Хант воткнула шест в песок, сев на шпагат, схватила его, прокрутила над головой, с размаху опустила на песок, подняв песчаные брызги, встала на руки, перекувыркнулась и уже в полете сложила шест, встав в боевую стойку, после чего распрямилась, потом согнулась, тряся руками, очевидно закончив занятие.
Мужчины увидели, как она подошла к воде, осторожно коснулась ее голой ногой, но не сделала ни малейшей попытки зайти глубже, вместо этого развернувшись и уйдя вверх по песку.
- Это водобоязнь? – уточнил Кирк, приподняв обе брови.
- Не могу сказать точно, - ответил Спок. – Хотите, чтобы я узнал?
- Не нужно. Почему она решила ночевать там, а не с нами?
- Могу предположить, капитан, что мисс Хант испытывает некие трудности с адаптацией к человеческому обществу.
- Что?
- Мисс Хант – телепат, в ее мире телепатов дискриминируют как вид. Могу предположить, что мисс Хант инстинктивно не хочет навязывать свое общение, считая, что людям неприятно ее общество.
- Не похоже, чтобы она стеснялась, но ладно. В конце концов, мы ничего не знаем о том, как отдыхают люди ее мира, тем более – телепаты ее мира.
- Будет разумно позволить ей вести себя в соответствии с представлениями людей ее мира, капитан.
Кирк глубоко вздохнул, широко зевнул и слегка приобнял первого помощника.
- А куда это ты вечером ушел, а? – спросил он, улыбаясь.
- Я решил изучить местную флору в ночное время, - Спок приподнял одну бровь.
- А мы пели песни у костра, а потом устроили ночной заплыв, - сообщил Кирк, улыбаясь еще шире.
- Полагаю, победила лейтенант Сато, - в тоне голоса вулканца Кирк уловил улыбку.
- Да, она весьма… кхм… проворна, - Кирк стрельнул на него глазами и побежал к воде, тут же нырнув и появившись уже вдали от берега.
Спок перевел все внимание на капитана, больше не спуская с того глаз.

На следующий день Кирк был занят тем, что организовывал пляжный волейбол, спор с группой биологов, состоящей из хорошеньких девушек, поранил ногу, переругивался с доктором, поднялся ненадолго на борт, явился снова спустя час вместе с самим Маккоем, продолжившим ворчать на несоблюдение элементарных правил безопасности на пляже, уговорил друга попробовать воду, после чего вдохновенно топил его почти полтора часа – на берег оба вышли с ног до головы мокрые, уставшие, но донельзя довольные.
О рейнджере капитан вспомнил лишь поздно ночью, вызвав ее по коммуникатору, получив короткое заверение о том, что все в порядке.
Третий день стал неприятным сюрпризом – Хант пропала, а коммуникатор выдавал лишь помехи в эфире.
Прочесав береговую линию, не обнаружив следов, Кирк решил задействовать поиск сверху, но дежуривший на мостике Чехов ответил, что сканеры ее не видят.
- Не могла же она исчезнуть! – воскликнул Маккой.
Спок молча включил трикодер, обшаривая местность, но эффекта это так же не принесло.
- Нужно разделиться, - решил капитан. – Не нравится мне все это.
- Капитан, Корис изученная планета, - Спок покрутился на месте, считывая показания трикодера.
- Вспомни, что именно было в отчетах, - бросил Кирк. - Строение, форма, химический состав, ядро и так далее… и хоть бы слово про аномалию.
- Маловероятно, что мисс Хант могла случайно обнаружить Белое пятно, - ответил Спок.
Кирк даже поморщился – воспоминания об аномалии мирной на вид планеты были словно ноющая боль в зубе.

Экспедиция, обнаружившая Корис, передала данные о потрясающем новом мире, сплошь покрытым нереальной красоты растительностью, с чистейшим океаном, с воздухом, которым было не надышаться, с мягким климатом, фантастическим закатом двух лун – Земля изнывала от зависти к путешественникам, мечтая немедленно окунуться в те воды и насладиться душистым, напоенным ароматом цветов, воздухом. Зонды не выявили ни малейшей опасности для жизни людей, геологи сообщили о сравнительно юном возрасте планеты, но сканирование из космоса обнаружило блуждающую аномалию, где любой объект, попавший в ее поле, просто пропадал с радаров. Экспедиция, попавшая в поле аномальной зоны, ничего не ощутила, вернулась живой, невредимой… но спустя неделю, когда остальные люди едва не сошли с ума, лишившись капитана и пятерых офицеров. Ни капитан, ни остальные люди не смогли точно описать, с чем именно они столкнулись. Собственно, ничего и не было – они шли на северо-восток, где биолог хотел собрать образцы громадных пурпурных цветов, прибыли на место без потерь, собрали все, что хотели и дали команду по подъем на борт. По часам капитана прошли не более семи часов с того момента, как группа выдвинулась на исследования, но в реальности их поход занял почти неделю.
Аномалия получила название Блуждающего Белого пятна, пропала так же внезапно, как и появилась, совершенно не фиксировалась впоследствии приборами, из чего следовало, что это был некий пространственно-временной разрыв, открывшийся и закрывшийся.
В отчетах экспедиции явление было упомянуто вскользь как не требующее пристального внимания и благополучно забыто, однако сплетни разнеслись по всему флоту.
Корис за все пять с небольшим лет стал местом сбора всех туристов, желавших настоящего отдыха на планете-курорте – девственная природа, ни единого вируса, ничего кусачего, хватающего за ноги ночами, опасного… если не считать легенды о Белом пятне.
И надо же было ему появиться именно тогда, когда Кирк решил собственной персоной явиться на гостеприимную планету с целью хорошенько отдохнуть и на время забыть о бремени капитанства.

Взяв Спока и двух офицеров безопасности, распределив по ближайшей территории всех остальных отдыхающих, оставив Маккоя в лагере дожидаться возможного появления рейнджера, приказав поставить фазеры в режим оглушения и в случае обнаружения телепата в состоянии агрессии не подходить к ней близко, а лучше и вовсе не попадаться на глаза, Кирк решительно отправился к тому месту, где та проводила все три дня до исчезновения.
Следы показали, что Хант ушла самостоятельно, никто ее не крал и не тащил волоком. Впрочем, капитан сомневался, что такого сильного телепата в принципе можно было бы застать врасплох, о чем он и сообщил коммандеру.
- Напоминаю, капитан, что мисс Хант лишилась своих способностей на поверхности этой планеты, - невозмутимо ответил тот.
Кирк промолчал. Эта деталь каким-то странным образом совершенно выветрилась из его головы.
- И что дальше? – группа поднялась на пригорок в густые заросли травы и цветов. – Я не силен в скаутстве.
- Капитан! – громко позвал отошедший чуть дальше энсин Барретт. – Капитан, здесь какие-то следы!
Следы представляли собой идеально протоптанную тропинку, словно кто-то шел так медленно и задумчиво, что едва передвигал ногами, приминая растительность.
- Может, ей стало плохо? – предположил Барретт.
- Неконтролируемый пси-всплеск, - задумчиво пробормотал Спок. На немой вопрос Кирка он пояснил: - Когда я впервые вошел в контакт с ее разумом, я узнал, что телепаты ее мира подвержены сильным стрессам, сопровождающимся всплеском пси-энергии. Логично предположить, что такое вполне могло произойти и теперь.
- Но ты же сказал, что она лишилась телепатии, - прищурился на него Кирк.
- Допускаю мысль о том, что Белое пятно может взаимодействовать с разумом телепата и работать как распределяющее ток реле.
- А ты что-нибудь ощущаешь?
Спок сосредоточился на внутренних ощущениях, но уже через несколько секунд отрицательно покачал головой.
- Ничего, капитан, но это может объясняться моей физиологией. Мисс Хант – человек, а я вулканец.
- Но ты наполовину и человек, - Кирк очень постарался не обидеть друга таким высказыванием, прекрасно зная, как болезненно тот относится к своей земной половине и земной же эмоциональности.
- Вероятно, мисс Хант обладает повышенной сенситивностью и как следствие – острее реагирует на изменение окружающей среды, - все так же спокойно ответил Спок.
- Тяжеловато быть телепатом, - заметил Кирк, следуя по тропе.
- При должном контроле и…
Спок замер, насторожившись – впереди что-то явно было, но ни вулканское острое зрение, ни вулканский острый слух ничего не регистрировали.
- Спок, что… – Кирк сделал лишь шаг вперед, оглянулся и мгновенно исчез.
Спок не раздумывая бросился следом.

Травяные и цветочные джунгли не кончались несколько минут, пока Спок бежал по тропинке. Ум вулканца уже разобрался с загадкой – чтобы преодолеть расстояние в секунду, придется потратить несколько минут, пока потерянный объект будет находиться в том же временном отрезке, в который пропал.
- …случилось? – капитан как из-под земли вырос – Спок едва успел затормозить. – Спок?
- Белое пятно, капитан, - коротко объяснил вулканец. - Мы в него попали.
- Что значит «попали»? – потряс головой Кирк. – Я… - он огляделся. – А где Барретт и Дол?
- Остались за пределами пятна. Мне пришлось затратить 7.36 минуты, чтобы найти Вас, капитан. Поле аномалии нестабильно.
- А как вернуться обратно? А сколько тогда им придется искать нас? А насколько тогда застряла Хант, если она вообще здесь? Как это чертово пятно двигается и как его обойти? И что нам теперь делать?
Спок внимательно выслушал вопросы, но ответил сразу на все.
- Не могу сказать точно, капитан. Мало данных. Предлагаю идти вперед. Если мисс Хант здесь, мы ее найдем.
Кирк вытащил коммуникатор.
- Кирк – Энтерпрайз! – вызвал он. – Кирк – Энтерпрайз! Скотти! Не работает.
- Как и трикодер, - Спок выключил прибор и повесил его на плечо.
- Каждый раз одно и то же, - тихо пожаловался Кирк, продолжив путь по тропинке вглубь растительности Кориса.

Хант сидела в глубокой задумчивости перед входом в какую-то пещеру. Полянка перед входом образовывала идеальный треугольник из песка, что никак не вязалось с диким обликом планеты, наверху, прямо на камне странным образом держалась массивная табличка, испещренная знаками, внутри пещеры было подозрительно светло и по непонятной причине не было ни единой песчинки. Телепат задумчиво кусала губу и в полной прострации смотрела то на песок рядом с собой, то на табличку, то на вход в пещеру.
Шорохи и ворчание в траве нисколько ее не испугали, а когда на треугольную площадку вышел взмыленный капитан и как всегда собранный коммандер, она лишь глубоко вздохнула, но даже не поднялась.
- Да-а-а, - протянула она, вернувшись к созерцанию таблички. – Это действительно странно.
- Мисс Хант, - выдохнул Кирк, опустившись на песок и вытирая со лба пот – красное солнце пекло так, что мужчина изнывал от жары.
- Знаете, это странно, - она поднялась, не сочтя нужным даже поздороваться, и подошла к входу в пещеру. – Я торчу тут битый час, но так и не поняла принцип действия этого поля и наличие этой таблички, - она указала на значки.
- Час? – Кирк отдышался, поднялся и подошел к ней. Спок не стал ничего говорить, так же подойдя ближе и изучая письмена. – Час? Вы отсутствовали минимум день!
- Вполне возможно, - убийственно равнодушно уронила Хант, тяжко вздохнув. – Простите, капитан, - тут же понурилась она, - я не хотела стать причиной проблем, просто я… понимаете, это поле или что это такое вообще… я это не почувствовала, не ощутила, это вообще необъяснимо. Я как будто… не знаю… меня что-то манило сюда как магнитом. Обычно я способна сдерживаться, когда на меня пытаются воздействовать, но тут я стала какой-то беспомощной, как… - она осеклась, взглянув на мужчину.
- Как нормалы? – он махнул рукой. – Да, нами быть несладко, - он приободрил девушку улыбкой, показывая, что не обиделся, не оскорбился и не стал бы возмущаться. Строго говоря, он вообще недоумевал, как можно обидеть человека, назвав его нормалом.
- Это место показалось мне странным с самого начала, - Хант коснулась пальцами каменного входа в пещеру. – Есть здесь что-то… а теперь еще это, - и указала на табличку.
- И что это? – Кирк вгляделся в витиеватые, корявые, точечные и совершенно еще какие-то непонятные символы.
- Это приказ, - перевела она. – Может, не совсем приказ, скорее наставление, инструкция. Это, - она указала на верхнюю строчку, - ворлонский язык, это – минбарский, - на вторую. – Этот я не знаю, - на третью, самую нижнюю.
- Это вулканский, - помог Спок.
Хант совершенно ошалевшими глазами уставилась на него.
- Вот как? – зачарованно переспросила она. – Выходит, я права, что Вулкан – отражение Минбара? Хотя, в общем-то, неясно, что тут делать ворлонцам, но пути ворлонцев, как известно, неисповедимы.
- Господни, - поправил Кирк. - А что тут написано?
- Не знаю, что по-ворлонски, этот язык мне совершенно незнаком, но на минбарском эта надпись означает: «Склонись в почтении». Проще говоря, это просьба поклониться… чему-то.
- На вулканском эта фраза, - Спок указал на нижнюю строку, - означает: «Преклони колени в смирении».
- Очень похоже на ворлонцев, - пробормотала девушка, разглядывая завитушки вулканской письменности. – Повелевать, приказывать подчиниться… К сожалению, не зная языка Ворлона, я не могу сказать, что означает эта надпись – слово, фраза, может быть, целый текст.
- Логично предположить, - помог Спок, - что примерно то же самое, что и два других текста.
- Не знаю, если честно, - Хант дернула плечом. – Понимаете, коммандер, это не просто минбарский, - она ткнула пальцем во вторую строчку. – Это Адронато, язык касты Жрецов, у него, как и у двух других – Вик и Леннау, девяносто семь диалектов, а это, - она снова ткнула пальцем, - не просто Адронато, это язык Серого Совета, правящего органа Минбара, что само по себе немыслимо в вашем мире. Но еще более необъяснимо сочетание ворлонского, минбарского и вулканского языков именно здесь и именно в таком порядке.
- Что Вы имеете в виду? – Спок задрал голову, глядя на табличку.
- Три – священное число на Минбаре, - пояснила Хант. – Три – едины, в Сером Совете представители трех каст по трое из каждой, перед входом – площадка в форме треугольника, - она обернулась, указав на песок – мужчины как по команде обернулись. – Далее. Минбар чтит Ворлон, практически следует по их слову куда угодно и на что угодно, минбарцы – люди глубоко традиционные, культура для них – все. Ритуалы для всего на свете, начиная от рождения и заканчивая смертью, ритуалы на День рождения, ритуалы на свадьбу и первую брачную ночь, - Кирк приподнял брови, услышав такое, - ритуалы перед войной и после нее, ритуалы проведения погребения. Ворлон ценится минбарцами выше всего прочего, ворлонцы – существа непостижимые, витающие в высших сферах… думаю, поэтому язык Ворлона находится наверху на этой табличке.
- А Минбар, как культура подчиненная культуре Ворлона – на втором, - подхватил Спок.
- В этом действительно что-то есть, - кивнула Хант.
- Но если это все из Вашего мира, - встрял Кирк, - то как эти языки оказались в нашем мире и как они связаны с Вулканом? Что это означает?
- Бритва Оккама, больше у меня объяснений нет, - развела руками Хант.
- Простейшее решение – верное, - Кирк чуть нахмурился. – Хотите сказать, что все три культуры действительно связаны? Вулкан – зеркальное отражение Минбара?
- И потому вулканская письменность в самом низу, - добавил Спок.
- Не знаю, - ответила Хант. – Честно, я не знаю. И, не зная того, что написано ворлонцами, я никогда не сунусь туда, - она ткнула пальцем внутрь пещеры. – Что бы там ни было, даже если это путь домой, я туда не полезу, потому что ворлонцы превыше всего ценят абсолютное подчинение их требованиям, а если не знать, чего они хотят, можно нажить серьезных проблем. Поверьте, я хоть и знаю всего двух послов Ворлона, но ни с одним я бы предпочла более не встречаться даже во сне. Хотя… во сне – тем более, - добавила она, на миг задумавшись.
- Но Вы уважаете Коша, - Кирк взглянул на девушку как на привидение.
- Уважаю, - согласилась она. – Я уважаю его, только его, но я его не знаю. И я не думаю, что кто-либо может сказать, что знает хоть одного ворлонца. Может быть, такие и есть… не исключено, что капитан Шеридан знает их лучше всей галактики, вместе взятой, может быть, даже, он понимает их как никто другой, но я не горю желанием попадаться им на глаза при всем моем уважении. И потом, это не милые друзья, с ними нужно соблюдать здоровую дистанцию, а что касается телепатов, то… - она закусила губу.
- Понимаю, - помог Кирк, вспомнив то, что девушка показала при контакте. Спок промолчал, чуть склонив голову и выражая понимание. – Но… послушайте, - продолжил Кирк, - если две фразы означают примерно одно и то же, первая имеет такой же смысл.
- Это логично, но не совсем верно, капитан, - произнес Спок. – Минбарский текст призывает склониться в поклоне, вулканский – встать на колени.
- Ворлонцы могут потребовать прыгать на одной ножке или смотреть на небо, - покивала Хант. – Они в самом деле это могут, капитан. Они даже толком ничего не говорят, их очень трудно понять. Они как… как зеркальный коридор с миллионом отражений – смотри в любое и все равно не увидишь истинного ворлонца.
- Выходит, каждый мир – отражение следующего, - Спок подошел ближе к входу, глядя на мерцающий свет внутри.
- Там тоже какое-то поле, - быстро сообщила Хант. – Внутри слишком чисто, нет песка, который обязан туда залетать от ветра. Собственно, тут и ветра-то нет, - добавила она.
Спок отступил на шаг, глядя себе под ноги.
- «Склонись в почтении», - пробормотал он. – Мисс Хант, - он повернул голову в сторону девушки, - как выглядит глубочайшее почтение в культуре Минбара?
- Минбарцы опускают глаза в знак уважения к минбарцу более высокого ранга, - ответила та. – Что касается поклонов, то их превеликое множество, я перепробовала все известные мне, но я до сих пор не знаю, как почитают членов Серого Совета внутри.
- Опускают глаза, - повторил Спок, снова взглянув себе под ноги. – Поразительно! – обе изогнутые брови поднялись.
- Что? – одновременно спросили Кирк и Хант.
Спок молча опустился на колени, глядя на песок.
- Что Вы делаете? – ахнула Хант.
- Мне неизвестен язык Ворлона, но это было бы логично, если бы он приказывал сделать то же самое, - Спок коснулся руками песка, принявшись сгребать его в сторону. Когда же под его ладонями обнажилась еще одна табличка, сверкнувшая в лучах красного солнца золотом, глаза округлили как Кирк, так и Хант, тут же упавшая на колени рядом с вулканцем и старательно заработавшая руками, очищая древние символы.
- Минбарский! – воскликнула она.
- И вулканский, - произнес Спок.
- И нет ворлонского, - добавил Кирк, решивший не мешать и заглядывавший им через плечо.
- Не понимаю, - снова нахмурилась Хант. – Только два языка и вперемешку.
Толстая золотая плита была усеяна знаками двух совершенно разных миров из двух Вселенных, смешиваясь в один текст.
- Не люблю головоломки, - поморщилась девушка. – Я не понимаю эту кашу!
- Вероятно, нужно совместить два языка в один, - предложил Спок.
- Но минбарский язык, минбарские слова нельзя читать по отдельности! – Хант отодвинулась назад, садясь на песок. – Каждое слово, даже каждый значок может иметь совершенно разное значение. Слова читаются в связке, исходя из общего контекста, потому минбарский язык так сложен.
- Но Вы его знаете? – Спок взглянул в лицо девушки.
- Знаю, - растерянно кивнула та. – Я выучила все три языка, как капитан корабля я обязана говорить на минбарском, думать на минбарском, тем более что мой экипаж только на нем и говорил… за исключением одного человека. Это первое, чему учат в Анла'шок.
- Тогда в чем трудность? – уточнил Спок.
- В том же, - она указала на плиту. – Чтобы перебрать все значения уйдет прорва времени, а то, что говорит верхняя плита, я вообще не смогу перевести, а, между тем, это – самое важное.
- Я могу переводить слова, написанные на вулканском.
- Вам придется перевести все сразу, чтобы я могла понять, о чем вообще идет речь, но тут вулканского меньше, чем минбарского, все слова, буквы – все разбросано в каком-то произвольном порядке.
- А если войти в пещеру без перевода? – Кирк сделал шаг вперед – Спок и Хант мгновенно вскочили, заграждая проход – Хант даже достала боевой шест, хоть и не раскрыла его.
- Капитан, лучше не надо, - сухо произнесла она.
- Я согласен с мисс Хант, Джим, - Спок выставил вперед руку и тут же убрал ее за спину.
- Ладно, - Кирк поднял обе руки, признавая поражение. – Я только предложил.
- Капитан, - холодно обратилась Хант, - не стоит шутить с ворлонцами. В моем мире идет война с этими существами, потому что ничего, кроме подчинения своей воле они не признают. Если здесь есть хотя бы малейшая опасность, о ней лучше узнать заранее.
- Кроме того, теперь и в нашем мире есть Тени, - напомнил Спок.
Хант посерела и опустила глаза.
- Ладно, - повторил Кирк, отойдя подальше. – Я подожду, пока вы переведете.
- Мисс Хант, - Спок снова присел над плитой, девушка опустилась рядом, - что если нам объединить разумы?
- Мой – в Вашем полном распоряжении, коммандер, - немедленно согласилась та. - У меня фотографическая память, - добавила она. – Можете воспользоваться всеми моими знаниями минбарского, чтобы перевести текст правильно. Честно говоря, я не сильна в лингвистике, - она закрыла рот и одновременно с ним – глаза.
Длинные пальцы мужчины легли на контактные точки на ее лице и…

Кирк с любопытством и легким недоумением наблюдал, как его первый офицер чуть шевелит губами, как подергиваются веки девушки, как будто она смотрела на что-то, видимое только ей, как Спок иногда резко дергал головой, будто бы отбрасывая что-то ненужное, как девушка что-то едва слышно бормотала и изредка даже кивала – эти двое действительно слаженно работали. Кирк готов был поклясться, что оба сосредоточенно роются в разумах друг у друга, подбирая пароли к взлому этого текста.
Он даже задремал – настолько долго они трудились над переводом, но встрепенулся, когда девушка резко распахнула глаза, громко ахнула и часто задышала – Спок убрал пальцы с ее лица.
- Во имя Валена! – выдохнула она, схватившись за сердце.
- Глубокий контакт разумов способен вызвать эмоциональный отклик, - сообщил Спок, причем его щеки и кончики острых ушей слегка позеленели. – Вы в порядке?
- В полном, – Хант перевела дыхание и пару раз глубоко вдохнула и выдохнула, часто моргая. – О-о-ох, - тихонько простонала она, восстанавливая дыхание и сильно покраснев.
- Все нормально? – Кирк подошел ближе.
- Все отлично, капитан, - заверила девушка, поднимаясь с песка. Следом встал и Спок.
- «Тот, что ищет путь, обретет искомое», - сказал он, глядя на золотую вязь двух языков. – «Тот, что придет со смирением в сердце и чистотой в душе, познает будущее. Тот, кто ищет ответ, найдет его в прошлом. Иди, искатель, без страха, ибо если усомнишься – тьма поглотит тебя». Далее непереводимое благословение, - Спок взглянул на капитана.
Хант шумно вздохнула.
- Не совсем корректно, коммандер, - заметила она, разглядывая символы на плите. – Эти два нужно читать как одно, - она присела и провела пальцами по значкам. – «…тьма внутри поглотит тебя» - она поднялась.
- И нам не нужно… не знаю… помолиться? – Кирк вгляделся в мерцающий белый свет внутри пещеры. – И что там будет? Что за ответы и причем тут прошлое-будущее?
- Минбарцы верят в предопределенность, а люди говорят, что не зная прошлого, у человека нет будущего, - Хант пожала плечами, глядя на мерцающий свет в пещере. – Я слышала о минбарском ритуале Грез – никогда не видела, что там происходит, лишь мельком в разуме учителя, но…
- Грез? – Кирк заинтересованно взглянул на девушку.
- Если это то самое, то я должна знать, - она сглотнула и сделала шаг вперед, приближаясь к невидимому барьеру между полосой песка и чистотой внутри пещеры. – Я обязана знать.
- Мисс Хант, этот текст – не принуждение к действию, - Спок решительно загородил ей путь. – Это может быть опасно.
- Это наверняка опасно! – согласился Кирк.
- Я знаю, - Хант медленно кивнула, подрагивая всем телом. – Я рейнджер, капитан Кирк, это мой долг и моя судьба – идти в неизвестность, во тьму, сражаться за дело Света, а не себя лично, - она снова сглотнула. - Пожалуйста, не задерживайте меня, - тихо попросила она мужчин.
- Вы напуганы! Это что, галлюциноген или слепая вера? – Кирк растерялся. – Так же нельзя!
- Я пойду через страх, через боль, через ужас. Мне нужны ответы! – последние слова она выкрикнула, змеей проскользнула мимо отшатнувшегося Кирка и ступила в мерцающее марево света, тут же исчезнув.
- Да что же это такое! – возмутился Кирк. – Спок, это же просто…
- Полностью поддерживаю, - согласился тот.
Мужчины практически одновременно и без колебаний шагнули в пещеру.

- На далекой звезде звери мирно живут.
Грозный лев и олень к водопою бредут.
На звезде той ни горя, ни боли, ни слез.
На звезде той далекой созвездия Грез… - в клубящемся белом мареве тихо пел женский голос. – Спи, звездочка, - прошептала женщина.
Сердце Элис зашлось – она узнала этот голос, столько раз желавший ей спокойной ночи, а утром будивший ее. Самый родной голос, который она узнала бы из тысячи.
- Мама, - Элис шагнула вперед, окруженная светом, и вышла в сумерки дома, родного дома на Марсе, где она родилась и выросла.
Марта Хант склонилась над кроваткой совсем крошечного ребенка – сколько ей? месяц? чуть больше? – и улыбнулась, когда малышка сладко причмокнула во сне.
- Уснула? – шепотом поинтересовался мужчина, войдя в детскую. Элис развернулась и задохнулась от боли и счастья одновременно.
- Папа! – вырвался у нее стон.
- Уснула, - ответила Марта. Стив обнял жену и крепко поцеловал в висок. – Тш-ш, - шутливо отмахнулась женщина, - разбудишь Элис.
- Она умница и она всегда крепко спит, - прошептал мужчина, увлекая жену из детской и закрывая за собой дверь. Элис отмерла, метнулась за ними, но снова влетела в клубящийся белый туман.
- Зачем? – закричала она. – Зачем мне это показывать? Кто это делает? Зачем вы это делаете?
Она крутилась на месте, металась в стороны, но кругом был лишь белый туман.
- Мы хотим поехать посмотреть новое место, - снова раздался голос Марты. Туман рассеялся, обнажив новую картину из прошлого Элис. Раннее утро, завтрак, вся семья в сборе – Марта сосредоточенно делает мужу сандвич, Стив читает утренние новости, Элис… Элис сосредоточенно пытается накормить кашей большого зеленого дракона – игрушку, которую Стив привез с Земли.
Настоящая, взрослая Элис по-детски всхлипнула, увидев себя и родителей.
- М-м-м, - ответил на заявление жены Стив, не глядя приняв сандвич.
- Неплохое место для строительства, - продолжила Марта. – Родная, думаю, Спаркл уже сыт, - мягко обратилась она к дочери.
Девочка от силы полутора-двух лет, от усердия высунув язык, и ухом не повела, продолжая кормить дракона, уже от кончиков острых ушей до живота измазанного кашей.
- Спаркл будет сильным, если будет есть на завтрак кашу, - пробормотала девочка.
Стив высунул голову из-за газеты и приподнял бровь, глядя на жену. Марта прыснула и обтерла драконью морду салфеткой.
- Милая, Спаркл будет сильным, но он захочет, чтобы и ты выросла сильной, - серьезно сказала она. – Давай, поставим его вот тут, - она освободила игрушку из пальцев девочки и поставила его на стол перед ней, - а ты ешь кашу, - и подлила еще каши в тарелку дочки. - Видишь, какой он серьезный!
Зеленый дракон, высунувший длинный раздвоенный красный язык, выпучивший черные бусины глаз, выглядел устрашающе и одновременно нелепо, старательно накормленный кашей, все еще вытекавшей из его пасти.
Девочка насупилась, но, не отрывая глаз от любимой игрушки, приступила к завтраку.
- Спаркл, - прошептала взрослая Элис, разглядывая дракона. – Я забыла про тебя.
- Так куда ты хотела поехать? – спросил Стив, возвращаясь к чтению новостей.
- На Сирийское плато - новое место стройки, - ответила Марта, прихлебывая кофе. – Бобби сказала, что там будут строить дома или очередную научно-исследовательскую станцию – точно не известно. Хочу посмотреть место. Думаю, нам стоит купить дом побольше, если все-таки это будут дома. Как считаешь?
- М-м-м, - ответил Стив.
- Что скажешь, если мы подарим Элис братика или сестричку? – Марта поставила кружку на стол.
- Что? – Стив высунул голову из-за газеты и посмотрел на жену.
- Что?! – ахнула взрослая Элис, слушая родителей. – У меня была… был…
Видение снова заволокло белым туманом.
Элис села прямо на пол, не заботясь о том, где она находилась и что это все было. В голове слегка шумело, картины прошлого вызывали боль, радость, гнев, страх… хотя это были всего лишь видения, они никак не могли ей навредить. Они только показывали что-то, что она по непонятной причине забыла.

Она сидела так уже долго, не зная, сколько прошло времени. Туман как будто тоже замер, ожидая, пока она соберется с мыслями или будет готова к новым воспоминаниям.
Но она готова не была.
Далекая звезда оказалась всего лишь строчкой из колыбельной, которую пела мама. Ворлонцы ошибались. Не могла же она найти пристанище в детстве или на вымышленной звезде, где жили какие-то звери, где был мир и вселенская дружба.
Истошный детский визг заставил Элис вскочить и даже раскрыть денн’бок.
- Паук! – вопила маленькая Элис на руках матери. – Там паук!
Пассажиры шаттла нервно оглядывались на ребенка.
- Элис, что, что такое? Родная, что случилось? – Марта испуганно прижимала к себе дочку, бившуюся в настоящей истерике и указывавшую вниз.
- Пау-у-у-ук! – завыла Элис.
- Дамы и господа, - раздался голос из рупора, - мы совершаем посадку на Сирийском плато. Просьба пристегнуть ремни безопасности.
- Нет! – Элис зашлась в крике. – Нет! Не надо! Там паук! Нет! Мама, там паук!
Взрослая Элис нервно оглядывалась, пытаясь сообразить, что произошло, почему ребенок, которым она была, орал про какого-то паука, почему она сама этого не помнила, и что вообще происходило. Она каким-то непостижимым образом оказалась на поверхности Марса, когда шаттл едва приземлился – никаких пауков, разумеется, не было, но голова загудела, как будто виски сдавило обручем.
- Пау-у-ук! – вопила маленькая Элис, захлебываясь плачем. Марта даже не вышла из шаттла. Подождав, пока пассажиры покинут шаттл, она велела возвращаться в город – дочь явно не собиралась успокаиваться, напуганная непонятно чем.
Элис проводила глазами мать и обернулась, оглядывая пустыню – много раз она вспоминала красные пески, много раз мысленно возвращалась сюда – не конкретно сюда, конечно. Ее что-то манило, что-то пугало, но все равно манило и оно – это нечто, было именно в пустыне. И может быть даже, на этом самом месте Сирийского плато.
Люди обсуждали проект постройки базы, планировали работу, затраты, а она все так же не могла оторвать глаз от одного места – совершенно обычного места вдали посреди песка.
Белый туман помог вынырнуть ей из транса.

- Вы в безопасности, - мимо Элис прошел молодой минбарец, увлекая за собой женщину – совершенно ничем не примечательная землянка, напуганная, но держащаяся довольно неплохо.
Тузанор, Минбар. Год, когда Элис приступила к работе как телепат, но еще не до конца могла контролировать свое неуемное любопытство.
- Я ее знаю, - Элис нахмурилась, проводив глазами странную пару – минбарца она, кажется, уже видела, вроде бы даже рядом с Деленн, а вот женщина была незнакома.
- Элис, следуй за мной, - приказал ее наставник – минбарец-телепат, которого к ней приставили.
Элис практически мгновенно оказалась в небольшом светлом помещении, где сидела та женщина, наставник, молодой минбарец и куда вошла Элис младше нынешней версии – совсем новичок в деле телепатов, только-только отпочковавшаяся от Земли и Академии.
- Деленн просила позаботиться о докторе Киркиш, - произнес молодой минбарец, обращаясь к старшему минбарцу.
Элис из реальности не могла просканировать видение из прошлого, но ее младшая версия, похоже, с успехом этим занялась – вперила в женщину пристальный взгляд, пару мгновений сидела неподвижно, после чего резко отшатнулась, схватилась за голову, рухнула со стула на пол и застонала.
- Паук! – услышала Элис свой собственный стон. – Паук!
- Что? – испугалась Киркиш. – Я что-то сделала?
- Нет-нет, Вы ни при чем, - успокоил молодой минбарец, обняв ее и уводя из комнаты, обменявшись со старшим минбарцем взглядами.
- Я все сделаю, - произнес старший минбарец, обняв катающуюся по полу Элис.
Реальная недоумевающее смотрела на это, бестолково хлопая глазами и ничего не понимая. Она должна была это помнить, но в памяти не было ни секунды из того времени.
- Я забыла, - прошептала она, глядя на то, как наставник, ласково поглаживая ее спину и плечи, закрывает глаза. – Мне стерли память… За что? Почему? Что я увидела?
Туман начал наползать на видение, но Элис рванулась вперед, стараясь удержать воспоминание.
- Семь лет тому назад я работала на Марсе, - Киркиш как будто выплыла из тумана. Почему она не на Минбаре? Почему она на Вавилоне 5? - Мы все время искали артефакты, которые, как предполагается, прячутся под поверхностью Марса в течение тысяч лет. Но так ничего и не находили. Но вот однажды на Сирийском плато наш акустический зонд обнаружил какой–то объект под слоем песка. Мы не знали, что это такое. Учитывая глубину захоронения, оно должно было находиться там в течение тысячи лет. Это случилось в разгар марсианской зимы, и мы потратили недели на то, чтобы выкопать половину его из песка. Он и этого оказалось более чем достаточно, чтобы превратить в кошмар всю мою жизнь. Это тот самый корабль, что мы видели недавно в новостях. Который словно прилетел из самого ада…
Элис широко открыла глаза, увидев то, о чем говорила доктор Киркиш: Сирийское плато, Марс, то самое место, где она еще ребенком устроила истерику, вопя о пауке… Она ЗНАЛА о корабле Теней!
Картинка из воспоминаний Киркиш встала перед ее глазами как будто она сама была на Марсе – боевой краб Теней, кошмар любого живого существа, адская пытка для каждого телепата. Корабль лежал глубоко под слоем песка, ожидая времени пробуждения… и оно настало. Второй корабль, увиденный Киркиш, подлетел к первому, принявшись выкапывать Режущим лучом собрата, раздался оглушительный визг – Элис закрыла уши и закричала – и вот оба улетают прочь от Марса… прочь… к планете, на которой погиб Шеридан… И офицер службы безопасности станции Вавилон 5 нашел на раскопках значок Пси-Корпуса…
- На Марсе! – задохнулась от ярости Элис. – Они все это время были на Марсе! – закричала она. – Я чувствовала его, я знала, я это знала! Это Земля! Пси-Корпус! Это они! Как они могли! Как только посмели! Ублюдки! Скоты!
Правительство Земли свернуло раскопки археологов, но не уничтожило корабль Теней, а лишь присоединило к нему маяк, чтобы узнать, куда он полетит, проснувшись.
Но как она могла забыть это? Почему наставник стер ей память?
- Почему? – заорала Элис в бешенстве, крутясь в клубах белого марева. – Почему сейчас? Почему я забыла? Кто стер мне память? Зачем?
- На далекой звезде звери мирно живут.
Грозный лев и олень к водопою бредут, - раздался голос матери. Туман снова рассеялся.
- Зачем опять это? – Элис не выдержала – слезы покатились по ее щекам. – Я это уже видела.
- На звезде той ни горя, ни боли, ни слез.
На звезде той далекой созвездия Грез… - Марта нежно гладила дочь по голове. Заплаканная девочка, утомленная собственными криками от ночных кошмаров, засыпала. – Звездочка, - прошептала Марта. – Господи, только не моя девочка, только не она…
- Мама… - Элис упала на колени. – Мама, зачем? Почему ты скрыла это от меня?
- Я думаю, нам нужно поговорить, - тихо произнес Стив, показавшись в дверях детской, глядя на жену и дочь.
- Ты! – Элис вскочила на ноги, сжав кулаки. – Ты знал! Ты нас бросил из-за этого!
- Пойдем, - Марта поцеловала девочку и вышла с ним.
- Не смейте опять отгораживаться от меня! – зарычала Элис в бешенстве, ожидая, что туман снова все скроет, но этого не произошло.
- Они уже проводили тесты? – Стив тяжело опустился на стул на кухне, глядя на жену. Марта кивнула.
- Она чиста, но… - она закусила губу. - Стив, я не знаю, что происходит. Она чувствует, но не как телепат, я даже не знаю, что это.
- Ищейки рано или поздно пронюхают, что она… - мужчина закрыл глаза.
- Это может быть медицинская проблема, - Марта села рядом с мужем. – Я покажу ее врачу – ведь пси-тесты ничего не выявили, Стив, это может быть какая-то опухоль мозга, отек… не знаю… что угодно, но она не телепат, я знаю, я чувствую, что она не отвечает мне.
- Марта… - мужчина стиснул ладони женщины. - Марта, я знал, что ты телепат, но… это большой риск.
- Но я принимаю лекарства! – испугалась Марта.
- Они могли стать причиной отклонений в ее ДНК. Все может быть. Пока ты можешь стирать ей память, замещать кошмары о пауке на что-то еще…
- Я не замещаю, я стараюсь помочь, но она не реагирует, кошмары имеют другую причину. Она забыла про паука, но она видит что-то другое. Я не знаю, что.
- Нужно показать ее докторам на Земле.
- Нет!
- Марта, там есть врачи, они могут…
- Нет, Стив! Пси-Корпус сразу примется ее мучить!
- Но она не телепат, ты же сама сказала! Ни один тест ничего не выявил.
- Хорошо, я покажу ее врачам, но пока только на Марсе.
Детский крик прервал их разговор. Марта подскочила на месте и бросилась в детскую, оставляя мужа одного.
- Ты из-за этого нас бросил? – неверяще прошептала Элис, глядя на отца. – Ты струсил? Ты знал и оставил нас одних?
Мужчина закрыл лицо ладонями и тихонько застонал, а потом его заволокло туманом.

Элис пришла в себя не сразу – какое-то время она кричала, плакала, потом успокоилась, сидя на полу, обняв колени руками и раскачиваясь как аутист из стороны в сторону. Отец знал, что его жена – телепат, что ее травили наркотиками, что дочь, возможно, тоже телепат, что мать стирала память ребенку, потому что боялась, что девочка не сможет дальше жить… Какие жертвы и ради чего? Отец все равно бросил их, ушел, струсил.
Все становилось на свои места – мать стерла ей память о пауке, а когда Элис увидела его в разуме доктора Киркиш и не смогла справиться с тем, что сделала мать, у наставника не было иного выбора, кроме как стереть ей память снова, чтобы не разрушить ее личность. Было ли это действительно стирание памяти или же только блок – было не важно, но если теперь Элис вспомнила, вероятнее всего, Марта лишь блокировала отдельные воспоминания, будучи всего лишь слабым телепатом под действием наркотиков.
А ведь Элис даже не знала, что ее мать – телепат. Она никогда не видела, что к ним в дом приходили люди из Пси-Корпуса. Мать всегда была такой сильной, красивой, она выглядела здоровой… и только Стив знал, что ее медленно убивают.

- Меня вызывают на Землю, - Стив смотрел в пол.
- Ты вернешься? – Марта села напротив мужа, сложив руки на колени и нервно теребя брюки.
- Не знаю, - он качнул головой. Туман показывал странное время – Элис этого совершенно не помнила – отец выглядел измученным, под глазами залегли тени, он осунулся, сильно похудел. – Расследование продолжается, не знаю, закончится ли оно. Мне лучше улететь на Землю, чтобы вы были хоть в какой-то безопасности.
- Но… - Марта подалась чуть вперед.
- Скажи Элис, что у меня контракт на три года. Она большая девочка, умная, она поймет.
- Она не простит того, что происходит. Стив, должен быть другой путь…
- Пси-Корпус закручивает гайки, дорогая. Они что-то знают или подозревают – я не знаю. Просто скажи Элис, что папа в командировке, что папа ее очень любит…
- Стив, она поймет, что это ложь. Ты и так почти не бываешь дома. Что происходит? Что ты там проектируешь?
- Если скажу - тебя убьют. Марта, - он подался вперед, схватил ладони жены. – Марта, милая… Марта… Земной купол и Пси-Корпус заодно. Эти корабли – чудовища. Я не знаю… я просто не знаю, что они творят. Кларк – сумасшедший!
- Тише, бога ради! – Марта беззвучно заплакала. Мужчина обнял ее.
- Ради тебя, ради нашей дочери, я должен уйти.
- Она каждую ночь видит один и тот же сон – что ты уходишь от нас, - всхлипнула Марта.
- Я понимаю. Я знаю, что она никогда меня не простит, что возненавидит, но пусть так, лишь бы с вами все было хорошо.
Несколько долгих минут было тихо – родители сидели, обнявшись, а Элис, шокированная до глубины души, как онемела.
- Когда ты…?
- Сегодня... сейчас… Милая, корабль уходит через полчаса и… - Стив поднялся – Марта так же встала, все еще не отпуская мужа, вцепившись в него обеими руками. – Марта, я люблю тебя, люблю Элис, но я должен лететь.
- Господи… - едва слышно застонала женщина. – Стив… Стивен…
- Папа, - прошептала Элис, глядя на отца, и снова плача.
Глаза мужчины были темными от горя, влажными от сдерживаемых слез – все это время, все эти годы он жил в страхе за семью, срывался на любимой жене и дочери, когда просто не мог больше справляться со всем в одиночку. Он страшно боялся за своих девочек, он так любил, что задыхался от страха за их жизни – теперь он платил страшную цену за их благополучие.
Элис, глядя на отца, уже не стыдясь слез, рыдала – как же она ошибалась! Как жестоко ошибалась, все эти годы ненавидя его, думая, что он счастливо жил на Земле с новой семьей. Не было никакой семьи, не было ни счастья, ни сына – была лишь страшная ложь.
- Я люблю вас, - прошептал мужчина перед тем, как выпустить руки жены и быстро покинуть дом, больше не оглядываясь.
Элис даже не нужно было просить туман показать все дальше.
Бумаги о разводе оказались подлинными – их прислали с Земли, когда Стив погиб на испытаниях какого-то нового типа корабля, создаваемого с использованием технологии того корабля, найденного на Сирийском плато. Потому Марта и плакала, потому и просила дочь быть сильной. Слухи о новой семье были пущены с подачи самой Марты – так хотел Стив. А те крупицы информации об отце, что Элис узнала уже на Минбаре, так же были ложью ради блага самой Элис. Минбарцы не лгут – это факт, но минбарцы могут солгать, чтобы спасти честь другого, это они считают благородным. Они… она… Деленн спасала честь отца Элис, чтобы у девушки был стимул жить даже силой ненависти к отцу, которого давно уже не было в живых. Может, минбарка знала, что телепату и без того жить сложно, может, подозревала, что рано или поздно та захочет пополнить ряды рейнджеров… а вышло все именно так – горе закалило нервы, покрыло сердце коркой льда… и прав был Кош, сказав, что ее душа пуста. Пустоту нужно было чем-то наполнить, в противном случае она сошла бы с ума. Деленн была мудрее, чем Элис думала о минбарцах, именно она первой поняла, что в разуме молодого телепата есть блокированные области и распорядилась присматривать за ней, опасаясь безумия.
Элис никогда не была одна – в этом Кош тоже был прав, но… почему узнать об этом пришлось здесь, в чужом мире, в мире отражений, где даже Вален предстал перед ней в образе хоть и очень привлекательного мужчины, очень умного, сильного, терпеливого, но такого далекого как и всегда? Что за жребий ей выпал, что он означает, что такое этот мир – новый урок, суровое испытание ее веры, дар или проклятье?

Она плакала редко. Обычно старалась стиснуть зубы и уйти, чтобы пережить все в себе – так пришлось сделать сразу, как только ее пси-способности пробудились. Ненавидимая людьми, презираемая, она ушла, хотя внутри бунтовала, кричала, требовала объяснить причины поступков людей.
Последнее видение тумана она встретила собранной, когда слезы высохли, а горе далекого прошлого укрепило корку льда на сердце и проморозило душу насквозь, теперь уже от вины перед отцом. И все же впереди ждала война, новый бой, а рейнджер, как учили минбарцы, не может принять страх, не встретившись с ним лицом к лицу. Страх убьет, отравит душу.
Вот только Минбар остался в другом мире, а здесь не было никого, кто мог бы помочь хотя бы словом.
Туман показал Минбар через три года после того, как Элис переселилась туда, начав работу телепатом.
Минбарцы все больше шептались о пришествии врага, прибытие посла Синклера только подхлестнуло желание Элис примкнуть к рейнджерам.
- Мне нужно связаться с послом Деленн на Вавилоне 5! – в категоричной форме заявила она одному из представителей касты Жрецов.
Конечно, мнение телепатов учитывалось, все-таки, их уважали, но такое заявление граничило с дерзостью.
И все же связь была осуществлена. Деленн пообещала связаться с Серым Советом.
Через день она лично прибыла на Минбар и тут же позвала Элис.
- Совет хочет видеть тебя.
- Что? – Элис испугалась. Одно дело – Деленн, хоть и Саттаи, хоть и наставник, почти друг, если так можно было бы судить, но другое дело – Серый Совет. – Зачем?
- Они хотят слышать причину твоего решения вступить в Анла`шок , - Деленн шла быстро, Элис едва поспевала за ней. – Ничего не бойся, но будь искренна, - предупредила она, замедлив шаг и обернувшись. – Элис, это удивительно и для меня, Совет еще никогда не решал такие дела, телепат еще ни разу не просил подобного, но с другой стороны, Анла`шок принимает всех.
- Тогда почему для меня…?
- Ты сильный телепат. Совет хочет знать мотивы, чтобы принять решение. Мы не можем позволить себе лишиться такого сильного телепата.
- Но я же… Деленн, я просто хочу помогать!
- Вселенная ничего никогда не делает просто так. На все есть веские причины. Иногда Вселенная говорит с нами голосом разума, иногда – велением сердца, но Совет желает знать, как она говорит устами телепата.
Элис побледнела от такого заявления – это здорово пугало, с чего бы она вдруг настолько взбаламутила Серый Совет? Это же просто желание стать рейнджером, желание помогать, искреннее желание помогать, если точнее.
Элис из реальности чуть вздернула подбородок – этот эпизод она отлично запомнила.

Десять кругов света – один в центре, девять вокруг. Она – испуганная, смущенная, не смеющая поднять глаз, думающая о том, что совершила какой-то проступок, что ей могут сказать, что она нарушила какой-то древний закон, оскорбила всю расу, стала причиной начала новой войны или же…
- Совет желает знать причины вступления в Анла`шок, - громко произнес один из членов Совета – безликая серая фигура в длинном сером плаще с капюшоном, полностью скрывающим лицо.
- Я… - Элис в центре круга облизнула пересохшие губы. Элис из реальности выпрямила спину – она уже была рейнджером и относилась к правящему органу Минбара совершенно по-другому. – Я хочу помочь своими силами, - выдохнула та, что стояла в круге света.
- Ты хочешь славы, чести, поклонения, признания себя сильнейшей из своего рода? – спросила другая безликая фигура.
Элис повернулась в круге света.
- Нет! Нет, ничего подобного! Я… - она снова облизнула губы. – Я изгой в своем мире, я телепат, а вы знаете, что люди ненавидят нас, - она стала оборачиваться, по очереди глядя на замерших минбарцев. – Я сбежала от своего мира, от людей, но…
- Ты хочешь вернуться победителем?
- Я хочу… нет, не вернуться. Я знаю, что не вернусь – меня все равно не примут, но я хочу показать людям, что я – такой же человек, как и они, что телепатия не делает меня монстром. Я человек, в моих жилах течет человеческая кровь, я одна из человеческого рода, мы все – люди. Я хочу помогать людям как человек, я хочу помогать людям как телепат. Не важно, что они будут говорить, пусть молчат, пусть не знают моего имени или никогда не вспомнят, если знают – это не важно. Я сбежала как трус, я прячусь здесь, но я здесь чужая. Я чужая и среди людей, но я хочу найти свое место, чтобы помогать всем, не делая различий.
- Среди рейнджеров есть люди. Ты готова вынести их презрение к тебе как к телепату? Признай, что ты хочешь доказать миру свое превосходство, что считаешь помощь минбарцам пустой тратой времени.
- Нет! – воскликнула Элис оскорблено, но тут же взяла себя в руки. – Дело не в превосходстве! И я по-прежнему хочу помогать народу Минбара, если мне скажут, что во мне нуждаются. Я никогда не причиню вред своими способностями, я не направлю свой дар против невинных и не откажусь помочь тем, кому всем обязана. Я хочу быть одной из тех, кто сражается за дело справедливости! Я пойму презрение к слабости, я приму ненависть к способности, но я не могу оставаться в тени и бояться высунуть наружу нос.
- Ты можешь умереть. Никто не узнает о тебе, не поможет. Ты будешь одна во мраке.
Элис помнила, что именно это было страшно. Что она в самом деле до смерти боялась этого.
- Я знаю, - признала ее младшая версия. – Люди смертны, а я человек, - она произнесла это так, как будто признавала себя высшим существом. А ведь люди ее ненавидели… - Я помогу тем, кто будет во мне нуждаться. Я протяну руку тому, кто гнал меня. Я пойду туда, куда мне укажут пойти. Это не бахвальство, это веление моего сердца. Я знаю, что я способна на большее, я не хочу больше прятаться, я хочу к людям, пусть даже это обойдется мне дорогой ценой - я готова, - она поворачивалась по кругу, оглядывая членов Совета, молча слушавших ее речи. – Научите – я и применю знания в мирных целях. Дайте оружие – и оно будет служить миру.
- Твои мысли чисты, а речи откровенны, но скажи, человек-телепат, готова ли ты умереть за то, что хочешь отстаивать? Здесь, сейчас. Что это для тебя?
Элис вздернула подбородок и дрогнула губами.
- Я приму смерть с честью и без промедления. Я знаю, что война требует жертв, чтобы жили другие. За мной встанут другие, потом еще, еще и еще, и если именно моя жизнь будет что-то значить, я умру за правое дело.
- Пафос! - резко произнес минбарец. Она обернулась к говорившему. – Сколько пафоса в твоих словах! Ты думаешь, ты что-то значишь? Что ты особенная? Что твоя смерть может что-то решить?
- Я особенна тем, что я одна из многих, - она обратилась к нему. – Не тем, что я могу силой разума, нет. Я сильна верой в то, что я могу изменить мир, каждый может – Вы, любой человек, центаврианин, пакмара, нарн, все мы. Я значу ровно столько, сколько решит Энтил`За, я значу столько, сколько решу я сама. Я не изменю решение, даже если Совет будет против - я буду учиться самостоятельно как смогу, но я не останусь в стороне, когда галактика в опасности, когда может пострадать каждый мир в каждом уголке космоса, когда моему миру, моей родине и Земле угрожает опасность. Я пойду с именем Валена в сердце и в душе за свой мир, за ваш мир, за любой другой, потому что Я. Так. Решила! – последние слова она громко и четко выделила и их разнесло эхо. Подобное поведение могло стоить ей жизни – это было возмутительно, никто не смел повышать голос на членов Совета, но она уже не смогла остановиться.
- Мы примем решение, - произнес другой минбарец. Все девять кругов света вокруг нее погасли.
Элис, стоящая в единственном освещенном круге, судорожно выдохнула, но держалась все так же уверенно, наблюдавшая за ней Элис из реальности просто замерла, ожидая услышать слова, которые сыграли в ее жизни очень важную роль.
Младшую версию поглотила тьма, а когда снова вспыхнул свет, видение переместилось за пределы храма.
Серый Совет дал разрешение буквально парой слов – Элис пожалела, что еще раз не пережила такую оказанную ей честь, но ничто еще не кончилось.
- Мнение Совета разделилось, - Деленн, сидящая рядом на скамейке, взглянула на нее. – Двое из касты Воинов не соглашались на такой шаг, но каста Жрецов, каста Мастеров и один из касты Воинов согласились.
- Это честь для меня, - Элис склонила голову.
- Это честь для Минбара, - поправила Деленн. – Когда человек говорит о велении сердца и души именем Валена, это значит, его намерения чисты и искренни, что вера сильна, а это главное.
- Я… это вырвалось, я не специально, не думайте, что я пыталась… - забормотала Элис, испугавшись, что не так поняли.
- Ты говорила искренне, не таясь, - успокоила Деленн. – Слова верности произнесены там, где их услышали. Или ты хочешь забрать их назад?
- Нет! - испуганно воскликнула Элис. – Нет! Никогда!
- Хорошо, - кивнула минбарка. – Занятия начнутся завтра. И… я искренне рада стремлению твоей души.
Она встала. Вскочила и Элис. Обе склонились в поклонах.
Деленн уже хотела уйти, но Элис ее остановила.
- Деленн! – минбарка обернулась. – Спасибо.
- Ты права, - произнесла Деленн с доброй улыбкой, - и один человек способен изменить мир. Любой человек.
Было ли это пожеланием удачи, напутствием или же признанием – Элис поняла позже, когда узнала истинный смысл слов Деленн. Они относились к послу Синклеру, который стал великим минбарским Лидером, минбарцем, рожденным не от минбарца. Разумеется, ее никто не сравнивал с Валеном, в ее крови не было ДНК Синклера, но Серый Совет уже тогда знал, что один из людей действительно способен изменить мир, просто изменив себя.
- Спасибо, Деленн, - тихо произнесла Элис из реальности, глядя на то, как видение заволокло туманом. Пару мгновений она ждала чего-то еще, но когда поняла, что плечи расправились, из сердца ушла тяжесть, а сожаления, обиды, вина и гнев растаяли как туман, прямо перед ней обнаружился выход из пещеры.

Кирк вышел из пещеры задумчивым, полностью погруженным в себя и в одиночестве. Как-то так вышло, что Спок сразу же куда-то пропал, но времени и возможности искать его попросту не было.
Капитан отошел подальше от пещеры, сел на песок и принялся водить пальцем по песку, до удивительного не волнуясь за двух других членов экипажа.
Спок вышел спустя несколько минут, такой же задумчивый, тихий и даже печальный.
Выход Элис ни один мужчина не заметил.
- Это было… я знал, что примерно так и будет, - пробормотал Кирк, подняв голову и взглянув на пещеру. – Странно.
- Все так запутанно, - вздохнула Хант, сев рядом. – Столько лет…
- Эмоции, - тихо произнес Спок, сев рядом с капитаном, вытянув длинные ноги и откинувшись назад на локти. – Логично, но… Нет, нелогично.
- Один, - пробормотал Кирк, глубоко вздохнув. – Один…
- Почему они не сказали, ну, почему? – прошептала Хант. – Я бы поняла, так было бы… Я же все эти годы ненавидела его…
- Рано или поздно эмоции всех нас погубят, - тихо сказал Спок. – Не думал, что это случится с ним…
Кирк как будто очнулся, встрепенулся, поднял голову и взглянул на друга.
- Что ты видел?
Спок на миг закрыл глаза.
- Будущее.
- И я будущее. Мисс Хант, а Вы нашли ответы?
- В прошлом, - она попыталась встать, но ноги не сдержали.
- И меня не держат, - признался Кирк. – Столько всего сразу… Спок, считаешь, что это разумно – оставлять пещеру вот так, доступной всем?
- Не знаю, - дернул плечом тот. – Что мы можем против такого?
Хант повернула голову, глядя на вулканца – Кирк коснулся его плеча и тот вздрогнул, будто очнувшись.
- Что ты видел? – повторил вопрос Кирк.
- Это личное, Джим, прости, - ответил Спок.
Хант едва ощутимо дернула губами в намеке на улыбку – как телепат она не ощущала ничего, но как женщина, как человек поняла, что эти двое связаны гораздо сильнее, чем даже в ее мире Шеридан и Деленн. Не любовью, нет, чем-то гораздо более глубоким, сильным, больше, чем просто дружбой, братством или привязанностью капитана и подчиненного. Странным образом нити их судеб переплетались вместе – крепко, не разорвать. Они будут вместе – такой связи позавидует любая женщина, но…
- Аномалия исчезнет, - произнесла она, с трудом вставая на ноги.
- Откуда Вы знаете? – Кирк все еще держал руку на плече коммандера.
- Я не знаю. Это больше не проявится. Думаю, Вселенная иногда устраивает такие ловушки или… или что это такое вообще… Словом, мне кажется, что нас ждали. Или вас, - она дернула подбородком, глядя на руку капитана на плече вулканца. – Или меня.
- Возможно, - Спок поднял голову. – Нужно возвращаться, капитан, - произнес он нормальным голосом. – Думаю, лагерь беспокоится.
- Да, нужно, Вы правы, - Кирк встал. – Мисс Хант?
- Одно мгновение, капитан, если позволите, - попросила она.
- Конечно, если только Вы не пойдете туда снова, - нервно улыбнулся Кирк.
- В этом нет необходимости, - она подошла к краю пещеры, прикоснулась к камню, провела рукой вниз. – Спасибо, - шепнула она.
Мужчины ждали ее на краю травяных и цветочных джунглей.
- Вы в порядке? – спросил Кирк, когда она присоединилась к ним.
- Да, капитан.




Глава 6.

Они сделали буквально пару шагов и сразу же вышли на пляж.
Команда сходила с ума от беспокойства, хотя больше никто не потерялся, даже двое из охраны, что пошли с Кирком и Споком попросту не прошли через поле аномалии.
Хант попросилась обратно на корабль – событие выбило ее из колеи, а даже кратковременная потеря телепатических способностей особой уверенности при таком стрессе тоже не добавляла.
- Джим? – Маккой обратился к Кирку. Тот кивнул.
- Поднимайтесь. И передайте, что все в порядке, остальная команда может спускаться на отдых, - он зачем-то взглянул на рейнджера – та кивнула.
- Хватит с меня отдыха, - проворчал доктор. - Мисс Хант, можете не думать, что отделаетесь от осмотра, - пригрозил он. Девушка так же молча кивнула.
Кирк чуть свел брови к переносице – с того момента, когда они вышли к лагерю, Хант старательно избегала взглядов на Спока, как будто чего-то стыдилась, Спок же в свою очередь тоже старался не смотреть на рейнджера.
Когда Маккой и Хант поднялись на Энтерпрайз, Кирк упер руки в бока и обратился к Споку.
- Я чего-то не понимаю или между вами пробежало подобие пресловутой кошки?
Вулканец приподнял бровь.
- Уверяю Вас, капитан, между нами не пробегало ни одно мелкое млекопитающее.
- Спок, - предостерегающе нажал Кирк.
- Капитан, я не могу сказать, что произошло с мисс Хант, - ответил он.
- Что-то мне подсказывает, что можешь. Спок, она телепат, ты тоже, если это взаимодействие двух телепатов… - щеки и кончики ушей вулканца слегка позеленели, но он сохранил невозмутимое выражение лица. Кирк расплылся в широченной улыбке. – Ясно.
- Капитан? – Спок приподнял вторую бровь.
- Нет-нет, ничего, - Кирк поднял обе руки. - Она красивая женщина…
- Мисс Хант красива, но ее моральные принципы и убеждения идут вразрез с типичным поведением земных женщин нашего мира, капитан, - зелень румянца расползлась по щекам Спока еще больше.
- Потому что ты – ее Лидер? – Кирк закусил губу.
- По многим причинам, капитан, - кивнул вулканец.
- Но телепатическая связь…
- Это было… - Кирк насладился редким зрелищем – Спок смутился. – Поскольку она телепат иного уровня и иного мира, я невольно спровоцировал эмоциональный отклик. Я принесу свои извинения, когда закончится увольнительная.
Кирк пытался сообразить, что друг имеет в виду, но когда догадался, ощутил, что губы сами собой расползаются в улыбку.
- Ну… она женщина, ты мужчина, это нормально… хотя я не думал, что так тоже можно, но вы же телепаты, так что в этом нет ничего предосудительного.
- Капитан, если позволите, я бы не хотел это обсуждать, - попросил Спок.
- Ладно, но если уж ты ее… кхм… телепатически, то… кхм… - Кирк очень постарался не засмеяться в голос, кусая губы – Спок зеленел все гуще и гуще. – Ладно, больше не буду, - пообещал Кирк, когда понял, что друг смущен донельзя и вот-вот готов провалиться сквозь землю. Хотя, конечно, вулканцы не смущаются и никуда никогда не проваливаются. И в том числе полувулканцы, имеющие в своей ДНК человеческую половину.

Лежа на кушетке в лазарете, безучастно глядя на руки Маккоя, водившие перед ней приборами, Элис думала о странной пещере, об отце, о Минбаре и почему-то об одном минбарце из касты Жрецов.
- Полностью здоровы, если не считать повышенного уровня гормонов в крови и небольшой температуры, - Маккой убрал аппараты. – Это нормально для телепата Вашего мира?
- Я не знаю, я не доктор, - признала Элис. – Обычно у меня нет температуры, хотя я вполне могла подхватить какую-то заразу на той планете.
Маккой нахмурился.
- Я возьму анализы крови, - решил он.
Элис отвернулась – при всей храбрости и бесстрашии в бою, обычные шприцы ее нервировали одним лишь своим видом. Увы, но какие-то страхи и неприязнь не смогли вытравить даже минбарские ритуалы.
- Это не больно, - она ощутила прикосновение пальцев мужчины, когда он взял ее руку в свою – перед глазами все поплыло, щеки залил румянец, она закусила губу, чтобы не застонать. – Что? Что такое? – Маккой слегка встряхнул ее. – Вам больно?
- Нет, все в порядке, доктор, - она ужом скользнула с кушетки. – Все в полном контроле.
- Вы уверены? – Маккой оглядывал то ее, то смотрел на мониторы. – Мне не нравится Ваш учащенный пульс и повышение температуры.
- Это не болезнь, я ошиблась, - она отступила. - Я могу с этим бороться самостоятельно. Правда, все отлично. Я могу идти?
- Идите, но если почувствуете слабость или боль – немедленно сообщите мне, - распорядился он, с тревогой глядя на раскрасневшееся лицо девушки.
Она пулей вылетела из лазарета.


Задерживаться на планете Кирк не стал, решив, что с него хватит всех этих цветов и прочих видений. Разрешив команде догуливать стандартную неделю увольнительной, он вернулся на корабль и принялся изучать аномалию.
Как и предполагала Хант, Белое пятно пропало, но пропала ли сама пещера, было не ясно – сканирование ничего не показывало. Вероятнее всего, пещера тоже была частью аномалии и исчезла вместе с ней.
Спок тоже вернулся на Энтерпрайз и сразу ушел в научную лабораторию – изучать образцы цветов, проб воды, воздуха и почвы, надеясь обнаружить хотя бы какое-то присутствие аномалии.
Хант снова начала пропадать на обзорной палубе.
Видимость идиллии продолжалась недолго – через неделю начались новые проблемы.

- Коммандер, разрешите ступить на мостик, - Хант вышла из лифта и почтительно замерла, ожидая приказа.
- Разрешаю, - Спок развернулся в капитанском кресле. – В чем дело?
- Коммандер, я засекла слабый сигнал в квадранте 37, возможно, это корабль Теней, - отрапортовала она. – Разрешите занять место у сканеров, сэр?
- Мистер Чехов, займитесь сканерами, - приказал вулканец. - Мисс Хант, Вы не член экипажа. Доложите сведения.
Ухура в недоумении оглянулась – Спок еще никогда не позволял себе подобное пренебрежение к телепату, но даже по мнению связиста, в этом была какая-то логика – все-таки действительно, это человек иного мира, не принадлежащий Федерации, но ведь можно же было сделать это повежливее.
- Коммандер, это лишь слабый сигнал, - Хант и ухом не повела, будто бы не заметив, что что-то произошло. – Считаю необходимым предупредить о полной боевой готовности, прежде чем выйти из варпа.
- Принято, - Спок повернулся к обзорному экрану. – Мистер Сулу, варп-8.
- Расчетное время прибытия – четырнадцать минут, - доложил Сулу.
- Коммандер, - Ухура коснулась наушника, - получен сигнал SOS из квадранта 37.
- Выведите на динамик, - приказал Спок.
- Вывожу, сэр.
- Кто-нибудь! – раздался крик. – Кто-нибудь, если меня кто-нибудь слышит – помогите! Ради бога, помогите! Этот корабль… - в динамиках раздались помехи. - …вает нас! Слышите меня? Кто-нибудь, помогите! Он убивает нас! Помогите!
- Передайте, что мы идем на максимальном ускорении, - Спок вцепился пальцами в кресло. – Мистер Сулу, варп-9.
- Есть, варп-9!
- Сэр, сигнал пропадает, - Ухура снова коснулась наушника.
- Время прибытия, мистер Сулу? – спросил Спок.
- Три минуты, сэр.
- Коммандер, позвольте мне взять сканеры в свое управление, - снова попросила Хант.
- Сэр, до выхода пятьдесят секунд, - Сулу быстро пробежался пальцами по консоли.
- Делайте свою работу, мисс Хант, - бросил Спок через плечо, даже не взглянув на нее. – Вы же телепат.
- Да, сэр, - та напряглась, почти не мигая глядя расфокусированным взглядом на экран.
- До выхода пять… четыре… три… два… один…
- Выпустить торпеды! Огонь фазерами! – скомандовал Спок, увидев громадное черное тело паукообразного корабля, палившего по грибообразному объекту.
- Коммандер, нет! – дернулась к нему Хант. – Поднять щиты! Полный назад!
Огонь фазеров попал в антенну боевого краба, лишь слегка задев его, корабль дернулся, удерживаемый телепатическим воздействием рейнджера, но взрыв объекта нападения краба отвлек внимание членов Энтерпрайза, ослепив людей – краб тут же замерцал и исчез.
- Коммандер! – вскрикнула Ухура, проморгавшись, указывая на разваливающийся объект.
- Научная станция, - Спок приподнялся с кресла. - Тысяча девятьсот шестнадцать ученых…
- Сигнал пропал, сэр, - доложила связист, дрожа с головы до ног. Даже след корабля Теней до смерти ее пугал.
- Сэр, сканеры… - Чехов повернулся – на лице ни кровинки. – Станция погибла, люди…
- Он ушел в гиперпространство, коммандер, - тихо произнесла Хант, глядя на обломки того, что совсем недавно было станцией. – Простите.
- Если бы Вы доложили о сигнале раньше, людей можно было бы спасти! – рявкнул на нее Спок, резко развернувшись и неуловимым движением оказавшись рядом – на мостике воцарилась гробовая тишина. – Вы должны были сдержать его! Или Вы настолько бесполезны?
- Простите, коммандер, - еще тише сказала Хант, глядя в пол.
- Вы притащили это сюда!
- Коммандер, что происходит? – Кирк вышел из лифта как раз вовремя – еще миг, и люди были уверены – вулканец ударил бы женщину. - Почему Вы кричите?
- Капитан, это моя вина, - отчеканила рейнджер.
- Капитан, база Рагнор погибла от удара корабля Теней, - Спок заложил руки за спину и выпрямился.
- Сэр, мисс Хант доложила о сигнале раньше, чем я запеленговала сигнал SOS, - сказала Ухура.
Кирк оглядел команду – Чехов, белый как мел, Ухура, чьи руки подергивались, Сулу, отводивший глаза от экрана, Хант, смотревшая в пол и стиснувшая зубы, и Спок, чьи щеки окрасил зеленый румянец, не имевший ни малейшего отношения к смущению. Кирк моментально оценил обстановку – Спок попросту накричал на телепата за то, что она не могла остановить или предотвратить гибель людей. Странно вдвойне, потому что Спок никогда и ни на кого даже голос не повышал.
- Мистер Спок, можно Вас на два слова? – потребовал Кирк. – Мистер Сулу, примите мостик. Мисс Хант, прошу за мной.
Оба молча прошли в лифт.

- А теперь объясните, что произошло, - приказал капитан, стоило только дверям зала совещаний закрыться.
- Капитан, я принимаю вину за случившееся на себя, - Хант вздернула подбородок, но смотрела только в пол.
- Ясно, - кивнул Кирк. - Мистер Спок, Ваша версия?
- Капитан, я недостаточно быстро отреагировал на сигнал, - невозмутимо ответил вулканец. – Люди погибли по моей вине.
- Мисс Хант, Вы могли запеленговать сигнал краба раньше? – обратился Кирк к рейнджеру. Та быстро подняла глаза, но тут же опустила их.
- Да, капитан. Я недостаточно выложилась.
- Капитан… - обратился Спок.
- Спасибо, мисс Хант, - кивнул Кирк, заложив руки за спину, - а теперь правду, пожалуйста. Мне напомнить, что Вы присягали на верность лично мне и коммандеру Споку, что означает, что Вы обязаны подчиняться непосредственно моим приказам или приказам коммандера?
- Я помню, капитан, - она упрямо смотрела только в пол. – Мне нечего сказать в свое оправдание.
- Спок? – Кирк взглянул на вулканца. – Вы полагаете, что телепат такого уровня мог бы доложить о сигнале раньше или удержать эту тварь от станции?
- Я не… - Спок на миг запнулся. – Я не думаю, капитан. Мисс Хант сделала все возможное как телепат, чтобы предупредить о грозящей катастрофе. Мое поведение было недопустимо.
- Хорошо, - Кирк позволил себе улыбнуться. – В таком случае пожмите друг другу руки, - оба пристально и одинаково недоуменно воззрились на него. – То есть… я не знаю, как это принято у телепатов – пожмите руки… мысленно.
- Это нелогично, капитан, - Спок повернулся к девушке. – Мисс Хант, прошу прощения.
- Простите, коммандер, - ответила та, быстро взглянув в его глаза. – Если я чем-то могу помочь…
- В Ваших услугах нет необходимости, - быстро перебил вулканец.
- Мисс Хант, если инцидент исчерпан, позвольте мне переговорить с коммандером с глазу на глаз? – Кирк очаровательно улыбнулся девушке. Та коротко поклонилась и вышла за двери. – Спок, что происходит?
- Не понимаю, о чем Вы, капитан, - невозмутимо ответил тот.
- Ты накричал на нее, а она просит у тебя прощения. Что между вами произошло?
- Мисс Хант сильный телепат, капитан, а тот контакт разумов на Корисе спровоцировал выплеск эмоций и…
- И?
- И это все, - Спок закрыл рот. – Мне нечего больше сказать.
- Ладно, как скажешь, - Кирк с подозрением взглянул на друга. – Может быть, тебе стоит обратиться к доктору? Я никогда не видел тебя в таком состоянии.
- В докторе нет необходимости, капитан. Со мной все в полном порядке.
- Хорошо, можешь идти, - Кирк покивал.

Маккой поймал Кирка в коридоре спустя три дня, когда флот приказал взять курс на Альтаир VI.
- Капитан, есть минутка?
- Минутка… Минутка есть.
- Насчет Спока… Вы не заметили в нем ничего странного?
- Вроде бы ничего, а что? Вы о том случае три дня назад?
- Почти. Джим, он становится беспокойным, если бы он не был вулканцем, я бы сказал – нервным. Кроме того, он избегает пищи. Я проверил – в течение трех дней он не притронулся к еде. Когда я пригласил его на осмотр, он сказал буквально следующее: «Если Вы не прекратите совать нос в мои дела, я сломаю Вам шею».
Кирк вздернул брови. Сперва Спок накричал на телепата, теперь огрызается на Маккоя.
- Наверное, это стресс, - предположил Кирк. – Даже вулканцы могут иногда быть подвержены стрессам, а мы пережили за эти дни немало встрясок – Корис, корабль Теней…
- Возможно, но я пробовал поговорить с мисс Хант – она телепат, она точно знает, что происходит, но…
- Она тоже пообещала сломать Вам шею?
- Нет, но судя по ее ответу, я бы предположил сказать, что она знает, в чем дело, но не говорит.
- Я поговорю с ней.
- Попробуйте, хотя что-то мне подсказывает, что она и Вам ничего не скажет.
Кирк только отмахнулся и, как выяснилось чуть позже, зря.

- Мисс Хант, Вы заняты? – он поднялся на смотровую палубу.
- В полном Вашем распоряжении, капитан, - девушка тут же обернулась к нему, отходя от обзорного экрана и выпрямляясь.
- Все еще ищете его? – понял Кирк.
- Делаю все возможное, капитан, - ответила она.
- Есть что-нибудь?
- Боюсь, что нет, капитан. Корабль ушел в гиперпространство – я не могу его засечь из обычного космоса.
- Эм… мисс Хант… Элис… Вы ведь знаете, что произошло со Споком? - запустил пробный шар Кирк.
- Да, капитан, - бесстрастно ответила она.
- И что же? – мягко поинтересовался он.
- Не могу сказать, капитан.
- Речь идет о моем офицере, Элис, о моем друге. Спок еще никогда себя так не вел и тем более с женщиной, - Хант молча смотрела на него. – Элис, вы повздорили?
- Нет, капитан.
- Что-то не поделили или поспорили?
- Нет, капитан.
- Элис, я имею право знать, что с ним происходит.
- Он что-нибудь объяснил Вам?
- В том и дело, что нет, поэтому я пришел к Вам. Он становится нервным, начал угрожать доктору Маккою.
- Мне очень жаль, что коммандер переживает такое состояние.
Кирк вздохнул – упорство, верность Споку или просто упрямство телепата были поистине не прошибаемы.
- Элис, я капитан, я могу приказать Вам ответить на мой вопрос.
- Да, капитан. Я подчинюсь любому Вашему приказу…
- Итак?
- …кроме этого.
Кирк глубоко вдохнул и медленно выдохнул – с такой проблемой он еще не сталкивался, но намеревался взять и этот бастион.
- Элис, я знаю, Вы изучили историю Вулкана, Вы умная девушка, Вы что-то поняли, а еще что-то узнали от него и я хочу лишь понять, что происходит с моим старшим офицером и другом, грозит ли это перерасти во что-то большее, - тень сомнения мелькнула на лице телепата, она отвела глаза, но промолчала. – Не скажете, - понял Кирк.
- Нет, капитан. Я не в праве обсуждать личную жизнь Энтил`За.
Кирк закусил губу – если рейнджер назвала Спока Лидером, значит, дело впрямь очень серьезно.
- Но хотя бы намекните, может быть, он нуждается в помощи, - попросил он, не надеясь на ответ.
- Нет, капитан. Простите, - добавила она чуть мягче.
- Ваша преданность поражает, - покивал Кирк, - но даже такая преданность бывает излишней.
- Я рейнджер Анла`шок, капитан, - все так же бесстрастно отчеканила Хант. – Моя преданность безгранична.
- Хорошо, - сдался Кирк. – Думаю, это скоро станет ясно всем, что происходит со Споком.

Через пару часов Спок запустил тарелкой с пломиковым супом в Кристину Чапел, наорал на нее и в приказном порядке попросил Кирка доставить его на Вулкан.
Еще через несколько часов Кирку удалось выведать причину состояния вулканца, что стоило немало усилий и нервотрепки.
Впервые в жизни Кирк видел друга настолько беспомощным и издерганным.
- Хорошо, Альтаир VI подождет, идем курсом на Вулкан, - решил капитан. – Спок, я понимаю, что это сложно сказать, но… ты же понимаешь, что ты мог бы сорваться на женщине, ударить ее. Она хоть и рейнджер, телепат, но…
- Я никогда бы не ударил ее, капитан, - Спок дернулся как от боли. – Это… я не могу это контролировать.
- Гнев?
- Нет, капитан, - Спок тяжело осел на стул и сгорбился. – Она женщина, капитан, красивая молодая женщина. Я мог бы… - он напрягся. – Я мог бы… ранить ее…
- В смысле…? – Кирк сам испугался. Конечно же, Спок не ударил бы ее, но все-таки он сильный мужчина, он телепат. Кто знает, на что способен обезумевший вулканец и что его разум может сделать с разумом и всем прочим человеческой женщины-телепата?
- Боюсь, в обоих смыслах. Я принесу извинения мисс Хант, как только все завершится.
- Хорошо. Мы прибудем на Вулкан через стандартные сутки.
- Капитан, могу я попросить Вас передать сообщение для мисс Хант?
- Да, конечно…

Кирк удивлялся всю свою жизнь, но это ему не надоедало, хотя то, что попросил Спок, было из разряда самых удивительных.
- Вы уверены, капитан? – Хант нахмурилась.
- Так сказал Спок, - Кирк будто ощутил затаенную боль девушки. Все-таки, это нелегко, когда так преданно любишь человека и слышишь от него такое. В том, что Хант испытывала к вулканцу привязанность, Кирк даже не сомневался. Ну, может быть, не совсем к нему самому, скорее к душе Энтил`За – он уловил это в ее разуме, когда она впервые показала ему свой мир и Джеффри Синклера.
- Почту за честь, капитан, - она коротко поклонилась.
- Элис, - он захотел взять ее за руку, приободрить как-то, но не стал ничего делать, помня о ее нетерпимости к прикосновениям. – Элис, если хотите отказаться или…
- Это честь для меня, капитан, - заверила она. – Я знаю, о чем Вы думаете даже без сканирования, но я не нуждаюсь в утешении или соболезновании. Мои чувства к Синклеру не мешали и не будут мешать мне выполнять мой долг. И я понимала, что у него свой путь. Я буду искренне счастлива за коммандера, когда он вступит в брак.
- Он хотел предупредить Вас, что кун-ут-кали-фи – своеобразная церемония.
- Коммандеру не о чем беспокоиться, капитан. За свою жизнь на Минбаре я изучила немало ритуалов, в каких-то я участвовала лично, я знаю важность традиций и я отношусь с почтением к любой из них. Честь Энтил`За для меня священна.
Кирк открыл рот, чтобы возразить, ведь Спок не был минбарцем, и, что Кирк многократно обдумывал, сам он меньше всего хотел бы быть для рейнджера Лидером, но капитан обязан был уважать любое верование, любые традиции и даже любые мысли представителей иных миров, планет и даже Вселенных, так что в словах рейнджера была своя толика истины, пусть и та, которую Кирк понять не мог.
- Мы собираемся через десять минут в транспортаторной, - Кирк кивнул девушке.
- Капитан, позвольте спросить? – обратилась она.
- Да?
- Уверена, Вы поставили командование Звездного Флота в известность о нападении корабля Теней…
Кирк закусил губу, покивав.
- Вам знакомо слово «бюрократия», мисс Хант? – поинтересовался он.
- Да, капитан. Хотите сказать, информацию опять приняли к сведению и спустили ситуацию на тормозах?
- Очень яркое описание того, что, в сущности, произошло. Боюсь, что именно так.
- Но неужели Федерации наплевать на то, что погибли люди?
- Это… - Кирк нахмурился. – Думаю, с термином «несчастный случай» Вы так же знакомы?
- Это не несчастный случай, это агрессия!
- Но у нас по-прежнему нет доказательств существования корабля Теней, мисс Хант.
- А аудиозапись? На Энтерпрайзе же есть аудиозапись? А видеозапись? А то, что станцию разнес на кусочки один корабль за пару минут?
- Я понимаю Вас, я понимаю, что Вы хотите помочь, но корабля нет, а у нас нет выходов в гиперпространство, чтобы найти хотя бы что-то. Федерация слепа и глуха к бездоказательной базе…
- Если так пойдет и дальше, будет и мертва, - мрачно пошутила Хант. Кирк стиснул зубы.
- Вулкан отреагировал на заявление, но остальные члены Федерации предпочли сохранить нейтралитет.
- Валена ради, люди! – скривилась Хант. – Вы рискуете повторить судьбу моего мира такими темпами. А как же доверие? Капитан, как же доверие Вам лично?
- Простите, но даже мне никто не поверит. Что я могу предоставить?
- А как же слова членов экипажа?
- А что могут они? На съемке чисто. Тени буквально стали тенью, простите за каламбур.
- Нужен выход в гипер, без него эта охота за тенью станет вечной игрой в кошки-мышки.
- Это слишком долго. И потом, Вы сказали, что варп лучше, быстрее…
- Капитан, мой корабль был в два раза больше Вашего, корабль Теней больше моего раз в десять, не меньше, а то и все пятнадцать. Эта махина уничтожит станцию, подобную той, что уже уничтожена, за пару минут, а если краб решит напасть на планету? Хорошо, не напасть – поразвлечься, уничтожить пару десятков городов. Я не знаю, что ему может взбрести в голову, фигурально выражаясь. Капитан, эта не та трубочка Машины Судного Дня, это не тихоход, эта очень маневренная смерть в чистом виде, способная регенерировать при благоприятных условиях. Белую Звезду строили по технологиям Ворлона, это такой же полуживой организм, но мой корабль мог маневрировать как чертова блоха, а что может Ваш корабль?
На этот вопрос Кирк не нашел ответа.
- Почему, как думаете, он вообще ушел?
- Краб? Не знаю. Не имею ни малейшего понятия. С другой стороны, он один, он избрал логичную тактику боя – напал и смылся, а когда станция взорвалась, я потеряла контакт с крабом и… остальное Вы знаете – гиперпереход и нет проблем.
- Почему тогда он напал и почему именно на станцию?
- Не знаю. Мы как-то не стремились узнавать, почему Тени уничтожают все живое, мы просто били их как могли. Знаете, даже я не собираюсь анализировать тактику нападений Теней – это бессмысленно. Тем более, это дважды бессмысленно в Вашем мире, где нет ничего, что могло бы напомнить Теням о нашем. Здесь нет ворлонцев, нет Шеридана, нет… не знаю, чего еще нет, зато есть телепаты.
- Телепаты? – Кирк по-новому взглянул на нее. – А ведь это мысль.
- Простите? – не поняла Хант.
- Точно знаю, что на Рагноре работала пара человек, знакомых мне по старым делам, - задумчиво произнес Кирк.
- Они были телепатами?
- Не они, но они работали с расой, которая общалась исключительно телепатически. Это может что-то значить?
Хант пристально взглянула на него, отвернулась и дернула плечами.
- Мой вывод Вам не понравится, капитан, но он единственно возможный, насколько я знаю Теней.
- Кажется, я знаю, о чем Вы, - Кирк помрачнел. – Тени убирают тех, кто имел след телепатии, кто не мог им противостоять открыто. Уберут слабых, примутся за сильных.
- В этом что-то есть, хотя…
- Вы бы убирали сперва сильных?
- Мне неприятна эта мысль, но… в какой-то степени, да. Не в том, что я напала бы на сильных, а в том, что разобщив сильных, их было бы проще уничтожить. Капитан, дайте мне поговорить с представителями Федерации – они не понимают, что дело идет как раз к этому. Поверьте, один краб способен разнести полгалактики, если он мыслит в правильном направлении.
- Думаете, он мыслит именно так? Элис, что Вы недоговариваете про этот корабль?
Хант отвела глаза, хмурясь.
- Капитан, я уничтожу этот корабль во что бы то ни стало, или же его уничтожат другие, но о том, что я знаю именно об этом корабле, я предпочту молчать.
- Могу я узнать причину?
- Нет, капитан, простите.
- Это что-то личное? Элис, если мы готовимся к войне, я хочу знать, кто пойдет со мной в бой. Вы полагаете, сейчас есть время для секретов?
- Это не секрет, капитан, и я приму бой первой по приказу или без как рейнджер и как человек, это все, что Вам нужно знать.
Кирк сосредоточенно рассматривал ее лицо добрых полторы минуты, после чего лишь кивнул, соглашаясь.
- После церемонии я повторно свяжусь с командованием…
- Спасибо, - выдохнула она.
- …но Вы не станете лезть в разговор – это мое условие, - перебил он, подняв указательный палец.
- По какой причине?
- Я еще не знаю всю силу Вашего воздействия.
- Простите, что?
- Вы телепат, Элис, - лицо девушки посерело. – Нет-нет, - поспешно спохватился Кирк. - Я не пытаюсь Вас оскорбить, я лишь хочу быть уверенным, что Вы не сможете воздействовать на командование через монитор компьютера.
Она сузила глаза.
- Да, капитан, как скажете, - сухо ответила Хант. – Разрешите идти? Нельзя заставлять коммандера ждать.
- Да, конечно, пойдемте, - Кирк вышел первым. Уже в лифте он обернулся на рейнджера, от которой буквально веяло льдом. – Я Вас обидел?
- Что Вы, капитан, - ледяным тоном ответила она. – Вы капитан, Ваш приказ для меня – закон.
- Простите, - Кирк понял, что сказал именно то, что телепат слышала раз за разом в свою сторону. – Элис, я не…
- Вы нормал, капитан, - бесстрастно произнесла Хант, не глядя на него, - Ваше недоверие к телепату вполне обоснованно. Я уже привыкла к таким разговорам.
- Элис… - двери лифта раскрылись. Кирк сделал то, что должен был сделать, чтобы остановить и ее саму, и ее мысли относительно его таких горьких, обидных и совершенно незаслуженно оскорбительных слов – перехватил ее за руку, побуждая задержаться. Она не стала вырываться, не ударила его ментально, хотя он был готов и к такому повороту – она послушно остановилась, обернулась и все так же бесстрастно посмотрела на него. – Элис, простите, это было грубо и недопустимо с моей стороны. Вы не заслужили подобного отношения к себе.
- Капитан, открою маленький секрет рейнджеров, - она положила свою руку на руку мужчины. – Можете обидеться, конечно, но нам наплевать, кто и что про нас думает, мы просто делаем то, что должны делать. Если бы я каждый раз обижалась на оскорбления, я никогда не стала бы тем, кем я стала теперь. Анла`шок умеет ломать даже телепатов, капитан. Ломать и делать лучше. Вы сказали, что думали, не со зла. Это обычные мысли нормалов. И не стоило трогать меня – я таким образом тоже читаю мысли, Вы же знаете. Невольно, конечно, но, тем не менее, не всем это по душе. Ваши помыслы чисты, а это главное.

Элис в самом деле не обиделась, хотя слова Кирка больно резанули по сердцу. Нормалы всегда так поступают с телепатами, нормалы всегда боятся, подозревают, ненавидят. Элис знала, что и Шеридан не слишком тепло относится к тэпам, но он был всего лишь нормалом, от него сложно и нелепо было бы ожидать чего-то другого. Но Кирк… А как же равенство? А как же дружба? Это же другой мир, тут нет дискриминации, тут нет ненависти к тэпам… или все же есть?
Через его прикосновение она считала всю вину, что человек испытывал, осознав силу своих слов – Кирк готов был надавать себе пощечин и даже ждал, что она ударит его телепатически. Это было странно и даже отчасти смешно – с чего бы ей его бить? Очень мягко, чтобы он не ощутил, она коснулась его сознания и, едва касаясь его разума, погладила его, расслабляя. Обычно нормалам этого было достаточно, чтобы перестать нервничать по пустякам. Может быть, он когда-нибудь узнает, что она сделала, может, нет, но ее помыслы были чисты… как и его, впрочем.
Но еще Элис позволила себе подсмотреть то, что он увидел в пещере на Корисе – это было то самое любопытство, от которого она так и не избавилась.
Кирк думал об этом почти постоянно, это его мучило – его будущее, его смерть. Он погибнет в одиночестве.
Элис усилила тактильный контакт и выставила легкий блок на часть его разума. Никто не должен знать о своей смерти, тем более, об этом не должен знать такой хороший человек. Это была и жалость, и отчасти ее обычная работа – блокировать или стирать болезненные воспоминания.
Кирк не будет одинок, его жизненная линия на удивление крепко переплетена с линией жизни коммандера Спока. Вален уж знает, почему.

- Будет небольшая церемония, - сказал Спок, когда десант высадился на Вулкане. – Мисс Хант, Вы так же приглашены мной лично.
- Это честь для меня, коммандер, - поклонилась та.
- А жарковато тут, - Кирк подергал воротник.
Процессия пошла по мосту до небольшой площадки.

Воздух был сухим, горячим, но Хант не жаловалась – как рожденная на Марсе, она обладала чуть более увеличенными легкими, чем у обычного землянина. Разумеется, под марсианским куполом была привычная людям атмосфера, но физиология все равно претерпевала изменения.
Под оранжево-красным небом, стоя на красном песке она вдруг ощутила странное чувство, как будто попала домой.
Она присела, взяв горсть песка в ладонь, и просеяла его сквозь пальцы.
- Мисс Хант, не отставайте! – крикнул Кирк.
Она разогнулась и бегом нагнала мужчин.

Пока Спок ждал свою невесту, Кирк и Маккой оглядывались, Хант же почтительно замерла в отдалении.
- Теперь я понимаю сравнение с вулканом, - Кирк снова подергал воротник и шумно выдохнул. – Похоже, Элис тут как рыба в воде, - шепнул он доктору.
- Не думаю, - ответил тот, мельком взглянув на девушку, изучающую глазами Спока, стоявшего в центре площадки. – Джим, по-моему, это жестоко. Он слепой или не понимает, как она к нему относится?
- Это было его решение, а она согласилась, – отмахнулся Кирк. – Честное слово, я их не понимаю.
- Спока и Элис?
- Телепатов, рейнджеров и вулканцев.
- Если поймешь вулканцев – сообщи мне, - усмехнулся доктор.
Вдали раздался перезвон колокольчиков – мужчины заинтересованно повернули головы, Хант подобралась.
- Не может быть! – ахнул Кирк, когда двое вулканцев вынесли портшез, на котором восседала строгого вида вулканка. – Знаешь, кто это?
- Нет.
- Это Т`Пау, она единственная отказалась от места в Высшем Совете Федерации. Спок никогда не говорил, что у его семьи такие связи. Сын посла, а теперь это.
- А где же его родители?
- Наверное, это не принято. Кажется, начинается.
Двое носильщиков-вулканцев поставили портшез на небольшое возвышение, снова раздался перезвон колокольчиков на рамах в руках процессии и старейшина подняла руки, призывая к тишине и приветствуя Спока.
Спок отошел от гонга, приблизился к Т`Пау, сжимая в руке молот и по-вулкански салютуя ей, и преклонил колени, чтобы она могла коснуться его лица пальцами.
- Спок, - грудным голосом произнесла женщина, когда он поднялся, - разве наши церемонии для чужаков?
- Они не чужаки, они мои друзья, - ответил он. – Это разрешено.
- Подойдите, - Т`Пау махнула рукой мужчинам.
- Это Кирк, мой капитан, и Маккой, - представил Спок друзей.
- Леонард Маккой, - улыбнулся доктор.
- А кто эта женщина? – Т`Пау бесстрастно кивнула в сторону рейнджера. Девушка подошла и коротко кивнула, сохраняя молчание.
- Элис Хант, рейнджер, - представил ее Спок.
Хант отсалютовала старейшине по-вулкански и произнесла фразу на языке Вулкана. Старейшина так же невозмутимо ответила ей жестом и повторила фразу, изменив пару слов.
- Ты владеешь нашим языком, рейнджер Элис Хант, - Т`Пау перевела равнодушный взгляд на Спока. – Ты назвал чужаков друзьями, чем ты ручаешься за их поведение?
- Своей жизнью, Т`Пау, - ответил тот. Кирк бросил быстрый взгляд на рейнджера – та могла бы с успехом посоперничать по невозмутимости с самой Т`Пау.
– Хорошо. То, что вы сейчас увидите, остается неизменным с изначальных времен. Это сердце Вулкана, это душа Вулкана, это наш обычай, – Т'Пау обернулась к процессии. – Кал-иф-фа!
Снова зазвенели колокольчики, Спок прошел к гонгу, за ним пошла и Т’Принг, резко закрывшая своей ладонью гонг и выкрикнувшая:
- Кал-иф-фи!
Кирк недоуменно обернулся, не зная, как реагировать. Маккой взглянул на рейнджера – подозревая, что она знает обычаи Вулкана из разума Спока, он предполагал, что она так же знает, что произошло, и если бы взглядом можно было бы убить, Хант препарировала бы молодую вулканку, посмевшую…
- Что? Что это? Что произошло? – обратился к Т`Пау Кирк.
- Она выбрала схватку, - пояснила та. - Она в своем праве.

Элис казалось, что все это какой-то кошмарный сон – молодая вулканка отказывала Споку и выбирала схватку. Логично, если в дело не вмешиваются чувства, но в дело может вмешаться рейнджер, который не допустит, чтобы с Энтил`За что-либо случилось. В конце концов, это миссия любого рейнджера.
Т’Принг указала на Кирка и Элис чуть нахмурилась. Этой логики она совершенно не понимала.
Нельзя вмешиваться, нельзя запятнать честь Энтил`За, нельзя запятнать честь Т`Принг – все-таки, она вулканка, это ее право, за кого выходить замуж, а за кого нет, нельзя даже подумать, чтобы нанести оскорбление Т`Пау – и за меньшие проступки начинались войны…
Но когда ничего нельзя, что тогда можно?
Она взглянула на Спока – того колотила дрожь плак-тау, как перевела Т`Пау, лихорадка крови.
Если Спок убьет Кирка – это еще куда ни шло, а если наоборот – это уже очень большая проблема. Да и нельзя им драться – это очередная проблема из множества таких же логичных.
Когда вынесли лирпы, стало ясно, что начнется бойня насмерть и Кирк скорее всего проиграет, а это означает, что Спок его убьет, а потом не сможет жить, зная, что он убил своего друга. Логично. Если в этом смысл выбора Т`Принг, то он сделан безупречно.

Маккой подбежал к застывшей девушке, когда Спок набросился на Кирка.
- Вы же телепат, сделайте что-нибудь!
- Нельзя, - процедила та.
- Они поубивают друг друга!
- Я пытаюсь решить эту задачу, но я не могу. Доктор, если бы я знала, что делать, я бы давно уже это сделала.
- Спок его убьет!
- Скорее всего, а дальнейшее Вы знаете не хуже меня. Есть только честь и смерть, как сказали бы минбарцы-ренегаты.
- Но Вы же телепат, повлияйте на Спока или на Т`Принг.
- Ментальное вмешательство засекут и объявят коммандера бесчестным. Доктор, я не могу допустить его бесчестья. Я чту традиции и культуру всех рас, мне нужно простое и радикальное решение… но я его не знаю.
- Здесь разреженный воздух и жара, Джим не выдержит. Если бы я мог только…
- Подождите действовать, - попросила рейнджер, пристально глядя на Т’Принг, наблюдавшую за схваткой. – Я пытаюсь найти выход и не запятнать ничью честь, а это трудно. Дайте мне еще немного времени.
- У-ух! – Кирк едва успел уклониться от острия лирпы – гонг раскрошился прямо над его головой от удара лирпы вулканца.
- И это вулканское благородство? – не выдержал Маккой, обращаясь к Т`Пау. – Здесь же жарко, воздух разрежен. Капитан в невыгодном положении.
- Воздух есть воздух, ничего не поделать, - ответила старейшина, временно остановив бой. Кирк упал на колени, тяжело дыша, Спок будто замер как выключенный механизм.
- Позвольте мне сделать ему инъекцию, чтобы дать хоть какой-то шанс, - доктор вытащил гипошприц.
- Законы не предусматривают ничье вмешательство в поединок, - властно и одновременно равнодушно уронила Т`Пау, дав знак продолжать бой.
- Это нечестно! – возмутился Маккой, когда его оттеснили к Элис. – Вы слышали?
- С их точки зрения это логично, - ответила та, все еще глядя на Т’Принг. – Но Вы подали мне идею. Подыграйте и оба выживут, - она сняла плащ и передала его доктору.
- Что? Что Вы делаете? Вы хотите вызвать Спока на бой? Да он же переломит Вас как тростинку!
- Я рейнджер, - она отстегнула брошь и прикрепила ее к безрукавке. – Я живу ради Единственного, я умру ради Единственного, а теперь не мешайте. Кал-иф-фи! – громко крикнула она, указав на Т`Принг.
- Кройках! – Т`Пау тут же остановила бой – лирпа Спока уже сломалась, Кирк совсем ослаб и шансов выжить у него уже не было.
- Элис… - задыхаясь застонал он.
- Ты вызываешь на бой Т`Принг? – Т`Пау слегка вздернула изогнутую бровь.
- Согласно древнему закону, женщина так же может вызвать соперницу на бой за право обладания мужчиной, - четко произнесла Хант. – Закон матриархата, Т`Пау, - чуть тише сказала она. – Я выбираю поединок…
- Т`Принг… - начала старейшина, но Хант закончила:
- …со Стонном. Это мое право.
Молодая вулканка пронзила нахалку презрительным взглядом, но промолчала.
- Вы с ума сошли! – Маккой схватился за голову.
- Не вмешивайтесь, доктор! – резко приказала рейнджер, повернувшись к нему. – Не время.
- Согласно древнейшему закону Вулкана, - размеренно начала говорить Т`Пау, - женщина может вызвать другую женщину, оспаривая решение о помолвке или схватке, вызвав ее или ее защитника. Ты будешь драться, рейнджер Элис Хант, - Хант коротко поклонилась. – Принесите лирпы! – приказала Т`Пау.
Высоченный вулканец окинул рейнджера насмешливым взглядом, намереваясь быстро покончить с ней.
- Во имя Валена! – Хант подняла свою лирпу.
- Элис, не надо! – Кирк дернулся к ней – она быстро схватила его за руку.
- Капитан, доверьтесь мне, - шепнула она.
- Анвуны! – приказала Т`Пау.
На небольшой площадке стало тесно – Кирк и Спок готовились продолжить бой, Хант и Стонн – начать, причем одни уже держали лирпы, а вторым вынесли нечто наподобие длинных ремней.
По жесту Т`Пау площадка пришла в движение – вулканец набросился на рейнджера, Спок – на Кирка.

- Они оба с ума сошли! – Маккой готов был рвать на себе волосы, видя, что упрямица априори проиграет высоченному и сильному вулканцу, а Кирк уже едва дышит, покрытый потом.
Впрочем, нападать рейнджер не спешила, уйдя в глухую оборону и едва взмахивая лирпой – это показалось Маккою странным, потому что вулканец бил со всей силы, но постоянно промахивался – девушка ловко уходила от поединка, стараясь приблизиться к Кирку, а у последнего дела шли из рук вон плохо – Спок стреножил его анвуном, повалил на песок и протащил по нему.
Хант же то и дело поглядывала в сторону капитана, уворачивалась от разъяренного Стонна и в какой-то момент обе пары перемешались – Кирк был зажат между навалившимся на него Споком и девушкой, подкатившейся к нему, Стонн, боясь задеть Спока и Кирка, махал лирпой, не решаясь ударить. Вдруг Кирк захрипел, когда Спок обернул ленту анвуна вокруг его шеи, его глаза закатились и он обмяк.
- Кройках! – моментально приказала Т`Пау, прекратив бой. Стонн с неудовольствием отошел от второй пары бойцов и девушки, с трудом дышавшей от беготни по площадке, но не выглядевшей особо расстроенной.
Маккой подбежал к Кирку.
- Отпусти его! - он дернул Спока за руку. – Спок, отпусти, все кончено, он мертв.
Хант издала хриплый стон.
- Я скорблю с тобой, - произнесла Т`Пау, глядя на Маккоя.
Тот связался с кораблем и подошел к Споку, враз протрезвевшему от лихорадки крови.
- Прикажите мистеру Чехову проложить курс к ближайшей Звездной базе, где я сдамся властям, - глухо распорядился Спок.
Маккой передал рейнджеру ее плащ и Энтерпрайз поднял доктора и капитана.
- Рейнджер Элис Хант, - властно позвала Т`Пау. Девушка встала с песка и подошла к старейшине. – Ты продолжишь бой?
- А? А, нет, нет-нет, теперь это уже не имеет значения, - ответила рейнджер. – Сэр, я могу подняться на борт? – обратилась она к Споку.
- Да, конечно, - рассеянно кивнул тот.
- Рейнджер Элис Хант, - остановила ее Т`Пау, - за кого ты сражалась?
- За того, за кого отдам жизнь, - уклонилась та от прямого ответа. Подняв руку в вулканском салюте, она добавила: - Живите долго и процветайте, Т`Пау.
- Живи долго и процветай, рейнджер Элис Хант, - ответила Т`Пау, отзеркалив жест.
- Хант – Энтерпрайзу, - рейнджер раскрыла коммуникатор. – Поднимайте меня.
Золотистое сияние окутало ее.

Кирк вышел к убитому горем Споку, сияя довольной улыбкой.
- Капитан, - ошалело выдохнул вулканец. – Джим! – и со счастливой улыбкой обхватил его за плечи на глазах улыбающегося доктора и такой же счастливой Кристины Чапел. Кирк похлопал его по плечам. – Эм… капитан, я рад видеть Вас живым и здоровым, - тут же подобрался Спок, - однако я не совсем понимаю, что произошло.
- Это Элис придумала, - Кирк улыбнулся еще шире.
- Она решала логическую задачу о том, как сохранить честь капитана, Вашу и всего вулканского рода,- сообщил Маккой. – Похоже, ей это удалось.
- Но как Вы… - Спок все еще не веря собственным глазам осматривал капитана.
- Ментальный блок, - пояснил Кирк. – Она сказала, что не могла воздействовать на расстоянии, опасаясь, что ее раскроют и это кончится бесчестьем для обеих сторон, потому ей пришлось вызвать Стонна на дуэль и приблизиться ко мне, чтобы войти в контакт на близком расстоянии, чтобы ни у кого не осталось сомнений в том, что Вы меня убили, мистер Спок.
- Сомнений не было, - пробормотал вулканец.
- Она ввела меня в искусственную кому, - продолжил Кирк, - а потом мы поднялись на борт и она обратила процесс вспять. Кстати, а что она сказала Т’Пау при встрече?
- Мисс Хант сказала, что для нее великая честь ступить на землю планеты, на что Т`Пау ответила, что приветствует мисс Хант на планете.
- Так что там произошло дальше? – спросил Маккой. – Свадьба, девушка…
- Да, девушка, - покивал Спок. – Это очень интересно. Свадьбы не будет. Наверное, дело в схватке. Когда я подумал, что убил капитана, я потерял всякий интерес к Т`Принг, безумие прошло. Полагаю, мне нужно поблагодарить мисс Хант за ее находчивость.
- Погодите, Спок, - перебил Маккой. – Вы хотите сказать, что только что при виде капитана не продемонстрировали безудержную радость, от которой обрушились бы стены?
- Я испытал облегчение оттого, что Звездный флот не лишился лучшего старшего офицера, - ответил Спок. – Только и всего.
- Как же, как же, - проворчал доктор.
Кирк приобнял Спока и слегка встряхнул его.
- Я польщен, - заявил капитан с широченной улыбкой, - но я бы порекомендовал Вам найти мисс Хант. Уверен, вам двоим есть, что обсудить.
- Если позволите, капитан, - кивнул Спок.
- Приказываю, - кивнул Кирк. – Думаю, она там, где и всегда.

Вид Вулкана с орбиты был почти так же величественен, как и вид Марса. Хант стояла у обзорного экрана, глядя на красную планету, в то время как ее мысли были в ее родном мире, на ее родной планете.
- Мисс Хант, - раздался голос того, кого в ближайшие часы на корабле вообще не должно было бы.
- Коммандер, - она развернулась, глядя на мужчину. – Примите мои поздравления в связи с бракосочетанием.
- Не будет никакого бракосочетания, мисс Хант.
- Я… - она помертвела лицом. – Это моя вина? Простите, я не хо…
- В этом нет Вашей вины, - успокоил Спок. – Я должен поблагодарить Вас за неоценимую помощь в спасении капитана.
- О, - коротко ответила девушка. – У меня не было другого выбора.
- Поясните, - попросил он.
- Я не могла подставить его под удар, как тем более не могла допустить, чтобы что-то случилось бы с Вами, коммандер. Если бы он упал бездыханным посреди боя, это дискредитировало бы Вас в глазах Вашей расы. Для того, чтобы подобраться, мне пришлось бросить вызов Т`Принг, но не подставляя ее честь и достоинство, потому я выбрала Стонна, которого мне тоже пришлось не подставлять в глазах Т`Принг. Как итог – капитан погиб, Вы победили, девушка досталась Вам, честь и достоинство сохранены у всех сторон и никто никогда не заметил бы небольшого вмешательства извне.
- Безупречная логика. Но откуда Вы узнали о древнем законе? Ему более пяти тысяч лет.
- Эм-м-м… - Хант отвела глаза. – Мне пришлось.
- Вы увидели это в разуме моего отца?
- Нет, вообще я влезла в голову Т`Пау и… - Спок приподнял брови. – Коммандер, я не знаю, почему она это разрешила, я имею в виду бой, но она узнала, что я телепат. Скрыть глубокое сканирование невозможно. Боюсь, это кинет тень на Вашу честь и честь земной расы этого мира.
- Т`Пау ничего не сказала, значит, это только между вами, - успокоился Спок. – Мисс Хант… Элис… спасибо Вам, что молчали о пон-фарр.
- Это мой долг, коммандер.
- Вы могли бы приказать мне, чтобы я подумал, что убил капитана или чтобы отказался от поединка.
- Я никогда этого не сделаю, коммандер. Я не буду ни влезать в Ваш разум, ни тем более что-либо приказывать.
- Понимаю. Еще вопрос: почему Вы сразу ушли из лазарета?
- По многим причинам. Вы могли последовать за капитаном и тогда я была бы лишней в Вашей радости от его чудесного воскрешения или же капитан мог бы начать расспрашивать меня о том, что я не хотела бы говорить…
- Вы думали о других, но не о себе?
- Не понимаю, о чем Вы, коммандер, но да, в любом случае, я не посмею находиться между вами. Капитан – Ваш друг, Вы связаны с ним узами более крепкими, чем даже любовь к женщине, что показала эта схватка. Она забыта, а вы снова вместе и я счастлива, что все так случилось.
Спок не стал возражать.
- Я был и всегда буду другом капитана Кирка.
- Я знаю, - покивала Хант. – Кстати, Вулкан – планета Эпсилона Эридана?
- Да, верно.
- На орбите Эпсилона Эридана в моем мире находится станция Вавилон 5, - она глубоко вздохнула, отвернувшись к экрану. – Одинокий маяк во тьме космоса, - пробормотала она. – Оплот мира, сердце Лиги Неприсоединившихся Миров, откуда Шеридан и Деленн поведут нас всех в бой. Удивительное место. Удивительный мир. И Вулкан тоже удивительный мир, чем-то даже напоминающий мою родину: красный, песчаный, таинственный, опасный, но родной.
- Вы скучаете по Марсу, - заметил Спок.
- Скучаю, - признала она, развернувшись. – Коммандер, я бы хотела изучить варп-ядро более подробно, чтобы подумать над тем, что можно сделать с ним, чтобы создать гиперпривод. Возможно, я смогу найти замену квантию-40 и выйти в гиперпространство. Чем быстрее я найду корабль Теней и уничтожу его, тем быстрее вернусь домой.
- Вы преданный своему делу человек, мисс Хант, - слегка поклонился он ей.
- Я рейнджер, коммандер, - она отвела глаза. – Я ежеминутно повторяю себе, что я рейнджер, почти так же, как Вы поправляете капитана и прочих в том, что Вы не человек, а вулканец.
- Так и есть.
- Вы сохраняете контроль над эмоциями, Вы отрицаете человеческую составляющую Вашего «я», и я делаю то же самое, потому что признать себя человеком – признать за собой право на сомнение, желание, привязанность, страх, боль и все прочее, что присуще человеку. Поэтому для Вас важно, чтобы люди говорили о Вас как о вулканце, а для меня вообще неважно, что обо мне скажут, но я предпочту быть безликим рейнджером, нежели человеком с желаниями и страстями.
- Вы обладаете вулканской выдержкой и умеете контролировать эмоции. Вы прекрасно вписались бы в мой мир.
- У меня нет ни выдержки, ни контроля, коммандер. Все, что у меня есть – цель, долг, честь. Минбарцы не настаивали на том, чтобы полностью подчинить эмоции контролю, но если бы я могла это сделать, стереть их…
- Я понимаю Вас, но контроль важен лишь тогда, когда он имеет обоснование. Мой вулканский самоконтроль – дань традициям моего мира, необходимость.
- Коммандер, позвольте попросить Вас?
- Да, пожалуйста.
- Не проходите колинар, не ломайте себя.
- Мисс Хант, это…
- Я знаю, что лезу не в свое дело, но… пожалуйста, коммандер, не надо этого.
Спок пристально взглянул в отчаянные глаза девушки.
- Вы знаете что-то о моем будущем?
- Нет, не знаю, это не интуиция, это всего лишь просьба. Вы прекрасны таким, каков Вы есть.
- Это цель к достижению совершенства, мисс Хант.
- Совершенное – враг хорошего. Вы потеряете себя, если убьете то человеческое, что внутри Вас. В конце концов, у Вас светлая красивая улыбка. Коммандер, это было бы преступление против Вселенной, если бы она больше никогда не коснулась Ваших губ.
- Я не видел Вашей, но уверен, что она красива.
- Наверное, я не помню, какая она, я давно разучилась улыбаться. Мне повезет, - произнесла она по-вулкански, - и это будет честь для меня, если я увижу Вас улыбающимся и счастливым.
- В этом есть логика, - ответил на вулканском и Спок, - но мне она пока непонятна.
- Простите, - прошептала Хант, перейдя на английский. – Я позволила себе дерзость, коммандер. Этого больше не повторится, - она склонила голову в поклоне и торопливо вышла с обзорной площадки.
- Вулканец… рейнджер… - задумчиво произнес Спок, глядя на звезды.




Глава 7.

После Вулкана миссия продолжилась, церемония на Альтаире VI прошла удачно, Спок полностью пришел в себя, Маккой, то и дело подкалывающий вулканца, продолжил свое коварное дело, а экипаж уверился в том, что у коммандера и рейнджера все сложно, запутанно и как-то неправильно. По кораблю стали ползти шепотки о том, что Хант спасала Кирка не просто так, очевидно питая к нему симпатию как к мужчине гораздо больше, чем к бешеному зеленокровому гоблину. Капитан, услышав знакомые словечки, немедленно поговорил с неким доктором о правилах поведения, мужском кодексе чести и недопущении впредь подобных высказываний в адрес женщины, но унять слухи уже не смог.
Хант же, теперь пропадавшая или в научном отделе, или в инженерном отсеке, или в спортзале, и ухом не вела, пропуская за спиной все шепотки и шуточки как в свою сторону, так и в сторону Кирка.
Через три дня после Альтаира VI, когда Энтерпрайз отправился на изучение новых миров у края галактики, капитан заметил, что рейнджер что-то зачастила в спортзал. Либо, решил он, она разуверилась в своих силах как воина, либо сказывалось пребывание на корабле без тренировок, либо, как это чаще всего и оказывалось, у нее на все были свои веские причины.
Решив поздно вечером по корабельному времени размяться перед сном, Кирк переоделся в спортивное трико и куртку и направился интересоваться жизнью загадочного члена экипажа, а заодно и снимать напряжение прошедших дней.
В спортзале было малолюдно – четверо мужчин занимались на силовых тренажерах, две девушки отрабатывали гимнастические упражнения на матах, а Хант общалась с двумя девушками из службы безопасности и парнем из отдела геофизики.
- Попробуй еще раз, - такого мягкого тембра голоса и теплоты Кирк не слышал от рейнджера даже в сторону Спока. Энсин Комаровская – бойкая украинка с красивым рельефом сильных рук и ног, кивнула и отошла на пару шагов от рейнджера, приняв боевую стойку. – Нападай, - попросила Хант. Энсин сделала выпад, попыталась ударить, но рейнджер ушла от удара, перекрутив руку Комаровской, заведя ее ей же за спину, и легонько толкнула девушку в спину, побуждая упасть на колени. – Внимательнее следи за реакцией противника, - Хант тут же выпустила энсина и махнула рукой геофизику. – Джон, попробуем с тобой?
- Я выше и сильнее, - прогудел темнокожий Альбертс – самый стеснительный из всех геофизиков, талантливый, упорный, сильный физически, насколько его знал Кирк, но отчаянно робеющий перед всеми девушками без исключения.
- Высота противника, сила и вид значения не имеют, - Хант взглянула на высоченного мужчину снизу вверх, уперев руки в бедра. – Я не кусаюсь, - все так же мягко подбодрила она его. Мужчина потеребил рукав куртки – мышцы так и заиграли под его кожей.
Альбертс напал неожиданно только для девушек, но не для опытного глаза рейнджера, тут же сделавшей подсечку и успевшей задержать падение грузного мужчины на маты. Кирк всегда считал, что если Альбертс однажды упадет, Энтерпрайз содрогнется.
Впрочем, удержать геофизика не смогла даже Хант, тут же по инерции упав на него – тот ахнул, быстро перекатился, рискуя попросту задавить рейнджера немалым весом, но задержался на руках, отполз подальше и, отчаянно смущаясь, вылетел из спортзала под беззлобный смех девушек из охраны и сдерживаемую улыбку Хант. Заметив, что за тренировкой наблюдает капитан, даже искра улыбки тут же угасла.
- Капитан, - сдержанно поприветствовала она его. Девушки зашептались.
- Леди, - кивнул Кирк, очаровательно улыбаясь безопасницам. – Помешал?
- Нет, капитан, - прохладно ответила Хант. – Служба безопасности заинтересована в повышении уровня подготовки, капитан. Я показала девушкам прием уклонения от удара.
- Любопытно, - Кирк кивнул охранницам. – Леди, потренируйтесь вдвоем, если не возражаете.
- Капитан, - лейтенант Риа – уроженка Алмакатеи, гибкая, пятнистая как гепард, с длинным нервным хвостом, пошевелила усами.
- Не составите мне компанию, мисс Хант? – обратился Кирк к рейнджеру.
- Составлю, капитан, - все так же прохладно ответила та.
Кирк оглядел девушку – черная футболка, широкие черные штаны, босые ноги. Стандартной гимнастической формой она явно пренебрегала.
- Помогаете?
- Они не могли разобраться с одним приемом и попросили меня помочь. Я не могла отказать, капитан.
Кирк сделал ложный выпад – Хант отшатнулась, сверкнув глазами.
- И Вы не используете свой дар в тренировках? – он сделал еще один выпад, обхватив девушку за талию и намереваясь уложить ее на маты, но та вывернулась и оттолкнула его.
- Не всегда, капитан. Телепатия – серьезное оружие, а не средство развлечения.
- Вот как? – Кирк присел и дал ей подсечку – она подпрыгнула и наметила удар в голову мужчины. – Отлично!
- Рукопашный бой входит в подготовку Анла'шок, капитан. Или Вы предпочли бы палки?
- Не соблазняйте меня, - широко улыбнулся он, облизнув губы.
- Значит, палки, - поняла она, отвернувшись, чтобы отойти в угол за двумя шестами – Кирк без предупреждения напал на нее сзади, прижав ее руки, она замерла, но лишь для того, чтобы легонько уколоть его ментально. Кирк не отступил, продолжая удерживать ее в захвате, тогда Хант извернулась, поднялась в его руках и ударила ногами по его коленям.
Он коротко охнул и упал, выпустив ее, но улыбаться не перестал.
- Грязные приемы, мисс Хант? – поинтересовался он, вскочив, кивнув на нее и поймав брошенный ему шест.
- Ни в коем случае, капитан, - заверила она. – Меня учил лучший из минбарских мастеров боя.
- И он разрешал применение телепатии? – Кирк снова облизнулся.
- Настаивал, - поправила она. - А когда я медлила, преподавал урок послушания. Поверьте, капитан, это было очень больно и очень действенно. Теперь эта практика применяется автоматически.
- Это угроза, рейнджер? – прищурился Кирк, довольно улыбаясь.
- Это предупреждение, капитан, - спокойно парировала она, прокрутив шест над головой. – Начнем?
- Начнем, - кивнул он.

Бой плавно переместился в соседний более просторный зал, ни на миг не прерываясь. Когда Кирк решил, что девушка явно жалеет его и бьет вполсилы, он решил поинтересоваться о причине подобного, но не успел – шест задел его плечо.
- Мне нравится, - откровенно заявил он, возбужденно сверкая глазами. – Но физически я сильнее.
- Не сомневаюсь, ка… - она успела присесть и откатиться, когда шест Кирка нацелился ей в живот, - …питан. Жестче? – предложила она.
- Не откажусь, - едва не заурчал от удовольствия он.
Биться с противником едва ли уступающим ему самому силой, ловкостью и мастерством, было чистым восторгом. Спок не выкладывался полностью – вулканцы и без того втрое сильнее людей, а остальные члены экипажа просто не позволяли себе наставить капитану синяков и шишек. Элис Хант была сильна, прекрасно владела телом, в спортзале чихать хотела на чины и ранги и она была просто красивой женщиной – Кирк вынужден был признаться самому себе, что уложить эту амазонку на лопатки будет очень приятно… если она, конечно, не станет прибегать к телепатии.
Уголки губ рейнджера чуть приподнялись в легкой полуулыбке – Кирк поздравил себя с правильной мыслью. Она тоже тосковала по хорошей порции нагрузки, но, зная, кто она, с ней редко кто хотел сталкиваться. Что ж, капитан Джеймс Кирк смело идет туда, куда не ступала нога человека и делает это первым.
Загнав девушку к стене, скрестив шесты, оба уже тяжело дышали, не отрывая друг от друга глаз. Редкие посетители, до этого наблюдавшие за поединком, разошлись – кто-то спешил на смену, кто-то просто устал и хотел спать.
- Проиграете, мисс Хант, - шепнул Кирк в ее губы, надавливая на шест.
- Не думаю, капитан, - так же прошептала она, кольнув его разум.
«Отступи».
- Я Вас загонял, - довольно заметил Кирк, едва поморщившись от укола боли. – Признайте это.
- Это даже не разминка, - ответила она.
«Отступи!»
- Ничья? – предложил он.
- Нет, - она собрала силы и оттолкнула его.
- Хорошо, тогда продолжим, - улыбнулся он, снова напав на нее.

Как боец она была превосходна, подметил Кирк, но когда она начала понимать, что она значительно уступает силе мужчины, она пустила в ход свой дар.
- Я Вам не нравлюсь, - выдохнул он, получив очередной болезненный укол и жесткий мысленный приказ отступить.
- Вы капитан, - она тяжело дышала. – Я на борту Вашего корабля. Это все, капитан.
- А Вы мне нравитесь, - признал он, откровенно уже любуясь раскрасневшейся вспотевшей девушкой.
- Польщена, - она отбила его удар, дала подсечку и опрокинула на маты, сев сверху и нацелив в его лицо шест. – Закончим?
- Еще нет, - он сгруппировался, выбил шест из ее рук, перекувыркнулся и подмял ее под себя.
«Отойди!» - тут же раздался мысленный приказ в его разуме. – «Я сделаю больнее. Отойди!»
Он поморщился от особо болезненного укола и на миг потерял контроль. Этого вполне хватило, чтобы Хант змеей выскользнула из его захвата и отползла в сторону, тут же вскочив и приняв боевую стойку.
Кирк, сам мокрый от пота, но довольный, так же поднялся и победоносно усмехнулся – она устала. Еще несколько минут и он доведет ее до того, что она полностью перейдет на телепатические удары.
- Упрямец, - пробормотала она.
- Мужчина, - поправил он ее.
- Самец, - фыркнула она, издеваясь.
С этим спорить Кирк не стал бы никогда.
Спок ясно дал понять, что уважает мисс Хант, ее преданность, ее желание защищать его, но о чем-то большем он упоминать не стал, оставив право додумывать Кирку.
В рукопашную Кирк свалил девушку за полторы минуты, прочно зафиксировав ее брыкающиеся ноги, отбивающиеся руки и извивающееся тело.
- Достойный противник, - прошептал он, наклонившись над побежденной.
«Слезь!»
- Не-е-ет, - коварно усмехнулся он.
«Слезь с меня!» - в голове как будто взорвалась небольшая бомбочка, но Кирк не отступился бы. Он победил и точка. «Я причиню тебе боль – слезь с меня!»
- Вы играете в шахматы? – выпалил он.
- Что?! – серые глаза лежащей под ним девушки удивленно округлились. Она растерянно застыла, решая про себя – было ли это очередной попыткой одержать над ней победу или вопросом совершенно не к месту.
- И все-таки я победил, мисс Хант, - он поднял ее руки над ее же головой, практически ложась на нее, и почти коснулся губами ее губ в интимном шепоте.
- Де ф'хаст, - прошептала она по-минбарски, тяжело дыша, но не делая уже ни малейшей попытки освободиться или ударить мужчину ментально. – Я признаю Вашу власть, а теперь отпустите меня или я снова ударю Вас ментально.
Кирк ощущал, как быстро бьется ее сердце, как адреналин ревет в крови – что у нее, что у него. Он хотел эту женщину, хотел как мужчина, как самец, как победитель…
- Коммандер, нет! – вскрикнула она, заметив движение за спиной Кирка. В тот же миг некая сила сдернула его с девушки, перед глазами встал разозленный Спок, схвативший его за шею и пришпиливший его к ближайшей стене.
- Спок… - Кирк схватился за руку вулканца. – Сп… Спок…
Спок разжал пальцы, резко развернулся, взглянув на сидевшую на полу девушку и быстро покинул спортзал.
Кирк упал на колени, схватившись за горло и кашляя.
- Что за черт? – прохрипел он. – Что на него нашло?
Хант простонала какую-то фразу на минбарском, но даже не подумала помочь Кирку, будто тут же забыв про его существование, ударив кулаком в маты и выбежав следом за вулканцем.

Зная своего помощника, Кирк не спешил искать его общества. Вулканец на взводе - это куда страшнее человека на взводе. Впрочем, состояние друга Кирк понял и без объяснительных.
Приняв душ, завернувшись в полотенце и в задумчивости замерев посреди комнаты, Кирк услышал сигнал звонка.
- Да?
- Капитан… Валена ради! – Хант взглянула на него и тут же отвела глаза в сторону.
- Да, мисс Хант, что случилось? – Кирк отошел к репликатору, чтобы достать одежду.
- Капитан, я думаю, стоит прояснить некоторые детали относительно…
Звонок в дверь снова прервал все мысли Кирка.
- Да?
- Капитан… - Спок сделал шаг в каюту и, увидев рейнджера, насупился.
- Спок, Вы как раз вовремя, - Кирк кивнул другу.
- Капитан, я подаю в отставку, прошу Вас запереть меня под домашний арест… - начал Спок.
- Что? – вырвалось у Хант.
- … и взять курс на ближайшую Звездную базу, где я сдамся властям, - закончил вулканец, не глядя на девушку.
- Что за шутки, Спок? – Кирк бросил попытки одеться и упер руки в бока, находясь лишь в одном полотенце на бедрах. – Что на Вас нашло?
- Я напал на старшего офицера и чуть не задушил его, - бесстрастно ответил Спок. – Это достойно трибунала, капитан.
- Ограничимся устным выговором без занесения в личное дело, - решил Кирк. – Спок, я понимаю…
- Коммандер… - Хант пристально взглянула Споку в лицо.
- Мисс Хант, я попрошу Вас воздержаться от высказываний, - чуть повысил голос Спок. Она тут же замолчала и склонила голову. – Капитан, я не считаю, что такой проступок должен ограничиваться устным выговором.
- Мисс Хант, Вы позволите? – Кирк повернулся к девушке. Та тотчас вышла за дверь. – Спок, это был спарринг, - Кирк сделал шаг к другу. – Я знаю, это было… я перешел границу, но… Спок, трибунал? Из-за этого?
- Вы хотите сказать, из-за женщины, капитан?
- А это не так?
Мужчины молча сверлили глазами друг друга.
- Я так же прошу Вас удовлетворить мое прошение об отставке, капитан, и передать меня на ближайшую Звездную базу, - все так же отстраненно повторил Спок.
- Я ей даже не нравлюсь! Спок, ты же сам видишь, что любое твое слово для нее первоочередно, что она готова выполнить любой твой приказ, что прикажи ты ей прыгать – она спросит лишь, как высоко!
- Я не прикажу мисс Хант прыгать.
Кирк обнял плечи друга и слегка встряхнул его.
- Это моя вина, - сказал он. – Спок, я зашел слишком далеко, я… Да поговори ты с ней! – не выдержал он. Вулканец бесстрастно смотрел на Кирка и молчал. – Спок… Я же вижу, как ты к ней относишься и как она к тебе.
- Капитан, я буду ждать Вашего решения у себя в каюте, - Спок развернулся и покинул каюту капитана.
- Упрямцы! – Кирк всплеснул руками. – Что один, что другая! Честь, достоинство… - он принялся одеваться, - …скрытность, тайны, круги друг вокруг друга. Как будто я слепой. А что толку? Скорее небеса разверзнутся, чем эти двое выяснят отношения!

Утро Кирк встретил на мостике, хотя смена была и не его, Хант ушла в инженерную, не желая даже показаться Кирку на глаза, Спок…

Боунс ударил кулаком по кнопке связи.
- Лазарет – мостику!
- Кирк слушает. В чем дело, Боунс?
- Капитан, не могли бы Вы подойти?
- Сейчас буду.
Боунс принялся нервно расхаживать взад-вперед по коридору, прислушиваясь к грохоту изнутри. Когда же все стихло, подошел Кирк.
- Что стряслось? – Джим приветливо улыбнулся, но приглушил природное обаяние, увидел серо-белое лицо Маккоя.
- Спок, - коротко произнес доктор. – Джим, эта дрянь не пропала, как он сказал.
- Какая дрянь? – не понял Кирк.
- Лихорадка крови, плак ту.
- Плак тау. Он… он там? – капитан кивнул на дверь лазарета.
- Пришел ко мне сам, весь трясся, заявил, что повторно просит оповестить капитана о своей отставке и потребовал обездвижить его для безопасности экипажа. Я думал – совсем с катушек слетел, остроухий, а он как зыркнет на меня. Джим, я всякого повидал, но в него как дьявол вселился – отшвырнул меня как котенка, я и охнуть не успел, «Извините, доктор», говорит, а потом подошел, схватил за шкирку, выставил за дверь и забаррикадировался.
- Что это еще значит? Что он удумал? – Кирк подошел к двери и нажал кнопку вызова. – Спок! Спок, открой дверь!
- Он вырубил свет, электричество и связь, - сообщил Маккой.
- Если так, то он сейчас в таком состоянии, что его ничем не прошибешь, - пробормотал Кирк, подойдя к интеркому. – Кирк - инженерному.
- Скотт слушает, капитан.
- Скотти, Хант у тебя?
- Тут, капитан. Изучает гондолы материи и антиматерии, очень талантливая девушка, капитан, - жизнерадостный голос шотландца пролился мужчинам бальзамом в уши. – Кстати, про варп-ядро она сказала, что…
- Скотти, немедленно оба поднимитесь в лазарет! – приказал Кирк.
- Но, капитан, это безопасно! – возразил Скотт.
- Я не о варп-ядре, вы срочно нужны здесь вместе с инструментами для взлома двери! Конец связи.
- Джим, ты с ума сошел?! – зашипел Маккой, схватив капитана за руку. – Ты хочешь отправить ее к этому зеленокровому психу?
- Она телепат, Боунс, - ответил Кирк.
- Да он от нее живого места не оставит! Ты сам едва выстоял против него, а теперь он как с цепи сорвался! Ты видел ее после боя? Хочешь повторения?
- Боунс, - Кирк обхватил плечи друга и слегка встряхнул, - она поможет силой мысли, она его вырубит, а потом мы его привяжем, ты накачаешь транквилизаторами, а затем отправим его обратно на Вулкан… Что еще мы можем сделать в кризисной ситуации? Нам нужно вытащить его оттуда и нам нужен лазарет!
- Но она девушка! – не выдержав, крикнул Маккой.
- Я не подвергну ее жизнь опасности, я войду туда первый, она же будет как живой транквилизатор. Боунс, у нас нет выхода – без ее способностей Спок убьет любого, кто рискнет войти в лазарет, он себя не контролирует.
- …не было, - раздался голос со стороны лифта. – Если Вы не против, я бы изучила варп-ядро более подробно – возможно, это натолкнет меня на мысль о том, как создать гиперпривод.
- Конечно, помогу, чем смогу! – ответил довольный голос главного инженера оттуда же. Пара приблизилась к капитану и доктору, оживленно болтая. – Капитан! – поприветствовал Скотти Кирка. Хант лишь коротко поклонилась в знак приветствия.
- У нас чрезвычайная ситуация, - коротко обрисовал положение Кирк. – Спок… - Хант побелела как мел. – Спок заперся в лазарете, отключил связь, электричество и заблокировал дверь. Что он решился делать – неизвестно.
- Плак тау? – просила Хант одними губами, белея еще больше.
- Значит, Вы уже в курсе, - хмуро кивнул Кирк.
Она не ответила.
- Скотти, откройте дверь, - кивнул инженеру капитан. – Знаю, что это сложно, если нужно – вырежьте ее. Элис, на пару слов, - он отвел ее в сторону, позволив Скотту подобраться к двери. – Плак тау не прошел, он лишь отсрочил неизбежное.
- Вы подслащиваете пилюлю, - неловко пошутила девушка, подрагивая.
- Он в ярости, он совершенно не контролирует себя и бог знает, на что способен, если туда войти, - вставил Маккой, кивнув на двери.
- Элис, Вы можете помочь, - Кирк обнял ее за плечи. – Вы можете вырубить его – только оглушить, остальное сделаем мы с доктором,- Хант вздрогнула и округлила глаза. – Элис… послушайте, я знаю, я понимаю Ваши чувства, это трудно…
- Капитан, не просите меня об этом, - она отступила от мужчины.
- Слава богу, что хоть Вы благоразумны! – всплеснул руками Маккой.
- Я пойду впереди, я прикрою Вас, только повлияйте на него, на его…
- Капитан, нет! – вскрикнула она. – Я не могу! Я выполю любой Ваш приказ, любой, даже тот, что идет вразрез с моими убеждениями и всем, чему меня учили, но только не это! Я никогда не посмею пойти на такое!
- Вы боитесь? – уточнил Кирк. – Он Вас не тронет, я обещаю.
- Я не боюсь его, капитан, - она вздернула подбородок. – Против него самого я никогда и ничего предпринимать не буду, даже если Вы решите вышвырнуть меня за борт.
- Бога ради! – не выдержал Маккой. – Мы же не варвары! Капитан, прекратите это давление! Это бесчеловечно, в конце концов!
- Элис, - Кирк заглянул девушке в глаза. – Почему? Даже на Вулкане Вы не стали разнимать нас, а предпочли вызвать на бой Стонна. Почему? Зачем тогда все эти жертвы?
- Капитан, Вы первый человек, который узнал о минбарском лидере, о капитане Шеридане и после Деленн, - заговорила Элис. – Я подчиняюсь капитану Шеридану так же как Энтил`За Деленн. В Вас душа капитана Шеридана, а в коммандере… он… Если бы Шеридан приказал мне напасть на Деленн, я бы скорее умерла, чем выполнила его приказ, несмотря на то, что я присягнула ему на верность так же, как и Деленн. Я не смогла бы причинить вред Деленн, если бы того захотел Шеридан. И если бы они оба приказали осуществить хотя бы сканирование разума человека, чьим именем рейнджер живет, ради кого готов умереть, Анла`шок был бы опозорен, - Кирк стиснул зубы, Маккой нахмурился. – Капитан, не просите меня о том, что я не в состоянии выполнить. Я не могу и не должна даже допустить мысли о подобном по отношении к…
- Энтил`За, - подвел итог Кирк, кивнув.
Она молча склонила голову в знак согласия.
- Я в этом не разбираюсь, но я Вас поддерживаю, - облегченно перевел дух Маккой.
- Боунс, насколько плохо его состояние? – обратился Кирк к доктору.
- Хуже, чем тогда. Не знаю, сколько он сможет продержаться, но не думаю, что долго.
- Нужно лететь на Вулкан, - Хант поджала губы. – Ему нужно вступить в брак, нужна связь.
- Но для этого нужно его хотя бы успокоить, вытащить из лазарета, - Кирк обхватил плечи девушки руками и слегка встряхнул ее. - Он погибнет, если ничего не сделать! Элис, Вы можете спасти ему жизнь, а ради этого придется чем-то поступиться! Я не прошу Вас отбросить свои убеждения или менять преданность пути на предательство, но он погибнет, если ему не помочь, а с его разумом можно совладать телепатически, Вы можете, Вы справитесь.
Элис моргнула, кивнув.
- Я понимаю. Ваши намерения чисты, капитан. Я выполню приказ.
- Спасибо! – Кирк с огромным облегчением перевел дух, отпустив ее.
- Джим… - Боунс лишь покачал головой, неодобрительно глядя на него.
- Скотти, как дела? – капитан, на чьей душе скребли кошки, предпочел отойти к инженеру, ковырявшемуся в микросхемах в стене.
- Я открою дверь, капитан, - отозвался тот. – Дайте еще пять минут и я все сделаю.
- Как Вы? – Маккой наклонился к окаменевшей девушке, смотревшей в пол. – Понимаю, утешения тут…
- Я выполняю приказы, доктор, - бесстрастно ответила та, полностью совладав с эмоциями. – Не нужно утешать меня, я не ребенок, спасибо за заботу. Вы руководствуетесь благими намерениями, но Вы никогда не поймете душу.
- Я всего лишь доктор, а не монах, - Маккой хотел положить руку на плечо девушки, но она подняла голову и его рука повисла в воздухе.
- Энтил`За Деленн как-то однажды прилетела на Минбар и рассказала мне историю о мальчике из расы глубоко верующих инопланетян, - произнесла она. – Мальчик был смертельно болен, только операция могла спасти его жизнь. Простенькая, на самом деле, операция – всего лишь небольшой надрез, вот только родители и сам мальчик, согласно их вере отказались от операции. Их вера не позволяла вмешательства в их тела даже с целью спасти жизнь. Они верили, что внутри тела находится душа, а если сделать надрез – она пропадет, выйдет наружу и растворится. Они готовы были рискнуть жизнью ребенка, чтобы оставить его душу чистой и внутри тела.
- Но это безумие! – возмутился Маккой. – Душа не находится под кожей или под селезенкой!
- Так же думал доктор Франклин, врач Вавилона 5, - горько ответила Элис. – Он убеждал родителей, самого мальчика, даже коммандера Синклера, который тогда еще руководил станцией, дать разрешение на хирургическое вмешательство, но услышал категорический отказ. В конце концов, доктор Франклин не выдержал. Он прооперировал ребенка.
- И правильно сделал! – поддержал Маккой. Хант покачала головой.
- В тот день родители мальчика принесли погребальные одежды, потому что знали, что сын умрет, но они увидели его здорового, живого…
- И изменили свое решение относительно веры? – спросил Кирк, внимательно слушавший историю.
- Они отшатнулись от него, капитан, - сухо ответила Хант. – В конце концов, они забрали сына из лазарета, сказав, что понимают чистоту намерений доктора Франклина, мотивы его поступка, но они его не простили за невежество в отношении их веры и душ.
- Мальчик был спасен, это важнее, - нервно дернул плечами Кирк, чувствуя недоброе.
- Когда доктор Франклин понял значение слов родителей ребенка, он бросился за ними, хотел остановить их, но опоздал.
- Они же не... – ахнул Маккой.
- Они умертвили сына, - конец истории рухнул на слушателей словно камень. – Они были преданы своей вере и не смогли принять пустую оболочку сына, как они думали.
- Убийцы! – воскликнул Маккой. – Это же немыслимо! Как они могли?!
Кирк промолчал, отвернувшись и поняв намек.
- Вы не поняли, доктор, - тихо произнесла Элис. – Соломонова решения не существовало. Что такое душа? Где она находится? Что такое вера? Кто может судить верующего или считать одну веру правильной, а другую ложной? То, что считается священным для верующего, то придает смысл его жизни. Сострадание свойственно людям, но правильно ли решать, что делать на благо другого, если это может быть вредом?
- Я закончил, капитан, - доложил Скотт от двери. – Но будьте осторожны – изнутри ее все еще можно заблокировать.
- Хорошо, - Кирк вытащил фазер. – Режим оглушения, - приказал он.
- Капитан, - Элис повернулась к нему, вложив в его руку свой боевой шест. – Вы остаетесь. Я не могу рисковать Вашей жизнью.
- Это не обс… - он замер, парализованный телепатическим импульсом.
- Не нужно, доктор, - Маккой так же замер, сраженный взглядом телепата. – Скотти, пожалуйста, отойдите, - попросила она, увидев, что инженер потянулся за своим фазером. – Не нужно противостоять мне. Я никогда не причиню вред разумному существу, но если Вы считаете, что такой приказ – на благо, я подчинюсь, - она оглянулась за Кирка, способного лишь поводить глазами, после чего подошла к двери, открыла ее, проскользнула внутрь и тут же закрыла ее за собой.
- Скотти, откройте дверь! – отмер Кирк, бросившись за девушкой.
- Не могу, капитан, - развел руками инженер. – Мне придется разобрать половину стены, прежде чем я доберусь до нужных микросхем.
- Тогда разбирайте!
- У меня с собой только два гипошприца с транквилизатором и стимулятором, - Маккой хлопнул по сумке. – Джим, там начнется бойня, а она не станет защищаться. Она не поднимет на него руку, даже если он изобьет ее! Ты же знал, что она фанатик!
Кирк обреченно уставился на дверь лазарета.

Внутри было темно и пугающе тихо.
Если бы не нужда, Элис никогда бы не полезла к носителю души Валена – во-первых, вулканец все же не минбарец, во-вторых, к большому горю, он полностью потерял над собой контроль, что обязательно кончится весьма плачевно, в-третьих, Элис не имела понятия, как ей потом с этим жить. Даже на Минбаре у нее не возникало желания или мысли просканировать Синклера, когда была возможность. Это было кощунственно, это было немыслимо, подло… ни у одного здравомыслящего минбарца или рейнджера никогда не возникла бы такая мысль. Конечно, минбарцы-телепаты могли делать подобное в исключительно медицинском случае, но то специально обученные врачи, которые, тем более, понятия не имели, что перед ними не просто посол Земли, но и их духовный лидер, но чтобы телепат, знавший, кем на самом деле являлся этот мужчина, полез к нему в голову? Лучше смерть от его руки, чем такая подлость. Нельзя присягнуть на верность и так вероломно предать того, кому служишь душой, разумом и телом.
Коммандер Спок был лишь отражением души Валена, но ситуацию это не меняло – это он может не понять и не оценить такого поступка, а Элис поймет, оценит совершенное и не сможет потом взглянуть ему в глаза, чтобы не видеть последствий своего влияния. Разум Лидера был неприкосновенен… ей же придется грубо вторгнуться в него.
Жаль, что Кирк и прочие не понимают, что это для нее означает, жаль, что они не поняли бы сравнения с осквернением святыни.
Зрение в темноте было полностью бесполезно, полагаться на слух было делом довольно бестолковым, оставалась только интуиция и сканирование, но первое было эффективно процентов на десять, а применить второе – все равно, что уже начинать вламываться в разум неконтролирующего себя инопланетянина.
- Коммандер? – прошептала она, зная, что любой звук будет услышан тем, кто находится здесь. – Коммандер, Вам нужно выйти – доктор Маккой может помочь, он снимет болевые симптомы, - тишина не ответила. – Коммандер… - она замерла, когда под ногой что-то хрустнуло. Очевидно, какая-то склянка. Придется передвигаться медленно, предельно осторожно, потому что подобного стекла или перевернутых стульев, кроватей или чего-то еще, может быть много, очень много. – Во имя Валена, - прошептала она, кляня себя за недопустимые действия и приступая к сканированию пространства

Маккой уже десять минут не переставая ворчал, Кирк молча слушал это ворчание, Скотти копался в стене, пытаясь найти нужный провод и микросхему, а внутри было подозрительно тихо. Вызванные техники, медики, свободные люди терпеливо ждали, когда можно будет приступить к работе.
- Капитан, микросхемы слишком глубоко, - доложил инженер. - Проще сломать дверь, чем искать нужный провод. Я могу, конечно, повозиться подольше, чтобы все сделать аккуратно.
- Ломайте дверь, - распорядился Кирк.
Как будто эхом приказа за дверью раздался страшный грохот, дикий крик и корабль содрогнулся – все системы взвыли от перегрузки, лампочки на стенах замигали, люди прижались к стенам и присели.
- Скотти, ломайте эту чертову дверь! – крикнул Кирк.
- Джим, кто кричал? – Маккой вцепился в руку капитана.
- Не знаю, я не понял. Скотти, ну, же! – Кирк сам навалился на дверь, помогая инженеру, дверь поддалась и открылась.
- Боже правый! – ахнул Маккой при виде погрома внутри – свет из коридора осветил разбитые склянки с лекарствами, искореженный страшной силой стул, вошедший спинкой в стену, с корнем вырванную кровать, изувеченный компьютер, но нигде не было видно людей. – Джим…
- Спок! – позвал Кирк. – Элис!
- Доктор, - раздался тихий голос девушки из глубины палаты, - сюда.
Маккой, на ходу оценивая ущерб, вытаскивая гипошприц из сумки, едва не ломая ноги о валяющиеся тут и там железки – останки сломанных кроватей, бросился вперед.
- Дайте свет! – крикнул он Скотту. Пучок света ударил вглубь помещения.
- Это все он натворил? – риторически поинтересовался Скотт, выглядывая из-за плеча Кирка, вошедшего с фонариком внутрь.
Спока, оба заметили не сразу – он, лежа ничком на полу, находился в одном углу палаты, девушка же забилась в другой, подтянув колени к груди и пряча от яркого света глаза.
- Он в порядке, - она поднялась, на ноги, пошатываясь. – Капитан, побудьте с ним.
- Что Вы…? Как он…? – Маккой кинулся к вулканцу, водя трикодером над его телом. – Что Вы сделали? – он обернулся к Элис.
- С ним все хорошо, приступов больше не будет, - ответила она, выставив руку и защищаясь от шагнувшего к ней Кирка. - Капитан, пожалуйста, не прикасайтесь ко мне. Мне нужно… я… в темноту… если позволите.
- Я помогу, - он попытался коснуться ее, но рухнул на колени, схватившись за горло и задыхаясь.
- Простите, я не могу контролировать… - Хант, лишь коротко взглянувшая на него, тут же отвела взгляд. – Доктор, я буду в порядке, - предупредила она жест Маккоя. – Только не трогайте меня, пожалуйста. Мне нужно отдохнуть, прийти в себя. Пожалуйста, дайте мне тридцать часов.
- Элис, я могу помочь Вам? – предложил Скотти, войдя в разрушенный лазарет.
- Спасибо, Скотти, - она смотрела только под ноги, - я в порядке. Я в каюту. Простите еще раз.
- Скотти, - Кирк отдышался от ментального удушения и кивнул инженеру, - проследите, чтобы ее никто не беспокоил по пути в каюту. Если она решит сделать с собой что-нибудь…
- Сделаю, капитан, присмотрю, - пообещал тот, выходя следом.
- Как он? – Кирк приблизился к Споку и Маккою.
- Все показатели в норме, он просто спит, - Боунс беспомощно оглянулся на Кирка. – Ничего не понимаю – еще полчаса назад он хотел поубивать каждого, кто мог войти сюда, а теперь… Что эта девушка сделала с ним?
- Не знаю, но она сама явно на пределе. Боунс, наведайся к ней, когда разберешься со Споком.
- Его нужно переложить на кровать, - решил Маккой, оглядываясь – единственная целая кровать сохранилась как раз в том углу, где пряталась Хант. Кирк поднял вулканца на плечо и донес до кровати, осторожно опуская на нее.
Техники уже споро ремонтировали подачу энергии, энсины разгребали мусор под руководством Кристины Чапел.
- Мне нужно заглянуть к ней, чтобы все узнать, - решил Кирк.
- Джим, она ясно дала понять, что нуждается в отдыхе и не желает тебя видеть, - Маккой схватил его за руку. - И она просила тебя побыть со Споком. Не думаю, что она стала бы что-то говорить просто так. Может быть, так нужно.
- Но она сказала, что с ним все в порядке. Боунс, она может что-нибудь сделать с собой, ты же понимаешь, что у нее пунктик насчет Спока.
- Джим, я доктор, а не гадалка, а она телепат, так что посиди с ним. В конце концов, ты отправил ее к нему. Я разберусь с ней позже, когда найду то, что уцелело.

- Свет пять процентов, - прошептала Элис, войдя в свою каюту и упав на колени. Она знала, что Скотти провожает ее, хотя и держится поодаль, чтобы не нервировать лишний раз. Монтгомери Скотт – хороший человек, добрый, милый, у него такой забавный акцент, по характеру он похож на того наставника, что взял молодого неопытного телепата на Минбаре.
Элис с трудом сняла плащ, бросив его на стол, ползком добралась до уборной и ее стошнило. Умывшись, прополоскав рот, она так же ползком вернулась в комнату, забралась на кровать, свернувшись в позу эмбриона и, перед тем, как затихнуть, дала приказ выключить свет.
То, через что ей пришлось пройти, было сравнимо с пыткой Пси-Корпуса, если не лгали сплетни. Впрочем, она уже раз испытала подобное, но тогда ей было намного сложнее, она была младше, слабее ментально и не смогла противостоять урагану, обрушившемуся на ее разум от тех, кого она уважала и кому доверяла.

По прибытии на Минбар, ее поселили при одном из красивейших храмов Тузанора, храма Варенни. Жрецы, как самая миролюбивая каста, приняли ее радушно, окружив теплом и заботой насколько это было свойственно их расе. В учителя и наставники молодому телепату выделили одного из уважаемых жрецов-телепатов – Турона, мужчину средних лет, по земным годам около сорока – сорока пяти лет, улыбчивого, с аккуратной бородкой, мягкими изгибами костяного гребня на голове, добродушного и по своему характеру довольно философски относящегося с любой форме жизни. Турон был биологом, любил цветы, растения, музыку, каждого минбарца и каждого человека, даже из тех, которых никогда не видел. Турон сразу понравился девушке мягкой обезоруживающей улыбкой и полным невмешательством в личное пространство. Он готов был протянуть руку помощи в любой миг, если было нужно, причем буквально – его прикосновения были аккуратны, а ментальное воздействие деликатным.
Неделю Турон обучил молодую марсианку технике управления своим даром, учил ставить ментальные блоки, чтобы не мешал постоянный гул мыслей окружающий, учил уважать личную свободу разума, каждый раз мягко закрываясь от излишне любопытной девушки, никогда не осаживал ее за подобные поступки, одними лишь мягкими же словами давая понять, что подобное поведение недопустимо.
Через три месяца практик и ежедневных уроков она вполне уже была готова приступить к работе. В услугах телепатов постоянно нуждались, так что потеря Турона, вынужденного заниматься с ней, была довольно ощутима. Минбарец был одним из сильнейших тэпов планеты, кроме того, контролировать тэпа уровня П-12 мог только очень сильный минбарский телепат. Для Элис требовался достойный пример терпения и в лице жреца она его обрела.
Они вместе гуляли, обсуждали последние новости из Йедора, незначительные веселые истории из жизни Турона, он учил ее закрываться выборочно от двух, десяти или от всех проходивших мимо людей, или же мягко просканировать одного, самого занятого жреца, спешившего по своим делам в храм. Элис безропотно подчинялась – это приносило истинное удовольствие. Турон в какой-то степени стал ей не просто учителем, но и отцом. Зная человеческую физиологию, он с пониманием и терпением отнесся с ее женским недомоганиям, когда раз в месяц у нее были частые смены настроения и становился невыносимым характер. Послушницы приносили ей отвар из каких-то местных трав, обладавших расслабляющим и обезболивающим эффектом, а сам телепат успокаивал ее разум, когда она даже спонтанно норовила залезть кому-нибудь в голову. Впервые после подобного, она причинила боль послушнице, после чего долго извинялась, но та на удивление спокойно заверила девушку, что болезнь тела является достаточно серьезной причиной того, что из-за подобного можно простить и понять недуг разума. Минбарцы довольно мудро отделяли душу и тело, но видели причину многих бед человечества в невозможности отделения тела и разума у такой импульсивной, горячей, совершенно дикой расы, как земляне. Элис в какой-то момент обиделась, поняв, что та девушка сказала, что она ничего другого от дикарки не ждала, но Турон так долго и с удовольствием смеялся, что страх прошел. Шайен не назвала Элис дикой женщиной, она, наоборот, была обеспокоена тем, что та испытывала такую боль, что не смогла контролировать силу своего разума, она жалела страдалицу и всячески желала бы ей облегчить мучения, если бы могла.
Тогда Элис поняла, что ей сказочно повезло с такой судьбой.
Но судьба, как известно, не выдает подарки без чередования их с розгами – через три с половиной месяца, когда окрепший силами телепат с Туроном вылетели в Йедор для работы, жизнь сделала виток, который не ожидала ни сама Элис, ни минбарцы.
Сложные переговоры с земным представителем требовали присутствия телепата. Турон пригласил Элис поприсутствовать, чтобы поучиться еще раз правильно и с почтением вести себя как сильному телепату.
В какой-то момент, она, выпившая слишком много местного чая, вышла, а когда вернулась, успела перехватить мысль землянина.
- Нет! – взвизгнула она, увидев, как Турон подносит к губам чашку и делает глоток.
Как известно, минбарская физиология полностью исключает употребление алкоголя. Любой напиток, содержащий даже слабый градус, приводит минбарцев в состояние неконтролируемой агрессии.
Добрый, дружелюбный Турон, человек, которому Элис доверила бы собственную душу, проглотив всего глоток содержавшего в чае алкоголя, мгновенно преобразился.
Минбарцы и без того втрое сильнее людей, а минбарец в состоянии ярости, сильнее любого минбарца раза в два. Турон жестом отшвырнул от себя землянина, едва не сломав тому позвоночник, накинулся на присутствовавших в помещении других минбарцев. А когда он лишь мельком взглянул в сторону перепуганной ученицы, та издала душераздирающий вопль от пронзившей разум волны злости и боли, и постаралась отползти как можно дальше от ее источника.
Турона усмиряли двенадцать минбарцев, включая представителей касты Воинов, прибывшие врачи с огромным трудом добрались до безумного мужчины, вкатили в него дозу успокоительного и тут же увезли в больницу вместе с четырьмя пострадавшими от его рук людьми и самой Элис, добраться до которой так же пришлось с боем. Она не дралась, но ментально отгородила от себя всех, кто пытался ей помочь. Образ учителя, ставшего зверем, намертво врезался в ее разум, голова разрывалась от боли, ее вырвало на глазах у всех, и лишь когда прибыли двое телепатов, срочно вызванных из ближайшего храма, в нее удалось влить лекарство.
Сутки ее тошнило, двое суток она провела в полной темноте и поддерживаемой в комнате высокой температуре воздуха, чтобы мозг не мог навредить себе еще больше, ее продержали на строжайшей диете пять дней и лишь на шестые сутки к ней пришли двое телепатов, помогавших ей все это время дистанционно.
Один лишь вид минбарцев вызвал бы новый приступ кошмара, но измученный организм был слишком слаб, чтобы хоть как-то реагировать на внешний раздражитель. Телепаты пробыли с ней еще семь часов без перерыва, латая ментальные дыры и успокаивая ее разум, прежде чем покинули ее.
Чуть позже ей пришлось вынести еще один строгий, но разумный минбарский урок – она должна была встретиться с Туроном. Для нее это было слишком много, она отказывалась, упиралась как только могла, но даже доктора были непреклонны – для завершения ее обучения как телепата, для осознания того, с чем ей придется иметь дело, если она решит жить среди минбарского народа и помогать этим людям, являвшихся для нее инопланетянами, ей было необходимо взглянуть страху в глаза и понять, что разум инопланетянина может быть любым – как дружелюбным, так и враждебным.
Турон, которого так же держали в больнице, выглядел все так же привычно, хотя и немного устало. Он не стал подбадривать ученицу, не стал шутить или преувеличенно показывать, что он в порядке. Он лежал на кровати, ждал ее и лишь поприветствовал, когда она вошла.
Пересилить страх перед тем, кого она увидела в образе едва ли не самого дьявола, оказалось делом нелегким, все-таки его разум причинил ей невыносимые страдания, но когда она пересилила себя и вошла с ним в контакт, она удивилась тому, насколько мудры были минбарцы, решив столкнуть ее лицом к лицу с ее страхом.
- Теперь ты понимаешь? – спокойным тоном поинтересовался Турон.
- Не знаю,- честно ответила она на такой вопрос.
- Что ты испытываешь? – спросил он.
- Я… Мне… мне жаль Вас. Я чувствую жалость и желание помочь Вам, избавить Вас от боли.
- Чувствуешь ли ты гнев или желание отомстить мне за то, что я совершил с тобой?
- В этом не было Вашей вины. Я желаю помочь Вам.
Это действительно было огромное облегчение, а когда она осмелилась подойти и по-человечески обнять его, он не стал напоминать ей о личном пространстве, понимая важность прикосновений для человеческой натуры. Его объятия принесли покой и умиротворение телу, а его улыбка стала подарком для души.
Она научилась преодолевать страх, научилась контактировать к инопланетянами, позже приняла важность самоконтроля и как рейнджер-телепат, приняла Ужас как одно из основополагающих работы Анла`шок… И все же она не забыла, как ей было плохо от контакта с разумом неконтролирующего себя инопланетянина-телепата.

Разум Кирка был подобен спиральной галактике – серебристому мареву звезд, лениво закручивающемуся в бездне космоса, словно исполняющему неведомый танец. Разум Сарека, соединившегося с ней и подарившего покой, не нес никакой визуальной картинки. Это было гораздо больше и глубже, чем просто контакт, это было чистое ощущение покоя, защищенности – Сарек был взрослым мужчиной, способным контролировать внутренние эмоции, единение с таким разумом было безболезненным, уважающим, по-отцовски терпеливым как с Туроном. Разум Спока был похож на нечто осьминогообразное, черно-красное, в спокойном состоянии любознательно касающееся разума кончиками щупалец, осторожно ввинчиваясь в желании помочь, обвивающее разум в нежный кокон – даже некое сравнение с боевым крабом Теней не дало Элис права упрекнуть вулканца в подобном же поведении в ее отношении. Молодой полувулканец был горяч, для постоянного контроля ему требовалось гораздо больше усилий, чем его отцу, поэтому любопытные телепатические щупальца его осьминога то и дело касались Кирка, будто проверяя, на месте ли капитан, все ли с ним в порядке.
Но разум полностью неконтролирующего вулканца поразил тэпа яростным осьминогом, в бешенстве бьющим щупальцами во все стороны, безжалостно врывающимся в разум, обрушивающим все преграды, вгрызающимся, высасывающим самоконтроль, пронзающим болевые центры снова и снова. Разум самой Элис, по словам Турона подобный заграждению под высоким давлением, вспыхнул искрами цвета марсианского песка, взорвался под веками болью – Спок ранил ее, себя и не мог с собой ничего поделать. Слабый телепат по человеческим параметрам, он был представителем иной цивилизации, среди своих являясь обычным, контактным. Его телепатия была безгранична с представителями его вида, его связь с женщинами его вида была бы гармоничной, но человеку или же, возможно, только человеку иного мира, она была враждебна в состоянии бури.
Помня суровый урок минбарцев, она не винила физиологию вулканца, искренне желала помочь ему, помогла, как сумела, но теперь у нее не было никого, кто мог бы помочь справиться с болью, раздиравшей мозг, вокруг были нормалы, не способные даже на понимание проблемы тэпа.
- Я живу ради Единственного, - шептала она как мантру. – Я умру ради Единственного.
Желудок снова скрутило, тело бросило в пот, кровь как будто вскипала – слабый отголосок того кошмара, что она почувствовала от вулканца, начал свое черное дело, примешиваясь к обычным последствиям чисто человеческого организма. Стараясь не делать резких движений, она разделась, приказала включить свет на те же пять процентов, доползла до душа и, когда первая волна потливости прошла, вернулась в комнату и приказала повысить температуру в комнате. Ее тело справится, выведет вместе с потом часть токсинов, если правильно распорядиться тем, что вокруг. Она легла на кровать, выключив свет, завернулась в одеяло, сжалась в комок и замерла. Медитация не поможет – только темнота, частый душ, высокая температура окружающей среды и полная тишина. Желудок справится сам, когда не будет принимать пищу в течение двух стандартных суток, обходясь за неимением святой обычной водой, разум кое-как залатает дыры – пока рано даже думать о том, чтобы восстановить ограждение и пустить по нему ток, пока можно только пытаться расслабиться и поскуливать, когда волны боли будут пробегать по ее телу. То, что пережил вулканец, было настоящим адом, не удивительно, что он потерял контроль, но она не вулканец, она человек, она справится как сможет… а если не сможет, если поймет, что может причинить вред кораблю и экипажу, что ж… она умрет ради Единственного.
- Увеличить температуру еще на три градуса, - пробормотала она из-под одеяла.

Техники восстановили освещение, прикрутили обратно кровати, все свободные люди помогли очистить от мусора, стекла и лишних запахов лазарет, а Спок все еще спал. Маккой не позволил капитану покидать его, каждый раз напоминая о словах рейнджера и некоей не слишком понятной причине нахождения капитана рядом с вулканцем. Почти шесть часов велись работы, шесть часов с тех пор, как доктор Мбенга навестил Хант и получил короткую просьбу не тревожить ее в течение минимум полутора суток.
Спок дернулся, открыл глаза и тут же услышал крик капитана:
- Боунс, он очнулся! Спок, как Вы?
- Капитан, - произнес коммандер, глядя на Кирка шалыми глазами. – Джим, Вы не пострадали?
- Нет, Спок, все хорошо, все отлично, - тот стиснул руку вулканца в своей. – Что Вы помните?
- Все, - честно ответил Спок.
- Джим, позволь, - Маккой бесцеремонно отодвинул капитана и встал над пациентом. – Общее состояние? Жалобы?
- Удовлетворительное. Отсутствуют.
Боунс повел трикодером над его телом.
- Гормональный фон в норме, - доложил он Кирку. – Похоже, эта вулканская дрянь в Вашем организме пропала, - сказал он, глядя на сосредоточенное лицо Спока. – Похоже, у рейнджера получилось повернуть Ваши мозги в правильное русло, - проворчал он, отойдя от его койки и занимаясь вторым пациентом – энсин Ричард, разгребая завал, сильно поранил руку.
- Капитан, мне нужно видеть ее, - Спок резко поднялся и сел на койке.
- Она попросила не беспокоить ее, - Кирк попытался уложить вулканца обратно, но тот мягко отвел его руки.
- Джим, она не сказала, что именно произошло? – уточнил Спок.
- Нет. Когда мы вломились сюда, услышав крик, ты лежал в одном углу, а она была в другом. Она почти сразу же ушла, попросив меня оставаться с тобой.
На бледных щеках вулканца вспыхнули зеленые пятна.
- Капитан, мне нужно увидеть ее.
- Спок… - Кирк все еще удерживал вулканца за плечи, хотя знал, что если тот захочет – его не удержат все техники вместе взятые.
- Джим, позволь мне, - очень тихо попросил Спок.
- Не могу, Спок, - ответил Кирк. – Она сказала, что я должен побыть с тобой, думаю, это важно.
- Это важно, - не стал отпираться вулканец, - но то, через что прошла она, тоже важно. Она телепат, Джим.
- Ты не поранил ее, крови не было.
- Это не имеет отношения к физическим травмам, эти раны не увидит даже самый лучший доктор.
- Что произошло? Что ты сделал?
- Я не могу говорить об этом. Я должен исправить то, что сделал.
- Боунс? – Кирк оглянулся на занятого Маккоя. – Ты разрешишь?
- Травм нет, он здоров, так что пусть идет, - бросил тот.
Спок поднялся с кровати, пошатнулся, коснулся своего виска и отвернулся от Кирка, словно стесняясь.
- Я могу чем-то помочь? – спросил Кирк.
- Нет. Разум телепата иного мира – слишком тонкая настройка.
Кирк проводил друга глазами и обернулся к Маккою.
- Не смотри на меня, - предупредил тот. – Сам должен был понимать, кого посылаешь и к кому. Слышал? Тонкая настройка. А если эта настройка собьется, знаешь, что может сделать телепат ее уровня?
- Заметил, - ответил Кирк, вспомнив резкий перепад напряжения и тряску всего корабля. И это всего один человек-телепат в состоянии сильного стресса…

Унять плак тау можно, соединившись с ментальным партнером, то есть, по сути, женившись и обретя узы. Прискорбно, но даже поединок не смог погасить лихорадку крови. Спок готов был разорвать доктора Маккоя, разорвать любого мужчину, включая капитана – это было выше его, этого требовала вулканская кровь. Каким чудом женщина-телепат иного мира смогла пробить его завесу ярости, как сумела потушить огонь, полыхавший в его крови и разуме, Спок не знал, как не знал и того, как она смогла выжить, пропустив через себя все его эмоции.
Она переоценила себя, не была достаточно подготовлена к тому, с чем столкнулась, она могла погибнуть, когда он набросился на нее – крови, лихорадке, древним инстинктам стало все равно, что перед ним была не вулканка. Он никогда не причинил бы ей физической боли, видя в ней женщину, но он жаждал ее всю, ее тело, ее разум, но к такой сокрушительной силе телепатического вторжения она не была готова. Ее способности хватило лишь на то, чтобы найти лазейку в его разум, проскользнуть лучом внутрь, коснуться его воспаленного сознания и «повернуть рубильник», отключая его боль и приводя в сознание, но на защиту от агрессивного вторжения сил не осталось.
Ее крик до сих пор стоял в ушах Спока. Если он сломал ее, изуродовал, она не сможет жить с этим, она будет бояться, а поскольку она рейнджер, для которого телепатия, способность мыслить и сражаться без страха - все, это убьет ее раньше войны в ее мире. Она должна бросить ему вызов на смертельный бой, она должна победить или умереть как воин – это было бы логично… если бы не было настолько чудовищно.
Спок подошел к двери ее каюты и не раздумывая ввел код доступа – дверь отъехала в сторону, обдав его почти вулканским жаром. Не зная ничего об особенностях ментального здоровья телепатов иного мира, Спок знал об особенностях человеческой физиологии – жар нес повышение температуры тела, значит, заставлял кровь быстрее бежать по венам… прекрасная аналогия с болезнью тела, но воспаление было глубоко в разуме.
- Свет два процента, - приказал он. Его глаза увидели именно то, на что он рассчитывал – Элис, с головой закутавшись в одеяло, билась в лихорадке, но сама она была без сознания. Было ли так нужно, Спок не знал и уже не желал знать.
Проверив температуру тела – до странности пониженную, кожа почти ледяная – и реакцию зрачков, Спок не стал медлить еще, коснувшись контактных точек на ее лице. Ее разум засосал его в черную воронку, закрутил и сжал, захлопнувшись, отрезав путь назад.




Глава 8.

Боевой краб Теней лениво кружил над головой, под ногами шуршал красный марсианский песок, впереди, сыпля искрами, валялись останки того, что было заграждением с током высокого напряжения – ее контролем, тем, что отделяло разум и сознание от чистого подсознания. Куски искрили, умирали – так, наверное, кровоточило бы физическое тело, будь оно ранено.
Элис подняла небольшой кусок заграждения, вздохнула и бросила на песок – восстанавливать это придется долго и в одиночку. В прошлый раз было проще, тогда были минбарцы… хороший народ, хорошие телепаты – она все еще не была уверена в том, что они не разболтали о том, что увидели у нее в разуме. Впрочем, это уже не важно.
- Жертвенность, - раздался издевательский голос за спиной. – Готовность прийти на помощь… И чем это обернулось?
- Я бы послала тебя, да ты не уйдешь, - не обернулась Элис.
- Даже Деленн просила тебя одуматься, - снова начал голос. – Кому стало легче или проще жить оттого, что ты стала занудой, выполняющей приказы? Контроль над эмоциями, вечно кислое лицо…
- Сосредоточенное.
- …ледяное сердце, ледяная душа… А я знаю, что ты думаешь, что чувствуешь, чего хочешь. Ты хочешь быть не просто нужной, тебе нужно быть значимой фигурой, ты хочешь любить…
- Иди к черту.
- …но ты сама себя отравляешь. И даже здесь ты играешь сама с собой в какие-то садо-мазохистские игры, хотя глаз отвести от него не можешь.
- В чем я неправа, скажи? – Элис развернулась, встретившись лицом к лицу с обладателем голоса. – В том, что для меня это больше, чем серьезно?
- Ты пытаешься убедить в этом меня? – раздался ехидный фырк.
- Уйди, - устало попросила Элис.
- Нет, не уйду, - ответил ей обладатель ехидности и сарказма. – И ты не уйдешь, раз уж решила стать камикадзе вместо того, чтобы просто быть женщиной. Не нравится то, что видишь? А кто еще откроет тебе глаза на себя, если не я?
Элис села на песок, тяжко вздохнула и закрыла глаза.
В прошлый раз в самом деле было проще, а теперь ее персональный ад стал слишком уж наполненным жизнью.

Спок оказался посреди бескрайней пустыни красного песка. В красно-оранжевом высоком небе лениво парил корабль Теней – кошмарное огромное черное паукообразное тело, вдали что-то вспыхивало, что-то трещало, со стоном гудело и разламывалось, позади красное небо резко обрывалось, становясь прозрачно-голубым, под которым бриллиантами сверкали какие-то высокие строения, там раздавались песнопения, оттуда наносило свежестью воды…
- А я знала, что ты придешь, - он повернул голову и увидел улыбающуюся Элис Хант. – Решил помочь мне, когда чуть не убил? Благородно.
Спок опешил от такого прямолинейного заявления. Хант никогда не позволяла себе ни так к нему обращаться, ни тем более упрекать его в чем-либо.
- Именно так, - тем не менее, согласился он.
- Если бы не мое непрошибаемое упрямство и твоя воздержанность, из нас вышла бы красивая пара, не находишь?
Спок удивленно оглядел девушку.
- Прекрати, - раздался голос второй Элис Хант. – Хватит, - она смотрела на свою точную копию.
- Я не говорю ничего, чего не хотела или не думала ты сама, - развела руками та, что понаглее. – Он красивый мужчина…
- Хватит! – застонала Элис.
- …он молод, умен, у него душа Джеффри Синклера, - не послушалась точная копия.
- Как мне тебя заткнуть? – измученно застонала первая, настоящая Элис.
- Никак, - белозубо улыбнулась вторая. – Мне сказать ему, что ты с первой же секунды…
- Не надо… - первая закрыла лицо ладонями.
- …влюбилась в него? Ой, я уже это сказала, ну, надо же! – вторая Элис Хант подмигнула Споку. – Я не придумываю, красавчик, - пояснила она. – Собственно, зачем мне придумывать?
- Мисс Хант, что происходит? – Спок повернул голову к первой, отводившей от него глаза. – Кто это?
- Я – это она, - вторая огладила его грудь ладонями – он нахмурился. – Я – ее желания, спрятанные под семью замками, ее мечты, ее сокровенные тайны.
- Это мое подсознание, коммандер, - тихо произнесла Элис. – Вы у меня в подсознании, а это, - она повела рукой, - то, что осталось от моего контроля, - она наклонилась, подняв кусок чего-то шипящего красными искрами, повертела его в руке и бросила обратно на песок.
- Внутренние демоны, - мурлыкнула вторая Элис, едва не облизывающаяся на Спока. – Эти уши… С ума сойти можно, какие сексуальные уши!
Спок не стал ничего комментировать, все поняв.
- Простите, коммандер, за то, что тут видите, - Элис села на песок и захватила пригоршню в руку. – В первый раз мое подсознание издевалось куда больше. Думаю, минбарцы потом долго смеялись.
- Минбарцы? – Спок приподнял бровь.
- Они пришли восстанавливать барьер, - ответила вторая Элис, обходя его со спины. – Какая задница!
Спок отметил про себя, что настоящая Элис никак не реагирует на заявления собственного подсознания, думая, что теперь ее гордость так же разрушена, как и контроль над разумом.
- И Вас не беспокоит корабль Теней? – спросил он.
- Страхи, ужасы, - прошептала вторая Элис, приподнявшись на цыпочки и потянувшись к его уху. – Подсознательные кошмары моей жизни. А хочешь, продемонстрирую мои сокровенные желания, проецируемые на тебя, красавчик? – предложила она.
Элис душераздирающе вздохнула, просеивая песок между пальцами.
- Я понимаю, что могу вызывать сильные эмоции, мисс Хант, - успокоил он ее. – И я ощущаю то же самое по отношению к Вам…
- Да-а-а! – застонала вторая Элис, потянувшись к нему губами. – Я это чувствовала, но всегда отвергала такие мысли.
- Ты знаешь, почему, - Элис снова вздохнула. – Коммандер, я не могу помочь избавиться от нее… от себя… В общем, если Вам неприятно, можете попытаться отодвинуть ее – не уверена, что подействует, но попробовать стоит.
Спок сделал шаг от назойливой второй Элис, но та как приклеилась к нему, обцеловывая его лицо и поглаживая его тело.
- Потрясающий мужчина! – постанывала она. – Не Джеффри, конечно… с Джеффри никто не сравнится, но…
- Чтобы избавить Вас и себя от вопросов, - первая собрала еще горсть песка, - да, я люблю Джеффри Синклера. Я любила его, люблю теперь и буду любить до самой своей смерти.
- Недолго осталось, - мурлыкнула вторая Элис, касаясь промежности Спока – он выдержал и это.
- Именно поэтому я не хочу больше никаких отношений, - согласилась первая, не глядя на пару.
- Вранье, - вторая огладила спину Спока и опустила ладони на его ягодицы. – Роскошный зад! Я так желала сжать эти аппетитные полушария…
Спок подошел к Элис и присел рядом.
- Никто не вправе осуждать подсознание, мисс Хант, - ровным тоном произнес он, стараясь не обращать внимания на вторую Элис, ласкавшую его ухо.
- После такого? – Элис кивнула в сторону перевозбужденного двойника. – Коммандер, некоторые вещи лучше держать под замком.
- Я понимаю Вас лучше, чем Вы понимаете себя, - ответил он.
- Она хочет тебя, – зашептала вторая Элис в его ухо, - хочет каждую минуту, каждый миг. Вся эта жертвенность, забота о твоей жизни – ерунда. Ты мужчина, красивый мужчина, желанный, ты телепат, ты ее понимаешь, желаешь… - губы второй коснулись его губ. – Разве не этим ты сломал барьер?
Он вздрогнул и оттолкнул ее.
- Не пытайтесь сдерживаться, коммандер, - тихо предупредила Элис, все еще не глядя в его сторону. – Подсознание телепата такого уровня – как пиявка, высасывает все самое тайное и выдает на всеобщее рассмотрение. Все-таки те телепаты наверняка смеялись надо мной, когда помогли.
- Издевались, - подтвердила вторая, снова оказавшись в опасной близости от губ Спока. – Обсуждали в храме, передавали другим…
- Минбарцы – высокоморальны, - не согласился Спок. – То, что я узнал, достаточно, чтобы сказать, что они сохранили все секреты подсознания.
- Ты этого не знаешь, красавчик, тебя там не было, - зашипела вторая Элис, целуя его лицо. – Она постоянно думает об этом, стыдится этого.
- В подсознательных страхах нет ничего постыдного, - заявил Спок.
Кусок заграждения до этого сыпавший искрами прямо перед ними тут же исчез, появившись глубоко врытым в красный песок и угрожающе загудевший током высокого напряжения.
- Спасибо, - пробормотала Элис, глядя теперь на эту часть барьера.
- Но она не будет спорить с тем, что хочет тебя, - не сдалась вторая, целуя губы Спока, приглашая целовать и ее. – Она хочет тебя – повалить, облизать с ног до головы, сесть на тебя, отдаться… Вулканские узы? – она замерла, глядя на его руки.
Первая Элис так же взглянула на руки Спока, в которых откуда-то взялась золотая нить.
- Хочу, – наконец признала она, глядя в глаза мужчины. – Хочу любить, быть любимой, хочу узы, но никогда не соглашусь на все это. Только не так.
- Сомнения, страхи, - заворковала вторая Элис, когда второй кусок заграждения присоединился к первому, сливаясь с ним, укрепляя барьер.
- Именно, - Элис опустила глаза на руки Спока. – Я знаю, что такое узы, коммандер. Не вулканские, всего лишь телепатические родственные. Я знаю, что будет больно, когда они порвутся. Я отношусь к Вам только как к Энтил`За, с почтением, уважением. Я люблю Вас как человека… нет-нет, это не оскорбление. Я имею в виду душу. Что такое желание любви, страсти, секса, если все это кончится так же внезапно, как и началось? Вы хотите создать узы, - золотая нить в руках мужчины запела. – Я не позволю этого сделать, - и замолчала, потускнев.
- Эгоистка! – возмущенно зашипела вторая Элис. – Ты думаешь о нем, любишь его…
- Именно поэтому я ничего не сделаю, - очередной кусок заграждения встал на место. – Из-за любви, - и еще один. – Из-за понимания, - и снова. – Из-за желания защитить, - и опять. - Я уйду, Вам придется остаться, коммандер, - Элис коснулась пальцами его руки, - новый кусок встал на место как паззл. – Окно закроется. У меня свой путь, а у Вас – свой, они не пересекутся, а если создать узы, при разрыве будет очень больно, как телепат Вы меня понимаете.
- Понимаю, - склонил он голову, перехватив ее пальцы своими. – Вы очень красивая женщина, Элис, - произнес он, даже не удивляясь и не пытаясь сдержаться. – Вы волнуете, притягиваете… Вы сильная женщина, сильнее всех, кого я знал. Ваша душа чиста, а помыслы светлы. Я не испытывал такого влечения ни к одной женщине в этом мире, - Элис робко улыбнулась. – Ваш разум удивителен, гармоничен, он совместим с разумом вулканца…
- Я это чувствовала без всякой телепатии, коммандер, - горько прошептала Элис, поглаживая его пальцы. – Но я должна буду уйти… я хочу домой.
- Никакого Марса, - зло выплюнула вторая Элис, пытаясь обратить на себя внимание. – Никакой личной жизни, ни семьи, ни мужа, ни детей. Вечное одиночество, служение Анла'шок…
- Даже мое подсознание согласно с тем, что я служу Анла’шок – это уже неплохо, - покивала Элис. – И да, никакого Марса – дом теперь мне лишь снится, но все реже и реже.
Заграждение восстанавливало само себя, гудело током, сыпало красными искрами – краб Теней взвился в небо и улетел, марсианская пустыня задрожала как мираж и рассыпалась кристальными образами минбарских храмов.
- Возможно, есть способ снова открыть портал, - Спок поднял руку девушки и прижал ее к своему боку, там, где билось сердце. Вторая Элис пропала.
- Не ищи его, - Элис впервые позволила себе вольность в обращении. – Минбарцы верят, что рано или поздно все души встретятся в месте, где нет теней – красиво, правда? – он медленно кивнул. – Может быть, и мы встретимся, - она грустно улыбнулась, после чего наклонилась к его руке и поцеловала ее. – Это все, что я могу себе позволить. Только это, но этого для меня очень много.
- Я найду тебя, - он ощутил, как весь вулканский контроль испаряется, как наружу рвется человеческая сущность, как ноет сердце и болит душа.
- Ты даже не вспомнишь о том, что тут произошло, - она покачала головой. – И я не вспомню. Если бы люди, даже телепаты, могли помнить то, что творится в их подсознании, они сошли бы с ума.
- Я вулканец, - напомнил он, с трудом сдерживая себя, чтобы не наклониться к губам девушки, не поцеловать ее, не ощутить прикосновение ее рук к себе, а своих – к ее коже. – И, возможно, такое есть только в твоем мире.
- Тогда, возможно, вспомнишь, будешь ощущать что-то знакомое, но не будешь отдавать себе отчет, - она погладила его руку пальцами. – У минбарцев наверняка есть что-то такое, хотя я не знаю наверняка.
- Одиночество, - прошептал Спок. – Ты знаешь, что это такое, когда чужой дома, чужой среди людей, когда чужой везде, кроме космоса и команды на корабле.
- Знаю. Понимаю. И ты не один.
Заграждение вспыхнуло искрами, угрожающе загудело.
Элис снова поцеловала его руку перед тем, как подсознание вышвырнуло обоих в реальность – Спок дернулся на кровати, зажмурился, пытаясь сохранить то, что успел увидеть, но память словно стиралась, обрывки видений, уставшие серые глаза Элис, прикосновение ее рук, губ к своей руке – все казалось каким-то сном, нереальностью.
Привыкнув к слабому свету, он посмотрел на лицо девушки и проверил температуру – рейнджер спала, температура тела была нормальной, кожа блестела от пота.
Спок приказал компьютеру убавить подогрев в каюте до приемлемого для человека уровня, но уйти сразу не смог – девушка прижалась щекой к его ладони и обняла его руку своей.
Спок неосознанно облизнул губы. Где-то в глубине разума шевельнулось воспоминание о Миранде Джонс, женщине-телепате, которая работала с медузианцем – Миранда соперничала со Споком, Миранда была своевольной, гордой, хотя и слепой, она не желала принимать помощь и могла бы даже убить Спока… но Элис Хант была другой. Защищать ценой своей жизни, преданно любить и быть в стороне, понимать, чувствовать – этим была Элис Хант, это она готова была делать в любой момент, ничего не ожидая взамен. Сильный телепат, сильный человек, сильная женщина, намеренно заковавшая сердце в лед из-за обстановки в своем мире. Близкая и бесконечно далекая, сейчас и никогда больше, та, что пришла, чтобы уйти и не вернуться.
Спок осторожно высвободил свою руку… и часть человеческих эмоций, выразившихся в мимолетной улыбке. Он едва слышно произнес одно слово на вулканском – скорее для себя, чем для спящей девушки.
Она знала его страхи, секреты, но молчала, он же сделает то же самое для нее.

- Спок, как она? Как вы оба? – Кирк подошел к другу, сидевшему в молчании и прострации в офицерской столовой. – Тебя не было больше четырех часов.
- Четыре часа семнадцать минут, – автоматически поправил Спок, касаясь двумя указательными пальцами губ. – Мисс Хант восстанавливается. Предполагаю, она проспит еще около двенадцати часов.
- Спок… - Кирк тяжело опустился на стул рядом. – Спок, я… я не должен был посылать ее. Мы в четырнадцати часах лета от Вулкана…
- В этом нет необходимости, капитан, - ответил Спок. – Я в полном порядке, благодаря помощи мисс Хант.
- Ты уверен? – Кирк встревожено смотрел на друга, визуально оценивая степень его работоспособности. – Спок, если что-то нужно, что угодно – только скажи.
- Мне ничего не нужно капитан. Срывов больше не будет.
- А что с ней? Что будет с ней? Что у вас произошло в лазарете? А у нее в каюте?
- Думаю, после продолжительного сна мисс Хант придет в норму, а в остальном… капитан, вулканцы не говорят об этом.
- Это что-то, имеющее отношение к биологии? – Спок приподнял бровь, взглянув на друга и ожидая увидеть ехидную улыбку. Но нет, Кирк весь был – сама тревога и искреннее желание помочь чем угодно.
- Да, капитан. К биологии телепатов. Я должен заступить на вахту, капитан – я отсутствовал…
- Забудь. Считай, это был отгул по медицинским показаниям. Боунс подтвердит.
- Но я не был болен, капитан.
- Это имело отношение к биологии, Спок, - и все же улыбка осветила лицо Кирка.
- К биологии?
- Да, Спок, к биологии мужчины и женщины.
Спок ничего не ответил, приподняв обе брови.

Элис очнулась вся мокрая – хорошо пропотев, лежа под одеялом, морщась от неприятных ощущений липкости и запаха пота, она поднялась с кровати и села, сжимая виски ладонями.
В голове было до странного пусто, как будто все мысли высосали через трубу того забавного прибора, который в прошлом собирал пыль. В прошлый раз ощущения были куда лучше – все-таки минбарцы работали вдвоем, хоть их разумы были не настолько комфортны в плане контакта. Теперь же было как-то странно, легко, пусто, хотя Элис помнила произошедшее до мельчайших деталей.
Она встала, все еще сжимая виски, потрясла головой, прошла в ванную, приняла душ, стараясь избавиться и от последствия кошмаров телепатического контакта, и от мыслей, но отметила про себя, что в прошлый раз она что-то помнила о том, где пребывала, когда Турон напугал ее. Тогда она что-то видела, что-то осознала, приняла, смирилась, а теперь это что-то будто пропало, оставив в груди неприятную пустоту и почему-то боль.
Одевшись, она снова села на кровать, глядя перед собой. Это было сравнимо с теми историями, что она слышала о Бестере.
Поговаривали, что он в свое время обожал сканировать умирающих, каждый раз переходя за грань жизни, туда, в сияющий Предел, вместе с этим оставляя там часть души. Грубо говоря, если так и правда было, Бестер должен был бы быть бездушным… собственно, он таковым и был – бездушным сукиным сыном. А что тогда потеряла Элис? Кто это забрал? И почему это чувство внутри неприятно тянет какой-то фантомной болью, будто из души вырвали клок и куда-то дели? И что это было?
Она поднялась, оправила одежду и взглянула на себя в зеркало – Исил’За чуть поблескивал, две серебряные фигурки словно сплелись по бокам… в фигурке человека все вроде бы было так, но в фигурке минбарца было то ли что-то лишнее, то ли чего-то недоставало.
- Бред какой-то, - пробормотала Элис, оглядывая брошь. – Это всего лишь зазеркалье, другой мир и это ничего не меняет.
Перед внутренним взором промелькнуло лицо мужчины – мудрые карие глаза, короткая стрижка, добрая немного грустная полуулыбка… и сразу еще одно мужское лицо – мудрые карие глаза, вздернутые брови, короткая стрижка с идеально ровной челкой, острые уши… Лица сливались в одно, менялись, словно подстраивались одно под другое, как будто пытались стать одним человеком, одним мужчиной…
- Хватит! – застонала Элис, зажмурившись. – Хватит!
Ее затрясло от страха, паники и воспоминаний – Синклер никогда не причинял ей боли, ни разу, а коммандер Спок… Предстояло встретиться с ним, чтобы победить этот страх. Вулканец был опасным, он был сильным, он имел власть над рейнджером тем, что сделал с ней, страхом, питавшим разум телепата.
Логично или же нет – Хант должна была взглянуть страху в глаза.
Девушка до боли стиснула зубы, взяла в руку денн’бок и раскрыла его.
Страх нужно победить, пока он не пустил корни глубоко в душу и не отравил ее. Страх нужно принять. Вулканец – не минбарец-телепат, это нечто иное.
Возможно, она совершит непоправимое, но такого требовал мора’дум – ритуал укрощения страха, часть подготовки рейнджера.

- Капитан, мисс Хант просит разрешения встретиться с коммандером в тренировочном зале, - Ухура коснулась ладонью наушника и развернулась к Кирку.
- Да? – он повернул кресло. – Зачем ей это?
- Капитан, Вы позволите отлучиться? – Спок так же развернулся в своем кресле.
- У вас что-то не решено? – Кирк приподнял брови.
- Одно очень важное дело, капитан, - Спок чуть склонил голову набок.
- Надеюсь, вы не поубиваете друг друга? – в шутку поинтересовался Кирк.
- Надеюсь, - согласился Спок, поднявшись и подойдя к капитану. – Это имеет отношение к подготовке рейнджера. Я предупреждал Вас, что она захочет через это пройти, что она должна будет встретиться со мной.
Кирк серьезно оглядел вулканца.
- Спок, не понимаю, что у вас там такого особенного, я не понимаю ее, но я понимаю, почему это так важно для тебя. Если вы решитесь устроить драку…
- Капитан, я не уверен, что это будет драка в привычном понимании, - спокойно ответил Спок, взглянув на любопытную Ухуру – та сразу же отвернулась. – Вероятнее всего, мисс Хант вызовет меня на своеобразную телепатическую дуэль.
- Спок, - понизил Кирк голос до шепота, - она же сильнее тебя как телепат.
- Именно так, капитан, но суть поединка не в том, чтобы показать свое превосходство над противником, а в принятии и избавлении от страха.
- Я иду с тобой, - Кирк решительно поднялся.
- Капитан, я не думаю…
- Мистер Сулу, примите мостик, - распорядился Кирк. – Я не допущу больше никаких драк на своем корабле – ни телепатических, ни физических. Ухура, передайте, что мы идем.

Первое, что увидели мужчины – пошатывающуюся девушку, даже визуально напуганную одним лишь видом Спока. Хант стояла, сжимая в руках боевой шест, вместо того, чтобы опереться на него, и даже Кирк заметил, как дрожат ее руки.
- Мисс Хант, - рискнул он, - Элис…
- Капитан, позвольте, - попросил Спок, заложив руки за спину и сделав шаг к девушке. – Мисс Хант…
- Чего Вы хотите? – громко спросил Кирк – девушка даже не взглянула в его сторону. – Элис, что Вы задумали?
- Хотите ударить меня? – спокойно спросил Спок, приближаясь к ней. – Хотите унизить?
- Я не знаю, - глухо ответила она. – Я должна что-то сделать, но я… я не знаю, что.
- Я могу подождать, если хотите, - предложил Спок.
- Это неправильно, - заговорила девушка, срываясь на истеричные нотки. – Вы же… я не могу, но… Я должна пожалеть Вас, Вы не виноваты, это всего лишь болезнь…
- Но Вы не можете пожалеть, Вы хотите вернуть себе себя, - помог Спок, медленно обходя ее кругом – она постоянно перебирала денн’бок, подрагивала всем телом от звуков голоса вулканца и часто моргала.
- Если я осмелюсь поднять на Вас руку, я опозорю себя и Анла'шок.
- Если не бросите мне вызов, Вы будете бояться меня. Так ли важно, что я подумаю о Вас, рейнджер? А если я подумаю, что Анла`шок - сборище фанатиков? – глаза девушки недобро сверкнули. Кирк настороженно следил за ней, не решаясь вмешаться – все же она сильный телепат, а тут какой-то странный ритуал, который важен для Спока и Элис.
- Вы так не подумаете, - Элис вздернула подбородок.
- Неужели? – Спок продолжил медленно кружить вокруг нее. – Я не знаю Вашего мира, мне неизвестны Ваши законы.
- Это неправда! Вы знаете их, Вы видели, Вы были в моем разуме!
- Потому что взломал его, - она пристально взглянула в его глаза, когда он остановился напротив нее. – Чего я заслуживаю на Ваш взгляд?
Денн’бок дернулся в руке девушки – Кирк сделал шаг вперед, намереваясь вмешаться, но остановился.
- Не важно, что думаете Вы, - уверенно ответила Элис. – Не важно, что думаю я. Это случилось. Это повторится и я к этому готова.
Денн’бок рассек воздух – Кирк не успел и охнуть – и сложился. Элис крепко стиснула его в руке, не отводя от Спока глаз.
Спок, все так же спокойно поднял руку и направил ее на лицо девушки – на ее лице явственно обозначился страх и решимость его преодолеть. Длинные пальцы мужчины прикоснулись к лицу Элис, она накрыла их своими и…

Кирк во все глаза смотрел на то, как эти двое погружаются в странный транс – Спок закрыл глаза, Элис, напротив, почти не мигая, уставилась на него. Пару минут ничего не происходило, а потом они разорвали контакт и отошли друг от друга, причем Элис выглядела куда более уверенной в себе.
- Спасибо, - она поклонилась Споку и, так и не взглянув на Кирка, покинула зал.
- Спасибо? – переспросил капитан. – Я думал, она устроит драку или попытается выжечь тебе мозг.
- Она могла бы, - кивнул Спок, - но она приняла бой другого плана – бой за свою преданность делу, капитан.
- И ты помог ей понять, что она в чем-то права?
- Я не помогал, я открыл ей свой разум и ожидал ее действий.
Кирк округлил глаза.
- А если бы она ударила?
- Это был бы только ее выбор, но ее вера сильна, ее преданность безгранична. Она действительно фанатично преданный рейнджер, как бы это ни звучало. Для нее немыслимо причинить боль тому, кого она считает невиновным.
- Это жалость? Она пожалела тебя или увидела в тебе Валена?
- Ни то и ни другое, капитан. Думаю, если бы пришлось, она смогла бы бросить вызов и ему… но для рейнджера важнее победы над страхом победа долга.
- Ты успокоил ее и сказал, что сожалеешь?
- Я сожалею, но я ничего не говорил. Как я сказал, я был открыт перед ней и ждал ее решения.
- Тогда за что она благодарила?
- За то, что я помог ей понять себя. Она будет бояться как и любой человек, но не того, что я подумаю о ней или еще кто-то что-то подумает о том, что она делает, а того, что она сама будет думать о себе. Это самый жестокий бой и самая великая победа.
- Сделаю вид, что я понял, - напряженно улыбнулся Кирк. – Могу я удостовериться, что больше у вас не будет никаких драк и всего прочего?
- Я никогда не причиню вред эк`зер, - ответил Спок.
- Эк`зер?
Спок помялся, ответив не сразу.
- Вулканцы считают, что воин, избравший свой путь и не отступающийся от него – величайшая драгоценность.
- Воин? А как же учение Сурака?
- Монах – тот же воин, но словом, милосердием и терпением среди невежества, гнева и ненависти, капитан. Эта женщина – драгоценность, бриллиант, капитан.
Кирк широко улыбнулся и похлопал друга по спине.
- Я тебя понимаю, Спок. Если бы я нашел такой бриллиант, я бы не выпустил его из рук.
- Я не могу удерживать мисс Хант в руках, - Спок чуть приподнял бровь. – Это нелогично.
- Говорят, удерживать нужно открытыми объятиями, Спок, - Кирк потрепал друга по плечу и вышел из зала.
- Это нелогично, - произнес Спок задумчиво, - хотя интересно.
Инцидент был исчерпан, жизнь продолжалась.

Исследовательская миссия продолжалась, изучались новые миры, каталогизировались новые звезды, планеты, высаживался десант, в составе которого неизменными оставались трое – капитан, Спок и Хант, налаживались мирные дипломатически отношения между аборигенами, но Кирк хоть и брал рейнджера с собой, рассчитывая не только на ее способности телепата, но и на интуицию, не мог отделаться от странного морозящего затылок чувства, будто он сильно не нравится этой девушке и будь ее воля, валяться бы капитану где-нибудь с проломленным черепом. Конечно, ерунда, она никогда бы так не поступила, но Кирк доверял своей интуиции и, как правило, она его не подводила – иногда он ловил на себе пристальный взгляд телепата, взгляд тяжелый, недобрый, но девушка тут же отворачивалась, а если он ее спрашивал о причинах такого к себе отношения, обычно она отмалчивалась.
Быть пустым местом для своенравного рейнджера было неприятно, тем более что капитан ничем ей не угрожал, старался держаться в стороне, если видел, что она беседует со Споком, но ведь он капитан, какого тогда черта он шарахается от нее?
Хант не старалась быть дружелюбной с ним, не дерзила, но и особо близко к себе не подпускала, но когда Кирк получил приказ следовать курсом на Драх, планету класса М в дальнем секторе, Хант молча выслушала эту информацию, одарила капитана мрачным взглядом и тотчас удалилась.
Буквально через полчаса лейтенант Стоквелл доложил о том, что запасной пункт управления взят под контроль мисс Хант. Энтерпрайз, следуя на варпе-7, разворачивался обратно.
Кирк вышел из себя.
- Мостик – второй рубке! Мисс Хант, объясните, какого дьявола Вы творите! – рявкнул Кирк так, что Ухура подпрыгнула на своем месте, а Чехов поежился. – Мисс Хант!
- Капитан, вторая рубка не отвечает, - доложила Ухура.
- Сулу, разверните корабль, - приказал Кирк.
- Пульт не слушается управления, капитан, - ответил тот, нажимая все кнопки, пробуя все рычаги, но все безрезультатно.
- Чехов!
- Моя станция умерла, капитан, - дернул плечами навигатор.
- Ручное управление!
- Корабль полностью захвачен, - спокойно доложил Спок со своего места. – Мисс Хант достаточно хорошо разбирается в управлении, чтобы…
- Мостик – второй рубке, - Кирк не стал дослушивать помощника, снова вызывая рейнджера на связь. – Рейнджер Хант, объяснитесь немедленно! Ухура, есть ответ?
- Нет, капитан.
- Капитан, мы разгоняемся до варп-9, - сообщил Чехов. - Варп-10, - через миг поправился он, заметив сдвиг шкалы скорости.
- Мостик – инженерной. Скотти, мы можем затормозить?
- Никак нет, капитан, - послышался голос инженера. – Что происходит? Куда мы так гоним? Гондолы вещества и антивещества уже сейчас трещат по швам.
- Хант объявила бунт, - коротко ответил Кирк.
- Элис бунтует? – не поверил Скотти. – Капитан, этого не может быть!
- Может, потому корабль несется на всех парах.
- Капитан, уверяю Вас, Элис не…
- Мы замедляемся, капитан, - перебил Сулу. – Варп-8… варп-7… варп-6… варп-3.
- Проверю цепи, возможно, что поломка, - сказал Скотти и отключился.
- Капитан, есть сообщение от Звездного Флота, - Ухура развернулась в кресле.
- Вывести на экран, - приказал Кирк.
- Только аудио, - доложила она. Кирк махнул рукой.
- Адмирал Ричард спрашивает о причинах смены курса и сообщает, что на Драх отправлена Фьюри.
- С капитаном Роджерсом, - кивнул Кирк. – Почему Фьюри? Почему так важно исследовать эту планету?
- Ответа нет, капитан.
- Передайте адмиралу Ричарду, что я рапортую в ближайшее время, - Кирк поудобнее устроился в кресле и прибавил чуть тише: - когда разберусь с бунтом на корабле.
- Да, сэр, - связист тут же принялась за работу.
- Мостик – второй рубке! – Кирк снова вызвал рейнджера. – Мисс Хант, в чем дело? – ответом ему была тишина в эфире. – Черт знает что, - Кирк ударил по кнопке связи кулаком.
- Позвольте мне, капитан? – предложил Спок.
- Пробуйте, мистер Спок, - сдался Кирк. – И напомните заодно этой девице, что я не позволю захватывать мой корабль и игнорировать мои приказы.
- Да, капитан, - Спок пробежался пальцами по консоли.
- Есть аудиосвязь, капитан, - доложила Ухура.
- Выводите, - приказал тот.
- Прошу меня простить за вынужденное вмешательство, капитан, - раздался голос рейнджера, - но управление кораблем я не сдам до тех пор, пока не получу заверение в том, что Вы не пойдете этим курсом.
- Что еще за фокусы, мисс Хант? – не выдержал Кирк, забыв о том, что позволил Споку разрулить проблему. – Что за выходки?
- Это не обсуждается, капитан, - в голосе девушки послышалась сталь – Кирк как никто другой знал, что на подобный тон способен отлично владеющий собой и своим состоянием капитан. Он совершенно забыл, что Хант тоже управляла кораблем, тоже была капитаном и, в чем он ни секунды не сомневалась, была отличным капитаном.
- Мисс Хант, объясните причину Вашего поведения, - вклинился Спок.
- Прошу прощения, коммандер, - Кирк не удивился и тому, что на сей раз в голосе звучала неприкрытая теплота, - но предпочту обходиться без объяснений до тех пор, пока капитан не даст слово отказаться от этой миссии.
- Слово капитана? – переспросил Кирк. – Мисс Хант, у меня есть приказ от моего начальства…
- Сожалею, - ответила Хант. – Если Вы позволите мне связаться с Вашим начальством, я попробую объяснить причины изменения курса.
- Мисс Хант, не вынуждайте меня арестовывать Вас! – прорычал Кирк, теряя терпение.
- Откажитесь от курса и получите управление, капитан, - в голосе девушки снова звучала сталь. – Корабль будет под моим управлением, пока Вы не нарушите приказ Флота. Я не причиню вреда, я немедленно сдамся, но до тех пор Энтерпрайз не сдвинется с места без моей команды.
- Нарушить приказ? Вы в своем уме? – Кирк встал и упер руки в бока. – На Драх отправлен еще один корабль, миссия чрезвычайно важна для…
Его прервало какое-то бормотание.
- Не понимаю ни слова, - растерянно развела руками Ухура.
- Это по-минбарски, - перевел Спок. – Молитва.
- Молитва? – Кирк глубоко вздохнул. – Мисс Хант, Вы можете…
- Связь отключена, капитан, - Ухура снова развернулась к нему.
- Молитва? – повторил он, взглянув на Спока. – Не понимаю, причем здесь молитва?
- Не могу сказать – недостаточно данных, капитан, - ответил тот.
- Вы намерены принять ее условия, капитан? – спросил Сулу.
- Это мой корабль! – гневно произнес Кирк. – Я не буду принимать условия сдачи моего же корабля мне же!
Он сел в кресло и нажал кнопку связи.
- Кирк – службе безопасности! Всем офицерам направиться во вторую рубку, фазеры на оглушение.
- Она сильный телепат, капитан, - Спок подошел к его креслу и сложил руки за спиной.
- Предлагаете пойти на поводу у этой девицы? – Кирк взглянул на него снизу вверх.
- Полагаю, что можно устроить переговоры.
- Я не буду больше говорить, это мой корабль, Спок, а я – капитан!

Кирк рвал и метал – когда Хант поняла, что он не сдастся и не станет нарушать приказ Флота, она отключила связь и больше ни на какие переговоры не шла, удерживая управление кораблем в своих руках.
Кирк отчитался перед адмиралом, сказав, что произошла поломка систем управления, из-за чего корабль взял курс в обратную сторону, теперь находится на ремонте и как долго он продлится – неизвестно. Офицеры службы безопасности получили мысленное внушение не приближаться ко второй рубке, Ухура то и дело пыталась пробить стену молчания, Спок же занялся какими-то вычислениями.
Почти четыре часа абсолютного вынужденного безделья закончились сообщением от Звездного Флота.
- Капитан, сообщение по закрытому каналу, - доложила Ухура.
- Переведите в переговорную, - Кирк поднялся с места, - Спок, примите мостик.
- Есть, капитан.
- Капитан, мисс Хант сообщила, что сдается, - снова доложила Ухура.
- Вовремя, - Кирк кивнул Споку. – Под арест ее, если нужно – оглушите.
- Есть, капитан, - ответил Спок.

Сообщение адмирала Ричарда было не из приятных, а переданное видео – из разряда ночных кошмаров.
Как бы ни было, если Хант знала об этом или предвидела, то она спасла более четырехсот жизней на Энтерпрайз.
Кирк вышел из переговорной с тяжким сердцем – его ложь адмиралу стоило того, чтобы выгородить бунтарку. Если бы не она…

Хант находилась в изоляторе, сидя на пятках, закрыв глаза и ровно дыша, как будто арест был совершенно обычным делом, ничуть ее не тревожащим. Разумеется, боевой шест она не отдала, пригрозив сломать руку первому, кто решится отобрать его, но когда явившийся Спок лишь чуть вздернул бровь, она вручила денн’бок вулканцу едва ли не с поклоном. Такое поведение дискредитировало капитана в глазах подчиненных, когда бунтарка пререкалась с ним и беспрекословно повиновалась одному взгляду коммандера, но Кирка, Спока и саму Хант это не волновало ни в малейшей степени.
Кирк подошел к изолятору и выключил силовое поле, прекрасно понимая, что если бы Хант хотела его отключить, она давно бы уже это сделала, следовательно, причина была не столько в бунте, сколько в предотвращении катастрофы.
- Вы это знали или предвидели? – обратился к ней Кирк.
- Вы о чем, капитан? – девушка даже не соизволила открыть глаз.
- Думаю, Вы знаете, - он прошел внутрь изолятора и остановился около нее. – Фьюри, тот корабль, что был направлен к Драху, взорвался на подлете к планете. Вы поэтому захватили Энтерпрайз и увели на безопасное расстояние?
- Мне очень жаль команду Фьюри, капитан, - Хант открыла глаза, но на него не взглянула, - но я не знаю причин взрыва корабля.
- Тогда по какой причине Вы решили захватить управление?
- Не думаю, что Вы поймете, капитан.
Кирк глубоко вздохнул и медленно выдохнул, чтобы успокоиться.
- Это была охранная система планеты? – снова начал он. – Буферная зона, мины? Что? Что это было?
- Я не знаю, - Хант медленно моргнула, взглянув на него. – И не желаю знать.
- Почему-то я Вам не верю, - откровенно сказал Кирк, прищурившись на нее. Она равнодушно дернула плечами, словно ей действительно было глубоко наплевать как на его мнение о ней, так и на него самого. – Знаете, а я думал, мы подружимся, - зашел он с другого бока и сразу поймал холодный взгляд девушки на себе. – Серьезно, я думал, что мы смогли бы найти общий язык, но, вижу, я Вам сильно не нравлюсь.
- Вы мне не не нравитесь, капитан, - откровенно холодно ответила она.
- Тогда в чем дело? – Кирк подошел чуть ближе. – По факту, Вы захватили и самовольно угнали мой корабль, будь на Вашем месте кто-либо другой, я бы сдал его под суд, - Элис закатила глаза и отвернулась. – Откуда Вы знали, что корабль не подойдет к планете? Почему не сказали сразу?
- Я не знала, - повторила Хант. – И, простите, капитан, но я не собираюсь ничего объяснять.
Кирк нахмурился и присел на койку рядом с девушкой.
- Это трибунал, Элис, если Вы понимаете, а я уверен, что Вы понимаете…
- Тогда сдайте меня, - равнодушно уронила она.
- Я солгал начальству о поломке Энтерпрайз, я видел кадры взрыва Фьюри у Драха, я знаю, что Вами руководило желание уберечь Спока от гибели, но…
- Причем здесь коммандер? – Хант повернула голову в его сторону.
- Разве не в нем дело каждый раз, когда Вы чувствуете опасность?
- Мой долг защищать Энтил`За, но сейчас дело было не в коммандере, не только и не столько в нем.
- Элис, он не Энтил`За, - Кирк попытался пробить непрошибаемый фанатизм рейнджера, но как всегда попытка провалилась. – Он вулканец, он мой старший помощник.
- Вы не понимаете, капитан, - Хант снова отвернулась и закрыла глаза. – Я не буду отчитываться перед Вами, прошу простить меня за дерзость.
- А перед ним? – рискнул Кирк.
- Коммандеру это не требуется.
- А если бы требовалось?
Хант не ответила.
Кирк пару мгновений подождал в полной тишине, после чего поднялся, оглядел неподвижную фигуру девушки и тяжко вздохнул.
Это не было откровенной неприязнью, это чувствовалось, но чем это было, Кирк сказать не мог. Хант подчинялась его приказам, не вредила и даже вряд ли помышляла вредить, она спасла экипаж от верной смерти, ничего не став объяснять – вероятнее всего, как подумал Кирк, он бы не стал ее слушать, не внял предупреждениям и на эту минуту был бы уже мертв как и четыреста с лишним человек экипажа. Хант сделала то, что смогла, так быстро, как было возможно, она не позволяла лишь вести корабль прежним курсом, но ничего сверх того не предпринимала. Она даже не сопротивлялась при аресте – ее нежелание расставаться с шестом не в счет. Но некая неприязнь именно к капитану все-таки была, и Кирк ее не понимал, хотя и старался понять.
- Вы меня высадите на ближайшей Звездной Базе? – услышал Кирк, когда хотел уже выходить.
- Почему-то у меня впечатление, что Вы угоните корабль, если я так поступлю, - ответил он.
- Совершенно верно, капитан, - не стала отпираться она, глядя на него. – Мне нужен этот корабль, мне нужно быть здесь…
- Из-за?..
- Не из-за коммандера, хотя и поэтому в том числе. Мне подошел бы любой, но я бы предпочла именно этот, так что да, я бы хотела остаться на борту и пробыть под арестом положенное время, чем заниматься кражей транспорта на Базе.
- Неделя домашнего ареста, - решил Кирк. – В конце концов, я тоже несу за Вас ответственность перед мирозданием. Я принял Вас на борт, я постараюсь доставить Вас в Ваш мир, - нижняя губа девушки дрогнула. – В любом случае, спасибо, что спасли нам жизни.
- Вы не полетите туда? – она настороженно всматривалась в его лицо.
- Думаю, что если я рискну, Вы снова остановите корабль, - усмехнулся он, хотя было не смешно. Когда же она медленно кивнула, он и вовсе похолодел – она же телепат, она из другого мира. Да бог знает, о чем она на самом деле думала, когда так поступала! Может, не знала, что там, может, знала… - Даю слово капитана, что не полечу туда, даже в нарушение прямого приказа Флота, - произнес он серьезно.
Хант сглотнула.
- Спасибо, капитан, - тихо произнесла она.
Кирк ждал чего-то еще, каких-то объяснений, но больше она ничего не сказала.
- Вас проводят в Вашу каюту, - сказал он, перед тем, как выйти.
Он обернулся совершенно бездумно, снова поймав тяжелый пристальный взгляд девушки – она смотрела так на него все эти дни, что ужасно нервировало. Он кивнул ей и быстро ушел, продолжая думать о странном взгляде.
Нет, это не ненависть, не неприязнь, это что-то другое.

Корабль взял курс на ближайшую Звездную Базу для мелкого ремонта.
Вечером, когда Кирк пригласил Спока сыграть в шахматы, тот с таким задумчивым видом смотрел на доску, что Кирк не выдержал.
- Я был неправ, отправив ее под домашний арест?
- Я не могу обсуждать приказы капитана, - уклонился от ответа Спок.
- Но ты не согласен?
- Мое согласие или несогласие нелогично.
Спок перетащил пешку сверху вниз.
- Значит, она и тебе ничего не объяснила, - понял Кирк, двигая свою ладью.
- Не думаю, что некоторые поступки можно объяснить с точки зрения логики, капитан. Некоторые поступки исключительно человечны и должны рассматриваться как импульсивные порывы.
- Но ты что-то понял, верно?
Спок ответил не сразу, поставив шах своим ферзем.
- Я сопоставлял данные ее мира и нашего, координаты, названия, искал совпадения…
- И нашел? – Кирк отступил королем.
- Это очень интересно, Джим, но да, нашел, - Спок снова поставил ему шах. – Координаты планеты Драх соответствуют координатам планеты ЗаХаДум мира мисс Хант. ЗаХаДум – родина…
- …Теней, - закончил Кирк, начиная понимать причины действий девушки. – Она показывала мне, что тот человек, капитан Шеридан…
- Он полетел на ЗаХаДум и погиб, - подтвердил Спок. – Не думаю, что мисс Хант знала что-то о Драхе, не считаю это интуицией, скорее логичнее было бы предположить, что она испугалась повторения событий из ее мира в нашем. Как видно, это сработало. Мат.
Кирк взглянул на своего короля так, как будто тот был привидением – так вот, что означали эти взгляды! Элис не ненавидела, она боялась! Боялась, что если скажет – ее не поймут, не поверят ей, что история может повториться, что Кирк погибнет на Драхе как Шеридан погиб на ЗаХаДуме, но если в ее мире Шеридан смог каким-то чудом вернуться, Кирку и команде никто бы не помог.
Банальный страх за жизнь капитана заставил рейнджера пойти на преступление, а признаться она не смогла бы опять же из-за страха выставить себя не в лучшем свете.
Он вскочил, едва не уронив доску.
- Капитан? – Спок поднялся, чуть приподняв бровь.
- Мне нужно срочно поговорить с ней, - выпалил он. – Да, мат, отыграюсь в другой раз, - бросил он перед тем, как выбежать из каюты.
- Логично, - кивнул Спок, ставя фигуры обратно на доску.

- Войдите, - отозвалась Хант на вопрос.
- ЗаХаДум? – с порога выпалил Кирк. Она посерела, но не произнесла ни звука, глядя на мужчину все тем же пристальным давящим взглядом. – Вы поэтому увели Энтерпрайз от Драха? – и снова молчание. – Элис, Вы могли бы просто сказать об этом, - снова начал он, видя, что ответа может не последовать. – Вы знаете, что можете доверять мне, что я пойму любое Ваше слово… постараюсь понять, по крайней мере, - недоверие в ее глазах сменилось равнодушием. Она не поверила, но все так же упрямо продолжила молчать. - Элис, я опираюсь на Ваш опыт как капитана, как телепата, - она отвела взгляд, - как человека. Если Вы что-то чувствуете – скажите мне.
- Да, капитан, - коротко ответила она, не глядя на него.
Кирк обхватил ее руками за плечи и чуть встряхнул, забыв, что она легко может считать его или ударить.
- Элис, все, чего я требую от Вас – подчинения моим приказам как капитана. Не Спока, не кого-то еще, можете наплевать на весь Звездный Флот – я поддержу, а моим. Или это для Вас так сложно?
- Не сложно, капитан, - она стиснула зубы. – Уберите руки… пожалуйста, - процедила она. Он моментально разжал пальцы.
- Простите. Элис, я понимаю, что Вы желаете сделать как лучше, но я обязан знать, что происходит, что Вы намереваетесь делать на моем корабле. Каждый член моей команды – мой друг, я хотел бы и в Вас видеть друга, но Вы упорно держите дистанцию, как будто Вы брезгуете нами.
- Я не брезгую, капитан, я уже объяснила, что для меня присяга на верность – не пустой звук.
- Я понял, но Ваше поведение… Спасибо, что спасли нам жизнь, но впредь я предпочту знать заранее о том, что Вы намерены делать, даже если это будет бунт против системы, драка с клингонами или любовь с… не важно. Я не полезу в Вашу личную жизнь, но все, что касается корабля, команды или дисциплины – подчиняется мне.
- Да, капитан.
Кирк тяжко вздохнул.
- Один вопрос, если позволите, - устало выдохнул он.
- Да, капитан?
- Вы всегда были такой упрямицей или стали такой только здесь? На Минбаре Вы тоже могли выкинуть такие фокусы?
- Это не упрямство, капитан, и да, сперва я вела себя точно так же, пока не узнала минбарцев лучше. Их психология и философия, их отношение к жизни и телепатам существенно отличаются от психологии, философии и отношения землян.
Кирк мимолетно отметил теплоту в голосе, с которой девушка говорила о минбарцах, и откровенный лед, когда речь шла о землянах.
- Телепаты, - осенило его. – Дело в этом? – она не ответила. – Вы привыкаете находиться в обществе людей, которые относятся к Вам не как к телепату, а просто как к человеку? – молчание. – Элис, - он улыбнулся, - я могу понять Ваше недоверие к нормалам, но каждый член моего корабля видит в Вас женщину, капитана из другого мира, мы не испытываем к Вам неприязни из-за Вашего дара, попытайтесь же хотя бы не видеть в нас врагов, - она оглядела его лицо, медленно моргнула и опустила голову. – Вы же общаетесь со Скотти, а он обычный человек, никак не телепат. Вы общаетесь с офицерами службы безопасности, тогда почему Вы… - он чуть нахмурился, догадавшись. – Дело во мне. Как и Шеридан, я командую Вами, телепатом, в то время как я сам нормал, - Хант смотрела в пол, стиснув зубы. Кирк перевел дух. – Я ничем не могу изменить это, Элис, но я не думаю, что капитан Шеридан не понимает этого. Вы же уникальны, он это знает и…
- Спасибо, капитан, - тихо перебила Хант. – Вы правы, дело в моем отношении к нормалам. Это трудно - после стольких лет работы с минбарцами попасть в среду землян с нормальным отношениям к нам. Простите мое поведение, этого больше не повторится.
Кирк окинул ее взглядом – она лгала. Бог уж знает, почему она это делала, но об истинной причине такого поведения Кирк мог лишь догадываться. Она не хотела, чтобы он знал правду, следовательно, эта правда была очень жестокой. В ее мире телепаты были даже не людьми – оружием против воинственной расы, Шеридан видел в Элис Хант точно такое же оружие, которое можно применить, но держать дома которое слишком опасно. Элис не пыталась привыкнуть к простому человеческому отношению к себе, попав в иной мир. Подозрительность, привычка чувствовать себя чужой, нежеланной была надежной скорлупой, скрывающей истинную Элис Хант, может быть, не слишком ранимую личность, но совершенно обычную женщину, которой, как и всем женщинам, хотелось быть кому-то нужной, кем-то любимой.
Кирк подозревал, что Шеридан ни минуты не стал бы держать сильного телепата около себя – как и любой нормал, он относился к тэпам с предвзятостью, подсознательно ожидая от них выплеска пси-энергии. Люди иного мира были слишком жестоки к себе подобным – Кирк это понимал и глубоко сожалел, хоть и не говорил вслух, зная, что рейнджеру наплевать на его слова, тем более наплевать на соболезнования и жалость. Она не слишком жаловала Шеридана, если Кирк все правильно понял, но она вынуждена была подчиняться ему, потому что того желала Деленн, а слово минбарки было законом для всех рейнджеров. Точно так же, попав сюда, в мир, где не было предрассудков, Элис продолжила проецировать неприязнь на Кирка, хотя и не говорила об этом. Она спасала, помогала, была рядом, но в душе не желала бы даже видеть его на расстоянии парсека от себя.
Но ей в самом деле был нужен и Кирк, и корабль, чтобы вернуться домой на войну – она не расслаблялась и потому вела себя суховато и отстраненно со всеми, кто пытался завести с ней дружбу.
- И все-таки я буду считать Вас своим другом, Элис, - Кирк по-доброму улыбнулся девушке, прекрасно зная, что она не ответит тем же.
Но она ответила.
- Спасибо, капитан. Это… это приятно, - искренне добавила она.
- Тогда, может быть, в неофициальной обстановке будете называть меня по имени и на «ты»? – предложил он. – Знаете, друзья так делают.
- Спасибо, капитан, но это неприемлемо, - чуть резковато по мнению Кирка ответила девушка.
Настаивать он не стал, осознав, что она может и сможет считать себя его другом, но ее мировоззрение не позволит ей перейти грань между настоящей дружбой и вынужденным подчинением нормалу. Кирк в ее глазах останется лишь нормалом, отражением Шеридана, помехой, возникшей на ее пути. Обидно, но это ничем не изменить.
Он не стал напоминать ей о том, что и Джеффри Синклер не был телепатом – это было бы жестоко. То, что она испытывала к Синклеру, было за гранью понимания Кирка, и лезть в такую область он бы никогда не стал.
- Хорошо, - кивнул он. – Как угодно. И спасибо еще раз.
Он вышел и уже не услышал, как девушка устало опустилась на колени, села на пятки, достала денн’бок и положила его перед собой.
- Дружба, - с горечью произнесла она тихо. – Какой толк в дружбе между мирами? В моем мире дружба с телепатом заканчивается изгнанием телепата в лучшем случае и смертью – в худшем. Кому нужна такая дружба, капитан? Вы не Шеридан, хвала Валену, Вы хороший человек, но дружить с Вами… - она закрыла глаза, погружаясь в медитативное состояние.




Глава 9.

От вида появившегося на транспортаторной площадке Спока Маккоя затошнило – доктор не раз встречал раненых людей, Джим периодически являлся избитым, переломанным, Спок тоже не отступал от друга, но это было уже чересчур.
Вулканец, с которого рекой лилась зеленая кровь, держал на одном плече бессознательного Кирка, покрытого такой же зеленой кровью, второй рукой прижимая к себе Хант, яростно и молча отбивающуюся от железной хватки, от кончиков волос до сандалий заляпанную зеленью.
- Спок! – Маккой принял Кирка на носилки. – Спок, господи, что произошло?
- Одну минуту, доктор, - Спок ловко перехватил девушку, все-таки успевшую заехать ему по лицу, и применил вулканский захват. – Осмотрите капитана, мисс Хант я займусь сам, - невозмутимо произнес он.
- Спок, Вы ранены! – Маккой махнул рукой помощникам-медикам и те бегом унесли Кирка в лазарет, где дежурил Мбенга.
- Это не моя кровь, - Спок поудобнее обхватил бессознательную девушку и поспешил следом за докторами.

Пока Маккой суетился около капитана, снимая показатели трикодером, Спок опустил рейнджера на свободную койку и сел рядом, почти не обращая внимания на Чапел, обрабатывавшую ему ссадину на скуле.
- Спок, объясните, что произошло, - приказал Маккой, уступив место коллеге и подойдя к вулканцу. – Трокати – мирная планета, там же гуманоиды – исключительные пацифисты.
- Так и есть, доктор, - ответил Спок.
- На Джиме ни царапины, у Вас только свежая ссадина, у мисс Хант ни единого повреждения, так что?..
- Дело не в физических ранениях, доктор, - ответил Спок, отходя и давая доступ Маккою. – Дело в ментальном воздействии этих гуманоидов на разум мисс Хант.
- Бога ради, да скажите же, наконец, что произошло! - Маккой едва не схватил его за грудки.
- Трокати – телепаты, - ответил Спок, вытирая руки и лицо, походя отмахиваясь от помощи Чапел. – Мисс Хант – женщина и то, что они совершили, даже на мой взгляд порицаемо.
- Что они совершили? – Маккой нахмурился. – Все показатели в норме, лишь немного учащен пульс.
- Насилие над разумом, - Спок сжал губы в полоску. – Изнасилование разума телепата.
Кристина ахнула, Мбенга быстро обернулся, стиснул зубы и вернулся к осмотру Кирка. Маккой широко раскрыл глаза, пытаясь понять степень трагедии.
- Вы хотите сказать, что они ее?..
- Около двух сотен телепатов-мужчин, - Спок бросил полотенце на пол. – Я попробую помочь ей.
- Вы?! – не поверил ушам Маккой. – Но как Вы?..
- Я контактный телепат, доктор. Ваши лекарства не помогут. Не уверен, что помогу и я, но это все, что мы можем сделать.
- А Вы? Как Вы, Спок?
- Я не пострадал. Теперь я займусь восстановлением мисс Хант.
Кристина испуганно вскрикнула, когда Спок, войдя в разум рейнджера, пронзительно закричал.
- Не мешайте, сестра, - схватил ее за руку Мбенга.
Маккой, уже не раз видевший эти вулканские штучки с сознанием, сам вздрогнул – если сдержанный вулканец так оглушительно выл, что должна была переживать девушка.
А ведь миссия обещалась быть такой мирной…

- Планета класса М, умеренный климат, примитивное миролюбивое население, - читал Кирк. – Федерация намерена добиться мира с Трокати.
- И не последнюю очередь, конечно, сыграет наличие дилитиевых кристаллов в недрах планеты, - улыбнулся Маккой.
- В первую очередь, - кивнул Кирк. - Кстати, мисс Хант, - обратился он к присутствующей на заседании девушке, - население состоит из телепатов. Думаю, Вам это было бы интересным.
Команда уже привыкла к тому, что рейнджер, отлично зарекомендовавшая себя как личный охранник капитана и коммандера, как практически незаменимый помощник-телепат, с некоторых пор заняла место в офицерском собрании. Конечно, сама она ничего не решала, но ее способности превышали возможности всех приборов корабля, так что, если бы где-то летал боевой краб Теней, Хант первой подняла бы на уши весь экипаж и сдержала бы черную смерть, позволив капитану вести обстрел краба.
Опять же, ее своеволие полторы недели назад спасло жизни всему экипажу, когда она увела корабль от планеты, силовое поле которой погубило другой корабль-исследователь. Конечно, ее поступок стоил ей недели домашнего ареста, но даже Кирк не стал бы утверждать, что она не поступила бы так же, случись что-то подобное снова – скорее, она бы оглушила экипаж и капитана, выставила бы максимальный варп и улетела от опасности с такой скоростью, которой позавидовала бы мысль. В некоторых вопросах ее желание защищать было превыше даже приказов капитана.
- Да, капитан, - прохладно ответила она на заявление Кирка. – Хотите, чтобы я просканировала их или выступила как переводчик? Я не слишком сильна в языках, телепатия все-таки потребуется…
- Судя по сообщениям разведгруппы, трокати способны говорить нормальным языком. Мне бы хотелось, чтобы Вы побыли, так сказать, в кругу своих.
Хант, до этого буравившая его взглядом, отвела глаза. Кирк уже привык к тому, что телепат едва терпела его как капитана, не горела общаться с ним, подчинялась его приказам с большим внутренним бунтом, но все же считала своим долгом обеспечивать его безопасность любой ценой, так что ее не слишком дружелюбные взгляды, направленные на него, он считал явлением совершенно нормальным для телепата ее мира, не привыкшего ни к дружелюбию людей, ни к дружелюбию конкретно капитана, которому она подчинялась.
- Есть, капитан, - еще холоднее ответила она.
- Это не приказ, - дополнил свое предложение Кирк. - Если Вы против…
- Я не против, капитан. Почту за честь встретиться с трокати.
- Отлично, высаживаемся утром, - подвел итоги Кирк.
- Капитан, надвигается ионный шторм, - доложил Скотт. – Завтра к полудню будут буквально гром и молнии.
- Не страшно, - очаровательно улыбнулся Кирк. – Переждем у новых друзей. Спок, Вы узнали местные традиции? Не хотелось бы нарушить какую-нибудь важную деталь.
- Главная деталь – отсутствие любого оружия, капитан, - вулканец чуть приподнял бровь. – Трокати не приемлют насилие.
- Почти как вулканцы, - еще шире улыбнулся Кирк. – Отлично, тогда оставим фазеры и пойдем налегке. Все свободны! – объявил он, встав. Команда, переговариваясь, поспешила уйти. – Мистер Спок, мисс Хант, задержитесь, пожалуйста, - попросил Кирк. Оба послушно остановились – Спок заложил руки за спину, Хант вздернула подбородок и вытянулась в струнку. – Вольно, рейнджер, - пошутил Кирк. – Простите, - и чуть сбавил обороты, поймав на себе как всегда излишне сосредоточенный взгляд девушки. – Вы чем-то обеспокоены, мисс Хант?
- Нет, капитан, - ответила та.
- Вы напряглись, когда услышали о том, что трокати – телепаты. Дело в этом? Вы неуютно себя чувствуете в компании телепатов?
- Нет, капитан.
Кирк, в который уже раз убедившийся в исключительном упрямстве и излишней скрытности девушки, только вздохнул. Поняв, что спорить, убеждать или пытаться узнать то, что рейнджер говорить по каким-либо причинам не желает, он решил, что на такие действия у нее всегда есть очень веские основания.
- Хорошо. Трокати носят одежду золотистого цвета – туники, плащи и сандалии. Мисс Хант, рейнджерам допустима другая форма одежды? – спросил он девушку. – Знаете, иногда нам приходится переодеваться, а я не хотел бы ранить чувства такого преданного служителя Анла'шок.
- Если таков приказ, я переоденусь, - согласилась она. Кирк щедро одарил ее лучезарной улыбкой.
- И сдадите оружие? – почти ласково поинтересовался он.
- Нет, капитан, - ответила Хант.
Улыбка капитана приглушила сияние.
- Мисс Хант, это обязательное условие мирных переговоров, - напомнил он.
- Да, капитан.
- Так Вы сдадите оружие?
- Нет, капитан.
Кирк со стоном вздохнул. Воистину – бодаться с рейнджером, все равно, что биться головой о стену: лбу больно, а стене все равно.
- Спок? – обратился Кирк за поддержкой к единственному, кто мог приструнить девушку.
- Капитан, я не вправе приказывать рейнджеру расстаться с оружием, - такого удара поддых Кирк никак не ожидал. – Полагаю, что рейнджер скорее умрет, чем выпустит боевой шест из рук, - он взглянул на девушку – та выпрямилась еще больше.
- А если проверят? – сдался Кирк. – Вы представляете, какой может разразиться скандал? Федерации нужна эта планета.
- Уверен, мисс Хант профессионал, капитан.
- Сговорились, - Кирк окинул парочку подозрительным взглядом. – Ладно, но если сделка сорвется… Спок, перепроверьте еще раз все детали, - приказал он. – Мисс Хант, на два слова.
- Капитан, - вулканец кивнул Кирку и вышел из комнаты.
- Вам эта идея явно не по душе, Элис, - Кирк сел прямо на стол, разглядывая девушку и представляя ее в золотистой тунике, плаще и сандалиях, и думая о том, куда при такой одежде она может засунуть свой шест – штуку в сложенном виде хоть и короткую, но весьма заметную под тонкой тканью. – Между нами, Элис – что случилось?
Она слегка расслабилась и потопталась, прежде чем заговорить.
- Капитан, то, что я телепат, не означает, что я питаю любовь ко всем телепатам без разбора.
- Логично, как сказал бы Спок, - кивнул Кирк. – Но трокати – мирные люди…
Она облизнула губы и уставилась в пол.
- Капитан, представьте, что Вы очень любите яблоки.
- Яблоки? – Кирк фыркнул от смеха. – Хорошо, и что?
- Вы их любите, едите только их каждый день не по разу, но однажды настанет момент, когда Вы поймете, что нельзя питаться только яблоками, что это вредно, что организму нужны белки, мясо, что утром, чтобы взбодриться, лучше пить кофе, а не яблочный сок. Телепатия не делает всех людей и инопланетян братьями и сестрами. Если Вы принадлежите к европеоидной расе, это не значит, что все белые – хорошие. Среди белых есть и плохие. Телепаты тоже не все добрые и милые, даже если таковыми кажутся. В вашем мире есть мирная раса вулканцев, но даже вулканцы подвержены телепатическим срывам, - Кирк отвел глаза, вспомнив, что произошло со Споком и самой Хант.
- Хорошо, Элис, я понял, - покивал он. – В Вашей осторожности есть логика. Думаю, Спок бы со мной согласился, что такое поведение действительно продиктовано чистой логикой и здравым смыслом. Не буду просить Вас быть осторожной – Вы чтите мирное урегулирование конфликтов… если таковые будут, конечно…
- Спасибо, капитан, - поклонилась девушка, собираясь уйти.
- Элис! – позвал Кирк. Она обернулась. – Скажите… для нормала я хоть немного разбираюсь в психологии телепатов?
- Вулканских – да, капитан, - кивнула она. – Несомненно.
- А в Вашей?
- Нет, капитан, но это нормально, - она вспомнила его недоверие, но пояснять ничего не стала. – Все будет хорошо, - Кирк уловил теплую улыбку в ее голосе, хотя внешне она никак этого не проявила.
Когда Элис вышла, Кирк вытянул губы в трубочку и причмокнул, представив сурового рейнджера в золотистой тунике, уже без плаща и сандалий. Картина вырисовывалась наиочаровательнейшая.

Когда Хант не явилась в указанный час, Кирк уже подумал, что она не придет, потому что не сможет решить дилемму – как одеться по протоколу, при этом остаться без оружия, но взять его.
Скотти настраивал транспортер, шепотом переругивался с Боунсом, Спок молча и сосредоточенно изучал, сверялся и перепроверял, все ли надето, взято и выполнено в соответствии с ритуалами трокати, а сам Кирк вдохновенно маялся со скуки и от досады.
- Простите за опоздание, капитан, - раздался голос рейнджера. Мужчины как по команде обернулись, разглядывая девушку.
- Вы очаровательны! – с придыханием сообщил добродушный Скотти, одарив Хант улыбкой. – Артемида!
Спок вздернул обе брови, скользнув взглядом по одежде рейнджера и задержавшись на ее шее. Боунс сверкнул глазами, толкнул капитана в бок и кивнул на Спока, едва слышно фыркнув. Сам же Кирк оценил и традиционную одежду трокати, и переплетение ремней сандалий в соответствии с традициями трокати, и украшение на шее девушки – тщательно замаскированный и обвитый золотистыми лентами боевой шест, и длину туники трокати, и простор для воображения, который она оставляла, и многое другое.
- Кхм… весьма… необычное решение, мисс Хант, - заметил он, указав на ее шею.
- В волосах он не смотрится, - просто ответила она, взойдя на площадку транспортера.
- Чья идея? – Кирк последовал за ней.
- Лейтенанта Ухуры, капитан, - ответила она.
- Поразительно, - прокомментировал Спок, следуя за капитаном. – Очень логичное решение.
- В этом мало логики, потому что можно было бы взять сумку, - не согласилась она.
Кирк пожал плечами – все равно нужно было куда-то сложить коммуникаторы и трикодер, но сумку разрешено брать только одному, а о том, чтобы отдать свой шест кому-то, кроме Спока, речь даже не заходила.
Трое офицеров службы безопасности взошли на площадку встали на свои места.
- Доктор, - вдруг сказала Хант, взглянув на Маккоя, - на всякий случай будьте готовы ко всему.
Кирк даже не успел повернуться к ней, чтобы переспросить – десант окутало золотистое свечение и люди исчезли с корабля.
- Нехорошо, - пробормотал Скотти, взглянув на приборы. – Шторм приближается.
- Она это имела в виду или что-то другое? - ни к кому конкретно не обращаясь, поинтересовался Маккой.

Площадка в лесу отливала золотом – деревья и листьями какой-то совершенно нетипичной для листьев формы, золотая трава и даже цветы, в целом на цветы не особо похожие, смахивающие скорее на мужское половое достоинство человека, были золотыми, и все это великолепие сияло в лучах зеленовато-золотого солнца.
- Что Вы имели в виду? – Кирк обернулся к девушке – та уже готова была принять стойку как собака, учуявшая лису. – Мисс Хант, что такое?
- Капитан, будьте осторожны, - напряженно сказала она. – Коммандер, Вы это ощущаете?
- Голоса, - пробормотал Спок.
- Голоса? - не понял Кирк. – Я ничего не слышу.
- В том-то и дело, - Хант вгляделась вдаль. – Телепаты, а белого шума нет.
- Либо они сильны, либо слабы, - согласился Спок, так же сосредоточившись. Все же вулканцы были контактными телепатами, для приема сигналов извне без контакта и для передачи своих мыслей бесконтактно им требовалось немалое усилие.
- Это опасно? – Кирк оглянулся на охрану – люди заметно занервничали.
- Опасно все, что не изучено, капитан, - Хант присела, взяв в горсть немного золотистой земли, лизнув ее и сплюнув, недобро покосившись на качающийся венчик цветка-члена. – Это не паранойя, но мне это совершенно не нравится, - пробормотала она, игнорируя недоуменные взгляды мужчин.
- Капитан Кирк! – раздался звучный голос – люди повернули головы и увидели делегацию из десяти человек в золотистых одеяниях, выходящих из чащи. – Капитан Кирк, трокати рады приветствовать Вас и Вашу команду на нашей планете! – самый рослый и мускулистый из зеленокожих викингов радушно распахнул объятия.
- Старейшина Бранмел, очень рад! – Кирк одарил процессию ослепительной улыбкой, от сияния которой блекло даже солнце планеты.
- Прошу Вас и Ваших людей в наше жилище, капитан Кирк, - викинг широким жестом указал в чащу леса.
- Благодарю, - капитан слегка склонился в поклоне. – Джентльмены, мисс Хант.

Пока Кирк очаровывал и забалтывал Бранмела, Хант, пропустив всех мужчин, включая охранников, вперед, задержалась позади. Весь этот золотой мирок выглядел слишком подозрительно, слишком мило и сладко, чтобы быть настоящим или безопасным. Может, дело было в новизне таких искренно дружелюбных миров в жизни рейнджера, привыкшего к войне, может, в принципе в излишнем блеске, а может, в чем похуже – недаром интуиция буквально взвыла, стоило только ступить на поверхность этой планеты. Эти зеркальные отражения, эти названия, даже имена – все это было не к добру.
Ну, серьезно, Трокати и Бранмел? Хуже совпадения и придумать сложно.
- Мисс Хант? – один из охранников подбежал к ней – короткая золотистая туника смешно смотрелась на таком широкоплечем здоровяке.
- Что? – она даже не взглянула на него, озираясь по сторонам.
- Капитан приказал не расходиться.
- Отличный приказ, идем, - она подхватила его под руку, чуть сильнее сжала и зашептала: - Слушай внимательно и не делай резких движений, - он дернулся, попытался стряхнуть ее руку, но она надавила на болезненные точки. – Не. Дергайся! – зашипела она. – Я ясно говорю?
- Ясно! – шепотом вскрикнул он. – Что на Вас нашло?
- Глаз с капитана не спускай, - зашипела она снова. – И постарайся не думать.
- Как это – не думать?
- Обычно. Ни единой мысли. Постарайся.
- Вы мне угрожаете? – мужчина остановился и встретился глазами с девушкой, тут же испуганно сглотнув. – В-вы что?
- Если это перестраховка, потом скажешь спасибо, - процедила она, - но пока держи ухо востро, постарайся не думать и не выпускай капитана из виду. И… нет, это все. Вперед!
- Я доложу капитану о Ваших словах, - предупредил он.
- Вернешься на корабль – доложи, а пока сделай, что я сказала. Ответственность беру на себя.
- Я…
- Заткнись.
Перешептывания закончились коротким ледяным приказом и офицер побрел вперед без единого лишнего слова, полыхая гневом и недовольством даже со спины.
Хант не применила ни единого телепатического приказа, обойдясь обычными просьбами, но ее репутация сказала за нее – нормал ее послушался и даже каким-то образом действительно перестал думать.

Дела политики, экономики и прочего бреда она слушала в пол-уха. Рейнджеры ее мира мало интересовались политикой так таковой, но в частности вся эта кухня была основополагающей их работы с мирами Лиги. Существовала вероятность того, что в будущем, если рейнджеры, Лига и галактика в целом уцелеют, Анла`шок может выступать не только как защитник, но и как посредник между мирами, а для такой работы было важно изучение политической кухни рас. Что же касалось именно этой Вселенной, то эти дела Хант не волновали совершенно.
Зато очень волновали трокати, весь этот слишком блестящий мир, эти названия, имена и даже атомы воздуха.
Переговоры длились долго, на планете уже настал золотисто-зеленоватый вечер, повсюду зажглись огни костров.
Двое охранников слишком уж просто поддались очарованию трокати, пили какой-то местный напиток, проверенный трикодером коммандера, ели какие-то золотистые плоды, но третий сидел как статуя и всем своим видом выражал полную боевую готовность как офицера службы безопасности.
- Мисс Хант, угощайтесь, это вкусно, - Кирк сунул ей под нос нечто похожее на золотое яблоко.
- Эм… спасибо, капитан, но Вы, вероятно, забыли про мою аллергию, - вежливо отказалась она.
- Аллергию? – Кирк чуть приподнял брови. – Ах, аллергию! – будто бы «вспомнил» он, для достоверности обезоруживающе улыбнувшись Бранмелу. – Ужасная головная боль, - «пожаловался» он. – Бедняжка не может есть ничего, за исключением стерильных продуктов.
- Мои соболезнования, мисс Хант, - зеленые глаза трокати обратились к девушке. – Капитан Кирк, я заметил, Ваш мисс Хант отличается от других. Он выглядит излишне хрупким.
Спок, жующий золотой плод, обернулся на нее.
- Коммандер, - стальным тоном предупредила его Хант.
Спок вдруг выронил плод.
- Это потому что она… - Кирк беззаботно надкусил свой плод.
- Капитан, - Спок кашлянул, сделав вид, что падает, и успел что-то шепнуть на ухо Кирку.
Хант, у которой от «тишины в эфире» начала болеть голова, потянулась к боевому шесту на шее – пристальный, слишком пристальный взгляд Бранмела нервировал, а переливчатые в свете костра зеленые глаза, светившиеся как у кошки, буквально давили на мозг. Хотя, может, не в глазах дело. На мозг можно давить не только взглядами.
Бранмел текуче как кошка поднялся с места, не сводя с нее глаз.
- Женщ-щ-щина, - прошипел он. – Мисс Хант – это женщ-щ-щина.
Хант сорвала с шеи денн’бок и раскрыла его, вскакивая.
- Райкер, не спать! – рявкнула она на единственного вменяемого охранника. – Капитан!
Спок рывком вскочил, будто опомнившись – Кирк, то ли совершенно расслабившись, то ли находясь под влиянием каких-то веществ, мягко завалился набок.
- Капитан! – Спок встряхнул его. – Капитан!
- Коммандер, Райкер, забирайте капитана и убирайтесь отсюда! – заорала Хант.
- М-м-м… - застонал безвольный Кирк, отбрыкиваясь от помощников.
- Джентльмены… - Спок закрыл собой капитана и едва не пропустил удар в лицо – мощная лапища трокати ударилась о металл боевого шеста.
- Тронешь – умрешь, - предупредила рейнджер Бранмела, не нападая, но лишь отбрасывая руку трокати.
Но ни Спок, ни Хант, ни охрана, ни тем более Кирк не ожидали того, что произошло секунду спустя.

Трокати как сбесились. Кирк бился со своими же охранниками – двое как сломанные куклы упали от толчка в грудь и больше не поднимались, Райкер пытался стреножить капитана, но даже он проигрывал – в Кирка как вселился бес, сила возросла втрое.
Хант и Спок сражались против двух десятков трокати, ни на секунду не выпуская из виду ни друг друга, ни капитана.
- Нужно уходить! - крикнула Хант, дергая головой, как будто отбивая ментальные удары. – Их слишком много и они чертовски сильны!
- Ионный шторм! - выкрикнул Спок, отбиваясь сразу от пятерых здоровенных мужчин – трокати не били кулаками, не царапались, не кусались, но пытались сразу добраться до шеи, как будто хотели свернуть ее. – Подъем придется ждать!
- Капитан, нет! – он услышал крик девушки и мельком уловил движение десятка трокати к Кирку – те облепили его как мухи, но ни криков, ни стонов слышно почему-то не было.
- Мисс Хант, что они делают? – обратился к ней Спок.
- Не зна… А-а-а! – договорить она не смогла – вшестером, трокати схватили ее и куда-то поволокли, осторожно и крепко сжимая ее вместе с шестом.
- Элис! – крикнул Спок, ломая шеи сразу двум трокати.
- Наркоти-и-ик! - донесся крик из леса.
Мимо него пробежал Кирк, как будто участвуя в забеге на скорость.
- Капитан! – доли секунды хватило, чтобы шестеро трокати повалили Спока и стреножили его. Прорывая все ментальные щиты, в разум стали проникать черные жадные щупальца, будто голодные осьминоги высасывая его жизненные силы…

Покрытую зеленой кровью трокати Хант, Спок нашел через несколько часов, когда пришел в себя. В голове шумело, но видимых и ментальных повреждений он не обнаружил. Не став долго думать, он проверил пульс троих охранников – двое были мертвы без видимых повреждений, шея у третьего была сломана, после чего бросился в чащу леса, где скрылся капитан и куда уволокли телепата.
Спок понял, что она была права, когда решила, что на планете есть опасность. То, что пережил он сам, то, что, как он предполагал, должна была пережить сама Хант, было отвратительно.
Обоих – капитана и девушку, Спок обнаружил на краю леса, сперва прочесав его весь вдоль и поперек – Кирк лежал ничком, живой, дышащий и без единой царапины, Хант, вся покрытая густой зеленой кровью, дергалась в руках нескольких десятков мужчин – еще с полсотни валялись мертвыми. Трокати не причиняли вреда физически, но, судя по тому, на что эти гуманоиды были способны ментально, судьба рейнджера была ужасна. Трокати в буквальном смысле использовали ее как женщину, но лишь ментально. Впрочем, для телепата это было почти одно и то же, что и физиология.
Споку пришлось немало поработать, чтобы добраться до нее и освободить…

Нарушение сотен директив, правил, запретов, применение оружия против безоружных аборигенов; массовые убийства аборигенов – Спок впервые в жизни плюнул на все правила ради двух людей. Капитан – это капитан, это друг, это коллега, это почти брат, единственный человек, ради которого Спок пошел бы даже на смерть, а Элис Хант - это женщина, женщины людей априори слабее мужчин, женщин нужно защищать. Ведь у Спока и мать – земная женщина, а тут – человек иного мира, сильный духом, гордый, непоколебимый, к тому же нереально сильный телепат, преданный своему делу… и Споку.
Доктор Маккой и доктор Мбенга осмотрели ее и самого Спока, когда он разорвал контакт, полыхая внутри разума яростью – они, эти трокати, действовали как пиявки, высасывали все, до чего могли добраться, рвали на куски, не жалели… Спок знал, что рейнджер не смогла бы жить, если бы не устроила им Ден’Ша – бой насмерть, она не вынесла бы страха в своей душе, навсегда оставшись калекой. И Спок боялся того момента, когда она очнется, когда поймет, что с ней сделали – он смог лишь облегчить ее состояние, но латать было уже нечего.
- Спок? – Маккой коснулся его плеча ладонью. – Ну, что? Вы провели в связи почти три часа.
- Два часа сорок восемь минут, - автоматически поправил вулканец. – Я сделал, что смог.
- Мне сделать ей укол успокоительного? – Мбенга провел над телом девушки трикодером. Медсестры очистили ее от зеленой крови, пока Спок был в ее разуме.
- Не могу сказать, - Спок поднялся и едва не упал.
- Осторожнее! – Маккой подхватил его и усадил на соседнюю койку. – Они и с Вами?..
- Нет. Возможно, потому что я мужчина. Как капитан?
- Спит. Все параметры в норме, никаких повреждений.
- Хорошо, - Спок позволил себе сгорбиться.
- Спок, Вам нужно отдохнуть, поесть.
- Я не голоден. Я должен доложить командованию Звездного Флота о совершенном акте нападения на офицеров и ответном решении.
- Не сходите с ума! – приглушенно зашипел Маккой. – Сейчас не время казнить себя!
- Это не казнь, но я допустил массовое убийство…
- Спок, хватит или я вкачу Вам успокоительное! Отдохните – это приказ доктора, в конце концов!
- Я не…
- Еще слово и видит бог – я волью снотворное.
Спок сдался. Маккой – что трокати, та же пиявка: вцепится – не оторвать, но это правильная пиявка. Медицинские пиявки полезны для людей.
Он улегся на узкой койке и вытянул ноги.
- Доктор Маккой, - обратился он.
- Что еще, Спок? – раздраженно спросил тот, уперев руки в бока.
- Вы слышали что-нибудь о наркотике под названием Прах?
- Нет, никогда. Что-то новое? Откуда Вы это взяли?
- Мисс Хант передала через связь. Полагаю, лучше все же сделать ей укол успокоительного.
- Значит, это действие наркотика? – уточнил Маккой. – Странно, но анализы чистые.
- Это действие наркотика на трокати, а трокати – телепаты, - Спок закрыл глаза.
- И что? – теперь уже Маккой решил добиться информации.
- Если то, что успела передать мисс Хант – реально, - Спок не стал даже открывать глаз, - тогда воздействие на разум телепата другим телепатом, находящимся в состоянии наркотического опьянения, приведет к полному разрушению телепатической способности и, вероятно, разума сканируемого телепата.
- Боже мой! – ахнул Маккой.
- Я смог быстро оказать первую помощь мисс Хант, но я не знаю, что будет, когда она проснется.
- А как же Джим? – испугался Маккой.
- Капитан не пострадал – я проверил сразу, как только уничтожил всех трокати вокруг.
- Доктор, - шепотом обратился к Маккою Мбенга, - пойдемте.
Лазарет и три человека в нем погрузились в темноту.

Проблемы только начинались, что стало ясно, когда через шесть часов очнулся капитан.
Маккой видел Джима расщепленным на две половины души, побывал с капитаном в зеркальной Вселенной, где Джим был извергом и садистом, они были в прошлом, на Джима даже нападали дети, но Джима, который смотрел на доктора совершенно пустыми глазами, еще не было.
Кирк не помнил ни своего имени, ни звания, ни прошлого. Строго говоря, он не помнил вообще ничего и даже не говорил.
Спок вошел с ним в контакт разумов, но диагноз выдал совершенно неутешительный – личность Джима Кирка была полностью стерта. Что с этим делать и как восстановить утраченное не знал никто.
- Моя голова-а-а, - раздался едва слышный стон с койки рейнджера. Она пошевелилась и открыла глаза. – Что за?.. – тут же дернулась, но, увидев знакомые лица, расслабилась. – Коммандер, как Вы?
- В полном порядке, мисс Хант, - Спок встал около ее койки.
- А капитан?
- Капитан жив.
- Жив? – она потрясла головой. – У меня частичная глухота?
- Посидите спокойно, - Маккой подошел ближе и проверил биопараметры. – Нет, организм функционирует нормально, никаких отклонений нет.
- Что значит, никаких откло… - она замерла. - Физиологических, - медленно покивала она, глядя на доктора.
Маккой отвел глаза, не зная, как сказать неутешительный диагноз.
- Вы помните, что произошло? – Спок подошел еще ближе.
- Трокати напали на меня, вцепились… кажется, я уложила с десяток. Клянусь, коммандер, я только защищалась – они милые существа, не их вина в том, что они…
Он нагнулся и взял руку девушки в свою.
- Я не вправе судить о действиях рейнджера, мисс Хант.
Она с подозрением покосилась на его руку.
- Эм… коммандер?
- Мисс Хант…
- Какого черта со мной?! – вырвалось у нее. – Я снова угодила в другую Вселенную? – она сжала его пальцы в своих. – Что происходит? Почему я?..
- Мисс Хант, трокати…
- Не-е-ет! – жалобно выдохнула она, отпустив руку мужчины. – Валена ради, не-е-ет! Но это же другой мир, - она умоляюще смотрела на Спока, словно ждала, что он скажет – это шутка, это все понарошку, это плохой сон, проснись, и ты снова сможешь взяться за старое. – Коммандер, это же другой чертов мир! Прах же не… я же не… Господи-и-и, - она закрыла лицо ладонями. – Я подвела Шеридана, Деленн, Лигу, Анла`шок! Я подвела даже Вас! - застонала она, снова взглянув на вулканца. – Простите, - заскулила она, снова уткнувшись в ладони.
- Элис, Вас никто ни в чем не винит, - Маккой вытащил гипошприц с успокоительным и подошел к ней.
- Доктор, - на него обратились огромные влажные серые глаза, - что я теперь могу? Они рассчитывали на меня! Я подвела Деленн, Вы понимаете? Доктор, Вы понимаете, что теперь я не смогу засечь краб, что теперь ваш мир в опасности? Свяжитесь, в конце концов, с Федерацией, предупредите свои миры! – она взяла панику под контроль и попыталась вскочить.
- Нет-нет-нет, - Маккой ловко перехватил ее и сделал укол. – Вам лучше отдохнуть.
- Не надо мне отдыхать! – возмутилась она, чувствуя, как веки наливаются тяжестью и ее клонит в сон. – Коммандер… - она произнесла фразу на минбарском и упала на подушку.
- Что она сказала? – Маккой повернулся к вулканцу.
- Не могу ответить, доктор, - Спок отвернулся.

Без чести нет жизни, предав Анла`шок, рейнджер лишится смысла жизни. Они живут ради Единственного, они умирают ради Единственного, наверное, им повезло, что в их рядах такой преданный человек.
Спок, как теперь действующий капитан, распорядился вернуть мисс Хант одежду и денн’бок, выполнить то, что она попросит, и поднялся на мостик.
- Мистер Спок, - Чехов, Сулу и Ухура смотрели на него так, как будто он мог вернуть капитана к нормальной жизни. Но он не мог. И сказать ему людям тоже было нечего. А теперь еще одной проблемой больше – фанатично преданный рейнджер, лишившийся телепатических способностей, медленно сходит с ума, винит себя в гибели людей, страдает о своем мире, где уже не сможет помочь как телепат, взваливает на себя вину за носящегося где-то корабля Теней, считает, что она подвела не только Шеридана и Деленн, но и Валена, при всем при этом думает не о себе, а о других, в том числе и о самом Споке. Вулканец видел ее решимость, когда она не раздумывая встала на его защиту – земная женщина его, вулканца, мужчину…
Элис Хант знала, что войну с Тенями и Ворлоном ей не пережить – Спок узнал это из тех ошметков, в которые превратились ее ментальные щиты, теперь уже бесполезные. Если бы он мог вспомнить плак тау, под действием которого взломал ее разум и выпотрошил его, он бы вспомнил, что узнал все, что его жадный до ощущений разум пытался найти, но он забыл.
Боялась ли она? Боялась. Смерти, неспособности успеть вернуться вовремя, невозможности сделать свою работу как телепата, как рейнджера; боялась потерять Шеридана, которого она едва знала, отношение которого к телепатам было весьма прохладным; боялась подставить под удар Деленн – минбарку, давшую ей новую жизнь и цель в этой жизни; боялась посрамить Анла'шок, испугаться, когда настанет ее час, сбежать, чтобы спастись… и больше всего она боялась понять, что Синклер разочаровался бы в ней как в рейнджере. Любовь к этому человеку была всеобъемлюща, а преданность его делу – крепче любых щитов.
Спок не хотел углубляться так в ее воспоминания, страхи и мысли, но одна буквально выскочила на него, испугав как силой своей ненависти, так и одновременно силой своей любви. Корабль Теней действительно имел центральное ядро, человека-пилота, полностью подключенного к машине – Элис Хант жаждала уничтожить эту тварь прежде, чем та уничтожила бы людей, но сквозь желание смерти краба произрастало иное чувство – Элис любила пилота этого корабля, она страдала вместе с ним, разрывалась от желания помочь и невозможностью этой помощи. Пилота нельзя было вытащить из краба, нельзя было вернуть таким, каким он был – пилот становился частью машины навсегда… Спок не сомневался – Элис Хант однажды уничтожит корабль Теней, может, не сама, но легче ей от этого не станет, потому что пилот этот…
- Рассчитать курс на Землю, сэр? – обратился к нему Чехов.
- Нет, - решил Спок, коснувшись капитанского кресла. – Один день проведем на орбите.
- Капитан поправится, – Скотт постарался всех приободрить, но вышло плохо.
- Доклад командованию я подготовлю позже, - решил Спок, направляясь к лифту. – Мистер Сулу, примите мостик.
- Есть, сэр.
Если рейнджер настолько сильна верой в правое дело ради всех, значит, нужно найти способ вернуть ей ее способность, потому что без них не сможет ни она сама, ни капитан Кирк. Как телепат она может попробовать помочь Кирку, как телепату ей будет проще справиться с грузом вины и ответственностью, которую она понесет, когда уничтожит краб, потому что ни один человек, даже ни один вулканец не может настолько хладнокровно убить самого родного человека, даже если этот человек – сама смерть.
Корабль-матка Теней нес в своем ядре слабого телепата мира Элис Хант – Марту Хант, мать Элис.

Хант очнулась в полумраке – в приемном как всегда горел свет.
Одежда, денн’бок и брошь лежали на тумбочке, рядом с ей стояла обувь – кто-то распорядился, чтобы все вещи рейнджера были перенесены в лазарет, может, отчасти для того, чтобы напомнить о долге, может, чтобы дать понять, что если теперь она ничем помочь не может, она вольна уйти куда угодно, на корабле она не нужна.
Она переоделась, прикрепила брошь, перед этим с минуту просто держа ее в ладони и поглаживая голубую гемму пальцами – это символ Анла'шок, это отличительный знак, это не просто украшение ради украшения, носить Исил’За – великая честь. Куда идти и что делать, Хант не знала, как не знала и что делать с капитаном – даже находясь во сне, какими-то крохами оставшихся способностей она улавливала окружающий мир. Капитан потерял память, капитан был стерт как личность.
Она подошла к кровати, где лежал Кирк и коснулась его руки – он мгновенно открыл глаза и посмотрел на нее.
- Мне неизвестны правила Вашего мира, капитан, - прошептала она, поглаживая его пальцы своими, - но я сделаю, что смогу, чтобы помочь Вам.
Он не ответил, глупо улыбаясь ей, а она не могла ничего с собой поделать – долгие годы запретов на простое прикосновение, а теперь, когда в голове не было ни мыслей, ни телепатических способностей, она могла вот так запросто взять этого мужчину за руку. Джеймс Кирк был красивым мужчиной, очень красивым, ярким, смешливым, но когда нужно – серьезным и строгим, команда его обожала, девушки засматривались на него, офицеры ловили каждое слово. Человек чести, долга, один из лучших офицеров флота. Да и коммандер считал его лучшим другом. Пусть Кирк и не нравился ей тем, что был нормалом, но и Шеридан, при всей его блестящей тактике и стратегии ей совершенно не нравился, тем не менее, заслуживая уважение к себе своими идеями.
Она присела рядом – он тут же потянулся к блестящей броши как ребенок, увидавший новую игрушку. Стирание личности, полное опустошение разума – лишь однажды она сталкивалась с человеком, прошедшим через это, воспоминание отдавало привкусом горечи и страха. В ее мире это был способ казни – гуманный, когда личность преступника стиралась, замещалась новыми воспоминаниями. Не убийство, нет, человек продолжал жить, мог служить обществу, стать полезным, но она, раз увидев бесконечный лабиринт зеркал в разуме такого человека, увидев его истинное «я», навеки запертое и погребенное под новой личностью, считала эту процедуру не гуманным судом, а самым бесчеловечным поступком из всех. «Увидеть» настоящую личность в разуме такого человека мог только очень сильный телепат – ей не повезло оказаться таким. Теперь же она стала нормалом, пустышкой, она могла забыть все кошмары, начать жизнь с чистого листа, могла даже бросить Анла’шок, могла остаться в этом мире, встретить мужчину, выйти замуж, не бояться каждый раз коснуться его, чтобы не узнать, о чем он думает…
- Капитан, мне жаль, - прошептала она, бережно взяв его любопытные пальцы, ощупывающие брошь, в свою руку. – Я… капитан, Вы не поймете, что такое невозможность вести нормальную жизнь, а теперь она может у меня быть. Шеридан использует тэпов как оружие, а потом выбросит, думаете, я этого не понимаю? Мы и есть оружие, даже мы это понимаем, но… Думаете, во мне есть особая ценность? Нет. Может, минбарцы и думают, что рейнджер-телепат – что-то из ряда вон выходящее, что это священно, почитаемо, но… - она вздохнула. Кирк снова потянулся к броши, потыкал в голубую гемму, улыбнулся.
- Аф-ф-фтя, - сообщил он. Хант едва не отшатнулась – видеть взрослого мужчину, сильного мужчину в таком глупом сопливом состоянии не было сил. – Та-та-та-та, - он снова потянулся к броши.
Хант встала, мягко отведя его руку – Кирк обидчиво дернул губой и наморщил нос, намереваясь зареветь.
- Капитан, - она опустилась на колено перед ним – он тут же занялся ее брошью, забыв о прежних намерениях. – Капитан Кирк, я…
- Ав-ва-ва! – гордо сказал он, сунув палец в рот.
- Во имя Валена! – больше она не выдержала и вскочила. Он испуганно вздрогнул и захныкал. – К черту все – Вы правы! Хватит соплей, я найду способ вернуть Вас.
Он ухватил ее за руку обеими руками и поднес к своим губам, то ли намереваясь облизать ее, то ли просто выпрашивая ласку. Она коснулась пальцами его щеки – он снова улыбнулся, посмотрела на красиво очерченные губы – что ж, он все-таки действительно красивый мужчина, а она всего лишь женщина, это нормальные желания, после чего дернула уголком губ в попытке улыбнуться и покинула лазарет под лепет того, кто еще совсем недавно мог отдавать приказы, а теперь был полностью неспособен даже держать ложку.
Вселенная, как верят минбарцы, действительно говорит голосом разума. Нужно только научиться слышать его.

Спок выключил монитор и поднялся. Каждую свободную минуту он следил за состоянием капитана в лазарете, а то, что он увидел сейчас, сказало ему то, что он хотел бы знать больше всего.
Он вышел из своей каюты и направился в единственное место, куда рейнджер могла бы пойти, следуя ее логике.
- …Вам вреда, но Вам лучше отойти от приборов, - услышал он голос девушки, когда вошел в транспортаторную.
- Коммандер! – энсин Доус взглянул на него, словно ища поддержки. – Коммандер, мисс Хант хотела спуститься на Трокати, я не разрешил.
- Хорошо, - кивнул Спок. – Вы действительно это решили, мисс Хант? – обратился он к девушке. Та кивнула. - Логично. Энсин Доус, спустите двоих, - приказал он, поднимаясь на площадку. Хант молча взлетела следом, поняв ход его мысли.
- Но, коммандер…
- Выполняйте.
- Есть, сэр.
- Ден’Ша? – спросил Спок у рейнджера.
- Мора`дум, - ответила она. – Коммандер, Вам не следует…
- Энсин Доус, начинайте, - Спок поправил пояс с аптечкой, взвел фазер на оглушение и кивнул дежурному.
Золотистое сияние расщепило десант на атомы.




Глава 10.

Мора’дум – укрощение страха, часть подготовки рейнджера, когда тот, что был сломлен, должен в одиночку вступить в бой со своим страхом. Минбарцы мудры, страх не сможет позволить жить дальше, работать на благо других. Страх – враг, его нужно преодолеть любой ценой, даже ценой жизни, если придется.
Мора’дум Хант приняла, когда Спок обезумел от лихорадки крови, напал на нее. Она бы справилась, когда немного окрепла, поднялась бы на мостик, вызвала бы его на ментальный поединок, это стоило бы ей чести – все-таки он Энтил`За, но кодекс чести Анла’шок не давал точной формулировки в том случае, если Лидер был объектом страха. Тогда Спок пришел к ней сам, остался с ней, вылечил ее боль и страх. Хант сомневалась, понимал ли вулканец, что он делал или же руководствовался лишь логикой и хотел исправить то, что сделал. Она не смела его винить – это физиология, безумию в том или ином виде подвержены и минбарцы, и люди, а теперь и вулканцы.
Сех Дурхан говорил: «Мы сами придаем смысл своим жизням. Он не существует независимо от остального. Тем, кто входит в Анла'шок, не следует беспокоиться о том, что другие подумают о нас. Бессмысленно решать, что делать, основываясь на том, послужит ли это утверждению нашего "я". Главное - прожить каждый момент так, словно он - последний миг твоей жизни. Это означает, что надо поступать правильно только потому, что это верно. Масштабы не имеют значения. Где, когда, как и по какой причине - все это неважно». Может быть, Хант была слишком фанатичным рейнджером, но это не волновало ни ее наставников, ни Энтил’За Деленн, ни тем более ее саму. Правильным решением было бы принять мора’дум даже с Энтил`За, правильным решением было бы погибнуть или получить урок. Теперь же правильным решением было принять мора’дум по отношению к трокати – даже если бы коммандер запретил высадку на планету, она прошла бы через него, со всем почтением оглушив и его, и всю команду Энтерпрайза, потому что она рейнджер и чужое мнение ее волновать не должно, если дело, которое она задумала – правое, а что может быть правильнее помощи капитану?
Разумеется, она поняла, что вулканец уже узнал абсолютно все, что она скрывала, чем жила и что думала, но и это ее совершенно не волновало. В конце концов, залезать ей в голову позволено только ему… может быть, еще его отцу, но на это тоже есть веская причина. Рискни проделать подобное еще кто-то – он бы поплатился за свою дерзость.

- Коммандер, Вы не должны…
- Мисс Хант, это не обсуждается.
- При всем уважении, коммандер…
- Я понимаю Ваше желание и традиции Вашего мира…
- К черту мир! Простите… Коммандер, Вы не поможете, это мое личное дело и я…
- Тогда это и мое личное дело, рейнджер. У Вас своя причина быть здесь, у меня – своя. Это логично.
Стоя в темном лесу под небом, полным звезд, мужчина и женщина переругивались в полголоса.
- Простите за дерзость, коммандер, - сдалась Хант. – И спасибо, что вытащили меня от этих… - она сдержала себя от грубости. – Если бы не Ваша помощь, я уже была бы растением.
- Я сделал то, что было логично, мисс Хант, - ответил вулканец, почти бесшумно пробираясь через поблескивающие золотом заросли. Рейнджер следовала чуть позади. – Трокати надругались над Вами…
- Что? – она даже остановилась. – Они не… Коммандер, Вы думали, они меня?.. – Спок остановился и обернулся, приподняв бровь, глядя на ошарашенную девушку. – Во имя Валена, - прошептала она. – Это не было насилие или изнасилование, это было глубокое сканирование, хотя я понимаю, со стороны это выглядело как… - она закусила губу. – На этой планете, - объяснила она, - есть вещество, которое в моем мире носит название Прах. Если телепат или человек под действием Праха просканирует другого телепата, второй останется овощем, потому что… Впрочем, Вы правы, от изнасилования это отличается немногим. Трокати живут с этим наркотиком, они едят его или пьют – не знаю, что его выделяет, но эта штука существенно отличается от настоящего Праха. Трокати сработали как пиявки, вцепившись в ментальные щиты и высасывая пси-способности – не знаю, зачем им это, но это не совсем Прах, они не навредили моему рассудку, вот, в чем дело.
- Я вовремя помог Вам, - вулканец не стал говорить ей о том, что уже узнал о Прахе из ее же разума.
- Спасибо, - она чуть склонилась в поклоне, - но дело не в Вашей помощи, - и тут же покачала головой. – Они выпили меня досуха, тут нечему было помогать. Вот, в чем разница!
Он вгляделся в ее лицо – особо обеспокоенной таким поворотом она не выглядела.
- Тогда зачем Вы здесь? Убить всех тех, кто Вам навредил?
- Возможно, - она пожала плечами. – А возможно, погибнуть самой – как получится. Но, коммандер, - она подошла ближе, - я не собираюсь мстить – это неразумно и жестоко, я хочу попытаться раскачать то, что еще могло во мне остаться.
- Раскачать? – Спок понял причину ее приближения – в темноте она видела так же плохо, как и любой другой человек, ему же в этом плане повезло больше – его зрение было безупречно. – Думаете, телепатические способности можно вернуть?
Она ответила не сразу, задумавшись.
- Н-не-е-ет, - медленно протянула она. – Вернуть – нет, но мне повезло – я жива, я разумна. Возможно, повезет больше, если это вещество подействует и на меня, теперь уже не телепата, а нормала.
- Думаете, пробудить спящие способности? Это логично.
- Не спящие, - поправила она, - генетическую наследственность. Моя мама была телепатом, очень слабым, но, видимо, пси-способности как-то передались мне, почему-то усилились. Честно говоря, я не изучала этот аспект, я не медик и не генетик, а минбарцы хоть и занимаются с телепатами, свои соображения держат при себе. Я могла бы просканировать кого-нибудь поглубже, но это – проявление неуважения, а я не люблю наказания.
- Вы хотите, чтобы трокати снова просканировали Вас? – переспросил Спок.
- Возможно. Может быть, и нет, если я найду источник Праха. Было бы проще, если бы второй вариант был доступнее.
- Из-за того, что тогда не пришлось бы бить трокати?
- И в этом тоже, хотя… наверное, проще притащить одного на борт и вежливо попросить его вернуть личность капитана на место…
- Это разумно.
- …пообещав в противном случае свернуть ему шею, если он откажется сотрудничать или снова примется сканировать всех подряд.
Спок вздернул брови.
- Логично, но жестоко.
Хант округлила губы, беззвучно говоря: «Ну, коне-е-ечно!», забыв об остром зрении вулканцев. Спок не стал указывать ей на ошибку.
- Если я правильно раскачаюсь, - продолжила она, - есть вероятность того, что я смогу помочь капитану, хотя надежд на это очень мало. Как и на то, что я верну свои способности, впрочем.
- Трокати практически глухи, - Спок слегка покачнулся на пятках, - слух им заменяет их телепатический дар и зрение.
- Как телепаты они очень слабы, - дополнила Хант, щурясь. – Да и зрение у них не лучше человеческого. Так себе противники, хотя выглядят как бодибилдеры.
- Внешность обманчива, - наставительно сообщил Спок.
- Совершенно согласна. И, коммандер, пожалуйста, не мешайте мне добывать информацию, - попросила она.
- Я буду рядом на всякий случай, - согласился он, снова уходя вперед.
- Хорошо, что сейчас темно и Вы не в тунике, - услышал он ее тихое бормотание в пяти шагах позади. – Пф-ф-фух, ничего себе проверка выдержки.
Об остром слухе вулканцев она тоже забыла.

В какой-то миг Спок, слишком быстро шедший впереди, забылся, а когда оглянулся, понял, что снова попался на одну удочку дважды – Хант исчезла.
Он не слышал ни звуков борьбы, ни криков, ни стонов, как будто она сквозь землю провалилась, коммуникатор выдавал помехи – где-то опять шел ионный шторм или же так действовало поле самой планеты, но факт оставался фактом – ни связи с Энтерпрайзом, ни следов рейнджера, ни звука в ночном лесу, ни подозрительных запахов в дыхании теплого ветра.
Спок вернулся назад, обшарил каждый куст, но не нашел ни следов, ни самой девушки, зато обнаружил коммуникатор – целый и либо специально выброшенный, либо обороненный случайно.
Логика подсказывала, что сбежать Хант не могла, не стала бы, да и не смогла бы сделать это так тихо и бесследно, чтобы он не услышал, с другой же стороны как рейнджер с принципами, она вполне могла спрятаться, чтобы уйти вперед, обойти его, обмануть… но тут вся логика забуксовала – она рейнджер, она не станет обманывать Лидера, это недопустимо для Анла'шок, а она фанатично преданный человек… Тогда где она?

Связаться с кораблем удалось только с рассветом – Спок поднялся наверх, выслушал сожаления Скотти о том, что чертов шторм нагрянул, когда его не ждали, взошел на мостик и приказал Чехову сканировать поверхность планеты.
- Есть, капитан! – отозвался тот. – Обнаружил. Двадцать километров на север от точки, где подняли Вас, сэр.
- Лейтенант Ухура, свяжитесь с транспортаторной и лазаретом, передайте… - договорить Спок не успел.
- Сэр, она быстро движется, - встревожено дополнил Чехов.
- Направление? – Спок подошел к нему.
- Эм… не знаю, как сказать, сэр, но она движется кругами. Транспортер не сможет ее зафиксировать для переброски.
- Наличие форм жизни рядом?
- Сто шестнадцать, сэр. Все однотипные. Это трокати, сэр. Один из них мертв.
- Остальные?
Чехов пробежался пальцами по кнопкам.
- Неопределенно, сэр. Ничего не понимаю, - добавил Чехов по-русски.
- Мистер Сулу, примите мостик! – Спок тут же прошел к лифту.

Вулканец был готов к чему угодно – зная нрав рейнджера, ее подготовку и рвение в помощи капитану, он рассчитывал увидеть бойню насмерть, но только не то, что предстало его глазам: Хант не спеша бегала кругами по небольшой полянке, изредка взмахивая шестом не то в драке с невидимым противником, не то находясь в безумии.
- Коммандер! – но увидев Спока, она прекратила забег и рванула к нему. – Вы живы! Ч-черт подери, я думала, что…
- Что произошло? Как Вы сюда попали? – он недоуменно взглянул на трокати, лежащих вповалку, на самого крупного в центре и перевел взгляд на пританцовывавшую девушку.
- М-можно чуть позже, пожалуйста? – попросила она, складывая шест. – Ч-чертовски холодно, знаете ли, а спать с эт-тими к-комками шерсти я не б-буду хоть убейте.
- Спок – транспортаторной, - вулканец немедленно раскрыл коммуникатор.
- Скотт слушает.
- Поднимайте двоих. Мисс Хант, пару секунд неподвижности, пожалуйста.
- З-зверски трудно, коммандер, - стукнула зубами она, но послушно замерла, стараясь не дрожать.
На корабле ее тут же проверили, Маккой сделал укол общеукрепляющего и увел в лазарет.

Отогревшись, немного поев и выпив кофе, Хант приступила к рассказу.
- В общем, передавайте приветы вашим исследователям, которые ни черта не поняли в том, что увидели, - выдохнула она, все еще грея ладони о кружку.
- В каком смысле? – не понял доктор.
- Я читала данные о планете и населении, вы же не думаете, что я сунусь в незнакомый мир, поверив на слово, что там безопасно? Простите, коммандер, - обратилась она к Споку. - В общем, ваши ученые изучили планету, но не ее обитателей, на самом деле милых существ, но малость… нет, очень сильно озабоченных. Не вина исследователей, что они не смогли ничего понять – уверена, среди них не было ни одного телепата.
- В каком смысле? – повторил Маккой. – То есть, в каком смысле озабоченных?
- В буквальном. Вы знали, что трокати двуполы?
- Что? Двуполы? – Маккой потянулся к компьютеру.
- В базе данных по этому вопросу ничего нет, доктор, - остановила его Хант. – Как нет и того, что у трокати нет ногтей, когтей и вообще ничего острого, включая зубы. Да вы что, не заметили, что плоды имеют тонкую кожицу, а внутри только мякоть? А Вы знали, что трокати практически глухие, вдобавок дальтоники… или как это называется правильно, когда не отличают черное от белого и вообще всю радугу целиком?.. и что они телепаты, живущие на Прахе?
- Телепаты – да, - кивнул Маккой. – Прах нам неизвестен, но экспедиция не смогла толком изучить этих гуманоидов.
- Они не гуманоиды, доктор, - покачала головой девушка. – Они… как бы это сказать правильно… я не знаю, кто они, но точно не гуманоиды.
- А кто? – Маккой приподнял брови.
- Не птицы, не рыбы, не амфибии, не млекопитающие, стопроцентно не яйцекладущие, не живородящие хотя бы потому, что они вообще не самовоспроизводятся, так что выбирайте на свое усмотрение. Их внешний вид – своего рода маскировка, но я не поняла, для чего именно, поскольку хищников на планете нет.
- Маскировка? А как тогда они выглядят на самом деле? – поинтересовался Маккой.
- Так и выглядят, как сейчас, а до высадки первой экспедиции они были чем-то вроде амеб или этих… химер, - Хант развела руками. – Вы знаете, что их пенис – это своего рода… м-м-м… что-то вроде волос у человека?
Маккой округлил глаза, Спок приподнял бровь.
- То есть… - доктор соединил ладони и начал медленно разводить их в стороны.
- Ну да, - кивнула Хант. – Буквально. У кого длиннее, тот и лидер. Кстати, он у них растет или уменьшается – не спрашивайте меня, почему и как. Этого я знать даже не хотела.
- Откуда Вы тогда все это узнали? – спросил Спок. – Как Вы попали в то место? Это лагерь?
- Эм-м-м… Храм, если я правильно поняла, куда меня доставили. Кстати, трокати хоть и сильные, но по деревьям лазают как мартышки – просто удивительно! Наверное, они могут изменять структуру костей, мышц и всего прочего – я не медик, я в этом мало что понимаю. Они схватили меня вдвоем, подняли вверх и потащили вперед. Поверьте, коммандер, я вырывалась, как могла…
- Я понимаю. Приношу извинения за то, что не смог прийти Вам на помощь.
- Ну, помощь там была бы лишней. В общем, они доставили меня в храм – в то место, которое им служило храмом, и снова принялись за старое.
Маккой побелел и схватился за гипошприц, Спок сверкнул глазами и напрягся.
- Они опять Вас?.. – ахнул доктор.
- Эм… да, - кивнула девушка. – То есть, нет, не так… это сложно на самом деле, но видите ли, внешне они мужчины, хотя на самом деле… андрогины?
- Гермафродиты, - поправил Спок.
- Да. В общем, женщину как женщину со всем, что женщине положено иметь, они увидели впервые. Кстати, почему в отчете не указан пол ученых-первопроходцев?
Маккой нервно дернул плечами.
- Вероятно потому, что первые исследователи были небольшой группой ученых с Беты Ригеля, на которой в силу условий на планете работают только мужчины.
- Понятно, - протянула Хант. – Ладно, вопрос снимается. Продолжим. Итак, эти зеленые друзья человека на самом деле совершенно безопасны для людей и даже для телепатов вашего мира, как я поняла из отчетов медицинской службы и от вожака трокати, когда я сломала его руку.
- Но Вы упомянули о Прахе, - напомнил Маккой, отложив гипошприц.
- Да, к несчастью, - Хант отвела глаза. – Эта дрянь наделала немало бед в моем мире, стала причиной растительной жизни десятков телепатов, хотя изначально была создана, чтобы поднять пси-уровень у нормалов хотя бы до единицы. Трокати не желали мне зла и уж точно не стали бы делать из меня нормала, но поскольку я телепат иного мира, действие Праха для меня губительно. Это не их вина, не моя, тем более не ваших ученых. Это случайность.
- То есть Вы можете вернуть свои способности? – спросил Спок.
- Не могу, - она мотнула головой, глядя в стол. – Процесс необратим. Поверьте, вожак сказал мне правду – они не причинили бы мне вреда, если бы я была просто женщиной-нормалом…
- Вы поверили ему на слово? – Спок чуть приподнял бровь.
- Да, предварительно сломав ему вторую руку и перебив колени, - кивнула девушка. Маккой сглотнул. – Я не сторонник насилия, но мои помыслы были чисты… я надеюсь… В общем, эти существа, никогда не видевшие женщину, старались… м-м-м… расслабить меня, чтобы… м-м-м… осуществить некое действо, выражающееся в… м-м-м… их физиологической потребности и некоем культе.
- Не понимаю, - Спок слегка отклонился назад.
- Они нимфоманы, - перевела Хант. – Нимфоманки, если точнее, поскольку они и женщины в том числе.
- Что? – нервно хохотнул Маккой. – Нимфоманки?
- Для их вида это так же естественно, как для человека – чистка зубов или принятие пищи. Это своего рода удовлетворение потребности в ментальном прикосновении с целью достижения удовольствия обоих партнеров, а если еще точнее – то всего их вида. Как ни странно, их телепатическая связь объединена – это удивительно, я о таком даже не думала. Доктор, будь ваши ученые хоть немного изобретательнее в их поисках, Федерация получила бы уникальное средство против полового бессилия человека – как женщин, так и мужчин. Они прирожденные сексопатологи – мертвого разбудят и возбудят.
- То есть они Вас… - Маккой очень постарался не улыбаться.
- Они – меня, - поняла она его. – Очень глубоко, многократно и… не важно, - перебила она себя, покраснев. – Но поскольку они постоянно под Прахом, который для них наркотиком не является, они попросту выпили меня. Вожак долго извинялся за поведение своих сородичей, и хотя я поняла их желание прикоснуться к разуму женщины-телепата и даже их перевозбуждение от такого открытия, это не помешало мне сломать ему шею.
Маккой крякнул. Спок поджал губы.
- А что тогда произошло с капитаном? – спросил доктор спустя минуту глубоко задумчивого молчания.
- Э-э-э… - Хант покраснела еще больше. – Он им понравился как мужчина.
Брови доктора и Спока полезли на лоб.
- Значит, они и его?.. – тихо уточнил Маккой.
- Э-э-э… да, но тут небольшая загвоздка.
- Какая? – Спок внимательно посмотрел на красную от смущения девушку.
- Коммандер, я не ханжа, - объяснила она.- Вы же были в моем разуме, Вы видели того минбарца-телепата, в которого я влюбилась, Вы видели, что он мне показал и как я на это отреагировала…
- Ритуал поиска точек удовольствия? – бесстрастно уточнил вулканец. Маккой едва не застонал, закрыв глаза ладонью.
- Ну да. И это была только ментальная связь – ничего больше, но знаете, будь это возможно, это большее было бы, так что я всего лишь не хочу смутить Вас такой темой.
- Вулканцы не смущаются, мисс Хант.
- Ну да, - едва слышно проворчал Маккой.
- Это другое, - прервал дальнейшее обсуждение Спок, чуть повысив голос.
- Ну да, - повторил доктор, улыбнувшись.
- А еще трокати восстанавливают повреждения костей, - задумчиво вставила Хант, - если это вообще можно назвать костями, - мужчины снова обратили на нее внимание. – Простите, нужно было как-то вас отвлечь от выяснения отношений.
- Так что произошло с Джимом? – Маккой покосился на Спока.
- Он им понравился как мужчина, как человек и он… он соблазнительно пах.
- У них настолько развито обоняние? – спросил Спок.
- Понятия не имею, - честно ответила Хант. – Бранмел как-то упустил этот момент, но он показал, что капитан Кирк… в общем, они хотели доставить ему как можно больше удовольствия… себе, впрочем, тоже, а кончилось тем, что его разум не выдержал.
- Но почему они напали на него? – не понял доктор. – Им понравился его природный запах или его одеколон, или?..
- Его сперма, - закончила Хант. Маккой приоткрыл рот. – Видимо, у капитана была бурная ночь, а после душа остался какой-то намек на запах, это привело трокати в неистовство, они постарались расслабить его, потом соблазнили, а потом занялись бурным ментальным сексом всей своей расой. В какой-то степени я их понимаю – капитан активный зрелый мужчина, красивый мужчина, он любит секс, любит удовольствие, так что он, похоже, смог соблазнить расу амеб… - Хант нахмурилась. – Я не понимаю другого – по какой причине, где и что именно переклинило, что вызвало полное стирание личности капитана?
- А что сказал Бранмел? – спросил Спок.
- Он сам не знает. Никто не знает и не понимает. С каких пор петтинг и онанизм могут повредить разум? А если могут, то как его вернуть в нормальное состояние? Воздержанием?
- Вероятно, в этом причина того, что их воздействие не повлияло на меня, - задумчиво прокомментировал Спок.
- Э-э-э… - снова протянула Хант. – Не совсем так. Простите, коммандер, но Вы им как раз понравились больше капитана и не будь Вы… вулканцем… простите еще раз… но они бы Вас… Вам… В общем, Вам бы понравилось.
- Причем тут мое вулканское происхождение, мисс? – спросил Спок с каменным лицом.
- Потому что Вы упрямый, остроухий… - начал Маккой.
- Дело только в плак тау, - быстро сказала Хант, кусая губы. – Они побоялись, что Вы их… э-э-э… В общем, они испугались Вашего темперамента. Простите.
Маккой не выдержал и, закрыв лицо ладонями, захохотал.
- Не нахожу ничего смешного в физиологии вулканцев, - ровным голосом сказал Спок под завывания довольного доктора. – Значит, они не знают, как обратить процесс стирания личности капитана вспять?
- Боюсь, что нет, коммандер, - Хант сразу прекратила кусать губы. Маккой тоже перестал смеяться. – Но они навели меня на мысль о том, что с этим могу справиться я, если смогу снова стать телепатом.
- Однажды Вы уже имели контакт с такой личностью, - Спок скрестил руки на груди. Хант кивнула. – И Вы взломали его разум, - снова кивок.
- Да, за что и получила наказание. И знаете, коммандер, я до сих пор убеждена в том, что стирание личности – худшее, что Земля придумала в качестве смертельной казни. Это плохая замена электрического стула, это, по сути, медленное гниение и такая же медленная смерть настоящего «я», запертого внутри новой личности. Так что этому убийце я оказала большую услугу, а обществу – услугу еще больше, потому что если бы проснулся сам, последствия были бы куда хуже даже притом, что минбарцы справились бы с ним, а минбарские телепаты…
- А что Вы сделали? – спросил Маккой.
- Сломала блок, освободила его настоящее «я», а вместе с этим сожгла его мозг, - холодно ответила Хант. – И я этим не горжусь, доктор. Я не Бестер, я не палач и не садист, но у меня как у телепата есть свое видение беспредела, творимого судом Земли, а как у человека – свое видение на уголовный процесс и справедливость.
- А как у рейнджера? – спросил Спок.
- Тогда я не была рейнджером, коммандер, - же спокойнее ответила она.
- Теперь Вы им являетесь, - напомнил он.
- Я не думаю об этом случае, коммандер, но… Я не исповедник всепрощения, я не верю в то, что убийцу, маньяка, психопата можно вот так «заменить» на доброго, хорошего и порядочного человека. Внутри этого всего все равно останется убийца и сколько бы добрых дел ни совершил новый человек, старый никогда не искупит своей вины перед теми, кто потерял детей, жен, мужей. Это всего лишь маска.
- А он, тот человек… - Маккой дернул подбородком.
- Он похищал детей и подростков, - мрачно ответила Хант, встав и пройдясь по лазарету. - Шестьдесят один ребенок, доктор. Он их пытал, насиловал, мучил, а потом убивал – без жалости, без сожаления, мучительно медленно, наслаждаясь их агонией. Знаете, что он говорил на суде? Что он открывал им дверь в рай, освобождал их души от плоти, что он был избран богом для такой миссии, - она сжала кулаки и стиснула зубы. – А потом суд постановил стереть его личность, хотя родители этих детей просили о высшей мере. Земля дала ему шанс жить, хотя они, эти дети, были мертвы. Я бы приняла наказание снова, но попадись мне такой ублюдок еще раз – я бы не раздумывая порвала его мозг на куски, а теперь, как нормал, переломала бы ему кости и вышвырнула в космос, - она перевела дух, успокоилась и снова села. – Не могу сказать, есть ли личность капитана Кирка внутри его разума, но если есть, ее можно вытащить.
- Но что может быть, если взломать его разум? – спросил Спок.
- Не знаю, - Хант покачала головой, глядя ему в глаза. – Возможно, он восстановится, возможно – нет. Контакт должен быть глубоким, сильным, проводить его должен опытный телепат, который сможет вовремя остановиться и залатать ментальные дыры, чтобы капитан не сошел с ума и не стал овощем.
- Вы на это способны? – спросил Маккой.
- В таком состоянии нет. Я уже не П-12, я даже не П-1, я пустышка, нормал.
- А если Вас поднять до П-12?
Она задумалась.
- Нет, - ответила она после раздумий. – Простите, доктор, простите, коммандер, я могу взломать, но остановиться и тем более сохранить капитану рассудок я не смогу. У меня нет опыта, у меня нет должного контроля – я сожгу его. Простите.
- Тогда можно передать капитана в руки вулканских целителей, - предложил Спок. – Они могут попробовать вытащить его.
- Но там нечего вытаскивать, - недоуменно возразила Хант. – Там не ментальный блок в привычном понимании, там пусто и нечего искать, если не знать, что именно искать и где конкретно. Погружение в разум пустышки - одно, погружение в разум новой личности – другое, а капитан уже сейчас познает мир и пытается самостоятельно создать себя как нового человека. Это не безумие, чтобы его лечить.
- Целители Вулкана обладают нужными знаниями, - ответил Спок. – Они могут попробовать. Это лучше, чем бездействие.
- Да, конечно, - покивала Хант.
- Значит, летим на Вулкан, - Спок поднялся и вышел из лазарета.
- А что с Бранмелом и прочими? – поинтересовался Маккой, так же встав.
- Они умерли, но, думаю, им уже лучше, - рассеянно ответила Хант.
- Думаю, исследования Трокати продолжатся с необходимыми предостережениями, - Маккой осторожно коснулся плеча девушки ладонью. – Спасибо Вам.
- На здоровье, – она не глядя похлопала его по руке и только теперь поняла, что действительно прикоснулась к нему и не просканировала. – Доктор, - взглянула она на мужчину снизу вверх, - спасибо, что спасли мне жизнь. Я ведь даже толком не поблагодарила Вас.
- Это моя работа, - улыбнулся он. – Вы, кстати, сильно изменились, потеряв свои способности, стали более открытой, активной.
- Быть телепатом, значит, постоянно себя контролировать – всегда, везде и во всем, теперь в такой строгости контроля нет нужды. Возможно, что опустошение освободило все то, что давно рвалось наружу – все желания, мечты… может, позволит мне побыть хоть немного свободной от бесконечного контроля и мыслей о войне, ведь люди же живут, любят, даже женятся, когда над головой рвутся бомбы.
- Может, выпьете немного? – предложил Маккой. – Особого повода нет, но…
- Не откажусь, - кивнула она. – Какого теперь черта? – риторически ответила она на его улыбку.

- Это вынужденные меры, - быстро захмелевшая с непривычки девушка забавляла Маккоя. – Чертова сдержанность, весь этот чертов бесконечный контроль, будь он проклят, а еще постоянный страх прикосновений – знали бы Вы, как это бесит!
- Могу представить, - доктор не стал подливать ей еще, зато себя не обидел.
- Не можете. Коммандер может, Вы – нет.
- Вы не зовете его по имени даже в его отсутствие, - заметил Маккой, отсалютовав ей стаканом.
- Уважение, - коротко пояснила она. – Что это вообще такое? – она подняла свой стакан, глядя через него на мужчину.
- Виски.
- На Минбаре нет спиртного. Минбарцы его не переносят – они становятся аргр… агр…
- Агрессивными?
- Именно. Это очень страшно.
- Вы всегда рассказываете о своем мире что-то общее. Политика, война… а что-то личное?
- Личное… - она тяжело вздохнула. – Личное… я пробыла на Минбаре всего неделю и встретила его – он был так красив, что я влюбилась с первого взгляда. Высокий, красивый, со светло-голубыми глазами…
- Синклер?
- Нет, минбарец, - она встала, пошатнувшись и ухватившись за стол. – Уф-ф-ф… Он был из касты Жрецов, из одного очень уважаемого храма, к тому же телепат, а это было даже важнее всего прочего. Словом, если бы не физиология… А вообще, Деленн это не помешало, хотя с ней все сложно… Вален, Синклер, трилюминарий, - она упала на стул и обхватила голову руками. – Я тогда еще не знала, что минбарцы и люди несовместимы, преследовала его, строила глазки как дура. Он в силу своего воспитания не мог отшить меня, выслушивал все мои мысли…
- Мысли? Вы общались телепатически?
- Разумеется! – резковато воскликнула Хант. – Он телепат, я телепат… Дело кончилось тем, что я упросила его показать мне их ритуалы… там был один такой, знаете… их учат этому в храмах. Они не ханжи, в удовольствии они толк знают, так что, думаю, Шеридан – счастливый сукин сын, - Маккой поперхнулся от такого заявления.
- Простите?
- Поиск точек удовольствия, - пояснила она. – Со всем почтением, не заходя за рамки дозволенного, всю ночь напролет, пока другие молятся за парочку.
- Молятся? – доктор едва не поперхнулся снова. – За процессом присматривают другие?
- Они минбарцы, у них ритуалы на все на свете. В общем, Танниер только показал мне основы ритуала, а то, что я представила и пережила… мне до сих пор неловко при виде минбарцев-мужчин.
- Вы… Вы испытали?..
- И еще какой! Рухнула на руки Танниера – он, наверное, подумал, что я спятила, если у меня вдруг началась такая реакция, а потом… В общем, мой наставник отправил Танниера в Йедор на какое-то время, чтобы я прекратила думать о нем и научилась держать свои мысли и желания в узде, но черт подери, доктор, полное единение в момент оргазма – это нечто! – выдохнула она. – Потом я стала сдержаннее, потом были небольшие интрижки – просто люди, всего пару раз, потому что с нормалами нет никакого единения, а потом я стала рейнджером и послала все к черту.
Маккой залпом проглотил свою порцию.
- А Синклер?
- Синклер – это Синклер, - философски ответила девушка. – Думаю, он знал, что я люблю его, только не показывал вида. Он вообще многое понимал. Он не был телепатом, но понимал меня даже лучше моего наставника.
- Так Ваши слова про любовь – это в самом деле про любовь женщины к мужчине?
- Доктор, - на него уставились осоловелые глаза, - я же понимала, что он какой-то другой, что что-то будет, что у меня нет шансов, но я любила его, я люблю его, очень люблю.
- Потому Вы пошли в Анла’шок?
Она почему-то не ответила сразу, надолго замолчав и тиская в пальцах пустой стакан.
- Нет. Не путайте любовь и желание. Я не знала, что он Вален, я служила делу Валена, я служу делу Валена, я служу делу Синклера, я люблю его больше, чем просто человека, минбарца, наставника, Лидера и… Я люблю его душу, доктор. Каждый раз, когда я задумываю что-то, я думаю, а что бы он сказал на это? А что он бы думал – правильно ли это или нет? Чисты ли мои помыслы или нет?
- И Вы… простите, если это личное, но Вы храните ему верность в плане физической любви?
- Ой, не-е-ет! Это маразм, доктор! У нас же не целибат, в конце концов, это у меня с этой телепатией вечно проблемы, но чтобы воздерживаться…
- А Шеридан?
- Что Шеридан?
- Он Вам нравился?
- Он красивый, умный, он солдат, великолепный стратег и я ему подчиняюсь, но телепатов он не выносит. Все нормально, никто не хочет жить вечно, а цель оправдывает средства. Уф-ф-ф… что-то мне нехорошо, - она потерла лоб и поморщилась. – Это так и должно быть?
- Я сделаю укол, который…
- Не надо. Пусть. Раз в жизни нужно испытать и такое. Странное ощущение, как будто я под воздействием каких-то наркотиков.
Маккой помог девушке подняться – вести ее в каюту далеко, Спок не одобрит ее поведение и поступок самого Маккоя, если увидит, так что койка в лазарете будет в самый раз.
Уложив окончательно окосевшую от алкоголя девушку, он все-таки решился задать самый волнующий его вопрос.
- Элис, а как Вы относитесь к Споку?
- Спок… вулканец, - она уже с трудом шевелила языком. – Он другой… ничего не получится, я уйду, а он тут… он будет жить, - она закрыла глаза, – а я не переживу войну, я знаю, а у него будет Кирк, у него всегда будет Кирк, - она глубоко вздохнула и погрузилась в сон.
Маккой едва не протрезвел, когда понял, что все это время рейнджер знала свою судьбу и была к ней готова, но так и не понял, испытывала ли она что-либо к вулканцу или нет.

- Красная тревога! Красная тревога! – пронесся сигнал по кораблю. – Всем занять свои места!
- Валена ради… - Хант подскочила на койке, схватилась за голову и тут же рухнула на пол, не рассчитав положения тела, высоты койки и своего похмельного синдрома. – Доктор Маккой! – тем не менее, гаркнула она, вскочив.
- Ромуланцы, - тот выскочил из приемного, вкатил ей укол, отчего голова странным образом прояснилась и пропала препротивная тошнота и провел над ней трикодером. – Порядок, а теперь простите.
- Ромуланцы?
- Спок ведет переговоры, Вам лучше подняться на мостик.
- Но насколько я знаю, Ромуланская Империя лежит вдалеке от трассы к Вулкану, разве нет?
- Лежит, но Энтерпрайз проходила слишком близко к границе нейтральной территории, ромуланцы заявили, что уничтожат корабль Федерации, если мы не сдадимся.
- Горячие ребята, дрази им бы позавидовали, - Хант вздернула брови и рванула к турболифту.

- Это вы покинули территорию Федерации! – грубо говорил голос какого-то мужчины с монитора.
- Повторяю, коммандер Драси, - мягко настаивал Спок, - мы не пересекли границ Федерации. Ваш корабль вышел из зоны Империи Ромула.
Хант молча замерла около лифта, глядя на недовольное лицо Драси – темная кожа, короткая челка, вздернутые брови, острые уши, двуцветная форма. Она покосилась на Спока – идеально ровная челка, острые уши… и так далее…
- Мы вынуждены были нарушить условия договора! – выпалил Драси, скрежеща зубами. – Если бы не эта тварь…
- Тварь? – Спок приподнял брови.
- Это не ваше дело! – еще резче отбил Драси. – Это дело Империи! Сдавайтесь, Энтерпрайз, или мы вас уничтожим!
- Черная, - произнесла Элис, сделав шаг вниз, глядя на Драси. – Черная как сама смерть, - Драси впился глазами в нее, - выпускающая лиловый луч, уничтожающий все живое. Черный корабль, маневренный, почти неуязвимый, мерцающий, исчезнувший с радаров раньше, чем его засекли.
- Что еще за шутки? – коброй зашипел Драси.
- Простите, что вмешалась, коммандер, но я знаю этот корабль, - Хант подошла к креслу капитана. – Вы позволите, коммандер? – обратилась она к Споку. Тот молча кивнул.
- Так это ваша Федерация!.. – Драси готов был плеваться ядом.
- Я не имею отношения ни к Федерации, ни даже к людям этого мира, коммандер Драси, - ледяным тоном начала она. – Я рейнджер из другой Вселенной, из другого времени, а корабль, что Вы видели или с которым столкнулись – боевой корабль расы, которая уничтожит вас и вашу галактику, если ее не остановить.
- Я не буду говорить с низшим… - Драси вздернул подбородок, всем видом показывая презрение.
- Тогда ваша Империя падет. Сказать, когда это произойдет? Этот корабль – органическая машина, он умен, он превосходит все ваши достижения в технике, но даже у него есть слабое место и я его знаю.
Драси задумался, стиснув зубы и с ненавистью глядя на Спока и Хант.
- Ваше предложение, рейнджер?
- Коммандер, позволите? – она взглянула на Спока. Тот снова молча кивнул. – Вы опустите щиты и возьмете меня на борт…
- Это безумие! – вырвалось у Чехова.
- Зачем мне это делать? – фыркнул Драси. – Человек не сможет справиться с таким кораблем – мы не смогли!
- Вы никогда не сталкивались с этой расой, я же знаю их, их слабые места, их корабли, я могу помочь вам уничтожить эту тварь. Или, может быть, вы потеряли мало людей от его Режущего луча?
Драси пронзил ее ненавидящим взглядом.
- Это ловушка.
- Это не ловушка, коммандер. Я приду одна, я помогу победить этот корабль и избавить ваш народ от смерти.
- Мы не боимся смерти!
- И я тоже.
Поединок взглядов продолжался почти минуту, после чего Драси нехотя кивнул.
- Я свяжусь со своим капитаном.
- Я подожду.
Когда экран погас, Ухура в недоумении обернулась на девушку.
- Это какой-то трюк? – спросила она. – Вы же не пойдете к ним?
- Еще как пойду, - заверила Хант.
- Они убьют Вас! – Чехов развернулся в кресле.
- Возможно, - согласилась она. – Мы всегда ходим на краю смерти. Я изучила их расу по тому описанию, что есть в компьютере, они сильны, свирепы, но по силе они равны людям – у меня будет шанс.
- Но идти туда одной!.. – Чехов развел руками.
- Мистер Чехов, следите за приборами, - напомнил Спок.
- Коммандер, «Охотник» опускает щиты, - оповестил Сулу.
- Коммандер, «Охотник» ждет связи, - произнесла Ухура.
- Вы уверены? – Спок поднял на рейнджера глаза.
- Как никогда, коммандер, - четко и уверенно ответила та.
- Открыть канал, - приказал Спок.
Появившееся лицо Драси на мониторе было хмурым.
- Мой капитан примет Вас на борт, рейнджер, - доложил он. – Но если это уловка, чтобы…
- Рейнджеры не лгут, коммандер, - перебила Хант. – Я сделаю свою работу и уберусь с территории Империи, но не раньше того момента, когда корабль Теней будет уничтожен.
- Теней? – презрительно фыркнул Драси. – Он меньше всего похож на Тень!
- У всех свои недостатки. Я поднимусь на борт через несколько минут.
- С нетерпением буду ждать, - язвительно бросил Драси и отключил связь.
- Вы догадались, - Спок поднялся с капитанского кресла.
- Да, коммандер, - Хант коротко поклонилась. – Разрешите идти?
- Мистер Сулу, сообщите координаты в транспортаторную и примите мостик, - распорядился Спок, следуя в лифт. – Я провожу Вас.
Когда двери лифта закрылись, Спок взглянул на собранную девушку.
- Как давно Вы догадались? – спросил он.
- Когда прочитала о Ромуле и узнала координаты планеты, - ответила та. – Краб может и не уничтожит Ромул, в чем я не уверена, но будет вычищать их мир как чума Европу на Земле.
- Координаты, - повторил Спок.
- Ворлон, - отрезала Хант.
- Родина врагов, - кивнул Спок. Лифт открыл двери и они вышли.
- Что опять? – доктор Маккой по неведомой причине ждал их у лифта.
- Все так, как и должно быть, доктор, - ответила Хант, даже не взглянув на него. – И спасибо за компанию – было интересно.
- Компанию? – Спок приподнял брови.
- Не важно, - отмахнулся Маккой. – А куда вы собрались?
- На Ромул, - ответила Хант, не сбавляя шага. – Краб объявился.
- К ромуланцам? – глаза Маккоя округлились. – Вы? В таком состоянии?
- В каком состоянии, доктор? – Хант резко развернулась, сверкнув враз потемневшими глазами. – Доктор, я Анла’шок, рейнджер, рейнджеры - люди из тех, у кого нет никаких способностей, кроме своих рук, ума и быстроты реакции тела, я не исключение. Даже теперь, когда я уже не тэп, я все равно рейнджер, это мой долг – идти туда, где нужна моя помощь.
- Они же звери! – едва не завопил доктор. – Они порвут Вас на клочки!
- Тогда я останусь человеком и успокою их, как смогу.
- Спок, что Вы молчите? – Маккой набросился на вулканца. – Вы же знаете, Вы же понимаете, что ей нельзя туда, нельзя вот так…
- А Вы можете быть доктором и спасать жизни только по вторникам и субботам, доктор? – спросила она, зайдя первой в транспортаторную и повернувшись к нему. – Вы можете бросить умирающего в понедельник или четверг?
- Это нельзя сравнивать, мисс Хант!
- Вы выучились, чтобы лечить, я училась, чтобы защищать. Дома, здесь, на территории Федерации, у ромуланцев, у клингонов – не имеет значения. Рейнджер идет туда, куда не пойдет больше никто, это наш долг. Мы живем ради Единственного, мы умираем ради Единственного.
- Вас же могут убить! – Маккой схватил ее за руку.
- Я знаю, - она погладила его по руке. – Вылечите капитана, доктор, и… - она подняла глаза на вулканца. – Это все.
Она взошла на платформу и приложила левую руку к сердцу, вторую направив ладонью в сторону мужчин.
- Исил’За вени, во имя Валена!
- Удачи, - Маккой сглотнул и постарался не рвануть вперед, чтобы не всадить в сумасшедшую женщину снотворное и не стащить ее вниз.
Спок молча поднял руку в вулканском салюте, но в последний момент передумал и приложил руку к груди – его сердце находилось ниже, но он знал, что рейнджер ждет от него именно такого жеста.
Дежурный, все это время молча настраивавший приборы, опустил руку на приборы.
Транспортатор засветился, девушка, не отрывая глаз от Спока, рассыпалась на атомы и исчезла в золотистом свете.
- Спок, - в ужасе прошептал Маккой, - ты хоть понял, что ты сделал, ушастый ты дьявол?
- То, что должен был, - уверенно ответил тот, не отнимая руки от груди.
Когда он развернулся и вышел из транспортаторной, Маккой в полнейшем шоке обратился к энсину.
- Он только что послал женщину на смерть, Вы понимаете?
- Да, сэр, - послушно ответил мужчина, не поднимая глаз от приборов.
- Он, черт побери, бездушный кусок льда, если мог отпустить ее! – Маккой всплеснул руками и бросился вон.

- Коммандер, «Охотник» отходит, - доложила Ухура, когда Спок поднялся на мостик.
- Коммандер Драси передал, что рейнджер прибыл, - обернулся на него Сулу.
Чехов что-то пробормотал по-русски.
- Курс на Вулкан, - приказал Спок. – Варп-8. Уводите нас отсюда, мистер Сулу.
- Есть, сэр!
Энтерпрайз рванул вперед.




Глава 11.

Голоса… кругом были одни голоса. Голоса звали, шептали, кричали, молили, голоса ругались, голоса просили и среди всего этого шума можно было различить едва слышный голос друга, звавший его по имени.
- Спок, - Кирк дрогнул ресницами, но открыть глаза не смог из-за страшной слабости.
- Джим, я здесь, - раздался тихий голос вулканца.
Кирк протянул руку в сторону, желая получить контакт, и его ладонь коснулась длинных пальцев Спока, обхватившего его руку обеими своими.
- Спок, я слышал твой голос, - едва слышно прошептал Кирк, ощущая прохладные пальцы друга в своей ладони. – Ты меня звал… там…
- Звал, Джим, - ответил Спок.
- Значит, хорошо, мне еще рано умирать, - Кирк засыпал. – Я знаю, что умру в одиночестве, но ты рядом… ты со мной… Спок…
- Ему нужен отдых, его тело и разум слабы, - целитель Т`Так бесстрастно взирала на обоих мужчин.
- Я хочу побыть с ним, - Спок все еще держал руку уснувшего капитана в своих ладонях.
- Спок, пойдем, он проснется – потом наговоритесь и на… как это правильно?.. намелдингируетесь? – Маккой похлопал вулканца по плечу. – Спок, тебе тоже нужно отдохнуть, поесть и поспать, мы уже четверо суток на нервах.
- Я не голоден, доктор, и не устал, - Спок отпустил руку Кирка и распрямился, встав.
- Спок, это приказ доктора, пойдем, - мягко поманил его Боунс. – Не вынуждай меня влить в тебя снотворное. Джим в надежных руках, ведь правда?
Спок не ответил, взглянув на целителя – та склонила голову в легком кивке и села рядом с кроватью.
- Я позабочусь о нем, - сказала она.
Спок снова взглянул на капитана и тотчас покинул покои храма.
- Не навестишь родителей, раз уж все равно дома? – спросил Маккой.
- Нет, - Спок даже не повернул головы в его сторону, но доктор не обиделся, все понимая – все сейчас на нервах, а Споку хуже всех. Он вулканец, для него важно держать эмоции под контролем, а тут капитан, рейнджер, Тени, вся эта кутерьма с просьбой целителям.
Маккой помнил, как четыре дня назад Спок связывался с Вулканом, как просил целителей принять его и капитана в храме, как долго просил их, когда снова и снова слышал отказ, как ему пришлось переступить через гордость и обратиться за помощью к отцу. Маккой бы сам предпочел действовать через мать, но Спок не стал кружить вокруг и около, пойдя напрямик. И слава всем богам, что Сарек согласился, узнав причины недуга капитана. Доктор сомневался, что дело было только в самом капитане, потому как Сарек, узнав, что Элис Хант мало того, что лишилась своих способностей, так и улетела к ромуланцам ловить Теней, чуть заметно дрогнул. И бог уж знает, чем девушка так приглянулась послу или наоборот, была нежелательна своим присутствием, но только Сарек пообещал, что свяжется с целителями и те будут готовы принять капитана.
Выпытывать подробности Маккой не стал – Спок и без того был на грани нервного срыва, а тут еще беседа с отцом хоть и не на повышенных тонах, но немного зная трудности взаимоотношений между отцом и сыном, Маккой переживал за обоих.
Кирк четыре дня провел в храме под наблюдением пятерых целителей, медленно и осторожно вскрывающих его разум будто тончайшую скорлупу яйца, четыре дня его разум собирали по кусочкам, его подсознание лечили и успокаивали; четыре дня, как Спок перестал есть, спать, жил как машина, без конца медитировал, будто молился, страшно нервничал, хотя внешне держался все так же невозмутимо. Связь между мужчинам была настолько сильной, что Маккой готов был поставить собственную голову на отсечение, что важнее всех женщин всех миров Споку был дорог именно этот земной человек. Они через столько прошли рука об руку, столько выдержали, стольким делились, что ни одна, даже самая лучшая женщина, никогда не встала бы между ними. Наверное, потому эта девушка из иного мира так себя вела, думал доктор, потому что она это знала и понимала, впрочем, Спок для нее оставался лишь Лидером, вернее даже, его отражением в этом мире.
Маккой волновался за всех – за Джима, которого так накрыло, за Спока, чей контроль над собой дорого ему стоил, за девушку, слишком отчаянно и решительно бросившую все и улетевшую на верную смерть, но доктор не говорил даже самому себе, что в глубине души он волновался и за ромуланцев. Боевой краб Теней – это сущий ад. Чудо, если эти остроухие варвары с ним справятся. Они-то могут, Элис поможет, но что потом?
И все же, по прошествии четырех дней, когда доктор своими глазами увидел, как от контроля Спока остались лишь осколки, как он на глазах этой строгой вулканки показал, насколько сильно ему дорог Джим, он понял, что жизнь возьмет свое – Джим поправится, Спок снова будет изводить всех своей логикой и постной миной, а Элис вернется домой… обязательно вернется, как же иначе?
Когда они поднялись на Энтерпрайз, Маккой сразу остановил попытки коммандера уйти на мостик.
- Спок, я серьезно насчет снотворного, - предупредил он, схватив вулканца за руку. Конечно, тот мог бы легко вырваться, даже обездвижить доктора, но Спок ничего делать не стал, даже ничего не сказал. – Спок, отдохни, - чуть мягче произнес Маккой, отпустив его. – Джим пришел в себя, все нормально, все нормализовалось. Тебе нужен сон и еда.
Спок лишь кивнул, сгорбившись и направляясь к себе в каюту. Маккой покачал головой, зная, что упрямец не будет есть, не будет спать до тех пор, пока капитан не поднимется на борт или пока сам не упадет от усталости.
- Два сапога – пара, - проворчал он, глядя вслед коммандеру.

Уже через десять часов, когда капитан пришел в себя, вернулся на корабль и связался с командованием Звездного Флота, Спок по приказу капитана все-таки позволил себе поесть и уснуть.

- Это было как-то странно, - Кирк задумчиво повертел в руке стакан, глядя в его дно, будто желая отыскать там ответы на какие-то вопросы. – Знаешь, я помню все то, что было, но тогда я воспринимал все иначе, словно я в самом деле был ребенком.
- Ты помнишь себя - ребенка? – Маккой подлил ему еще.
- Лицо женщины, ее голос, брошку, которая меня притягивала. В основном, брошку. Никогда бы не признался, что меня интересует эта штучка, - усмехнулся Кирк. – Интересный цвет камня, линии металла, образующие фигурки человека и минбарца – ничего особенного, но завораживающе.
- Или обладательница этой побрякушки, - в тон ему так же задумчиво ответил Маккой. Кирк нахмурился. – Джим, я не в том плане, что это украшение в самом деле побрякушка, я видел, что это значит для нее, но она… понимаешь, она слишком… - он помедлил.
- Упряма? – приподнял брови Кирк. Маккой пожал плечами. – Упряма, упорна, своевольна, ненавидит подчиняться, хочет добиться чего-то большего, стать чем-то лучшим, не выносит меня как капитана и желает самостоятельно управлять своим собственным кораблем и командой.
- Перфекционизм опасен, Джим, - Маккой глубоко вздохнул, взглянул на свой стакан, но пить не стал. – Скажу откровенно, мне не нравится ее фанатизм. Я могу понять стремление делать что-то лучше, нести пользу, но вот так слепо служить как какая-то собачка…
- Ну, - Кирк пригубил виски, - мы все чему-то служим. Чему-то, кому-то, верим во что-то, пытаемся делать что-то лучшее.
- Но чтобы вот так сломя голову мчаться к черту на рога? – Маккой раздраженно плеснул себе еще – капли упали на столешницу. – Ромуланцы, Джим! Это не пацифисты-вулканцы, это ромуланцы, параноики, по факту – те же фанатики.
- Встретились два одиночества, - невесело усмехнулся Кирк. – Боунс, краб огромен и как его зацепить мы не знаем, а Элис рейнджер, она сталкивалась с ними, она может помочь. Клянусь, если бы не страх нарушения договора и опасность возникновения новой войны, я бы плюнул на все и сам рванул на Ромул, но командование меня за это по головке не погладит, если Ромул решит, что я нарушил нейтралитет. Мы устраиваем стачки по мелочам, но если вторгнуться на их территорию, мы спровоцируем акт агрессии с их стороны. Я понимаю Спока и я бы принял такое же решение – жизнь одного взамен жизней миллиардов, Боунс. Сухие цифры.
- Джим, насчет этого краба Теней… - Маккой поджал губы.
- И ты знаешь, - Кирк закусил губу.
- Так ты знал?
- Не спрашивал открыто – догадался. Каждый раз, когда она начинала говорить о нем, я видел, что она едва сдерживается. И знаешь что, Боунс? – Кирк взглянул на друга. – Я не знаю, смог бы вот так же. Умом понимаю, что пилот корабля уже не та личность, что прежде, но… Господи, Боунс, она же женщина! – застонал он. – Телепат, рейнджер – это второстепенно, она прежде всего женщина, человек! Как она переживет это?
- Не знаю верований того мира, но, - Маккой приподнял свой стакан, - упокой Господь душу Марты Хант и дай Элис сил вынести этот кошмар.
Кирк молча кивнул и залпом проглотил виски.
Больше они в этот вечер не разговаривали, думая каждый о своем, но об одном и том же – дочь намеренно убьет родную мать, рейнджер уничтожит корабль Теней.
Будь проклята война.


В неисследованную часть космоса полагалось медленно и боязливо вкрадываться, попеременно оглядываясь назад и по сторонам, но капитан Джеймс Тиберий Кирк никогда не боялся влететь с грохотом, заявив о своем присутствии и потребовав от всего неизвестного внимания к своей персоне, в общем-то мирной, но шумной.
Ворвавшись таким образом в квадрант 957, Энтерпрайз угодил в вихревой поток неясной этимологии, все приборы разом отказали, на корабле погас свет, люди бестолково тыкали в кнопки, но корабль не отвечал ни на одну команду, проваливаясь в вихревую воронку.
Запасные генераторы поддерживали только мостик и медотсек – голову и сердце корабля соответственно, на остальных палубах творился хаос.
Корабль крутился в вихре, всплывал в какой-то красно-черной мути, снова проваливался, снова всплывал, и наконец вырвался в космос – приборы снова заработали, раздался мелодичный звук и корабль самостоятельно взял курс.
- Что происходит? – Кирк вскочил с кресла. – Чехов!
- Капитан, я не могу ничего сделать – корабль не слушается, - тот пытался отключить автоматику.
- Капитан, это странно, но корабль включил режим невидимости, - доложил Спок.
- Что за чертовщина! – Кирк сел обратно в кресло. – Спок, что это был за звук?
- Сработала некая подпрограмма, капитан, - ответил вулканец.
- Какая еще подпрограмма? – напрягся Кирк.
- Работаю над этим, капитан, - ответил тот.
- Думаю, это то, что планировала сделать мисс Хант, - развернулся в своем кресле Скотти.
- Что еще? – Кирк вцепился в подлокотники.
- Мы разрабатывали программу поиска ее мира, - пояснил инженер. – Я не думал, что она завершила ее самостоятельно. Этот звук – сигнал приема.
- Приема чего? Ее мира? – уточнил Кирк.
- Капитан, компьютер сообщает о траектории полета и времени нахождения в зоне аномалии, - перебил Спок.
- Расчет по времени? – Кирк округлил глаза и кашлянул, взглянув на Скотти, пожавшего плечами.
- Это ее разработки, я ничего не знал, - сообщил тот. – Я лишь предложил расчеты и идею, но программу писала она сама.
- И сколько у нас есть времени, мистер Спок?
- Пятьдесят один час, капитан.
- А что потом?
- Неизвестно. Работаю.
Кирк поерзал в кресле.
Одно дело знать время нахождения в аномалии, другое дело – не знать, что будет потом, когда время выйдет.
- То есть, мы находимся в пределах ее мира? – уточнил он.
- Поправка, капитан, - Спок не отвлекся от расчетов, - мы находимся в мире мисс Хант. И мы направляемся туда, куда нас ведет программа «Ти’ла».
- А это еще что такое?
- Ти'ла — форма минбарской поэзии, пытающаяся воскресить старые воспоминания и подсказать новые идеи, - пояснил Спок. – Так же это называется "песни очага".
- Дом, милый дом, - кивнул Кирк. – Программа поиска дома.
- Это логично, учитывая приверженность мисс Хант к культуре Минбара, - согласился Спок.
- А что с траекторией полета, мистер Спок? – спросил Кирк.
- Это интересно, капитан, - тот развернулся. – Точка прибытия – Кси Дракона А, планета Минбар.
Кирк закусил губу – было и радостно оттого, что Энтерпрайз каким-то образом нашел путь в родной мир рейнджера, что программа сработала, но больно оттого, что самой Элис на корабле не было, а повторится ли удача в следующий раз – неизвестно.
- Хорошо, следите за приборами, мистер Спок, - распорядился он. – Скотти, программа выдает еще что-то?
- Курс на объект, время пребывания – очевидно для того, чтобы успел высадиться десант, а дальше только какие-то значки, - ответил инженер.
- Я попробую прочитать, - Спок перевел информацию на свой компьютер. – Еще указана цель, - доложил он, быстро пробежав глазами по данным. – Поразительно!
- Что? Что там? – встрепенулся Кирк.
- Капитан, компьютер вычислил время прибытия – 1301 год, планета – Минбар, объект – Единственный.
- Так и сказано? – переспросил Кирк, почувствовав, как быстро забилось его сердце. – Единственный?
- Полагаю, мы узнаем личность Энтил’За Синклера, ушедшего в прошлое и ставшего легендой для двух народов – Земли и Минбара, - ответил Спок.
- Капитан, приближаемся к планете! – отрапортовал Чехов.
- Капитан, я принимаю неопознанные сигналы, - доложила Ухура.
- Выводите, - приказал Кирк.
Рубку наполнили переливчатые музыкальные трели.
- Как красиво! – зачарованно произнесла связист.
- Это песня? – спросил Чехов.
- Предполагаю, это язык некоей расы, - Спок приподнял бровь, слушая звуки.
- Капитан, за нами следует неопознанный корабль, - Сулу нахмурился, быстро касаясь кнопок на пульте. – Мы идем на варп-3, но он не отстает.
- Визуальный контакт есть?
- Вывожу на экран.
Длинное тело корабля было похоже на каракатицу с необычным цветком сзади, подобным парусу. Корабль золотисто-зеленоватого цвета шел тем же курсом, что и Энтерпрайз, появившись из белой воронки.
- Какая раса строит такие красивые корабли? – Ухура засмотрелась на плавные линии судна.
- Ворлон, - уверенно ответил Спок одновременно с Кирком, привставшим с кресла.
- Ворлонский корабль, - Кирк и сам не мог оторвать глаз от корабля. – Органическая технология.
- Поразительно! – согласился Спок.
- Капитан, снова тот же сигнал, - Ухура чуть рассеянно развернулась к своему пульту.
Рубка снова наполнилась мелодичными звуками.
- Думаю, это их язык, - решил Кирк. – Нужно ответить. Ухура, откройте канал связи.
- Канал открыт, капитан, - связист снова развернулась к экрану, чтобы еще раз полюбоваться переливами «цветка».
- Говорит капитан Кирк, звездолет Энтерпрайз Объединенной Федерации планет. Наша цель…
- Следуйте за мной, - перебил его тихий голос. – Время пришло.
- Время пришло? – повторил Кирк. – Время для чего?
- Время уйти, - ответил голос.
- Могу я попросить Вас представиться? – Кирк подался чуть вперед.
- Сэр, связь прервалась, - доложила Ухура.
- Если это ворлонец, то хочу заметить, что это самый странный контакт с высшей расой за мою жизнь, - Кирк потер подбородок.
- Они не тратят время на объяснения, это логично, - согласился Спок. – Исходя из того, что они высшая раса этого мира…
- Одна из тех, кто ведет войну в будущем против всей галактики, - напомнил Кирк. – Спок, мы должны быть крайне осторожны – любое наше вмешательство может изменить историю этого мира. Элис нам этого не простит.
- У меня ощущение, что ворлонец знает, что делает, капитан, - не согласился Спок.
- Очень на это надеюсь, мистер Спок, - покивал Кирк. – Чехов, расчетное время прибытия на Минбар?
- Двадцать две минуты, капитан, - ответил навигатор.
- Следуйте за этим кораблем, - приказал Кирк.
- Транспортником, капитан, - поправил Спок.
- Следуйте за этим транспортником, - повторил Кирк, поднявшись и подойдя к Споку. – Вы же помните, что показывала Элис, - понизив голос, обратился он к вулканцу. – В прошлом минбарцы были нетерпимы к младшим расам и не знали людей. Нам нельзя высаживаться на планету, если мы не хотим развязать войну с Землей на тысячу лет раньше.
- На Земле сейчас 1301 год, до выхода в космос…
- Я знаю, но это Минбар, это Вален, Спок.
- Меня заинтересовало другое, капитан. Ворлонец говорил на стандарте и не удивился нашему появлению, как будто он нас ждал.
- Может быть, попробовать объяснить ему, что это не наш мир и что мы опасаемся изменить историю своим вмешательством?
- Мы можем спровоцировать нападение, капитан. Если ворлонец увидел нас сквозь щиты невидимости, это означает, что уровень технологии его корабля способен на нечто, что мы не в состоянии понять. Мы не можем уйти – это заметят. Логичнее будет продолжать полет на Минбар.
- А если он прикажет спуститься?
- Тогда мы спустимся.
- На планету? К Валену? Спок, а если это вызовет резонанс в континууме?
- Вы хотите сказать, что оригинал и отражение не смогут сосуществовать в одном месте в одно время, капитан?
Кирк разогнулся, рассеянно похлопав друга по плечу.
- Для меня Вы оригинал, Спок, но это не означает, что мне не любопытно увидеть отражение вулканца в минбарском лидере.
Спок не ответил, глядя на приборы и чуть приподняв бровь.

- Капитан, программа указывает на точку высадки, - Скотти повернулся к Кирку. Тот взглянул на Спока.
- Мистер Спок, что Вы думаете? – спросил Кирк. – Высаживаться на планету или нет? Мы можем изменить историю этого мира, что-то не так сделать.
- Логично предположить, капитан, что если ворлонец нас ждал и велел следовать за ним, история уже каким-то образом подстроилась под наше присутствие, - ответил тот.
- Думаю, на сей раз десант будет состоять из нас двоих, - решил Кирк, поднявшись с кресла.
- Логичное решение, капитан, - согласился Спок, последовав его примеру.
- Мистер Скотт, примите управление, - приказал Кирк, следуя к лифту. – Спок, стоит ли нам брать оружие и как-то маскироваться? – спросил он, когда оба уже были в лифте.
- Минбар этого времени довольно воинственен, так что будет логично вооружиться.
- Но мы не знаем степень воздействия оглушающего заряда фазера на минбарскую физиологию. Никогда еще так не нервничал, как теперь.
Лифт открылся – мужчины вышли, направляясь к оружейному хранилищу.
- В отражениях нет ничего страшного, капитан, - рассудил Спок. – Интересно будет посмотреть на человека, связавшего миры и сам фактор времени.
- Это меня и пугает, - пробормотал Кирк.

Высадка произошла удачно – появившись посреди широкой дороги под высокими зданиями причудливой формы, на площадке, откуда открывался непостижимой красоты вид на вечерний город, на водопад, с которого наносило ледяной свежестью, Кирк едва не открыл рот, стоя как раз лицом к водопаду. Взгляд скользил по простиравшемуся чуть ниже парку, по игре света, исходившего изнутри кристальных зданий, по клумбам с яркими цветами, тянувшимся вдоль зданий, по огням вдали, по небу с белыми, почти земными перистыми облаками, подсвеченными заходящим солнцем, по зелени трав и деревьев, по площадкам для транспортников, кораблей и шаттлов, по всему, что мог предложить с этой точки Минбар.
- Как красиво! – выдохнул Кирк. – Спок, это… У меня нет слов.
- Действительно, капитан, - согласился вулканец, оглядываясь вокруг. – Я нахожу этот вид и эту планету весьма приятной для глаз. Капитан! – вдруг резко обернулся он, услышав посторонний шум позади.
Кирк, до этого расслабленно-отрешенный, мгновенно развернулся и напрягся.
К ним практически бесшумно приблизился совершенно необычного вида инопланетянин – массивное тело не выше человеческого роста, задрапированное золотистой тканью, поблескивавшей в лучах заходящего солнца, с узорчатым нагрудником, почему-то похожим на почти идентичный рисунок на одеждах посла Сарека, с плавными линиями золотисто-зеленоватого воротника с трубками для дыхания и небольшой изящной головкой-шлемом с одним глазом, сжимающимся и расширяющимся как кошачий зрачок от попадания в него света.
- Посол Кош, - Спок первым сориентировался в ситуации и слегка склонил голову в поклоне.
- Да-а-а, - тихо и чуть растягивая гласные, произнес ворлонец. На его груди замелькали вспышки огоньков. – Вас ждут, - он тут же развернулся и неторопливо проследовал вдоль дороги, не обращая внимания на гостей.
- Кажется, нам следует пойти за ним, капитан, - Спок приподнял обе брови, отметив такое весьма спокойное поведение ворлонца на появление непрошенных гостей.
Кирк, брови которого и вовсе полезли на лоб, только кивнул.
- Вот так просто? – лишь тихо спросил он Спока. – «Да» и «Вас ждут»? Но как?! Как он… они… как они знали о том, что мы появимся, Спок?!
- Я не знаю, - Спок качнул головой. – И не думаю, что посол это скажет.
- Удивительный мир! – всплеснул руками Кирк, прежде чем последовать за ворлонцем.
- Согласен, - покивал Спок, направившись следом.

- Эм… посол Кош, позвольте вопрос? – Кирк догнал тихоходного ворлонца. Тот остановился и всем телом развернулся к нему, уставившись в лицо человека глазной линзой, широко раскрытой и пульсирующей зеленым светом.
- Да-а-а.
- Вы знали, что мы появимся?
- Да-а-а, - Кош отвернулся и продолжил путь.
- Да и все? – Кирк даже опешил от такого короткого диалога. Спок, следуя рядом с капитаном, молча разглядывал красоты планеты и одеяние самого Коша.
- Да-а-а, - ответил ворлонец.
- А… Я думал, что Вы были в том корабле, что привел нас сюда, - рискнул снова Кирк. Кош промолчал. – Я думал, что там был посол Кош.
- Да-а-а.
Кирк глубоко вздохнул, вспомнив свои беседы с Элис Хант. Похоже, практику односложности ответов та почерпнула из этого источника.
- Нет-нет, я думал, что Вы были там, посол Кош, - Кирк подумал, что ворлонец просто не так понял, но тот, не снижая скорости, повернул голову в его сторону и медленно кивнул.
- Там был Кош.
- Но я думал, что Вы - посол Кош.
- Мы все Кош.
Кирк от такого даже растерялся, взглянув на Спока в надежде, что хоть тот понимает ворлонца.
- Капитан, Кош Наранек – не имя, не название расы, это что-то вроде титула или ранга, - помог вулканец.
- Да-а-а, - согласился Кош.
- Да-а-а, - выдохнул Кирк, потерев лоб. – Но откуда Вы знали, что мы будем тут? Посол, мы из иного мира, мы попали сюда случайно. Дело в том, что один из людей вашего мира случайно оказался в нашем, в иной Вселенной, в ином времени… - Кирк не особо надеялся на понимание, но продолжил рассказывать об Элис Хант. Кош молчал, лишь изредка обращая внимание на следующего рядом человека, не перебивал, шел вперед, а когда, наконец, достиг высокого здания, остановился и повернулся – Кирк прервал себя на середине фразы.
- Вас ждут, - проговорил он Кирку и обратил глаз на Спока. – Одна душа, один путь, - проговорил он под перемигивание огоньков на груди. - Ты - тот, что будет. Мы ждали тебя.
- Простите, я не понимаю, - Спок чуть склонил голову набок.
- Хорошо-о-о, - проговорил Кош. – Теперь – иди.
Спок не стал спорить, поняв, что разговор окончен, а Кирк, который как раз очень хотел бы продолжать и узнать все интересующее, заинтересовал ворлонца еще меньше – тот дождался, пока Спок склонил голову в поклоне и последовал дальше по дороге.
- По-моему, он меня вообще не слушал, - посетовал Кирк, провожая взглядом массивный скафандр.
- Он отвечал на Ваши вопросы, капитан, - не согласился Спок.
- Но ничего так и не сказал – удивительная способность, - Кирк покачал головой, скрываясь в глубине здания.
- Да-а-а, - протянул Спок, последовав за ним.

Лифт поднял их наверх, открыв двери перед коротким светлым коридором, по которому к ним спешил очередной пришелец – согбенный гуманоид, одетый в шкуры, с волосатым лицом, прищелкивающий языком, какой-то суетливый, нервный, но дружелюбный. Заметив гостей, он остановился, распрямился, округлил губы и быстро закивал головой.
- О-о-о! Затрас знал, что вы придете, Затрас ждал вас, - заговорил он, перемежая речь прищелкиваниями. – Сюда, - он снова сгорбился и поманил обоих за собой. – Проходите, вас уже ждут. Затрас ждал, Затрас верил, что сможет увидеть Единственного из зеркала, Затрас живет ради Единственного, - бормотал он, оглядываясь на Спока. – Затрас счастлив видеть Единственного из зеркала.
- Вы меня знаете? – Спок не стал удивляться.
- О-о-о! – еще воодушевленнее протянул странный человек. – Затрас знает Единственного, Затрас знает Единственного всех зеркал! Но Затрас забыл остальных, Затрас слишком стар.
Кирк шумно вздохнул, поглядывая на вулканца.
- Значит, Вы знаете про существование иных Вселенных? – спросил он.
- О-о-о! - еще больше воодушевился Затрас. – Затрас знает, Затрасу показала Великая Машина! Затрас не должен был говорить этого Единственному, - вдруг перебил он сам себя, остановившись. Кирк округлил глаза.
- Говорить про Великую Машину? – уточнил он.
- Да, Затрас не должен был говорить тому, что будет, про Великую Машину, - покивал Затрас. – Затрас не должен говорить и про другое, но Затрас не помнит, про что. Затрас вспомнит и обязательно скажет, - закончил он, подведя обоих к двери. – Сюда, - он открыл двери и жестом пригласил их войти. – Сюда. Теперь Затрас может умереть спокойно.
Когда за ними закрылись двери, Кирк потер переносицу.
- Удивительный мир, - выдохнул он. – Кош, Затрас…
- Это в самом деле удивительный мир, шай алит Кирк, - раздался мужской голос из глубины комнат и к ним вышел тот, кто смог стать лидером двух миров – высокий, статный, безбровый и совершенно безволосый, но с костяным гребнем на голове, одетый в коричнево-черную форму рейнджера и длинный бархатный коричневый плащ с прикрепленной брошью на груди. Умные, чуть усталые карие глаза минбарца смотрели прямо в душу капитана. – Я Вален. Приветствую Вас, капитан, - он чуть вздернул подбородок, глядя на Кирка.
Кирк сглотнул внезапно вставший в горле ком и поклонился.
- Это честь для меня, мистер Вален, - произнес он. – Но я думал, Вы будете говорить по-минбарски.
- Я еще помню стандарт, шай алит Кирк, - произнес он глубоким голосом, - но если желаете, я могу перейти на английский.
- О, нет-нет, - Кирк поднял обе руки. – Я поражен, тем, что стандарт действительно слишком стандартен.
Вален улыбнулся в ответ, взглянув на замершего Спока.
- Алит Спок, полагаю, - произнес он. – Приветствую Вас на Минбаре.
Спок склонился в поклоне и произнес фразу на минбарском, на что Вален так же ответил по-минбарски и снова тепло улыбнулся.
Кирк ощутил, как бешено забилось сердце – Вален не был похож на Спока, мужчины были совершенно разными внешне, но их глаза, взгляды и что-то еще, неуловимое, делало их чем-то единым, целым. Один словно действительно был отражением второго.
- Вам нужно уходить, - в двери торопливо вошел Затрас, беспрестанно кланяясь и прищелкивая языком. – Время уходить.
- Я понимаю, - ответил Вален, - но я еще ничего не объяснил моим гостям.
- Затрас пригласит ее, но нужно уходить, - казалось, Затрас даже не слушал его.
- Нужно уходить? Но куда? – Кирк не стал особенно церемониться, понимая, что на его глазах не просто вершится история – он сам становится ее частью.
- Нужно завершить круг, - вместо Валена ответил Затрас, прищелкивая и тут же уходя.
Минбарец вздохнул.
- Прошу вас, проходите, - он отвернулся от визитеров и ушел вглубь комнат.
Гости прошли следом, храня молчание.
Вален остановился у стола, взяв в руки три письма.
- Затрас сказал, что в этот день явятся двое из иного мира, чтобы увезти меня, - тихо проговорил он, укладывая письма на крышки ящичков-шкатулок. – Я выполнил свою задачу, Тени побеждены, начал работать Серый Совет… Вы не понимаете то, о чем я говорю, но…
- Мы понимаем, сэр, - Кирк чувствовал иррациональную привязанность к совершенно незнакомому человеку, как будто тот был Споком. – В наш мир попала женщина-рейнджер, Элис Хант, ее корабль…
- Анла`шок Хант? – Вален развернулся к нему. – Телепат?
- Да, она частично рассказала, частично показала нам ее мир, следовательно, и Вас, - ответил Кирк. – Мы знаем, что Вы ушли в прошлое, чтобы победить Теней, - на лице Валена мелькнула грусть.
- Анла`шок жива? – спросил он. – Я знаю, что она патрулировала Дальние Рубежи, я беседовал с ней как-то раз.
- Она жива, но ее команда и корабль… - Кирк чуть нахмурился. – Ее корабль был поврежден, а команда погибла. Нам удалось транспортировать троих – двоих минбарцев и ее, как потом оказалось, один из минбарцев был телепатом, он поддерживал жизнь в капитане Хант. Мы не смогли спасти минбарцев, мы просто не знали физиологию этой расы и… - Кирк отвел глаза, - …люди были при смерти. Мне очень жаль.
- Минбари отличная команда, минбари никогда не бросят шай алит. Я недостаточно знал шай алит Хант, но я видел стремление Анла’шок Хант, - минбарец чуть поджал губы.
- Она и в нашем мире продолжает путь рейнджера, - продолжил Кирк. – К нам проник так же и корабль Теней – Элис улетела на его поиски и я даже не сомневаюсь, что она его найдет и уничтожит.
Вален промолчал, понимающе покивав.
- Джефф! – в комнаты вбежала женщина – совершенно обычная человеческая женщина, даже одетая не как минбарка, которых показывала когда-то Элис, а как любой пилот стандартного истребителя. – О, значит, это правда, - она ничуть не смутилась при виде Кирка и Спока. – Здравствуйте, я Кэтрин Сакай, - она протянула руку Кирку и тот принял рукопожатие. – И нам пора уходить, - и Споку, который так же аккуратно пожал тонкую женскую ладонь. – Джефф, время! – женщина умоляюще смотрела на минбарца.
- Эм… Полагаю, мне нужно взять вас на борт моего корабля? – уточнил Кирк.
- Нужно! – снова вмешался Затрас. – Затрас все сделает, не беспокойтесь, - заговорил он, кланяясь Валену. – Вам предстоит долгий путь. И вам предстоит долгий путь, - сказал он Кирку и Споку. – Тот, что есть, и тот, что будет, - Вален с теплотой взглянул на гостей, как когда-то давно со столь же щемящей нежностью смотрел на земного мужчину и минбарку, чьи нити жизни были столь же тесно переплетены. – И Затрас долго ждал, чтобы сказать тебе, чтобы ты передал ей, - длинный коготь ткнулся Кирку в грудь, – что она найдет далекую звезду и увезет с собой самое дорогое.
- Мисс Хант? – молчавший до этого Спок решил встрять в разговор.
- Да, - закивал Затрас, прищелкивая языком. – Та, что рядом, всегда будет рядом и далеко. Скажи ей, чтобы она искала далекую звезду – так велит Великая Машина, - он подошел поближе к Споку. - Великая Машина знает все, Великая Машина говорила об этом дне, Затрас знал, что Великая Машина никогда не ошибается. До-о-олгий путь, - Затрас быстро закивал Споку. – До-о-олгая дорога, а впереди еще одна.
- Еще? – Кирк неосознанно сделал шаг вперед, будто бы намереваясь защитить Спока.
- Вместе, - закивал Затрас. - Идите! Затрас обо всем позаботится, Затрас все сделает, идите!
Не особенно что-то понявший Кирк достал коммуникатор.
- Кирк – Энтерпрайз!
- Скотт слушает.
- Скотти, нас четверо, поднимайте нас.
- Есть, капитан!
- Теперь все так, - защелкал языком Затрас, закивав Валену и Споку. – Затрас рад, что помог. Затрас желает, чтобы всем было хорошо, - он говорил и говорил, а четверо присутствующих растаяли в золотом свечении транспортера. – Затрас должен был предупредить Единственного из зеркала о той, что рядом, Затрас должен был что-то передать Единственному из зеркала, но Затрас забыл, - Затрас глубоко вздохнул.
- Это не имеет значения, - прошелестел голос вошедшего в покои ворлонца. Затрас закивал ему головой и прищелкнул языком. – Круг замкнется сам.
- Затрас должен был предупредить о той, что ищет далекую звезду – Великая Машина говорила Затрасу, но Затрас не успел сказать Единственному из зеркала.
- Пущенную стрелу не остановить, - глаз Коша засветился зеленым светом. – Она найдет цель.
- О-о-о! – выдохнул Затрас. – Затрас согласен, Затрас знает это. Затрас не понимает, но Затрас не по этой части.
- Теперь пора, - Кош развернулся и покинул покои Валена, оставляя Затраса наедине с тремя ящичками с письмами на крышках.
- Затрас все сделает, потом Затрас сможет уйти, - Затрас подцепил первое письмо, адресованное Джеффри Дэвиду Синклеру, бережно, словно то было величайшей драгоценностью, уложил его в ящичек, проделал то же самое со вторым ящичком и с письмом, адресованным Деленн, а письмо для Маркуса Коула погладил когтем и так же бережно опустил в третий ящичек. Собрав все три ящичка, он покивал собственным мыслям, пощелкал языком, сгорбился и торопливо покинул опустевшие покои Валена – нужно было передать все ящички жрецам с подробной инструкцией, а потом спешить к кораблю Коша.

- Джефф! – едва появившись на площадке транспортера, Кэтрин громко вскрикнула, закрыв ладонями рот, и ошарашено и одновременно счастливо улыбаясь мужчине. – Джефф, это… Что случилось?
Кирк обернулся и, равно как и Спок, так же обернувшийся на минбарца, поднял брови.
Минбарец непонятным образом стал человеком – седовласым, седобровым, с глубоким шрамом на левой щеке, глубокими же морщинами на высоком лбу, но все таким же величественным, несгибаемым и крепким.
Дежурный транспортера так и не понял причину шока капитана, удивления на лице обычно невозмутимого вулканца и тем более того, как появившаяся женщина бросилась в объятия седого мужчины, зацеловывая его лицо.
- Эм… мистер Вален, это так и должно быть? – спросил Кирк как можно деликатнее растерянного и одновременно счастливого мужчину.
- Не знаю, - тот обнял женщину. – Трансформация возможна только при помощи трилюминария. Вероятно, разница в наших мирах или это устройство что-то изменили в моем геноме, повернув процесс трансформации вспять.
- Джефф… - у Кэтрин дрогнули губы.
- Ты знаешь, что трилюминарий лишь изменил меня, но не омолодил, - мужчина взял ее руки в свои ладони. – Теперь годы вернулись. Все сорок лет.
- Мистер Блэкберри, - Кирк не стал мешать паре и спустился с площадки, обратившись к дежурному, - сообщите на мостик о возвращении десанта и распорядитесь, чтобы нашим гостям немедленно подобрали каюту.
- Есть, сэр, - дежурный выбежал из транспортаторной.
Спок тоже спустился вниз, стараясь не смотреть на пару на площадке – Кэтрин взяла себя в руки, а мужчину – за руку, глядя ему в глаза, Вален же выглядел нерешительно, будто бы опасаясь, что Кэтрин сбежит, когда, наконец, поймет масштаб проблемы – и занял место за пультом управления транспортером.
- Мостик – капитану Кирку! – раздался сигнал с панели управления.
- Кирк слушает.
- Капитан, транспортник ворлонца приказал следовать за ним, - доложил Скотти.
- Автоматика отключилась? – уточнил Кирк.
- Да, сэр. Корабль полностью слушается команд. Программа отключилась, но время отсчета еще идет.
- Сколько осталось, Скотти?
- Сорок восемь часов, капитан.
- Какой курс запрашивает корабль Ворлона?
- Неизвестно, сэр. Он вышел на связь только раз.
- Посол Улькеш решил лично проводить меня до места назначения, - Вален… теперь уже снова Синклер, спустился с площадки, крепко держа Кэтрин за руку. – Ворлонцы следят за тем, чтобы все шло согласно истории.
- Мы можем пойти на варп-8 или варп-9, это быстрее перемещений через гиперпространство, - объяснил Кирк. – Мы достигнем цели с максимальным ускорением, только укажите ее. Заверяю Вас, что я лично отвечу перед послом Ворлона за Вашу безопасность.
- Это лишнее, шай алит Кирк, - покачал головой Синклер. – Что же до цели, то…
Синклер взглянул на Спока, как раз поднявшего голову от приборов.
- Полагаю, это Земля, капитан, - ответил за Синклера Спок. – Это логично – чтобы завершить полный круг, нужно вернуться на Землю, чтобы стать своим же прародителем.
Услышав это, Кэтрин тихонько вздохнула и тут же снова взяла себя в руки.
- О, в таком случае, мы прибудем уже через пару часов, - решил Кирк. – Если положение звезд неизменно, я знаю этот квадрант и расчетное время прибытия на Землю.
- Я могу отсюда связаться с ворлонским кораблем, шай алит Кирк? – спросил Синклер.
- Да, конечно, - ответил тот. – Кирк – мостику!
- Скотт слушает.
- Скотти, вызовите транспортник и передайте, что мистер Вален хочет переговорить с послом Улькешом.
- Есть, капитан.
- Капитан, - в двери вошла девушка в красном форменном платье. – Капитан, каюта подготовлена.
- Спасибо, старшина. Подождите минутку.
- Мостик - капитану, - раздался голос инженера.
- Да, Скотти?
- Ворлонец на связи, сэр.
Кирк молча уступил место Синклеру. Тот перевел дух и заговорил на минбарском языке. Получив на нем же ответ, он кивнул Кирку и отошел.
- Это все, шай алит Кирк, благодарю, - Синклер слегка склонил голову в поклоне.
- Что ж, если нам на Землю, это можно устроить, - Кирк вызвал мостик. – Скотти, курс на Землю, максимальный варп.
- Выжму все силы, капитан, - пообещал Скотти. – Долетим – не успеете глазом моргнуть!
- Спасибо, мистер Скотт. Отбой. Если желаете отдохнуть, - предложил Кирк паре, - то…
- В этом нет необходимости, шай алит Кирк, - мягко возразил Синклер. – Если мы долетим так быстро, в отдыхе нет нужды.
- Есть! – решительно заявила Сакай, стиснув ладонь Синклера в своей. Тот тепло улыбнулся.
- Старшина, проводите, пожалуйста, наших уважаемых гостей в каюту, - приказал Кирк, заметив непреклонность женщины. – Если вы хотите поужинать или…
- Нет, ничего не нужно, капитан, спасибо, - выпалила Сакай, даже не глядя на него.
- Благодарю за помощь, шай алит Кирк, - снова произнес Синклер.
- Все, что в моих силах, ради общего блага этого мира, - Кирк широко улыбнулся мужчине. - Старшина, - Кирк кивнул своей подчиненной.
- Следуйте за мной, пожалуйста, - попросила девушка.
- Поразительно, - произнес Спок, изучая показания приборов.
- Действительно, - улыбнулся Кирк, глядя на вулканца. – Спок, можешь вообразить себе силу любви, способную преодолеть пространство и время?
- Нет, капитан, - ответил вулканец. – И я не могу понять причину, по которой произошла обратная трансформация без использования трилюминария и долгого пребывания в кризалисе. Это интересно.
- Ты не романтик, Спок, - Кирк слегка потрепал друга по плечу. – Все так быстро происходит, не знаю, сможем ли мы поговорить с ними.
- По какой причине мы не сможем этого сделать, капитан? – Спок пристально взглянул на него.
- По той, по какой они оба будут очень сильно заняты, - Кирк улыбнулся еще шире.
- Не понимаю, капитан.
- Спок, я думаю, что мисс Сакай попала в ту же аномалию, что и мы. Думаю, что она из будущего этого мира.
- Так и есть, капитан, - согласился Спок. – Мисс Сакай из 2260 года по местному земному летосчислению. Она попала под воздействие некоего тахионного поля. Предположительно, эта же сила затянула и мисс Хант в наш мир, и переправила нас в эту Вселенную.
Кирк сосредоточился, согнав с лица улыбку.
- И ты можешь определить источник этого поля?
- Планета Эпсилон Эридана – в будущем на ее орбите будет находиться станция Вавилон 5.
- Эпсилон… Но это же Вулкан!
- Именно, капитан.
- А что за Великая Машина?
- Неизвестно. Мисс Сакай не знает, а мистер Синклер знает в общих чертах.
- Ты считал ее?
- Я контактный телепат, капитан, а мисс Сакай испытывает сильные чувства к мистеру Синклеру. Она прибыла на Минбар за полчаса до нашего появления в этом мире, они успели лишь поговорить о причинах, по которым мистер Синклер был вынужден покинуть привычное ему время и уйти в прошлое.
- Прибыла? Сама?
- Ее встретил посол Кош и переправил на своем корабле на планету. Ее челнок был поврежден.
- Интересно знать, как выглядит транспортник ворлонцев изнутри, - Кирк потер подбородок.
- Неизвестно, капитан, - ответил Спок. – Мисс Сакай провела время в анабиозе и проснулась уже на планете, после чего о ней позаботился мистер Затрас.
- Капитан, - в двери вошел дежурный, помешав Кирку задать очередной вопрос.
- Принимайте пост, мистер Блэкберри, - Кирк подхватил Спока под руку и вышел в коридор. – Но что произошло с Синклером-Валеном? Элис рассказывала, что он ушел в прошлое, чтобы вывести из войны Теней, но она не говорила, что он состарился еще в своем времени.
- Мисс Хант не знала этого, потому что не имела контакта с послом Деленн – свидетелем событий.
- Но что случилось?
- Капитан, думаю, Вам стоит поговорить с самим мистером Синклером, так будет логичнее.
- Спок, я бы рад, но ему совершенно не до меня, - Кирк обхватил друга за плечи. - Он… Мисс Сакай любит его.
- Это так, капитан, - согласился Спок. – Она ждала его, но не дождалась и полетела в экспедицию, после чего пропала из своего времени.
- А он любит ее, - помог другу Кирк. – Спок, представь себе – он ушел в прошлое, женился…
- Мистер Синклер в самом деле был женат, но его супруга погибла в прошлом году, у него остались четверо взрослых детей – трое сыновей и дочь.
- Но с Кэтрин Сакай у него давние отношения, ведь так? – уточнил Кирк.
- Верно, капитан. Они давно знакомы, они сходились, расходились, потом сходились снова, но никак не могли прийти к решению, которое бы удовлетворило обоих.
- Теперь пришли, - выдохнул Кирк, все еще удерживая плечи Спока в своих руках. – Спок, он любит ее, это видно невооруженным взглядом. Любит так, как только возможно мужчине любить женщину.
- Я не подвергаю сомнению чувства мистера Синклера, капитан. Я не понимаю, чем они будут заняты на пути к Земле.
- Спок, - Кирк чуть стиснул пальцы на плечах вулканца, - они будут заняты друг другом, любовью, сексом. Поверь мне, в данный момент им совершенно наплевать, чего хотим мы – поговорить с ними, исследовать их организмы или узнать последние минбарские сплетни.
- Не уверен, что минбари сплетничают, капитан, - Спок заметно смутился, хотя никогда бы этого не признал. Кирк не стал подшучивать над нелогичностью смущения друга.
- Это любовь, преодолевшая пространство и время, Спок, - Кирк даже слегка встряхнул Спока. – Деленн, женщина с Минбара, трансформировалась ради мужчины с Земли, а мужчина с Марса улетел в прошлое ради мира в галактике, женился на минбарке…
- Вы хотите сказать, что все время полета до Земли мистер Синклер и мисс Сакай проведут в постели, наверстывая упущенное время?
Кирк медленно растянул губы в улыбке, снова чуть стиснул плечи вулканца, потом похлопал его и кивнул.
- И мы не будем им мешать.
- Логично, капитан, - согласился Спок.
- И… Спок, когда мисс Хант вернется, я думаю, вам стоит обсудить с ней некоторые вопросы, - Кирк улыбнулся еще шире, хотя шире было уже некуда.
- Капитан? – Спок приподнял брови.
- Она любит тебя, а ты неравнодушен к ней. Спок, если в этом мире любви удалось встретиться при таких обстоятельствах, то, возможно, это может быть возможно и между зеркальными мирами, - Кирк взял руку Спока в свою. – Не упусти того, кто тебе так дорог, Спок. Подумай об этом.
Он отпустил руку Спока и прошел к лифту.
- «Та, что рядом, всегда будет рядом и далеко», - повторил Спок слова Затраса, глядя вслед капитану. - Не упустить того, кто мне так дорог… - Кирк вошел в лифт, развернулся, улыбнулся Споку и двери лифта закрылись. – Не упущу, - решил Спок, проследовав к лифту.




Глава 12.

Энтерпрайз остановился на орбите Марса уже через три часа. Кирк сдал вахту и решил немного отдохнуть, а Спок ушел на смотровую площадку, откуда открывался великолепный вид на красную планету.
В голове вулканца было неспокойно – мысли о женщине иного мира, о ее судьбе, о корабле Теней, о том, что именно с Марса начались беды обоих… хотелось что-то сделать, тем более, что Спок знал, что, знал как, знал даже, что там, внизу, затаился враг, что тот самый корабль, что пролежит тысячу лет, буквально вчера лег в пески красной планеты, чтобы пробудиться в будущем и сломать жизни многим людям. Хотелось бы спуститься туда или же ударить фазерами отсюда – это было бы логично, но Спок понимал, что именно этого делать нельзя.
- Признаться, меня посещают те же мысли, алит Спок, - раздался тихий голос. Спок обернулся, заложив руки за спину и глядя на высокого седого мужчину. – Хотите помочь нашему миру, уничтожив корабль, что внизу.
- Хочу, мистер Синклер, - не стал увиливать Спок, глядя мужчине в глаза как в зеркало. – Но не буду этого делать.
- И я не стал бы, - Синклер чуть растянул губы в улыбке – морщинки разошлись в уголках его глаз. – Простите за задержку, я узнал, что корабль на орбите уже полчаса…
- Извинения нелогичны, мистер Синклер, - терпеливо заметил Спок. – Я понимаю желание побыть наедине с мисс Сакай. Минбарцы физиологически несовместимы с земными женщинами.
Синклер улыбнулся еще чуть шире, глядя на вулканца почти с отеческой любовью.
- Логика, - произнес он. – Ваша раса, алит Спок, руководствуется логикой?
- Я вулканец, сэр, - кивнул Спок. – Наполовину вулканец – моя мать с Земли, - в глазах Синклера отразилось понимание, хотя он промолчал. – Вулканцы рациональны, сдержанны эмоционально и предпочитают смотреть на вещи с логической точки зрения, не прибегая к интуиции и прочим человеческим эмоциям.
- О, мисс Хант родилась не в том мире, - улыбнулся Синклер, внимательно слушая Спока. – Никогда бы не подумал, что смогу взглянуть на себя со стороны, - сказал он, так же заложив руки за спину – не нарочно, но все же отзеркалив позу вулканца. – Затрас говорил, что таких отражений множество, но путь у всех примерно одинаков, есть, конечно, незначительные отличия.
- Логично, - кивнул Спок. – Даже в той Вселенной, где мы идентичны внешне, мы существенно различаемся по убеждениям и суждениям.
- Я не об этом, алит Спок, - Синклер взглянул вниз на Марс. – Видите ли, доктор будет доктором, посол – послом, учитель – учителем. Я не говорю, что Вы повторите мой путь – вероятнее всего, этого не произойдет, ваш мир в чем-то отстает, в чем-то опережает мой, но это удивительно, когда одна душа воплощается в двух совершенно разных людях.
- Мистер Затрас говорил обо мне, сэр? – Спок приподнял бровь.
- В общих чертах. Вулканцы похожи на минбарцев – у тех и у других есть понятие о долге, чести, обе расы прошли нелегкий путь к мирному сосуществованию внутри своей расы и вне ее.
- И вулканцы не лгут, сэр, - добавил Спок.
- Как и минбари, но минбари могут солгать, чтобы спасти честь другого.
- Мисс Хант это показывала и говорила, сэр.
- Если не ошибаюсь, Вы телепат, алит Спок? – Синклер чуть пристальнее вгляделся в глаза вулканца.
- Да, сэр, - кивнул тот.
- Вы один или все представители Вашей расы?
- Все.
Синклер покивал и, обогнув Спока, подошел ближе к обзорному окну.
- Шай алит Кирк почти точная копия шай алит Шеридана, - задумчиво сказал он, лаская взглядом вид красной планеты. – Шеридан прекрасный лидер, алит Спок, уверен, что и шай алит Кирк такой же прекрасный лидер.
- Это так, сэр.
- Называйте меня Джефф, алит Спок, - попросил Синклер.
- Я не могу выполнить Вашу просьбу, сэр, ввиду уважения к… - Синклер поднял руку – Спок моментально замолчал.
- Я обычный человек, алит Спок, - Синклер повернулся лицом к вулканцу. – Ни сверхспособностей, ни какого-то особого умения, я попал в замкнутый круг. Хотел ли я, чтобы все так вышло? Нет. Знаете, нелегко оказаться потомком и предком самого же себя, - он приподнял седые брови. – Я стараюсь об этом даже не думать, это угнетает, - честно признал он.
- Вы хотите сказать, что я могу повторить Вашу судьбу и стать нашим лидером Сураком? – уточнил Спок.
- Не думаю, - покачал головой Синклер. – Хотя я и не знаю. Ваш путь – только Ваш путь, но ваш мир похож на этот, души все так же тесно переплетены что здесь, что там, у вас. Есть мир, где нет ни одного Шеридана, но есть одна Деленн; есть мир, где Шеридан женщина, а Деленн – мужчина; есть мир, где они оба мужчины…
- Я Вас не понимаю, сэр, - Спок медленно моргнул. – Вы говорите о том, что я – отражение души Деленн?
- Деленн – мой потомок, алит Спок, - Синклер ответ глаза. – Я попал к минбарцам в плен и она пытала меня, так уж вышло, но она узнала мою душу и испугалась, что может погубить ее. В ней моя ДНК, в каждом минбарце, рядом с которым засветился трилюминарий, моя ДНК. Они мои потомки.
- То есть, я отражение души Валена и Деленн одновременно? – уточнил Спок.
- Полагаю, что именно так. Затрас обязательно бы поделился своими мыслями, если бы это было не так.
- Но если я – Деленн, а капитан Кирк – Шеридан, Вы хотите сказать, что мы должны вступить в брачный союз?
- Любовь, преданность, родство душ принимают разные формы, алит Спок. Я видел Шеридана и Деленн, я видел Вас и шай алит Кирка…
Губы Спока чуть шевельнулись, готовые произнести одно слово на вулканском, но Спок сдержался.
- Это…
- Родство душ нелогично, - сказал Синклер, заметив сомнение на лице вулканца, - но от этого никуда не деться, это просто есть. Он дорог Вам, а Вы дороги ему.
Спок пару мгновений смотрел на человека, после чего отвернулся.
- А что Вы знаете о мисс Хант, сэр?
- Ничего, - тихо ответил Синклер. – Она будет рядом, если Вы позовете и позволите, она Анла’шок, верный, преданный делу, немного фанатичный, но нет человека без странностей. Я бы хотел, чтобы она позволила себе просто жить, любить, ошибаться, не оглядываясь на кого-то, ненавидеть.
- Она испытывает эти чувства, сэр, - Спок облизнул губы. – Ненависть, любовь...
- Я знаю, - Синклер вдруг нахмурился. – Она не говорила этого, не намекала, но я чувствовал, что ее желание быть в Анла’шок продиктовано не только и не столько желанием помогать делу Минбара и Земли, сколько желанием быть ближе к Деленн и ко мне. Просто быть рядом, ничего не ожидая взамен.
- На языке людей это называется неразделенная любовь, если не ошибаюсь, - Спок смотрел в обзорное окно, стоя рядом с человеком, занятым тем же самым.
- Это больше, чем просто любовь, алит Спок, - не согласился Синклер, - это глубже, чем просто любовь и физическое влечение. Она напоминает мне помощника Деленн, Ленниера – молодого минбари из касты Жрецов, послушника Третьего Храма Чудомо, готового ради Деленн на все, всегда близкого, не показывающего своих чувств, знающего, что она суждена другому, чужому, земному мужчине, не своему соплеменнику, что она прошла через испытания ради этого чужака, изменилась внешне, но в душе осталась все такой же истинной минбаркой.
- Полагаю, посол Деленн не знает о чувствах своего помощника, - предположил Спок.
- Знает, - качнул головой Синклер. – Точно так же никогда не говорит об этом, стараясь быть деликатной с ним, но она знает и это причиняет ей боль. Мисс Хант не Ленниер, алит Спок, - Синклер поднял голову, встречаясь глазами с вулканцем. – И ваш мир – не наш. Я не утверждаю, что нужно поступить так, а не иначе, сделать тот выбор, а не иной – все рассудит время и место, но Затрас сказал мне одно, что неизменно – ваши судьбы тоже переплетены каким-то образом, но не в этом мире, даже не в вашем.
- Тогда в каком?
- В мире, где нет теней.
- Я не верю в загробный мир, сэр, - Спок отмер и скрестил руки на груди.
- Не хотелось бы думать, что речь шла именно об этом, - чуть заметно улыбнулся Синклер, - и не думаю, что речь шла о смерти, думаю, что как раз наоборот, но точнее я уже сказать не могу. Все будет зависеть только от Вас, алит Спок.
- Это интересно, сэр, я подумаю над этим, - Спок склонил голову в легком поклоне. – Вы желаете посетить Марс перед отправкой на Землю?
- Нет, - коротко отказался Синклер. – Хотелось бы еще раз прогуляться по дому, но там слишком холодно, - он улыбнулся.
- Полагаю, речь идет не о температуре поверхности планеты, - Спок чуть приподнял бровь.
- Нет, не о ней, - кивнул Синклер. – Пора отвыкать от звезд, теперь я буду видеть их лишь во сне.
- Мисс Сакай составит Вам компанию, сэр.
- Надеюсь.
Спок ожидал чего-то еще, но Синклер замолчал, разглядывая его.
- Сэр, у меня есть вопрос, но я не уверен, что я смогу получить на него ответ, - Спок ощутил в груди странное чувство, будто бы перед ним стоял отец – Синклер был старше Спока, старше лишь по человеческим меркам, но к этому примешивалось нечто, чего Спок не мог понять и сформулировать. Находиться со своей версией иного мира, старшей версией, мудрой, прожившей полноценную жизнь, было одновременно нелогично и крайне логично.
- Пока вопрос не будет задан, на него не найдется ответа, - Синклер это понял и приободрил младшего доброй улыбкой.
- Я контактный телепат, сэр, - начал Спок, - моя способность заключается в объединении разума посредством мелдинга… я объясню…
- Не нужно, я понимаю – не только прикосновением, но глубокой сосредоточенностью на процессе, - помог Синклер.
- Именно, сэр, - согласился Спок. – Но едва коснувшись мисс Сакай, я считал все ее мысли и эмоции. Это нелогично и невозможно.
- Не берусь судить о причине такого явления, алит Спок, - Синклер подошел к нему ближе и протянул руку, - но могу сказать, что без ворлонцев не обошлось. Возьмите меня за руку, пожалуйста, - предложил он.
Спок не без колебаний уступил просьбе, ощущая лишь свое удивление где-то глубоко внутри, но ни единой мысли или эмоции человека.
- Поразительно, - произнес он, отпустив руку мужчины и тут же заложив свои руки за спину – прикосновение практически идентичных пальцев к своим, слегка прохладной кожа к своей несло целую волну совершенно нелогичных эмоций, подавлять которые было трудно, но необходимо. Синклер в самом деле был Споком, а Спок был Синклером – совершенно другим человеком, совершенно из другого мира, даже больше, чем просто отражением – единой душой, прикоснуться к которой было до нелогичности приятно и волнующе.
- Интересное ощущение, - задумчиво протянул Синклер, взглянув на свою ладонь. – Как будто я увидел себя своими же глазами.
- Не зеркало, - подтвердил Спок.
- Вы прочитали мои мысли, алит Спок? – тем не менее, все так же тепло поинтересовался Синклер.
- Нет, сэр, я лишь… как Вы заметили, увидел себя своими же глазами – в другом мире, в другом времени. Но мисс Хант имела со мной телепатический контакт, поэтому я уже знал, с чем мог столкнуться, контакт с мисс Сакай лишь дополнил общую картину нужной информацией.
Синклер медленно покивал.
- Мне нечего скрывать от Вас, алит Спок, и не потому, что Вы – это я иного мира, а потому, что Вам нужна эта правда не только для себя.
- Но посол Кош не имел со мной контакта, я не уверен, что он мог бы повлиять на мои способности.
- Ворлонцы на многое способны, но никто точно не знает, насколько глубоко они могут зайти ради своих целей. Ворлонцы есть везде.
- У нас есть планета Корис, на которой мы нашли…
- …письмена ворлонцев, - вдруг закончил Синклер, сам себе удивившись. Спок приподнял обе брови. – А ведь я не телепат, - широко улыбнулся Синклер. – Видимо, это прорыв континуума, некое ментальное поле или присутствие отражения души.
- Это логично, - кивнул Спок. – Но странно.
- Как бы то ни было, теперь Вы знаете меня так же, как я знаю себя, что, в свою очередь говорит о том…
- …что Вы знаете меня. Поразительно!
- Что ж, - Синклер глубоко вздохнул и вдруг легко прикоснулся к плечу вулканца, - вот практически и все. И знаете, алит Спок, Ваш отец действительно наш посол Кош – загадочная личность, но сильная, мудрая, я бы сказал, любящая и испытывающая гордость. Мне неизвестно, чем кончится история моего мира, но я знаю, что Кош заботился о Шеридане и Деленн и испытывал к ним любовь как отец, пусть это звучит довольно странно по отношению к ворлонцу, - улыбка погасла на лице человека – Спок опустил голову, чувствуя, как душу наполняет скорбь и боль, которую вулканец тщательно скрывал. Сарек был разочарован тем, что сын родился почти человеком, Спок как мог старался доказать, что он вулканец, настоящий вулканец, ничуть не хуже чистокровных вулканцев… хотя Сарек никогда не показывал эмоций. Ни тепла по отношению к сыну, ни нежности, ни слов гордости – ничего, кроме ощущения того, что сын не оправдал его надежд.
Спок как будто вернулся в свое детство, понимая разумом, что он уже взрослый, что это Синклер каким-то образом воздействует на него, пытается убедить в том, чего нет… и от этого Спок ощущал душевную боль.
- И напоследок хотелось бы попросить шай алит Кирка о небольшом одолжении, если позволите, - Синклер отошел от него, сменив тон разговора и поняв причину глубокой задумчивости вулканца. – В прошлом нам с Кэтрин не удавалось прийти к одному решению, но теперь все будет по-другому и нам бы хотелось внести ясность в наши отношения.
- Я передам Вашу просьбу капитану, сэр, когда пойму, в чем она заключается, - Спок кивнул в знак благодарности, когда человек не стал ни утешать, ни продолжать мучительно-болезненную тему дальше.
- В таинстве брака под звездами, алит Спок.

Церемония была короткой и малолюдной. Строго говоря, присутствовали только четверо – два человека одного мира и два – другого. Не было ни белого свадебного платья невесты, ни колец, ни даже цветов, не играла музыка и не звенели свадебные колокольчики, но во всем мире не было счастливее пары, чем мужчина с удивительной судьбой, и женщина, нашедшая его через пространство и время, и когда молодожены скрепили союз поцелуем, Кирк ощутил прилив какого-то нереального счастья за супругов. Обвенчанные временем, пространством, звездами, мирами, мужчина и женщина были доставлены на Землю.
Обняв жену, стоя на площадке транспортера, Джеффри Дэвид Синклер смотрел на улыбающегося молодого капитана Кирка и на собранного коммандера Спока, и видел не только этих мужчин, скрепленных дружбой, братством и крепкой мужской любовью, но и другую пару, такую же необыкновенную, такую же удивительную – капитана пятой станции серии Вавилон и посла планеты Минбар.
- Желаю счастья, мистер и миссис Синклер, - широко улыбаясь, пожелал молодоженам Кирк.
- Долгой жизни и процветания, - Спок поднял руку в традиционном вулканском жесте.
Синклер молча приложил руку к сердцу.
- Спасибо, - а Кэтрин, сияя от счастья, послала мужчинам улыбку.
И когда чета Синклер исчезла в золотистом сиянии, Кирк приобнял Спока.
- Красивая пара, - мечтательно произнес он.
- Утвердительно, - ответил Спок. – Полагаю, когда Вы решите сыграть свадьбу, все будет шумно, весело и традиционно в земном стиле.
- Какая женщина захочет, чтобы ее муж пропадал в космосе? – Кирк одарил помощника сияющей улыбкой. – Думаю, я буду одинок.
- Вы не будете одиноким, Джим, - серьезно ответил Спок.
- Думаю, ты прав, Спок, - еще шире улыбнулся Кирк. – У меня есть ты, Боунс, Скотти и Энтерпрайз, а так же еще четыреста человек друзей, а пока нам нужно решить проблему с возвращением домой. Мне нравится Земля этого периода в этом мире, мне симпатичен Минбар и даже посол Кош, но как говорится, нет места, лучше дома. Кстати, наверное, нужно было бы попросить мистера Синклера сказать что-нибудь для мисс Хант или что-нибудь передать на память…
- Он выражал желание подарить ей свой боевой шест, но незадолго до своего отправления в прошлое, мистер Синклер подарил его другому рейнджеру, - ответил Спок, отключая транспортатор и выходя в коридор.
- Думаешь, не стоит ей говорить, что мы с ним встречались? Это будет серьезный удар по ее чувствам, - Кирк пошел с ним рядом.
- Не уверен, Джим. Мисс Хант понимает, что Вален остался в прошлом ее мира, ревновать или испытывать негативные эмоции к женщинам в его жизни нелогично даже на ее взгляд.
- Ты ее настолько хорошо знаешь?
- Я был в разуме мисс Хант, я знаю ее мысли и у нее нет от меня секретов.
- Спок, если ты на ней не женишься, я попрошу Боунса сделать мне пластическую операцию на ушах и бровях и сам на ней женюсь.
- Это крайне нелогично, Джим. Дело не в бровях и ушах.
Перебрасываясь фразами, мужчины вошли в лифт и поднялись на мостик.

Стоило только отойти от Земли, как Ухура доложила о поступившем сигнале.
- Вызывает посол Кош, капитан.
- Включите, - ответил Кирк.
- Только аудиосвязь, капитан.
- Включайте, лейтенант.
- Следуйте за мной, - раздался голос ворлонца.
- Посол Кош? – уточнил Кирк. – Или посол Улькеш?
- Мы все Кош, - ответил ворлонец.
- Это я уяснил, но мне бы хотелось больше детализации, посол. У нас не так много времени, чтобы разворачивать еще одну спасательную операцию.
- Да-а-а.
- Да? Вот и отлично. Полагаю, мы нашли общий язык. Нам нужно вернуться в свой мир, и чем раньше мы это сделаем, тем безопаснее будет себя чувствовать ваша история. Не хотелось бы случайно сбить бабочку, чтобы в будущем изменились правила игры.
- Да-а-а.
Кирк закатил глаза, взглянув на Спока и всем видом показывая, как сильно мешают дипломатии совершенно непонятные и несговорчивые послы иного мира.
- Могу я хотя бы узнать, для какой цели мы должны следовать за Вами, посол?
- Завершение, поиск, помощь. Вы опоздали помочь, вы можете лишь наблюдать процесс распада.
- Опоздали помочь кому? Процесс распада чего? – Кирк начал злиться – ворлонец был то ли упертым, то ли требовалось нечто большее, чем обычная дипломатия и понимание послов, то ли нужно было обладать чем-то большим, чем просто наличием серого вещества головного мозга.
- Подчинись! – резко прозвучал приказ из динамика и Спок, до этого молча сидевший на своем месте, схватился за голову и рухнул на колени, беззвучно открыв рот в крике.
- Спок! – Кирк в одно мгновение оказался рядом и схватил друга за плечи. – Ухура, отключить связь! – приказал он. – Спок, что случилось? Спок, ну же, не молчи! Вызовите Маккоя!
- Нужно следовать… за ним… капитан… - Спок зажмурился и скорчился на полу, держась за голову.
- С какой стати? – Кирк все так же продолжал обнимать его, стоя на коленях. – Спок, что он… это он делает?
- Контроль! – выдохнул Спок. – Теле… телепатия…
- Мерзавец! – взъярился Кирк. – Ухура, свяжитесь с этим… послом… и передайте, чтобы он отправлялся ко всем чертям и отпустил моего коммандера из своих… Мне плевать, что там у него, но если он не прекратит…
Спок вдруг резко разогнулся и открыл глаза.
- Он слышал, капитан, - почти нормальным голосом произнес он.
- Вы в порядке? – Кирк обеспокоенно всматривался в глаза друга, неосознанно потирая его плечи ладонями.
- Джим, что случилось? – Маккой, явившийся на мостик, сразу же подбежал к капитану и коммандеру.
- Все нормально, Боунс, - Кирк еще раз визуально оценил состояние Спока и убрал руки.
- Вы как всегда вовремя, доктор, - холодновато ответил Спок, поднимаясь и старательно игнорируя руки доктора, водившие над ним трикодером. – Капитан, нам в самом деле придется следовать на кораблем посла Улькеша.
- Сама любезность, - то ли в сторону Спока, то ли в сторону ворлонца проворчал Маккой.
- Что в противном случае он может сделать? – Кирк поднялся с колен и помог встать Споку.
- Сожжет мой мозг, - спокойно ответил Спок, напугав и возмутив доктора.
- Варвар! – резко заявил он. – Джим, делайте, что хотите, но я не позволю каким-то…
- Тише, Боунс, тише, - Кирк поднял обе руки и нахмурился. – Ухура, свяжитесь с этим… ворлонцем… и узнайте координаты. Передайте, что мы должны проложить курс – не идти же нам вслепую, ориентируясь только на его корабль.
- Есть, капитан, - ответила Ухура.
- И это высокоразвитая раса? – продолжил возмущаться Маккой. – Это – раса, которая карает за неповиновение кнутом?
- Ментальной атакой, - поправил Спок, сев за свою станцию. – И да, это высокоразвитая раса, карающая за неповиновение. Посол Улькеш не приемлет неповиновения.
- Капитан, посол Улькеш дал координаты, - сообщила Ухура.
- Чехов, примите и рассчитайте курс, - приказал Кирк.
- Уже принимаю, капитан, - ответил тот.
- Элис тоже сталкивалась с этим Улькешем? – спросил Кирк Спока. Тот молча кивнул. – Теперь я ее действительно понимаю – телепатов тут явно не слишком сильно любят.
- Их используют, капитан, - снова поправил Спок. – Мне повезло, что я довольно слабый телепат по меркам этого мира, мисс Хант намного сильнее, ментальная атака, совершенная на ее мозг в случае неповиновения, была бы мучительнее той, которую пережил я.
Кирк стиснул зубы.
- Узаконенное усовершенствованное рабовладение, - зло выплюнул он. – Телепаты – как рабы. Неужели, Вален этого не знал?
- Мистер Вален знал степень воздействия ворлонцев на телепатов Минбара, но минбарские телепаты более послушны воле Ворлона, а земляне этого времени еще слишком примитивны, чтобы играть значимую роль в судьбе галактики, - произнес Спок.
- Да-да, Вален не телепат, - покивал Кирк.
- Курс проложен, капитан, - доложил Чехов.
- Варп-7, мистер Чехов, - распорядился Кирк, сев в кресло. – Уводите нас отсюда к чертовой матери, а если сможете перегнать этот транспортник, выпишу Вам премию.
- Есть, капитан, – напряженно ответил тот.

Энтерпрайз влетела в центр какой-то воронки, попала в пространство черно-красной мути, снова нырнула куда-то в воронку и вынырнула уже в знакомом секторе космоса, оставив за собой закрывающийся портал, зло искривший белыми молниями и закручивающийся воронкой. Миг – и воронка схлопнулась.
- Определите наше местоположение, мистер Сулу, - потребовал Кирк, поднявшись.
- Это интересно, капитан, но мы рядом со Звездной Базой 17, - ответил рулевой.
- Капитан, нас вызывает Агамемнон, - Ухура развернулась в кресле.
- Включайте. А что со временем?
- Программа закрылась, капитан, - ответил Спок.
- Хорошо. Быстро успели. Выводите на экран, Ухура, - повторил Кирк.
- Энтерпрайз, вы меня слышите? – на экране появилось изображение крепкого седовласого мужчины с довольно суровым выражением морщинистого лица. – Энтерпрайз, вы меня слышите? Прием!
- Капитан Шеннон, говорит капитан Кирк, Энтерпрайз, слышим вас хорошо! – ответил Кирк.
- Кирк! – рявкнул седовласый. – Джим, если это ты, а не призрак Летучего Голландца, то какого черта я тебя не вижу?
- Отключить щиты невидимости, - приказал Кирк, совершенно забыв о безопасности, предпринятой программой. – Капитан Шеннон, Вы меня видите?
- Вижу, черт бы тебя побрал, Кирк! – еще громче рявкнул Шеннон. – Где тебя черти носили три месяца?
- Алан, постойте, погодите, - Кирк встал с кресла. – Три месяца? Нас не было от силы сутки. Мы провалились во временную червоточину в этом секторе и…
- Червоточину в этом секторе? – лицо Шеннона пошло красными пятнами гнева. – Кирк, прекратите дурить мне голову! Какие еще сутки, будь все проклято? Последнее сообщение от Вас было три месяца назад, Федерация сочла экипаж погибшим, я и все корабли в этом секторе месяц искали хотя бы ваши следы, а вы тут появляетесь из ниоткуда, рассказываете какие-то сказки, играете в прятки!
- Уверяю Вас, капитан Ше… - начал Кирк, но Шеннон даже не стал дослушивать его.
- Свяжитесь с командованием, а потом спуститесь на планету, - приказал он тоном, не терпящим возражений.
- На планету-то зачем? – не понял Кирк.
- Потому что я тут с ног сбился, поднял на уши все ближайшие Базы и корабли, разыскивая Вас! – оглушил могучим рыком Шеннон, для усиления эффекта ударив кулаком по столу, за которым сидел – на заднем фоне кто-то испуганно ахнул. – Мы месяц ищем Вас и Вашего коммандера, потому что у нас тут какая-то чертовщина с ромуланцами и их посылкой, а я трачу время на какую-то пустую болтовню! – Шеннон ударил кулаком повторно, экран погас и Кирк, как раз собиравшийся уточнить все интересующие обстоятельства, остался наедине со своим недоумением и растерянностью.
- Капитан, Вас вызывает командование Флотом, - сообщила Ухура.
- Переведите в главный конференц-зал.
- Сэр, так же просят явиться и мистера Спока, - добавила лейтенант, слушая приказы в наушник.
- Мистер Сулу, примите мостик, - приказал Кирк. – Мистер Спок, прошу Вас, - пригласил он коммандера в лифт.
- Три месяца, - коротко повторил Спок, когда лифт закрыл двери за ними.
- Ромуланцы, - задумчиво произнес Кирк. – Спок, у меня очень нехорошие подозрения.
- Я не склонен доверять интуиции, капитан, - согласился Спок, - но я понимаю и разделяю Вашу версию догадок.
- Думаете, она погибла? – Кирк быстро взглянул на друга.
- Не могу ответить, капитан, у меня нет данных, - спокойно ответил Спок. – В любом случае, любые выводы преждевременны.
- Мне бы Вашу уверенность, - ворчливо заметил Кирк, выходя из лифта и направляясь в зал совещаний.

Брови Спока находились под линией челки, глаза Кирка округлились до каких-то неприличных размеров, стоило обоим услышать выдвинутые обвинения, выдержать расспросы, избежать трибунала и узнать о последних новостях.
Пропавшие без вести, сообщения родным и близким, безуспешные поиски в течение двух месяцев; явление ромуланского корабля на территории Федерации, просьба, контакт, никаких больше объяснений, никем не понятый груз и взрыв корабля ромуланцев; неделя особо усердных поисков, еще неделя чрезвычайно усердных поисков, когда стало ясно, что требуется присутствие мистера Спока, и две недели какого-то сущего кошмара на Базе 17 – краткий курс пройденного, после чего Кирк ощутил потребность выпить, а Спок – заняться медитацией.
- Ромуланцы, передавшие ее, это сильно даже для моего понимания, - заявил Кирк, пытаясь переварить информацию. – Но ромуланцы, совершившие самоубийство, травмы, агрессия… Что они с ней сделали?
- Не имею представления, капитан, но полагаю, что ничего хорошего, - ответил Спок, наконец совладав с эмоциями. – Нам следует спуститься на планету, как того желал капитан Шеннон, чтобы узнать все подробности.
- Да уж, - кивнул Кирк, - а то генерал Эшер слишком эмоционально выражал мне свое недовольство.
- То, что выражал генерал Эшер, уместнее назвать криками ярости, капитан, - поправил Спок.
- Да уж, - снова согласился Кирк, поднявшись. – Пропадаешь в портале между мирами, являешься живым и невредимым, а потом на тебя же и кричат за то, что ты жив и корабль невредим. Просто поразительно!
- Совершенно нелогично, - Спок так же поднялся.
- Ладно, спустимся на планету, может, хоть Алан не станет на меня кричать, - Кирк вышел в двери.
- Сомневаюсь, капитан, - Спок последовал за ним.

Капитан Алан Шеннон был старым космическим волком. Молодняку Звездного Флота иногда казалось, что он лично участвовал в той войне с ромуланцами сто лет назад, на что Шеннон рычал и страшно ругался. Шеннон отказался от повышения до звания адмирала, Шеннон люто ненавидел сидеть на одном месте и считал своим домом космос, где семьдесят шесть лет назад родился на челноке, следовавшим на Звездную Базу 11. И хотя в его документах значилось местом рождения именно База, Алан Шеннон плевать хотел на все бумажки и файлы.
Во всем Флоте трудно было найти более беспокойного человека, чем капитан Шеннон, непостоянный как ионный шторм, несгибаемый как ива и настоящий перекати-поле. Алан Шеннон был шестнадцать раз женат, тринадцать раз разведен, трижды вдов, у него было более тридцати детей на двадцати восьми планетах, но даже его солидный возраст не говорил о том, что капитан не женится в семнадцатый раз и не наплодит еще парочку ребятишек.
Джеймса Кирка капитан знал еще зеленым юнцом, когда Кирк только-только поступал в Академию и делал первые шаги на пути к звездам. Не любимчик, но один из тех немногих, кого Шеннон выделял среди общей массы кадетов, Кирк относился к капитану как к наставнику и почти как к родному отцу, так что рык капитана Кирк воспринял с почти сыновней обидой.
Материализовавшись на планете, Кирк сразу попал под пристальный взгляд Шеннона, сцепившего руки за спиной и с неодобрением смотревшего на младшего коллегу по Флоту.
- Капитан Шеннон, - с благоговением и должным уважением произнес Кирк, вытягиваясь перед старшим коллегой.
- Кирк, - просто и резко ответил Шеннон. – А ты не очень-то торопился явиться.
- Прошу прощения, капитан, меня вызвало командование, - Кирк не сделал ни единого лишнего телодвижения, глядя строго перед собой.
- Вольно, - разрешил Шеннон. Кирк расслабился. – Так, капитан, и Вы, мистер Спок, за мной, будьте любезны, – поторопил Шеннон, отвернувшись и следуя по дорожке к базе – высокому строению светло-серебристого цвета с разноцветными витражами, стрельчатыми окнами и длинной иглой антенны, устремленной в прозрачно-сероватое небо. База 17 была признана лучшим медицинским центром всей Федерации, так что Кирк забеспокоился еще больше – если Элис Хант привезли сюда, значит, дело хуже некуда.
- Капитан Шеннон, могу я узнать причину, по которой девушку переместили на эту Базу? – обратился Спок к спешившему капитану.
- Из-за травм, коммандер, - бросил тот. – Кирк, - он вдруг резко развернулся, отчего Кирк едва не налетел на низкорослого Шеннона, - ни я, ни врачи, ни даже вся Федерация понятия не имеет, кто это, откуда она взялась и по какой такой причине требовала встречи с твоим коммандером, но если ты что-то знаешь, лучше тебе сказать сперва мне, потому что эта девица – черт в юбке… не в юбке, конечно, но в больничной рубашке.
- Скажите хотя бы, что с ней? – попросил Кирк, глядя на капитана сверху вниз – разница в росте была не особо большой, но даже при росте ниже среднего Шеннон наводил ужас на всех до единого новичков Академии, пугал половину Флота и даже клингоны не особенно желали иметь с ним дела – Шеннон не знал страха, плевал на все условности и предупреждал всего раз, после чего мог открыть огонь на поражение и принять бой. Команда Агамемнона была подстать капитану – вышколенные, хладнокровные, большей частью одинокие и готовые на все ради мира в галактике. Шеннон, прирожденный воин, дипломатом, к несчастью Федерации, был довольно посредственным, так что его держали как патрульного, не знавшего пощады к нарушителям границ территории.
- Ожоги в основном, умник, - проворчал Шеннон, хмуря седые брови. – Врачи не знают, что с этим делать, кожа не приживается, а тут еще характер этой девицы: упаси боже такой вырваться – разнесет половину галактики. Мне бы такую на мою малышку, - с какой-то неописуемой нежностью вдруг добавил суровый воин.
Кирк грешным делом решил, что его старый друг и наставник подыскал себе очередную жену, но Шеннон быстро сменил настроение.
- А что сказали ромуланцы? – поинтересовался Спок, воспользовавшись паузой.
- Пойдем внутрь, тут холодно, - Шеннон передернул плечами и поспешил в здание. Кирк взглянул на солнце, стер со лба пот от жары и пожал плечами – старому другу лучше было бы жить на Вулкане в атмосфере адской жары, где его прозвище «старый черт» было бы более уместно.
- Три виски и сок из этого, оранжевого, - Шеннон ткнул в сторону бара. – Садитесь, джентльмены, - так же резковато приказал он Кирку и Споку, указав на столик.
Когда официант принес напитки, Шеннон залпом проглотил свою порцию и передал стакан Кирку, третий оставив себе.
- Ожоги, - повторил Кирк, пригубив свою порцию. Шеннон кивнул и нахмурился еще больше.
- Я как раз патрулировал границы нейтральной зоны, - начал он рассказывать, - а тут прямо на меня летит эта ромуланская лоханка – на предупреждение ноль внимания, прет как самонаводящаяся бомба. Думал, жахну по ним, а тут мой связист докладывает, капитан, мол, нас вызывают. Я сигнал принял, а у них там… - он прервался, чтобы вылить в себя вторую порцию и махнуть рукой официанту с требованием повторить столько же. – Словом, я не первый раз в космосе, на своем веку всякого навидался, а тут увидел ромуланца и думал, что резко постарел и ослеп – вылитый вулканец. Думаю, с какого черта вулканцу делать на ромуланской Птице? Мои ребята уже готовили фазеры, а их капитан, или кто он там был, не знаю, мне – капитан, опустите щиты и срочно примите нас на борт. Ага, думаю, так я и сделаю…
- Вы им поверили, капитан? – Спок приподнял брови.
- Мальчик, я в космосе с рождения, я врагов за парсек чую, - наставительно сообщил Шеннон. Кирк, чтобы успокоить друга, слегка похлопал его по руке, чтобы не слишком дерзил вулканцу. – Ладно, извини, - тут же остыл тот. – Словом, я его предупредил, что если не уберется к своим, я дам залп, а он нос задрал и мне – капитан, у меня на борту тяжело раненый землянин, женщина, она умрет без помощи земных докторов. Я, мол, жизнью ради нее рискнул… Думаю, что он не стал бы мне врать – опустил щиты, приказал поднять их, но следить, чтобы не набедокурили. Является тут тот самый парень, на руках держит женщину… - Шеннон не стал дожидаться, пока официант поставит стаканы на стол, схватил один и залпом проглотил виски. – Джим, я его чуть сам не порвал – на ней же живого места не было!
Кирк, поднесший к губам свой стакан, отставил его.
- Но она жива?
- Жива, в том все и дело, - вздохнул Шеннон. – Правая рука, правая нога, бедро и щека прожжены до костей. Вызвал своих медиков – парень передал ее как драгоценность - клянусь, что не вру! – а потом задрал нос еще выше, говорит: «Я выполнил свой долг перед капитаном!» и жахнул себя из фазера – мои ребята и пикнуть не успели.
- Он убил себя?! – не поверил ушам Кирк.
- Сам бы не видел – никогда не поверил бы, - кивнул Шеннон. – Я на мостик, связываюсь с их кораблем, а оттуда мне: «Есть только честь и смерть!» и… - капитан проглотил четвертую порцию и стиснул пустой стакан в ладонях. – Словом, они самоликвидировались, Джим. Я понятия не имею, почему. А потом и вовсе какой-то ад начался – мои медики заняты женщиной, а тут прет целая флотилия ромуланцев – верните женщину! Ну, я и дал им жару. Вертелся, что волчок, одного задел, вызвал подкрепление, а эти твари как растворились. Оставил замену и рванул сюда – доктор Са сказала, что на борту попросту нет нужных материалов, чтобы помочь женщине. Она обработала ей лицо, часов пятьдесят колдовала с биокожей над ее лицом – что-то прижилось, что-то нет, а тут мы долетели до Базы, сдали бедолагу из рук в руки – ее тут же на операционный стол…
- А потом?- спросил Кирк, когда Шеннон надолго замолчал.
- Я улетел, но справлялся о ее здоровье. Лицо лишь чудом восстановили – ткани отторгались, в ранах содержится какое-то вещество, не дающее биокоже приживляться. Вроде бы тело восстановили, нарастили мышечную ткань, но над ней работают буквально без перерыва – сердце раз пять уже останавливалось.
- Но она же выжила? – спросил Кирк, ощутив тошноту в желудке.
- Выжила, ожила, а как очнулась от бесконечных операций через две недели, когда организму решили дать немного времени на саморегенерацию, так и решила сбежать.
- Сбежать? – округлил глаза Кирк.
- Сбежать, - повторил Шеннон. – Поймали сразу же, уложили обратно, а она как с цепи сорвалась, твердит что-то по тиза Спока, про какого-то Лена, я ни черта не понял, врачи тоже, но вкатили ей транквилизаторов, чтобы себе не навредила, а она как очнулась – снова бежать. Шесть раз за неделю. Шесть, Джим! В последний раз лишь чудом поймали на орбите – увела-таки корабль, но сердце не выдержало.
- И что? – Кирк почувствовал, как напрягся рядом сидевший Спок и как у него самого отлила от лица кровь.
- Что – достали, запустили ее сердце, вернули обратно в палату и под контроль, транквилизаторы и снотворное, чтобы не дергалась. Две недели как спит и все две недели как сбоят все до единого приборы рядом с ней. Сам черт не разберет, что с этой дамочкой не так.
- Радиация?
- Чиста как стеклышко! Но знаешь, Джим, - Шеннон понизил голос и наклонился к Кирку, - видел я глаза этой девочки, черные, страшные, это не человеческие глаза.
- Черные? – переспросил вдруг Спок.
- Черные как сам ад. Белков нет. А я ведь видел ее – нормальная обычная женщина, а очнулась на Базе, так в нее дьявол вселился.
- Что еще она говорила? – Кирк вскочил.
- Только про тиза Спока и Лена. Больше ничего. Сбегала молча, на вопросы врачей не отвечала, игнорировала всех посетителей и даже чуть не убила психолога.
- Чуть не убила? – Спок так же поднялся с места. – Без причины?
- Насколько я знаю, без, - ответил Шеннон. – Та зашла, рта раскрыть не успела, а пациентка как взглянет – у доктора по ее словам как весь воздух из легких выкачали. Чертовщина какая-то.
- Мы можем увидеть пациентку? – спросил Кирк.
- Можете, я вызвал ее лечащего врача – переговорите с ним, а мне нужно на корабль, - Шеннон допил виски, кивнул Споку, пожал руку Кирку, кивнул и достал коммуникатор. – Держи меня в курсе, Джим, - заявил он тоном, не терпящим возражений. – Шеннон – Агамемнону! Радони, поднимай меня!
- Нужно вызвать доктора Маккоя, - произнес Спок, когда Шеннон исчез. – И нужно срочно отменить все лекарства.
- Читаешь мои мысли, - кивнул Кирк, достав коммуникатор. – Кирк – Энтерпрайз!
- Ухура на связи, капитан.
- Ухура, передайте доктору Маккою, чтобы собирал свои порошки и приборы и спускался сию же минуту!
- Есть, капитан.
- Координаты те же.
- Есть, капитан. Капитан, Вы нашли мисс Хант?
- Похоже, что нашли, лейтенант, сейчас как раз убедимся в этом. Конец связи.
- Я встречу доктора Маккоя, капитан, - без слов понял Спок.
- Хорошо, я узнаю, где палата пациентки и свяжусь с тобой. Даже не знаю, хочу я, чтобы это была Элис или нет, - честно признал он.
- У меня схожие мысли, капитан, - поддержал Спок.

Короткого разговора с лечащим врачом Кирку хватило, чтобы понять – да, это в самом деле была Элис Хант. Ни характер повреждений кожи, ни данные о ее здоровье ничего докторам не говорили. Какая-то едучая штука типа кислоты, слишком глубокие повреждения тканей, бесконечные операции, которые хоть и принесли успех, но которых было еще слишком мало, чтобы вернуть женщине ее здоровье и нормальную внешность. Ни слова о том, по какой причине пациентка, испытывавшая должно быть адские муки, рвалась сбежать и как ей это удалось. Никаких причин странного аномального почернения радужки и белка глаз. Повторный курс операций через три дня, но даже врачи уже сомневаются, что все пройдет успешно – ее сердце может отказать и больше не забиться вновь, ее постоянно держат на успокоительных и снотворном, но иначе нельзя – она слишком агрессивна и постоянно хочет сбежать.
- Последние анализы, которые нам удалось взять утром, говорят о том, что организм медленно восстанавливается, - сказал врач, - но никто не может понять причин аномалии в работе ее головного мозга.
- Возможно, мы это узнаем через несколько минут, - Кирк подошел к палате и вошел в двери.
Небольшое помещение с мягкими стенами, одна кровать – особо прочная, для верности прикрученная к полу, женщина, лежащая на ней – расслабленное лицо, правая половина которого чуть отличается по цвету кожи от левой, нашлепки биопластыря на всей правой руке от шеи до запястья, перехваченного прочной лентой биоремня, призванного фиксировать пациента, легкое одеяло наброшено только на левую часть тела, оставляя правую, полностью заклеенную биопластырями, напоказ.
- Мы спасли пока только шею и грудь, - произнес доктор, заходя в палату – совершенно пустую, если не считать кровати и отключенного прибора в изголовье. – Да, пришлось выключить, - пояснил доктор на немой вопрос Кирка. – Все выходит из строя, куда бы мы ее не поместили.
Кирк подошел ближе, глядя в лицо спящей – это лицо он узнал бы в толпе.
- Операция поможет? – уточнил он.
- Шрамы слишком глубокие, - ответил доктор. – Приходится наращивать буквально поклеточно, тончайшим слоем. Ювелирная работа, капитан Кирк. Она может двигаться, что показали ее побеги, шрамы ей не мешают, но она все-таки женщина, мы как врачи стараемся восстановить ее тело и внешность.
- Что-то мне подсказывает, что внешность для рейнджера не главное, - тихо произнес Кирк. – Что-то еще, доктор?
- Очевидно, плохое питание, капитан. Небольшой недобор веса, мы уже восстановили потерю мышечной и жировой массы, теперь речь идет только о регенерации кожи. Планируем заняться ее плечом и бедром – они пострадали больше всего.
- Судя по тому, что Вы сказали, она упала на бок и именно так получила травмы.
- Вероятно, капитан. Возможно так же, что ее пытали.
Кирк стиснул зубы.
Он не мог бы поручиться за обратное, уж слишком хорошо он знает нравы ромуланцев. Что эти, что клингоны – обе расы имеют особое рвение к пыткам и знают, как добиться своего. Впрочем, может быть, выводы преждевременны, зачем-то же ромуланцы передали ее землянам. Зачем-то же был это жест чести или чего-то еще.
- …тоже отменить, - раздался голос Маккоя за дверями. – И никакого больше снотворного, вы и так запичкали бедняжку лекарствами, того и гляди откажут почки и печень.
- Заменим, будут как новенькие, - заверил чей-то голос.
- Не смешно, молодой человек, - оборвал Маккой. – Вы доктор, а не инквизитор, имейте уважение к жизни и телу человека!
- Да, доктор Маккой, - пристыжено ответил кто-то.
- Доктор Маккой! – лечащий врач протянул руку, увидев живую легенду с Энтерпрайза.
- Доктор Бестер, - Маккой пожал руку, вытянув шею и глядя на пациентку. – Я сменю Вас.
- Вы уверены? – забеспокоился Бестер. – Отмена снотворного – не самое лучшее решение, доктор Маккой.
- Поверьте моему опыту с этой леди, - кивнул Маккой. – Я уже имел дело с ней и знаю точно, что ей следует давать, а что может ее убить или свести с ума.
- Как знаете, доктор Маккой, - Бестер поднял обе руки. – Я сообщу начальнику Базы, что Вы взяли пациентку под личный контроль. Если что-то будет нужно, только скажите.
- Обязательно, - снова кивнул Маккой. – Спасибо.
- Мы все в самом деле переживаем за нее, - Бестер кивнул Кирку и покинул палату.
- А Спок где? – спросил Кирк.
- Поднялся на Агамемнон за информацией к доктору Са. Я уже переговорил с ней, она выдаст все материалы и записи. Джим, что эти варвары с ней сделали? – Маккой провел над Элис сканером. – Шрамы старые, им как минимум два месяца.
- Но Шеннон сказал, что ее передали только месяц назад, - добавил Кирк. - Выходит…
- Она месяц мучилась от боли, а эти варвары стояли и смотрели на это! - вскипел Маккой.
- Все может быть не так, Боунс, но этого никто кроме нее не знает, - Кирк и сам готов был немедленно брать курс на Ромул и устроить там войну, но нужно было остыть и дождаться Спока.
- Одно скажу, шрамы затянулись те же два месяца назад, боли она не чувствовала, но именно это и не дает мне покоя, Джим, - Боунс сунул трикодер под нос капитану.
- Ты же знаешь, я не медик, - поморщился тот.
- Не узнаешь это соединение?
- А должен?
- Я проверял ее после Трокати, когда она сказала, что на планете для нее есть опасность.
- Прах?! - ахнул Кирк в голос. – Боунс, откуда у ромуланцев Прах?
- Это не совсем Прах, точнее, не Прах, что-то иное, менее сильное, но с теми же свойствами. Анализы показывают, что это вещество имеет свойство накапливаться в организме. Бог уж знает, откуда она его добыла, но у меня очень большое подозрение, что ромуланцы не дали бы его ей.
- Хочешь сказать, она сама взяла наркотик и принимала, зная, что может погибнуть?
- Она больше не телепат, Джим, но она полетела на Ромул, зная, что может помочь только знаниями, но никак не своим даром. Если она узнала, что ромуланцы обладают этим веществом, она могла взять его и принимать намеренно, чтобы начать что-то чувствовать. Это же боевой корабль расы, с которой она ведет войну, в этом корабле ее мать, тоже телепат.
- А что, если это не действие вещества, Боунс? – Кирк пристально взглянул на друга.
- Тогда что? Ромуланский воздух? Атмосфера на корабле? Вирус?
- Нет, я не только о шрамах, - перебил Кирк. – Я еще и об ее агрессии, о желании сбежать отсюда.
- Я же уже сказал, что дело в снот…
- Да, если бы она была телепатом, - снова перебил Кирк, - но она больше не телепат, в том и дело.
- Но она могла снова им стать… - начал понимать Маккой.
- А стать им она могла под действием некого вещества или же…
- …или же от прямого контакта с сердцем корабля Теней, - закончил Маккой. – Это вообще возможно?
- Что мы знаем о телепатах ее мира? – риторически переспросил Кирк. – И что мы знаем о ментальной связи телепатов-родственников, в данном случае дочери и матери?
- Джим, это… - Маккой закусил губу. – Не знаю, конечно, но это могло бы многое объяснить. К сожалению, я доктор, а не телепат, но…
- Мне нужен Спок, - решил Кирк. – Из нас только он может понять другого телепата.
- Спок – прекрасно, - не согласился Маккой, - но ты сильно рискуешь. Как ты сказал, мы ничего не знаем о телепатах иного мира.
- Спок знает.
- Недостаточно. Если она снова телепат, она может быть крайне сильна. Не контролируя себя, она может убить Спока.
- Она никогда бы этого не сделала, - не очень уверенно ответил Кирк.
- В здравом уме – да, но так… Джим, ее кровь очищена, но вещество, если оно и есть, накапливается в ее мозгу, оно воздействует на ее разум. Без должного контроля сильного телепата она может быть опасна даже сама для себя, не говоря уже о Споке. Если хочешь рискнуть вулканцем, не могу тебе запретить, но если выбирать, я бы посоветовал отвезти ее на Вулкан. Больше знакомых телепатов, способных сладить с разумом другого телепата и человека, у нас нет.
- Но нам нужен хоть какой-то ответ, Боунс! – тихо взмолился Кирк. – Я не могу похитить нестабильного пациента и попросить Т`Пау о помощи, не зная даже, о чем именно мне ее просить! Спок может контролировать глубину проникновения в разум… наверное… А он может?
- У него спроси, - Маккой кивнул на бесшумно вошедшего вулканца.
- Я попробую, капитан, - ответил Спок, подходя ближе.
Секунды взгляда на него, увидевшего Элис, хватило и Кирку, и Маккою, чтобы понять, что если Спок и попробует, это дастся ему нелегко.
Спок соединил пальцы, сосредоточенно глядя на Элис, подошел ближе и протянул руку к ее голове, но прикасаться не стал.
Кирк и Маккой затаили дыхание, следя за манипуляциями вулканца.
- Что-то не так? – спросил Кирк, видя, что Спок по какой-то причине медлит.
- Слишком сильные эмоции, капитан, - едва заметно поморщился Спок. – Это оглушает.
- Тебе что-то нужно? – Кирк подошел ближе. – Она кричит?
- Нет, она не кричит, - качнул головой Спок. – И она не в коме, она слышит нас, чувствует и ждет, когда я попрошу ее открыть разум.
- И что тогда Вас останавливает? – спросил Маккой, хмурясь.
- Именно это, - Спок так и не решился коснуться девушки. – Мисс Хант очень настойчива в своем желании контакта, это настораживает.
- А это можно сделать как-то дистанционно? – спросил Кирк.
- Дистанционно я могу уловить ее эмоции, но не мысли, капитан, – Спок не убирал руку, но и не касался головы Элис, как будто пальпируя воздух и чуть подрагивая кончиками пальцев.
- И каковы ее эмоции? – уточнил Маккой. – Она в ярости?
- Не-е-ет, - протянул Спок, чуть склонив голову. – Это интересно, но мисс Хант…
- Что, Спок? – поторопил замолчавшего вулканца Кирк. – Что такое? Она не хочет возвращаться или хочет?..
- Нет, капитан, мисс Хант не самоубийца, но теперь я понимаю ее эмоции, самостоятельно столкнувшись с первопричиной.
Кирк бросил быстрый взгляд на Маккоя.
- Что?
- Это сожаление, капитан, - ответил Спок, поводя рукой около лица девушки. – Сожаление и страстное желание вернуться.
- Сюда? – не понял Маккой. – Сожаление о ее матери?
- Нет, о Коше, - Спок закрыл глаза, будто слушая мысли. – Мисс Хант сожалеет, что не может самостоятельно убить этого ублюдка, - произнес он, будто цитируя чужие мысли. – Все предрешено с самого начала, воролонцы все знали, вели свои работы с людьми как с подопытными крысами… но… мы… не… крысы… - Спок чуть нахмурил брови. – Мы… люди… это наш… выбор… пути… Вернусь и любой ценой… в ад столько, сколько… Ублюдки! – вдруг резко прошипел он. – Кош-ш-ш…
Кирк хотел уже вмешаться, но Маккой вдруг остановил его порыв.
- Джим, подождите, - прошептал он. – Она не тронет его. Не спрашивайте, откуда я это знаю. Не знаю, но чувствую, что не тронет.
- Но если он без контакта чувствует такое, что он может пережить, когда хотя бы прикоснется? – Кирк схватил доктора за руку, чтобы не дернуться к Споку и не оттащить его в сторону.
- Они телепаты, Джим, - Маккой похлопал капитана по руке. – Мы оба ошибаемся в выводах. Это не то, чем кажется.
- Что? Боунс, довольно загадок! – Кирк заметил, что рука Спока опустилась на лицо девушки и она резко открыла глаза. Черные как сам ад, как и говорил Шеннон, черные, без белков, без светлой радужки.
Приборы мелко затряслись над кроватью пациентки, когда она подняла обожженную руку и провела ею по руке Спока в каком-то странном жесте то ли просьбы, то ли нежности, то ли чего-то еще. Спок никак на это не отреагировал, не забился в припадке боли, не закричал, не отшатнулся, но все так же прислушивался к одному ему слышным мыслям и эмоциям девушки, а когда открыл глаза и осторожно переплел свои пальцы с пальцами девушки, Кирк не выдержал и бросился к нему. Элис снова закрыла глаза и, казалось, уснула.
- Спок! – капитан слегка встряхнул вулканца, смотревшего на девушку. – Спок, что ты видел? Что, Спок?
- Я был там, капитан, - проговорил Спок. – Я был в ее теле, в ее душе, я был ею и я пережил то же, что пережила она. Абсолютное слияние неизвестного мне уровня, - зачарованно пробормотал он. – Поразительно!
- И что произошло? – Кирк готов был трясти коммандера, чтобы выбить все ответы на все вопросы. – Ромуланцы пытали ее? Это ее мать? Спок, да молчите Вы!
- Ромуланцы, мать, слияние, наркотики, плен, одиночество, сомнения… Все не так, как кажется, капитан. Я буду проводником между ней и Вами, я покажу, - Спок поднял руку и коснулся лица Кирка – менее пяти секунд контакта хватило для того, чтобы капитан отшатнулся от него и едва не осел на пол в полнейшем шоке. – Доктор, Вам тоже нужно это знать, - Спок протянул руку к Маккою.
- Это обязательно? – поморщился тот.
- Мисс Хант решила довериться нам троим, - Спок все еще держал руку вытянутой. – Я полагал, что Вам бы хотелось завоевать доверие телепата иного мира.
- Боунс, посмотри, - Кирк сглотнул, тяжело дыша и держась за стену. – Просто посмотри. Спок не сможет передать это словами. И она бы не смогла.
- Ладно, - сдался доктор.
Спок коснулся контактных точек на лице Маккоя.




Глава 13.


«Хоть бы раз что-нибудь новенькое, но нет, стоит только появиться – тут же в лицо то фазеры, то ППГ, то что похуже…»
- Мне поднять руки или сделать что-то типично ромуланские? – спросила Элис, материализовавшись на площадке транспортера.
- Без глупостей, рейнджер Хант, - приказал Драси. – Вас хочет видеть капитан.
- Почту за честь, коммандер, - кивнула она.
«Драси… Валена ради, когда уже мир прекратит издеваться? Трогати и Бранмер, Трокати и Бранмел… отступники-минбарцы из касты Воинов на мятежном крейсере и какие-то озабоченные инопланетники. Не мне судить, конечно, но мир сошел с ума. Драси… Дрази… надеюсь, у Драси половые органы не в подмышках, а то будет совсем невесело. И какого черта в этом мире делать ворлонцам? Корис… Кориана 6… ворлонцы… Не нравится мне все это, очень не нравится…»
- Но для начала Вы должны сдать оружие, - Драси требовательно вытянул руку.
- Я пришла по своей воле, коммандер, - напомнила Элис, сделав шаг вниз. – При мне только боевой шест, но я не думаю, что передам его в Ваши руки.
«И что я смогу им сделать, интересно? Смочь-то смогу, а толку? Не хочется устраивать бойню…»
- Мы можем взять силой, - Драси усмехнулся.
- Нелогично, коммандер, - хладнокровно ответила Элис. – Я предложила помощь, капитан ее принял, а Вы считаете, что я могу навредить тому, кто нуждается в помощи?
- Откуда мне знать, что Вы не шпион Федерации?
- Даже не наемник, я уже сказала при связи, что я из иного мира, откуда и этот корабль, что опустошает галактику. Я рейнджер, я пришла помочь, но я могу уйти, если в моей помощи не нуждаются, однако, мне показалось, что Вы сказали, будто бы меня ждет капитан, а капитаны любой расы не отличаются большим терпением, когда ждут визитера.
- Следуйте за мной, - Драси махнул рукой охране и вышел из транспортаторной первым.
«Что-то знакомое, но определенно не дрази и даже не минбарцы. Нарны? Нет, нарны слишком воинственны и у них кошмарная опера. Хорошо еще, что не пакмара».
Элис шла коридорами к лифту, не особо глядя по сторонам и понимая, что даже в случае неудачи бежать будет попросту некуда.
Драси подвел ее к каюте и нажал на кнопку связи.
- Капитан, прибыл рейнджер, - доложил он.
- Пусть зайдет, - раздался резкий голос.
«Посол Моллари?!»
- Капитан, - Элис чуть приподняла подбородок, глядя на высокого ромуланца в форме капитана.
- Коммандер, уводите Охотника, - распорядился капитан, подойдя к девушке и кивнув своему помощнику.
- Да, капитан, - ответил он, отсалютовав ему.
- Выйдите, - приказал капитан охране. Те немедленно покинули каюту. – Итак, рейнджер Хант, Вы решили прийти с помощью, - темные глаза ромуланца сверлили девушку недобрым взглядом.
«Нет, не Моллари. А почему сразу Моллари? Я же его видела лишь раз и то в новостях. Откуда мне знакома эта душа?»
- Именно, капитан, - кивнула Элис. – Чтобы сразу прояснить ситуацию, скажу, что мне бы очень хотелось сотрудничества как с Вами, так и с остальным народом Ромула.
- Вот как, - даже не спросил, а произнес ромуланец. – И с какой стати я должен Вам верить, человек?
- Рейнджеры не лгут, капитан, а я рейнджер и я пришла помочь потому как Вы нуждаетесь в помощи.
«Но ведь где-то же я его видела! Почему ассоциация именно в центаврианином, если Ромул – планета Ворлона? Нелогично. С другой стороны, я ни одного ворлонцы в глаза не видела, я даже не знаю, один Кош или их много, один меняет скафандры или они все часть одного организма. С другой стороны, ворлонцы те еще параноики, центавриане, конечно, тоже, но кому сейчас легко?»
- Капитан, сообщение с Ромула, - передал интерком. Капитан ткнул в кнопку приема.
- Слушаю.
- Сообщение о нападении корабля-паука на колонию на Верне, сэр.
- Выжившие есть?
- Нет, капитан. Паук появился внезапно, уничтожил колонию и скрылся. Мы не смогли его засечь.
Капитан ткнул в кнопку.
- Вы точно можете его поймать? – обратился он к Элис. Та кивнула.
- Я знаю эту расу, я веду с ней войну и я сделаю все, что в моих силах, капитан, - заверила она.
«Во имя Валена… Не смогу даже выразить им соболезнование, хотя им это не нужно. Сильные люди».
- Охотник летит на Ромул, - произнес капитан, заложив руки за спину. – Мы должны быть уверены, что Вы не лжете.
«Пытки?»
- Я не лгу, но если Вы мне не доверяете, это вполне обоснованно, я понимаю.
«А ты и не должен мне доверять, потому что я человек и телепат… то есть, уже не телепат, но я человек. И мне бы не помешала телепатия».
- Вы будете находиться под постоянным присмотром охраны, - решил капитан. – Мои врачи осмотрят Вас.
- Разумное решение, капитан, - поблагодарила Элис. Тот пронзил ее презрительным взглядом.
- Если Вы можете помочь, Империи не хотелось бы лишиться такого… - он окинул ее еще более презрительным взглядом, - …ценного помощника из-за какого-нибудь вируса.
- Спасибо за заботу, капитан, - кивнула Элис.
«Дай тебе волю, ты с меня шкуру живьем спустишь, ведь правда? Но откуда же я тебя знаю?»
- Вас проводят, рейнджер, - обращение было подобно плевку.
- Капитан, позвольте задать вопрос? – попросила Элис перед тем, как выйти.
- Слушаю, - бросил ромуланец.
- Мне вполне достаточно обращения по рангу, но поскольку поимка корабля Теней может затянуться… Могу я узнать Ваше имя?
Мужчина приподнял острую бровь в точности как вулканец.
- Капитан Варн.
- Благодарю, капитан. Для меня честь познакомиться с Вами, - Элис чуть поклонилась.
«Прилетал в Тузанор как раз перед моим вылетом, сразу после Церемонии Возрождения. Круглолицый, добродушный такой. Странно, что центаврианин, а не человек. Он еще так забавно махал руками и смущался… Вир. Вир Котто, помощник Моллари, вот почему я узнала его. Это не Ворлон, это Центавр! Зеркальный Центавр и Вир, не похожий сам на себя – не круглолицый, без этой прически, без улыбок и смущения, но это Вир. Эти их уши – чудо какое-то, у коммандера Спока такие же, у посла Сарека, у всех вулканцев. Параллельная ветвь эволюции? Два разных вида? Черт, а красивый мужик. Аура центаврианина Котто, а сам выглядит как вулканец… а вулканцы – это минбарцы. С ума сойти можно в этом мире!»
Охрана уже ждала за дверями.

Ромуланец-доктор водил над ней сканером, снимая биопоказания.
- Повернитесь, - приказал он. Элис повернулась лицом, уловив едва заметный интерес мужчины.
«Физиологию не обманешь, да, доктор? Все-таки, вы ближе к людям, чем к вулканцам, а люди так плохо умеют скрывать интерес… Надеюсь, ты не хочешь меня вскрыть – это больно и не очень приятно. Издевательство какое-то с этими остроухими – один другого интереснее. Гормоны как сбесились. А может и не гормоны, а отпущенный на волю самоконтроль. Не телепаты – и на том спасибо. Не хватало еще, чтобы они узнали о том, что я думаю. С Кирком и то было проще. Тут, в целом, тоже не особо сложно, интересно, интригующе – за сколько дней они от меня устанут и решат убить? – и…
- Кхм, - кашлянула Элис. – Простите, наверное, простудилась, - извинилась она. – Эти сквозняки…
Доктор с подозрением взглянул на нее.
- Сквозняки? – повторил он. – Вас взяли с Энтерпрайза.
- Именно, доктор, - с каменным выражением лица кивнула она.
- На Энтерпрайзе были сквозняки? – еще раз переспросил ромуланец.
- Именно, доктор, - все так же бесстрастно кивнула Элис.
«Валена ради, доктор…»
Ромуланец тяжко вздохнул и отошел к шкафчику с лекарствами.
- Надеюсь, Вы проветривали каюту перед сном, - обратился он к ней. – Знаете, свежий вакуум и все такое.
- Конечно, доктор, - заверила она.
«Молодец! Ты меня понял. Если будем на одной волне, будет намного проще, только не паникуй».
Доктор подошел к ней, держа в руке гипошприц.
- Мы уже имели дело с людьми Земли, рейнджер Хант, - фыркнул он. – Вы в самом деле думаете обмануть меня?
- Ни единой мысли, доктор, - заверила она. – Но мне не помешает что-нибудь от головной боли.
- В Федерации не хватает болеутоляющего? – улыбнулся мужчина. – Мне было бы интересно изучить Вас внутри и снаружи, - доверительно сообщил он, - скорее даже внутри больше, чем снаружи, но капитан сказал, что Вы нам нужны, потому я выполню свой долг доктора.
- О, буду признательна, до…
Договорить она не успела – мужчина всадил в нее заряд гипошприца. Голова мгновенно прояснилась, закружилась и перед глазами потемнело.
- Долг велит мне проявлять участие, хотя мне это неприятно, - сильная рука вздернула оседающее на пол тело девушки. – Я переусердствовал с дозировкой?
«О, как это мило… ты мне уже нравишься, добрый доктор. Никакого злого умысла – чистый расчет… с умыслом. Не злым, но типично центаврианским».
- Спасибо, доктор, мне сразу полегчало, - заверила Элис, вцепившись в руку мужчины. – Позволите одеться?
- Одевайтесь. Странная женщина. Решиться прийти безоружной – так по-человечески. Тем приятнее будет ее убить.
- Что? – Элис накинула безрукавку, резко обернувшись.
- Плохо со слухом, рейнджер? – мужчина пристально взглянул на нее.
«Он этого не говорил, он думал! Что он мне вколол?»
- Что это за лекарство? – серьезно спросила Элис.
- Обычное болеутоляющее, - доктор взмахнул гипошприцем.
- Да, конечно, - рассеянно и напряженно произнесла она, хмурясь. – Спасибо еще раз.
«Не Прах, что-то другое. Что? Какая дозировка не убьет меня?»
В спину вышедшей девушки прилетела мысль доктора о том, что он крайне не одобряет присутствие на военном корабле изнеженных земных женщин, а если капитан позволит, доктор лично вскроет череп этой низшей твари. Мысль едва слышная, ради поимки которой пришлось напрячь разум и сосредоточиться, но лекарство, названия которого Элис так и не узнала, странным образом помогло.

- Сенатор не пожелал видеть Вас, рейнджер Хант, - капитан Варн опустился в кресло, разглядывая девушку перед собой. – Однако мне были даны инструкции о дальнейшем сотрудничестве с Вами, - до странности симпатичное мужественное лицо ромуланца не портил даже V-образный нарост на его лбу. Элис не видела ничего подобного в отчетах Федерации в файлах Энтерпрайз, но при всей общности с вулканцами, обязаны были быть и различия. И они выражались далеко не только во внешности.
«Ксенофобы, расовые ненавистники, параноики… Очаровательно! Притом, что Империя основана на милитаризме, где командование военными кораблями могут получить как мужчины, так и женщины, если верить коммандеру Споку и капитану Кирку – совсем как у нарнов. Четкая кастовая система, активная практика пыток, рабовладельчества и - о, чудо! – применение «пушечного мяса». Они мне уже нравятся! И все-таки они не чистые центавриане, в них есть нечто от минбарцев – эта кастовость, преданность чести и долгу. Каста Воинов? Определенно, но в период до Валена. Хотя будь это минбарцы, я бы знала, как себя с ними вести, но с центаврианами сложнее. И все же, передо мной Вир Котто, это его душа, хотя он вроде бы еще жив. С другой стороны и Шеридан вроде как не мертв… не совсем мертв… Черт его знает, может, это и не Шеридан – с ЗаХаДума не возвращаются, а в сказки я не верю».
Капитан Варн думал лишь о том, что с помощью этой слабой женщины, стоящей перед ним, он лично уничтожит корабль-паук, а потом привезет эту землянку на Ромул в качестве трофея, рабыни или просто игрушки, а когда она ему надоест, он лично выпотрошит ее внутренности, предварительно насладившись ее криками агонии.
- Хорошо, капитан, - Элис это нисколько не пугало.
- Но прежде чем решить допустить Вас на мостик, я бы желал узнать о некоторых секретах Федерации, - мягко, но серьезно попросил Варн.
- Исключено, капитан, - качнула головой Элис. – Если мне придется дать информацию вашему миру о Федерации, мне придется сказать Федерации о вашем мире, а поскольку лично Вам бы этого не хотелось, предпочту сохранить в тайне все секреты.
Ее обдало волной презрения и желания вырезать ее тайны мечом – Варн прекрасно себя контролировал, но при малейшей угрозе себе или кораблю он бы не задумываясь пустил рейнджера в расход. Ни малейшего притворства, чистая незамутненная ненависть, безграничное презрение, желание порвать на кусочки, но допытаться до всех тайн Федерации и конкретно – Энтерпрайз.
- Рейнджер Хант, Вы знаете, где находитесь? – обманчиво спокойно спросил Варн.
- Да, капитан, - кивнула она. – На корабле Империи Ромул. Капитан, можете не объяснять мне принцип работы корабля и историю Вашего мира – это, безусловно, интересно, но пока не ко времени. Может быть, перейдем к обсуждению тактики и стратегии поимки корабля Теней?
- Вы говорите как военный, рейнджер Хант, - Варн встал с кресла.
- Да, капитан, - ответила Элис. – Я командовала одним из лучших кораблей Лиги в своем мире, моя команда была чем-то подобна Вашей, капитан.
- Вот как, - усмехнулся Варн, обойдя девушку и окатив ее едва сдерживаемым желанием оторвать ей что-нибудь и полюбоваться на ее крики и цвет крови. – Капитан Хант.
- Да, капитан, - Элис чуть приподняла бровь, когда мужчина встал перед ней.
- И где же Ваш корабль, капитан Хант? – почти издевательски поинтересовался мужчина.
- Уничтожен тем же кораблем Теней, что разносит теперь Вашу Империю, капитан, - это было дерзко, но в какой-то мере забавно. Все равно, что ходить по краю бритвы, все равно, что дразнить голодного льва или бросить вызов минбарцу.
«О, это мне нравится!»
- У меня слишком большие подозрения, что Вы шпион, рейнджер Хант, - мужчина наклонился к ее лицу. – Знаете, что ромуланцы делают со шпионами?
- Догадываюсь, капитан, но Ваши опасения беспочвенны. Я не буду просить Вас слушать мои советы, но я прошу прислушаться к моим приказам.
- Приказам, - повторил Варн. – На моем корабле, рейнджер, Вы в лучшем случае можете спросить, когда Вам разрешат вздохнуть.
- Капитан, если Вам, лично Вам нужна демонстрация силы, я ее продемонстрирую, - Элис нисколько не испугалась скрытой угрозы, - но человеческий организм хрупок, сломав или оторвав мне что-нибудь очень важное и для меня нужное, Вы рискуете лишиться Империи и жизни. Предлагаю сперва поймать и уничтожить корабль Теней, а потом меряться силами, если захотите.
Варн типично по-вулкански поднял бровь и вдруг захохотал.
- Смело! – похвалил он. – Слишком смело для человека, но Вы правы, поймаем тень…
- Корабль Теней.
- …и решим, что мне с Вами сделать.
- Капитан, насчет…
- Приказов? Решим позже.
- Нет, капитан, насчет небольшой просьбы.
- Да?
«Ты сдашься, когда я добьюсь своего, капитан Варн. А я добьюсь. Может быть, даже ты поймешь, чего именно, но будет поздно. Мне жаль, капитан, мне правда очень жаль…»
- Мне нужно одно лекарство.
- Лекарство? Вам? Для чего?
- Повышение иммунитета. Земляне – слабые существа, Вы это знаете, а находясь среди вас, я сильно рискую. Не хотелось бы в разгар бойни свалиться с болезнью.
Варн сузил глаза, пытаясь найти в словах девушки скрытый смысл. Наконец, он внешне расслабился.
- Хорошо, доктор Тсар выдаст Вам лекарство.
- Благодарю, капитан, и…
- Что-то еще, рейнджер? – в голосе прозвучала ярость.
- Разумеется, капитан. Беспрепятственное постоянное присутствие на мостике.
Варн скрипнул зубами, но кивнул.
Элис не стала просить еще, поняв, что еще одна просьба или хотя бы звук от нее – и ее вышвырнут в космос.

Каюта, которую ей выделили, была небольшой и обставленной по-спартански. Запрет доступа к компьютеру, минимальный допуск к репликатору, ионный душ, узкая кровать.
- А тут мило, - решила Элис, оглядывая новые владения.
«Почти как на Минбаре! Странное чувство, как будто я дома».
Мысль была настолько дикой, что Элис даже осеклась – Минбар не дом, Минбар это лишь прибежище… с другой стороны, на Марс она уже никогда не попадает.
Аккуратно положив сумку с гипошприцами, наполненными тем самым обезболивающим, Элис вытащила один и прижала его к шее, впрыскивая лекарство под кожу.
Глаза ожгло огнем, голова взорвалась болью и из носа закапала кровь – для ромуланцев это в самом деле было лекарством, но для человека эта штука была наркотиком, отравой, но помимо прочего, она действительно усиливала телепатические способности. Главное сейчас было только это, а что потом – не так важно. Ее все равно не выпустят, так что надеяться особо не на что.
Лекарство работало всего шесть часов, но оно обладало так же и сильным стимулирующим эффектом, а это было так же немаловажно.
Капитан пригласил ее пообедать, причем весь обед искоса наблюдал за ее реакцией, как будто ожидал, когда она умрет от отравления, но все прошло неплохо.
- М-м-м, на вкус как курица, - похвалила она нечто совершенно неудобоваримое.
«Валена ради, это же спу! Ненавижу спу! Как центавриане могут есть эту гадость?! Значит, ромуланцы – точно центавриане, если они едят спу в этом мире. Что ж, изысков тут для меня не будет, так что привыкну и к спу. Вернусь домой и первым делом съем… не знаю, что, но только не спу. Если вообще вернусь».

Привыкнуть к ромуланскому дню было легко, привыкнуть к жестким правилам – еще легче, хотя немного беспокоило постоянное присутствие пристальных взглядов за спиной и крайне неприятные мысли, которые, впрочем, можно было блокировать. Однако, находясь на территории неизведанного, ни о какой блокировке речь не заходила. Круглосуточный контроль, поиск краба, отсеивание мелких мыслишек офицеров о расправе над ней – это было обычным делом. На Минбаре тоже приходилось в первое время быть начеку, а здесь был не Минбар.
Два дня было тихо, но потом пришло сообщение о нападении на дальнюю колонию Ромула – мирное поселение. Мирное в ромуланском понимании. Краб напал так быстро и так яростно, что у колонистов не было никаких шансов выжить, зато удалось узнать о том, что перед нападением колонисты видели некое судно, очень похожее на паука.
- Что скажете, рейнджер Хант? – спросил Варн.
- Судя по размерам, это может быть корабль-разведчик, - ответила она, работая за сканерами. Капитану сильно не нравилась идея нахождения землянина на мостике, но Империя приказала следовать инструкциям. – Раза в три больше стандартной Боевой Птицы, капитан, минимальная система защиты… по меркам моего мира, конечно.
- А по нашим меркам?
- Сложно сказать, но справиться с разведчиком проще, чем с боевым крабом, однако, мне бы хотелось знать принцип нападений краба.
- Принципа нет, он напал на дальнюю колонию.
- Тактика нападения Теней в моем мире имела большое значение, капитан, - Элис развернулась в кресле. – Тени не нападают бездумно, а мы имеем дело с кораблем-маткой.
- Вы сказали, что это органическая технология, - припомнил Варн.
- Именно, капитан. В центре корабля уникальная живая матрица.
- Так найдите ее! – приказал Варн.
- Слишком далеко.
Варн стиснул зубы и отвернулся от нее.
«Хочу найти не меньше твоего, капитан, но не могу. Он далеко, а я не могу его засечь на таком расстоянии. Меня самую это сильно тревожит, но если я приму этот препарат еще, я могу навредить себе и тогда буду совершенно бесполезной и скорее всего мертвой, а от мертвой толку мало».
- Сканируйте пространство хоть целый день, но найдите его, - приказал капитан.
- Есть, капитан, - ответила она.

Четыре дня с того момента, когда она видела людей. Четыре дня, как краб нападал на колонии и планеты, нанося точечные удары то тут, то там без какой-либо системы. И четыре дня, как Элис практически не спала, пользуясь стимулятором и не отходя от сканеров.
Капитан немного привык к присутствию на мостике постороннего, приказал экипажу реагировать на просьбы рейнджера и не игнорировать ее замечания, так что когда она велела вывести на экран схему нападения краба на колонии и планеты, ее приказ был выполнен.
- Никакой логики, точечные атаки, - Элис хмурила лоб, глядя на экран.
«Где бы достать быстрый курс обучения на Шеридана? Как он вообще понимает этих тварей? Как можно в этой мешанине что-либо понять, если тут совершенно ничего непонятно?»
- Нападение в центре, - Варн ткнул пальцем в Рэм, планету-близнец Ромула, - потом на дальнюю колонию, - в точку с краю, - потом снова середина, потом дальний конец.
- Сколько было нападений? – спросила Элис.
- Четырнадцать, - ответил один из офицеров.
- Очистить поле, вывести на экран точку первой атаки, - приказала Элис. – Теперь вторую… третью… четвертую… пятую…
Варн внимательно следил за манипуляциями.
- Вы что-то понимаете в этом? – спросил он.
- Пытаюсь думать как Тени, капитан, но мне пока это не удается, - ответила она.
- Дайте точки атак в обратном порядке, - вдруг приказал капитан. Экран наполнился точками и начал постепенно очищаться от них. – Стоп!
- Эта область пуста! – воскликнула Элис, ткнув в центр экрана. – Ни одного нападения в… что это за область?
- Квадрант 42.
- Ответ на все вопросы, - пробормотала Элис. – Что в этом квадранте?
- Буферная зона Ромула, восемь планет, из которых шесть газовых гигантов и две колонии.
- Зачем Теням буферная зона? – помотала головой Элис. – Какая-то странная логика, - поморщилась она.
- Мне так не показалось, - вдруг произнес Варн, задумавшись и совсем как человек постукивая себя пальцем по губам. – Очень разумная тактика. Будь я на месте Теней, я бы сделал то же самое.
- Это похоже на то, как если бы они пытались согнать все население Империи в одно место, - засомневалась Элис. – Но в этом нет смысла – корабль только один. Пусть огромный, но одиночка, что он может сделать против тех, у кого есть оружие для ответной атаки? Я хочу сказать, будь я одиночкой, я бы сперва разгромила дальние миры как наиболее слабые области, а потом принялась бы очищать буферную зону около центра Империи, но так… какой в этом смысл?
- Вы не можете думать как враг, рейнджер Хант, - снисходительно ответил Варн. – Я нахожу эту тактику весьма любопытной. Согнать всех в центр, а потом ударить.
- Капитан, корабль один! - заспорила Элис. – Будь здесь флотилия, я бы согласилась с разумностью такой тактики, но это одиночка. Это не похоже на какое-то разумное решение.
- Вы сказали, что имели дело с этой расой, так как же Вы не можете понять ее тактику?
- Я не имела дело с расой, я имела дело с кораблями.
- Это одно и то же.
- Не у нас.
Варн сурово взглянул на нее. Она ответила таким же взглядом.
- Рейнджер Хант, мы гоняемся за призраком четыре дня, - процедил он. – Все четыре дня краб нападает там, где его совершенно не ждут, там, где люди оказываются не готовы к контратаке и защите, потом краб исчезает…
- Я уже сказала, что я не могу предугадать следующий объект для атаки и не в состоянии пробиться в гиперпространство без гиперпривода, капитан. Дадите гиперпривод, я быстрее найду краб, потому что я знаю, как он себя ведет в гиперпространстве, но никто не знает, что он предпримет в следующую секунду. Видите, даже варп не помогает достичь цели за такое короткое время.
Капитан бесцеремонно отшвырнул ее от приборов – Элис не стала сопротивляться.
- Вы забываетесь! – рявкнул он. – Вы сказали, что поможете найти этот корабль, а вместо этого Вы лишь тратите время и испытываете мое терпение!
- Я ищу его круглосуточно, - зарычала она. – И я его найду, а когда найду – Вы его уничтожите. Это я обещала и я сдержу данное слово, а пока позвольте мне выполнять свою работу. Если можете помочь понять принцип атак корабля – помогите, нет – не мешайте.
Варн в два шага оказался рядом с ней и схватил ее за горло.
- Дайте только повод, - прошипел он ей в лицо.
- Отпустите меня, - она дернулась в захвате и оттолкнула мужчину от себя. – Если у Вас нестерпимое желание сломать мне шею – не мешкайте, но если Вы все еще хотите спасти миллиарды жизней, придется потерпеть.
- Капитан, неопознанное судно! – сообщил рулевой.
- Вывести на экран! – рявкнул капитан.
- Разведчик! – ахнула Элис, разглядывая маслянисто-черное тело корабля, больше похожее на паука, спускающегося по паутине вниз – вытянутый корпус, черные лапки антенн, неспешность полета и размер как раз раза в три больше Охотника.
- Дисрапторы! Навести плазменные торпеды! – приказал капитан.
- Капитан, нет! – дернулась вперед Элис. – Капитан, не надо, Вы же…
- Огонь!
- НЕТ!
Разведчик разнесло на клочки от прямого попадания.
- Цель уничтожена, капитан, - отозвался рулевой.
- Капитан, какого черта Вы сделали?! – налетела на него Элис. – Вы что, не слушали меня или не слышали?
- Мы уничтожили разведчик, рейнджер, - самодовольно ответил Варн.
- Валена ради! – рявкнула Элис. – Это был наш шанс узнать местоположение краба! Вы убрали щиты невидимости, ослабили оборону, а краб рядом! Я же говорила, что краб никогда не бросает разведчика далеко от себя, у нас был шанс проследить его траекторию, а теперь Вы подвергли себя опасности, а эту планету – уничтожению! – она ткнула пальцем в обзорный экран, на лениво вращающийся шар серо-голубоватого цвета, на орбите которого находился Охотник.
- Мы примем бой, - капитан чуть заметно нахмурился, стараясь понять ошибку.
- Вы не примете, Вы погибнете и некому будет передать информацию о местоположении краба! – заорала Элис.
- Ромуланцы не боятся смерти! – пафосно, но с ноткой паники ответил Варн.
- А вот это мы сейчас и проверим, - мрачно ответила Элис, указав на появившийся из ниоткуда громадный краб. – Капитан, Валена ради, послушайте меня и не лезьте в бой!
- Эта наша база! – возразил тот.
- Миллионы жизней против миллиардов. Капитан, направьте энергию на поле невидимости, прошу Вас!
Варн думал несколько секунд, но было уже поздно – краб прямиком направился к планете, заметив цель, и выпустил Режущий луч, задев и Охотника.
От прямого попадания, капитана швырнуло через всю рубку, он ударился головой о стену и кулем свалился на пол, ромуланцы попадали со своих мест как горошины, Элис едва успела присесть и схватиться за кресло капитана, помня о том, через что она уже прошла.
На мостике началась паника.
- Коммандер, всю энергию на щиты невидимости! – скомандовала Элис. Видя заминку и нерешительность в глазах ромуланца, она заняла место в кресле капитана и нажала кнопку связи по всему кораблю. – Энергию на щиты невидимости, быстро!
- Есть! – раздался приказ. – Энергия передается на щиты.
- Степень повреждения?
- Двадцать два процента. Ремонтники уже работают.
- Мостик – лазарету! Срочно медиков – капитан ранен!
- Лазарет – мостику. Принято!
- Щиты на полную мощность!
- Капи… рейнджер Хант, энергии не хватает, - обратился рулевой.
- Снизить подачу энергии на всем корабле, оставить мостик и лазарет, выжмите все, что можно.
- Есть, капи… рейнджер Хант! Щиты включены.
- Заходим в хвост и прилипаем намертво, но не атакуем. Повторяю, не атакуем!
«Во имя Валена, где же медики? Мне нужно лекарство! Мне немедленно нужно чертово лекарство, я без него беспомощна как мокрица! Капитан жив? Держись, еще повоюешь…»
- Почему Вы не открываете огонь? – в ярости кинулся к ней Драси.
- Это крохотное судно, коммандер, - она резко развернулась к нему лицом. – Оно не причинит вреда такому кораблю и скорее всего будет уничтожено. Вы хотите спасти Империю или умереть героем?
- Как Вы смеете?! Я…
- Рейнджер Хант… - захрипел капитан. – Мостик… Примите…
- Есть, капитан! – тут же отозвалась Элис. – Коммандер, за сканеры! Инженерная, прием!
- Инженерная слушает.
- Перенаправьте энергию в двигатели, держите щиты. Как угодно, но держите их. Кажется, я знаю, что сейчас будет.
- И что? – спросил Драси.
- Операционную быстро! – поторопил доктор Тсар, вбежав на мостик и сканируя капитана.
- Доктор, мне срочно нужно то лекарство, - обернулась к нему Элис.
- Не время лечить простуду, рейнджер! – зашипел Тсар.
- Живо! – рявкнула она. Мужчина перебросил ей гипошприц.
- Капитан… рейнджер Хант, - позвал навигатор, - корабль Теней уходит!
- За ним! – Элис вскочила, всадив в себя полный шприц лекарства и чувствуя, как закипает кровь, как тонкой струйкой сочится из носа. – За ним, не отставать!
Краб замерцал, проваливаясь в гиперпространство, и невидимого Охотника буквально затянуло внутрь мерцания. Планета была спасена – краб, отвлекшись на Охотника, забыл про нее.
- Нас затягивает! – заорал Драси под оглушительный вой внутрикорабельной сирены. – Корабль не выдержит!
- Должен выдержать! – перекричала его Элис. – Держитесь!
Охотник нырнул в воронку и как пробка вылетел в красно-черную муть гиперпространства.
- Приборы отказывают! – доложил Драси.
- Держите курс на краб, коммандер! – приказала Элис. – Делайте что угодно, но держите курс прямо за ним. Отстанете – мы застрянем здесь навсегда. Держите чертов курс, даже если придется вырубить энергию везде, кроме мостика и лазарета!
- Но зачем мы вообще сюда полезли? – засомневался Драси.
- Поймете, если выживете, - коротко бросила Элис, ощутив как телепатические способности буквально взломали ее разум и как тот теперь корчится в муках.
- У Вас кровь, - Тсар махнул рукой помощникам. – Вам нужно в лазарет.
- Я в порядке, - отмахнулась она, едва не теряя сознание от боли и оглушающих разум голосов, от которых невозможно было закрыться.
- Коммандер, примите мостик, - приказал Тсар, подхватив девушку и стащив ее с капитанского кресла. – Если уж Вы можете спасти Империю, придется позаботиться о Вашей жизни.
- Я живу ради Единственного, я умру ради Единственного, - прошептала Элис, чувствуя, что отключается от внешнего мира и погружается в спасительную темноту.
«Я убью его потом… не сейчас… позже, но я его убью… ее… я найду ее, я смогу…»

- Почему Вы это сделали, рейнджер Хант? – спросил Варн, заметив, что Элис открыла глаза и уставилась в потолок.
- Сделала что? – спросила она, повернув голову.
- Вы приняли командование и спасли нас, хотя могли уничтожить корабль.
- Я уже сказала, что командовала лучшим кораблем, капитан. Моя команда была подготовлена как следует, минбарцы не боятся смерти.
- Это раса? Никогда о такой не слышал.
- Это интересная раса из моего мира. Как Вы себя чувствуете, капитан? – она приподнялась на локтях.
- Царапины, - поморщился мужчина, коснувшись забинтованной головы. Элис не стала вдаваться в подробности – это не человек, это ромуланец, иной болевой порог, иной вид разумного существа, оное воспитание, в конце концов, это не ребенок, а капитан военного корабля.
- Хорошо. Не понимаю только, по какой причине доктор Тсар приказал коммандеру принять мостик.
- Вы превысили норму употребления лекарства, - Варн почти не отрываясь смотрел на нее. – И как это действует на человеческий организм? Стимулирующе?
- Именно, капитан. Неплохая прочищающая мозги штука.
- Да Вы наркоманка, - фыркнул Варн. – Мне известно, что такое наркотик, рейнджер Хант.
- И что-то мне подсказывает, что на собственном опыте, - невесело усмехнулась Элис.
Варн к ее удивлению отвернулся.
- Команда об этом не знает. Откуда узнали Вы? – он резко повернул голову в ее сторону.
- Интуиция и опыт, капитан, - честно призналась Элис. – Вы прикажете не выдавать мне этот препарат?
- Я не нянька, если решили травить себя – травите, но делайте свою работу. Остальное меня не касается.
- Спасибо, капитан. Позволите идти на мостик?
- Идите. Коммандер передал, что мы идем курсом за кораблем Теней уже три стандартных часа в каком—то странном месте.
- Это гиперпространство, капитан, я могла лишь мечтать попасть сюда.
Варн приподнял острую бровь в жесте удивления.
- И что в этом особенного?
- Мне потребуется меньше лекарства, когда я здесь, - Элис не скрывала правду, она была честна, но дала ровно столько информации, сколько требовалось.
Варн кивнул.
- Будь я на Вашем месте, рейнджер Хант, - произнес он, когда она сошла с койки, - я не стал бы помогать капитану врагов и не стал бы сохранять команде жизнь.
- Я не желаю Вам смерти, капитан. Я ценю жизнь и по возможности стараюсь ее спасать, а не отнимать. Не всегда получается, конечно, но для меня имеет значение жизнь, а не смерть.
Элис уже хотела выйти, но Варн на короткий миг задержал ее.
- Вы спасли мне жизнь – я у Вас в долгу, рейнджер Хант, а свои долги я возвращаю.
- Капитан, - она коротко поклонилась и покинула лазарет.
Ни спорить, ни возражать не имело смысла – понятие о долге и о чести было в ходу в обоих мирах. Пусть она всего лишь делала свою работу, не думая о задних мыслях, но капитан ромуланцев понял и воспринял эту работу как должное. Может, вулканцы не стали бы благодарить или возвращать долг чести, но не ромуланцы, более эмоциональные, более несдержанные и более честолюбивые. Как бы то ни было, теперь команда и капитан Охотника перед Элис в долгу, а это стоило дорого.

«Полторы недели ада, будь все проклято. Полторы чертовых недели как мы гоняемся за Тенями, а Империя не желает внять доводам разума и выделить нам помощь. Нас мало, нас чертовски мало, но это лучше, чем ничего. Полсотни кораблей класса Боевая Птица, начиненных приборами невидимости и дисрапторами, и около тридцати тяжелых линкоров класса Валдор. Неплохо, но этого мало.
Кстати, любопытно было узнать, что клингонский линкор относится к классу Вор`ча, что наводит на мысль о зеркальном отражении центаврианского линкора класса Ворчан. Совсем неплохо, значит, я все-таки правильно поняла, с кем имею дело. Одну из Птиц называют Ва`Лен`та - Единственный. Обычный корабль, но название… и капитан… Если бы коммандер Спок смог узнать, кто руководит этим кораблем с таким названием…
Ее не убили, но она считается изгоем, та коммандер, с которой познакомился Кирк. Шарванек. Я ее видела на видеосвязи. Действительно красивая и умная женщина, очень умная. Не могу не думать о том, что она и коммандер Спок были бы красивой парой, если бы смогли наладить взаимоотношения между своими мирами, но это не мое дело, это их мир и их правила. Я же могу только наблюдать, помогать и проклинать все то, во что меня втянули ворлонцы, потому что больше винить мне некого.
У меня нет надежды на то, что когда-нибудь война закончится, но хуже всего то, что я теряю веру в то, что все идет правильно, что я делаю все так, как надо.
Капитан Варн, похоже, смирился с моим присутствием на мостике, часа два по стандартному времени спорил с капитанами кораблей, которые решили нам помочь, убеждал прислушиваться к моим словам, за что ему большое спасибо. Вслух я этого не скажу, да и не нужно. Ни ему не нужно, ни мне.
Странное дело, но на Охотнике мне как-то спокойно. Абсурд, но на Энтерпрайз было слишком много людей, а здесь ни единого человека. Я отвыкла от человеческого общества и не стремлюсь к нему возвращаться. Там я чужая, здесь я… как-то правильно чужая.
Ромуланцы постоянно следят за мной, второй помощник Диус не отходит ни на шаг – то ли он возомнил себя моим охранником, то ли помощником – спросить мне не у кого, сам он не особо общителен. Но как мужчина он мне интересен и больше того, я знаю, что я ему так же весьма интересна как женщина, хоть он и не говорит и даже не показывает этого, а мысли не в счет.
От спу у меня изжога. Черт знает, как называется эта мерзость, которую ромуланцы едят, но либо для землян это не подходит, либо просто у меня непереносимость компонентов.
Лекарства медленно меня убивают. Выяснилось, что эта штука накапливается в клетках и тормозит заживление ран – чем больше принимаю, тем хуже организм себя чинит. Порезала палец – кровь остановили лишь тогда, когда прижгли ранку лазером. Шрам пропадет месяц в лучшем случае. Доктор Тсар обеспокоен моим здоровьем, но предпочитает не вмешиваться, когда я заверяю его, что со мной все в порядке. Мы оба знаем, что это не так и делаем вид, что не замечаем очевидного.
Не принимать нельзя – не то время и не то место, чтобы расслабляться, поэтому Тсар усиленно закалывает меня каким-то витамином – от него становится легче, нет головокружения и не идет кровь носом.
В гиперпространстве было полегче – то природное, что смогло пробудиться, компенсировало громадную потерю способностей. По крайней мере, я могла почувствовать себя комфортно и смогла засечь краб.
Варн знает, что я телепат и знает, что именно в этом моя главная ценность. Похоже, страх того, что я могу прочесть его мысли и даже управлять его разумом, его не волнует. Все, что ему важно – мои способности и уничтожение краба.
Я не ошиблась, решив, что имею дело с центаврианами – они действительно знают, что такое долг и честь. Хуже только то, что передо мной в долгу только экипаж Охотника. Шарванек долго разглядывала меня с плохо скрываемым презрением, но в ее глазах я прочла совсем иное. Она помнит его. Не зная, что я телепат, она думала о нем, думала о том, что я прикасалась к нему, что я как раз с того корабля, где был он. Я ее прекрасно понимаю, она хоть и коммандер, но она прежде всего женщина, а от чувств избавиться сложнее всего. Мне так и не удалось…
Из гипера вышли с небольшими потерями – двое членов экипажа не перенесли такого прыжка. Кстати, смерть ромуланцы воспринимают как минбарцы касты Воинов – удивительно!
Наш флот собирался слишком долго, это нужно было сделать сразу же, а так мы потеряли почти неделю. К счастью, вчера нам удалось заполучить одиннадцать тяжелых боевых крейсеров класса Д`дерикс – кораблей массивных, неуклюжих, но мощных и опасных. Не жду от них многого, такие махины послужат великолепным буфером для маневренных и невидимых Боевых Птиц, но они оснащены чем-то напоминающим масс-драйверы. У Птиц будет больше шансов обстрелять краб.
Империя уже несет невосполнимые потери – пока флот собирался, краб уничтожил четыре планеты и восемь станций. Ромуланцы не считают это потерями, а у меня каждый раз замирает сердце. Они сильные люди, плевать, в общем-то, что они не совсем люди, но и минбарцы тоже не люди, и центавриане, и нарны…
Краб затаился – два дня никаких нападений.
После единственной победы над разведчиком хорошего в этой войне мало. Краб нападает без разведки – появляется, уничтожает все живое и тут же исчезает. Наша тактика далека от совершенства, но это все, на что удалось уговорить ромуланцев: мы заманим краб в центр, окружим Птицами, натравим на него линкоры, а пока я буду его держать, тяжелые крейсеры обстреляют его. Не возьмем силой – справимся хитростью. Ромуланцы в этом деле аналогичны центаврианам и почти настолько же подлы.
Знаю, что Варн не переживет войну. Не могу ему это сказать – как капитан он великолепен, как человек – тоже. Я уважаю его мужество, его свирепость, его отвагу и безрассудность. И он мне верит. Пожалуй, он единственный, кто мне так безгранично верит и дело не только в его долге передо мной. Ему важно умереть в бою, важно принести честь своему роду и семье, важно остаться в памяти героем, а не трусом. Я его понимаю. Не понимаю я только себя. Что-то как будто сломалось, как будто вскрылся давний нарыв. Я знаю, что я все делаю правильно, но так же я знаю, что я делаю это по своей воле, не по какому-то приказу, не потому, что кто-то где-то так решил за меня. В моем мире все как раз именно так – я живу приказами. Я люблю Деленн, я благодарна ей за спасение моей жизни, я знаю, что она желала мне только лучшего… но она мне лгала. Она лгала мне про моего отца и про мать. Все просто – она знала, что Пси-Корпус собрал не подчинившихся телепатов и переправил их на Землю, чтобы их подготовили для крабов. Она знала! А откуда узнала я? О, гипер творит чудеса, усиливая телепатическую связь!
Моя мать знает, что я у нее на хвосте, а я знаю, что я убью ее. Стараюсь лишь убедить себя в том, что моя мать давно мертва, что это всего лишь оболочка без души, но я не верю ни своим убеждениям, ни в душу. Я не минбарка, я человек. И мне все врали ради своих идеалов. Похоже, честным как раз оказался тот, кто искренне ненавидит телепатов и использует нас как пушечное мясо. Это не изменит моего отношения к Шеридану как к человеку, но как к лидеру… я доверю ему свою жизнь, потому что этот нормал хочет того же, чего хочу и я – свободы от навязываемых нам правил.
Верю ли я в дело Анла`шок? Безусловно. Но отныне я сама буду решать, с кем я и на чьей стороне. Верю ли я Синклеру? Верю ли я тому, кто всю жизнь плясал под дудку ворлонцев и так и не понял, что человек сам может решать за себя, не ожидая приказов?
Не знаю.
Хочу верить, хочу сохранить хоть что-то светлое, потому что война и правда, с которой я столкнулась в этом мире, далека от той правды, которую мне давали всю мою жизнь. Синклер – человек, нормал, он мне не сделал ничего плохого, я люблю его как человека, как лидера и как мужчину, но если так вышло, что и минбари лгут безо всякой чести, можно ли верить в дело его жизни? Можно ли быть одним из Анла’шок и с гордостью выполнять свою работу или же это все такой же самообман?
Я верю лишь самому Синклеру, я верю в то, что я здесь на своем месте и что мое дело правое… и я верю в того, кто показал мне истину, кто принял меня такой, какая я есть, кто стал для меня путеводной звездой и единственным маяком, даже не понимая этого.
Я живу ради Единственного, я умру ради Единственного… хотя их уже двое».




Глава 14.

- Капитан, позволите? – Элис замерла на пороге каюты Варна. Мужчина махнул ей рукой, работая за компьютером.
- Заходите, рейнджер Хант. В чем дело?
- Мы стоим на месте пять дней, капитан…
- Да-да, капитаны кораблей начинают нервничать.
- Я пришла предложить решение, чтобы… Капитан, краб вне территории Империи Ромула.
- Откуда Вы знаете? – на нее воззрились строгие глаза. Мужчина медленно развернулся в кресле.
- Я телепат, капитан, потому и знаю.
- Вот как. И что Вы предлагаете? Переманить его к нам? Как по мне, так пусть разнесет Федерацию на кусочки – плакать не стану.
- Он вернется, капитан.
- И это Вы тоже знаете, потому что Вы телепат.
- Именно, капитан, и не только поэтому. У меня телепатическая связь с ядром этого корабля, я чувствую его, а он чувствует меня. Его нужно заманить в этот сектор и уничтожить.
- Ваши предложения, рейнджер Хант? – Варн сцепил руки в замок.
- Корабли флота Ромула собрались на позициях, они готовы к действиям, Птицы в боевой готовности и в состоянии невидимости, тяжелая артиллерия в тени планет – все готово, не хватает приманки.
Варн поджал губы.
- Вот как.
- И я думаю, Вы знаете, что приманкой буду я на Охотнике.
- Исключено. Вы телепат, Вы сказали, что только так можно цитирую: «стреножить эту тварь».
- Именно, капитан, но если сидеть и ждать, можно проторчать здесь долго и не поймать его. Нужна приманка, нужен сигнал.
Варн сузил глаза.
- Вы находились на Энтерпрайзе – почему же там Вы не могли его приманить?
- Численный перевес, капитан, не более того, - Элис смотрела только в глаза мужчине. – Федерация не поверила в наличие краба, на призыв находиться в боевой готовности откликнулся лишь один мир…
- Дайте угадаю… Вулканцы?
- Вулканцы. Они телепаты, что означает, что их мир в относительной безопасности.
- И потому Вы решили помогать Ромулу?
- Ромуланцы не телепаты, капитан. Вы сильны, умны, вы можете ранить его, но он уйдет, чтобы восстановиться и вернуться. Вы бы не справились.
- Вы оружие, рейнджер Хант, и Вы предлагаете выставить Вас как приманку? Забудьте.
- Риск есть, но…
- Риск огромен и нерационален. Пошлем другой корабль, заминируем пространство…
- Тени – раса древняя, умная, такой фокус не пройдет.
- Не знаю, что такое фокус, но я такими делами не занимаюсь. Рисковать оружием против врага я не буду. И никто не будет.
- Нужно организовать конференцию с капитанами всех судов.
- Уже была, все ждут приказа атаковать.
- Нужно предусмотреть все…
- Мы уже все обговорили, рейнджер Хант!
- С капитанами должна поговорить я.
- Они не будут Вас слушать.
- Тогда все погибнут.
Варн почти немигающее уставился на девушку.
- Что нового Вы хотите им сказать?
- Что я телепат, – она развела руками.
- Они это знают, - отмахнулся Варн.
- И про истребители Теней они тоже знают?
- В стандартном крабе до двадцати четырех истребителей, а матке – свыше ста. Это все?
- Они опасны, капитан. Они очень опасны. Один такой крошка способен уничтожить тяжелый крейсер, а у нас их слишком мало и они нужны как буфер для Птиц.
- Нас возьмут в кольцо, - решил Варн. – Охотник будет защищен, пока Вы будете удерживать краб на месте.
- Остальным придется несладко – я не смогу удержать истребители, только сам краб. Бейте по нему, прикажите другим вести огонь по крабу. Краб может уйти в гипер, если телепат его не удержит, но не истребители, у них нет гиперпривода.
- Вы это уже говорили и я передал капитанам все инструкции.
- Капитан, - Элис выпрямилась до звона в спине, – я ценю Вас как капитана, но Вы ставите превыше всеобщей победы личностный интерес.
- И в чем же? – в голосе Варна послышалась скука.
- Во мне, - Варн фыркнул и растянул губы в улыбке. – Вы хотите сохранить мне жизнь, чтобы вернуть долг чести – не могу осуждать долг чести, но…
- Но что, рейнджер Хант? – перебил мужчина. – Хотите рискнуть всем? Тсар передал мне Ваше пожелание принять препарат, чтобы усилить Ваши способности.
- Да, капитан.
- Вы человек, Хант, Ваше тело не приспособлено к передозировкам.
- Я телепат, капитан, мой разум выдержит, должен выдержать, по крайней мере. Я обладала сильными пси-способностями, мне необходимо поднять их до прежнего уровня.
- Вы не говорили, что были сильнее, - Варн напрягся еще больше.
- Была. Мои способности выпила одна раса, с которой столкнулся Энтерпрайз, я не учла степень риска и поплатилась, - Элис не стала скрывать правду, но промолчала о Кирке. – Но препарат способен вернуть мне мой уровень, возможно даже усилить его.
- Исключено.
- Капитан!
- Я сказал нет, рейнджер Хант!
- Капитан, краб разнесет миры Федерации и вернется, Вы же умный человек, Вы это понимаете!
- Я не человек – это раз, и два – я не буду рисковать оружием! Это все, рейнджер Хант! И если осмелитесь пойти против моего прямого приказа…
- Капитан, при всем моем уважении…
- Довольно!
- Да, капитан, простите за дерзость.
- Принято, возвращайтесь на мостик.
- Есть, капитан.
Элис вышла и нос к носу столкнулась с Диусом.
- На мостик, рейнджер Хант? – поинтересовался он.
- В лазарет. И если ты предан Империи, ты мне поможешь, если нет – лучше тебе не стоять на моем пути.
- Не Вам говорить ромуланцу о преданности Империи, рейнджер Хант! – обиделся тот.
- Хорошо, тогда вперед. Скажешь, что тебе нужно лекарство, много лекарства.
- Я здоров.
- Знаю, это не для тебя. Ты приставлен ко мне в качестве охраны, но ты достаточно сообразителен, чтобы понять, что я делаю и ради чего.
- Вы телепат, это все знают. Я рядом только для того, чтобы Вы никуда не делись. И я не предам Империю, подчинившись Вашим словам, - Диус толкнул девушку от себя и в тот же миг в ее спину ударил заряд из фазера. – Капитан, - Диус подхватил Элис на руки и взглянул в глаза Варна.
- За мной, - коротко приказал тот.

Элис очнулась уже на койке, когда Тсар методично подключал ее к аппаратам.
- Все получилось, капитан? – спросила она, заметив суровое лицо Варна.
- Вы умудрились нажить себе врагов даже среди моего экипажа, рейнджер Хант, - ответил тот, разглядывая ее. – Как видите, не всем Вы по нраву своими решениями и амбициями. Кругом глаза и уши, чудо, что Вас не убили раньше.
- Покушение готовили через час, - добавил Диус, - мы успели вовремя, никто ничего не видел, все записи с камер стерты. Ваша программа работает безукоризненно, - похвалил он.
- Спасибо, - Элис расслабила руку, чтобы доктор мог воткнуть иглу в вену. – Капитан, спасибо, - обратилась она к Варну.
- Впервые в жизни вижу благодарного самоубийцу, рейнджер Хант, но это Ваше решение. Если оно спасет Ромул, я убью любую тварь. Теперь дело за Вами.
- Я приложу все усилия, капитан, спасибо.
- Коммандер Шарванек подберет шаттл, если Охотника подобьют.
- Спасибо, капитан.
- Вы сказали, что телепортация запрещена, пришлось подобрать альтернативный вариант. В лазарете работает доктор Алис, преданный мне человек, он заменит Тсара. С Вами постоянно будут находиться Тсар, Диус и трое охранников из моих людей. Приведите краб и я сделаю из него суп.
- Все готово, - произнес Тсар, подключив все проводки и капельницы. – Препарат поступает, витамины и обезболивающее ждет своей очереди.
- Держите меня в сознании, доктор, - обернулась к нему Элис. – Не позволяйте сердцу остановиться – секунды хватит, чтобы связь прервалась и краб смог бы уйти.
- Когда все закончится, мои люди или коммандер Шарванек переправят Вас на территорию Федерации, - сказал Варн. – Я исполню свой долг перед Вами.
- Спасибо, капитан, - поблагодарила Элис.
- На Ромуле Вас убьют, - добавил он, присев рядом с койкой – Элис протянула свободную руку к руке мужчины и быстро прикоснулась к его пальцам своими. Лицо капитана от удивления вытянулось, но он быстро справился с эмоциями. – Вы ведь знаете значение этого жеста, - однако же, руку он не убрал.
- Это не то, что Вы думаете, - и Элис тоже не убрала своей руки, - это не поцелуй, я не склонна лезть целоваться к капитанам. Это…
Он перехватил ее пальцы своими – от вливаемого наркотика сознание Элис переплелось с сознанием Варна и он перехватил картинку: горящий мостик, крики людей, плавящиеся переборки Охотника и кровь.
- Я знаю, - он сильнее стиснул пальцы девушки в своих, не позволяя ей открыть рот и произнести хотя бы фразу. – Диус, - он повернул голову в сторону молодого помощника, - доставьте рейнджера на территорию Федерации любой ценой.
- Есть, капитан, - отчеканил тот.
- Капитан! – Элис дернулась, ощутив, как Варн поднимается и их пальцы размыкаются.
- У меня дочь Вашего возраста, рейнджер Хант, - вдруг произнес Варн. – Приступайте! – резко приказал он.
- Есть, капитан, - ответила она. – Доктор, Диус, не знаю, будет у меня возможность сказать спасибо…
- Это не ради Вас, рейнджер Хант, - доктор переглянулся с Варном.
- Конечно, - она не стала ловить его на лжи, закрыв глаза и настроившись на поиск краба.
Она уже не увидела, как Диус проводил капитана глазами, как доктор подсел к ней поближе и, нахмурившись, принялся изучать биопоказатели на мониторах, как все стрелки резко скакнули вверх к критической отметке и как Варн выбежал из отсека. Операция началась – все герои заняли свои места и поняли, что не все вернутся домой.


- Звездочка, - позвал нежный голос из темноты. – Элис, иди ко мне, милая!
- Мама? – Элис вышла из темноты на кухню родного дома на Марсе. – Что произошло? Я умерла? Все закончилось?
- Все только начинается, родная, - Марта притянула дочь к себе в объятия – Элис обняла ее и ткнулась носом в плечо, вдыхая родной запах. Марта поцеловала дочь в висок и слегка взъерошила волосы. – Милая, нам нужно поговорить.
- Я не хочу говорить, - прошептала Элис, не желая отпускать мать из рук. – Мама, я ничего не хочу, я хочу жить! Пожалуйста, мама, я просто хочу быть человеком, я не хочу всего это, никакой телепатии, никакой войны, ничего! Я хочу вернуться на Марс, хочу домой, хочу семью!
- Милая… - Марта отстранилась и отошла к столу, где на противне лежали свежевыпеченные булочки. – Хочешь? Ты любила эти булочки, - она протянула дочери одну, но та даже не взглянула на угощение. – Элис, ты жива, ты на Охотнике в ином мире, это все…
- Иллюзия? – сглотнула Элис. – Воспоминание? Значит, контакт удался и я зацепила тебя?
- Все не так просто, милая, - Марта отвернулась, положив булочку обратно на противень. – Я помогу тебе, потому что в этом есть часть моей вины, но цена, Элис, цена будет слишком высока.
- Я знаю, я бы никогда не…
- Ты не понимаешь, - Марта печально улыбнулась. – Ты поймешь позже.
Элис чувствовала, как быстро бьется ее сердце, как холодеют руки, как сбивается дыхание и как чертовски тянет обнять мать, вымолить у нее прощение за то, что она собирается сделать, но она не сдвинулась с места.
- Почему ты ничего не сказала мне про все это? – Элис обвела руками кухню. – Почему не сказала, что ты телепат, что я могла стать им, что папа нас не бросал? Почему ты стирала мне память? Кто тебя поймал, кто засунул в эту чертовую машину?
- Родная, папа любил тебя, я хотела защитить тебя от боли, - Марта сделала шаг к дочери, но та вдруг отошла назад.
- Ты меня обманывала год за годом, - горько произнесла Элис. – За что, мама? Почему? Я ненавидела его все эти годы, ненавидела того, кто был давно мертв! – она сорвалась на крик. – Ты понимаешь, в каком аду я жила? Ты молчала мне о телепатии, ты скрывала это от меня! Это же ты сказала тогда про Джима, что он выродок, ты!
- Милая, я… - Марта протянула руки, но Элис отшатнулась.
- Он был моим другом, мама, - застонала Элис. – Он был больше, чем другом, он понимал меня как никто другой, а ты… Я сказала ему, что он выродок, я оттолкнула его и он вступил в Пси-Корпус, к этим психопатам! И каков был его уровень, а? П-5? П-6?
- П-8, - тихо ответила Марта. – Он стал моим куратором.
Элис задохнулась от боли.
- Поэтому я никогда его не видела, да? Ты, поэтому вызывала его, когда меня не было дома?
- Я не вызывала, он приходил сам, милая, и… Он сам подгадывал время. Не мог увидеть тебя.
- Он стал твоим палачом?
- Он остался человеком, Элис. Это мог быть кто угодно, но Джим вызвался сам. Я просила его только о том, чтобы он не причинил тебе вреда, но он бы никогда на такое не пошел.
- Почему? Он меня возненавидел после того, что я ему наговорила.
- Он любил тебя. С годами любил все сильнее, ты росла на его глазах, хотя вы не встречались. Он наблюдал за тобой. Ему подобрали жену, которую он не любил, а когда я его видела, его глаза говорили мне все, что я хотела бы знать. Милая, Джим до сих пор любит тебя, он никогда бы этого не сказал, но это было облегчение для нас обоих. Когда ты улетела на Минбар и не вступила в Пси-Корпус. Ты сильнее его, вы не были бы вместе, тебе бы подобрали другого мужчину, не исключено, что Бест…
Элис резко вдохнула воздух, как будто задыхаясь.
- П-8 у «пустышки»? – усмехнулась она, перебив мысли матери. – Ты веришь в то, что это возможно?
- Саманта была нормалом, - ответила Марта. – Джек был нормалом. Никто не знает, где произошел сбой и когда это случилось.
- Я тебе не верю, мама. Я больше никому не верю. Я…
- Родная, прости, - Марта подбежала к дочери и крепко обняла ее, не позволяя вырваться. – Элис, звездочка, я должна была сказать правду, но я боялась, что ты ее не поймешь. У тебя иной путь, ты должна сама выбрать его, я вела тебя к нему все эти годы…
Элис напряглась в руках матери, резко оттолкнула ее и выхватила денн’бок, раскрыв его.
- Скажи еще, что мое место на далекой звезде, - зарычала она, нацелив конец шеста на женщину. – Ты не моя мать! Убирайся из моей головы, кто или что бы ты ни было!
- Я сказала правду, Элис, - «Марта» взмахнула рукой – кухня пропала, пропал запах свежей выпечки, Марс, свет, остался только полумрак и какие-то неясные очертания. – Я вела тебя к этому выбору все эти годы. Я хотела, чтобы ты поняла, кто ты и где твое место, чтобы не питала ложных иллюзий. За свой выбор назначена цена – если у тебя хватит сил и мужества заплатить ее, ты достигнешь цели, ты найдешь…
- Ублюдок! – глухо выдохнула Элис. – Ты посмел манипулировать моими воспоминаниями, образом моей матери, ты…
«Марта» опустила руки.
- Я знаю, чего ты хочешь, - тихо произнесла она, - но в смерти нет ничего хорошего. Ты не присоединишься к нему, его давно нет, ты любишь призрака прошлого.
- Заткнись! – заорала Элис, ударив женщину – та замерцала как голограмма, но тут же восстановилась. – Не тебе меня судить, будь ты проклят! Убирайся из моей головы, Кош! Оставь меня в покое!
- Я сказала правду, Элис, - «Марта» протянула к ней руки. – Я не могла сказать тебе правду раньше, ты должна была попасть в этот мир, чтобы понять самый важный урок, чтобы отпустить себя и память о нем, - она повела рукой и позади нее раскинулась панорама – зелень травы, двое детей – мальчик и девочка, оба темноволосые, хорошенькие, бегущие к темноволосой женщине, стоящей у деревянного домика.
- Не надо, не надо дальше, не показывай, - зашептала Элис, мотая головой. – Пожалуйста, не надо! Я поняла, только не надо больше!
Панорама пропала.
- Это прошлое Земли, он был счастлив, Элис, - безжалостно произнесла «Марта», подойдя к ней. – Мы вели его, присматривали за ним, он был в безопасности.
- Я вас ненавижу, - застонала Элис. – Как же я вас ненавижу! Каждого из вас, сколько бы вас там ни было! Ублюдки.
«Марта» вздохнула.
- Ты прямо сейчас можешь сделать свой выбор – умереть, когда откажет сердце от передозировки наркотика, или бороться до конца, - предложила она. – Будет больно, Элис, очень больно, мучительно, страшно…
- Хватит приукрашать, - прошептала Элис.
- Ты добрая девочка, звездочка, ты сильная, ты милосердная, - ласково произнесла «Марта». – Они погибнут, если ты сдашься, - тьма за спиной «Марты» снова сменилась панорамой – вокруг кипел бой, настоящая бойня – громадный краб Теней уничтожал весь ромуланский флот, Боевые Птицы бестолково метались среди истребителей Теней, краб разрезал тяжелые крейсеры как нож масло, бой был проигран. Когда краб вдруг оказался у Ромула, поливая планету огнем, Элис закричала, чувствуя агонию каждого ромуланца. Когда же планету окутал планетокиллер Теней, невесть откуда взявшийся, она рванулась вперед, будто желая заслонить планету собой, защитить, остановить смерть миллиардов ромуланцев. – Элис, я помогу тебе, если позволишь, - «Марта» обхватила ее руками, встряхнула. – Элис, частица меня все еще внутри твоего разума, я помогу, я оставлю тебя, но легче тебе не станет. Мне жаль, мне очень жаль, но такова цена. Ни я, ни ты не в состоянии изменить будущее этого мира, но мы должны уничтожить то, что к нему не принадлежит. Элис, звездочка, послушай…
- Я не могу, - слезы покатились из глаз телепата. – Как же ты не понимаешь, Кош, я не могу! Это выше меня, я так не могу!
- Она убьет этот мир, - произнесла «Марта». – Ее не остановят даже вулканцы, они слишком слабы, чтобы отогнать Теней.
- Не смей! – Элис задрожала от ярости. – Не смей так даже думать! Ты допустил все это, ты не остановил Пси-Корпус, ты не уничтожил краб на Марсе, когда был шанс!
- Это история, это неизменно, но Спок…
- Заткнись! – захрипела Элис. – Не смей даже думать о нем! Убирайся вон из моей головы, ублюдок! Богом клянусь – я вернусь домой, я вернусь и тогда порву каждого ублюдка: ворлонца, Тень – плевать, но ни один сукин сын не тронет Энтил`За.
- Хорошо, - «Марта» улыбнулась.
- Если ты хоть пальцем тронешь Деленн или Шеридана – я тебя из могилы достану и лично разорву на куски! – Элис ткнула пальцем в грудь «Марты».
- Очень хорошо, звездочка, - улыбнулась та.
- И не смей меня так называть – так меня звала только мама, а ты – не она!
- Ты начинаешь понимать. Это хорошо.
- Прежде, чем я стану убийцей, я имею право знать правду – она помнит меня?
«Марта» ответила не сразу.
- Ее личность была полностью стерта, Элис. Марта Хант уже давно мертва, разрыв вашей телепатической связи будет безболезненным.
- Ты ни черта не знаешь о том, что чувствует телепат, ощущая смерть другого телепата, - Элис размахнулась и ударила «Марту» в лицо – на этот раз это была не голограмма. – И если хотя бы еще один ворлонец рискнет сунуться сюда, хотя бы мысленно попытается воздействовать на людей, вулканцев, ромуланцев или трибблов – я уничтожу вас, - пообещала она.
- Окно будет закрыто, - ответила «Марта», хлюпая разбитым в кровь носом.
- Ты уберешься из моей головы и никогда, ты слышишь, никогда больше не вмешаешься в мою жизнь.
- Я помогу и уйду. Спок…
- Даже не смей упоминать его имя, ублюдок! Оставь его в покое и покончим с этим.
Тело «Марты» засияло белым светом, она подошла к Элис, обняла ее и обе женщины рванули куда-то ввысь, в темноту, в крик, в боль…

«Все дело в том, что телепат-человек, которого обучают как человека на Земле в Пси-Корпусе, существенно отличается от телепата-человека, обучаемого на Минбаре, по минбарским техникам контроля разума, по тому, как потом телепату придется жить и развиваться. На Минбаре это уважение не только к личности, но и к душе, телепатов ценят, о нас заботятся, нас считают даром и драгоценностью. Нас берегут. На Земле все по-другому, но то, что дают телепаты-люди – не то же самое, что могут дать сильному телепату минбарцы-телепаты. Турон был сильным телепатом и он дал мне то, что мог бы осилить точно такой же сильный телепат… он не учел лишь одного – я не минбари, я человек. Человек, не способный на разделение разума, но все же он передал мне теорию, которая была бесполезна без практики. Являясь П-12, я не могла того, что предлагал Кош, но с его помощью, нежеланной, но необходимой, я смогла покинуть тело и выйти на поиск краба на максимальное расстояние, отчасти оставшись на корабле».

- Следуй по тропе, - прошелестел голос Коша в разуме.
- Иди к черту, - огрызнулась Элис, оглядываясь и ощупывая космос.
- Ты отклоняешься от курса, - произнес он.
- Я сказала – иди к черту! Не суйся в мои дела. Если нужно – утрой усилия, мне плевать, Тсар предупрежден, он меня реанимирует, если придется, но остальное тебя не касается.
- Его здесь нет, - Кош потащил было ее сознание вглубь звезд, прочь от места поиска, но Элис заупрямилась.
- Я найду его и тогда…
- Его здесь нет. Его нет в этом мире.
Это было больнее самой страшной пытки, хуже того, через что она уже прошла – невосполнимая потеря, засасывающая разум чернотой. Не смогла, не сберегла, потеряла… опять…
- Это неправда! – выкрикнула она, расширяя территорию ментального поиска. – Он здесь, он должен быть жив!
- Нужно уходить.
- Я никуда не уйду, отвали от меня!
- Он ушел, нам нужно идти. Тени не ждут.
Где-то очень далеко ее сердце едва не остановилось – ромуланец-врач успел впрыснуть ей витамин с адреналином.
- Нет… - мысленно застонала она. – Нет! Не может быть!
- Соберись, - безжалостно приказал ворлонец, отыскивая тропу, оставленную крабом. – Нужно закончить дело.
- Заканчивай сам. Забирай оболочку - я остаюсь, - решение назрело внезапно, как выстрел, как обрушившаяся лавина. Синклер ушел, ушел отец, мать, в том мире не осталось никого настолько дорогого, а теперь и в этом ждали одни потери, среди которых был тот, ради которого рейнджер готова была пойти на что угодно. Его больше нет, значит, нет и цели, чтобы жить. Душа рвалась в клочья, хотелось скорчиться в этой звездной бездне, забыться, ничего больше не делать, потому что так было нечестно, несправедливо, неправильно – она же всего лишь человек, слабая, жалкая в своем чувстве к тому, кому она даже не нужна, но ведь он это знает, понимает ее, а она знает, что у каждого свой путь, ведь он должен был жить долго, его линия жизни длинна и переплетена с нитью жизни его друга. Почему тогда?.. Кто тогда?..
- Ты встретишь его, - пообещал Кош.
- Иди к черту, я не верю в загробный мир.
- Ты его встретишь позже, но нам нужно уходить.
- Я тебя ненавижу, - она взглянула на существо перед собой – очень красивый мужчина в белых одеждах, весь сияющий, какой-то размытый от груди и ниже, с громадными сияющими крыльями… наверное, так бы люди изобразили ангела, если б люди знали, что ангелы – это подонки с Ворлона. – Убирайся, забирай тело и проваливай. Если ты скажешь, что и Деленн погибла, я тебя…
- Она жива, - Кош протянул ей руку – обычную, человеческую руку, пусть это был просто самообман, иллюзия. – Им нужна помощь… мне нужна помощь…
- Это она с ним сделала? – горько спросила Элис, глядя на ворлонца. – Моя мать? – он не ответил, лениво взмахивая крыльями. – Ненавижу тебя. Ненавижу твое вмешательство в мою жизнь, ненавижу за смерть мамы, за смерть отца, за то, что манипулировал Синклером, за то, что играл людьми как куклами, за наши жизни, судьбы, за всех тэпов, которых ты создал, за… за Спока, Кирка, Маккоя, за этих людей этого мира, за всех этих людей и инопланетян – ненавижу, будь ты проклят, ублюдок! - Кош выслушал обвинения, не произнеся ни звука, все еще протягивая ей руку. – Тебе страшно? – Элис взглянула в обманчиво человеческие глаза мужчины. – Ты боялся, что сдохнешь от лап Теней и потому поместил в мой разум частицу своего? Надеюсь, что тебе было очень больно, хотя бы на одну сотую того, что чувствуем мы, люди-телепаты, когда нашими жизнями и судьбами играют такие как ты. Я вернусь и… не знаю, что я сделаю с Ворлоном, но Деленн, Шеридан, Лига, Минбар, Анла`шок - мы выживем. Шеридан, наверное, везучий сукин сын, он вас каждого на тряпочки порвет, а я встану рядом и помогу, - она схватила руку ворлонца и вернулась на тропу. Пара мгновений – и она обнаружила цель.

- Капитан, началось! – коротко сообщил Тсар, заметив скачок давления и резко почерневшие глаза рейнджера – она предупреждала, что такое произойдет. Это означало, что она нашла цель, что она ведет ее, что бой вот-вот начнется.
- Принято, - ответил Варн. – Внимание флоту! Цель приближается!
Из ниоткуда буквально секунды спустя появился ночной кошмар любого живого существа – огромный, черный как сам ад, с антеннами и массивным телом, намного больше трех тысяч метров, несущий смерть всему живому боевой корабль Теней в окружении сотни спитфайеров-истребителей, небольших, ловких, плюющихся плазменными зарядами, от попадания которых тут же вспыхнул и разрушился линкор, чуть замешкавшийся со щитами невидимости.
Спитфайеры искали цели и находили их повсюду, никакие щиты им были не важны, они били наугад и попадали, уничтожая флот Ромула.
Краб замер на одном месте, дергаясь всем телом, надежно скованный телепатическим импульсом рейнджера.
- Огонь из всех орудий! – рявкнул Варн.
Тяжелые крейсеры, линкоры, Птицы били прицельно, но краб не бездействовал. Парализованный, но целый, он выпускал Режущий луч и убивал все, до чего мог дотянуться, а истребители сновали рядом как охранные псы и рвали флот на части.
- Цепи не выдерживают! – посыпались доклады со всех кораблей своим капитанам.
- Убрать щиты! – приказал Варн. – Всю энергию в орудия!
Все до единого корабли проявились, маневрируя между быстрыми спитфайерами и защищая Охотника. Заметив, что один из истребителей нацелился на него, под удар подставилась другая Птица, успев зацепить сразу три истребителя. Корабль коммандера Шарванек пал.
- Капитан, организм на пределе! – доложил Тсар Варну. – Долго она не продержится!
- Уклонение семьдесят градусов! – заорал Варн, заметив, что сразу пять спитфайеров взяли Охотника на прицел. – Вниз! Тсар, достучитесь до нее, пусть теснит эту тварь к планете!
- Капитан, она в трансе, она не…
- Капитан Варн, корабль отклоняется к Цицерону! – сообщил навигатор.
- Всем кораблям внимание! – Варн нажал кнопку связи. – Телепат направляет корабль Теней к планете! Гравитация сомнет его, нужна помощь!
- Есть, капитан Варн! - раздались ответы со всех кораблей.
- Беглый огонь из всех орудий! – Варн вцепился в подлокотники кресла.

Элис слышала каждый крик боли с каждого корабля, ощущала разумом каждую смерть, но вцепилась в краб смертельной хваткой, тесня его к планете. Гравитация должна раздавить его, обязана, но ее способности невелики, нужно больше препарата, еще больше, столько, сколько сможет выдержать человеческий организм – или весь флот погибнет.
На шаттле затряслись все приборы, лопнули панели управления, когда телепат, воздействовав краем сознания на доктора, приказала ему увеличить и ускорить подачу препарата.
- Доктор! – вскрикнул Диус, закрыв собой врача от падающей переборки. – Доктор, нужно уходить! Она разнесет шаттл на куски!
- Нельзя! – Тсар махнул рукой охранникам, чтобы они осторожно подняли носилки с телепатом и вынесли ее с шаттла. – Можем взять другой, но…
- Осторожно! – Диус клубком выкатился из дверей, толкнув перед собой доктора, когда шаттл начал плавиться прямо на глазах перепуганных ромуланцев – от неожиданности и внезапно ушедшего из-под ног пола один из охранников провалился вниз, выронив ручки носилок – телепат упала на бок, прямо на вскипевший пол.
- Вытаскивайте ее! – не своим голосом заорал Тсар, бестолково дергая девушку на себя за руки.
Один из охранников уже ничего не мог сделать от болевого шока, вплавляясь в пол шаттла и тая как воск, но двое других, еще живых, но уже умирающих, резко дернули ее на себя и буквально вышвырнули на руки доктору и второму помощнику – обожженную, но живую.
- Доктор, нужно уходить! – торопил Диус, подхватывая ее.
- Она не реагирует, - Тсар облился холодным потом, вливая и вливая все новые и новые порции витаминной смеси, препарата и адреналина. – Она уходит в кому от болевого шока. Нужно немедленно обработать ожоги.
- Доктор, некогда! – Диус побежал ко второму шаттлу. – Уходим!
- Нас подобьют! Субкоммандер, стойте!

«Она кричала. Моя мать кричала, зная, что скоро умрет, а я держала ее из последних сил. Я не могла даже оплакать ее смерть, не могла попросить прощения – она давно умерла. Так что в слезах и мольбах не было никакого смысла. Я давила ее, теснила к газовому гиганту, чья гравитация должна была убить ее, раздавить в пыль.
Мой разум зашелся в агонии, изменяя молекулярную структуру металла шаттла – я это видела, чувствовала, но ничего не могла сделать. Не знаю, что сделал Кош, но боли я не ощутила, лишь увидела, что со мной происходит и что происходит с теми, кто спасал меня. Трое ромуланцев обуглились, впаялись, вплавились в обшивку шаттла – страшная медленная смерть, но они вытащили меня, пусть даже такую. Ничего, тело – оболочка, для телепата это не главное. Какая разница, как выглядеть, если впереди только война? Я не подведу Шеридана и Деленн, не позволю Ромулу пасть, а Энтерпрайз… Я отомщу за них».

- Я помогу, - прошелестел голос Коша, давившего краб всеми силами. – Я блокировал центр боли в твоем мозгу, это все, что я могу.
- Не жди благодарностей, - огрызнулась Элис, не глядя на него, выцарапывая разум центрального ядра краба и выжимая его досуха. Все то, чем когда-то была Марта Хант, было полностью уничтожено, теперь Элис имела дело с Машиной, с Оком Теней, с самой расой Теней. – Дави его в планету!
Она взглянула на него и впервые в жизни увидела его истинный облик без всей этой иллюзии. Кош действительно боялся умереть тогда, на Вавилоне 5, боялся и теперь, но знал, что он не сможет жить в разуме телепата. Это был его последний шанс на спасение и телепат его ему не дала.
- Мы увидимся в ночь Кометы, звездочка, - на короткий миг он стал Мартой, взглянул на Элис ее глазами, полными любви, а потом ворвался в тело краба и тот заметался, плюясь лучом.
Разум Элис вытолкнули из краба, стремительно приближающегося к Цицерону. Вокруг кипел бой, взрывались корабли Ромула и спитфайеры Теней, она усилием воли смогла обездвижить с десяток истребителей, помогая флоту Ромула, но слишком отвлеклась, забыв об Охотнике. Птицу подбили, из нее вылетел крошечный шаттл, спасая самое ценное и бросая капитана на произвол судьбы. Охотник ядром врезался в тело краба и вспыхнул, обугливаясь, вдавливая краб еще глубже в атмосферу планеты – тот завизжал в разуме телепата, начали плавиться антенны, но этого было мало. Нужно было додавить его, дожать, чтобы уже наверняка.
- Простите меня, - Элис захватила разум капитана ближайшего крейсера и приказала палить без остановки, и идти следом, не отпуская. Краб корчился, рвался ввысь, прочь от планеты и ее смертоносной гравитации, но Кош держал его, держала и Элис. Крейсер зашел слишком глубоко в атмосферу, без остановки обстреливая краб, уже умирающий и съеживающийся. Экипаж крейсера был обречен – они бы не поднялись, а Элис не рискнула бы это делать.
Спитфайеры, оставшись без корабля-матки, заметались, стараясь уйти, но телепат и остаток флота бились до последнего – истребителям не уйти в гиперпространство, но они слишком быстрые, слишком маневренные и их слишком много.
Последний рывок, последняя доза препарата, еще немного, совсем немного и все будет кончено.
Шаттл едва не угодил под истребитель, но в последний момент его заслонила одна из Птиц с красивым названием Тусанор…

Шаттл трясло, Тсар ежесекундно ждал удара и смерти, но не боялся ни того, ни другого. Варн приказал убираться с Охотника, когда повреждения корабля были слишком серьезными. Крошечный шаттл, легкая мишень, вылетел в космос и рванул прочь, даже не пытаясь маневрировать среди бойни. Его защищали все корабли Ромула, каждая Птица. Жизнь телепата, способного уничтожить краб, была ценнее жизней всего экипажа всех кораблей Империи.
- Я больше не контролирую ее, она все делает сама, - пробормотал Тсар, глядя на рейнджера и наспех латая ее раны – любой человек давным-давно бы умер от боли, но она, казалось, ничего не чувствовала и боролась. Боролась до конца, вела войну как и все.
- Ее нужно доставить на территорию Федерации как приказал капитан, - глухо произнес Диус.
- Доставим, если выживем, - отмахнулся доктор. – Дайте лазер!
Диус как мог помогал, ощущая боль и весь ужас войны. Женщина из иного мира, добровольный смертник, решившая помогать врагам Федерации, пришла, чтобы защитить и умереть. Если она попадет на Ромул, она никогда не вернется к людям. Сенат не простит ей гибель стольких достойных ромуланцев.
Тсар отделил вплавленную в кожу женщины ткань ее одежды, вырезал кусочки обшивки шаттла, запаял на скорую руку раны, но для большего требовалось оборудование и лекарства.
- Она выживет? – спросил Диус, отшвыривая окровавленные одежды телепата в сторону и помогая доктору наклеивать биопластыри.
- Не знаю, - честно ответил доктор. – Вряд ли вернет красоту, но если она сильна, она справится.
Диус промолчал.
На Ромуле его ждала невеста, сильная, красивая женщина, гордая как и все ромуланки, но почему-то он беспокоился за земную женщину, одну из тех, с которыми Ромул сто лет назад вел войну.

«Вынужденная мера – заставить капитана одной из Птиц подцепить шаттл с тем, что осталось от Охотника. Доктор и Диус не пошли бы на это, они понимали приказы буквально, а я не хотела, чтобы они погибли.
Варн… я была с ним до последней секунды его жизни и он до последнего оставался сильным, волевым мужчиной. Он знал, что Охотник разваливается, так что выход из этого был один – логичный, чудовищный и… наверное, человеческий. Охотник протаранил краб, взорвался, но краб был сильнее, это был не просто боевой корабль, а корабль-матка, такой еще ни один человек в моем мире не встречал. Хорошо, что уже и не встретит – Кош дал понять, что Тени создали только один такой монстр, второй разгромил Синклер на войне тысячу лет назад. Как символично, черт бы все это драл…
Кош… он выполнил свое слово, его присутствие в разуме не ощущается, либо он настолько глубоко во мне увяз – с ворлонца станется. В любом случае, он погиб как и краб.
Больно ли? Больно. Очень. Не телу, нет – душе. Столько смертей! Такая чудовищная ошибка мироздания – краб в этом мире!
Спок… если бы я могла выразить ему соболезнования по этой ромуланке. Она была сильной женщиной, смелой, она была воином. Теперь это будет на моей совести – гибель этой женщины, гибель всех этих ромуланцев, может быть даже гибель Коша, хотя за него душа не болит.
Нет, болит… И он сказал, что мы встретимся.
Почему он выбрал облик мамы? Что он этим хотел сказать? А его настоящий вид такой… знакомый. Впрочем, какая теперь разница? Мне некому об этом сказать. Вряд ли я вообще теперь смогу сказать хоть что-то – лекарство погрузило меня слишком глубоко в транс. Тело что-то ощущает, я где-то внутри, но часть меня все еще снаружи, а помочь мне вернуться уже некому – среди ромуланцев телепатов нет. Если бы суметь дотянуться до Вулкана, попросить помощи там, но это слишком далеко и я слабею. Нужно вернуться, хотя бы попытаться переместить разум в тело.
Спок… Энтил’За… простите меня…»

- Спок… Энтил`За…
- Доктор, - Диус наклонился к девушке. – Она жива, она в сознании.
- Хорошо, - Тсар вытащил иглу из ее вены. – Или плохо, - добавил он, кивнув на мрачных охранников в лазарете. Как будто полумертвое тело телепата способно убежать!
- Что теперь? – шепотом спросил Диус.
- Что и всегда, - доктор взглянул в глаза мужчины. – Есть долг и честь. Мы выполним долг, а пока приведем ее в относительный порядок.
- Спок… - повторил Диус. – Не тот ли это вулканец с Энтерпрайз?
- Тот, - коротко бросил доктор, передавая помощнику брошь и кусок металла – сложенный боевой шест. Диус быстро спрятал вещи, молча кивнув.
Есть долг и честь – вернуть телепата людям любой ценой. Любой – значит, любой.

«Они меня боятся, хотя я ничего им не сделаю. Они заперли меня в больнице на Ромуле, приставили охрану. Часть разума все еще вне тела – рядом, но не внутри. Вернуться самостоятельно нет сил, а дистанция между разумом и телом сокращается все больше. Я как астральная проекция, как душа, только хуже. Хуже лишь тем, что я все еще жива.
Я не суицидник, я хочу жить, но… Какой ценой спасена моя жизнь? Как я смогла бы посмотреть в глаза мужчины, который снова потерял женщину, с которой… Это даже не мое дело, но ведь я видела, Спок показывал, что он чувствовал в тот момент. Я даже не знаю, по какой причине он мне настолько доверился, почему впустил так глубоко в разум – это уже не мелдинг, даже не глубокое сканирование как у людей-телепатов. Я не знаю, что это было. В его разуме было как-то… уютно что ли. Не всегда, но…
Больше такого контакта у меня не будет, да мне и не с кем. Может, лучше мне умереть на Ромуле? Тсар заботится обо мне уже месяц, латает раны – жутковатое зрелище, хотя что такое раны на теле по сравнению с тем, во что превратились те, кто меня защищал?
Диус… я вижу его рядом, чувствую. Славный мужчина, молодой, привлекательный. Вален уж знает, почему я ему нравлюсь даже такой. Тсар до сих пор делает вид, что презирает меня, а сам ночами не спит, все пытается вывести из моего тела остаток препарата и залечить ожоги.
Ни я, ни он не знали, что препарат может выводиться так долго, что он накапливается к клеточной структуре, что я могу остаться ментальным калекой с наполовину функционирующим сознанием и второй половиной, застывшей рядом как ангел-хранитель самой себе. Дурацкая аналогия на самом деле.
Я Анла’шок, я рейнджер, мне нужно вернуться домой, но я не знаю, как. Все стало другим, обрело какой-то другой смысл.
Кош… он ублюдок, все равно ублюдок.
Мама, отец, Синклер, Джим, Деленн… Потери, ложь, снова потери – бесконечная череда кошмара, в котором я живу. Теперь еще и Спок.
Кирк был… не знаю… как Варн – сильным, смелым… красивым, наконец.
Дурацкие мысли.
А доктор Маккой – он… он ворчун, но с ним спокойно. У него руки как у отца – нежные, сильные, заботливые. Турон, Леонард Маккой… к ним обоим тянет, они как будто родные, но Спок… его душа сияет как та чертова далекая звезда, о которой говорил Кош. Я люблю его душу, я даже не вижу его внешности. Разве же это важно, когда я могу видеть его душу? Не знаю, способны ли на такое сами вулканцы.
А Кирк… Джеймс Кирк… он Шеридан, но он же мой первый друг, мальчик из соседнего дома, Джим Кирк – телепат, родившийся у «пустышки». И нас тоже развела судьба.
Моя первая любовь – неудачная, как и последующие.
Кош выжег мне… Кош блокировал часть мозга, отвечающую за физическую боль, но лучше бы вместе с этим он выжег мне душу, потому что я не выдержу этого. Я не знаю, сколько еще продлится такая агония разума – скорее бы домой, на войну, а там…
Диус, что ты делаешь? Диус! Доктор Тсар, не сходите с ума – вас же обоих убьют!»

- Через час нас поднимут на Стремительного, - произнес Диус. – Доктор Тсар, Вы можете отказаться.
- Я ромуланец! – выпрямил спину доктор, гневно глядя на молодого мужчину. Тот пристыжено склонил голову. – Люди надежные?
- Да, доктор, - кивнул Диус. – Те, что спаслись с других кораблей – немного, но этого хватит, чтобы увести Стремительного на пограничную зону.
- А щиты?
- Рабочие. Пойдем на максимальном варпе, иначе не оторваться. Доктор, это измена, Вы же понима…
- Достаточно! Я выполняю приказ моего капитана, советую Вам делать то же самое, чтобы не обесчестить его имя.
- Ее нужно одеть.
- Нельзя. Кожа не приживается. Через месяц можно было бы попробовать приживлять клетки, но не раньше. С тем, к чему у меня есть доступ, ей долго не продержаться. Когда она придет в себя, ее казнят.
- Она политический преступник, но ее не казнят – я слышал, что говорят охранники. Вивисекция.
- С радостью вскрыл бы ей череп, но только для того, чтобы хоть что-то сделать. Любой другой земной твари просто вскрыл бы.
- Я сохранил ее вещи. Думаю, они имеют для нее большое значение.
- Хорошо. Отправляйтесь на Стремительного. Как только все подготовите - забирайте нас. Ждать больше нельзя.

«Вас могут сбить, глупцы! Вы же это понимаете – зачем тогда решились на авантюру? Ради чего? Оставьте в покое этот бесполезный кусок плоти, защитите себя – вы оба теперь герои, Диус вот-вот женится, Тсар станет в третий раз отцом. Неужели, для вас это ничего не значит?
Диус, пожалуйста, не надо! Прошу тебя пойми, сумасшедший ты ромуланец, не рискуй! Ты молод, у тебя впереди вся жизнь! Телия красивая девушка, у вас будет семья – зачем ты ищешь смерти?
Диус…
В самом деле ненормальный герой – сдал меня доктору, помчался уничтожать спитфайеры… и ведь уничтожил!
Диус, зачем тогда теперь ты ищешь смерти на свою геройскую голову? Честь – еще не все, а назад ты уже не вернешься. Диус, Тсар, вы не предатели родины, не рискуйте! Доктор, услышьте меня!»

- Исил’За вени, во имя Валена…
- Это звучит как молитва. Доктор, думаете, она молится?
- Не имею представления. За все время она сказала только это. Возможно, что лекарство вызвало повреждение головного мозга, ее заклинило.
- Вален… Может быть, это ее бог?
- Может. Вы готовы?
- Капитан Агамемнона примет нас. Я передам ее и уплачу долг чести, доктор.
- Как и мы все.
- Прощайте, доктор Тсар.
- Прощайте, субком… прощай, Диус.

«Валена ради! Зачем?!
Диус... Тсар…
Агамемнон… Кажется, так назывался корабль, на котором служил Шеридан. Этот мир со всеми его красотами, дружбой, верой в светлое будущее на самом деле пропитан кровью. Ничто и нигде не меняется – войны, смерти, недоверие, но и честь, и доблесть, долг… любовь, наконец.
К черту любовь.
Восстановите функциональность тела и оставьте меня в покое, я хочу вернуться домой, я хочу выполнить свой долг. Иначе какой смысл в гибели тех, кто мне был дорог? Кирк бы меня не понял, он бы не смог понять того, что видела и пережила я. Ромуланцы тоже живые, им тоже больно и страшно, они отважные, очень сильные.
Варн… я его не забуду. Он был лучшим капитаном, с которым я когда-либо имела дело. Я бы не задумываясь стала членом его команды – для меня это была бы честь, хотя я ему была не нужна. И все же он оставил шрам на сердце и выжег свое имя в душе. Не милый, не дружелюбный, но…
Сбегаю, а они ловят. Снова сбегаю – они снова ловят. Транквилизаторы медленно убивают меня, но возвращают меня в тело. Разум как будто в клетке. Этот кусок плоти не болит, но боль души почти не переносима. Кругом люди, ни одного телепата. Мне не к кому обратиться за помощью. Меня никто не слышит. Я столько раз пыталась им сказать, чтобы они убрали из меня эти препараты, я даже смогла остаточной телепатией отключить приборы… или это уже телекинез? Не важно.
Голоса… голос Кирка… Кирка?! Он разве не?.. Что тогда имел в виду Кош?
Ублюдок! Он заставил меня поверить в их гибель!
Сукин ты сын, будь же ты проклят даже к могиле! В обеих могилах или сколько там их у тебя!
Сп… Спок? Коммандер, не трогайте меня, не надо, пожалуйста! Коммандер, Вы не понимаете!.. Я…
Капитан, доктор Маккой, коммандер – вы живы!
Я не могу больше пользоваться телепатией, я «пустышка», но это не важно – вы живы, все вы живы и здоровы!
… а Варн, Диус, Тсар… Шарванек…
Коммандер, простите меня…»


Кирк вытер щеки – слезы текли сами по себе, Маккой быстро моргал и кусал губы – контакт вышел слишком глубоким для людей.
- Она это пережила, - выдохнул Кирк. – Этот ад, не зная, что с нами. Спок…
Вулканец молчал, все еще держа руку девушки в своей и бездумно поглаживая ее ладонь большим пальцем, глядя на ее и сохраняя совершенно каменное выражение лица.
- Джим, нам… - Маккой смог справиться с эмоциями и сморгнул слезы. – Дайте им минутку, - прошептал он, забыв об остром вулканском слухе.
- Боунс, это… - Кирк судорожно вдохнул воздух, вытирая лицо и стараясь взять себя в руки.
- Им это нужно, Джим, - шепнул Маккой, выводя капитана из палаты.



Глава 15.

- Боунс, ты уверен, что сможешь вернуть ей нормальную внешность? – Кирк опустился на стул в приемном.
- Врачи на Базе не знали того, что знаю я, так что, думаю, я попробую, - кивнул Маккой, наливая обоим бренди.
- Транквилизаторы?
- Транквилизаторы. И, Джим, Спок отфильтровал информацию, - добавил Маккой, пригубив напиток.
- Думаешь? – Кирк залпом проглотил свою порцию. – Мне самому показалось, что он чего-то недоговаривает. Думаешь, Элис показала бы нам что-то другое? Более жестокое или более мягкое?
- Просто другое. Не забывай, это телепат, мистер Спок тоже телепат, вдвоем они работают слаженно как единое целое, - Кирк невесело усмехнулся, услышав такое и вспомнив Корис.
- Такое не забудешь, - кивнул он. – Зачем ему отфильтровывать информацию? Она передала буквально все – мысли, эмоции, всю душу, всю боль.
- Это женщина, Джим, - философски ответил Маккой. – То, что Спок мог утаить, имеет отношение только к нему, возможно, к Синклеру, возможно к Диусу – этого мы не узнаем.
- Почему ты тогда решил, что Спок что-то утаил от нас? Думаешь, так захотела она?
- Я это чувствую, - Кирк улыбнулся. – Предчувствие. Джим, мы имеем дело с уникальной личностью, способной пользоваться тем, что людям почти недостижимо – телепатия, дар предвидения, способность расслоения сознания… А что если она отчасти осталась на крабе? Что если ворлонец что-то стер или нарушил в ее разуме?
- Он бы не стал этого делать, - неуверенно ответил Кирк, потянувшись за бутылкой. – Он погиб на Вавилоне 5, теперь мертва и та единственная частица, которую он прятал в ее разуме.
- Частица ворлонца, Джим, - повторил Маккой. – То, что мы никогда не сможем понять, то, что могут понять телепаты иного мира, может быть, еще и сам Спок. Я знаю, что было что-то еще, но…
- Я тоже не хочу знать, - согласился Кирк. – Думаешь, она узнала о том, что мы были в ее мире и видели Синклера?
- Придет в себя – поймем, а пока нужно быть осторожными. Это не ученый, не исследователь, это солдат.
- Я тоже чувствовал это, - Кирк проглотил очередную порцию. – Осознание слова «надо». Я не знаю, смог бы я так жертвовать людьми и матерью, даже зная, что это пустая оболочка, а она смогла. И все же ты неправ, Боунс, это не хладнокровный убийца, она защищает жизнь…
- Ценой жизни других. Задумай ты что-то против Спока – ты увидишь, на что способна эта девушка. Ты еще не понял на Вулкане, с кем ты имеешь дело?
- Ты о чувствах? Боунс, я не встану между ними. Да, она мне нравится, я бы очень хотел стать ей другом, может, познакомиться поближе, но…
- Не в чувствах дело, Джим. Если то, что она показала – правда, это все, что ее держит в живых. Я ей приятен, ты симпатичен, но если жизни Спока будет угрожать опасность, она скорее убьет нас, уничтожит планету, галактику, но вытащит его. Этот фанатизм опасен тем, что он нацелен только на один объект.
- Ты драматизируешь, - нахмурился Кирк, зная, что в словах доктора все же есть зерно истины.
- Лучше бы это так и было, - не согласился Маккой, налив себе еще.
- Когда планируешь начать оперировать? У нас две недели курирования пограничных территорий.
- Мне хватит. Начну уже завтра, когда пройдет действие транквилизаторов. За месяц поставлю ее на ноги.
- Отлично. Кстати, а что с ее глазами? Спок ничего не сказал.
- Пока рано делать даже предположения, но мне кажется, дело опять же в телепатии и ее матери. Может быть, в ворлонце и в матери. Выдели мне пару-тройку ребят покрепче на всякий случай.
- Думаешь, она очнется и примется все крушить? Боунс, это смешно!
- Я доктор, Джим, а не клоун! Хочешь вытащить больше информации – спроси Спока. Все, я пошел спать. Спокойной ночи, капитан.
- Спокойной ночи.
Кирк отсалютовал другу рюмкой и покосился на двери изолятора. Он и сам прекрасно осознавал, что это ходячее оружие, что ему и экипажу может еще аукнуться решение взять ее на борт, но он как капитан был обязан позаботиться о ней, раз она доверилась ему. Ей больше некуда идти, не к кому обратиться. Оставь он ее – она бы погибла от лекарств, а если бы чудом выжила – угнала бы корабль и все равно погибла бы хотя бы из-за слабости.
Но Боунс прав – Спок что-то скрыл и явно не собирался ни с кем делиться информацией.

- Доктор велел Вам позавтракать, - Кристина принесла поднос с тарелками и стаканом сока. Пациентка, лежа на боку, даже не пошевелилась. – Мисс Хант, Вам нужно поесть. Я знаю, что Вы не спите.
Поднос отправился на тумбочку, Кристина подошла к кровати и очень осторожно тронула пальцы девушки.
- Спасибо, мисс Чапел, - тихо произнесла Элис.
- Доктор сказал, что приживление биокожи пошло лучше, когда действие транквилизаторов пропало, - Кристина присела на край кровати и взяла с подноса стакан с соком. – Мисс Хант, выпейте. Витамины нужны, чтобы поскорее восстановиться после операции.
- Мне все равно, - равнодушно ответила Элис.
- Сестра Чапел, что Вы делаете? – Маккой, зашедший в изолятор, остановился, заметив сидевшую на кровати медсестру.
- Я принесла завтрак, доктор, - она тут же поднялась и поставила стакан на поднос.
- И как моя пациентка? – нарочито заботливо поинтересовался Маккой.
- По-прежнему, – коротко ответила Чапел, выходя.
- Все еще ничего? – Маккой взглянул на мониторы.
- Ничего, - ответила Элис, не шевелясь. – Никакой боли нигде.
- Вы давите на пластырь, перевернитесь, - попросил доктор. Элис перекатилась на спину, уставившись в потолок – Маккой заставил себя не нервничать при виде ее черных глаз без белков. Трикодер ничего не находил, сканеры показывали норму, но глаза все так же были черными всю проклятую неделю. Элис прекрасно переносила операции даже без наркоза, послушно терпела долгую диагностику, но Маккой чувствовал внутри этой скорлупы настоящую бурю.
Как только она пришла в себя, он ждал чего угодно, хоть истерики, хоть какого-то нервного срыва, слез, но она не подавала никаких признаков заинтересованности в жизни, хотя коротко отвечала на вопросы, попросила не давать ей наркоз при операции и старалась не смотреть на людей.
Маккою удалось нарастить тонкий слой новой биокожи – целиком кожа все еще не приживалась, он менял повязки и биопластыри, проверял состояние кожи на лице и шее, отмечал улучшение состояния здоровья пациентки и лишь на пятый день, задержавшись с отчетами поздно ночью, включил монитор, чтобы проверить как там рейнджер, чтобы не тревожить ее сон, и увидел то, чего так ожидал – она плакала. Беззвучно, сжавшись в защитную позу эмбриона, обняв подушку и закрыв глаза. Все показатели были в норме, организм не чувствовал боли и не подавал никаких сигналов, но понять то, что происходило, мог лишь тот, кто мог видеть.
Маккой хотел сделать вид, что не видел этого, не хотел заходить к ней, но не смог видеть ее боль.
Одного едва слышного всхлипа ему хватило, чтобы молча сесть рядом и очень осторожно погладить ее по здоровому плечу, а когда она развернулась, обняла его за талию, ткнувшись в его грудь лицом, ему осталось только обнять ее в ответ. На этот случай не было ни записей, ни доклада капитану, это была нормальная человеческая реакция на горе.
Она бормотала что-то по-минбарски, перемежая слова с английским, кляла последними словами ворлонцев и говорила, что так не должно было быть, а он прижимал ее к себе, поглаживая по спине, и баюкал как ребенка. Какой бы толщины не была броня рейнджера, это прежде всего была женщина, сильная духом, но с тяжелой душевной травмой.
Когда же она уснула, Маккой бережно опустил ее на подушку, укрыл одеялом и вышел, стараясь не думать о том, что он ошибся, ожидая от нее чего-то плохого, но интуиция говорила другое – Элис Хант в самом деле могла и умела себя контролировать, но ее странное состояние организма, вмешательство ворлонца в разум, эти черные глаза… это было ненормально и опасно.
- Вы меня боитесь, - все так же тихо произнесла она, глядя в потолок. – Вы знаете, что я никогда не причиню Вам вреда, и все равно боитесь.
- Вы читаете мои мысли? – Маккой провел над ней трикодером.
- Не читаю. Я вижу. Я видела это от людей с того момента, когда однажды проснулась телепатом.
Маккой поджал губы. Говорить ей о том, что в ее словах была правда, не хотелось, но и промолчать было бы неправильно. Как доктор он относился к ней как к пациентке, но как человек побаивался настолько сильного телепата, способного на такое воздействие.
- Внутренние органы в полном порядке, но желудок настойчиво требует еды. Почему Вы отказываетесь от пищи, мисс Хант?
- Почему Вы боитесь меня, доктор?
Он сглотнул.
- Мисс Хант…
Она повернула голову.
- Я не телепат, я нормал, человек, но Вы меня все так же боитесь, как и прежде, - едва слышно сказала она. – Почему?
- Мисс Хант, это здоровое опасение за Ваше состояние здоровья, - ответил Маккой. – Вы пережили войну, у Вас тяжелое ранение, Вы надорвались ментально. Я не боюсь Вас, я проявляю разумную тревогу.
- Ничто не изменилось, - Элис чуть качнула головой и отвернулась.
Маккой глубоко вздохнул, хмурясь. Он не должен был так поступать, это было несправедливо, он, получается, ничем не лучше тех, кто ненавидел и боялся ее в ее мире, но ведь это иной мир, здесь нет дискриминации, нет ненависти к тем, кто отличается от нормалов. Он поймал себя на мысли, что даже думает неподобающе, слишком жестоко и типично по меркам ее мира, но отделаться от ощущения опасности, исходившей от девушки, он не мог.
Он не стал заставлять ее есть, сделав лишь укол витаминной смеси. Даже в таком состоянии были свои плюсы – тяжелая депрессия, апатия ко всему, за этим обязательно должна была последовать буря эмоций.
Элис не общалась с Кирком, каждый раз делая вид, что она спит, когда он приходил ее навестить, немного оживлялась, когда заходила Ухура, и старательно делала вид, что здорова, когда приходил Спок. И лишь с Маккоем она не притворялась.

- Мисс Хант, как Ваше самочувствие? – Спок зашел спустя три дня после того, как Элис забрали на Энтерпрайз.
- Все отлично коммандер, спасибо, - она села, закрыв поврежденную руку одеялом.
- Доктор Маккой сказал, что операции дают видимый результат, - Спок встал около ее кровати, заложив руки за спину и сделав вид, что не заметил ее телодвижений.
- Это так, коммандер. Доктор Маккой – волшебник медицины, - даже сидя, она умудрялась выглядеть собранной и напряженной, будто стоя навытяжку.
- Я проверил расчеты, которые Вы мне показали, - Спок понизил голос. – Ничто не указывает на появление галактической угрозы в будущем.
- Коммандер, я видела это, - Элис посмотрела на него в упор. – Ромул погибнет. Миллиарды жизней погибнут, если ничего не сделать. Кош этого не знал, но он почувствовал Время, не успел перехватить свою же мысль, а я этим воспользовалась.
- Я передал капитану и доктору Маккою только то, что Вы просили им показать.
- Спасибо, коммандер. Капитан немного вспыльчивый человек, а мне бы не хотелось, чтобы он все не так понял.
- Капитан Варн сломал Вам руку…
- Тсар ее потом вылечил.
- И Вы месяц провели в плену практически без медицинской помощи, пищи и воды…
- Я пыталась их предупредить о планете, об их будущем, но они испугались, решили, что я опасна, поэтому заперли меня. Трудно винить расу, настолько напуганную произошедшим. Они потеряли своих соплеменников, жены – мужей, дети – отцов. Было логично обвинить в их гибели меня.
- Логично, но ромуланцы – раса эмоциональная. Эмоции сыграли с ними злую шутку.
- Тот корабль… черный, огромный – сперва я подумала, что это Тени, но это что-то другое, это ромуланский корабль, но он чем-то крайне опасен для галактики.
- Я попробую связаться с послом Ромула, попро…
- Коммандер это дело далекого будущего, тогда все будет по-другому.
Спок чуть приподнял бровь – раньше она не позволяла себе перебивать его.
- Хорошо, это логично. Вам требуется поддержка? – он протянул к ее лицу руку, но она отклонилась.
- Нет. Спасибо, но нет. И… на том докторе, психологе, был значок с буквой пси, - добавила она. – Вам было интересно, по какой причине я ее чуть не убила. Я испугалась, что она пси-коп, они носят такие значки.
- Логично, - повторил Спок. – Пси-коп, психиатр, значок… Но что тогда с Вашими глазами?
- Не знаю, – она дернула здоровым плечом. – Пройдет, наверное, когда-нибудь. Это не опасно.
- Позвольте, я бы хотел изучить этот феномен? – он снова протянул к ней руку и она опять отклонилась от прикосновения.
- Нет, коммандер. Не нужно это изучать, это пройдет.
Спок не стал ничего больше говорить и просить, кивнув и пожелав отдыхать. Когда он вышел, Элис откинулась на подушку и глубоко вздохнула.
Единственная причина такого странного почернения белка и радужки была в том, что она слишком глубоко увязла в крабе, Кошу пришлось ее выцарапывать, чтобы достать и вышвырнуть вон. Машина готова была забраться к ней в голову, подчинить, Машина знала ее имя, ее страхи, желания, Кош на какой-то момент просто перекрыл ей доступ к пси-способности, чуть не угробив весь флот, когда от отказа сердца краб пришел в неистовство, ощутив краткий миг свободы.
Она попросила Спока передать Кирку и Маккою красивую картинку, приправленную светлой тоской, сожалением, грустью по ромуланцам, но на самом деле все было намного страшнее. Варн в самом деле сломал ей руку, когда они сцепились. Тогда же, после драки, Тсар вылечил руку, а Варн проникся духом упорства рейнджера. К сожалению, ромуланцы попросту не понимали людей, пока не проверяли их на силу и выносливость. Та драка с применением меча со стороны капитана и денн’бока со стороны рейнджера сделала ей честь и признала ее среди ромуланцев если не своей, то хотя бы не слабой мокрицей.
Вот только Шарванек ее возненавидела в первого же взгляда, хотя коммандер и защитила собой Охотника.
И плен на Ромуле тоже был не придуманным. Грязная камера, минимум воды и никакой пищи, ни лучика света, ни надежд на свободу – месяц полной темноты, беспомощности и адских душевных мук, потому что проклятое тело не болело. Тогда помогли минбарские уроки полного погружения в глубины разума, иначе она сошла бы с ума.
Диус и Тсар действительно вытащили ее, но им пришлось искать ее весь этот месяц, потому что их самих объявили предателями и едва не схватили. Горстка безумцев, ренегатов, решивших выполнить предсмертный приказ капитана Варна – они выкрали ее на Птицу, раздолбанную, потрепанную, едва живую, но с прибором невидимости. Они чудом добрались до границы Империи и Федерации и лишь по счастливой случайности и сказочному везению остались живы, когда Агамемнон хотел стрелять.
Диус рискнул всем, чтобы передать ее из рук на руки, полумертвую, грязную, потому что не было времени привести ее в порядок. Она слышала выстрел фазера, слышала, как упало тело Диуса, она видела, находясь вне своего тела, как он умер, как взорвалась Птица, потому что они не могли вернуться на Ромул. Единственный, кто знал всю правду, был Спок, от которого она не могла ничего скрыть. Все, чего она просила – подкорректировать историю, чтобы эта правда не причинила боли и людям. Но теперь она не хотела больше контакта с единственным телепатом, не желала, чтобы он снова и снова погружался в этот ад. Что-то сломалось, переключилось в ней, теперь она могла сказать нет даже Споку.
- Наконец-то Вы не спите, - раздался голос Кирка от дверей. – Либо Вы всю неделю старательно избегаете моего общества, либо у меня паранойя, - улыбнулся он, подходя ближе и укладывая на тумбочку одежду. – Поскольку Ваша форма не подлежала восстановлению, Скотти помог воссоздать ее с помощью репликатора – матрица сохранилась в настройках транспортера, - сообщил он, положив сверху сложенный денн’бок и брошь. – Боунс уже разрешил Вам вставать?
- Еще нет, капитан, - тихо ответила Элис. – Спасибо за форму и… за остальное тоже спасибо.
- Эм… Элис, - он покусал губы, не решаясь начать разговор.
- Капитан? – она повернула голову, глядя на него.
- Насчет всего… Спок сказал, что Вы уже в курсе того происшествия, в которое мы угодили. Поверьте, я хотел сказать сам, я для того и приходил, но…
- Все нормально, капитан, я понимаю, - она медленно моргнула – на какой-то миг чернота сменилась привычным цветом белка и радужки, но как только Кирк это заметил, глаза снова стали черными. – Наверное, так было правильно, с Вами Синклер был в безопасности. И мне искренне жаль, что Улькеш совершил нападение на коммандера.
- Да-а-а, - кивнул Кирк, хмурясь. – Не самый дружелюбный посол, с которым мне довелось иметь дело. Не представляю, что он делал с Вами в таком случае.
- Душил, - коротко и равнодушно ответила Элис.
- Да, простите, – повторил Кирк.
- Капитан, могу я узнать планы полета на ближайшее время?
- Курирование пограничной территории – скучная, рутинная, к сожалению, необходимая часть работы.
- А что потом?
- Вернемся к исследованию космоса, будем открывать новые миры, новые территории.
Элис внимательно выслушала слова капитана.
- То есть, к уже исследованному Вы не вернетесь? – уточнила она.
- Вы имеете в виду Базу? Зачем ее исследовать? Это территория Федерации.
- А как же то место, откуда вы вернулись в свой мир?
Кирк нахмурился, стараясь понять, к чему она клонит.
- Почему Вы спрашиваете? – насторожился он.
- Вы ученые, исследователи, я думала, в этом ваша работа и заключается.
Что-то в словах девушки показалось Кирку подозрительным, но он не показал вида.
- То окно закрылось, мисс Хант. Ни к чему прорываться в него с боем.
- Как насчет гиперпространства?
- Вы смогли в него войти только следом за крабом, я не думаю, что мы сможем попасть в него случайно. А почему Вы об этом спрашиваете?
- В гипере мне было бы легче.
- Понимаю, но вряд ли смогу чем-либо помочь. К тому же, мы бы там потерялись.
Кирк заметил довольно нетипичную реакцию девушки – она улыбнулась уголком губ и что-то в этой полуулыбке показалось ему зловещим. Было ли дело в том, что Боунс отчасти был прав и Кирк имел дело с телепатом такого уровня, понять который не мог даже Спок, или в сочетании черных глаз с общим состоянием ее организма, но он просто не думал, что она стала бы улыбаться на такое простое замечание. Но она улыбалась и это выглядело подозрительно. Она что-то знала про гипер и что-то планировала. И она очень сильно изменилась после Ромула.
Кирк проглотил сказку о том, что все было почти дружелюбно, но не поверил в нее. Ромуланцы не стали бы доверять человеку, никогда не стали бы рисковать ради человека жизнью. Что было на самом деле, Кирк не знал, но догадывался, что все было хуже некуда. Он не понимал, по какой причине Спок и она сама решили хранить правду в тайне, но верил, что это было ради всеобщего блага, хотя осознавать, что у коммандера были тайны от капитана, было неприятно.
- Боунс заметил смещение плечевой кости в левой руке, - произнес он, следя за реакцией девушки. – Сказал, что это едва заметно, но я доверяю моему врачу жизнь и я доверил ему Вашу жизнь.
- К чему Вы ведете, капитан? – преспокойно поинтересовалась Элис.
- К перелому руки, - он впился глазами в ее лицо.
- Была война, капитан, всякое могло случиться, - ответила она равнодушно.
- Три месяца назад, Элис. Этому перелому три месяца, кость прекрасно залечена. Только крайне внимательный врач смог бы увидеть это – на Базе ничего не нашли, но Боунс – лучший из докторов флота.
- Не Ваше дело, капитан, - холодно бросила она, отвернувшись.
Кирк проморгался, решив, что ослышался.
До этого момента рейнджер всегда была вежлива. Холодновата в общении, не слишком доверчива, что он списывал на трудности в ее родном мире, но еще ни разу она не позволяла себе так открыто грубить. Она могла поступить, как считала нужным, даже не объясняя причин поступков, но потом все раскрывалось – понимал ли причины сам Кирк или же она объясняла их.
- Вы правы, извините, - он нахмурился еще больше. – Это действительно не мое дело, но я бы хотел, чтобы Вы поняли, что я Вам не враг, что я сам очень хочу вернуть Вас домой, я беспокоюсь о Вас как друг, не только как капитан.
- У меня нет друзей, - ответила она.
- Как скажете, - Кирк сдался, решив, что с него довольно. – Отдыхайте, набирайтесь сил, мисс Хант, - он развернулся, чтобы уйти, но услышал все такой же равнодушный голос девушки.
- Но я бы хотела дружбы с Вами.
Он обернулся, решив, что ослышался уже второй раз на пару минут.
- Я буду очень рад, если мы сможем…
- Вы не понимаете, что это невозможно, капитан, - Кирк застыл с открытым ртом, когда она бесцеремонно перебила его. – Я жила на Минбаре, я дружила с минбарцами, не с людьми. Знаете, почему? Потому что люди меня боялись и ненавидели. Рано или поздно начинали бояться, а следом появлялась ненависть. Был страх, что я могу читать их мысли, что могу управлять ими как марионетками…
- Но Вы бы не стали, - предположил Кирк.
- Еще как бы стала, - не согласилась она. – Я училась держать себя в рамках жесткого контроля, но вокруг было много соблазнов. Анла’шок дал мне все, чего я могла хотеть в контроле над собой, но друзей у меня так и не прибавилось. Единственный человек в моем экипаже, который решил лететь со мной, был мне нужен как превосходный навигатор и лучший снайпер из всех, кого я знала. Он был мне дорог, он стал мне другом, он считал другом меня, хотя даже он побаивался того, что я могла сделать как телепат.
- Элис, послушайте, - Кирк подошел к ее кровати, - телепаты, минбарцы – да, я понимаю, но теперь Вы не телепат. Почему Вы продолжаете держать дистанцию даже тогда, когда к Вам тянутся люди?
Улыбка на губах девушки стала жуткой по своей безмятежности.
- Я любила каждого члена моего корабля, капитан Кирк. Моя команда мертва. Часть моей души, любви, дружбы, преданности ушла вместе с ними. Не хочу привыкать к дружбе в мире, где я лишь гость, потому что там, откуда я родом, дружба – последнее, что нужно телепату.
- Но Вы больше не телепат! – он ощутил легкую панику. Интуиция засигналила красной кнопкой о том, что нужно было уходить, немедленно убираться, что женщина перед ним смертельно опасна, но он постарался проигнорировать инстинкты.
- Терять друзей очень больно, капитан Кирк, - она поднялась, закрывшись одеялом. Он попытался отшатнуться, почувствовав угрозу, но не смог сдвинуться и даже закричать. – Терять любимых – еще больнее, не важно, телепат ты или нормал. Если бы все было проще, я бы гордилась тем, что Вы стали бы моим другом. Правда, капитан. Вы потрясающий человек, я уважаю Вас… Я защищаю Вас от лишней боли. Как капитан Вы поймете капитана, лишившегося своей команды. Я потеряла не только команду Белой Звезды 16, я потеряла большую часть флота Ромула. Они не были мне друзьями, но я уважала их как солдат. Дружба между мирами невозможна, пусть лучше будет, как есть, без нее.
- Элис, что Вы делаете? – он облился холодным потом, безуспешно пытаясь дернуть хотя бы пальцем.
- То, что должна, - коротко ответила она. – Простите.
- Элис, не… - он так и не закончил фразу, мягко повалившись на пол и отключившись.
- Простите, - повторила она, присев около него. – Не буду стирать Вам память – лишняя трата сил.
Она отбросила одеяло и принялась одеваться.

Они просто падали и засыпали, стоило только им попасться на ее глаза. Некоторые приветливо улыбались ей, кто-то шарахался в сторону, видя неестественный цвет ее глаз, кто-то успевал поинтересоваться ее здоровьем перед тем, как уснуть – она любила этих людей, она не позволила бы им мучиться или травмироваться – сон наступал постепенно и они успевали мягко упасть на пол, чтобы не набить шишек или не повредить висок. Это были люди, нормалы, на которых хватало легчайшего ментального воздействия, а определить ее пси-уровень не могли бы и лучшие приборы в этой галактике. Часть мозга была надежно заблокирована от воздействия вулканской телепатии – она сохранила свой секрет и ждала удобного момента, когда можно было бы сделать задуманное.
Экипаж погружался в сон, нетронутым остался лишь мостик, куда Элис и направилась.

- Мистер Чехов, рассчитайте, пожалуйста, курс на квадрант 957, - попросила она, выйдя из лифта.
- Мисс Хант! – обрадовано воскликнул он, обернувшись. – Доктор Маккой разрешил Вам вста…
- Просто займитесь расчетами, - мягко перебила она. Чехов как сомнамбула повернулся к своей станции и занялся вычислениями.
Ухура резко встала, за ней вскочил и Скотт.
- Элис, что Вы?..
- Мисс Хант…
- Я никому не причиню вреда, - предупредила она офицеров. – Выполните мою просьбу и никто не пострадает.
- Мостик – службе безопас… - Сулу замер, неудобно скорчившись на своем месте, полностью парализованный.
- Не нужно сопротивляться, я не причиню вреда, - повторила Элис, проходя к креслу капитана. – Мистер Чехов?
- Курс проложен, капитан, - доложил навигатор.
- Мистер Сулу, ускорение – 9, - обратилась она к рулевому.
- Есть, капитан, - ответил тот.
Ухура, закатив глаза, сползла с кресла и уснула на полу.
- Мистер Скотт, запустите программу «ти`ла», - обернулась она к инженеру.
- Программа запущена, капитан, - через минуту доложил Скотти.
- Благодарю.
Скотт закрыл глаза и упал на консоль, заснув.
Чернота пропала из глаз рейнджера, она глубоко вздохнула.
Энтерпрайз взял курс на место перехода в параллельный мир.


Спок ощутил то самое неприятное человеческое ощущение тревоги, которое носило название «предчувствие беды». Он не верил в силу шестого чувства, но на сей раз человеческая часть буквально заходилась в истерике.
Спок вернулся в лазарет и…
- Капитан! - …увидев лежащего на полу Кирка, подбежал к нему. – Джим!
Кирк не ответил, погруженный в глубокий и неестественно крепкий сон. Пара мгновений на размышление и Спок приложил пальцы к лицу Кирка, погружаясь в его разум. Еще несколько секунд и Спок открыл глаза, перенес капитана на кровать и нажал кнопку связи на стене.
- Лазарет – мостику!
- Мостик слушает, - ответил Сулу каким-то сонным голосом.
- Мистер Сулу, желтая тревога! – приказал Спок.
- Основание? – спросил рулевой.
- Мисс Хант сбежала, усыпив капитана Кирка.
- Он не пострадал, коммандер, - ответила Элис. – Прошу меня простить, но в сигнале тревоги отказано.
- Мисс Хант, что Вы задумали? – Спок едва заметно нахмурил брови.
- Я хочу вернуться, коммандер Спок. Думала, Вы меня поймете.
Перед глазами вулканца явственно встала увиденная в разуме капитана картина, где Элис улыбалась. В ее реакции было что-то нетипичное. Элис Хант не стала бы улыбаться, угрожая капитану, она не стала бы захватывать управление, если только на это не было достаточно веских причин. И Элис Хант была достаточно сильна и умна, чтобы не делать глупостей. Логика подсказывала, что он столкнулся с чем-то или кем-то, кто не был Элис Хант, а в связи с этим возникал ряд проблем – кем бы или чем бы ни была теперь Элис, она была намерена уйти в прошлое, изменить историю своего мира, встретиться с Синклером и уничтожить краб на Марсе. И ничего из этого списка нельзя было допустить. Хуже всего было то, что Спок понял, что она теперь не просто телепат – она незнакомая личность, которая явно не станет слушать приказов, хотя и убивать, вроде бы, тоже не желает. Погружение команды в сон или транс был логичен – люди, которые были не нужны, спали, остальной экипаж был под ее контролем. Все кроме самого Спока.
- Это нелогично, - произнес он в динамик. – Если Вы вернетесь в прошлое и измените историю, Вы нанесете непоправимый ущерб будущему.
- Вы не понимаете, коммандер, - равнодушно произнесла Элис. – Вы поймете, только оказавшись в ином мире, откуда не будет возможности вернуться в свой. Не усугубляйте положение команды и капитана, мистер Спок, - добавила Элис. – Присоединяйтесь к нам на мостике, Ваши знания и умения могут мне пригодиться. И… не надо глупостей, - предупредила она.
Острый слух вулканца уловил в ее голосе улыбку.
Спок отключил связь и вышел из лазарета.

- Добро пожаловать на мостик, коммандер, - мягко произнесла Элис, услышав, как открылись двери лифта.
- Благодарю, - ответил Спок. – Могу я узнать курс?
- Можете, - она махнула рукой в сторону его рабочего места. – Квадрант 957. Присоединяйтесь.
- Что Вы намереваетесь делать? – Спок не сделал ни шагу от площадки. Элис развернулась в кресле. – Увести в прошлое Энтерпрайз?
- Зачем мне это делать? – поинтересовалась девушка, развалившись в кресле и с любопытством разглядывая вулканца. – Все, что я намереваюсь сделать – это вернуться домой, на Марс, разнести корабль-матку Теней и… и да, - улыбнулась она, - изменить историю к лучшему. Разве мои помыслы не чисты?
- Они безумны, - честно признал Спок.
Элис погрустнела.
- Потому что я хочу уничтожить угрозу галактики? Потому что я помогаю противникам Теней, Шеридану, Лиге? Что Вы знаете о расе, с которой мы ведем войну, а? – она встала с кресла и подошла к нему. - Эволюция путем революции, насилия, смерти. Весь этот безумный естественный отбор – сильные убивают слабых. Ваша раса должна знать в этом толк, не так ли, мистер Спок? Варвары, дикари, убийцы, животные, способные убивать ради своих самок в период спаривания – часть вашего наследия до сих пор внутри каждого вулканца, - она огладила грудь Спока. – Я против войн, я за разумное подчинение правилам, за путь послушания, как вы – за путь логики и сдерживания ваших диких древних инстинктов. По факту, расой вулканцев было бы интересно управлять, - она улыбнулась, облизнув губы. Спок молча смотрел на нее, держа руки за спиной. – Почти как минбарцы, но не минбарцы. Дикие, но послушные воле сильнейших. Интересное сочетание, не находите?
- Очаровательно, - произнес Спок. – Полагаю, я имею дело с двумя личностями?
- Телепа-а-ат, - протянула Элис, бесцеремонно похлопала его по щеке кончиками пальцев. – Люблю телепатов. У вас есть только один изъян – чем Вы слабее, - она ткнула Спока в грудь пальцем, - тем вы… слабее, как ни странно.
Она отвернулась, чтобы вернуться в кресло, но Спок молниеносно вскинул руку и пережал девушке нервный узел на шее. Однако, вместо того, чтобы упасть, Элис резко обернулась, злобно зыркнула на него почерневшими от ярости глазами и зарычала:
- А вот это зря!
Спок как будто ударился о невидимую стену, отлетел к стене и, врезавшись в нее, замер на полу.
Пару секунд Элис будто бы прислушивалась к своим мыслям, после чего сорвалась с места и подбежала к Споку, проверяя пульс.
- Этого не должно было случиться, - она коснулась виска вулканца, тыльной стороной ладони провела по его щеке, хмурясь, поправила растрепавшуюся челку. – Простите, но так будет лучше для всех.
Она вернулась в капитанское кресло, приказала увеличить варп до 10 и закрыла глаза.
До цели оставалось около трех часов лета.


- Всем спасибо, - Элис поднялась с кресла и обвела взглядом мостик, усыпляя всю команду. – Я на месте, - она прошла к лифту, даже не обернувшись.
Через несколько минут она уже бодро шла к шаттлу – впереди ждал пространственно-временной разлом, каким-то чудом не закрывшийся с первого перемещения корабля в прошлое иного мира.


Кирк едва смог разлепить глаза – голова трещала как переспелый арбуз в тисках, перед глазами все плыло и страшно хотелось пить как в похмелье, но капитан помнил, что не пил, что Элис Хант что-то с ним сделала, что у нее были кошмарные повреждения тела и еще черные глаза. Она усыпила его…
- Энтерпрайз! – ахнул Кирк, вскочив с кровати, тихо выругавшись, по стене дойдя до шкафчика с гипошприцами и всадив себе заряд обезболивающего. – Кирк – мостику! – кинулся он к коммуникатору внутренней связи. – Кирк - мостику! Проклятье…
Он выбежал из лазарета, заметив на своем пути лежащих вповалку людей, и облился холодным потом. Проверив пульс у первого, убедившись, что второй тоже жив, что все люди, весь экипаж спит, Кирк направился к лифту.
Вбежав на мостик, он первым делом проверил состояние Ухуры, после чего заметил лежавшего у стены Спока и судорожно сглотнул.
- Спок! – тем не менее, уже через миг он был рядом с вулканцем и тряс его, пытаясь привести в сознание. – Спок, очнись! Спок!
Вызов Маккоя, инженеров, второй палубы, службы безопасности так же показал, что единственный человек в сознании, находящийся на корабле – сам капитан Кирк.
Быстро проверив координаты перемещения и местоположение корабля, он взглянул на экран – к разлому медленно, но верно устремлялся шаттл, а зная, кто мог находиться внутри, Кирк принял единственно верное решение.

На сигналы вызова с Энтерпрайз Элис не ответила, транспортер она заблокировала, так что опасений, что ее могут забрать насильно, так же не было, а остальное ее теперь не касалось – она уйдет в свой мир, а команда проснется живая и здоровая и продолжит жить как прежде.
И Элис никак не ожидала услышать вызов от крохотной точки, удаляющейся от корабля и следующей курсом к разлому.
- Мисс Хант, Элис, Вы не оставили мне иного выбора! – раздался голос Кирка в динамиках. – Я остановлю Вас!
- Весьма сомнительно, но можете попробовать, - не стала спорить она. – В скафандре Вы не переживете перемещение – Вас раздавит сингулярность.
- Значит, моя смерть будет на Вашей совести, - ответил Кирк. - Кстати, запас кислорода в скафандре минут на двадцать, а на борту Энтерпрайз нет ни одного бодрствующего человека.
- Пытаетесь давить на жалость, капитан Кирк? Очень самонадеянно и очень неразумно. Я ждала от Вас большего, чем подобная авантюра.
- Элис, Вы не доберетесь до Марса! Шаттл не предназначен для гиперпрыжков, на нем нет гиперпривода, нет и варп-ядра, а полет от точки выхода до планеты более трех суток. У Вас кончится кислород.
- Вы себе не представляете чудеса минбарских техник самогипноза и погружения внутрь сознания. Я могу перенаправить энергию в двигатели, снизив поступление кислорода в кабину – мне хватит, чтобы продержаться.
- А что потом? Элис, что потом?
- Потом я доберусь до Марса и взорву корабль Теней. И да, я знаю, что это изменит историю будущего, но не переживайте – не настолько сильно, чтобы навредить кому-то.
- И чем Вы собираетесь его уничтожать? Это шаттл, Элис, а не боевой корабль. Это прошлое, Вы не сможете угнать минбарский корабль – Вас убьют.
- Я так не думаю, но очень мило, что Вы так обо мне беспокоитесь. Кстати, мне почти искренне жаль, что мистер Спок…
Она не договорила, резко ударив по клавише остановки шаттла, когда из разлома вырвалась полоса зеленого света – нереально широкая, прозрачная, через которую были видны звезды, длинная, почти бесконечная, растягивающаяся в длину и в ширину.
- Элис, что это? – вскрикнул Кирк в динамиках. – Элис, назад! Назад!
Она задрожала внутри шаттла, отшатнулась от панели управления, в ужасе глядя на зеленую полосу на фоне звезд, и закричала.
Сияющий поток ослепительного белого света она не увидела, но почувствовала.
- Возьми меня за руку, - произнес чей-то незнакомый голос. – Быстро, бери меня за руку или погибнешь!
Она вцепилась в чью-то руку, ее с силой дернули и мир померк перед глазами.

- Возьми меня за руку, - произнес кто-то светящийся, протягивая Кирку длиннопалую ладонь. – Скорее или ты погибнешь.
Кирк схватил руку и его поволокло куда-то в темноту.

Кирк очнулся, лежа на камнях в каком-то полутемном подземелье, где неверно светили небольшие костерки, рядом с…
- А, черт! – он отшатнулся от лежащего рядом мужчины и наткнулся на Элис, скорчившуюся в позе эмбриона. – Господи!
- Тебе лучше, друг мой? – поинтересовался незнакомый человек, нависая над людьми.
- Мне… - Кирк с опаской стрельнул глазами в сторону лежавшего мужчины и оглянулся на девушку. – Что произошло? Вы кто?
- Кто ты? – повторил незнакомец.
- Я капитан Джеймс Кирк, - неуверенно ответил Кирк, нащупывая пульс у Элис и с облегчением переводя дух – ничего страшного, она просто спала. – Как я… как мы здесь оказались? Где мы?
- Вы падали, я подхватил вас, - ответил пришелец.
Кирк моргнул, пытаясь понять произошедшее.
- Я не падал, я… Там был зеленый… зеленое… а она кричала, - отрывисто произнес он. – Почему?
- Правильный вопрос, заданный в правильное время, - пришелец медленно склонил голову, на которой сверкнула диадема с большим красным камнем. – Вы испугались того, что пока не готовы познать и принять. Страх губителен, страх заставляет совершать необдуманные поступки, страх гонит вперед и не позволяет вернуться назад. Страх…
- А-А-А! – резко закричала очнувшаяся Элис, дернувшись вперед и напугав Кирка.
- Элис! – тот схватил ее, чтобы она пришла в себя. Взгляд крайне испуганных глаз девушки осмыслился.
- Это… оно… Валена ради! – выдохнула она, схватив его руки.
- Тебе лучше, друг мой? – поинтересовался пришелец у девушки, заглядывая ей в глаза.
- Что? - она вскочила и огляделась. Заметив лежавшего на земле мужчину, она рухнула перед ним на колени. – Капитан! Что Вы с ним сделали? – в ярости обернулась она на пришельца. – Что с ним?
- Капитан… - пробормотал Кирк, как будто что-то вспомнив. – Шеридан!
- Что с ним? – Элис схватила Шеридана и принялась трясти, чтобы привести в чувство.
- Ты не поможешь ему, - предупредил пришелец, присев на край большого камня и скрестив нереально длинные пальцы. – Его выбор уже сделан, время пришло.
- Кто ты такой? Чего тебе надо? – чуть не зарычала Элис, осторожно положив Шеридана на землю и встав.
- Кто ты? Чего ты хочешь? – ответил вопросами пришелец. Элис потянулась к боевому шесту. – Зачем ты здесь? Куда ты идешь? Философские вопросы, друг мой, тем и хорошие, что на них нет однозначного ответа.
- Где-то я это уже слышал, - Кирк так же встал, заметив, что Элис как-то странно напряглась, но еще не нападала.
- Эта штука, зеленая, из разлома – это был ты? – спросила Элис, держа руку на поясе, второй же закрывая Кирка.
- Нет, не я, - пришелец взглянул на огонь костра. – Люди назвали бы его Червем – удивительное создание не из частиц, но из призраков частиц. Он безобиден, но его природа непостижима и, к сожалению, приводящая разум детей в смятение. Он стар, мудр, но любопытен как дитя.
- Детей - переспросила Элис.
- Детей, - повторил пришелец. – Не совсем детей, не в этом смысле, по-другому. Моих учеников, младших, братьев, сестер, все прочие расы.
- Младших, - Элис нахмурилась. – Слушайте, не знаю, что происходит, но я не уверена, что хочу это знать.
- Тогда будут проблемы, - грустно произнес пришелец.
- Верните капитана! – приказала Элис.
Кирк уже открыл рот, но первым успел пришелец.
- Я уже это делаю.
- Вы ничего не делаете! – закипела она. – Вы просто сидите тут и ничего не делаете! Он не должен, он не может… Я же видела его, он жив!
- Жив? – не понял Кирк.
- Ты знала, что в тебе сидит ворлонец? – спросил пришелец, подперев голову рукой.
- Больше не сидит.
- До сих пор сидит. Было неразумно рисковать всем, чтобы он удовлетворил свою жажду власти над детьми, - пришелец указал длинным пальцем на Шеридана и Кирка.
- Вы хотите сказать, что Элис это делала не сама? – встрял последний, забыв даже объяснить тему разговора.
- Хочу, - кивнул тот. – Ее мысли, ее чувства, его решение усыпить твой экипаж и убить тебя.
- Его? – спросила Элис, сглотнув. – Но Кош…
- Не Кош, Улькеш, - поправил пришелец.
- Улькеш? Я вам не склад ворлонцев!
- Ты сильная, они знали, что ты бы справилась, - не согласился с возмущением девушки пришелец. – Теперь главная задача – решить, что ты готова сделать дальше.
- Кто Вы? – она ответила не сразу.
- Кто ты? – повторил тот. – Вот, в чем вопрос. Кто ты? Подумай, слова имеют силу, сила – это власть. Ты готова властвовать? Тебе нужно мое имя? Имя – слово, а слово - это власть. Ты готова к власти?
- Это ведь ЗаХаДум, - она попятилась. – Это прошлое, я дома, но в прошлом, когда капитан погиб здесь. Он ведь погиб? – пришелец взглянул на нее золотистыми глазами, но не ответил. – Я… он… Улькеш… мы хотели попасть в прошлое, мы хотели уничтожить краб на Марсе, переписать историю – я не могла сопротивляться, я могла только не дать ему убить всех на корабле, я сбежала, как только достигла разлома, а потом этот зеленый… и он кричал в моей голове… Улькеш, он кричал от страха!
- То прошлое – история, мой друг, - пришелец мягко указал ей на соседний камень, но она не сдвинулась с места. Тогда он поднялся и подошел к ней ближе. – Нельзя было позволять вам обоим туда вернуться – он уже там, а ты должна быть в другом месте.
- Ты… ты меня… - она запнулась на своей мысли. – Ты был там, ты есть здесь, это невозможно!
- Возможно многое, если ясна цель, - философски заметил пришелец.
- А Шеридан? Он…
- Я попробую, но может и не получиться. Он об этом знал, мы долго говорили и он согласился рискнуть.
Кирк слушал разговор и старался даже не шевелиться, будто бы понимая, что от этой беседы зависит будущее сразу двух миров.
- Ты его ждал?
- Я ждал того, с кем можно было бы поговорить.
- Я не понимаю.
- Видимо, тогда ты еще не готова познать это. К чему тогда ты готова?
- Кто ты? Как тебя зовут? Что ты есть?
- Я Лориен. Это имя тебе ничего не скажет, но, возможно, скажет другое – я здесь очень давно, миллионы лет, я жду, я нашел искомое.
- Миллионы, - тихо ахнул Кирк.
- Миллионы? – повторила Элис. – Но ты… Вы… Вы один из Изначальных?
- Не один из – я Изначальный.
Элис громко ахнула и отшатнулась, врезавшись в Кирка, обхватившего ее и недоуменно смотревшего на пришельца.
- Что значит Изначальный? – спросил Кирк.
- Он Первый, - перевела Элис, не отрывая глаз от Лориена. – Первый, понимаете?
- Нет, если откровенно, - признал Кирк. – Первый кто?
- Просто Первый. Первое разумное создание во Вселенной, Первый, Изначальный, кто существовал задолго до образования нашего мира.
- Миров, - поправил Лориен.
- Миров? – тихо переспросила Элис. – Вы хотите сказать, что…
- Много миров, Изначальный один, - помог Лориен.
- А Червь? – выдохнула она ошарашено.
- Он был после, он одинок и беспокоен, - Лориен снова пригласил людей присесть к огню. – Он пройдет мимо и уйдет.
- Но если Вы – Первый, почему тогда Вы не вмешались? – Элис очнулась и заговорила громче. – Идет война! Гибнут люди! Даже в другом мире погибли миллионы невинных людей!
- Я старался научить их, - горько ответил Лориен. – Они слушали, но, в конце концов, решили идти каждый своей дорогой.
- Но Вы же…
- Я не стал вмешиваться. Теперь – не стану.
Элис открыла рот от такого.
- Верните его, - потребовала она спустя почти минуту молчания.
- Кого именно? – Лориен снова подошел к камню и присел.
- Его, - Элис махнула рукой в сторону Шеридана. – Их! – а потом и Кирка. – Верните одного к жизни, второго – в его мир! Как-то же Вы забрали их – так верните каждого на свое место!
- Вот теперь ты подошла к правильной проблеме, - Лориен снова скрестил пальцы, глядя на нее. – Какое место правильное, а какое – нет? Где человеку место? В чем оно заключается? Время – неоднородная субстанция, во времени все течет правильно, как и задумано. Тик – ты здесь, так – ты там. Тик – ты дома, в своем времени, в своем мире, чуть раньше того момента, когда полетела на Дорак VII, так – ты в параллельном мире, где увидела те же души в отражениях других людей, стала защитником и осталась собой. Тик – так, тик – так, - он покачал длинными пальцами из стороны в стороны.
- И что? – шепотом спросила Элис.
- Тик – так, - повторил Лориен. – Тик – ты останешься здесь, как ты задумала – полетишь на Минбар, поменяешься местами с собой, сильным телепатом, спасешь команду, может быть, спасешь миллионы, миллиарды жизней, но не полетишь в параллельный мир и сильно изменишь будущее. Так – ты уйдешь и сможешь вернуться нескоро, но ты поможешь тому, кто нуждается в тебе. Тик – так, тик – так… Что ты выберешь, друг мой? Что будет правильно и где твое место?
Элис как будто отключилась от реальности, вернувшись в прошлое, на Минбар, где Кош впервые сказал ей, что ее место на далекой звезде.
Она вернулась домой, почти в свое время, чудом ли, магией ли, какой-то иной силой; перед ней находился Изначальный, который мог как добрый волшебник выполнить ее самое горячее желание… но который ставил ее перед жестким и жестоким выбором, от которого зависела жизнь. К сожалению, не только ее собственная.



Глава 16.

Кирк с опаской посматривал в сторону Элис, сидя на камне. Несколько минут назад из ее рта и глаз вырвался поток ослепительного белого света, уносясь ввысь. Чем это было, Кирк мог лишь догадываться, хотя и предполагал, что это был как раз тот ворлонец, который решил убить весь экипаж Энтерпрайз и даже Спока, на которого сама Элис никогда не подняла бы руку.
Стоило только Лориену коснуться лба девушки, как Улькеш вырвался из ее тела и покинул ее разум. Теперь, когда Изначальный отпустил ее, она отошла к дальнему костерку и села там в одиночестве, будто бы забыв и про лежащего на земле Шеридана, и про самого Кирка, и даже про Первого.
- Люди, получив желаемое, не становятся счастливыми, - глубокомысленно проговорил Лориен, глядя на Кирка.
- Простите? – тот поежился – все-таки сидеть рядом с тем, кто был первым существом во всех Вселенных, было страшновато и интригующе. Если бы здесь был Спок, он бы вцепился в возможность узнать все обо всем, но Кирк больше переживал за корабль и экипаж, чем за уникальную возможность побеседовать с Первым.
- Телепат этого мира никогда не бывает полностью одинок, мой друг, - ответил Лориен. – Голоса, мысли, эмоции – все это часть жизнь телепата. Даже лишившись возможности применять свои способности, она жила с частицей ворлонцев в разуме, была их ушами и глазами, теперь она совершенно одна, только наедине с собой.
- Но Вы могли бы вернуть ей способности, - предложил Кирк.
- Ей этого не нужно, - Лориен растянул тонкие губы в намеке на улыбку. – Люди – чудесные создания, - он окинул взглядом золотистых глаз Кирка. – Вы уникальные создания, такие хрупкие, но сильные, такие сильные, но хрупкие, торопливые и медлительные. Вы торопитесь жить, не успеваете, а останавливаетесь, чтобы обернуться назад, только в конце пути. Остановиться посередине, увы, дано не каждому.
- А Вы можете открыть портал только для одного? – спросил Кирк.
- Он открыт, мой друг, его нужно закрыть, чтобы не причинять неудобств другим путешественникам, кто может попасть в эти сети и потеряться.
- И как в него попасть в таком случае?
- Быстро.
- Простите, я не понимаю такого ответа.
- Тогда задай правильный вопрос, чтобы понять ответ.
Кирк замолчал.
Лориен, этот странный старец, совершенно лысый, но с бородой, с золотой диадемой на лбу, в странных, но отчасти знакомых кроем одежде, добрый как любящий дедушка и мудрый как сама Мудрость, нравился Кирку тем, что действительно предлагал помощь… хоть она и была странной.
- Я не могу, - Элис подошла к Лориену и села на землю рядом с Шериданом. – Не могу сделать выбор. Должен быть другой путь.
- Тогда ты обречешь себя и других на бег по кругу, - произнес Лориен.
- Я понимаю, но… - она всмотрелась в лицо Шеридана. – Она ждет его. Деленн его ждет. Все это… безвременье – это неправильно. Должен быть другой выход.
- Какой? – поинтересовался Первый.
- Не знаю. Другой. Третий. Чтобы не выбирать.
- Не сейчас, - ответил Лориен. – Позже, но не теперь. Теперь нужно выбрать.
- Вы не понимаете! – страдальчески застонала она. – Как выбирать? Что выбирать? Остаться и не дать своей команде погибнуть, не дать крабу разнести полгалактики в ином мире, не позволить ему даже выйти из гипера, но обречь человека, который мне дорог, на вечное заточение здесь, - Кирк взглянул на нее с удивлением, впервые услышав в свой адрес такие слова, - или же вернуться, бросить все, как есть, остаться в другом мире, где я не нужна, вернуться домой спустя долгое время, но вернуть другу его мир и его команду? Но тогда все смерти, все разрушение – все это будет правдой, мой корабль погибнет, мои люди, мои друзья, часть флота Ромула будет погребена в космосе, а я стану их палачом. Я не могу выбрать из предложенного, мне нужен третий вариант, где я останусь и изменю историю обоих миров, мой друг вернется к себе и забудет меня и все произошедшее как кошмарный сон, а…
- …а потом будущее мира, где ты решила остаться, изменится, - закончил за нее Лориен. – Каждому человеку отведено определенное количество секунд, каждая секунда решает жизнь человека. Тик – и ты уничтожаешь врага, так – и ты делаешь ошибку, стоившую жизни другому. Тик – ты обретаешь друга, так – один путь закрывается, открывая дорогу новым возможностям. Раскачав маятник, не стоит пытаться ставить на его пути препятствия, нужно позволить ему совершать свой ход до полной остановки. В этом заключается гармония и красота.
- В том, чтобы так или иначе обречь людей на смерть, нет никакой гармонии и красоты, - ответила Элис. – Я не могу нести ответственность за их жизни и смерти.
- Тогда почему бы не попробовать нести ответственность за свою жизнь и смерть? – предложил Лориен. – Ты так долго шла к тому, чтобы начать свой путь, чтобы не зависеть от приказов, от чужих решений – ты свободна, но даже теперь ты цепляешься за прошлое. Пора идти вперед, в будущее, пора запустить маятник.
- Вы не понимаете? – горько улыбнулась Элис – Кирк с какой-то теплотой заметил, что теперь девушка действительно ожила, выпустив наружу все эмоции. – Как я могу нести ответственность за себя, если я обрекаю друга на жизнь в ином мире?
- Элис, - Кирк взял ее за руку и переплел свои пальцы с пальцами девушки, - послушайте, я справлюсь. В конце концов, это риск, моя работа – риск. Если моя команда жива и здорова, они справятся без меня.
- Они живы, - подтвердил Лориен.
- Там, на борту, я говорила искренне, - Элис чуть сильнее сжала руку мужчины в своей. – Привязанность, дружба, любовь – это слишком большая ответственность и роскошь для меня. Вы же понимаете, что этот мир отличается от вашего, здесь идет война, люди теряют дорогих им людей, а я не хочу, чтобы Вы так же потеряли свою команду, а она – Вас. Вы нужны там, а я – здесь.
- Вы нужны и там! – горячо возразил Кирк, взяв руку девушки в обе свои руки. – Элис, Вы сильная женщина, умная, смелая! Вспомните, кто Вы, что умеете! Пусть не дипломат, но воин – я никогда не встречал настолько сильной духом женщины, настолько преданной своему делу!
- Спасибо, - она положила руку на обе руки мужчины. – Спасибо, капитан. Лориен, - обратилась она к Первому. Инопланетянин чуть склонил голову набок, глядя на нее. – Лориен, позвольте кое-что уточнить?
- Жизнь человека состоит из вопросов, - заметил он. – Человек всегда получает ответ на свой вопрос, но другое дело, понимает ли он его?
- Я знаю, что он выживет, хотя не понимаю как, - она указала на Шеридана, - значит, это неизменно, верно? – Лориен медленно кивнул. – Хорошо, тогда… хорошо. Мы вернемся, - решилась она.
- Ты сделаешь это ради друга, ради себя или ради других? – Лориен подошел к ней.
- Я не знаю, - тяжко вздохнула Элис. – Ради… чего-то. Не знаю.
- Это твой выбор, - согласился Первый, протянув ей руку, но она вдруг отошла на шаг, будто бы испугавшись.
- Элис? – Кирк нахмурился, не ожидая такой реакции.
- Как все закончится? – спросила она. – Я хочу сказать – это, все это, как это закончится?
- В огне, - ответил Лориен, убрав руку.
- А что потом? – спросила она снова.
- Новая жизнь.
Элис покивала, отведя глаза и глядя на костер.
- Значит, вернусь нескоро, - произнесла она, в отчаянии глядя на огонь. – А если я рискну? – она подняла голову, встретившись глазами с Лориеном.
- Упрямство – человеческая черта, - произнес он. Золотистые глаза сверкнули в неверном свете костров. – Люди – удивительные создания. Упрямство помогает вам там, где сдастся другой. Но рисковать не нужно, - добавил он, уловив решимость девушки. Та сникла. – Хочешь спросить что-то еще?
- Вы можете вылечить раны? – вдруг встрял Кирк. Лориен пристально взглянул на него. – Она была ранена…
- Капитан, - перебила Элис.
- …на войне, пострадала…
- Капитан! – стальным тоном рявкнула Элис. – Довольно! – он поджал губы. – Спасибо за заботу, но это мелочи.
- Но он же может воскресить м…
- Капитан!
Костры начали затухать, в подземелье становилось все темнее.
- Пора, - Лориен снова протянул руку девушке и мужчине.
- Вы уверены? – Кирк взял Элис за руку. Та кивнула.
- Спасибо, - сказала она Первому перед тем, как взять его за руку и, крепко сжав руку Кирка, шагнуть в неизвестность.

Она пришла в себя в кресле капитана в шаттле, глядя на закрывающуюся дверь в свой мир. Червь уже пропал, космос снова стал чужим и противно заныло сердце.
- Как будто спал и увидел сон, - рядом пошевелился Кирк, сидя в кресле и разминая мышцы, затекшие как от долгой неподвижности тела.
Как будто не было ни угона шаттла, ни Кирка в скафандре – Элис потерла поврежденное плечо, Кирк осмотрел себя – форма капитана, обычная обувь.
Он взглянул в обзорный экран, перевел взгляд на замершую девушку и заметил, как дрожат ее губы, но не стал ничего говорить, понимая, что все слова будут лишними, когда человек, оказавшийся дома, вынужден снова его покинуть на долгое время, может быть, на очень долгое время, спасая жизнь и судьбу друга.
Когда портал закрылся, Элис стиснула зубы и уверенной рукой повела шаттл к кораблю.
- Что Вы предпримете относительно меня, капитан? – спросила она, глядя только перед собой и на приборы.
- М-м-м? Вы о чем? – не понял Кирк.
- Трибунал, арест, что-то еще? – продолжила она. – Я угнала корабль Федерации, усыпила экипаж и капитана, чуть не убила первого помощника.
- Уф-ф-ф, - выдохнул Кирк. – Обойдемся выговором.
- Я не ребенок, капитан, я несу полную ответственность за свои поступки, - сухо перебила Элис.
- Но Улькеш…
- А что Улькеш? Его существование во мне бездоказательно.
- Я видел его своими глазами.
- И Вы объясните командованию Флота, что некое существо иного мира вселилось в гостя из иного мира, вдвоем они захватили корабль Федерации и чуть не убили капитана?
- Элис, мой экипаж знает о существовании ворлонцев, мой помощник знает о том, на что они способны… Кроме того… простите, что прозвучит грубо, но Федерации нет дела до… - он не закончил предложение.
- … до меня, - за него это сделала Элис. – Они сказали, что не знают, кто я, когда капитан Шеннон привез меня на Базу, этого следовало ожидать. Но Ваша команда не захочет меня видеть после того, что я сделала.
- Сделал Улькеш.
- Без разницы, если честно. И я меньше всего хочу показываться на глаза коммандеру.
- Спок поймет, Элис! Спок – первый, кто поймет Вас!
- Я знаю, тем не менее, будет правильнее, если я не буду с ним видеться с этого момента.
- Почему? – Кирк развел руками.
- Капитан, воздействие ворлонца – не самое приятное, что может случиться с человеком, - объяснила Элис. – Будь у меня способности, я бы просканировала его, чтобы определить наличие частицы Улькеша, но, думаю, в этом нет необходимости. Лориен бы этого не допустил.
- Откуда Вы знаете? Что он сказал в ответ на Ваши вопросы? Вы их поняли?
- Кош однажды велел мне слушать музыку, а не песню. Я услышала музыку, услышала песню, услышала ответ и поняла его. Как – другое дело, правильно или нет – это я смогу понять, только вернувшись домой, а пока мне придется жить здесь и меньше всего я хотела бы быть напоминанием о том, что я сделала тому, кто… - она вдруг резко замолчала.
- Вы подниметесь на борт, - решил Кирк.
- Капитан…
- Это не обсуждается!
- Как скажете. Могу я узнать причину Вашего безумного решения?
- Я несу за Вас ответственность, - он поднял руку, когда она открыла рот, чтобы возразить, - Вы мой друг и Вы с вероятностью в сто процентов обязательно угоните шаттл, чтобы доказать себе и Споку, что Вы справитесь со всем самостоятельно.
- Именно так, ка…
- Я не закончил.
- Извините.
- Но доказать что-либо можно другим способом. И не Споку – ему ничего не нужно доказывать, он воспринимает людей такими, какие мы есть, это-то Вы должны были понять за все то время, что с ним общались и контактировали.
- Капи…
- И еще Вы женщина, Элис, я – мужчина. Как джентльмен я не могу позволить женщине остаться одной.
- А я не могу…
- Элис, пятилетняя миссия продолжается, мы изучаем космос, ищем новые миры, открываем новые возможности – всем и каждому есть место в этой миссии.
- Я не исследователь, капитан, я не ученый, я обычный инженер-недоучка, теперь даже не телепат, не капитан…
- У Вас остались знания по программированию и Вы разбираетесь в варп-двигателях – этого мало? Элис, на корабле ценен каждый человек – историк, геолог, биолог, программист и инженер. Даже если Вы можете читать по-ворлонски…
- Не могу.
- … этого уже много!
- Мне нужна работа, капитан. Я не могу просто сидеть на корабле и мозолить всем глаза.
- Считайте, что Вы приняты в команду. Оформим документы, космос Вам не в новинку, контакт с инопланетянами тоже, а остальное наработаете.
- Я не дипломат, капитан. Любая раса для меня – прежде всего неизвестность и угроза. Мы сильно отличаемся взглядами на жизнь.
- Я и не предлагаю Вам менять свое мнение. Я предлагаю Вам должность офицера службы безопасности на мостике и в экспедициях. После окончания пятилетки я смогу…
- Капитан, не стоит планировать всю мою жизнь, мне этого хватило, - холодно вставила Элис.
- Да, простите, - стушевался Кирк. – Хорошо, вернемся – придумаете себе что-то, что будет ближе.
- Уже придумала.
- Могу я узнать, что именно?
- Я улечу на Ромул, - она привела шаттл к ангару и ввела код доступа.
- Вы с ума сошли! – вырвалось у Кирка. – На Ромул? Это самоубийство!
- Я уже сказала, капитан, я решаю за себя, - она завела шаттл внутрь корабля и отключила приборы, ожидая, когда восстановится давление и подача кислорода снаружи. – И мне нужно на Ромул, - она отстегнула ремни безопасности, но вставать не торопилась.
- Надеюсь Вас отговорить, но спасибо, что Вы не стали скрывать, - Кирк поднялся и обернулся на нее, все так же почти неподвижно сидевшую в кресле. – Элис, Вы в порядке?
- Да, в полном, - на ее лбу выступил пот, рукав плаща быстро пропитывался чем-то темным. – Я догоню Вас, капитан.
- Элис, что?.. – он протянул руку, но трогать девушку не стал, все поняв. – Вы можете идти?
- Не знаю, - она побледнела и закусила губу.
- Надеюсь, что хоть кто-то уже проснулся, - пробормотал Кирк, вытащив откуда-то взявшийся на ремне коммуникатор. – Кирк – лазарету! Кирк - лазарету!
- Маккой слушает, - раздался вполне бодрый голос главного врача.
- Боунс, срочно бригаду в ангар 2, - приказал Кирк, глядя на стремительно белеющую девушку на грани обморока.
- Что случилось? – спросил Маккой.
- Элис… кровотечение из ран. Нечувствительность к боли пропала.
- Иду, - коротко бросил Маккой и отключил связь.
- Улькеш поддерживал? – спросил Кирк. Элис смогла только закрыть глаза и кивнуть. – Держитесь, - он взял ее за здоровую руку. – Элис, не теряйте сознание, сжимайте мою руку, не сдерживайтесь, - он не успел договорить, как его ладонь сильно стиснули в своей с какой-то неженской силой.
- Не… говорите… ему… - сквозь зубы прошипела-простонала Элис. – Не…
- Не скажу, только не теряйте сознание, - пообещал Кирк, даже не понимая того, на что дал ей слово.
- Не… пускайте… ко мне, - она с отчаянием всмотрелась в его глаза и обмякла.
- Элис… - Кирк потряс ставшую вялой руку девушки. – Элис, держитесь.
- Капитан! – к шаттлу уже бежали врачи во главе с Маккоем.
- Боунс, кровотечение, - коротко обрисовал состояние Кирк, посторонившись и позволяя докторам обследовать девушку.
- Чем вы тут занимались мне не интересно, - сказал как отрезал Маккой, снимая показания сканером, - но что ты с ней сделал, я бы хотел послушать. Все раны открылись, отторжение кожи на руке и бедре, болевой шок… Джим, что произошло? – пока руки доктора суетились над телом девушки, делая уколы, помогая помощникам отстегивать ремни безопасности и укладывать пациентку на носилки, сам доктор бросал злые взгляды на капитана.
- Долгая история, просто… просто поставь ее на ноги, - Кирк очень постарался не смотреть на кровь на кресле, с которого сняли Элис.
- Потом расскажешь, - решил Маккой, уходя следом за докторами и носилками.
- Что это было? – Кирк вышел из шаттла, уступая место техникам.
Ни Маккой, ни люди из техотдела как будто ничего не заметили, будто не было угона шаттла, сна всей команды на борту, возвращения обратно – люди просто ничего не заметили, включая даже тот момент, когда шаттл вернулся в ангар.
Но ведь пропал скафандр, а камеры должны были зафиксировать момент отлета и прилета шаттла… или нет?

Кирк, не веря своим глазам, смотрел на экран монитора – люди падали на пол и засыпали, стоило только Элис подойти к ним; вот мостик – уснула Ухура, Скотти, упал Спок; вот камеры в ангаре фиксируют… помехи…
Кирк прокрутил запись – изображение пропало, как будто ничего не произошло. Но ведь командование уже получило запись… или нет? А как же количество скафандров?
Кирк сделал запрос и через несколько минут получил ответ – все на месте.
А как же шаттл? А как же камеры в нем?
Техники ответили, что шаттл никуда не выходил из ангара. Записей не велось.
Кирк потер лоб и недоуменно всмотрелся в пустой экран – не приснилось же это ему, в самом деле! Или…

- Что скажешь? – Кирк спустился в лазарет, когда закончил нести вахту, в течение которой люди вели себя как и всегда, Спок ни словом, ни жестом не выдал себя, даже если что-то знал или помнил, а сам Кирк сидел в капитанском кресле как на иголках.
- Скажу, что все плохо. Джим, - Маккой сел за стол и скрестил пальцы. – Началось отторжение биокожи.
- И чем это грозит? – Кирк стиснул зубы.
- Пока не знаю, лицо и шея в полном порядке, их не задело, но рука и нога в ужасном состоянии.
- А операция?
- Невозможна.
- Нет! Боунс, ты же…
- Джим, я доктор, а не волшебник. Есть вещи, которые нельзя сделать сразу. Она в коме. Из хорошего только то, что вернулась чувствительность тканей. Из плохого – то же самое. Попробую приживить часть через день, но то лекарство все еще в ее организме и как оно себя поведет – предугадать сложно. Кстати, что происходит с людьми? Когда я сказал, что она сбежала и всех усыпила, на меня посмотрели как на идиота.
- Ты это помнишь? – Кирк схватил его за плечи. – Боунс, ты не поверишь…
- Очень даже поверю, - кивнул Маккой. – Я очнулся, вокруг люди вповалку, потом все встали и пошли по своим делам как ни в чем не бывало. Джим, я достаточно насмотрелся на ее фокусы, я могу отличить здоровый сон от гипноза… или что она применила? Я тебя предупреждал – эта девушка крайне…
- Боунс, нет, - облегченно выдохнул Кирк. – Не она. Все выглядело не так, как казалось. Подожди, мне нужно вызвать Спока.
- Спока? И этот туда же? – всплеснул руками Маккой. – Спелись, голубки!
- Нет-нет, просто… Боунс, подожди, я все объясню, когда придет Спок, - Кирк выставил перед собой обе руки, словно отгораживаясь от доктора, после чего подошел к интеркому и нажал кнопку связи.
- Кирк – Споку.
- Спок слушает, - отозвался коммандер.
- Спок, зайдите в лазарет, - попросил Кирк.
- Капитан, я в полном…
- Спок, просто зайдите в лазарет. Это срочно. Конец связи.
- Сначала телепаты, потом вулканцы, - принялся ворчать Маккой. – Просто замечательно!

Спок помнил каждый миг произошедшего, каждую секунду времени, которое не помнил больше никто. Это не был провал во времени, это не было искривление пространства, он не видел Червя – этой зеленой призрачной полосы на фоне звезд, и даже Спок не знал, как объяснить появление в камере хранения скафандра, в котором Кирк улетел за рейнджером, рассчитывая ее остановить, и шаттла в ангаре, который точно выходил из шлюза, заходил обратно, но по показаниям камер стоял на месте и даже не имел остаточной радиации, обязательной константы в космосе.
Тем не менее, о том, что произошло на самом деле, помнили лишь трое мужчин и сама Элис. И было ли то влиянием Улькеша, Элис или Лориена, о котором Кирк рассказал, никто не знал.
- А если это ворлонец промыл нам мозги? – предположил Маккой.
- И вернул шаттл и скафандр на место? – иронично приподнял бровь Спок. – Нелогично, доктор. Даже ворлонец на такое неспособен.
- Значит, Лориен, - решил Маккой. – Джим, он в самом деле Изначальный? Первый из тех, кто существовал в мире?
- В мирах, - автоматически поправил Кирк. – У меня нет причин не верить в это. И капитан Шеридан… Элис показывала нам, что в недалеком будущем он будет жив, а в пещере никого, кроме Лориена не было. Не Тени же оживили его?
- Нет, Тени не оживляют, хотя процесс извлечения живой матрицы из ядра корабля подобен процессу оживления, - прокомментировал Спок.
- Она это сказала? – фыркнул Маккой.
- Показала, - поправил Спок. – Или показал – я точно не знаю, с кем на тот момент я имел дело. Предположительно все же, с Улькешом. Мисс Хант не могла знать об извлечении.
- Почему ты так думаешь? – не понял Кирк.
- В противном случае, капитан, она попыталась бы захватить краб живым, чтобы выпотрошить его и достать мать.
Маккой со стоном выдохнул.
- Что ж, джентльмены, - решительно заявил Кирк, - раз только мы трое помним о том, что произошло, раз нет никаких записей, командование не знает о случившемся, встает вопрос о том, что с этим делать дальше и что делать с Элис Хант.
- Что дальше – думай сам, - Маккой насупился и пожевал губу. – Что делать с пациенткой – решу я, а я решаю оперировать ее через послезавтра.
- Я могу войти в контакт с ее разумом, - предложил Спок, но Кирк поднял руку, прерывая начавшуюся мысль.
- Нет. Спок, слишком много контактов – телепаты, ворлонцы, Лориен… Может, и он и не воздействовал на нее, но тем не менее. Так что не надо больше контактов. Она… чиста, как бы парадоксально это ни звучало. Чиста и свободна от влияния всех существ ее мира – от Первого до Теней, так что подождем, пока она сможет вернуться к нормальной жизни и решит, что ей делать дальше. Что было между ней и Изначальным – пусть между ними и останется.
- Капитан. Вы тоже можете находиться под его влиянием, - предположил Спок.
- Нет. Я хочу сказать, что я верю ему. Знаю, опрометчивое решение, но я ему верю.
- Тогда почему он не мог исцелить ее? – Маккой задал самый резонный и самый страшный вопрос, на который ответа у Кирка не было.
- Не знаю. Она не захотела, а когда я предложил ему – перебила меня. Может быть, на это тоже есть какие-то причины – кто же знает.
- Свобода, - задумчиво произнес Спок. – Это логичное объяснение. Полная свобода и независимость, возможность самостоятельно решать за себя и не принимать помощь.
- Глупое решение, - покачал головой Маккой.
- Полностью согласен, доктор, - кивнул Спок. – Глупое, безрассудное и человеческое. Слишком гордое, чтобы попросить о помощи, слишком гордое, чтобы принять ее.
- Послушайте, Вы… - вспыхнул Маккой.
- Джентльмены, джентльмены! – Кирк встал из-за стола. – Ситуация уже произошла, глупо теперь валить вину на… на женщину иного мира, тем более в таких условиях. Нужно решить, что делать. Боунс, ты сможешь восстановить ее тело?
- Джим, я доктор, это моя работа! – почти оскорбился Маккой.
- Хорошо, - решил капитан. – Спок, залезете к ней в голову, если придется.
- Капитан, это некорректное выражение…
- Хорошо, войдете в контакт, примените вулканское слияние разумов – это одно и то же с одной и той же сутью. Боунс, она ведь выживет?
- Выживет, но даже при уровне современной медицины я не могу сказать наверняка, сможет ли она нормально ходить и работать рукой. Если отторжение кожи продолжится, придется рассмотреть вариант ампутации части кожи или целых конечностей, чтобы заменить их протезами.
- А если вырастить кости и мышцы? – спросил Кирк.
- В ее крови неизвестный компонент, аппараты прочищают кровь, так что если получится, можно будет нарастить кожу, если нет – кости тоже не приживутся. Я доктор, Джим, а не мясник, я не буду мучить пациента снова и снова. Нужно смотреть правде в глаза и принимать решения.
- Боунс, ты же оперировал Спока, ты пересадил ему мозг! – напомнил Кирк.
- Тогда у меня были знания о медицине, опережающей наш уровень на тысячи лет, - вздохнул доктор, - теперь у меня только своя голова на плечах и пара рук, плюс везение и литература. Если найдем чудо-средство, она поправится, нет – и…
- Найдем, - решил Кирк. – Нужно – полетим за ним на Ромул.
- Надеюсь, что не полетим, но первые прогнозы – послезавтра, - ответил Маккой, взглянув на двери изолятора.
Тогда – за работу, джентльмены, - решил Кирк. – Мистер Спок, соберите все отчеты со всех палуб, доктор, займитесь пациентом.

«Дневник капитана. Дополнение.
Патрулирование нейтральной зоны подходит к концу, мы можем сниматься и ложиться на новый курс. Не терпится поскорее уйти отсюда – этот сектор мозолит глаза и напоминает о том, чего никто по какой-то причине не помнит.
Мисс Хант все еще в лазарете, доктор Маккой проводит операции ежедневно. Судя по отчетам, биокожа на руке мисс Хант полностью прижилась, но с ногой дело обстоит неважно – полное отторжение приживленной ткани. Маккой накладывает новую кожу тонкими слоями и стягивает края раны биопластырями – за неделю удалось восстановить четверть площади обожженной кожи.
Доктор разрешает минимальные нагрузки на руку, но не разрешает вставать, что, конечно, нереально, учитывая характер мисс Хант.
Радует и то, что командование Звездного Флота и Федерация объединенных планет рассмотрели заслуги мисс Хант перед Галактическим Советом и Советом Федерации и приняли во внимание миновавшую угрозу миру в галактике… пусть и запоздало, поскольку угроза из мира мисс Хант ликвидирована.
Мисс Хант вынесена благодарность и подготовлены необходимые документы для ее жизни в нашем мире.
Ответ мисс Хант Федерации… насыщен непереводимыми выражениями одной из рас ее мира.
Конец записи».
- Вполне переводимыми, - Элис коротко взглянула на Кирка, качая в руке легкую гантель и проверяя на эластичность свои новые мышцы.
- Я понимаю, что это выглядит так, как будто Федерации все равно, но…
- Все нормально, я понимаю. Федерации действительно все равно. Федерации как и Лиге Неприсоединившихся Миров все равно ровно до того момента, когда не запахнет жареным. Федерация – как правительство Земли. Знаете, капитан, Вавилон 5 – станция земного содружества, совместная работа Земли и Минбара, на Минбаре строили Белые Звезды по ворлонским технологиям, а знаете, что делает Земля? Эсминцы класса Черная Омега, его еще называют класс Колдун, по технологиям Теней. Вы видели обычную Омегу, я показывала кусочки из истории моего мира, а эти твари – как наши Звезды, только сильнее, мощнее, темнее и опаснее. Управлять Звездой еще можно, даже если ты телепат, но быть на борту новой Омеги не смог бы и тэп уровня П-1. Кларк, президент Земли – настоящий псих, если он выводит этих тварей как гибридов крокодилов с пираньями.
- Хотите сказать, Кларк – это наша Федерация? – Кирк, сидевший рядом на стуле, покачал ногой.
- Нет, капитан, во имя Валена, нет! Но знаете, что любопытно – галактика тонет в крови, а Земля предпочитает сохранить нейтралитет и лицо, чтобы создать видимость контроля над ситуацией, сотрудничая с Пси-Корпусом и послом Теней. Шеридан принял решение отделиться от командования Земли и стать суверенным маленьким государством под охраной флота Минбара и Шеридан поведет флот Лиги и Анла’шок самостоятельно, что бы там Земля ни говорила. Но больше всего меня беспокоит ситуация на Марсе…
- Могу себе представить.
- Вряд ли. Марс – земная колония, Марсу нужно отделиться от Земли, стать независимой планетой, потому что Кларк использует мою родину как полигон для испытаний оружия. Жить на Марсе и без него сложно, а теперь стало невозможно. Наверное, лучше, что мама… - она неловко дернула рукой, перенапрягла мышцу и выронила гантель. Кирк наклонился и поднял ее. – В общем, живые теперь завидуют мертвым, капитан. Кларк не дает марсианам вздохнуть.
- Это показал Лориен? – Кирк передал ей гантель, но она качнула головой – на сегодня занятий было достаточно.
- Это мне показывали рейнджеры и гости Минбара. Лориен… Знаете, на станции тоже есть телепат, с ней работал Кош, наверное, она много знает про тот мир. Говорят, она была на Ворлоне – вот уж, не хотела бы туда попасть.
- Ну, мы с Вами были на ЗаХаДуме, - усмехнулся Кирк. – И мы вернулись оттуда живыми, хотя все легенды говорят, что оттуда никто не возвращается таким, как прежде.
- Мы не исключение, капитан, разве Вы этого не заметили? – она обтерла полотенцем вспотевшее лицо и откинула одеяло, чтобы встать – больничная рубашка задралась, обнажив полностью заклеенную биопластырями правую ногу девушки. Она осторожно опустила ногу на пол и оперлась о костыль, проигнорировав руку Кирка. – Лориен вернул мне чувствительность кожи, а Вы… не знаю, он и с Вами тоже, наверное, что-нибудь сделал.
- Доктор Маккой разрешил Вам встать, Элис? – Кирк пристально наблюдал за медленным передвижением девушки по палате.
- Нет, но я рискнула встать вчера, упала, а сегодня он выдал мне костыли и тяжко вздохнул, пообещав привязать меня к кровати и не выпускать еще месяц. Капитан, у меня всегда с собой обезболивающее, а если я все время буду лежать, я с ума сойду.
- Понимаю Ваше стремление вырваться из этого места, - улыбнулся Кирк. Заметив, что девушка едва дошла до дальнего конца комнаты и тяжело оперлась на костыль, он подошел к ней и молча принял на себя ее вес, зная, что если спросить, сможет ли она дойти обратно, она ответит утвердительно, дойдет, а потом Маккой устроит капитану выговор за то, что позволил пациенту перетруждаться на его глазах. – Кстати, наверное, Вы правы, - произнес он, помогая девушке все так же медленно идти обратно к кровати, - что-то во мне изменилось.
- И что же? – сквозь зубы выдохнула она.
- Счастье от приобретения нового друга, - ответил он. – Давно к этому стремился, вот и получил.
- Спасибо, - она тяжело опустилась на кровать, с шипением втянув в себя воздух, и потянулась к гипошприцу, впрыскивая себе в ногу лекарство.
- Элис, я знаю, что Вы сделали перед тем, как улететь на Ромул, - Кирк давно хотел поговорить на эту тему, но не находил подходящего времени. – Вы стерли мне память о том, что я видел на Корисе.
- Благие намерения, - она тяжело дышала, – и дурацкое исполнение, если мой блок взломали.
- Вулканцы не ломали блок, они вернули мне меня вместе с воспоминаниями, - поправил Кирк. – Элис, в следующий раз не залезайте мне в голову, чтобы что-то оттуда взять, - он похлопал ее по здоровой руке. – Меня это не пугает.
- Смерть в одиночестве? Капитан, смерть пугает всех, тем более, в одиночестве. Все боятся умереть и каждый хочет быть с кем-то, но в конце мы все остаемся одни. Первый день обучения в Анла'шок, - добавила она. – Минбарцы тоже боятся смерти, капитан, и вулканцы боятся, только одни пользуются долгом, честью, верой как щитом, а вторые прикрываются логикой, называя смерть естественным процессом увядания функций работы организма.
- Тем не менее, я прошу Вас впредь ничего мне не стирать и не блокировать. Я могу рассчитывать на Вас?
- А что я теперь могу? – Элис чуть сжала руку мужчины, глядя ему в глаза.
Кирк погладил ее руку кончиками пальцев.
- Вы можете многое. Гораздо больше, чем думаете.
- Вы мне льстите, - ответила она, одернув рубашку. – Спасибо, что возитесь со мной, простите, что доставляю столько хлопот доктору Маккою…
- О, он только рад Вашей компании, уж поверьте, - улыбнулся Кирк.
- Я так не думаю, - серьезно ответила девушка. – Он меня боится, меня это беспокоит. После того, что произошло, это резонно, но я не могу разубедить его, Вас, коммандера и каждого члена экипажа в том, что я никогда не причиню вреда людям на этом корабле. Вы как часть моего экипажа… Простите, капитан…
- Ничего, это даже лестно. Вы прекрасный капитан, мисс Хант.
Она тяжело вздохнула и убрала руки.
- Не могу с этим смириться. С потерей экипажа. Звучит глупо, но…
- Это не глупо, мисс Хант. Это по-человечески, это действительно тяжело, но я не могу ничего сказать Вам о том, как с этим справляться. Что ж, теперь и у меня с Вами есть свой маленький секрет, - Кирк поднялся и заложил руки за спину. В ответ на недоуменный взгляд, он пояснил: - У Вас есть секрет со Споком по поводу того, что произошло в лазарете, когда он на Вас напал, секрет с Маккоем, по поводу Вашего лечения, а у меня будет секрет, связанный с ЗаХаДумом.
- Я не люблю секреты, капитан, - Элис отвела глаза. – И с ЗаХаДумом – это не секрет, думаю, коммандеру было бы интересно узнать, что Вы встретили Изначального.
- Он знает, я рассказал. И Маккою тоже.
Элис покивала, все еще не глядя на Кирка.
- Хорошо.
- Он не заходил к Вам всю неделю?
- В этом нет необходимости.
- Но я думал, у вас…
- У нас ничего нет. Он – Ваш коммандер, а я из другого мира, в который рано или поздно вернусь.
- Что ж… - Кирк прошелся по комнате. – Мы везем кое-какой груз на Марс, а оттуда летим с дипломатической миссией на планету Бракир, довольно милым гуман…
- Бракир? – Элис едва не подскочила на кровати. – Ни одной измененной буквы? Бракир, населенный бракири?
- Да, - Кирк ошеломленно уставился на нее. – Вы их знаете?
- Это раса из моего мира, разумеется, я ее знаю! Это один из миров – член Лиги Неприсоединившихся Миров. Раса торговли, довольно примитивная, вроде бы дружелюбная, в чем-то не слишком чистоплотная на руку, но личного контакта с бракири у меня не было.
- Все верно, - Кирк потер лоб. – Они ведут с Федерацией взаимовыгодный обмен кристаллов дилития на некоторые знания и медицинскую помощь плюс защиту от агрессивных соседей. Мир в целом отсталый, но довольно милый… Странно, что Вы знаете о бракири.
- Что за соседи у бракири?
- Ромуланцы, - Кирк вздохнул и неосознанно тронул руку девушки, лежащую рядом. Жест защиты и успокоения.
- Нужно было догадаться самой, - невесело усмехнулась Элис. – И бракири вашего мира тоже ненавидят кометы?
- Насколько я знаю, нет, - Кирк, словно погрузившись в себя, поглаживал пальцы Элис, будто бы целуя ее по-вулкански. – Они почитают кометы… одну комету, на самом деле. Какую-то особенную комету, проходящую через их систему раз в сто лет. Кажется, это называется Ночью Мертвых. Знаю, звучит жутковато…
- Нормально, - Элис с тревогой взглянула на руку мужчины.
- …но они в самом деле безвредные существа, - закончил Кирк. – Думаю, если мы успеем, нам все было бы полезно встретить тех, кто нас покинул.
- Капитан, - напряженно позвала Элис.
- Да? – он, все еще поглаживая ее пальцы, выглядел как сомнамбула.
- Капитан, что Вы делаете? – она осторожно высвободила свою руку из его захвата, но он перехватил ее за кончики пальцев – судорожно, нервно, слишком резко. – Капитан, Вы в порядке?
- Я в порядке? – повторил он, не глядя ей в глаза и начав мелко подрагивать.
- Капи… Да что он с Вами сделал-то? – она отцепила его пальцы от своих и обхватила ладонями его лицо. – Капитан! – жестко приказала она. – Капитан Кирк, смотрите мне в глаза! – он медленно моргнул, пытаясь сфокусироваться. – Капитан, не уходите туда! – потребовала Элис. – Он – не Вы!
- Он погиб там, - прошептал Кирк, схватив ее за руки. – Он погиб в одиночестве.
- Он был не одинок и Вы – не он, Вы не Шеридан, капитан! – чуть не закричала Элис. – Страх – это нормально, но не погружайтесь в него, не думайте о ЗаХаДуме, это не Ваш мир, Вы туда больше не вернетесь и Вы там не погибнете. Вы меня понимаете? Вы слышите меня? – его лицо слишком расслабилось, как будто он уснул с открытыми глазами. – Проклятье! – она отвела его руки, размахнулась и влепила мужчине пощечину, потом, не останавливаясь, уловив испуг и непонимание в его глазах – вторую, перед третьей он машинально схватил ее за руку. – Лучше? – спокойно поинтересовалась она.
- Что… что это было? – нахмурился он, удерживая ее руку
- Думаю, ученые это назвали бы эффектом прорыва ткани времени или какой-нибудь научной фигней, а я бы назвала присутствием не в том времени не в том месте, - сообщила она. – Вы слишком погрузились в Ваших мыслях туда, куда погружаться не нужно, Вы хотели уйти… не полностью – какая-то часть Вас боялась повторить судьбу Шеридана и стремилась побороть страх.
- Я как будто снова оказался там, - Кирк сглотнул вставший в горле комок. – На ЗаХаДуме. Я как будто был им… Шериданом.
- Вы не он, Вы – отражение его души, другой человек, в другом мире.
- Я знаю, но… - он потер щеку. – Отличный удар, мисс Хант, - неловко улыбнулся он.
- Спасибо. Извиняться я не стану, - предупредила она.
- Это мне впору… впрочем… Простите, не знаю, что на меня нашло, - он вгляделся в глаза девушки. – Двое суток на ногах, нужно немного отдохнуть.
- Отдохните, капитан, - кивнула Элис, чуть улыбнувшись. – Поговорим позже.
Когда он вышел, она откинулась на подушку и стиснула гудящие виски ладонями.
Не удивительно, что он испугался ЗаХаДума – планеты-пустыни, мира, полного врагов, очень опасной планеты. Шеридан проживет еще двадцать лет, а потом… потом просто остановится – это знание пришло к ней от Лориена. Возможно, что любое знание будущего не было предвидением, это могло быть даром Лориена. В конце концов, он Изначальный, он мог что-то сделать… когда-то…
Джеймс Кирк погибнет на такой же пустынной планете, так же как и Шеридан, спасая мир от… от чего-то. Это случится тоже почти через двадцать лет.
Сорок лет – переломный момент в реальности. Кирку до сорока осталось совсем немного.
Кирк – не просто отражение Шеридана, они одна душа. Будь на ЗаХаДуме Спок, он бы не вынес этого зрелища – не вынес бы вида погибшего капитана, он узнал бы его душу.
Никто не должен видеть гибель своего друга. Никто не должен знать время своей гибели.
Никто, кроме проклятых или благословленных… кем-то.




Глава 17.

Кирк не стал настаивать, чтобы Элис спустилась на поверхность Марса – тут дело было не столько и не только в ее травме, сколько в моральной стороне вопроса. Все-таки, Марс – ее родина, ее мир был другим, не таким цветущим, не таким заселенным, колонизированным, уютным, без озер и рек, без этой буйной зелени деревьев и трав. Зная характер своей новой подруги, Кирк понимал, что ее решение не только не спускаться вниз, но и не видеть планету, было продиктовано чувством самосохранения – она только-только побывала в своем мире, а теперь снова заперта здесь – надолго, без шансов вырваться обходными путями или просто еще раз в жизни ступить на родную планету.
Изгнанный беглый телепат там, тут она стала обычным человеком, но мириться со своим положением не желала.
Дав экипажу увольнительную на два дня на Марсе, Кирк не стал искушать судьбу и поднялся на корабль.
- Капитан, - налетел на него Маккой, стоило только Кирку появиться на площадке транспортатора, - прошу разрешения применить к пациентке строгие меры.
- Не говори мне, что она сбежала, - усмехнулся Кирк, прекрасно зная, что именно это она и могла бы сделать, скорее всего, сделала бы, но только не на Марс.
- Не сбежала, - Маккой упер руки в бока. – Хуже – ушла в спортзал.
- С такой травмой? – Кирк округлил глаза.
- Знаете, сколько болеутоляющего она в себя влила и что мне заявила?
- Не знаю – ответ на оба вопроса.
- Много и чтобы я не лез не в свое дело. Джим, я привяжу ее к кровати или введу в искусственную кому, если она не прекратит издеваться над своим телом и мной!
- Боунс, она сама знает, что нужно ее организму, так что…
- Если у нее есть диплом врача – бога ради, я умываю руки, но когда у нее сведет мышцы – пусть не жалуется.
- А она жаловалась?
- Нет, но в спортзал ходят тренироваться, а не читать книги или медитировать.
Кирк глубоко вздохнул. Маккой был абсолютно прав – только после стольких операций, с трудом передвигаясь… что она могла с собой делать и зачем она это делала?
- Хорошо, я поговорю с ней. Где Спок?
- На мостике, где же еще.
- А с Элис?
- Мбенга. Странно, но он ей это позволяет.
- Тренироваться?
- Гробить себя.
Злой как черт Маккой покинул транспортаторную первым.

Мбенга внимательно следил за тем, как рейнджер медленно перебирала ногами на беговой дорожке, держась руками за поручни – шла разработка ноги и проверка силы мышц руки.
Кирк бросил полотенце на скамейку и сделал несколько энергичных взмахов руками, разгоняя кровь.
- Достаточно, - произнес Мбенга, отключив беговую дорожку. Элис осела на пол, тяжело дыша, и потянулась за гипошприцем. – Продолжим или пятиминутный отдых? – спросил доктор, присев с ней рядом и проводя над ней сканером.
- Две минуты, - попросила она, тяжело дыша и поглаживая ногу.
- Рука в норме, эластичность мышц идеальна, - прокомментировал Мбенга данные прибора. – Болевые ощущения от одного до десяти?
- Три, - Кирк тихо фыркнул.
- Благодарю, а теперь правду, - спокойно попросил доктор.
- Шесть, - тихо ответила Хант.
- И еще правдивее, - снова попросил Мбенга.
- Восемь.
- На сегодня достаточно.
Доктор помог ей подняться и дойти до каталки – она безропотно подчинилась.
- Элис, Вы делаете успехи, - похвалил Кирк девушку, желая приободрить. – Доктор Мбенга, я позабочусь о мисс Хант, - сообщил он мужчине.
- В этом нет нужды, капитан, - не согласился тот.
- Доктор, я справлюсь, - произнесла Хант.
- Как желаете. Коммуникатор с Вами – если понадоблюсь, позовите, - Мбенга оставил каталку, кивнув капитану. – Капитан.
- Доктор, - тот ответил кивком и подошел к девушке. – Операция была вчера, сегодня Вы уже на ногах.
- Вы меня осуждаете, капитан? – она поправила больничную рубашку.
- Вы перенапрягаетесь, - сухо ответил он. – Доктор Маккой пожаловался на то, что Вы не выполняете его предписания.
- Здесь почти волшебные средства, которые удаляют даже самые страшные раны за считанные дни, капитан, - еще суше ответила Хант, сверля его глазами.
- Боюсь, я вынужден буду удовлетворить просьбу доктора Маккоя, - Кирк подал ей полотенце. Она вытерла лицо и шею. – Я понимаю Ваше настойчивое желание вернуться в строй, но даже для рейнджера это слишком быстро. Послушайте, я понимаю Вас, Вашу боль, гнев, желание вернуться домой, но дайте себе шанс жить и восстанавливаться нормально, не гоните себя. Маккой сказал, что регенерация клеток стабилизировалась, так что уже через две-три недели Вы сможете бегать, а до этого не торопитесь.
- Вам говорили – Вы не слышали или не слушали, капитан Кирк, - она передала полотенце. – Лориен сказал, что я вернусь, это значит, что умереть здесь не получится, я вернусь не только в строй, но и домой, а дома меня ждет война. Капитан, Вы бы, зная о таком положении дел, стали бы лежать на кровати и кушать персики или начали бы готовить тело и дух? Меня создали на Минбаре как рейнджера, а не воспитали на Земле как послушную девочку-гимназистку, свое тело я знаю лучше, чем кто бы то ни было, а доктор Мбенга не заставляет меня лежать пластом, а нагружает ровно столько, сколько я могу вынести. Его образование и опыт на Вулкане показывают, что он понимает мои нужды больше, чем доктор Маккой – превосходный хирург, но не целитель души. А теперь простите, капитан, на сегодня мои занятия окончены, мне велено вернуться в изолятор для процедур. Вы позволите?
- Да, конечно, идите… езжайте, - поправился он, кивнув.
Каталка на гравиподушке медленно выплыла из спортзала.
Кирк стиснул зубы, перебинтовал руки и надел боксерские перчатки, подойдя к груше. За всеми этими сухими холодными словами стояла только вина и боль – вина перед погибшими и боль потерь. Доктора чинили ее тело, Кирк знал, что она была благодарна им за это, но что касалось души, понять человека, принявшего путь Анла'шок, мог тот, кто понимал душу, а специалистов лучше вулканцев в этой сфере Кирк не знал. Маккой в самом деле излишне оберегал пациентов, Мбенга же был прогрессивного мнения о лечении, в результате чего после любой операции любой пациент пытался сбежать из лазарета, только бы не быть привязанным к кровати на долгие недели безделья, так что в непослушании Маккою и подчинении Мбенге была толика логики. И бог уж знает, как Хант удалось убедить Маккоя в том, что Мбенга за ней присмотрит.
Кирк мог бы предложить девушке посетить марсианских психологов, но, зная ее негативное отношение к планете этого мира, к тем, что мог копаться в разуме и тем более к месту, где ее могли бы принять доктора, он промолчал.
Сирийское плато Марса – здравница Солнечной системы в этом мире, в мире Элис Хант стала личным адом для этой девушки, погубившим всю ее семью и изувечившим жизнь.

Почти пять дней Кирк не следил за лазаретом. Маккой успокоился, отложил все операции до полной проверки заживления клеток биокожи на ноге пациентки, в остальное время перепоручая заботы о ней своему помощнику, так что когда через пять дней, чуть прихрамывая, с затянутой биопластырями ногой на мостик поднялась рейнджер в полной форме, Кирк ничуть не удивился.
- Разрешите подняться на мостик, капитан? – спросила Хант, вытянувшись по струнке.
- Подняться разрешаю, - улыбнулся Кирк. – Займите место, мисс Хант.
- Благодарю, сэр, - Хант тепло и чуть заметно улыбнулась Ухуре – единственной из тех, кого она к себе допустила, кивнула Споку и прошла за инженерную станцию. С заметным трудом опустившись на кресло и так и не согнув ногу, рейнджер погрузилась в работу, не обращая внимания на переглядывания офицеров на мостике.
- Еще два дня пути и будем на Бракире, - сообщил Кирк.
- Сорок часов и две минуты, капитан, - произнес Спок от своей станции.
- Мисс Хант, а кого Вы бы хотели встретить в Ночь Мертвых? – спросил Чехов.
Кирк напрягся, Спок развернулся в своем кресле.
- Не имеет значения, кого я хочу встретить, мистер Чехов, - спокойно ответила Хант. – Кого я встречу – я знаю и это не то, что мне было бы нужно.
- А кого Вы встретите? – спросил Чехов снова.
- Врага, - коротко ответила Хант.
Чехов смутился, бросив виноватый взгляд на покачавшего головой Сулу.
- Мистер Чехов, варп-7, - приказал Кирк, разрядив напряженную обстановку на мостике.


Планета Бракир не поражала воображение – снаружи скалистая, унылая при свете солнца, ночью она преображалась и расцветала, словно разукрашенная радугами. Бракири – ночные жители, довольно равнодушно относившиеся к дарам природы, ценили только питательные коренья, добываемые глубоко под землей, жили тоже под землей в глубоких пещерах, прятались от солнца и выходили на поверхность лишь под покровом ночи – полюбоваться на звезды, найти себе пару и уединиться на скалах. Ночь Мертвых бракири ценили за то, что из Портала Времени в это время появлялись те, кто был когда-то любим, кого долго ждали, кого привела Комета, появляющаяся раз в сто лет в системе Бракира.
Появившийся десант из тех, кто захотел встретиться с теми, кто ушел, бракири встретили дружелюбно и с большим воодушевлением.
- Капитан Кирк, - заискивающе улыбаясь поприветствовал глава народа бракири – самый рослый из мужчин. – Добро пожаловать на праздник Кометы.
- Старейшина Бракос, мое почтение, - Кирк отвесил поклон, члены экипажа так же поклонились. - Это честь для нас.
- Прошу вас, джентльмены, - старейшина повел рукой в сторону своего народа, толпившегося у резных арок, понатыканных тут и там. – Комета приближается! – торжественно провозгласил он, подняв руки.
Толпа бракири довольно взвыла.
- Капитан, могу я подняться на борт? – обратилась к Кирку девушка из биологов, испуганно вздрагивая.
- Да, мисс Эйвен, поднимайтесь, - разрешил он, не став узнавать причину, по которой та передумала.
- Спасибо, сэр.
Люди взволнованно перешептывались друг с другом, поглядывая на арки и аборигенов, и обсуждали их внешний вид – низкорослые плюшевые медвежата с крохотными красными бусинами глаз, с умными серьезными лицами и довольно острыми когтями на правых конечностях. Типичные землеройки, норные жители.
- Мисс Хант? – Кирк заметил задумчивого рейнджера. – Не ожидали увидеть плюшевого мишку?
- Нет, - нахмурилась она. – Бракири моего мира другие, более… м-м-м… гуманоидные и я не уверена, что настолько же милые.
- Бракири не милые, пусть Вас не вводит в заблуждение их внешний вид, - шепнул Сулу. – Они были довольно агрессивными всего двести лет назад, после чего, едва не погубив планету, перешли на коренья и овощи.
- Здорово, - прохладно ответила Хант. – А что они ели раньше?
- Друг дружку, - коротко ответил рулевой. – Смотрите, кажется, начинается! – он кивнул на толпу и старейшину, воздевшего руки к небу и что-то кричавшего.
Мертвенный свет голубой кометы осветил планету будто солнце, окутал все пространство голубым одеялом, затмив свет звезд и отрезав Энтерпрайз от планеты плотным силовым полем.
Почти сразу же из арок начали выходить бракири и люди, много бракири и людей.
- Арчи! Эй, Арчи Томпкинс! Привет, дружище! – помахал рукой один из тех, кто вышел из арки.
Техник Томпсон покачнулся, закрыв рот ладонями.
- Мэтт! – ахнул он. – Мэттью! Мэтт!
- Лиззи! – послышался голос второго визитера и девушка, стоящая рядом с Чеховым, кинулась в объятия молодого парня.
- Стив!
- Алекс!
- Рона!
- Мама!
- Братишка! Алан, братишка!
- Олли, дочка!
Люди, увидев родных и близких, пошатываясь на отказывающихся идти ногах, все же преодолевали страх и бежали к людям, пришедшим из резных арок – живым людям, веселым, улыбающимся или плачущим от счастья, виноватым, смущенным, родителям, братьям, сестрам, мужьям и женам, друзьям и подругам.
- Привет, Джим! – взмахнул рукой высокий светловолосый мужчина, направляясь прямо к Кирку.
- Сэм! – ошалело выдохнул тот и сгреб мужчину в объятия, похлопывая по его широкой спине.- Сэм!
Люди расходились, забывая работу, должности, чины, даже капитана, но к одному человеку никто не вышел. Элис Хант подошла поближе к резной арке, из которой выходили бракири и люди – на нее никто не обращал внимания, как будто для каждого, кто кого-то ждал, был только он и никого больше в целом мире.
- Как ты? Все нормально? Вышла замуж? А дети? – мимо нее прошли две молодые девушки – одна из геологов, вторая – гостья.
- Я в порядке, ты-то как? Что там? Нола, если бы ты знала, как я по тебе скучала все эти годы!
- Альби, сынок, - какой-то старик похлопывал по спине вулканолога, а тот плакал от счастья, обнимая отца.
- Папа…
Арки давали людям и бракири праздник, вокруг стоял гомон голосов и вскриков, смеха и слез, народ расходился кто в пещеры, кто на скалы, кто просто садился тут же и как будто пропадал… Впрочем, действительно пропадал – сначала пару накрывало голубое сияние силового поля, а потом они пропадали, будто растворялись в воздухе. И это никого не удивляло и не пугало.
- Джим, подожди минутку, - брат Кирка похлопал его по плечу. – Нужно передать сообщение той милой леди.
- Что? Какое сообщение? – Кирк как будто забыл про свой экипаж. – Какой леди?
- Мисс! – позвал Сэм девушку, одиноко стоявшую у арки. – Мисс, здравствуйте, - Сэм подошел к Хант и протянул руку. – Сэм Кирк, брат этого типчика, - он протянул руку и кивнул в сторону Кирка.
- Элис Хант, - она протянула руку – мужчина наклонился и коснулся губами ее пальцев.
- Польщен, мисс Хант, - проговорил Сэм. – Он задерживается по понятным причинам, мисс Хант. Долг путь от Вавилона, знаете ли, но он придет.
- Думаю, спрашивать, о ком Вы, бесполезно, - поняла Хант.
- Ну, мы все про всех знаем, даже про тех, кто не из этого мира, - туманно ответил Сэм.
- Мистер Кирк…
- Просто Сэм.
- Сэм… Он не скажет мне, он… с ним и видеться-то не хочется, если откровенно, но больше мне не у кого спросить…
Хант помялась.
- Я не должен этого говорить Вам, мисс, - Сэм виновато улыбнулся. – Они в порядке, они любят Вас, - заверил он быстро, оглянувшись на брата. – Простите, но мне нужно идти. Простите еще раз и удачи! Дождитесь его!
Сэм отбежал к брату, обхватил его за плечи и они оба исчезли.
Бракири продолжали встречаться, а все люди пропали с планеты.

На планете было тихо вот уже час – весь народ исчез, оставив лишь одну гостью из иного мира, которая все еще ждала своего визитера, но тот так и не шел.
Когда прошло два часа, Элис села перед аркой и поджала под себя здоровую ногу, массируя больную. Запас лекарства у нее есть, так что если эта Ночь Мертвых продлится несколько ночей, она не сойдет с ума от боли.
Спустя три с половиной часа она привалилась к основанию арки и задремала.


- Мисс Хант! Элис! Элис, проснитесь! – кто-то тормошил ее за плечо.
- Я не сплю! – она резко дернулась и застонала от боли, прострелившей ногу.
- Я помогу, - Кирк достал гипошприц и сделал ей укол. – Как Вы?
- Нормально, - она протерла глаза. – Почему Вы здесь? А как же Сэм?
- Ночь кончилась, Сэм… - Кирк закусил губу. – Он ушел.
- Ночь кончилась? – она приподнялась и встала на ноги. – Но…
- Это был Кош, да? – поинтересовался Кирк. – Сэм сказал, что это самый удивительный ворлонец. Понятия не имею, откуда он знает ворлонцев. Смешно, правда?
- Да, смешно, - Хант нахмурилась. – Я ничего не помню. Наверное, я просто заснула, пока ждала.
- Нет-нет, Сэм сказал, что все в эту ночь кого-то встречают.
- Вот как. Я не встретила.
Хант привалилась к основанию скалы.
- Наверное, это какой-то временной портал, - Кирк даже не заметил ее состояния.
- Правда? – безжизненно усмехнулась Хант. – И как это было?
- Это… это личное, мисс Хант, - Кирк развел руками. – И знаете, не удивляйтесь, если сегодня половина экипажа будет задумчивой и чуть заторможенной. Все-таки это так необычно.
- Я привыкла и не к такому, - ответила она. – Жаль, что… Впрочем, это ерунда, - она огляделась и увидела внизу группу людей. Стоп. Внизу? Но она уснула у арки! Как она могла с больной ногой взобраться на высокую скалу? Что тогда произошло? Что или кто ее сюда засунул?
- Скотти, поднимайте нас! – приказал Кирк в коммуникатор.
Последним, что увидела Хант, было тускло-желтое зарево нового дня – силовое поле исчезло, комета ушла на очередные сто лет, унеся с собой волшебство этой ночи и тех, кого она привела навстречу жизни.

- И Вы ничего не помните? – Чехов воткнул вилку в салат, оглянувшись на офицеров – слишком тихих, задумчивых, как будто спящих или грезящих наяву. Из всего состава сомнамбулой не выглядела только побывавшая на Ночи Мертвых Хант, как всегда чуть отрешенная от мира, но в целом бодрая. Кирк, Сулу и даже Спок выглядели погруженными в себя и свои мысли, хотя по лицу Спока было сложно что-то сказать.
- Ну… - рейнджер погоняла по тарелке гриб и с каким-то остервенением вонзила в него нож. – Не знаю. Мне передали сообщение, что меня ждут, вернее, что я должна ждать, но я уснула. Видела я кого-то или нет – я не знаю, но проснулась я в другом месте.
- Значит, кто-то приходил, - решил Чехов, отправив салат в рот и смачно захрустев капустой.
- Логично, но как-то странно.
- Это еще что, - Чехов проглотил салат и подался к девушке через стол, понизив голос. – Я вот помню то, что никто не помнит – вот это странно.
- И что же? – нахмурилась Хант.
- Как все вокруг уснули, как… как Вы отдавали приказы... – он шарил взглядом по ее лицу, как будто ища ответ на давно мучавший вопрос. – А еще Вы ударили коммандера Спока.
- Вы помните, - повторила Хант.
- Значит, это было на самом деле! – воскликнул Чехов, вскочив. – Я не сумасшедший! – заявил он по-русски.
- Мистер Чехов, сядьте, пожалуйста, - попросила Хант.
- Я знал, что я все видел! – продолжил он на русском языке.
- Павел, сядьте, пожалуйста!
- Я видел, что Вы сделали, но мне никто не поверил, даже коммандер Спок!
- Павел! – рявкнула Хант. – Это было, я этого не отрицаю, а теперь сядьте и прекратите выглядеть идиотом в глазах тех, кто этого не помнит.
Чехов как подкошенный рухнул на стул, опасливо косясь на нее.
- Никто мне не верил, - пробормотал он.
- Мне нечем оправдать свои поступки, но это счастье, что Вы это помните, - произнесла Хант. – Не знаю, почему именно Вы помните то, чего не было, но если так, это хорошо. Значит, Вы можете вспомнить что-то еще.
- А что еще? – развел руками Павел. – Больше ничего не было. Нет, было! Та штука…
- Что за штука?
- Не знаю, сканеры ее не зафиксировали. Зеленая такая, прозрачная… она… оно… Голова заболела, я почти ничего не запомнил.
- Голова заболела? – удивилась Хант. – Павел, у Вас точно нет пси-способностей?
- Нет у меня никаких способностей! – обиделся Чехов. – Вы же сами проверили меня.
Хант медленно покивала, вспомнив свою первую реакцию на знакомое лицо. Сильный удар пси-энергии, чтобы защититься от возможного нападения Бестера, возможно, как следствие – остаточная энергия в разуме Чехова, а как результат столкновения с Червем – головная боль и обморок. Но его память не пострадала. И Маккой этого даже не заметил. Впрочем, никто не заметил, странно только, что коммандер не доложил капитану о том, что не только четверо помнят события того дня, но есть еще и пятый член их маленькой компании – неучтенный навигатор, который по непонятной причине тоже оказался втянутым в сомнительную компанию бывшего сильного телепата. Логично было бы представить, что если все это время Элис Хант носила в своем разуме двух ворлонцев, пси-удар мог нести больше, чем просто энергию. Он мог передать частицу сознания ворлонца или ворлонцев, а это бы означало новые проблемы в будущем. Чехов – не телепат. Он нормал и нормалом же и остается, но ворлонцы могут жить в разуме и нормала – Шеридан живое тому подтверждение, следовательно, если Чехов «заражен» ворлонцем или ворлонцами, «начинку» нужно извлечь. Хотя… Лориен бы не допустил «заражения», Кош погиб как погиб и Улькеш.
Но что тогда значит откровение Павла? И что произошло на планете в Ночь Мертвых? Кош пришел и что-то сделал, чтобы она забыла? Но зачем? Зачем ей забывать то, что Кош мог ей сказать? Что это было – страшная правда о будущем, где ее мир падет или правда о том, что она никогда не вернется домой, или то, что вернется слишком старой, чтобы быть полезной, или нормалом, что, по сути, дешево стоит в такой войне?
В любом случае, Кош пришел, что-то передал ей, ушел, а перед уходом подчистил свои следы, что означало вмешательство в ее разум… опять… хотя Лориен сказал, что теперь ничего подобного больше никогда не будет.
- Да, извините, Павел, - она поднялась, чтобы уйти, но мужчина остановил ее.
- А кто еще знает о том, что произошло?
- Я, - она не стала лгать.
- А еще кто?
- Вы.
- Вы как коммандер Спок, - покачал головой Чехов.
- Лестное сравнение, но я – не он, хотя спасибо, - чуть улыбнулась Хант, уходя из столовой.

Энтерпрайз находилась на орбите Бракира еще день, после чего взяла курс на неисследованную часть космоса. И все то время, пока корабль стоял на приколе, Хант избегала общества Чехова.


- Что за… - Хант заметно побелела.
Кирк присел у груды рассыпанных на поверхности планеты прозрачных кристаллов, вглядевшись в изображение, нарисованное на плоском камне – часть краски стерлась, но отдельные черты были слишком узнаваемыми и именно этот рисунок, а не тонны кристаллов на совершенно пустой планете привели Хант в состояние ужаса.
- Согласен, но факт есть факт, - Кирк протянул руку к рисунку, но так его и не коснулся.
- На планете ни одной живой формы жизни, кроме нас, - Спок взглянул на данные сканера.
- Могильник, - прошептала Хант, подняв один из кристаллов.
- Но тогда были бы кости, хоть кто-нибудь, - не согласился Маккой. – Здесь же ничего нет.
- Еще один привет из моего мира, доктор, - Хант всмотрелась в линию горизонта – ничего, пустота, безжизненный, давно покинутый мир, откуда-то знавший того, ради кого жил каждый рейнджер. – Еще один кусок мозаики.
- Мозаики? – Маккой огляделся и взял пригоршню кристаллов. – Вы знаете, что это такое?
- Инфокристаллы, - Хант подошла к единственному камню с рисунком и провела пальцами по завитушкам минбарского письма. Команда Энтерпрайза почтительно замолчала. – Он как будто знал, что кто-то сможет прочитать это, - пальцы рейнджера ласкали полустертые письмена и краски.
- Что здесь написано? – Кирк кивнул на камень.
- «Здравствуй, старый друг!» - перевела Хант. – Знаю, что когда-то он так обращался к своему другу, с которым служил.
- Не к Вам?
- Нет, ко мне он так не обращался. Капитан, Вы позволите взять несколько кристаллов на борт и попробовать расшифровать их?
- Да, конечно. Нам всем будет интересно узнать, что произошло с этой планетой и куда делись все люди.
- Я бы хотела поработать в одиночестве, если не возражаете, - Хант подняла горсть кристаллов и сунула их в карман. – У меня есть опасения относительно этой информации.
- Думаете, это может иметь отношение к Вашему миру?
- Уверена, что так и есть. Слишком часто попадается то, что имеет отношение к моему миру и не имеет отношения к вашему.
- То есть, если Вы сочтете нужным не говорить нам, что Вы сможете узнать, мне лучше не спрашивать? – Кирк нахмурился.
- Боюсь, что так, капитан.
- Хорошо, - согласился он.
- Джим, это… - Маккой хотел вмешаться, но Кирк поднял руку. – Забирайте все, что нужно, мисс Хант, и можете приступать к расшифровке.
- Спасибо, капитан, - Хант коротко кивнула. – Сколько времени планируется отвести на изучение планеты?
- Не более трех дней, - решил Кирк. – Здесь нечего изучать.
- Я бы так не сказал, - произнес Спок. – Эти инфокристаллы могут рассказать о том, что произошло с этим миром, потому я бы хотел задержаться здесь минимум на неделю, капитан.
- Хорошо, тогда у нас есть неделя, - решил Кирк. – Мисс Хант, Вам достаточно этого времени?
- Постараюсь управиться быстрее, капитан. Спасибо. Могу я подняться на корабль?
- Да, поднимайтесь, - Кирк подождал, пока рейнджер исчезнет, и повернулся к рисунку. – Спок, это не совпадение, - обратился он к вулканцу. – Кто-то или что-то как будто играет в какую-то садистскую игру с этой женщиной, подсовывая все больше и больше предметов и явлений из ее мира.
- Думаете, это Лориен или ворлонцы? – Спок заложил руки за спину.
- Не знаю, - признал Кирк. – Ни тот, ни другие, наверное, но как тогда объяснить здесь появление этого рисунка, этих кристаллов и прочего? Планета-могильник, ни единой живой души, ничего, мы сами нашли ее случайно…
- Логично предположить, капитан, что ничего случайного в мире не существует, - не согласился Спок. – На все есть причины.
- Но это! – Кирк обеими руками указал на камень. – Спок, как это могло оказаться здесь и сейчас, если только мы видели его таким?
- У меня нет данных, чтобы дать ответ, капитан, - Спок поджал губы, глядя на изображение высокого седовласого и седобрового мужчины в одеждах Энтил’За, смотревшего куда-то вдаль бесконечно уставшим мудрым взглядом.

Две недели пути, три операции, почти половина наращенной биокожи на ноге, разрешение на силовые тренировки под присмотром Мбенги и главы службы безопасности, работа на мостике в бета-смену, чтобы не мозолить глаза Кирку и прочим, и жуткие кошмары после работы – неплохо для рейнджера.
Кош что-то с ней сделал, что-то сказал, о чем-то предупредил, но потом стер память или заблокировал информацию. Но зачем? Лориен обещал, что больше не будет никакого вмешательства, неужели, Первый способен на ложь и подлость?
А теперь планета-могила с горсткой инфокристаллов и портретом Синклера на камне. И эта фраза, обращенная к кому-то, кто мог ее прочитать. Не к ней, нет, возможно, к кому-то другому.
К…
Хант бросила кристаллы на стол и сжала виски.
К Споку? Он может прочитать по-минбарски, он лично видел Синклера после того, как забрал его с Минбара, он видел, как состарился Энтил’За, он…
Почему мир преподносит все новые и новые сюрпризы, один другого страшнее? Что за информация может быть записана на этих кристаллах? Неужели, после того ада, что уже произошел, может быть что-то ужаснее? Лориен обещал только то, что она вернется, но он не сказал когда и как. Что если нескоро – это в глубокой старости? Что если она будет бесполезным куском старой плоти, который уже не сможет воевать? Что если война кончится так быстро, что ее участия не понадобится? Кланетокиллеры Ворлона – штука крайне опасная, планетокиллеры Теней – еще опаснее. Ворлонские еще можно уничтожить, но не эти убийцы Теней – все равно, что палить по воздуху.
Кирк разрешил воспользоваться всем, что могло пригодиться, чтобы создать проектор, способный считать информацию с кристалла, но одна она возилась бы слишком долго – пришлось просить помощи у Скотти и Спока.
За неполные три дня удалось собрать проектор, чтобы можно было извлечь информацию. Мужчины работали молча, Хант же без конца шептала единственную молитву, которую она помнила по Минбару – молитву за души погибших. Откуда-то она знала и понимала, что увидит на записи – ничего хорошего. В ее жизни было слишком мало хорошего, чтобы надеяться на что-то, кроме ада.
И вот когда проектор был собран и подключен к компьютеру, она попросила просмотреть записи в одиночестве, чтобы потом предоставить все данные остальным, включая капитана.
Вставив кристалл в проектор, она вцепилась в подлокотники кресла, но все равно вздрогнула, увидев свой мир.

- Капитан, данные переведены на главный компьютер, - доложил Спок, повернувшись к Кирку. – Мисс Хант приступила к просмотру.
- Выводите, мистер Спок, - приказал Кирк.
Экран вспыхнул выстрелами.

Вавилон 5 – последняя надежда на прочный мир, маяк во мраке космоса, оплот сил света, место, где решалась судьба галактики…
Станция пала.
- Эскадрилья Дельта, огонь! – кричала Иванова. – Да где же они? Они же обещали явиться, черт бы их драл!
- Никто не придет! – ответил Гарибальди, стреляя по крабам Теней. – Блеф не удал…
Фурия вспыхнула – связь прервалась.
- Гарибальди! – вскрикнула Иванова. – Капитан, Фурия 8 уничтожена!
- Продолжайте вести огонь! – раздался уверенный голос Шеридана. – Звезды уже на подходе, держитесь!
- Капитан, повреждены сектор 10 и сектор 11, отказывают щиты, нам нужна помощь!
Вспышки от трех взорвавшихся Белых Звезд осветили рубку станции, Иванова отвернулась от яркого свечения.
- Сьюзан, держитесь, мы уже ле…
Связь прервалась.
- Капитан! – Иванова ударила по панели управления кулаком. – Капитан!
- Коммандер, связь прервалась, - Корвин, белый как смерть, обернулся к ней. – Боюсь, что…
- Он не может умереть в третий раз, черт возьми! – заорала Иванова. – Никто не может!
Станцию тряхнуло так, что взорвались панели управления всех офицеров на мостике.
- Коммандер, щиты отключились! – закричал Корвин. – Пробоина в обшивке, ремонтники уже направлены, мы теряем кислород, отключаются…
- Спасибо, лейтенант, - стальным тоном ответила коммандер, с ненавистью глядя в иллюминатор.
- Нужна срочная эвакуация! – взмолился Корвин.
- Слишком поздно, - Иванова закрыла глаза.
Станция, такая маленькая на бескрайнем фоне космоса, в самой гуще кишащих там и тут крабов Теней, осветилась изнутри золотым пламенем, взорвалась, разметав куски обшивки по всему сектору.
Бой у Эпсилона 3 был проигран.
Запись кончилась.

Хант, вставила второй кристалл, едва дыша от ужаса увиденного.

- Они не придут, - Шеридан нервно прохаживался по мостику Белой Звезды. – Чертовы упертые существа! Иванова сказала, что они прибудут помочь, но они обманули нас.
- Возможно, они уже близко, - Деленн тронула его за руку.
- Деленн, мы ждем уже три часа, Лига в полном сборе, мы готовы выпереть эту нечисть из нашей галактики, но ни Изначальных, ни Теней, ни ворлонцев нет! Что пошло не так? Где я ошибся?
- Мы были уверены, что Тени проглотили наживку. Может быть…
- Может быть что?
- Возможно, что они поняли, что мы заманиваем их в ловушку. Они могут быть там, где их не ждут, где нет нас.
- Станция? Там никого нет, только рейнджеры и пара кораблей Лиги. Зачем нападать на станцию?
- Подорвать центр управления проще, чем бить по разрозненному флоту.
- Нет капитана – нет армии. Вполне логично.
Шеридан рассеянно похлопал минбарку по руке.
- Нужно подождать, - Деленн погладила его пальцы. – Изначальные придут, я в это верю.
- Ждем столько, сколько возможно, потом уходим, - решил Шеридан. – Думаю, теперь приглашать упрямцев пойду я лично.
- Это упрек Сьюзан, - Деленн мягко улыбнулась. Шеридан не смог не ответить ей усталой улыбкой.
- Это не упрек, но они могли не понять наши намерения. Если бы с нами был Лориен, все было бы проще.
- Жизнь, как и война, не бывает проста.
Изображение сместилось за пределы мостика, показав флотилию Лиги – сотни кораблей, тысячи, от истребителей до громадин, от Фурий до эсминцев Земли и Шарлинов Минбара.
Это должна была быть великая битва у Корианы 6… но Тени и Ворлон так и не пришли.
Запись закончилась.

Черное смертоносное облако планетокиллера Теней окутало планету, планетокиллер Ворлона безжалостно поливал плазмой другую, миллиардами гибли люди, а противники, словно гиганты в песочнице, разрушали построенные песочные замки друг друга.
Пал Центавр Прайм от сил Ворлона, пали дальние колонии Земли и Минбара, галактика захлебывалась в крови, но Лига была слишком малочисленна и так далека, чтобы прийти на помощь.
Кто-то где-то когда-то допустил ошибку, что-то пошло не так, Тени не явились к Кориане, не было и сил Ворлона, вся подготовка пошла насмарку. Противники словно озверели в своем безумном желании уничтожить даже следы присутствия друг дружки на территории миров. Слабые миры были уничтожены практически мгновенно, сильные оказали сопротивление, но атаки были слишком бесчеловечны, надежды защититься было слишком мало.
Галактика пала под натиском двух воинственных рас, слишком сильных, чтобы их можно было победить.
Запись кончилась.

- Мы проиграли этот бой, - произнес чей-то голос на следующей записи. – Вместо того чтобы сплотиться и ударить по врагу единым фронтом, Лига распалась, чтобы защитить остатки своих миров.
Изображение расплылось и стало четким на тех планетах, которые Хант знала.
- Пал Центавр и Нарн, - сказал кто-то. – Погибли Земля и Марс, сгорели бракири, дрази и пакмара. Жизнь покинула нас. Надежды не осталось. Вавилон 5 был уничтожен, а я не смог защитить его. Что-то парализовало Великую Машины, где-то в ее сердце произошло замыкание, что чуть не убило и меня. Она еще держится и поддерживает меня, но это ненадолго. Тени уже направили на Эпсилон свой планетокиллер, как чуть раньше сделали то же с моим родным миром. Минбар погиб.
Две воюющие стороны ведут бой ни за что, они безумны, но исцелить их безумие некому. Первые не пришли, Лига проиграла, но победу присвоить уже некому – гибнет вся жизнь, даже ворлонцы и Тени.
Те, что еще могли уйти, ушли, но те, кто должен был остаться – остались. Анла’шок больше нет, Энтил`За Деленн погибла, капитан Шеридан, Сьюзан Иванова…
Есть надежда, что кто-то уцелел, смог добраться до миров за Пределом, что наши души не уйдут в никуда, но она призрачна.
Я запишу нашу историю на инфокристаллы и отошлю их в портал, который открыла Машина – быть может, кто-то сможет прочитать их…

Остальные кристаллы показывали то же самое – гибель галактики, раскол в Лиге, разрушение и смерти.
Хант аккуратно вытащила последний просмотренный кристалл, сложила их в карман и поднялась, глядя на проектор.
Одно движение и денн’бок раскрошил проектор на части.
Хант вышла из помещения и направилась в транспортаторную.

- Капитан, записи больше не воспроизводятся, - Спок первым отмер, заметив, что люди боятся даже шевельнуться, находясь под впечатлением от увиденного. – Капитан?
- Да, - коротко выдохнул Кирк, проморгавшись. – Значит это все, мистер Спок?
- Да, капитан, это все, - подтвердил Спок.
- Галактика, люди, планеты – все погибнет? – не услышал его Кирк. Ухура тихонько всхлипнула и прочитала молитву на суахили. Чехов выругался по-русски.
- Капитан, это будущее мира мисс Хант, - произнес Спок, - так что есть надежда на… Капитан, кто-то спускается на планету! – тут же перебил он сам себя.
- Хант! – Кирк вскочил как ошпаренный. – Мистер Сулу, примите мостик! – бросил он на бегу.
- Капитан, Вы позволите с Вами? – спросил Спок.
- Разумеется!
Оба вбежали в лифт.
- Капитан, позвольте мне спуститься одному, - снова попросил Спок.
- Думаете, это хорошая идея? – Кирк стиснул зубы. – Вы понимаете, что такое гибель человека, Спок? А что такое гибель планеты, что такое гибель галактики?
- Я не могу представить, но я способен ощутить боль потери, - Спок склонил голову. – И Вы не сможете помочь ей.
- А Вы?
- Постараюсь.
- Хорошо, тогда идите, - решил Кирк, вбежав в транспортаторную и увидев дежурного без сознания, лежавшего на полу и явно оглушенного. Спок ступил на площадку транспортера и Кирк без промедления выжал рычаги, отправляя его на планету.

Он чувствовал боль и раньше – гибель экипажа Интрепид, четыреста вулканцев, мгновенная смерть во чреве гигантской амебы, боль минбарцев, спасавших своего капитана, агонию капитана Хант, сильнейшего из телепатов, которого он знал. Спок не говорил никому о том, что до сих пор чувствовал то же, что ощущала она, даже теперь, когда она уже не была телепатом. В чем было дело, он не понимал, но желал лишь избавить от мучений эту женщину, столько уже сделавшую ради экипажа и лично для Спока.
Он слышал ее мысли - шепотом ветра, обрывками эмоций, тихим голоском разума и подсознания и тянулся к ее разуму, чтобы помочь, чтобы блокировать ее боль и страдания, хотя и понимал, что это невозможно.
Она сидела, скорчившись, у камня, рассыпав все кристаллы у его подножия, покачиваясь из стороны в сторону и вцепившись в камень рукой, бормоча что-то по-минбарски.
- Мисс Хант, - тихо позвал Спок.
- Уходите, - ответила она, не поворачиваясь.
- Я могу помочь, - Спок подошел еще ближе, в любой момент готовый отразить возможный удар боевого шеста, если рейнджер, находясь в таком состоянии, решила бы напасть.
- Помочь? – она стиснула пальцы на камне, ломая ногти и, похоже, даже не замечая этого. – Вы можете вернуть меня домой? Можете предотвратить этот ад? Спасти мою планету, людей, которые мне дороги? – она ударила в камень кулаком, ссадив костяшки.
Спок ощущал, как почти физическая боль человека накрывает его горячим удушающее тяжелым одеялом.
- Это можно изменить, это будущее…
- …в которое я опоздаю прийти, коммандер, - перебила она. – Лориен сказал, что я вернусь нескоро. Это – то, что будет с моим миром. Что мне сделать, чтобы успеть и не допустить уничтожения галактики? Что сделать, чтобы они пришли?
Спок не стал говорить о том, что он тоже видел записи, зная о том, что это излишне – Хант разбиралась в технике и знала, что проектор был подключен к главному компьютеру.
- Я не знаю, - честно ответил Спок.
- Я ничего не успела сделать, я всегда была где-то еще, когда все это происходило – когда отравили Турона, когда забрали мать, когда погиб отец, когда Синклер ушел в прошлое, даже когда вы его встретили.
- Вы были там, где должны были быть, Элис, - Спок ощутил едва заметный укол в разум, как будто его ужалила земная оса. Что-то происходило в разуме рейнджера, происходило прямо сейчас.
- Нужно вынести все это, нужно вернуться, но у меня нет сил бороться, - только чуткие вулканские уши смогли расслышать шепот отчаяния. – Я должна была быть там, должна была защитить Энтил`За, но меня как всегда не было рядом. А этот мир – другой, чужой, здесь рейнджеры не нужны, я никому не нужна, - она поднялась и провела пальцами по щеке нарисованного человека. – Они говорят – иди смело во тьму, веря в свое дело, - горько прошептала она. – Они говорят, что души сольются в реку душ. Им многое позволено говорить, но они минбарцы, другие люди. Для них честь – это все. У меня ее давно нет. Сбежать из дома, бросить мать, предать свой мир, продаться пришельцам за веру в то, что я не могу сделать…
- Вы это так видите? – так же тихо уточнил Спок, внимательно слушая ее шепот.
- Сильных тэпов ненавидят и боятся даже тэпы, коммандер, - она обвела пальцем губы нарисованного мужчины. – Он никогда не боялся меня, хотя знал, кто я и на что способна. Я могу убить ради него, он это знал, понимал. Никогда не говорил, что знал, как я к нему отношусь, но я… мы оба понимали, что ничего общего у нас нет и быть не может. Он в прошлом, я в будущем, как будто в разных мирах, но все равно, чем-то связанных. Ленниер любил Деленн, это знали все, даже она, но она бы не смогла сказать ему в глаза, что не нуждается в нем, а дружба – так мало для того, кто влюблен. Улькеш не манипулировал мной, когда я хотела уйти в прошлое, - признала Хант. – Этого хотела я сама.
- Я знаю, - произнес Спок. – Всегда знал. Ваша вера и любовь…
- …ни черта не значит, - она развернулась – бледная как смерть, глаза – что провалы без дна, мертвые, пустые. – Сколько еще терпеть, коммандер? – спросила она. – Сколько еще людей должно умереть, чтобы все вернулось на круги своя?
Спок ощутил второй крайне болезненный укол в разум.
- Вы рейнджер, Вы…
- Я телепат, коммандер, - устало поправила Хант. – Прах или… или что там была за дрянь?.. оно не убило мои способности. Загнало очень глубоко, но недостаточно, чтобы я могла полностью избавиться от этого. Вы знаете, на что способен сильный телепат? Один из нас был настолько силен, что… как бы это сказать, стал чем-то большим, чем материальным существом. Мы чувствуем друг друга, как вы, вулканцы, чувствуете своих соплеменников. Но я сильнее, коммандер, я способна убивать – рейнджеры же должны быть милосерднее. Вы не представляете, что я могла сделать с Туроном тогда, когда только училась контролировать свои способности.
- Вы мне показывали.
- Да, конечно. От Вас у меня нет секретов, мой разум всегда в Вашем распоряжении, но… Даже Вы меня боитесь.
- Я не боюсь Вас.
- Вы лжете, но это оправданно.
- Вулканцы не лгут, мисс Хант.
- Рейнджеры тоже, но я лгу даже самой себе.
Спок ощутил очередной укол – она неосознанно атаковала его разум, вряд ли понимая то, что делает. Ее разум находился в состоянии полного хаоса и никто не мог бы ей помочь.
- Вы – не Ленниер, мисс Хант, и я знаю о Ваших чувствах ко мне, - со всей прямотой ответил Спок.
- Вы называете Кирка «т`хи`ла», - так же без обиняков сказала Хант. – Он больше, чем друг, больше, чем брат, и даже больше, чем любимый. И Вы никогда ему этого не скажете, но вы оба будете это знать. А я же не хочу быть драгоценностью, лидером или чем-то особенным, я устала, мистер Спок, я человек, я хочу прикосновений, бесед с другом – Вы представляете себе, что такое невозможность прикоснуться, чтобы не залезть к другу в голову? Вы представляете ежедневный, ежеминутный проклятый контроль над разумом, когда хочется послать все к черту и отпустить себя? Знаете, почему? Потому что можно, потому что нужно, потому что это сила, власть… А Вы можете представить себе силу, настолько огромную, настолько неуправляемую, но которой не нужна никакая власть, которая хочет только покоя и мира? Даже Пси-Корпус боится настолько сильных тэпов и уничтожает их, потому что это страшно, коммандер. Мы люди, мы не машины, пси-уровень не резинка, чтобы растягиваться бесконечно. Сильнейшие из нас погибают, не сумев справиться с растущей силой – это очень страшно и я до смерти бояюсь даже допустить мысль о том, что со мной может произойти. Мой уровень П-12, Вы можете себе представить, что будет, если он начнет расти?
- Могу, представляю, - серьезно ответил Спок. – И Джим для меня намного больше, чем то, что Вы сказали, но вопреки тому, что говорят о вулканцах, мы тоже можем чувствовать и любить. И я тоже вынужден контролировать себя, потому что иначе я сорвусь и раню тех, кто мне дорог.
- Я знаю, потому и не хочу повторения истории, коммандер, - устало произнесла Хант. – Я все равно уйду, Вы это знаете, никакие узы меня не сдержат, а ранить Вас я не хочу вдвойне.
- Поэтому Вы пытаетесь сейчас оборвать ментальную связь, - понял он. Она медленно покивала, глядя ему в глаза.
- Это было неосознанно, я понимаю, но это должно прекратиться, - признала она. – Вы знаете, что так будет лучше для всех. Вы не сможете сжиться с разумом телепата иного мира, а разрыв убьет Вас, когда портал закроется навсегда. Только то, что он был открыт, спасло нас обоих от смерти, когда Вы ушли в мой мир, а я осталась здесь, - Спок отвел глаза. – Коммандер, - она подошла ближе и коснулась его руки пальцами, - Вы знаете, что это невозможно, эта любовь, одержимость – это не то, что нужно для людей двух миров. Я хочу, чтобы Вы были счастливы, а я… Вы знаете, что у меня нет будущего, а я не хочу лгать, что оно есть или может быть. Разорвите связь или позвольте это сделать мне, даже тех крох, что пробудились сейчас, мне будет достаточно. Я не причиню Вам боли.
Он провел двумя пальцами по ее пальцам, глядя ей в глаза.
- Почему? – спросил он коротко. – Почему Вы хотите разорвать связь?
- Вы не поймете до тех пор, пока не лишитесь возможности вернуться туда, где Ваше сердце и душа, домой, в свой мир, или пока не увидите гибель родной планеты, коммандер. Надеюсь, что Вы никогда этого не испытаете.
- Значит, то, что произошло в лазарете…
- Об этом знали ворлонцы и теперь знает Лориен, но в этом мире не знает больше никто. Я не разучилась ставить щиты на то, что никому нельзя показывать.
- Я не разорву связь, - решил Спок, поглаживая пальцы рейнджера своими. – И Вы не сможете.
- Я сделаю это тогда, когда полностью восстановлюсь, - горько вздохнула Хант. – Надеюсь, Вы меня поймете – я никогда не оборачиваюсь назад, даже когда очень хочется.
- Если разорвать связь, я могу стать инвалидом.
- Нет, не станете и Вы это знаете.
Он все так же поглаживал ее пальцы своими, не ожидая отклика.
- Тогда я помогу Вам вспомнить то, что произошло в Ночи Мертвых.
- В этом нет необходимости, но спасибо за помощь.
- Мне показалось, что Вы хотели это вспомнить.
- Я хотела это забыть. Я встретилась с Кошем и то, что он мне сказал… это было крайне болезненно, поэтому я применила все знания и умения, чтобы забыть услышанное. И я не хотела бы это вспоминать и не хочу, чтобы Вы это знали, потому что… это… это уже сбывается, то, что он сказал мне. И это очень больно ранит, коммандер. Мы с Вами оба играем свои роли, по сути, не являясь тем, кого мы играем. Мы пытаемся выглядеть так в глазах родных, близких, друзей, но внутри мы другие, настоящие. Вы – способный чувствовать, испытывать привязанность человек, а не холодный равнодушный ко всему вулканец, а я слишком жестокий телепат, а не рейнджер. Во мне есть милосердие, способность самопожертвования, в Вас - нежность, легкость характера, но обстоятельства складываются так, что всю нежность и доброту приходится засунуть куда подальше и подчиняться правилам. Не знаю, как Вы, а я устала. Я так устала от войны и даже от ожидания войны, коммандер…
Спок переплел свои пальцы с пальцами рейнджера и в тот же миг на планете материализовался Кирк с двумя охранниками.
- Кхм… - кашлянул капитан. – Простите, что помешал.
- Вы не помешали, капитан, - ответила Хант, глядя вулканцу в глаза. – Коммандер оказал мне моральную поддержку, но, думаю, нам пора подниматься на борт и… и как решите дальше.
- Может быть, Вы хотите… попрощаться… с ним… или просто побыть минутку одной? – предложил Кирк, кивнув на изображение Синклера, когда Спок отпустил руку девушки.
- Очень хочу, капитан, - кивнула Хант, вытащив коммуникатор. - Хант – Энтерпрайз!
- Скотти слушает.
- Поднимайте нас, мистер Скотт, - попросила она.
Кирк недоуменно смотрел на нее, а когда они поднялись, не преминул поинтересоваться:
- Но Вы же хотели попрощаться.
- Очень хотела бы.
- Но почему тогда даже не взглянули в последний раз на изображение?
- Потому что очень бы хотела. Если позволите, капитан, я зайду перед сменой в лазарет.
- Вы можете не заступать сегодня.
- В этом нет необходимости, я в порядке.
- Хорошо, тогда зайдите в лазарет.
Кирк проводил девушку взглядом и обернулся к Споку.
- Спок, что произошло? Я понимаю, что то, что мы видели – это кошмар, я понимаю, что у вас есть, о чем поговорить, но ее слова расходятся с ее действиями. Как это понимать?
- Капитан, в ее словах и действиях есть логика, - ответил вулканец.
- Логика? – не понял Кирк. – Женская?
- Нет. Минбарская и человеческая.
- Ладно, не буду спрашивать, что я не понял, потому что я ничего не понял, но хотя бы скажите, насколько между вами все серьезно?
- Очень серьезно, капитан.
- Вот как? Рад за вас! И когда ожидать свадьбы?
- Никогда, капитан. Позвольте, я побуду в своей каюте до начала смены?
- Да, конечно, идите, - Кирк пожал плечами. Когда Спок ушел, он потер лоб и вздохнул. – Одна хочет остаться, но уходит, второй говорит о том, что все серьезнее некуда, но при этом добавляет, что свадьбы никогда не будет… Или я чего-то не понимаю, или они идеальная пара, потому что я вообще ничего не понимаю, что между ними происходит. Скотти, может быть, я перестал понимать женщин или вулканцев? – обратился он к другу.
- Если хотя бы начнете их понимать, станете самым счастливым в мире человеком, капитан, - добродушно улыбнулся Скотт.
Кирк закатил глаза и покачал головой, выходя из транспортаторной.




Глава 18.

Она чувствовала, что вулканец оттягивает часть ее боли на себя, забирает, выпивает ее прикосновениями, словами и через эту странную телепатическую связь, возникшую между ними со времени пон-фарр. Спок был слишком молод по меркам Вулкана, чтобы самостоятельно понять и разобраться в хитрости вулканской телепатии и связи, наследие Вулкана не должно было поймать его в свои коварные сети – он являлся полукровкой, пон-фарр мог и никогда не наступить, но все же настал. И когда разум обезумевшего вулканца столкнулся с разумом сильного телепата иного мира, произошел мощный пси-всплеск, закоротивший половину панелей и едва не взорвавший Энтерпрайз. Хант, как более опытный и сильный телепат приняла удар на себя, потому, когда Спок загнал ее к стене, прижал и грубо поцеловал, намереваясь вступить в половой контакт по велению крови и против своей воли, она сделала единственно возможное в такой ситуации – уступила, полностью открыв свой разум вторжению. Волна пси-энергии сбила его с ног, подняла в воздух – рычащего как зверь, решившего, что у него отбирают его самку – и швырнула в стену. Тогда еще телепат не осознала, что он с ней сделал и чем связал – это она узнала потом, когда он очнулся и понял, что сделал, придя к ней и войдя с ней в контакт разумов. Восстановление барьера, все эти милые беседы с подсознанием – связь требовала совокупления, этого требовала вулканская кровь, но Элис Хант хватило с лихвой всего этого контакта, как хватило и измотанному Споку, лихорадка у которого пропала, уступив место стыду.
Но каким бы ни было желание секса, этого нельзя было допустить – связь была односторонней, пока Хант не разобралась с тем, что с ней делать, если же они бы переспали, все стало бы намного хуже. Телепаты ее мира не связывались ментально, но тут был иной мир, иной мужчина, которому эта связь была жизненно необходима как часть его самого. Этого допустить было нельзя, как нельзя было и привязываться к нему. Он – коммандер Спок, Энтил’За, он – Лидер и… и все на этом.
Оба понимали, что до смерти измучают друг друга, если не выберут единственно верную политику общения и сотрудничества, но они были людьми, просто людьми, желавшими найти своего человека, желавшими любить и быть любимыми в ответ. И все же у них были разные судьбы и разное представление о долге и чести. Он считал своим домом Звездный Флот, семьей – команду корабля и капитана, а она всей душой мечтала вернуться и спасти женщину, к которой привязалась и которой была обязана спасением своей жизни. Мир Минбара стал значить больше, чем мир Земли и Марса. Те, с кем Земля и Марс когда-то вели войну, стали единственными людьми, кто хоть немного понимал такого сильного телепата как она.
Это слово, которым Спок называл Кирка, значило для вулканца очень многое, гораздо больше, чем то, которым он звал Элис Хант. Женщина, любая женщина, всегда будет иметь в его сердце меньше значения, чем Джеймс Кирк.
Эта связь, связь женщины иного мира с Марса и мужчины этого мира с Вулкана была странной, необычной, не такой, как нормальная связь вулканца и женщины этого мира, ее нельзя было обнаружить, она терялась где-то очень глубоко в подсознании, надежно сокрытая телепатом – возможно, потому ее и сложно было найти. Элис Хант сама была телепатом, сильным даже по меркам Пси-Корпуса, поэтому эта связь никому в этой странной паре не мешала, не давила обязательствами и не позволяла заходить далеко в правах. По факту, Хант решала сама, впускать Спока в свой разум или нет, но слияние не требовало физического контакта. Ей хватило первого раза, когда он помог ей и когда она узнала его душу.
Между ними было доверие друг к другу, уважение, терпение и благодарность, но, несмотря на это, им не суждено было быть вместе. Если бы они расслабились, отпустили себя и поводья контроля, дело закончилось бы полным контактом, глубоким, иссушающим, потому что вулканцу это было нужно, он бы привязался к ее разуму, тогда разрыв был бы мучителен. Будь Спок человеком-тэпом, это был бы просто секс, но только не так, когда он был инопланетянином с жаждой контакта в крови.
Ни дружеских объятий, но поцелуев даже в щеку – ничего и никогда. Невеселая перспектива притом, что они жили и работали на одном довольно небольшом корабле и ежедневно сталкивались друг с другом.
Его влекла красота и сила ее разума, ее – его душа, телепатические способности, каждая клетка тела от пяток до кончиков острых ушей, но они были взрослыми людьми, чтобы держаться друг от друга подальше и контролировать все неуместные желания.

И все-таки, он узнал ее секрет. В ту ночь, Ночь Мертвых, Кош действительно пришел из потустороннего мира, чтобы предупредить об опасности и об обстоятельствах, которые придется преодолеть, чтобы вернуться домой. Сделать страшный выбор. Отказаться от всего, что дорого. Предать…
Элис Хант прекрасно понимала, что это другой мир, чужой, чуждый ей, что эти инфокристаллы – всего лишь проекция того вероятного, что могло бы произойти в скором будущем, это еще не история, а всего лишь альтернатива тому, что будет, так что ее горе было горем заранее, необоснованным, нелогичным, хотя и весьма возможным. То, что люди восприняли как катастрофу галактического масштаба, рейнджер восприняла как еще не написанный сценарий ада и планировала переписать эту историю… вот только какой ценой.


Энтерпрайз снялась с места на следующий день, когда Кирк решил, что исследовать могильник нет смысла. Все инфокристаллы были возвращены на место, экипаж старательно делал вид, что ничего не произошло, Кирк задумчиво разглядывал то макушку Спока, то спину рейнджера, когда она появлялась в альфа-смене, и никак не мог понять, что такого происходит между этими двумя.
Ситуация стала гротескной, когда через день капитана попросили помочь доставить особо ценный груз на одну из колоний.
- Кассийская принцесса, - сообщил Кирк, направляясь к ангару. – Ума не приложу, как с ней себя вести. Говорят, кассийцы настолько красивы, что вызывают у других рас необоримое желание вступить с ними в более тесное знакомство.
- Полагаю, речь идет о половом контакте, - предположил Спок.
- Именно, - Кирк быстро взглянул на собранную и бесстрастную Хант, вернувшуюся к своему обычному собранному и бесстрастному состоянию. – Не орионки, но феромонов тут, думаю, тоже намешено немало.
- Об этой расе сказано крайне мало, капитан, - доложила Хант. – Все, что я смогла найти – информация о том, что кассийские женщины очень красивы, милы, дружелюбны… почти как орионские женщины… помимо всего прочего, кассийки могут исцелять раны неизвестно каким способом, а еще была заметка об их любвеобильности и упоминание о том, что не стоит трогать их волосы.
- Негусто, - Кирк усмехнулся, взглянув на Маккоя. – Доктор?
- Они не имеют привязанности к партнеру в общепринятом смысле, - тот передернул плечами. – Кассийка может быть замужем за одним, но с успехом спать с другими и ее муж не может ей это запретить.
- Думаю, могут возникнуть проблемы, - решил Кирк, остановившись у дверей ангара. – До Аурии-10 лететь три дня при варп-8. Постараемся изолировать принцессу, чтобы на нее не напали.
- Есть, капитан, - ответили охранники.
Двери ангара открылись, охрана первой вбежала внутрь, чтобы помочь принцессе выйти из шаттла.
- Ваше Высочество, добро пожаловать на Энтерпрайз, - галантно поприветствовал Кирк появившуюся из шаттла молодую красивую девушку в легкой блузке и коротких шортах, открывающих длинные сильные красивые ноги в симпатичных сапожках. – Я Джеймс Кирк.
Принцесса оперлась о руку мужчины и ступила на борт корабля, поправив ворот блузки – тоненькая как тростинка, темноволосая, с милым чистым личиком и большими, густо подведенными золотой подводкой, глубокого карего цвета глазами.
- Благодарю, капитан, - тихим нежным голосом ответила девушка. – Меня зовут Элайя. Простите за причиняемое Вам неудобство.
- О, никаких неудобств, Ваше Высочество! – заверил Кирк.
- Пожалуйста, зовите меня Элайя, капитан, - попросила принцесса. Кирк поклонился.
- Элайя, - повторил он имя, словно распробовав его на вкус как конфету. – Очень красивое имя.
- Спасибо, капитан, - ответила девушка.
- Позвольте представить – коммандер Спок, офицер по науке. Старший офицер по медицине – доктор Леонард Маккой. Рейнджер Элис Хант.
- Джентльмены, - принцесса продемонстрировала безупречный реверанс. – Леди, - и мягко поклонилась Элис.
- Ваше Высочество, - ответили с поклоном мужчины и женщина.
- Прошу Вас, - Кирк указал на выход из ангара. – Я провожу Вас в Вашу каюту.
- Благодарю, капитан. Коммандер Спок, - обратилась она к вулканцу, - позвольте спросить – Вы вулканец?
- Да, Ваше Высочество, - ответил он.
- Наслышана о Вашей удивительной расе, коммандер. Логика превыше чувств и эмоций, блестящие математические способности и удивительная сила.
- Спасибо, Ваше Высочество.
- Если капитан позволит, я бы осмелилась предложить Вам беседу о чем-нибудь увлекательном.
- Капитан не против, - встрял Кирк.
- Буду рад беседе, Ваше Высочество, - согласился Спок.
- Меня интересует квантовая физика и математика, но, боюсь, в литературе я не сильна.
- Почту за честь составить Вам компанию, Ваше Высочество.
- После смены?
- Если угодно, Ваше Высочество.
Элайя очаровательно улыбнулась.
- А в шахматы Вы не играете?
Кирк, услышав такой вопрос, закатил глаза, бросив быстрый взгляд на Маккоя. Тот пожал плечами.
- Играю, Ваше Высочество.
- Ваша каюта, Элайя, - Кирк набрал код на двери и впустил девушку внутрь. – Надеюсь, что мы сможем удовлетворить все запросы принцессы Кассийи – только попросите.
- О, это очень любезно с Вашей стороны, капитан, - улыбнулась девушка, – но хлопоты излишни. Удобство для меня второстепенно.
- Слышал, что послы доброй воли Кассийи живут даже в пещерах, - произнес Кирк, - но Вы все же принцесса…
- Мое происхождение – всего лишь слово на песке, - рассудительно заметила Элайя. – Я такая же кассийка, как и другие из моего народа. И мой долг – делать то, что велит мне мое сердце.
- Конечно, Элайя, отдыхайте, - Кирк поклонился. – Если что-то будет нужно, только сообщите, я пришлю старшину.
- Нет-нет, мои потребности ограничены, благодарю, капитан.
Мужчины покинули каюту, поклонившись, рейнджер же вышла самой первой, так же почтительно склонившись перед девушкой.

- Красавица! – вырвалось у Маккоя.
- Трудно представить, что природа могла создать такое изящество и такую силу, - поддержал Кирк.
- Шахматы, - поиграл бровями Маккой. – Джим, это Ваш конек.
- Она выразила желание сразиться со Споком, а Спок – признанный чемпион по шахматам, - не согласился Кирк.
- Это преувеличение, капитан, - спокойно заметил Спок.
- Мисс Хант, а что скажете Вы? – обратился к рейнджеру Кирк.
- Очаровательная принцесса, капитан, - ответила Хант. – Вежливая, умная. Уверена, что она достойная соперница коммандеру в шахматном спорте. Очень приятная леди.
- Никогда бы не сказал, что принцесса может быть такой милой и такой сильной, - горячо поддержал Кирк.
- Мисс Хант, зайдите в лазарет, - Маккой ухватил девушку за руку, когда она намеревалась зайти в лифт вместе со всеми. – Джентльмены.
- Доктор, - улыбнулся Кирк. Лифт закрыл двери.
- Мне не зачем идти в лазарет, доктор, я в полном порядке, спасибо Вашим рукам, - бесстрастно ответила на заявление Хант.
- Я все еще Ваш лечащий врач, мисс Хант, и меня беспокоит состояние биокожи на Вашем теле, - напомнил Маккой.
- Я хожу, я тренируюсь, со мной все в порядке, - повторила Хант.
- Нужно еще как минимум три операции, чтобы рана полностью затянулась, - Маккой пропустил ее вперед, когда подошел к лазарету. – Переоденьтесь, - он кивнул на ширму.
Когда девушка вышла в смотровую, переодевшись в больничную рубашку, он помог ей взобраться на кушетку и лечь – она вполне могла ходить и даже нечасто приседать, но поврежденное колено не давало возможности нормально лечь на высокую кушетку.
Сняв защитный слой биопластырей, Маккой обнажил рану на ее ноге – уродливые рубцы потом отшлифуются, когда биокожа полностью приживется, а пока нога представляла довольно неприглядное зрелище.
- Кожа заживает, показатели отличные, - Маккой провел над ногой сканером. – Три или четыре операции и будете носить купальник.
- Я не ношу купальники, доктор, - прохладно ответила Хант. – И я не умею плавать, - напомнила она.
- Тогда платья, - не сдался Маккой, наклеивая новый слой биопластырей.
- В платье я смотрюсь глупо. К платью нужны туфли на каблуках. К тому же, платье плохо сочетается с боевым шестом.
- Зато отлично – с украшениями, красивым макияжем и правильным спутником.
Хант закатила глаза, глубоко вздохнув.
- Доктор, Вы о чем?
- Эта принцесса явно положила на Спока глаз, - прямолинейно проговорил Маккой. – Не боитесь, что он влюбится?
- Не боюсь. Я буду только рада, если это произойдет.
- Но я считал, что Вы и Сп…
- Я – это я, доктор, коммандер – это коммандер. Меня интересует его безопасность и жизнь, но никак не личная жизнь.
- Я вас не понимаю, - пожал плечами Маккой, наклеивая пластыри и чуть натягивая кожу на ноге пациентки. – Не больно?
- Нет, все нормально. Ощущения такие же, как и всегда, спасибо. Почему Вы меня не понимаете?
- Не Вас, а вас обоих. Джим сказал, что у вас все серьезно.
- Надеюсь, что так и есть.
- А Спок сказал, что со счастливым бракосочетанием и детишками возникнут проблемы.
- Медицинского характера?
- Обычного.
- Простите, не понимаю.
- Он не хочет жениться на Вас или Вы не хотите выходить за него замуж?
Лицо рейнджера вытянулось.
- Что-о-о? Вы о чем? Какое бракосочетание? Я из другого мира! Как Вы себе это представляете? Я не останусь здесь, коммандер это знает, между нами ничего нет и никогда не будет!
- А он это знает? – Маккой наклеил последний пластырь и помог девушке встать.
- Разумеется. У него впереди долгая жизнь. Надеюсь, что долгая и счастливая, и точно, что без меня. Доктор, не сходите с ума – Вы же разумный человек.
- Всегда на это рассчитывал, но, оказалось, что… Хорошо, переодевайтесь, - разрешил он. Когда рейнджер переоделась в форму и вышла к нему снова, он уточнил: - Элис, я думал, мы прояснили возникшие разногласия между нами.
- Я тоже так думала, - насторожилась она. – Что-то не так и Вы снова решили, что я опасна? Впрочем, я действительно представляю угрозу, я никогда этого не отрицала и не буду, но не для экипажа и капитана.
- Тогда что случилось? – нажал Маккой. – Вы все больше отдаляетесь от нас. Вы как будто снова сторонитесь. Вы начали избегать прикосновений.
- Мои способности возвращаются, доктор, - не стала увиливать Хант. – Пока мой уровень около П-3, немного, но достаточно, чтобы считать человека. Не хочу создавать проблем людям, от телепата моего мира ничего хорошего нет, я плохо себя контролирую.
- Но ведь теперь никакого давления на Вас нет.
- Да… то есть, нет. Нет, давления нет, но я слишком расслабилась, пока была нормалом. Распустилась. Теперь приходится привыкать снова быть телепатом среди нормалов. Спасибо, доктор, мне нужно на мостик.
- Значит, конец дружбе? – спросил он, когда она уже почти вышла.
- Боюсь, что так, доктор, - она обернулась. – С тэпами не дружат.
- Я не согласен.
- Рано или поздно согласитесь, доктор. Лучше рано, чем поздно. Доброго дня.
Маккой опустил голову и потер переносицу. Совсем недавно он считал ее опасной. Впрочем, он считал ее опасной всегда, но это не мешало ему считать ее другом. Совсем недавно он видел ее слезы, ее улыбку, она позволила себе обнять его, расслабиться, а теперь перед ним снова стояла ледяная амазонка, закованная в броню ментального щита, насильно загоняющая себя в кокон одиночества и все так же как и прежде не желающая прикосновений.

- …оранжерея, - раздался голос Спока от дверей. Хант нырнула вглубь цветочных зарослей, не желая мешать или быть обнаруженной. Оранжерея помогала немного отвлечься от эха мыслей экипажа, от каких-то посторонних эмоций.
- Как красиво! – услышала она голос принцессы. – Чудесное место.
- Здесь действительно очень красиво, Ваше Высочество, - ответил глубокий голос вулканца.
- А как называется это растение? – принцесса потянулась к розе и уколола палец о ее шип. – Ой!
- Это роза. Позвольте, я посмотрю на рану.
Он осторожно взял тонкую руку девушки в свою и…
Хант была готова поклясться, что его пальцы недвусмысленно целовали ее пальцы. Знай принцесса о расе вулканцев, она бы поняла интимность этого прикосновения.
- Пустяки, мистер Спок, - Элайя перехватила его руку и провела по ней кончиками пальцев. – Это все лишь небольшая ранка, она не стоит внимания.
Длинные черные волосы девушки слегка поблескивали в освещении, как будто в них были рассыпаны блестки – Хант заворожено следила за этими бликами и пропустила момент, когда Элайя потянулась к Споку губами и тот, вместо того, чтобы уклониться или отойти, наклонился к ней и очень нежно поцеловал.
Хант даже не смогла отвести взгляд, продолжая любоваться переливами света в волосах кассийки и томностью поцелуя мужчины и женщины. Ее глаза сами собой закрывались, в голове вдруг возник удивительно приятный вакуум и тело начало слегка покалывать от ощущения удовольствия – явно чужого.
- Сюда могут зайти, - Спок оторвался от губ девушки и потянул ее к выходу.
Хант, оставшись в одиночестве, застонала от разочарования и до боли закусила губу.
Совершенно незнакомое ощущение всепоглощающего желания накрыло ее с головой – это было не в новинку, но оно было настолько оглушающее, что вызывало определенное опасение.
Выйдя из оранжереи, постанывая и охая, чтобы не закричать в голос от призрачного поглаживания тела во всех местах, едва не теряя сознание и желая броситься вслед за ушедшей парочкой, Хант прислонилась к стене, закрыв глаза.
- М-м-м! – она облизнула губы, тяжело дыша. Тело ломило от едва сдерживаемого желания, хотелось найти принцессу, Спока, кого или что угодно и забыться. Где-то в уголке разума надоедливой мошкой билась мысль о том, что это ненормально, что нужно немедленно закрыться, выставить ментальные щиты против вторжения, что это именно вторжение, хоть и неясно откуда взявшееся, что…
- Мисс Хант? – чей-то невозможно сексуальный голос обратился к ней. – Мисс Хант? Элис, Вам плохо? – а потом плеча коснулась рука.
- Да! – выдохнула она. – Нет! Че-е-ерт!
- Вам нужно в лазарет, - крепкая мужская рука ухватила ее за руку.
- Нужно? – дурея от переизбытка эмоций и ощущений переспросила она. - Фазер… снотворное… О, черт! – ее выгнуло и прижало к стене. – О, во имя Валена, черт возьми!
- Подождите, я проскани…
- Оглушите меня – это плохо кончится, - Хант толкнула мужчину к противоположной стене и яростно поцеловала.
- Мисс Х… Эл… - задохнулся он, отбиваясь от неожиданной атаки. – Элис, да что с Вами такое? – наконец, он смог оттолкнуть ее и выставить вперед руку.
- Фазер! – коротко выдохнула Хант, тяжело дыша. – Не могу удерживать… связь давит…
- Элис, успокойтесь, - мужчина постарался не задеть ее ногу, когда она снова накинулась на него.
- Ого, я думал… - второй мужчина вывернул из-за угла и наткнулся на парочку.
- Помогите мне!
- Фазер! – застонала Хант, повиснув на первом и не давая ему высвободиться.
- Что я могу сделать? – развел руками второй.
- Фазер на оглушение или доберитесь до моей сумки.
- Фазер? Вы…
- Быстрее же или она изнасилует меня прямо в коридоре!
- О-о-о! – Хант выгнулась в руках мужчины, содрогаясь. – Фазер! – рявкнула она, держась из последних сил. Как только второму удалось сорвать сумку первого, добраться до гипошприца с успокоительным, Хант безвольно замерла и обмякла в руках мужчины.
- И что это было? – Кирк недоуменно воззрился на доктора – встрепанного, зацелованного и помятого.
- Понятия не имею, я не успел проверить ее сканером, - огрызнулся тот, подхватывая девушку на руки. – Феромоны кассийки или что-то еще. Вы видели, чтобы она лезла ко мне целоваться?
- Вообще-то, нет. Я не видел, чтобы она хоть к кому-то полезла бы целоваться.
- Нужно просканировать ее.
- М-м-м! – застонала Хант на руках доктора, обвивая его шею руками и тычась носом в его волосы. – Фазером… вырубите меня – связь давит…
- Что еще за связь? – не понял Кирк. – Элис, Вы меня слышите? Боунс, почему успокоительное не действует?
- Откуда я знаю! – ответил тот.
- Фазер, - она изогнулась в руках Маккоя, дернулась, вырвалась и повисла на Кирке. – Хочу тебя! – заявила она, атакуя его губы. Кирк округлил глаза, но сопротивляться не стал, показывая доктору жестами, что лучше бы тому поторопиться с фазером, если уж она этого в самом деле хочет, пока дело не зашло слишком далеко.
- Боже правый! – возмутился Маккой, заходя в лазарет. – Кхм… осторожнее с ее ногой, пожалуйста, - попросил он, видя, как девушка запрыгнула на Кирка и обвила его ногами, продолжая целовать, а он обхватил ее за ягодицы. – Одну минуту, - попросил он, отходя к шкафчику с медикаментами и выбирая сильное снотворное. Однако стоило только ему обернуться, как он обнаружил капитана, явно намеревающегося заняться сексом прямо на медицинской кушетке. Закатив глаза и тяжко вздохнув, Маккой всадил дозу лекарства сперва в постанывающую девушку, после чего отодрал от нее осоловевшего капитана и залепил тому пощечину. – Так быстрее, - пояснил он свой жест мгновенно пришедшему в себя Кирку, схватившемуся за щеку.
- Да, спасибо, - тот проморгался. – Я пытался сопротивляться, - сообщил он доктору, уже занимающемуся сканированием капитана.
- Всплеск адреналина, активная выработка эндорфинов… Больше похоже на наркотическое опьянение.
- Я как будто растворился в ощущениях, - Кирк взглянул на спящую девушку, постанывающую даже во сне. – Если кассийка так на нас действует, лучше ограничить с ней контакты.
- Джим, Вы забываете еще и о том, что Элис Хант – телепат, - напомнил Маккой, сканируя ее. – Те же показатели - все признаки перевозбуждения.
- Хочешь сказать, что это она транслирует нам свое желание, уловив волну Элайи? – Кирк указал глазами на пах доктора и на свой.
- Я доктор, а не гадалка, Джим, я не знаю, как это происходит у телепатов, но уверен, что и так тоже может быть. Феномен телепатии толком не изучен, а тут человек из другого мира, обученный по техникам инопланетян, с силой, которая нашим земным телепатам может только сниться.
- Принцесса попросила не беспокоить ее семь часов, - вспомнил Кирк, прокашлявшись. – И что теперь делать?
- Думаю, они со Споком не в шахматы будут играть, - нахмурился Маккой.
- Что ж, придется надеяться на то, что она не навредит ему, - Кирк нахмурился, потерев лоб. – Нарушить приказ этой принцессы нельзя – в противном случае, Кассия может оскорбиться и развязать войну. Кассийцы миролюбивая раса, но во всем, что касается правящего органа, это дикари, руководствующиеся силой.
- Спок справится, - кивнул Маккой. – В конце концов, от секса хуже ему точно не станет.
- Не уверен, - не согласился Кирк, взглянув на рейнджера. – Они оба телепаты, Боунс, - кивнул он на девушку. – И что-то мне подсказывает, что она не просто так полезла целоваться к тебе и ко мне.
- Хочешь сказать, что она приняла его эмоции и не смогла с ними справиться? – уточнил Маккой.
- Его, помноженные на феромоны или что-то там еще кассийское – убойная смесь для того, кто обладает пока еще не слишком высоким пси-уровнем.
- Так ты знаешь?
- Начал разбираться. Я капитан, это моя обязанность – знать все и про всех, кто находится на моем корабле.
- И что мне с ней тогда делать? Держать на снотворном?
- Она, как ты правильно заметил, телепат, даже по нашим меркам с ее нынешним уровнем, сильный, так что да, придется подержать на снотворном – иного выхода нет. Думаю, она это и имела в виду. Со Споком я поговорю потом, когда высадим принцессу.
- Джим, а как же то, что произошло?
Кирк пристально взглянул на друга и тяжело вздохнул.
- Отравление любовью, Боунс, - решил он. – Если только она не нимфоманка и не была все это время в нас обоих тайно влюблена.
- В меня – точно нет, - покачал головой Маккой.
- Как и в меня, - с ноткой разочарования согласился Кирк. – Если вспомнит и захочет поговорить – будем честны, если нет – лучше об этом промолчать.
- Согласен.
- Хотя целуется она великолепно, - улыбнулся Кирк перед тем как покинуть лазарет.
- Согласен, - вздохнул теперь и Маккой, думая над тем, почему на загадочные феромоны кассийки среагировала только Хант и никто из мужчин или женщин экипажа.


Бархатная ночь под мертвенным сиянием кометы продолжалась, но тишину нарушил визитер, явившийся из арки.
- Ночь подходит к концу, - произнес Кош – Хант мгновенно проснулась и с трудом поднялась, полусонно моргая на ворлонца. – Мало времени, чтобы понять.
- Понять что? – переспросила девушка. – Не думай, что я не ждала… и вообще, раз уж мы столько пережили, думаю, я имею право так к тебе обращаться… в общем, в какой-то степени мне действительно жаль, что…
- Много слов, - перебил Кош. Огоньки на передней части его скафандра замигали в такт звукам. – Ты будешь слушать.
- Знаешь что, я могла и отказаться, - она ткнула в него пальцем. – Я могла не прийти, я не хотела приходить, потому что мне надоело, что меня швыряют туда-сюда как мячик. Я знаю, что я вернусь домой, это все, что мне нужно знать.
- Не все. Следуй за мной.
- Следовать куда? – Хант оглянулась и даже не заметила, как оказалась на Минбаре. – Какого… Я дома?
- На Минбаре, - поправил Кош. – Ты не считаешь Минбар своим домом.
- Иди к черту, - помрачнела Хант, любуясь вечерним Тузанором и вдыхая свежий воздух с запахом цветов.
- Грубо, - бросил Кош.
- И что ты мне сделаешь? Накажешь? – она повернулась лицом к ворлонцу. Его глазная линза сузилась и резко расширилась, мембрана глаза стала зеленой, но удара не последовало.
- Нет. Я мертв.
- Я уже сказала, что мне жаль, - утихомирила себя Хант. – Мы не были друзьями, но я оценила твою помощь. И только за это мне тебя жаль, в остальном ты мне омерзителен как кукловод своей марионетке.
- Никакой логики, - прошелестел Кош. – Ты пришла за знанием, ты его получишь.
Мимо них, незамеченных, быстро прошли трое минбарцев-рейнджеров, что-то тихо обсуждая, где-то зазвонили колокольчики, из Часовни вышел высокий мужчина в коричневом плаще и присел на скамейку, глядя на город – Элис дернулась в его сторону, но ноги не послушались.
- Что происходит? – занервничала она. – Что ты делаешь? Что это за время?
- Час перед тем, как уйти, - ответил Кош, так же глядя на Синклера.
Она вспомнила этот день – ее тогда вызвали в Йедор, на обратном пути она спешила, как могла, но не успела увидеть его снова, он улетел на Вавилон 5, а назад уже не вернулся.
- Это прошлое. Зачем мне это видеть? – она старалась запечатлеть в сознании образ Синклера – то, как он откинул капюшон плаща, как вдохнул воздух, как чуть грустно улыбнулся своим мыслям. Сердце мучительно заныло – это было всего лишь видение, ей никогда не прикоснуться к нему, не поговорить с ним, а она как раз хотела на следующий день сказать ему, как сильно он ей дорог, что она пойдет на все, чтобы в галактике был мир, чтобы Минбар и Земля процветали, чтобы он знал – она станет тенью, прикрывающей его спину… пусть даже это и звучало бы глупо и наивно – он бы понял, улыбнулся.
- То, что было, - произнес Кош.
- Теперь он в прошлом, его уже нет, ты это хочешь сказать?
К Синклеру подошел служка-жрец, поклонился и оба мужчины ушли по дорожке.
- Ты убьешь Энтил`За.
Смысл короткой фразы Элис поняла не сразу, а когда прочувствовала, резко обернулась.
- Ты с ума сошел! – прошипела она в его шлем-лицо. – Я Анла'шок, я живу ради Единственного, я умру ради Единственного!
- Это будущее – ты убьешь Энтил`За, - повторил Кош. – Ты вернешься в установленный час, но чтобы вернуться, ты убьешь Энтил`За.
- Ты ведь… - она задохнулась от боли. – Ты говоришь не о нем, не о Синклере, - Кош промолчал, сужая и расширяя глазную мембрану. – Ты о… Я этого не сделаю.
- Сделаешь, чтобы дать жить другим, - отрезал Кош.
- Иначе что? Ценой жизни невинного человека спасется мой мир? Кош, он не виноват! Валена ради, что он сделал?
- Так ты вернешь утраченное.
- Иди к черту, ублюдок! Слышишь меня? Убирайся!
- Ты спасешься и вернешься туда, где будешь нужна.
- Я никогда, слышишь меня, я никогда его и пальцем не трону! Ты его не знаешь!
- Ты узнаешь.
- Я Анла'шок! Я никогда не…
- Ты убьешь Энтил`За.
Она бросилась бежать от такого пророчества, забыв про то, что нога повреждена, что это даже не Минбар, а она явно не спит, что это не бред больного воображения, а какое-то измененное пространство, время или сам черт не разберет что.
Но она никогда не причинит Энтил`За вреда, это немыслимо! Ни один рейнджер на такое не способен – скорее он умрет, чем допустит подобные мысли.
Она бежала по знакомым дорожкам, уже не чувствуя ни дуновения ветра, ни запахов свежести и цветов. Мир как будто выцветал, серел, подернулся пылью и затхлостью.
Ворлонец не догонял беглянку, даже не пытался остановить. Он пропал.
Постепенно начал пропадать и Минбар – размазались силуэты служек и рейнджеров, исчезли резные колонны зданий, замерли водопады и померкло заходящее солнце.
- Я этого не сделаю, - прошептала Элис, упав на колени. – Я не могу! Не могу! Только не так! – она закричала в пустоте и тишине – неслышимая, невидимая, проваливаясь в воронку собственного разума и отгораживаясь от чудовищного пророчества барьером, зло искрящим и плюющимся током высокого напряжения. Если даже она сама рискнет взломать такой блок – это будет мучительно больно, но лучше так, чем знать правду-пророчество. Лучше забыть эту ночь, чем однажды Спок узнал бы о том, что она убьет его, чтобы вернуться домой.
Вот, почему война заберет ее, вот, почему ей незачем будет жить, вот, откуда постоянный страх за его жизнь и готовность убить любого, лишь бы с ним все было хорошо.
Лориен сказал, что она вернется, что значит, что Кош не солгал, но лучше умереть здесь самой, чем убить вулканца и навеки опозорить Анла'шок… даже если они этого никогда не узнают. Она будет знать, она будет помнить, пусть и недолго – смерть будет желанна.
Блок схлопнулся в ее сознании, заперев информацию от любого проникновения, она закрыла глаза…


- М-м-м, - застонала Элис, проснувшись на койке в изоляторе.
- С пробуждением, - поприветствовал Маккой. – Как самочувствие?
- Паршивое, если откровенно, - поморщилась она. – Наверное, это нормально после того, что я видела и ощущала. Сколько я спала?
- Десять часов полноценного здорового сна, - доктор провел над ней сканером и взглянул на мониторы. – Показатели в норме. Что-нибудь помните?
- Если Вы про то, что я залезла на капитана и на Вас, то все, если про то, что мне снилось, то ничего.
- Можете извиниться, если желаете, - предложил Маккой, - хотя это поведение было вызвано феромонами Элийи. Она заходила и принесла официальные извинения.
- Не в феромонах дело, а в волосах, - перебила Элис. – Я видела ее и коммандера в оранжерее, ее волосы… даже не знаю, как объяснить… они бликовали. Ну, как рябь на воде, как гипноз.
- Теперь понятно, почему пострадали только Вы и наш вулканский друг.
- Он пострадал? – насторожилась Элис, вскочив, охнув от резкой боли в ноге и тут же упав обратно на кровать.
- Не так резво, мисс Хант, - доктор сделал укол обезболивающего и подал руку, чтобы помочь подняться.
- Что с ним?
- Сегодня явился на мостик счастливым и зеленым как молодой листочек.
- Счастливым? – округлила глаза Хант. – Зеленым?
- Неловко говорить это Вам, но, похоже, у него была бурная ночь.
- Под этим гипнозом?
Маккой пожал плечами.
- Принцесса поняла, что причинила ущерб своим поведением и поспешила сменить транспорт, так что узнать подробности не удалось, но Спок не выглядит привычной сосулькой.
- Он никогда ей не выглядел.
- Вам виднее, телепат телепата видит издалека, но он мне даже улыбнулся вместо своих привычных издевок про уровень моих медицинских знаний. Я решил, что он болен и изолировал его. Знаете, улыбающийся вулканец – повод для беспокойства.
- И где он?
- Ушел час назад, вернувшись к своему привычному логичному виду.
- А экипаж? А капитан? А Вы? А гипноз?
- Экипаж в полном порядке, - Маккой отошел к шкафчику с медикаментами. – Капитан весел, я в норме, гипноз… По всей видимости, под его действие попали только Вы и Спок, как я уже и сказал.
- Ясно, спасибо, доктор. Я могу идти?
- Идите. На Вашу смену Вы опоздали, но можете заступить в гамма-смену.
- Думаю, так и сделаю, нужно побеседовать с капитаном и коммандером.
- Хотите их просканировать?
- На это у меня не хватит сил, но Вы читаете мои мысли, доктор, я бы этого действительно хотела.
- С кем работаю, - Маккой развел руками.
- И… - Элис покусала губу. – Доктор, если Вам это нужно, я принесу извинения за свое поведение…
- По всей видимости, Вы этого делать не хотите, - предположил он.
- Не хочу. Вы мне нравитесь, даже очень нравитесь, но…
- Но? – Маккой замер, прижав к себе гипошприцы.
- Вы нормал, я – телепат… временами… - она чуть нахмурила брови. – У меня были отношения с нормалами, но это… не обижайтесь, доктор, но секс с нормалом – это как поцелуи в противогазе. Телепаты открываются друг перед другом не только телесно, но и ментально, это полное единение – словами это не описать, а показать нормалу суть, боюсь, нереально даже самому сильному тэпу.
- То есть, будь Вы нормалом, Вы бы со мной?..
- О, да!
Маккой кашлянул.
- И с Джимом?
- Скорее всего нет, но лишь по причине того, что он капитан, а я его невольный пассажир. Я не испытала бы неловкости после, но он все-таки человек, он… впрочем, любой нормал может пристраститься, а это создает ненужные проблемы.
- Пристраститься к чему? К сексу?
- Нет. То есть, не только. К сексу с телепатом – я еле-еле отвязалась от тех, с кем у меня были интрижки, это… несколько неприятный процесс.
- Вы их напугали?
- Стерла память. Если бы мой наставник об этом узнал – не о сексе, а о том, что я влезла в голову нормалов и почистила им воспоминания, он был бы крайне недоволен и наказал бы меня, а это неприятно.
Маккой заслушался подобным откровением.
- Я уже слышал про наказания минбарцев, но так и не понял, что именно они делали.
- Это трудно объяснить… в общем, они оставляли меня одну в комнате, где не было ни звука.
- Запирали в карцер?
- Типа того. Я не клаустрофоб, но поскольку я телепат, остаться наедине со своими мыслями для меня серьезное наказание.
- Странное наказание.
- Очень действенное и даже чем-то болезненное. Не волнуйтесь, это были хорошие уроки, больше я никому память не стираю… я имею в виду тех, с кем сплю. Впрочем, не уверена, что теперь смогу подняться выше П-3, - Элис прислушалась к себе.
- Вы заметно повеселели, - заметил Маккой. – Пси-уровень снизился?
- Вероятно, это был всего лишь всплеск, - она глубоко вздохнула. – На данный момент, думаю, у меня не выше П-1, с чем связаны подобные скачки я не знаю и даже не уверена, что хочу вернуть свой П-12.
- Вы могли бы сканировать космос, может быть, нашли бы прореху в пространстве и времени.
- С П-12 очень трудно жить, доктор, это сила и власть, большой соблазн и очень тяжелая ноша. А так я почти нормал.
- Мне опасаться нападения вечером? – улыбнулся Маккой, сгрузив, наконец, гипошприцы на стол.
Хант улыбнулась уголками губ.
- Не хочу портить отношения, доктор. Пока я могу побыть почти нормалом, я этим пользуюсь и хочу только дружить, потому что когда способности возвращаются, ни о какой дружбе речи идти уже не может. Пси-уровень выше П-3 – это контроль, контроль и контроль. И знаете, будь у меня выбор, я бы хотела остаться на уровне П-10 – это сила, но намного слабее той, с которой я жила, это не будет давить и для П-10 у меня достаточно опыта, чтобы сдерживаться от соблазна походя залезть кому-нибудь в голову.
- А пси-уровень можно уменьшить?
- Наркотиками, - улыбка сошла с губ девушки. – Больше никак. Простите, доктор, мне нужно поговорить с капитаном. Спасибо, что… вообще, спасибо.
- На здоровье, - Маккой проводил девушку глазами и принялся сортировать гипошприцы, думая о пси-уровнях, дружбе, телепатах и сексе с ними.

- Капитан, разрешите подняться на мостик? – обратилась к Кирку Хант, выйдя из лифта.
- Разрешаю, - он отдал подписанный падд старшине. – Как самочувствие? – спросил он у рейнджера.
- Отличное, спасибо. Могу я поговорить с Вами с глазу на глаз?
- Я всегда открыт для диалога, мисс Хант, Вы это знаете, - Кирк поднялся с кресла. – Мистер Сулу, примите мостик.
- Есть, капитан, - ответил рулевой.
- Прошу, - Кирк пропустил вперед девушку, потом зашел в лифт сам. – Палуба 5, - приказал он компьютеру. – Итак, чем могу помочь? Подозреваю, что дело не в извинениях или чем-то подобном.
- Нет, капитан, извинений не будет, хотя если надо, я…
- Не надо. Это было наваждение, так что я все понимаю. Так что Вас беспокоит, мисс Хант?
- Собственно, состояние пси-уровня. Посещение Трокати до сих пор на мне как-то странно сказывается – пси-способности скачут от нулевого уровня до полного пятого, снова пропадая до нулевого.
- Стрессы?
- Не больше обычного. Капитан, я не неженка, если Вы пытаетесь сказать, что я…
- Я ничего не пытаюсь сказать, Элис, я беспокоюсь о состоянии здоровья членов своего экипажа и своих друзей. Вы небезразличны мне так же, как и любой член корабля, Вы мой друг. Я не всегда понимаю Вас, точнее, я очень мало понимаю Вас, но Вы живете по своим законам, я уважаю их, стараюсь понять… И я понимаю Ваше желание помогать любыми доступными средствами, но я бы порекомендовал Вам посетить доктора.
- Это всего лишь раны, капитан, они затягиваются. Доктор Маккой…
- Я не о нем. Элис, Вы загоняете себя, Вы… Слушайте, я понимаю обстановку в Вашем мире, но даже на войне есть место человеческим эмоциям, Вы же буквально выдавливаете их из себя как это делают вулканцы. Не хочу осуждать Ваш образ жизни, но Вы человек, Элис, Вы женщина, красивая женщина, умная, какая-то совершенно необыкновенная, но Вас как будто двое – одна тянется к людям, хочет любить, стоит только Вам потерять свои способности, а вторая – амазонка, как говорит Боунс, холодная, нелюдимая, сильный телепат и одиночка. Как Вам удается сдерживать обычные человеческие эмоции? – Кирк остановился и обхватил ее за плечи. – Иногда я смотрю на Вас и вижу не человека, а настоящую вулканку. Так нельзя, Вы человек, Вы не можете потерять себя! - Хант открыла рот, чтобы возразить, но ничего не произнесла. – Элис, я давно знаю Спока, - продолжил тогда Кирк, отпустив ее и заходя в комнату для совещаний. – Можете мне поверить, что…
- Капитан, - перебила рейнджер. – Пожалуйста. Я не хочу и не буду обсуждать жизнь и личные качества коммандера.
- Вы не думали, что то, что произошло – попытка вызвать в Вас хоть какой-то отклик? – Кирк чуть встряхнул девушку. – Ревность, гнев…
- Вы пытаетесь свести меня с коммандером, капитан? – приподняла брови Хант. – Не самая лучшая мысль. И простите, но предлагать мне психолога или психотерапевта – тоже не лучшая идея.
Кирк поостыл и даже убрал руки.
- Извините. Вы правы, это не мое дело, но я видел, в каком Спок был состоянии…
- Капитан, Валена ради, довольно! – она повысила голос. – Я не имею права совать нос в личную жизнь Энтил`За. Простите, - тут же извинилась она, заметив, как Кирк подобрался. – Я беспокоюсь о нем, но это лишнее, я не могу позволить себе стать привязанной к тому, кто принадлежит другому миру и чьи чувства и мысли занимает другой человек.
- Что, простите? – не понял Кирк.
- Не важно, - быстро опередила все вопросы Хант. – Капитан, Вы правы только в том, что мне нужна помощь, но здесь, в вашем мире я не могу ее получить, здесь нет настолько сильных телепатов, чтобы помочь мне восстановиться и не дать поубивать все живое.
- А Вы?..
- Могу, поверьте мне. П-12 – это не дар, это проклятье.
- А вулканцы не могут?..
- Боюсь, что нет. Это… м-м-м… удобная раса для телепата, с ними спокойно и они уважают чужой разум, но они слабее меня, а между тем, всплески пси-энергии могут закончиться тем, что пси-уровень может резко скакнуть вверх от нулевого до П-8 или сразу до моего полного П-12, это очень болезненно, капитан, я рискую не сдержаться и не суметь вовремя защититься от подобного всплеска и защитить экипаж.
- То есть, Вы опасны? – Кирк покусал губу.
- Вы это и сами знаете.
- Хотите сойти на берег?
- Не хочу, если позволите.
- Тогда как я могу помочь? Чем?
- М-м-м… я узнала, что есть некая раса органианцев, - Кирк кивнул, внимательно слушая рейнджера, - они могли бы помочь мне обуздать пси-энергию. Они хоть и не телепаты, но, как я поняла из отчетов, раса, давно ушедшая в то же состояние, что и ворлонцы. По сути, это ворлонцы вашего мира, если так можно интерпретировать этот вид.
Кирк выслушал девушку и сел прямо на стол.
- Элис, органианцы не желают вмешиваться в дела Федерации, - ответил он на предложение. – Они вмешались однажды, предотвратив войну с клингонами и завоевание своей планеты, но они ясно дали понять, что у них нет ни малейшего желания вообще вмешиваться в историю миров. Не думаю, что было бы уместно обращаться к ним – это хоть и не ваши ворлонцы, это довольно милая дружелюбная раса, но, простите, Элис, им наплевать на все.
- Тогда остается только вернуться на Ромул и попытаться выкрасть их медикаменты, чтобы рассчитать правильную дозу, которая убьет во мне часть пси-способностей.
- Убьет? – поразился Кирк. – На Ромул? Элис, забудьте про Ромул и наркотики!
- Но это оптимальная альтернатива органианцам, капитан! – возразила Хант.
- Наркотики? – разозлился Кирк. – Я никогда не дам на это разрешение.
- Но, капитан!..
- Нет! Когда Спок восстановится, мы соберем совет и примем решение, которое не нанесет ущерба Вашему здоровью, - решил Кирк.
- Что значит, когда восстановится? – переспросила Хант. – Он в порядке? Где он?
- Попросил уединения для медитации на весь день. И… Элис, Вы уверены, что Вы готовы уничтожить часть своих способностей?
- Разумеется, - она нахмурилась. – Это безболезненно… надеюсь, по крайней мере.
- Но Вы вернетесь домой, - напомнил Кирк, - Вам понадобятся все силы для войны с Тенями и Ворлоном, логично ли сейчас ампутировать часть Ваших способностей и… простите, но скажу как есть – потерять шанс на победу?
- Да, Вы… Вы правы, капитан, - вынужденно согласилась Хант, отведя взгляд. – Тогда только блок – и надеяться, что он не сорвется. Вы правы – рисковать нельзя.
- Я не уговариваю Вас, поймите, но… - Кирк отошел от стола. – Я понимаю, что это важно для Вас, Элис, но я бы не хотел, чтобы Вы пострадали.
- Спасибо, капитан, – она рассеянно покивала и перевела дух. – Это все, капитан, спасибо.
- Если бы было за что, - развел он руками. – Отдохните сегодня.
- Так и сделаю, спасибо еще раз, капитан.
Кирк мягко улыбнулся.
- Вы так и не назовете меня по имени?
- В здравом уме – точно нет, капитан, - честно ответила Хант. – Я за субординацию и дисциплину, капитан.
Она отошла к двери, но голос Кирка догнал ее.
- Я видел, что когда Вы капитан на мостике, Вы стараетесь считать команду друзьями.
Хант замерла, не оборачиваясь. По сердцу словно больно резануло ножом.
- Моя команда на Белой Звезде была мне друзьями, моей семьей; команда ромуланцев… это сложно, но как капитан я старалась защищать свой экипаж, свою команду – каждый был мне братом и другом…
- Вы прекрасный капитан, мисс Хант, - Кирк подошел и обнял ее за плечи.
- Спасибо, капитан, - она напряглась в его объятиях всем телом, - но не рискуйте однажды передать мне команду Энтерпрайз – оба раза моего руководства на мостике мои люди гибли. Все до единого. Сомнительное качество для капитана, сэр. Простите.
Она извернулась и быстро вышла из зала совещаний.
- Не стоило напоминать, - проворчал Кирк. – Зачем я вообще это сказал? Наверное, остаточное явление после этого контакта, - он потер переносицу. Нелогично, как сказал бы Спок, но хотелось уколоть побольнее, надавать пощечин, а потом прижать женщину к себе и не отпускать. - Черт, контакт с телепатом такого уровня меня убьет, - он вышел в коридор и направился в лазарет, думая о предложении Элис по органианцам.

Спок погружался все глубже в свое подсознание, когда сигнал в дверь отвлек его от медитации.
- Войдите, - произнес он.
Дверь отошла в сторону, впуская ожидаемого, но все же несколько нежеланного в данный момент гостя.
- Я думаю, нам все-таки придется поговорить, коммандер, - произнес визитер. Спок не стал подниматься с колен. – Я понимаю Ваше нежелание и опасения относительно этой процедуры, я постараюсь сделать все как можно быстрее и как можно более безболезненно, но связь нужно разорвать. Мое состояние нестабильно, а нестабильный телепат – серьезная угроза для разума партнера, связанного с ним ментально. Я смогу пережить Ваш пон-фарр, но мои перепады пси-уровня Вас могут убить, а я не могу этого допустить.
Спок молча поднялся с колен и очень медленно склонил голову в знак согласия.




Глава 19.

Хорошо, что ничего говорить не пришлось. Ни того, насколько это было страшно, насколько это пугало, заставляло сердце биться учащеннее, губы и пальцы – чуть подрагивать, а брови хмуриться.
Не нужно было говорить хотя бы потому, что человек его понимала и разделяла его страх. Даже обладая крохами пси-способностей с ее точки зрения, она была сильнее вулканца, а в своем нормальном состоянии ей не смогли бы противостоять даже Сарек и Т`Пау. К счастью, Элис Хант была достаточно дисциплинирована и не желала нападать ментально, но Спок и не ждал, что она стала бы… хотя опасения были.
Спок понимал логичность ее решения, невозможность сосуществования, объединения ментально, но он до смерти боялся лишиться поддержки. Взрослый вулканец, переживший пон-фарр, просто не мог себе позволить лишиться спутника, для любого вулканца потеря постоянного ментального контакта была трагедией, Спок знал, что даже его отец, женившись на земной женщине, дал ей и приобрел сам то, что называлось любовью, заботой, защитой. Сарек – телепат, Аманда – нет, и все же Аманда считала себя счастливейшей из земных женщин.
Спок не понимал тонкостей внутрисемейных отношений вулканца и землянки, но теперь, встретив единственную, уникальную женщину-телепата из иного мира, случайно ли, намеренно ли, связав себя с ней, он боялся лишиться этой драгоценности и контакта с ее уникальным разумом – ураганом в нормальном состоянии и Армагеддоном в неконтролируемом.
Спок шел против себя, против всех вулканских обычаев, отпуская от себя женщину, во-первых, на войну, во-вторых, позволяя ей обращать внимание на других мужчин, в-третьих, насилуя ее мозг своими ощущениями, попав под воздействие чар кассийки, в-четвертых же…
Она была права – эту связь лучше прекратить, пока он не довел святыню вулканского общества до абсурда, а рейнджера – до безумия, но это было страшно и нелогично.
Он видел, чувствовал ее жар, когда сам не мог сопротивляться чарам принцессы, это было чистое безумие, но Спок в какой-то мере наслаждался знанием того, что Элис Хант чувствует то же, что и он сам – раздирающую на части жажду единения, бесконечное желание продолжать сладость момента, кульминацию, от которой мутился разум… впрочем, она этого уже не почувствовала, решив, что лекарство и сон лучше ментальной связи.
Она была телепатом, очень сильным, опасным, она понимала суть вулканского контакта, но не знала тонкостей, а он не мог ей этого объяснить. Он цеплялся за ее разум, находясь во власти кассийской принцессы, пытался попросить помощи, притянуть ее к себе, прекратить половой контакт против его воли, но Элис Хант сопротивлялась, отталкивала его, не желала ничего понимать и слышать, считая, что она вмешивается в его личную жизнь.
Элайя, к счастью, быстро поняла, что произошло, но прошлого было уже не вернуть – как связанный контактом вулканец он уже опозорил вулканскую честь, уединившись не со своим партнером и предав его доверие. И вулканской крови было все равно, что партнер не желал ни связи, ни контакта, ни вмешательства в кощунство внебрачной связи.
И вот теперь настал час расплаты и неизвестно, переживет ли он разрыв.

- Я… - Элис замолчала, глядя на курильню. – Коммандер, я понимаю Ваше опасение, но я могу серьезно покалечить Вас, если снова произойдет скачок пси-уровня. А он, думаю, все-таки произойдет. Простите…
- В извинениях нет необходимости, мисс Хант, - произнес Спок, сложив руки за спиной. – Связь тяготит Вас…
- Да не в ней дело, - устало махнула рукой Элис, как-то сразу став совершенно обычной уставшей женщиной, а не всегда собранным хладнокровным рейнджером. – Коммандер, мне не нужно объяснять, что такое секс, и тем более мне не нужно объяснять, что такое секс, когда ты телепат. И мне тем более нет нужды рассказывать о том, что такое контакт двух телепатов во время секса – я это знаю. Дело в том, что… - она замолчала, не глядя на него. – Простите, могу я присесть? – спросила она. – Тут несколько…
- Присаживайтесь, я нормализую температуру, - он потянулся к компьютеру.
- Нет, не нужно создавать какую-то особую атмосферу ради меня, - опередила она его жест. – Я могу находиться в таких условиях, но… Простите, это было грубо, - она сникла, сев прямо на пол. Спок недоуменно взглянул на нее, но температуру в комнате все же снизил. – Простите, что…
- Это не было грубо, мисс Хант, - он подошел к ней и так же опустился рядом.
- Гости не должны делать замечания хозяевам дома, - проворчала она, по-прежнему не поднимая глаз. – Коммандер, Вам не за что себя винить, я не совсем понимаю традиции Вулкана, но это не та связь, которая Вам нужна, - она подняла голову, посмотрев на его бесстрастное лицо. – Я даже не уверена, что я смогла бы ужиться с человеком-телепатом, а Вы вулканец-телепат. Могу я говорить открыто?
- Говорите.
- Коммандер, я… поймите меня правильно и постарайтесь вникнуть в ситуацию – я телепат, это полбеды, но я телепат из другого мира, я не хвастаю, но я сильный тэп, я буду подавлять Вас. Даже в моем мире сильным тэпам дают таких же сильных партнеров, способных контролировать друг дружку, потому что слабого тэпа сильный просто задавит. Это не фигуральное выражение, тэпов в Пси-Корпусе тренируют, вырабатывают цинизм и жестокость по отношению к слабым, а теперь у меня и так проблемы с контролем способностей.
- Но Вас воспитывали как телепата на Минбаре, в мире, где телепатия ценится и к подобным Вам относятся с почтением.
- Не представляете себе, сколько раз я жалела, что я не минбарка. Я человек, коммандер, человек со слабостями, с желаниями, с характером – каким уж есть, это не изменить, и как человека меня пытались научить пути минбарца, терпению, пониманию того, кто я, но Вы понимаете, что просто бесполезно пытаться научить орионку целомудрию, а человека - пытаться переделать под другую расу. Анла’шок и мой наставник отнеслись с пониманием моей человеческой сущности, меня не пытались изменить под минбарский уклад, мне давали лишь столько, сколько были способны принять мое тело и разум – мудрое решение, если бы мне не было всегда мало.
- В Вас говорила горечь прошлого – потеря Вашего отца, ярость, гнев и обида…
- Да, и желание отомстить, в конечном итоге. Коммандер, даже прожив столько времени среди минбарцев, я не перестала желать мести. Наверное, никогда не перестану.
- Это делает Вас человеком, хотя месть – нелогична.
- Минбарцы тоже не всегда были добры. Когда в земляно-минбарской войне погиб их лидер, они обезумели от горя и Деленн приказала вырезать всех землян из галактики. Она не показывала мне этого – я забрала эту информацию самостоятельно, едва ее увидев. Я не возненавидела ее только потому, что она не была виновна в том, что случилось с моей семьей, моими родителями. Она мне помогла, отчасти заменила мать, но она всегда знала, что она для меня – чужак, несмотря на мою к ней любовь. Рассказывая Вам все это, я хочу лишь сказать, что Вы должны понимать, что Вы имеете дело с человеком, у которого есть цель в жизни, который сделает все, чтобы ее достичь… ну, почти все. Коммандер, будь у меня выбор, я бы осталась в этом мире – не знаю уж, чем бы я занималась, но точно не сидела бы на одном месте, но у меня выбора нет. Я хочу вернуться домой и свернуть шею всем ублюдкам, которые мне попадутся на пути – за смерть президента Сантьяго, за смерть отца, матери, за Марс, за Землю, Минбар, моих друзей, мою команду, за Анла'шок и Деленн. Черт, да даже за Шеридана! Может, он мне и не слишком нравится как человек, но он блестящий солдат и он любит мой мир, любит Землю и Марс, любит Деленн – женщину, с миром которой он вел войну совсем недавно. И… присяга на верность для меня действительно не пустой звук, коммандер. Я присягнула Валену, Деленн, я присягнула Шеридану и Анла`шок – я должна быть там и я буду там, даже если меня отсюда увезут верхом на моем же гробу. Но…
Спок внимательно слушал, и когда Элис замолчала, осторожно ответил.
- Я понимаю, мисс Хант. Осуждать Ваш путь нелогично, Ваше решение продиктовано верой в то, что Вам близко.
- Но Вы не согласны с решением оборвать связь, - поняла Элис. Спок не ответил. – Вы даже не почувствуете этого, обещаю. Как только мои способности достигнут хотя бы уровня П-4, я смогу сделать все быстро и безболезненно. Вы в любой момент можете рассчитывать на мой разум, он всегда будет открыт для Вас, но постоянная связь…
- Дело в биологии, мисс Хант, - Спок неожиданно для себя поднялся, девушка так же встала. – Для вулканцев наличие постоянного контакта – потребность.
- Я уверена, что все пройдет удачно, коммандер, - Хант не стала развивать эту тему дальше. – Может быть, мне даже удастся сделать так, чтобы Вы забыли о том, что были связаны контактом.
- Сотрете мне память? – Спок приподнял брови.
- Не память – только жажду. Блокирую, если захотите.
- Нет, - коротко и резко ответил Спок.
Хант поклонилась.
- Как желаете.
Спок ощутил волну тепла и нежности, исходившую от рейнджера, привязанности, любви и горечи, и удивился силе выдержки земной женщины. Земляне нуждались в прикосновениях, в свободном выражении своих чувств, но Элис Хант как телепат была вынуждена держать свои мысли и чувства в стальных тисках. И Спок знал, что так было правильно и одновременно неправильно – это ломало суть человека, это выворачивало наизнанку целостность женщины, но если бы Элис Хант не была ни рейнджером, ни телепатом, едва ли стало бы легче.
Спок ощутил отголосок тревоги – ее разум был в смятении и старался отгородиться от чего-то крайне пугающего, но даже сама Элис не понимала, чего именно. Что бы это ни было, если это было заблокировано, это должна была быть очень серьезная информация.
- Мисс Хант, - Спок сделал шаг к женщине, - люди нуждаются в прикосновениях, - она заметно напряглась, - это успокаивает.
- Простите? – она приподняла брови.
- Я бы хотел выразить Вам благодарность и сочувствие, - предложил он. – Если Вы примете мое предложение.
Она чуть нахмурилась.
- Эм… да, спасибо большое, коммандер, - наконец, кивнула она. – Это… да, в общем…
- Вы позволите обнять Вас? – он сделал еще полшага навстречу.
- Эм… не знаю. Если хотите.
Его словно омыло цунами паники, бешеного желания, страха, трепета, любви, желания сбежать и желания остаться. Сбитый с толку противоречивыми эмоциями, Спок заключил рейнджера в объятия и замер, не зная даже, что сделать, чтобы привести ее разум в порядок.
«…просто быть рядом, даже если прогонишь…» - услышал он обрывок ее мыслей.
- Я мог бы… - предложил он.
- Не нужно, я справлюсь, - ответила она, поняв его.
Она позволила себе обнять мужчину, прижаться к его телу и, закрыв глаза, коснуться его щеки своей, после чего отстранилась и дернула уголком рта в подобии ободряющей улыбки.
- Если Вам…
- Ничего не надо, спасибо, не хочу нагружать Вас своими проблемами. Простите, мне лучше уйти.
Она быстро развернулась и вышла из каюты.
Спок невидящим взглядом посмотрел на закрывшуюся дверь, думая о том, что только что произошло. Обрывки фраз, предложение, которое она понимала, едва Спок начинал говорить, он, ловивший самую суть ее ответов…
Он хотел разделить с ней ее боль утраты, тяготы войны, горечь расставания с Валеном, дать ей немного уверенности в себе, контроля, а она лишь отказывалась.
Настоящий контакт двух разумов, которого у Спока может никогда не быть – настолько сильного телепата в этом мире нет ни среди вулканцев, ни среди людей. И теперь Споку предстояло потерять этот контакт.
Это логично, но…
Спок глубоко вздохнул – вулканцы не должны испытывать тоску, не должны показывать боль души, но впервые после Омикрона Сети III, впервые добровольно, а не под действием семян каких-то растений, Спок готов был признаться самому себе в том, что быть человеком проще, что хочется плюнуть на логику, обнять женщину, сражаться за нее, как однажды сражалась за него она, но…
Спок прошел в спальню, приказал компьютеру повысить температуру в комнате, воскурил заново благовония и сел на пол.
Сделав выбор в пользу вулканского образа жизни, он старался придерживаться его. В конце концов, рейнджер тоже сделала свой выбор и старалась не отступаться.
Безупречная логика, была бы она проклята.


Интерес исследований сменился скукой, когда Энтерпрайз остановилась для ремонта у Звездной Базы 156 – довольно милой планеты, населенной молодежью - веселой, шумной, активной и влюбленной в технику. Пока старшие офицеры договаривались о сроках техпроверки и мелком ремонте, Элис занялась помощью прибывшим техникам, увлеченно ковыряясь в проводках, платах, схемах и батареях.
Работа спорилась, экипаж разбрелся по планете, получив внеплановую увольнительную, дежурные отчаянно скучали по свежему воздуху планеты, солнцу и романтике, и только Скотти был безгранично собран, одновременно счастлив и крайне напряжен. Его любимую девочку, его красавицу, его малышку трогали руки тех, кого он не знал.
Он метался по кораблю, все проверял, постоянно нервничал и, в конце концов, когда ремонт закончился и все системы прошли проверку, главный инженер пришел в комнату отдыха и рухнул на диванчик, закрыв глаза.
- Тяжелая неделя, а? – Кирк опустился следом, погрузившись в блаженное ничегонеделанье и с почти отеческой нежностью глядя на галдящих офицеров на соседнем диванчике, обсуждающих «Кобаяши Мару».
- Тяжеловатая, - признал Скотти, не размыкая глаз. – Столько посторонних рук внутри моей девочки.
Кирк сочувствующе улыбнулся, похлопав друга по бедру.
- Я думал, ты примешь мостик у последней бригады.
- Там Элис, - махнул рукой Скотт, с неприязнью взглянув на шумную группу, обсуждающую тактические ходы.
- Я думал, ты сам проконтролируешь.
- Элис – одна из немногих инженеров, понимающих, что корабль – живой организм, а не кусок металла.
- Ну да, Элис была капитаном действительно живого органического корабля.
Скотт с тоской перевел взгляд на капитана, умоляя его глазами не дразнить нежную душу ценителя кораблей и органики.
- Мистер Скотт, ремо… капитан, - Элис торопливо вошла в помещение, подавая падд Скотту и кивнув Кирку.
- Мисс Хант! – улыбнулся Кирк.
- Сэр, - обратилась она к инженеру, - Вам лучше подняться на мостик.
- Что случилось? – Кирк мгновенно подобрался, Скотт недовольно поморщился.
- Что такое, Элис?
- Бригада починила кресло навигатора, заменила кресло связиста, но категорически отказывается менять кресло старшего помощника, - доложила она.
Кирк расслабился, Скотт напрягся.
- И что Вы им пообещали? – поинтересовался капитан.
- Оторвать я… кхм… я сказала, что они в корне неправы, капитан, и сказала, что пришлю главного инженера, который им…
- Ясно, - Кирк закусил губу, чтобы не засмеяться. – Скотти, примите мостик, чтобы исключить членовредительство со стороны Вашего помощника, - попросил он.
- Не приму работу, пока они все не сделают, – пообещал инженер, поднимаясь и уходя из рекреации.
- А мое кресло не нуждается в замене? – обратился Кирк к девушке, присевшей рядом и читающий отчеты в своем падде.
- Нет, капитан, - ответила она, сунув падд Кирку. – Я проверила каждое рабочее место, распорядилась кое-где сменить микросхемы и трижды перепроверить все программы и подпрограммы.
- Техники наверняка пытались стереть Вашу программу поиска родного мира, - предположил Кирк.
- Не пытались, - ответила она. – Они ее не обнаружили.
- Умный ход, - похвалил Кирк, изучая отчет.
- «Кобаяши Мару» - знакомое название, - задумчиво произнесла Элис, слушая бурные обсуждения соседей. – Тот тест, который никто не может пройти?
- Хотите попробовать? – предложил Кирк.
- Нет, - покачала головой Элис. – Проходить такой тест лучше новичкам, а не мне. И потом, я бы завалила его.
- Почему? – заинтересовался Кирк. Офицеры притихли, слушая разговор.
- Суть теста – выявить характер капитана, проверить его способность действовать в нестандартной обстановке, решить, спасать людей или нет. Я бы не стала.
- Почему? – повторил Кирк.
Двери комнаты отдыха открылись, впуская внутрь Спока.
- Потому что я знаю цену жизни, капитан, - ответила Элис. – Корабль, находящийся в нейтральной зоне, подбитый, с горсткой обреченных на смерть людей, а на кону судьба миллионов, миллиардов людей… Без шансов, капитан – я бы отказалась ввязываться в войну ради горстки бедняг.
- Но там же находятся люди! – встрял один из лейтенантов.
- И что? – обернулась к нему Элис.
- Представьте, что там могли бы находиться Ваши родные, - продолжил мужчина. – Вы бы оставили их умирать?
- Мистер Лорд, - предупредил Кирк.
- Оставила бы, - преспокойно ответила Элис. – И если бы у меня был выбор сделать это снова, я бы снова отказалась спасать этот корабль.
- Вам было бы так просто пожертвовать жизнями людей? – не поверила энсин-новичок, имени которой Элис не знала.
- Жертвовать жизнями всегда непросто, - произнесла Элис. – Придумайте способ спасти обреченных и не развязать войну – мне бы этого сделать не удалось.
- А если бы там находились Ваши родители? – не сдался лейтенант.
- Мистер Лорд, довольно! – повысил голос Кирк.
Хант поднялась.
- Ничего, капитан, все нормально, - чуть тише сказала она. - Мистер Лорд, тест рассчитан на тех, кто никогда еще не был на войне, кто не знает, что все дело в числах – одному придется умереть, чтобы жили сотни. Вот, почему я завалила бы тест – у меня свой подход к таким числам. И, отвечая на Ваш вопрос, да, я не изменила бы решения, даже будь на том корабле моя мать. Жизнь одного может быть и ценна, но не во имя жизни многих.
- А если бы тест был настоящим? – спросил второй новичок-энсин. – Вы бы тоже не стали спасать, скажем, нас, если бы мы терпели крушение на границе с клингонами, а Вы были бы единственной, кто мог бы помочь?
- Мне было бы жаль вас, но нет, решения я бы не изменила, а теперь прошу меня извинить, - она развернулась и увидела Спока, пристально изучавшего ее и внимательно слушавшего ее слова. – Коммандер.
- Мисс Хант.
Офицеры снова загомонили.
Кирк со вздохом поднялся и подошел к Споку.
- По крайней мере, честно, - произнес он, взглянув вулканцу в глаза. – Жестоко, но честно.
- Это логично, капитан, - кивнул Спок. – Жизнь многих ценнее жизни одного.
- Да, но насчет родителей – это было грубо, - тише сказал Кирк, выводя друга из комнаты. – Они новички, они ее не знают, а теперь пойдут слухи, что она может сдать нас ради своей выгоды.
- Уверен, что слухи мисс Хант не интересуют, капитан, - рассудил Спок. – Но я согласен с Вашим мнением. Делать предположения относительно нахождения на «Кобаяши Мару» родителей – было грубо.
- Ладно, разберемся с этим потом. Что там с ремонтом?
- Подходит к концу. Расчетное время окончания ремонта – два часа двенадцать минут.
- Хорошо, пойдем на мостик, там как-то лучше себя чувствуешь – атмосфера, напряжение, ответственность…


Атмосфера на корабле заметно раскалилась, стоило только экипажу узнать решение рейнджера относительно теста. Человек, женщина, готовая бросить своих друзей, свою семью, только бы не вступать в бой, заметно потеряла уважение среди людей. Исходя из того, что события из жизни Элис Хант, о войне на стороне Ромула, причины, по которым она была на грани жизни и смерти, знали лишь немногие, остальные считали рейнджера опасной предательницей и начали сторониться ее.
Самой же Элис все это было не в новинку. К своеобразному бойкоту среди членов экипажа она отнеслась равнодушно, в столовой сидела одна, не обращая внимания на шепотки за спиной, по коридорам особенно не гуляла, в инженерной появлялась редко и только если было нужно что-то от Скотти, но когда в спортзале, куда она пришла тренироваться, ее случайно больно толкнули по больной ноге так, что она не смогла сгруппироваться и уйти от неожиданного удара, упав и истошно закричав, Кирк не выдержал и вмешался.
Если бы не его приказ прекратить травлю, записи в личное дело трем лейтенантам и угроза трибунала им же за намеренное причинение вреда здоровью члена экипажа, дело могло кончиться бедой.
«Случайность» стоила Элис недели в лазарете, недели же нервов доктору Маккою, готовому собственными руками порвать виновных, переводу пятерых особо зарвавшихся наглецов из той группы, которая решила проучить рейнджера, на другой корабль, и загадочным обстоятельствам снижения у них в каютах температуры воздуха по ночам, причем в диверсии не признавался ни Скотти, ни Спок, ни кто-либо из старшего офицерского состава.
Конфликт был исчерпан, но только Кирк знал, скольких седых волос ему могло стоить убеждение Спока не ввязываться в стачки. Капитан видел горевший яростью огонь в глазах друга и прекрасно его понимал, но если бы не уговоры Кирка, Спок бы запросто мог свернуть шею всем пятерым и угодить под трибунал.
О том, что вулканца пришлось утихомиривать обещанием строго наказать провинившихся, знали только трое – капитан, доктор Маккой и сам Спок, хотя это не означало, что сама Элис не могла бы узнать это, сделай ее способности новый скачок.


Энтерпрайз уже две недели шла вперед на варпе-4 – исследование новых территорий, поиск новых цивилизаций, планет, миров…
- Мистер Спок, есть что-нибудь на сканерах? – в который раз спросил Кирк, надеясь на положительный ответ. Две недели откровенного безделья и тишины убивали капитана. Хотелось спуститься вниз на какую-нибудь планету, размять ноги, да хоть подраться – только бы не сидеть на одном месте, глядя на экран, и ожадая неизвестности в пустоте.
- Нет, капитан, все чисто, - ответил Спок.
- Две недели тишины, - заворчал Кирк. – Я уже согласен на бурю в стакане.
- Это нелогично, капитан, - не согласился Спок.
- Зато нескучно, - Кирк закрыл лицо ладонями и покачал головой. – Сколько еще лететь до этой звезды?
- Шесть дней, двадцать часов и три минуты, капитан, – немедленно отозвался Спок.
Кирк обреченно взглянул на экран.
- Мы еще никогда не заходили так далеко, – произнес он. – Ни один корабль до нас не был в этой области галактики.
- Это так, капитан, - прокомментировал замечание Спок.
- Скучно, - пожаловался по-русски Чехов.
В тот же самый миг Спок прильнул к сканерам.
- Капитан, неопознанное электромагнитное поле!
- Тахионное, капитан, - тут же поправила Хант от своей станции. – Программа начинает сходить с ума.
- Ваша программа? – уточнил Кирк. – Хотите сказать, где-то есть проход в Ваш мир и мы в него движемся?
- Пока неизвестно, сэр, работаю, - ответила она, быстро набирая команды на компьютере.
- Капитан, поле приближается, - снова сообщил Спок.
- Полный вперед! – приказал Кирк.
- Я бы не рекомендовала, - пробубнила Хант.
- Почему? – услышал ее Кирк. – Что-то не так?
- Тахионное поле – опасная штука, капитан, если Вы помните, что стало с послом Синклером, когда он отправился в прошлое с Вавилона 5. Это поле может не только состарить, но и убить. Даже у нас оно толком не изучено.
Кирк обернулся к Споку.
- Капитан, корабль затягивает в воронку! - вскрикнул Чехов, заметив на экране ленивые завихрения, которых раньше не было видно.
- Остановите двигатели! – не выдержала Хант, вскочив. – Маневр уклонения! Капитан, быстрее!
Кирк открыл рот, но по какой-то непонятной причине не смог ничего сказать.
Мгновение – и корабль влетел в воронку.
- Двигатели на полной тяге, - Спок вцепился в сканер обеими руками. – Мисс Хант!
Она подбежала к нему и нагнулась над приборами.
- Черт, нас несет в центр воронки, - зло выплюнула она. – Поздно уходить – расплющит. Капитан! Капитан! Что за…
- Капитан? – Спок, шатаясь от качки, приблизился к Кирку и тронул его за плечо – тот даже не отозвался. – Какой-то паралич. Капитан!
- Лейтенант, доктора срочно! – распорядилась Хант, повернув голову в сторону Ухуры.
- Есть, - ответила та, связываясь с лазаретом.
- Коммандер? – Хант взглянула на вулканца.
- Вы старше по званию, - ответил тот. – Вам придется принять мостик, капитан Хант.
- Лейтенант, желтая тревога! – распорядилась Хант Ухуре. – Всем внимание, говорит капитан Хант! – она ударила по кнопке связи. - Капитан Кирк не в состоянии управлять кораблем, я принимаю командование. Лазарет – в состояние готовности! Мистер Сулу, поднять щиты! Варп-1. Мистер Скотт, как варп-ядро?
- Держится, капитан, - отозвался Скотти. – Трясет, двигатели болтаются, но это цветочки.
- Сколько можем продержаться?
- Полчаса максимум, дальше начнут разваливаться.
- Мистер Скотт, держите варп-1, максимум – варп-2, не больше. Обещаю болтанку, но скоро вырвемся. Будьте готовы маневрировать.
- Есть, капитан. Конец связи.
- Коммандер… - Хант развернулась к Споку, но как раз в этот момент на мостике появился Маккой.
- Что у вас творится? Что за смена власти? – недовольно поинтересовался он.
- Доктор, помогите капитану, - бросила Хант.
- С каких пор Вы стали управлять кораблем? – еще недовольнее спросил он.
- С тех, когда так решил коммандер, что я старшая по званию и должна принять руководство. Вы не согласны? – стальным тоном ответила Элис.
- Вам виднее, капитан, - Маккой не стал спорить, подойдя к Кирку, замершему в кресле в неудобной позе. – Показатели в норме, - прокомментировал доктор, просканировав Кирка. – Ничего не понимаю.
- Охрана, помогите доктору, - приказала Хант. – Отнесите капитана в лазарет. Доктор, если это повторится еще с кем-нибудь, будьте готовы приняться искать средство от этого явления.
- И как Вы себе это представляете? – тот упер руки в бока. – Я доктор, а не…
- Вы способны на чудо, - таким же стальным, но с ноткой нежности голосом перебила Хант. – Мистер Чехов, координаты? Мистер Чехов? Доктор, у Вас второй пациент.
- Все в норме, - Маккой провел сканером над Чеховым. – Они дышат, но замерли как восковые куклы.
- Ухура, полный отчет по состоянию здоровья экипажа со всех палуб, быстро! – приказала Хант. – Охрана, двоих на мостик! Коммандер, займите место навигатора, рассчитайте курс на центр воронки.
- Есть, - отозвался экипаж.
Маккой бросил на нее быстрый взгляд, но возражать не стал.
- Капитан, отчет со всех палуб, - Ухура развернулась к ней. – Никто больше не пострадал. Все в норме.
- Отлично. Коммандер?
- Курс рассчитан.
- Варп-2, мистер Сулу. Смазываем пятки и рвем когти в центр аномалии! Ухура, всем палубам - держаться покрепче, сейчас рванет.
Корабль застонал от перегрузки и давления на обшивку.
- Вы с ума сошли! – закричал Маккой. – Вместо того чтобы пытаться уйти, Вы тащите нас вперед!
- Нас раздавит, если рискнем повернуть, доктор! - рявкнула Хант. – Займитесь пациентами.
Мостик тряхнуло раз, другой, корабль судорожно дернулся и вылетел из центра воронки в космос.
Сразу же взвыла система оповещения.
- Спок! – обратился Маккой к вулканцу.
- Это приказ капитана, доктор, - ответил тот.
- Коммандер, запишите все координаты точки перемещения, - приказала Хант. Вбежавшие охранники остановились у лифта. – Помогите доктору унести капитана и мистера Чехова в лазарет. Доктор, позаботьтесь о них.
- Есть, капитан, - ворчливо ответил тот. – Джентльмены, - он махнул рукой охранникам. – Осторожно.
- Координаты внесены, капитан, - отрапортовал Спок.
- Нынешнее местоположение, коммандер?
- Планета Земля. Год 1997.
- Мы в прошлом! – ахнула Ухура.
- Не Вашего мира, лейтенант, - бросила Хант, работая за своей станцией и считывая данные с монитора. – Вывести корабль на орбиту, поднять щиты невидимости! Транспортаторной – готовиться.
- Вы хотите спуститься? – Спок и прочие обернулись на нее.
- Коммандер, ровно через двадцать две минуты уходите с орбиты и берите курс на центр воронки – не раньше и не позже, - Хант быстро набирала команду на панели управления. – Что бы ни случилось – уходите отсюда. Приказ ясен?
- Да, капитан, но нужны уточнения, - терпеливо ответил Спок.
- Их не будет, - коротко бросила Хант. – Компьютер, уничтожить программу «Ти’ла»!
- Что Вы делаете? – испугалась Ухура. – Капитан!
- Программа уничтожена, - бесстрастно сообщил компьютер.
- Лишняя информация, лейтенант, - Хант вскочила, продолжив набирать команды стоя. – Я ввела все необходимые параметры в компьютер – если выйдет из строя основная цепь, подпрограмма уведет вас домой.
- Капитан, могу я задать вопрос? – Спок подошел ближе.
- Можете, но как-нибудь потом, коммандер. Мне нужно срочно бежать вниз – у меня мало времени и много работы.
- Капитан Хант! – Спок резко дернул ее за руку, побуждая обернуться и бросить расчеты.
- У меня никогда не будет другого шанса, - быстро заговорила Элис. – Внизу находится человек, которого нужно спасти и поверьте мне, я это сделаю.
- Я иду с Вами!
- Вы остаетесь здесь, коммандер. Это приказ. Уводите корабль ровно через двадцать две минуты.
- Двадцать.
- Еще лучше. Это все, - она вывернулась и бросилась к лифту.
- Коммандер, что происходит? – Ухура с тревогой смотрела на вулканца, наклонившегося над станцией Элис и читающего текст на минбарском языке. – Мистер Сулу, примите мостик! – приказал он.
- Есть, коммандер.
- Через девятнадцать минут и восемнадцать секунд уводите корабль в воронку – программа рассчитана на перемещение в наш мир.
- Есть, коммандер.
Сулу растерянно взглянул на недоумевающую Ухуру. Когда Спок исчез в лифте, рулевой тяжко вздохнул.
- Кого спасти? – спросила Ухура.
Сулу вывел программу на общий экран.
- Это Архангельск, - сообщил он. – Завод по сжижению природного газа. Кого она собралась там спасать? Прародителя Чехова?

Меньше двадцати минут на огромную территорию завода, плюс лютый холод, пронизывающий до костей, плюс обострившееся чувство опасности, плюс ревущий в венах адреналин, плюс бешеное желание выжить и спасти человека.
- Где Коннор? Где он? – закричала молодая женщина на мужчину.
Элис почувствовала, как быстро забилось сердце от одного только звука этого голоса.
- Он остался. Нужно уходить! – ответил мужчина.
Небольшая группа тащила тяжелые носилки с лежащим в них человеком – интуиция подсказывала, что это был не тот объект.
Элис пригнулась, стараясь остаться незамеченной, но люди даже не смотрели по сторонам.
- Капитан Хант, это было неразумно, - раздался знакомый голос буквально над ухом Элис. Она вздрогнула всем телом и резко обернулась.
- Какого черта Вы здесь делаете? – зашипела она на Спока. – Уходите!
- Я не могу позволить Вам застрять в прошлом не Вашего мира, - спокойно ответил вулканец, ежась от холода.
- Коммандер, Вы… Пригнитесь! – она обхватила мужчину и закрыла его своим плащом, когда в паре метров от них пробежал тот мужчина, на которого кричала молодая женщина. – Сумасшедший народ, - заворчала Элис, тут же забыв про Спока и рванув следом за человеком.
- Обвинение нелогично, капитан, - судя по голосу чуть позади, Спок не пожелал отставать, следуя за ней. – Вы должны вернуться в свой мир, я несу ответственность за…
- Никакой чертовой ответственности Вы за меня не несете! – еще злее зашипела Элис. – Фазер с собой?
- В режиме шока, - Спок продемонстрировал оружие.
- В боевой! – коротко приказала Хант.
- Но, капитан, Первая директива…
- Плевать мне на Первую директиву, коммандер! Либо Вы подчиняетесь приказам, либо поднимайтесь на борт – это военный объект, с людьми здесь что-то происходит, это что-то лучше пристрелить, а потом разбираться, чем быть убитым и жалеть о том, что упустил шанс.
- Убитые не жалеют, это нело…
- Сзади! – Хант не стала дослушивать, открыв огонь по каким-то быстрым скользким тварям за спиной Спока. Тот резко развернулся и выстрелил в две движущиеся мишени. – Вперед, не отставайте! – приказал Хант, убегая вперед.

- Ты должен уходить, это приказ, иди! – как в бреду повторял человек, умоляя второго бросить его и бежать.
Второй коротко вгляделся в глаза первого и тут же понесся назад догонять своих.
- Время, коммандер? – шепотом спросила Элис.
- Две минуты шесть секунд, - ответил Спок.
Она дернулась вперед, заметив, что второй человек ушел из поля видимости.
- Вы кто? – мужчина сполз на пол, держась за живот и больными глазами глядя на незнакомых людей – женщину, одетую как-то нетипично для этой широты, и остроухого зеленокожего мужчину в легкой форме, державших оружие. – Что вы здесь делаете?
- Не знаю, что Вы говорите, но это не важно, - ответила Элис по-английски, услышав речь на родном языке Чехова, хоть и с сильным американским акцентом.
- Американцы, - выдохнул мужчина в отчаянии, силясь подняться с пола. – Кто вы и что здесь делаете? – повторил он на английском.
- Все потом, сперва дело. Я помогу, - Элис передала оружие Споку и помогла мужчине встать. Тот тяжело навалился на нее и потянулся к каким-то рычагам.
- Они близко, нужно уничтожить завод, - заговорил он, обливаясь потом. – Здесь опасно… слизни…
- Я поняла, я все сделаю, - Элис взглянула на Спока и с трудом вытащила коммуникатор. – Хант – Энтерпрайз!
- Ухура слушает.
- Ухура, срочно операционную! Транспортаторной – готовиться!
- Есть, капитан.
- Коммандер, умоляю! – взмолилась она, глядя на вулканца. Тот без слов все понял и передал ей фазер, приняв человека.
- Вы вернетесь, - это был даже не приказ, а мольба – Спок никогда никого так не просил, но не теперь и не здесь, поняв, что Элис решила делать и на что шла ради спасения жизни этого человека.
- Даю слово, коммандер.
- Энтерпрайз, поднимайте двоих! – Спок вытащил свой коммуникатор.
- Помогите ему, - успела прошептать Элис, перед тем, как золотистое свечение окутало обоих мужчин.
- Скотти – капитану! – ожил коммуникатор.
- Слушаю, Скотти.
- Капитан, что бы Вы ни задумали, немедленно поднимайтесь – времени осталось меньше минуты!
- Скотти, - она зажала прибор между плечом и ухом, и потянулась к рычагам на стене – датчики давления, какие-то переключатели, от которых можно было бы устроить большой взрыв. – Скотти, сделайте все в точности, как я скажу: когда я скажу поднять меня – немедленно поднимайте, но ни секундой раньше или позже. И сразу же уходите с орбиты, даже если ничего не получится. Это приказ.
- Сделаю, Элис, - пообещал инженер. – Торопитесь, осталось десять секунд.
- Поднимайте! – приказала Элис, протянув руку к рычагу. – Скотти, быстрее! Проклятье… Скотти!
Приборы начали лопаться один за другим, на нее набросились какие-то скользкие твари. Элис окутало золотистое мерцание как раз в тот момент, когда она, отчаявшись дождаться подъема, дернула рычаг, и мир вокруг окрасился огненной вспышкой.


- Мистер Скотт, - ожил коммуникатор голосом Спока, - Вы транспортировали капитана Хант?
Скотти круглыми от ужаса глазами смотрел на замерцавший силуэт, появившийся на площадке на пару мгновений, но тут же пропавший.
- Коммандер, нужна еще пара минут, - выпалил он, без толку дергая рычаги и давая на кнопки. – Я потерял сигнал.
- У нас нет пары минут, мистер Скотт, - хладнокровно ответил Спок. – Корабль уходит.
- Вы же не можете бросить ее тут! – испугался Скотти.
- Таков приказ капитана Хант и я намерен последовать ему. Конец связи.
- Элис… - Скотти вцепился в транспортатор, когда корабль дернулся, уходя в воронку.




Глава 20.

- Оп-па! – причмокнул губами совершенно незнакомый человек за совершенно незнакомым пультом. – Капитан, не поверишь, какую красотку я только что подцепил! – сообщил он кому-то.
- Да, Скотти, в чем дело? – раздался еще один незнакомый голос из динамиков. – Что еще за красотка?
- Я говорю, я попробовал поднять наших общих знакомых, а тут… Мисс! – Элис ощутила жар в ноге и повалилась на пол – незнакомец едва успел ее подхватить. – Лейтенант, срочно вызовите лазарет! – крикнул мужчина сидевшей за пультом женщине. – Мисс, Вы… О, черт, где ж это Вас так!
- Вы кто? – выдохнула она, дрожа с головы до ног.
- Скотти, - представился человек. – Монтгомери Скотт, просто Скотти.
- Ясно, - без удивления выдохнула Элис.
- С дороги! – и даже когда в помещение ворвался взмыленный и совершенно незнакомый мужчина, тут же быстро и профессионально осмотревший Элис, все еще висящую в руках Скотта, вколовшего ей сразу два укола, удивление так и не пришло. – Стресс, небольшой ожог на щеке… Это еще что? – сканер опустился к ноге девушки. – В какой мясорубке Вы побывали, леди? – поинтересовался доктор. – Мистер Скотт, если Вы так и будете стоять и ничего не сделаете, она истечет кровью! – набросился доктор на Скотта.
- Что, опять? – вырвалось у Элис прежде, чем ее сознание отключилось от очередной серии уколов.
- Шок, - коротко бросил доктор. – Осторожнее с ее ногой – там живого места нет. Кто только был ее врачом – мясник или садист?

- …слышите? Мисс, Вы меня слышите? – голос, вроде бы знакомый, но в то же время нет, продирался как через слой ваты. Рефлекторное движение рейнджера, попавшего в плен, было одно – рука резко выбросила вперед кулак и маячившее расплывчатое лицо пропало из поля видимости. – Ой! Да что ж это такое! – воскликнул голос. – Ну что за жизнь!
- Жить будет, - сообщил чей-то жизнерадостный голос сбоку. – Мисс, Вы находитесь в лазарете, Вам здорово досталось… где бы Вы ни были. Вы меня слышите? Вы можете что-нибудь сказать?
- Слышу. Могу. Какого черта? – ответила Элис, часто моргая.
- Я капитан звездолета Энтерпрайз Джеймс Кирк, - представился молодой голубоглазый парень едва ли старше ее самой. – Это доктор Маккой, Леонард Маккой, - он указал на недовольного зеленоглазого мужчину чуть старше, растиравшего челюсть. – Вы помните, что произошло? Вы помните свое имя?
- Я так понимаю, имя Коннор Дойл или Стивен Хант вам ничего не говорит? – она приподняла голову, оглядевшись – помещение было светлым, просторным, но люди со знакомыми именами были совершенно незнакомы.
- Эм… вообще, нет, - пожал плечами голубоглазый капитан.
- Понятно, - нахмурилась она. – Капитан Элис Хант, - представилась она, протянув руку парню и только сейчас заметив, что она снова обклеена биопластырями. Парень не успел пожать ее ладонь – девушка поднесла руку к глазам. – Все раны снова открылись? – она взглянула на зеленоглазого доктора.
- У Вас в тканях просто склад токсинов, - заворчал тот, оттеснив капитана. – Не знаю, что это за дрянь, но она буквально выгрызала мышечные клетки. Кто Вас оперировал? Что за кустарная работа? – поморщился он.
- Один из лучших докторов галактики, - стальным тоном перебила она поток возмущений.
- Ну, конечно, - недовольно поджал губы доктор. – Не суметь выделить токсин из клеток, - принялся он ворчать дальше, проводя над ней сканером, - не смочь очистить клеточное ядро, кое-как нарастить биокожу – и это лучший доктор в галактике.
- И Вы знаете, что это за токсин? – она снова перебила поток ворчаний.
- Понятия не имею, - ответил мужчина. – Джим, уйди бога ради, ты мешаешь работать! – огрызнулся он на голубоглазого. – Приведу пациентку в порядок – поговоришь.
- Я зайду, - пообещал Кирк, уходя.
- Значит, Вы очистили кровь и заново меня заштопали? – еще раз повторила Элис, откинув легкое одеяло и оглядывая руку и ногу.
- Очистил, прооперировал, заклеил, трижды проверил состав крови и степень чистоты клеток, оставил образец крови, плазмы, токсина, чистого вещества себе на память, уложил в кроватку и накрыл одеялком, за что получил кулаком в челюсть, - Маккой отложил сканер и упер руки в бока.
- Рефлексы, простите. Чистого вещества, - повторила Элис, покусав губу. – И где оно?
- Вы вообще о чем, капитан Хант? – прищурился Маккой. – Снова хотите заживо разлагаться? Эта дрянь чуть не убила Вас! Ну, что за дни – то сумасшедшие ромуланцы, то этот зеленокровый гоблин наезжает, то теперь суицидница…
- Гоблин? – Элис приподнялась. – Маккой, Кирк, Скотт, следовательно, гоблин – коммандер Спок?
- Вы и его знаете? – раздражение Маккоя достигло апогея. – Ну, что за дни! Вы с Вулкана?
- Нет, с Марса. В смысле, я родилась на Марсе, а вообще, я с Земли… долгая история, - договорила она, увидев сомнение на лице доктора. – В общем, спасибо, что подлатали, доктор, но мне нужно вернуться, - она уже собралась сесть, но Маккой ловко прижал ее к кровати.
- Лучше лежите, - предупредил он, надавливая на ее плечи – осторожно, но достаточно сильно.
- Долго объяснять, но… - Элис притянула мужчину за шею и поцеловала, не давая отшатнуться. От неожиданности он, вместо того, чтобы отпрянуть, ошеломленно охнул и, вспомнив, что его руки все еще давят на ее плечи, переместил одну на подушку. – Спасибо, - выдохнула Элис, оторвавшись от губ мужчины. – Вы снова спасаете мне жизнь, но мне действительно некогда.
- Снова? – непонимающе повторил Маккой, непроизвольно облизнувшись. – Да я только… Пожалуйста, - он дернул плечами и схватил сканер.
- Мне нужна моя одежда, доктор, - она решительно села на кровати, не обратив внимания на задравшуюся рубашку. Предупредив его попытки снова уложить ее на кровать, она выставила руку. – Доктор, мне нужно вернуться.
- Вернуться куда? – Маккой стиснул прибор в руке. – Откуда Вы вообще?
- Из другого мира, - не стала юлить Элис, сопоставив все имеющиеся факты. – Энтерпрайз попал в параллельный мир, я спустилась на планету, чтобы спасти человека, а перед этим сказала, что если я не вернусь – корабль должен уходить. Если я не вернусь, я застряну здесь.
- Вы капитан Энтерпрайз? – глаза Маккоя стали круглыми от удивления. – Чудны дела твои, Господи! А я-то думал, что у вас там заправляет делами Кирк.
- Вы знаете о том параллельном мире? – недоуменно спросила Элис.
- Да, к нам от вас прилетел этот ненормальный ромуланец – мне ли не знать, если я людей по кусочкам собирал! – повысил голос Маккой.
- Не уверена, что я должна это обсуждать, тем более ромуланцев, но ситуация куда сложнее, чем Вы себе можете вообразить. Я даже не из того параллельного мира, который параллелен вашему, я из другого, я не имею отношения к Федерации, в моем мире война, мне нужно вернуться туда, но для того, чтобы мне туда вернуться, мне нужно вернуться в параллельный вашему мир, на Энтерпрайз.
- Избавьте меня от нагромождений логики! – всплеснул руками Маккой. – Почему Вы вообще это говорите мне?
- Потому что только Вы, доктор, тот, кому я могу довериться. У Кирка нет души Шеридана, я более чем уверена, что у вашего Спока нет души Синклера. Не берите в голову, - быстро сказала она. – Параллельный мир - это нормальное явление, не в каждом должно быть отражение моего, но удивительно то, что Вы обладаете душой…
- Стоп-стоп-стоп, капитан! – перебил Маккой. – Души, миры, религия – все прекрасно, но Вы никуда не пойдете. Вы только-только после операции, Вам нужно отлежаться минимум три дня.
- У меня нет трех дней, доктор! – Элис встала и тут же упала прямо в руки мужчины. – Валена ради!
- Я предупреждал, но никто никогда меня не слушает, - заворчал Маккой, прижав девушку к себе. – И я на это не куплюсь, – предупредил он. - Я доктор, а не ловелас.
- Не сомневаюсь, доктор, но Вам все-таки придется мне уступить, - она обхватила его за шею.
- Я так не думаю, - он поднял ее и опустил на кровать. – И поговорите с капитаном – искусство обольщения он знает как свое имя, а я простой доктор.
- Как скажете, доктор, - сдалась она, улыбаясь от уха до уха. – Вам я доверила бы жизнь, здоровье и каждый орган, включая сердце.
Маккой с подозрением покосился на нее и вышел, даже по дороге продолжая ворчать:
- То ромуланцы, то женщины-амазонки – помоги мне Господь!
Элис откинулась на подушку, закрыв глаза и вспомнив того юношу-минбарца, с которым у нее был первый в жизни молодого телепата ментальный контакт, позволивший ей узнать больше о минбарском ритуале поиска точек удовольствия и закончившийся оглушительным удовольствием и стыдом.
Доктор Маккой этого мира обладал душой этого минбарца, что означало, что души в самом деле могли перерождаться в других параллельных мирах.
Что ж, один доктор Маккой уже был зацелован ей, и Элис ему честно призналась в том, что он симпатичен ей как мужчина, и что будь у нее возможность, она бы познакомилась с ним в горизонтальном положении, если бы не постоянные скачки пси-способностей, теперь второй доктор Маккой, совершенно другой человек, но с таким же ворчливым характером, моложе, с удивительными зелеными глазами, взял палочку эстафеты по поцелуям. Доктор, знавший ее тело и все внутренности лучше Творца, стал не просто другом… жаль лишь, что не смог стать чем-то большим.
Странно только, что Кирк был «пустышкой» - совершенно незнакомый парень, ничего общего с Джеймсом Кирком не имевший, не считая имени и звания капитана одноименного корабля.

Кирк ухватил Скотта за руку и затащил в лифт.
- Ты же понимаешь, что мы не можем бросить их там.
- Слушай, я уже связался с ближайшими кораблями в этом секторе.
- Какого черта ты решил не брать его на борт? Мы же единственные тут поблизости!
- Долгая история, но так нужно.
- Слушай, я тебя правда не понимаю – я думал, что он твой друг.
- Друг, но… Скотти, можешь связаться с ним?
- Могу, конечно, пока мы болтаемся на орбите. А тебе зачем? Решил передумать?
- Нет, его и Кинсера заберут, но мне нужно поговорить с ним сейчас.
- Лады, сделаю, хотя я тебя все равно не понимаю.
Лифт открыл двери и друзья вышли, завернув в ближайший зал совещаний.
- Пять минут, - попросил Кирк.
- Сделаю, - ответил Скотт, быстро тыкая в кнопки. – Пять минут, пока есть связь, - повторил он. – Мне выйти?
- Если можно. Спасибо, - Кирк одарил друга улыбкой и повернулся к монитору. – Спок! Спок, ты меня слышишь?
- Слышу, Джим, рад тебя видеть, - ответил седовласый вулканец. На экране монитора на заднем плане замаячил скучавший по другу Кинсер.
- Взаимно. Спок, я передал сигнал бедствия по сектору, тебя и Кинсера заберут, как ты и хотел.
- Хорошо.
Кирк обернулся, убедился в том, что он один и нагнулся к экрану.
- Слушай, может, это странно, но когда я хотел поднять вас обоих, к нам переместилась какая-то девушка.
- Девушка? – вулканец приподнял седые брови. – Зачем ты пытался поднять нас? Джим, Споку не нужно видеть меня.
- Знаю, но это неправильно, я не могу вот так улететь, зная, что ты там, в холоде…
- Со мной все в порядке. Так что за девушка?
- Да, девушка... Странная, красивая, явно побывавшая в какой-то переделке. Я слышал ее разговор с Боунсом – похоже, она нас знает, хоть я и не понимаю, откуда. Может, она из твоего мира?
- Возможно, но я бы это знал. Ты знаешь, как ее зовут?
- Капитан Хант. Элис Хант.
Вулканец на миг отвел глаза от экрана.
- Я знаю ее, Джим.
- И что мне с ней теперь делать? – спросил Кирк. – Боунс вылечил ее раны – не знаю уж, откуда у нее такие, но теперь она мечтает от нас куда-то сбежать.
- Боевые раны, Джим, - ответил вулканец. – Не задерживай ее, она уйдет.
- Но куда и как? – не понял Кирк.
- Если она представилась, как капитан Хант, она уйдет очень скоро. Спасибо, что вылечили ее.
- Да не за что, только скажи, кто она?
- Она – женщина, которая ушла в свой мир. Это все, что я могу сказать.
Кирк уловил в голосе вулканца застарелую боль.
- Хочешь поговорить с ней? – предложил он.
- Нет, - качнул головой вулканец. – Это мое прошлое и оно не вернется. Позаботься о ней, Джим.
- Непременно, но ты уверен, что не хочешь ее увидеть? Мы отходим через пятнадцать минут.
- Я уверен. Спасибо.
- Хорошо. Не прощаюсь.
- Живи долго и процветай, мой друг, - вулканец поднял руку в прощальном жесте и экран погас.
- Ты чего-то недоговариваешь, Спок, - пробормотал Кирк перед тем, как выйти к изнывавшему от скуки Скотту.
- Ну, они друг друга знают? – нетерпеливо спросил Скотт. – Ты об этом хотел поговорить с ним?
- Знают, но он не захотел с ней говорить. Думаю, Споку тоже не стоит с ней видеться, если на то пошло.
- А этому-то что? Влюбится и женится? – фыркнул инженер.
- Понятия не имею, но нутром чую, что не стоит, - Кирк хлопнул друга по спине и прошел по коридору к лифту.
- Логично, - кивнул Скотт. – Наверное.

- Я тебе снотворное вколю! – громыхал Маккой спустя пять минут после того, как разобрался с новой пациенткой, затаскивая вяло сопротивляющегося Спока в лазарет. – Ты что творишь! Что еще за день коллективных побегов из лазарета?
- Доктор, мое состояние здоровья удовлетворительное, - Спок сел на кушетку и сложил руки на коленях. – В медицинском осмотре и моем пребывании в больничном отсеке нет необходимости.
- Доктор Маккой, я… - босую и в одной больничной рубашке девушку Маккой увидел краем глаза, резко развернулся и едва не накинулся на нее.
- Кто разрешил Вам встать, капитан Хант? Немедленно вернитесь в кровать!
- Я просто хотела поблагодарить Вас за помощь, но мне действительно нужно уходить, - она пристально посмотрела на молодого вулканца, но взгляд на нем не задержала и развернулась к доктору. – Пожалуйста, выдайте мне мои вещи, - попросила она. Как только Маккой открыл рот, чтобы разразиться новой гневной тирадой и на сладкое наорать на нерадивых медсестер за невнимательность, она добавила: - Или я заберу их самостоятельно. Извините.
- Под мою ответственность, Боунс, - нарисовался в дверях Кирк, скрестив руки на груди и глядя на девушку. – Вы хорошо себя чувствуете, капитан Хант?
- Превосходно, капитан Кирк, но мне действительно нужно уйти, - ответила Элис, больше не глядя на вулканца.
- Если рана снова откроется – ко мне не приходите! – почти оскорбился Маккой, воткнув в вулканца гипошприц.
- Думаю, в этом уже точно не будет нужды, доктор, - серьезно согласилась она. – Вы – коммандер Спок, я правильно понимаю? – спросила она у вулканца.
- Да, капитан, - ответил тот, порываясь встать.
- Куда?! А ну, сидеть! – Маккой с силой усадил его обратно на кушетку, продолжая делать осмотр.
- Капитан Хант, - кивнула Элис, представившись. – Рада была познакомиться, но мне пора.
- Взаимно, капитан, - сухо ответил вулканец.
- Я покажу, где тут одежда и прочее, - Кирк поманил девушку – та прошла мимо вулканца и вышла в двери, даже не обернувшись.

- И что Вы будете делать теперь? – Кирк тактично отвернулся, позволив гостье переодеться. Впрочем, та не особо стеснялась и вела себя почти раскованно, хотя и прохладно, почему-то отреагировав только на Маккоя. Как первого ловеласа Академии, Кирка это покоробило.
- Если Вы позволите, я проверю телеметрию транспортера, если нужно – внесу изменения в систему координат и исчезну, - ответила она.
- Буду рад помочь, - предложил Кирк, обернувшись. – Кстати, я не подслушивал, но слышал, что Вы в самом деле из параллельного мира.
- Это так.
- И Вы знаете Спока.
- Знаю. Почему Вы спрашиваете?
- Ну… мы тоже знаем о параллельном мире. Именно о том, по иронии судьбы, куда Вы хотите попасть, и это будет проблематично сделать.
- Почему?
- По многим причинам, но главная из них – невозможность вернуться в отправную точку. Вы сказали, что Вы ушли в новый параллельный мир.
- Это так.
- Вы прорвали разлом, корабль должен уйти, бросив Вас…
- К чему Вы клоните? Время и пространство относительны. Это не мой мир, я тут лишняя единица, для меня Вы и экипаж – очередной параллельный мир. Капитан Кирк, мне нужно уйти! Меня ждет человек, которого я искала очень долгое время, которого я нашла и я не могу теперь потерять возможность увидеть его еще раз.
- Не боитесь, что Вас может выбросить в очередной мир? – Кирк указал на дверь, приглашая выйти из лазарета. Когда они прошли к лифту, он снова заговорил. – Скотти проверил данные переброски, наладил транспортер, мы, безусловно, переместим Вас в ту точку, из которой Вы пришли, но может и не сработать.
- Я рискну, - решила Элис, зайдя в лифт.
Через пару секунд они вышли из лифта и зашли в транспортаторную.
- Скотти, все готово? – обратился к инженеру Кирк.
- Готово, жду вас, - ответил тот.
- Спасибо за помощь, - поблагодарила Элис, поднявшись на площадку. – Я…
Золотистое свечение окутало ее на глазах изумленных мужчин и операторов.
- Скотти, ты куда ее отправил? – округлил глаза Кирк.
- Да я ничего еще не трогал! – оскорбился Скотт. – Черт, вся программа сбилась! Ты посмотри, что творится!
- Ионный шторм? – спросил Кирк, бросившись к панели управления.
- Да черт его знает! Никаких настроек – все пропало, - Скотт схватился за голову, глядя на пустую площадку транспортера.
- И куда тогда ее перенесло? – Кирк так же замер, согнувшись над панелью и глядя на площадку. – И главное, кто ее перенес?
- Слушай, я проверю еще раз, если что найду, я… - Скотти ударил кулаком по ладони.
- Не надо, - решил Кирк. – Думаю, это должно было случиться.
- Должно? Ее могло размазать тонким слоем по галактике, пространству и времени! – возмутился Скотти.
- Все будет хорошо, - Кирк приобнял друга за плечи и улыбнулся. – Просто я в этом уверен. А теперь свяжись с ближайшими кораблями и скажи, чтобы забрали двоих с планеты. Я на мостик.
- То один мне заявляет, что я написал формулу, которую я еще не написал, - вплеснул руками Скотти, - то теперь на моих глазах пропадает человек, то ромуланцы вываливаются непонятно откуда, то теперь еще какие-то заверения в том, что все будет хорошо… Что еще за танцы с тенями?!


Скотти озадаченно чесал затылок, глядя на груду вываленных проводков, плат и транзисторов из транспортера. Что со всем этим делать, куда пропала Элис Хант, где она теперь, как ее оттуда – где бы это ни было – ее достать, Скотти не знал, но надеялся на то, что явившийся Спок все-таки мог бы починить упрямый аппарат и вытащить девушку.
После того, как вулканец появился с незнакомым мужчиной в обнимку, подхватил того на руки, не обращая внимания на слабые возражения и пулей вылетел из транспортаторной, Скотти уже ничему не удивлялся. Если капитан Хант так решила – это так и надо, но вот что произошло, где случилось короткое замыкание, где что пошло не так, почему она сама так и не материализовалась на площадке и куда делась, Скотти понять так и не смог. Компьютер показал, что она просто исчезла, но куда, как и по какой причине – неизвестно.
- Исчезла из программы? – уточнил Спок, явившись через десять минут после того, как корабль вышел в нормальный родной мир из воронки тахионного поля. – Мистер скотт, ни один живой объект не может раствориться в никуда – либо он рассыпался на атомы, либо его матрица была перенесена в блок памяти и ждет реархивации.
- Мистер Спок, я знаю свою работу, - развел руками Скотт. – Ее попросту нет – она не погибла, не в компьютере, она… пропала.
- Уточните, - потребовал Спок, нахмурившись.
- Ее нигде нет, - Скотти развел руками повторно. – Возможно, она переместилась в пространстве, во времени, может быть, застряла между мирами – я не знаю, но здесь, в нашем мире, в нашем времени ее нет.
Спок чуть склонил голову набок.
- Закон сохранения энергии, мистер Скотт, - произнес он тоном, не допускающим возражения. – Материя и энергия не могу исчезнуть бесследно.
- Я знаю, но следа нет! Я бы заметил – я трижды проверил, мистер Спок.
Оставив мостик на Сулу, Спок уже полтора часа ковырялся в транспортере сам, вместе с главным инженером, но причины поломки или странностей не нашел. Аппарат был в полном порядке, матрица Элис Хант пропала начисто, но Спок не сдавался, зная, чувствуя, что она не погибла. Тонкая нить ментального контакта порвалась бы, как Элис и предполагала, но связь сохранилась, едва ощутимая, тонкая как паутинка, но живая, протянутая между временем, пространством, мирами или чем-то еще. Элис была жива, но она находилась очень далеко… и одновременно очень близко. Нестыковка в ощущениях мешала вулканцу сосредоточиться на работе, все мысли были заняты странным состоянием капитана Кирка, Чехова, совершенно нелогичным переживанием за нежданного гостя и в высшей степени нелогичным ощущением беспричинной ревности.
Транспортер угрожающе загудел, площадка вспыхнула искрами – Спок быстро вскочил на ноги и успел сделать пару шагов, как на него из ниоткуда выбросило живую, целую и невредимую Элис Хант. Спок, не удержавшись от неожиданного и резкого толчка рухнул на пол, прижимая ее к себе, а она приземлилась сверху, обхватив его за шею и оседлав.
- Спо… Коммандер! – испугалась она и от неожиданности чуть не позволила себе вольность по обращению к нему. – Простите, коммандер, - она дернулась в его руках, но встать так и не смогла – мужчина держал ее слишком крепко.
- Вы в порядке? – тихо спросил он, глядя в ее глаза.
- А Вы? – ответила она вопросом на вопрос.
- Элис! Боже мой! – раздался от пульта управления довольный голос инженера, подбежавшего к ним и отцепившего девушку от мужчины, так же крепко ее обнимая. – Вы живы!
- Ох, да, надеюсь, - она позволила ему потискать себя и лишь поморщилась, когда Скотт задел заново прооперированное плечо.
- Мисс Хант, Вам необходимо пройти в лазарет, - Спок встал самостоятельно, с явным неудовольствием и неодобрением глядя на объятия.
- В этом нет необходимости, я в порядке, - ответила она, когда Скотт, наконец, отпустил ее и вернулся к починке транспортатора.
- Это необходимая процедура после возвращения с планеты, - напомнил Спок.
Лицо рейнджера посуровело, как будто где-то в ее голове щелкнули переключателем.
- Как корабль и экипаж? – поинтересовалась она.
- Корабль возвращен в обычный мир, экипаж в полном составе чувствует себя удовлетворительно, капитан, - доложил Спок, заложив руки за спину.
- Как капитан?
- Доктор Маккой строит благоприятные прогнозы.
- А Чехов? А…
- Мистер Чехов по-прежнему в парализованном состоянии, наш гость прооперирован и находится на реабилитации.
- Хорошо, спасибо, коммандер, - она сухо кивнула.
- Вам нужно пройти обследование у доктора Маккоя, - напомнил Спок.
- Я его уже прошла, - ответила Хант.
- Вот как? – брови вулканца приподнялись. – Могу я спросить где?
- У доктора Маккоя. Коммандер, если капитан на мостике, мне нужно…
- Капитан не на мостике, капитан Хант. Он до сих пор в лазарете.
- Но Вы только что сказали… Ладно, спасибо, я разберусь с этим.
- Да, капитан, - кивнул Спок.
Хант подошла к двери и резко обернулась.
- Постойте… капитан? – переспросила она.
- Капитан Кирк не может выполнять свои обязанности, руководство кораблем по-прежнему на Вас, капитан, - ответил Спок.
- Хорошо, - озадаченно покивала она. – Мистер Скотт, Вам нужна помощь? – обратилась она к инженеру, нырнувшему под пульт управления.
- Нет, я справлюсь сам, Элис, - ответил тот.
- Коммандер, примите мостик и составьте отчет за тот период времени, что я отсутствовала, - потребовала Хант. – А я в лазарет. Это все, спасибо.
- Есть, капитан, - вулканец вздернул подбородок.

- Как он? – Хант кивнула на изолятор.
- Один лучше другого, - коротко ответил Маккой, снимая показания сканером и хмурясь. – Не понимаю, сломался он что ли? – и бросил прибор на стол, потянувшись за новым.
- Не думаю, что он сломан, дело в другом, доктор, - сразу навалилась какая-то глухая тоска, как будто в этом мире было что-то, что не давало вдохнуть воздух полной грудью, но ведь в том, в другом, куда она попала, это было возможно. Она даже забыла об… Валена ради – она забыла! – Доктор, как профессор Дойл?
- Хорошо, что вы его подняли – он бы умер через пару минут максимум, - Маккой поднял сканер и потряс его. – Я вытащил из его желудка здоровенного червя-паразита, залечил то, что осталось от желудка, зашил рану биокожей и благословил на долгую счастливую жизнь, - мужчина снова провел прибором над телом девушки и поморщился. – Да что ж такое!
- Доктор, он в порядке, - Хант не стала мучить его дальше. – Подождите, мне проще раздеться, чем объяснять.
Она вышла за ширму, переоделась в больничную рубашку и вышла снова.
- Я взял новый, – Маккой потряс прибором и всплеснул руками. – Так где, Вы говорите, были?
- В другом мире, в очередном параллельном, - она легла на кушетку и одним движением сняла рубашку, развязав завязки на боках. – И там меня успели прооперировать.
- Господи боже, кто Вас лечил? Мясник или садист? Что за кустарная работа? Что еще за биопластыри прошлого века?
Хант нервно хихикнула, поежившись от прикосновения пальцев мужчины.
- Но он смог очистить кровь от токсинов на клеточном уровне, - вступилась она за того молодого доктора с зелеными глазами и крайне раздраженным характером.
- Кто так накладывает пластырь? – как будто не услышал Маккой. – Что за варвар?
- Но теперь я здорова, это ли не главное? – она мягко отвела руку мужчины от своего бедра, поглаживая ее пальцами. – Мне никогда не отплатить Вам за Вашу работу, Леонард.
- Просто живите долго и… чертовы вулканцы… долго и счастливо, и процветайте как можно чаще, - посоветовал Маккой. – Раз Вы в порядке, зайдите к капитану – он горит желанием с Вами побеседовать.
- Можно одеться?
- Да, одевайтесь. И… Элис, навестите Вашего нового друга. Он пока спит, но когда проснется…
- Нет, доктор, - Элис перебила его. – Я к капитану, поговорим и решим, что делать дальше, но…
- То есть, Вы его принесли на борт и не желаете видеть? – брови Маккоя поползли на лоб.
- В этом нет необходимости, раз он теперь здоров. Пойду одеваться и… Спасибо, - она соскочила в кушетки и быстро поцеловала мужчину.
- Элис! – опешил он, тронув губы пальцем, как будто она ужалила его, но девушка уже ушла.

- Вы подвергли опасности мой корабль, мой экипаж! О чем Вы только думали?
- Капитан, корабль и экипаж были вне зоны опасности в состоянии невидимости – даже сверхмощные радары Земли нас не обнаружили, а программа не позволила бы застрять в другом мире – я лично писала ее и могу поручиться за каждый чертов знак.
- И это должно меня успокоить?
- Я не пытаюсь успокоить Вас, я лишь говорю, что не было причин для беспокойства.
Кирк даже лежа на кровати выглядел очень разозленным.
- Вы рисковали жизнью офицера, капитан Хант! Вы высадились на планету, когда таймер отсчитывал минуты до отправки домой – да о чем Вы только думали?!
- О корабле, - потеряла терпение Хант. – Об экипаже. Капитан, я не первый день на мостике и если Вы не согласны с моей политикой ведения дел как капитана – Ваше право, но я никогда не позволяла себе рисковать жизнями и кораблем зазря! Мой корабль был военным судном…
- Вы забываетесь, капитан Хант, что мой корабль – исследовательское судно, а не военное!
- С фазерами и фотонными торпедами? Капитан, Вы можете сбить с толку ребенка подобными заявлениями, но не меня. Это отлично вооруженный корабль с подготовленной командой, Вы знаете, на что способен корабль и команда, а я рассчитала курс до высадки, зная что я… - она резко замолчала. Кирк сузил глаза.
- Зная что, капитан Хант? – тихо и угрожающе спросил он. – Зная что? Что Вы не вернетесь? На это было рассчитано Ваше возмутительное поведение?
- Капитан, хотите сделать мне выговор, затрагивайте тему управления кораблем и руководства на мостике, а не мои личные дела, - ледяным тоном ответила Хант.
- Вы приказали Споку принять мостик и высадились в одиночестве – Вы совершенно не думали о последствиях, - еще холоднее отчеканил Кирк. – Вы имеете дело с расой вулканцев, Вы обязаны были знать особенности этой расы, они преданы капитану и кораблю, они следуют духу и букве Устава…
- Капитан, я прошу воздержаться от не имеющих значения фактов. Корабль должен был вернуться, я – нет. Это все.
- Вы – нет? – Кирк побагровел от ярости. – Вы притащили на корабль человека из другого мира, из прошлого, а потом решили остаться там! Вы хоть думали, что с ним будет потом? Куда его теперь девать? Он отсталый че…
- Капитан, - прорычала Хант, - не смейте говорить о нем в таком тоне! Я бы не притащила его на борт, я должна была переместиться вместе с ним на борт и сразу с корабля – на заданную точку, но все пошло не так. И спасибо доктору Маккою, что он его спас. Если это все, я была бы признательна за прекращение этого диалога.
- На каком основании?
- На том, что Вы нездоровы и я Вас утомляю.
Кирк сверкнул глазами и перевел дух.
- Вы не понимаете сложности работы с вулканцами, капитан Хант, - сказал он. – Тем более – со Споком. А если бы Вы пострадали? Разве Вы не говорите каждый раз, что он…
- Капитан, довольно! – резко приказала Хант. – У всех рас есть свои болевые точки, спасибо, что напомнили, но Спок – офицер, а не ребенок, он знает и понимает важность подчинения приказам. Не могу сделать ему выговор за нарушение приказа хотя бы потому, что, как Вы заметили, он Энтил`За и я не имею права на подобные выходки, но как офицер он нарушил приказ капитана и спустился вниз, подвергнув опасности корабль и экипаж.
- Тогда сделайте ему устный выговор, - Кирк скрестил руки на груди. – Пока я в лазарете и не могу руководить кораблем, старшая по званию Вы. Вы несете полную ответственность за каждый винтик этого судна и за каждый вздох каждого человека и инопланетянина на нем. И Вы несете ответственность за судьбу человека, находящегося в соседней палате. Что Вы решитесь с ним сделать?
- Относительно коммандера решения будут приняты своевременно, Ваши приказы я выслушала и приняла к сведению, но что мне делать, пока Вы в лазарете – решаю я как капитан. И я не допущу повреждения корабля в условиях мирной исследовательской миссии. И я свяжусь с командованием Звездного Флота, обрисую ситуацию и попрошу помощи.
- У адмиралтейства? – фыркнул Кирк. – Вы в своем уме, рейнджер? Я повторюсь, Вы притащили в будущее неподготовленного человека - Вы можете поручиться за его поведение? А если у него будет нервный срыв от вида Спока?
- Я изучила его досье, нервных срывов у него не будет. Он не неженка, не девица, а мужчина, прошедший армейскую подготовку, имевший дело с паранормальными явлениями, он геофизик и пришельцами его точно не напугать. В конце концов, он специалист по двадцатому веку – он может принести пользу вашему миру хотя бы в этом.
- И Вы решили, что можно вот так ворваться в иной мир, забрать человека и перенести его сюда? Элис, мы так не делаем. Нельзя прилететь в прошлое и привезти оттуда динозавра.
- Он человек.
- Вы прекрасно понимаете, о чем я говорю и куда веду.
- Он погиб, капитан. Я просмотрела библиотеку корабля и нашла тот рассказ про бабочку, которую раздавили в прошлом Земли.
- И что?
- Если помните, там убивали динозавров, но убивали только тех, кто и так должен был погибнуть. История нарушена не была.
- Но туши оставляли в прошлом. К чему Вы ведете?
- От него не осталось бы и пепла – взрыв разнес бы завод и его вместе с ним, так что история того мира в безопасности. Я не рискую тем, что может ее изменить.
Кирк с минуту пристально изучал напряженное лицо Элис, после чего кивнул и расслабился.
- Это все, что я хотел знать, - произнес он. – Простите, что пришлось накричать на Вас, но мне нужно было убедиться в том, что Вы действительно можете отвечать за мой корабль, мою команду, принимать решения, согласно ситуации и руководствоваться здравым смыслом, а не эмоциями.
- Капитан? – недоуменно нахмурилась Элис.
- Я уже связался с командованием, кратко изложил суть проблемы и могу только сказать, что профессора Дойла уже ждут на Земле. Мы решили, что перемещение его на другую планету земного типа будет крайне шокирующим событием, а так он сможет привыкнуть к нашему миру, к окружающей действительности, к новинкам, людям и прочему, а так же действительно сможет помочь историкам по двадцатому веку.
- То есть, это была проверка? – уточнила Хант.
- Считайте, Вы с блеском ее прошли, капитан Хант. А теперь Вам нужно немного отдохнуть. И навестите мистера Дойла – он спрашивал о девушке, которая его спасла.
- В этом нет необходимости, капитан. Я прошу доставить профессора на Землю и лишь могу просить, чтобы с ним все было в порядке, чтобы о нем позаботились на первое время, но… будет лучше, если мы больше не встретимся.
Кирк потряс головой, будто в уши попала вода.
- Но Вы же так его защищали, почему Вы не хотите его видеть?
- Если бы у меня была возможность защищать его и дальше, я бы ей воспользовалась, но мне этого не дано, потому я предпочту держаться от него на расстоянии, капитан. Энтерпрайз летит к Земле, через пять дней будем на месте и я бы хотела заняться пока поиском средства для Чехова, чтобы вывести его из того состояния, в каком он теперь находится. Да и Вам тоже это нужно.
- Боунс преувеличивает!
- Это остолбенение происходит каждые три часа на десять минут. Никто не может понять, в чем дело, а я бы хотела в этом разобраться. Кораблю нужен его капитан.
- Я полностью полагаюсь на Вас и на Спока. Кстати, я не шутил, когда говорил по поводу выговора ему.
- Я тоже не шутила, капитан. Ограничусь устным предупреждением. Вы согласны с моим решением?
- На Ваше усмотрение. Но я бы сделал то же са…
- Капитан?
Хант заметила, как мужчина будто окаменел и замер, недоговорив слово.
Она тронула его за плечо, взяла за напряженную руку и нахмурилась.

- Капитан на мостике! – предупредил охранник у лифта, стоило только Хант из него выйти.
- Благодарю, - кивнула она, обведя глазами экипаж. – Приступим. Ухура, запросите отчет со всех палуб – состояние здоровья на момент перехода из этого мира в параллельный и назад. Даже если у одного началась диарея, а у второго заслезились глаза – я хочу это знать.
- Есть, капитан, - ответила связист.
- Скотти, прием, - она села в кресло капитана и нажала кнопку связи.
- Скотт слушает, капитан, - раздался голос инженера.
- Представьте отчет по состоянию двигателей и каждого винтика на корабле на момент перехода в другой мир, будьте добры. Время – за… скажем, минут десять до прыжка в воронку и до самого победного конца, вернувшись домой.
- Сделаю, капитан.
- Мистер Сулу, все данные Ваших приборов за то же время.
- Есть, капитан.
- Коммандер, Вам самое сложное – отчет на сканеры, радары и прочее за тот же период, проверка показаний всех приборов научной станции за весь период прыжка – за час до прыжка и по сию минуту. Мне нужен посекундный отчет всего, что происходило внутри корабля и снаружи – видео, аудио, даже белый шум. Мне нужен отчет на каждый шорох и траекторию каждого гамма-луча. Это не шутка, мне нужны все детали.
- Есть, капитан.
- Доктор Маккой, прием.
- Маккой слушает.
- Доктор, отчеты лазарета за день до прыжка в другой мир и на данный момент, каждое обращение членов экипажа, даже если это царапина или насморк, полная проверка экипажа немедленно.
- Есть, капитан, но…
- Да, доктор?
- Что Вы хотите найти?
- Найду – скажу Вам первому. Спасибо.
- Капитан, отчеты поступают, - Ухура развернулась в кресле.
- Переведите все поступающие данные на зал совещаний 1. Мистер Спок – на пару слов.
Вулканец поднялся с кресла и подошел к капитану.
- Капитан?
- Во-первых, спасибо, что помогли профессору Дойлу, я перед Вами в неоплатном долгу, во-вторых, если еще раз позволите себе нарушить прямой приказ капитана не лезть, куда не следует – в Вашем личном деле появится соответствующая отметка. На первый раз выношу устное предупреждение. Ясно, коммандер?
На мостике воцарилась гробовая тишина, нарушаемая лишь попискиванием приборов. Ухура открыла рот от такого жесткого обращения с вулканцем от той, которая его буквально боготворила.
- Предельно, капитан, - невозмутимо ответил Спок, заложив руки за спину. – Но позволю себе заметить, что мое действие было логично обосновано.
- Меня оправдания не интересуют, коммандер, - оборвала Хант, чем несказанно удивила даже охрану. – Вы будете перечить приказу вышестоящего офицера?
- Нет, капитан.
- Хорошо. Примите мостик. Если я нужна – я в зале 1. Думаю, Вы можете довести Энтерпрайз до Земли без подобных вольностей?
- Да, капитан.
- Превосходно.




Глава 21.

- Капитан Хант! – Элис устало потерла глаза, проморгавшись, не сразу поняв, кто ее зовет. – Маккой вызывает капитана Хант!
- Хант слушает. Что стряслось, доктор? – она потянулась, размяв затекшую спину.
- По Вашему приказу экипаж прошел полное обследование, остался один человек, - доложил Маккой.
- Ну, так в чем дело? Он отказывается?
- Более того – игнорирует приказы старшего офицера по медицине.
- Валена ради, доктор, оглушите его чем-нибудь… не знаю… попросите коммандера применить вулканский захват – мне нужно освидетельствование каждого человека на этом корабле, а не через одного. Я неясно выразилась или что?
- Предельно ясно, капитан, в том и проблема.
- От меня-то Вы чего хотите? Мне лично заняться беседой с нарушителем дисциплины? По-вашему, мне больше нечего делать?
- Вам действительно стоит этим заняться, капитан. Для этого прошу Вас немедленно подойти в лазарет.
- Иду. Конец связи.
Хант поднялась, подвигав плечами и похлопав себя по щекам, чтобы придать лицу хоть какое-то подобие румянца и свежести.

- В чем дело? Где он? – она вошла в лазарет решительной поступью, зло сверкнув глазами и готовясь противостоять всем препирательствам с тем, кто посмел ослушаться ее приказа.
- Теперь здесь, - Маккой подошел к двери и заблокировал ее. – Раздевайтесь.
- Доктор, Вы мне очень нравитесь, но правда – давайте не сейчас, голова, знаете ли, болит, нет настроения и у меня много работы, - отмахнулась она. – Обойдемся приветствиями и поцелуями.
- Я серьезно, капитан, - в голосе Маккоя прибавилось стали. – Вы не прошли проверку, так что одежду долой или я в самом деле позову Спока с его вулканскими практиками.
- Хватит с меня групповых оргий, хватило на Трокати, - заворчала Хант, проходя за ширму и раздеваясь. – Нельзя было просто позвать по-нормальному? Непременно нужно было испытывать мое терпение на прочность?
- Я приглашал Вас трижды, - напомнил доктор. Когда она вышла, он указал ей на кушетку под мониторами. – Помочь?
- Справлюсь, спасибо, - она легла и вытянула руки вдоль тела.
- Тридцать четыре часа бодрствования, - начал Маккой, сканируя ее, - слишком много кофе, слишком много стрессов и мало отдыха.
- Я принимаю душ и ем. Остальное может подождать.
- Но не здоровый сон, Элис! Я понимаю Ваши чувства и ответственность, но Вы себя загоняете.
- Не нужно читать мне нотаций, доктор, я не ребенок.
- Вы не ребенок, Вы упрямая взрослая женщина с множеством комплексов – от вины перед родителями до взваливания на себя всех проблем Вселенной.
- Доктор, нельзя ли ближе к делу? Голова на месте? Руки-ноги работают? Вирусов нет? Все, спасибо за осмотр, я пойду, - она приподнялась и тут же была уложена обратно сильными руками мужчины.
- Я не закончил! – предупредил он.
- Тогда заканчивайте быстрее! – она послушно расслабилась и откинулась на подушку. – И уберите руки.
- Надеюсь, что Вы пожалеете старого доктора и не будете мне ломать пальцы за такое к себе отношение, - раздраженно ответил он.
Хант душераздирающе вздохнула и резко села, отмахнувшись от новых попыток уложить ее.
- Выкладывайте, - потребовала она.
- Я уже все сказал, Элис, - он скрестил руки на груди.
- Похоже, не все, если Вашими нервами можно пилить лес.
- Валить лес, и нет, это не все. Все Вам точно не понравится. Это все заключается в том, что я отстраняю Вас от работы на день, пока Вы не выспитесь как следует.
- На основании?
- Тридцать четыре часа на ногах без перерыва, Вы даже не можете адекватно мыслить…
- Зря сомневаетесь.
- … и принимать решения. Вы видели себя в зеркало?
- Не далее, чем пять часов назад. Я что-то там не заметила?
- Уставших глаз недостаточно?
- Ерунда. Вы помните, у меня отсутствовала часть мышц, какие-то глаза на фоне этого - укусы комара.
- От укуса венерианского комара начнется лихорадка. Впрочем, думаю, Вы имели в виду земное насекомое.
- Доктор, пожалуйста, ближе к делу.
- Я повторяю – Вы отстранены от командования. Я составлю рапорт и боже Вас упаси его нарушить!
- Привяжете меня к кровати на десять часов?
- Вколю снотворное.
- Превысите свои полномочия – я очень рассержусь.
Маккой уловил в уставшем голосе девушки истинно капитанскую сталь, спорить с которой было так же невозможно, как упросить скалу подвинуться. Тот же диагноз, что и у Джима временами, тот же трудоголизм и желание все успеть.
- В мои полномочия входит контроль здоровья экипажа и капитана, - он поднял руки, пытаясь образумить девушку. – Элис, Вам необходим сон. И Вам необходимо поговорить, наконец, с Вашим отцом.
Хант резко дернулась и едва не свалилась с кушетки.
- Как Вы?.. Откуда Вы?.. – задохнулась она.
- Я доктор, Элис, - Маккой снизил тон голоса. – Возможно, я не специалист по физиогномике, но когда мне понадобилась кровь для переливания, угадайте, чья именно подошла идеально? Это не совпадение, такой процент совпадения ДНК и группы крови может означать только одно – родственную связь. Брат? Сын? У Вас нет брата и не было сына. Отец – единственно верное решение. И у Вас его глаза, Элис.
- И Вы сказали Кирку?
- Не сказал. Думаю, знает только Спок, потому что Спок разбирается в программе, которую Вы написали, а потом уничтожили.
- Я ее восстановила. А он? Он знает?
- Нет, но, думаю, Вам нужно с ним поговорить. В конце концов, сделайте это просто по-человечески. Это же Вы его вытащили, Вы рисковали собой ради него. Поймите, я не осуждаю Вас… - он заметил, что губы Хант задрожали и в глазах застыли слезы. – Элис, он поймет, Коннор умный человек, - мягче добавил он.
- Поймет что? – он вытерла слезы и шмыгнула носом. – «Привет, я знаю, тебе тридцать семь лет, но видишь ли, тут такое дело – я твоя дочь. Ах да, у нас небольшая разница в возрасте, но это легко объяснить тем, что я из параллельного мира, где лишилась тебя еще ребенком, я ненавидела тебя двадцать лет, а потом случайно узнала, что ты не бросал нас с мамой, а оставил, чтобы сохранить нам жизнь, а сам погиб на Земле. И да, папочка, тебе это понравится еще больше – я телепат. Чертовски сильный телепат, а теперь мой пси-уровень скачет как спятивший заяц и я крайне опасна даже сама для себя. Может, обнимемся?». Вы хотите подобной откровенности? Что мне ему сказать? Что он останется здесь, а я все равно уйду в свой мир?
- Элис, послушайте, - Маккой обнял ее за плечи.
- Нет, доктор, - она оттолкнула руки мужчины. – Это Вы послушайте – это жестоко, Вы можете это понять? Дать человеку хоть какую-то надежду, а потом отобрать ее. Он жив, он здоров – спасибо Вам! – и он будет жить в мире, полном удивительных вещей – вот, что я хочу для него, а не то, что к нему придет какая-то дамочка и бросится на шею, говоря, что он не просто копия отца, он и есть отец. Полное сходство внешне, генетически и даже одна душа – это был уникальный шанс один на миллиарды, что я смогла бы найти его. Я не могла бы бросить его там умирать. А теперь я точно так же не могу даже посмотреть на него, не могу и не имею права привязаться к нему, потому что… - она резко замолчала, отвернувшись.
Маккой понял причину проблемы.
- Даже интуиция или ясновидение дают сбой, Элис. Вы же были рядом с Изначальным, я не думаю, что он бы допустил Вашу гибель на войне против Теней и Ворлона.
- Я это знаю, доктор, мне этого достаточно, - холодно ответила она. – Я доверяю интуиции и я готова к смерти, я не готова лишь привязываться к тем, кого люблю больше жизни.
- Больно это слышать, - вздохнул доктор. – Хорошо, что Спок этого не слышит.
- Он знает это. Я ему сказала. А теперь я говорю это Вам, но отцу… профессору Дойлу я этого сказать не могу. Капитан прав в том, что мистер Дойл – человек прошлого и может чего-то не понять, тем более, здесь идет речь о том, что есть иные миры, есть души, есть родство. Я видела женщину в том мире – она была точной копией моей матери, но она ею не была. Только внешность, но не душа. И знаете еще что, я не буду ее искать, чтобы спасти – я уничтожила ее и на этом я ставлю точку.
- Одевайтесь, - Маккой вздохнул еще горше, не став спорить.
Хант молча прошла за ширму.
- Вы спасли ему жизнь, доктор, спасибо, - произнесла она, выйдя уже одетой. – Мне никогда не отплатить Вам за это.
- Это моя работа, Элис, и пожалуйста. И все же я настаиваю на отдыхе и беседе с профессором Дойлом.
- Я не могу. Леонард, я вынуждена просить Вас об еще одной услуге, потому что я сама не справлюсь.
- Слушаю.
- Когда долетим, пожалуйста, проводите профессора на Землю, позаботьтесь о том, чтобы с ним все было хорошо, чтобы он получил необходимое образование или дом, или что-то еще…
- Почему я?
- Он Вас знает.
- А Вы дистанцируетесь и даже не придете пожелать ему долгой жизни? Элис, в этом мире он одинок.
- Я не смогу остаться, если Вы об этом. Хотелось бы, но… Только представьте, что будет, если он решит, что я влюбилась в него и потому хочу жить с ним?
- Я не прошу Вас оставаться, уверен, Коннор умный мужчина, чтобы понять, что Вы этого не сделаете, но он Ваш отец, пусть даже в другом мире. Вы можете его просто обнять. Или Вы не хотите?
- Вы бьете по больному, доктор Маккой. Вы знаете, что хочу, но он этого не поймет.
- Вы думаете? – раздался от дверей изолятора спокойный голос.
Хант нервно сглотнула и медленно повернулась к мужчине лицом.
- Вы слышали? – спросила она.
- Доктор Маккой попросил меня, - Дойл оглядел девушку. – В самом деле, не заметить родство сложно. Я должен был догадаться.
- Ты был… Вы были не в том состоянии, чтобы догадываться, - Элис снова сглотнула. – Простите, мне нужно идти, - она сделала шаг к мужчине, но тут же остановилась и развернулась в сторону двери. – Доктор… - она одарила Маккоя недовольным взглядом. – Профессор… - и уверенным – Дойла, после чего почти бегом покинула лазарет.
- Я могу понять ее чувства, доктор, - заметил Коннор. – Это в самом деле очень тяжело. И я так же согласен с решением капитана Хант о том, что нам лучше не видеться ради ее же блага.
- Ну, теперь Вы увидели женщину, которой могла бы стать Ваша дочь, мистер Дойл, - Маккой развел руками. – Упрямая, волевая, сильная физически и морально, фанатично преданная своему пути. Не знаю, хорошо ли это или плохо.
- О какой женщине она говорила? – тихо спросил Коннор.
- Светловолосая, высокая… Спок назвал ее, кажется, Линда.
- Линдси, - поправил Коннор, опустив глаза в пол и горько вздохнув. – Я понимаю чувства этой девушки – это в самом деле очень трудно, - проговорил он, уходя обратно в изолятор.
Маккой закусил губу, хмурясь и кивая своим мыслям.

Адреналин, выплеснувшийся в кровь, позволил Элис поработать еще четыре часа, но даже просмотренные отчеты ничего не дали. Состояние некоторых членов экипажа заинтересовало ее, но особого внимания оно не заслужило – пара царапин, один ожог, несколько гематом вследствие падения, но ничего страшнее головокружения. Отставив медицинскую сторону проблемы, Элис погрузилась в изучение техотчетов – двигатель, гондолы вещества и антивещества, винтики, спайки, платы, компьютер. И снова ничего. Сканеры не показали ничего аномального, но все-таки какая-то аномалия где-то была. Если ее не засекли приборы, это не означало, что ее не было.
- Хант – лазарету! – Элис нагнулась над коммуникатором в столе.
- Маккой слушает.
- Доктор, можете сделать анализы капитана и Чехова, а так же переслать мне их биопараметры, снятые на мостике и уже в лазарете? И мне нужны все данные по мистеру Споку как можно быстрее.
- Могу, но только через десять часов.
- Доктор, мне казалось, мы уже обсудили эту тему. Мне нужны чертовы данные прямо сейчас!
- Вы почти сорок часов на ногах и я приказал Вам отдохнуть. Не вынуждайте мне прийти к Вам и сделать укол снотворного.
- Я забаррикадируюсь. Доктор, я серьезно – перешлите мне данные, это необходимо для…
- Мисс Хант, мостик принял Спок, не пытайтесь с ним связаться. Ухуре тоже запрещено выдавать Вам новые сведения, даже если разразится буря в космосе. Вы обязаны немедленно лечь спать!
- Доктор, Вы не понимаете!
- Конец связи.
- Докт… Вот, значит, как!
Хант закрыла лицо ладонями, погрузившись в кратковременный сон – усталый разум уже отказывался работать, глаза, словно засыпанные песком, жгло, но нужно было понять чертову проблему и разрешить ее, а для этого требовалось не спать, а работать.
Она поднялась, пошатнувшись, взяла себя в руки и вышла из зала совещаний.

- Доктор, какого черта, в самом деле? – поинтересовалась она, зайдя в лазарет и оперевшись о стол, нависая над работающим мужчиной. – Мне нужны эти данные! Сейчас же!
- А мне нужно, чтобы Вы легли в кровать и уснули минимум на десять часов, - не отрываясь от работы, ответил тот.
- Слушайте, это не смешно, - она не слишком изящно села на соседнее кресло. – Я проанализировала все отчеты – в техническом плане ничего нет, в медицинском что-то есть, но этого мало. И все-таки проблема именно медицинского характера.
- Что Вы имеете в виду? – Маккой поднял голову.
- Приборы никак не отреагировали на аномалию – отреагировали люди, - она положила локти на стол и хлопнула ладонями по столешнице. – Меня интересует, почему из всего состава что-то произошло только с тремя членами экипажа. Понятно, что капитан – основа основ, руководитель корабля, не очень понятно, почему Чехов, хотя определенные догадки у меня есть…
- Трое? – Маккой нахмурился. – Подобную реакцию продемонстрировали двое – Кирк и Чехов. Кто третий?
- Спок, но по-другому.
- Хотите сказать, его поступок был продиктован неизвестной аномалией, повлиявшей на его разум?
- Я не уверена насчет поступка, но что-то в нем вызывает у меня серьезное опасение, - Хант откинулась на спинку кресла и потерла гудящие виски. – Я не могу ему доверять и это меня пугает.
- Так, достаточно! – Маккой поднялся и подошел к ней. – Вы немедленно отправляетесь в изолятор и ложитесь в кровать или клянусь – я сделаю Вам укол, если по-другому Вы не понимаете.
- Доктор, я серьезно! – Хант поднялась. – Что-то происходит, Кирк ведет себя странно и подозрительно, Чехов как статуя, а коммандер меня откровенно пугает. Если все так, как я думаю, он тоже пострадал от какой-то аномалии. Капитан, коммандер и навигатор. Если бы еще и Сулу как рулевой, картина сложилась бы в замечательную композицию. Навигатора можно заменить, в принципе, можно и капитана, но расклад…
Маккой отошел к шкафчику с гипошприцами и демонстративно достал один.
- Это последнее предупреждение, - он показал гипошприц, указал на изолятор и красноречиво приподнял брови, всем видом показывая, что еще слово – и он применит силу и все полномочия главы медотсека.
- Подчиняюсь грубой силе, - тяжко вздохнула Хант, понуро уходя в указанную сторону.
- Спок пугает, - заворчал Маккой. – Он в нормальном-то вулканском состоянии кого угодно доведет до белого каления, что говорить о таком типично человеческом мужском поступке.

Хотя голова уже гудела от перенапряжения, под закрытыми глазами мелькали черные мушки, сон так и не шел. Такое было на Минбаре, когда она натренировалась в Анла`шок так, что потом долго ворочалась в кровати, но тогда это был физический труд, тогда ломило все кости и мышцы, о существовании которых она могла даже не догадываться. Эта отработка ударов для парализации врага…
- Что я проглядела? – она отбросила легкое одеяло и рывком села на кровати, пододвинув к себе монитор компьютера. – Что? Где? Должно же быть логическое объяснение…
- Разрешите? – в двери нарисовался мужской силуэт. – Доктор сказал, что…
- Профессор Дойл! – она нахмурилась. – Зачем Вы пришли? Вам нужно отдыхать и набираться сил.
- Как и Вам, если я правильно понял, - Дойл подошел к ее кровати. – Позволите? – указал он на место рядом с девушкой.
- Да, конечно, - она отодвинулась и хотела совсем встать, но мужчина удержал ее за руку.
- Нет, не нужно. Вам нужно отдохнуть.
- Я не устала настолько, чтобы отдать десять часов жизни сну, - солгала она.
Коннор поморщился, потерев живот.
- Вы не сочтете за наглость, если я попрошу Вас разрешить мне прилечь? – спросил он.
- Ложитесь, конечно, - она отогнула край одеяла и отодвинулась еще. – Вы слишком рано встали после операции.
- Я прочитал данные о том, что Вы уже через пару дней серьезных травм начали бегать, - мягко парировал он.
- Вы преувеличиваете, - чуть улыбнулась Хант. – Я могу чем-то помочь Вам?
- Нет, ничего не нужно, спасибо, - Коннор откинулся на подушку. – У доктора Маккоя золотые руки – у меня нет даже шрамов, но внутри немного тянет. Не думайте, что я жалуюсь, но эти приборы…
- Вы привыкнете, профессор, - Хант смотрела на него с неизмеримой нежностью, но без фанатизма.
- Коннор, - улыбнулся он. – Я так и не поблагодарил Вас за спасение моей жизни.
- На здоровье, - ответила она. – Почему Россия? Вы же американец. Что Ваша группа забыла в этом месте?
- Это долгая история, - он пристально взглянул в глаза девушки. – Рассказать? – она молча кивнула. – Но с условием, что Вы ляжете – на Ваше напряжение даже смотреть больно, - серьезно произнес он.
- Не могу отказать… Коннор, - она легла рядом и повернулась на бок, подперев голову рукой. – Итак?
- Я работаю… я работал на Управление по научным исследованиям и разработкам. Это частная организация, занимающаяся исследованиями в области всего необъяснимого – телепатия, привидения, зеленые человечки, телекинез. Однажды…

Маккой уже минут пять стоял в дверях, скрестив руки на груди и слушая неторопливый рассказ Коннора. У профессора оказался мягкий тембр голоса, который…
- Уснула? – спросил Маккой, кивнув на Элис, обнявшую подушку и во сне чему-то улыбавшуюся.
- Уснула, - Коннор осторожно, чтобы не потревожить спящую, отодвинулся и поднялся. – Никогда бы не подумал, что могу усыпить своими рассказами.
- Она очень долго не спала, - объяснил доктор. – Пойдемте, я сделаю укол обезболивающего, - он протянул руку Коннору, но тот отказался от помощи.
- Немного тянет внутри, но мне не больно.
- Биокожа регенерирует, это нормально, - Маккой закрыл дверь изолятора, когда они вышли в соседнюю палату. – Вы в самом деле что-то видели по дороге в Архангельск? Какое-то видение будущего?
- Это было странно, сперва я не придал этому значения, - Коннор чуть нахмурился. – Должен был бы, но такого раньше не было. Моя группа не знала, с чем мы столкнемся.
- И Вы увидели взрыв этого завода?
- Именно. То, как я упрашивал Линдси уходить, то, как взорвалось здание…
Он замолчал, не глядя на доктора.
- Вы верите в реинкарнацию, Коннор? – спросил Маккой. – Вы же понимаете, что ее вера отличается от того, к чему Вы привыкли, и даже от того, к чему привыкли мы.
- Я не склонен верить всему, что вижу, доктор, - рассудительно заметил Коннор. – Я столкнулся с чем-то интересным, мне хотелось бы это изучить, но как ученый, я обязан поставить в известность объект изучения, но я не думаю, что мисс Хант согласится пройти пару тестов. Впрочем, у меня нет ни оборудования, ни времени.
- С ней все очень сложно, иногда даже крайне опасно, но я лишь хочу сказать, что она может быть как очень внимательной и заботливой к тому, кого любит, так и очень жестокой. И я не могу понять, как она все это совмещает и не сходит с ума.
- Вы ведете к тому, что я не должен думать о себе как об ее отце? Доктор, даже она так обо мне не думает. Я могу быть носителем души ее отца, но я другой человек, я из другого мира.
- Откуда Вы это знаете?
Маккой, услышав такое заявление, опешил. Он-то считал, что, найдя отца, его пациентка сойдет с ума от радости, прилипнет к кровати отца и временно переселится в лазарет, но все оказалось настолько наоборот, что даже доктор никак не мог взять в толк причины такого поведения рейнджера. Сначала спасти, а потом игнорировать так, что даже не навещать.
- Я не знаю, - Коннор подал плечами. – Интуиция. Как говорится – все написано в глазах.
Маккой покачал головой, пристально глядя на пациента и вытаскивая гипошприц.
- После таких слов начинаешь верить в подобное, - проворчал он, сделав укол. – У Вас предвидение будущего и интуиция, у нее то же самое.
- И все же я не ее отец, - Коннор лег в кровать и задрал футболку, позволяя доктору просканировать и проверить пальпацией живот. – Доктор, могу я попросить Вас о небольшой услуге?
- Конечно, - Маккой кивнул, разрешая одернуть футболку, и упер руки в бока.


- …я все равно тебя найду! – молодой мужчина встал около кровати и нарочито громко спросил: - Куда могла спрятаться такая маленькая девочка? В шкаф? – он подошел к стенному шкафу и приоткрыл его, заглянув в щелку. – Нет, не в шкаф, - тут же быстро произнес он. – Под кровать? Но там же так мало места! И куда пропала моя Элис? В какую она ушла сказку?
Мужчина, громко причитая, покинул детскую, и девочка вылезла из-под кровати, хохоча, побежав за отцом.
- Не нашел! Не нашел!
- Ага-а-а, попалась! – он подхватил девчушку на руки и закружил, смеясь. – Куда сбежала моя принцесса?
- В сказку! – хихикала девочка.
Мужчина опустил ее на пол, встал на колени и крепко ее обнял.
- А я все равно тебя найду, - морщинки в уголках его глаз разошлись лучиками, серые выразительные глаза смеялись.
Маленькая Элис обняла отца и закрыла глаза, а когда открыла, поняла, что стала уже взрослой, но отец так и не изменился.
- Ты не нашел, - она улыбнулась, но уже не так расслабленно и по-детски непосредственно. – Ты ушел, папа.
- Я всегда рядом с тобой, милая, - Стив отстранился и взял руки дочери в свои. – Что бы ни случилось, я рядом, пока я тебе нужен.
- А где мама? – Элис высвободила руки и поднялась с колен, встал и мужчина.
- Она ушла ненадолго, - Стивен огляделся. – Хочешь, еще поиграем?
- Нет, не хочу, спасибо, - Элис отвела глаза, глядя на гостиную. – Мы сменили этот диван, - произнесла она, ткнув пальцем в мебель. – И кресло, и даже ковер. Мама все переставила, но я запомнила именно этот момент. И ты ошибся, мы играли не в прятки, а в догонялки.
- Я хотел сделать тебе приятное, - мужчина сел на диван и похлопал по месту рядом с собой. Элис покачала головой и опустилась в кресло, глядя на него. – Я не хотел тебя ранить.
- Мы это уже обсуждали, давай не будем ворошить прошлое, - попросила она. – Зачем ты пришел? Как ты пришел?
- Я всегда был здесь, - он развел руками. – Я рядом, пока я тебе нужен.
- Ты мне не нужен. Никогда не был нужен. Не могу послать тебя куда подальше, пока ты в облике моего отца, но… хватит строить из себя заботливого папочку – мой отец погиб, а ты – не он.
- Но ты спасла человека иного мира с одной душой со Стивеном Хантом.
- И что?
- Внешность может быть одна, душа может быть одна, но он не твой отец и ты это понимаешь.
- Как и то, что коммандер Спок – не мой Энтил`За? А если я не хочу это понимать? Я знаю, что Коннор Дойл мне не отец, но душа…
- Есть миллиарды миров, где есть души твоего отца, матери и Синклера, есть миллиарды возможностей встретиться с ними, но они не будут ни твоими родителями, ни твоим Лидером.
- Знаю, но… - она глубоко вздохнула. – Я стараюсь не думать об этом. Зачем ты пришел?
- Я всегда был здесь.
- Нет, я не об этом. Ты умер, Кош, ты погиб на войне, ты приходил ко мне и сказал, что я…
- Это неизменно, - мужчина склонил голову в знаке согласия. – Тебе нужно многое понять, Элис. Многое может быть завязано на одном человеке, многое может быть связано с двумя, с группой, с планетой, с миром…
- К чему ты ведешь? Что я – какой-то ключ?
- Каждый – ключ к чему-то – к возможности, к выбору, к пути.
- Кош… пожалуйста…
- Ты вернешься домой, Элис, но войну ты не переживешь.
- Я знаю, спасибо, что напомнил.
- Вернешься – погибнешь.
- Знаю.
- Ты не понимаешь, - «Стивен» встал и прошелся по комнате, заложив руки за спину. – Ты не должна была попасть в другой мир, но попала. Теперь история залечивает дыру во времени и пространстве. Вернешься на войну – погибнешь за полторы минуты.
- Что? – ахнула Элис, вскочив.
- Пространственно-временной коридор сдержит тебя столько, сколько нужно, потому что ты стала опасна для своего мира.
- Но чем? Я собираюсь вернуть пси-способности, я могу… я хочу помочь! Это мой долг, в конце концов!
- Много информации, - поднял руку «Стивен». – Варп-двигатель, транспортер – ты хочешь передать знания своему миру, Минбару, Шеридану…
- И что с того? Мы для того и живем, чтобы учиться и предлагать новые знания для удобства всех! Ты не можешь упрекать меня в…
- Я не упрекаю, но мир еще не готов к этим знаниям. Ты погибнешь, едва выйдя из гиперпространства – сможешь удержать один боевой крейсер Теней и два истребителя, третий уничтожит твой корабль. Всего полторы минуты жизни.
- Но… - она круглыми от ужаса глазами смотрела на мужчину. – Но… за что? – тихо спросила она.
- Ты слышала о дилгарах? – спросил он. Она кивнула. – Лекарство от всех болезней, от смерти… Вы еще не готовы к такому.
- Ворлонцы уничтожили последнюю дилгарку, - Элис стиснула зубы. – Я слышала это от Деленн.
- Мы защищали вас.
Элис рухнула в кресло и закрыла глаза, вспомнив те странные путаные мысли минбарки, когда она разрешила посмотреть последние новости со станции. Лекарство бессмертия, панацея от всех болезней - дорогой ценой жизни других. Ворлонцы уничтожили корабль дилгарки вместе с секретом и готовым лекарством. За бессмертие горстки элиты была бы заплачена слишком высокая цена жизней обычных людей. Сотни, тысячи жертв, чтобы жил только один.
- Я не ожидала чего-то сверхъестественного, но чтобы суметь сдержать только краб и два истребителя, - горько произнесла она. – Быть уничтоженной мелкой тварью, - она невесело усмехнулась, взглянув на узор на полу. – Я-то рассчитывала как минимум планетокиллер Ворлона. Но я хотя бы смогу защитить Шеридана и Деленн?
- Нет, они будут защищены, а тебя заденет первой. Ты примешь первую волну, но не справишься с ней.
- И что ты предлагаешь – не уходить домой, торчать здесь, охмурять Кирка и дружить с вулканцами? Я на это не согласна, Кош, я вернусь, клянусь, я вернусь, и этот краб отправится в ад со мной, а если я смогу, прихвачу и парочку ворлонцев.
- Ты не понимаешь, - «Стивен» покачал головой. – Ты поймешь позже.
- Ты постоянно это повторял, ты даже теперь это повторяешь, только знаешь что, мне плевать. Меня тошнит от умных речей, меня тошнит от Ворлона, от Теней, от войны, так что я вернусь, развернусь и задам жару всем, кому только смогу, лишь бы мы победили.
- Мир придет ценой войны, Элис Хант, - «Стивен» остановился у окна. – Ты пройдешь весь путь, займешь свое место и останешься с Лидером.
- «Отправиться к Валену», кажется, так минбарцы говорят об ушедших. Не думаю, что он меня встретит.
- Он будет ждать тебя, но прежде ты откажешься от всего, чему служишь, ты предашь свою веру, очистившись болью, и ты убьешь Энтил`За, чтобы спасти ему жизнь.
- А ведь я в детстве хотела стать миротворцем, даже не зная, что это такое, - пробормотала она. – Я хотела быть дипломатом, послом мира, я хотела жить в мире, служить каким-то высоким идеалам. Это было как раз в этот день, когда мы с папой играли в догонялки, мама потом ругалась, что кругом все кувырком, что гостиная выглядит как поле боя, а на кухне все засыпано мукой, потому что папа решил испечь блинчики, а я ему помогала, - она взглянула на мужчину. – А теперь ты говоришь мне, что я внезапно стала в родном мире лишней и меня убьют именно за это и за то, что я лишь хочу улучшить мой мир? Нелогично, Кош. Ты сказал, что я найду далекую звезду, а теперь говоришь мне, что меня убьют быстрее, чем я смогу передать хотя бы слово.
- Дело не в логике.
- Выходит, Лориен неправ и моей жизнью все равно управляют ворлонцы?
- Лориен… прав.
- Хорошо, что согласился хоть с этим. И я не буду убивать Спока, чтобы спасти ему жизнь. Если это потребует медицинского вмешательства, доктор Маккой сделает все, от него зависящее, отключит сердце, переберет по клеткам тело, но Спок будет жить.
- Ты не понимаешь.
- Хватит твердить одно и то же!
- За твою жизнь никто не в ответе, Элис. Ты все решаешь сама, но все же некоторые моменты неизменны, я лишь хотел предупредить тебя, - «Стивен» подошел к ней и присел рядом, обняв. Она не стала сопротивляться объятиям – теплым, родительским, знакомым, желанным, но все равно чужим, не тем, настоящим отцовским, что были в жизни. Ворлонец мог бы обмануть ее, но не стал. – Ты станешь очень сильной, способности вернутся очень скоро, - он поцеловал ее в висок.
- Нужно сильное эмоциональное потрясение, чтобы вернуть крохи, - не согласилась она, расслабляясь в руках мужчины. – Мой уровень требует колоссальной встряски.
- Тебе нужна любовь, - он погладил ее по волосам. – А теперь спи.
Ее глаза закрылись и она обмякла в руках мужчины.
Пару мгновений он прижимал ее к себе, после чего засиял ослепительным белым светом и исчез.
- Догоню! – в тот же момент прозвучал голос настоящего Стивена Ханта, преследовавшего визжащую от веселья девочку. – Попалась! – Стив поймал ребенка в объятия, поцеловал и, подхватив на руки, взглянул в довольное девичье лицо. – Проголодалась?
- Немного, - кивнула девочка.
- Блинчики? – подмигнул Стив.
- Блинчики! – восторженно закричала девочка.
Отец с дочерью скрылись на кухне.


- М-м-м, давно я так не спала! – Элис потянулась на кровати, до хруста растягивая позвоночник и одним глазом глядя на стоявшего над ней Маккоя. – Доброго времени суток, доктор.
- Добрый день, Элис, - кивнул Маккой. – Выспались?
- Отлично выспалась. Сколько я спала?
- Достаточно, чтобы полностью восстановить силы.
- А поточнее?
- Мы на орбите Земли, Коннор Дойл доставлен на планету, о нем уже позаботились и он…
- Что с ним? – Элис рывком села на кровати.
- С ним все отлично, не волнуйтесь, - Маккой просканировал ее тело. – Он решил пойти в Звездный Флот, уже записался в Академию и приступил к изучению материала.
- Пойти куда? – удивилась Элис. – Почему?
- Он видел Землю из космоса, - спокойно пояснил Маккой. – Для человека Земли нет ничего прекраснее, чем вид его родной планеты из космоса. Такое трудно забыть и такого хочется еще. Хотите навестить его?
- Хо… нет, не хочу, - быстро собралась Хант. – У меня есть дела.
- Спок со всем управляется, а Вам это нужно. Примите душ, пообедайте и можете прогуляться по Земле.
- Принять душ? – она опустила глаза и заметила, что лежит только в футболке и нижнем белье. – А?..
- Я не мог позволить Вам спать в форме – Ваша брошь могла помешать полноценному отдыху.
- Вы меня раздели? И Исил’За мне не мешает.
- Но спать лучше без нее – Вы брыкались во сне.
- Что я делала? – Хант поднялась, оглядывая ногу – биокожа полностью затянула раны. – Я что, бегала о сне?
- Можно и так сказать, - доктор махнул рукой в сторону душевой. – Теперь Вы абсолютно здоровы. Мойтесь и можете идти в столовую.
- Хорошо и… Доктор, спасибо, что Вы с ним… В общем, за все, - она дернула плечами.
- На здоровье, - кивнул он и вышел.

Сан-Франциско этого мира еще не встречал рейнджера из иного мира, впрочем, город, равно как и люди, отнеслись к появлению на территории Академии довольно обычно, если не сказать, равнодушно.
- Я буду в Пятом корпусе, - Маккой поправил медицинскую сумку, с которой никогда не расставался, и махнул рукой в сторону приземистого светлого здания, державшегося чуть поодаль от остальной группы зданий – учебных корпусов, общежитий и тренировочных комплексов. – Вам помочь? Заблудитесь еще.
- Спрошу дорогу, если чт… - Хант замолчала, вцепившись в руку мужчины, едва заметив знакомый силуэт. Маккой промолчал на такой нетипичный жест рейнджера, посмотрел туда же, куда так напряженно вглядывалась она, и понимающе покивал.
- Он уже обжился, как видите, - тихо произнес доктор, кивнув подбородком в сторону высокого красивого мужчины в форме кадета Звездного Флота, беседовавшего с разношерстной группой – пятеро землян-мужчин, шестнадцать девушек-землянок и два андорианца. – Историки, - пояснил Маккой. – Скорее всего, специалисты по двадцатому веку.
Хант молча стискивала руку доктора, глядя на то, как Коннор что-то терпеливо объясняет, поправляет и доказывает андорианцам, поглядывая на их подвижные антенны. Он не боялся ни голубого цвета кожи инопланетян, ни светлых волос, ни тем более антенн, но было сильно заметно, что его дух исследователя был бы просто счастлив изучить живого инопланетянина и прогнать его через все тесты.
- Он не боится, - тихо заметила она, когда Дойл чему-то улыбнулся, а люди вокруг засмеялись.
- Вздрогнул, когда увидел впервые, но адаптировался, - подтвердил Маккой, успокаивающе поглаживая руку девушки. – Через пару лет совершит первый полет, когда привыкнет к этому веку и Земле с ее гостями, а потом, быть может, улетит осваивать новые миры. Он в надежных руках, Элис.
- Спасибо Вам, Леонард, - она отпустила руку мужчины и неловко отступила. – Простите.
- Не за что, - он растер мышцу. – Сильный захват. Хотите, прогуляемся до медкорпуса? – предложил он, подставив локоть.
- Не откажусь, - она подхватила его под руку, больше не глядя в сторону историков.
- Признаться, я рассчитывал на то, что Вы хотя бы подойдете к отцу, пожелаете удачи, что-то еще, - заметил Маккой.
- Он не отец, Леонард, - покачала головой Элис. – Он другой человек, другая личность, а я не хочу надоедать ему или делать вид, что я его знаю. Это неправильно по отношению к нему.
- Но я думал, что… Извините, я просто не понимаю.
- Мой отец умер очень давно, а душа… Видимо, отражений много, очень много, в каждом мире можно встретить кого-то знакомого, может быть, даже несколько раз, несколько сотен раз или не встретить никого вообще, но Коннор Дойл – только Коннор Дойл, он не мой отец, даже при том, что у него внешность и душа Стивена Ханта.
- Выходит, Спок…
- Спок – это Спок, но… это еще сложнее. Поскольку у него душа Энтил`За, я не могу игнорировать его.
- Вы сделали ему выговор.
- Моя преданность ему при этом не пострадала. Одно дело мои личные убеждения, другое дело – работа и ответственность. Думаю, если бы Деленн рискнула полететь за мной на разведку в гипер к Дальним Рубежам, я бы накричала на нее.
- Вы бы осмелились?
- Я бы сделала это от страха за нее. Не считайте меня монстром, доктор, мне тоже бывает страшно, но чаще я испытываю это чувство по отношению к другим. Я боюсь потерять тех, кто мне дорог.
Маккой заметил, что она прижалась к нему чуть теснее, но не стал ничего говорить.
- А Кирк? – спросил он.
- Что Кирк? – не поняла она.
- Он Кирк или отражение души Шеридана?
- Он Кирк с отражением души Шеридана. Душа – не паспорт, доктор, не идентификационный код, это совокупность знаний, умений, чувств, ощущений. Минбарцы разбираются в душах, а я не особо научилась.
- Но Вы определили Кирка сразу, а Спока – нет.
- Другой мир, другая внешность, что-то маскируется очень хорошо, а коммандер – телепат. Кстати, как себя чувствует капитан и мистер Чехов?
- Чехов без изменений, Джим… хуже, - легкость беседы сменилась серьезностью и тревогой. – Периоды нормального состояния стали кратковременными, он тоже все чаще впадает в это странное состояние, но врачи пока ничего не могут с этим сделать.
- А анализы?
- Это не заразно, это не вирус, не бактерия, это не болезнь. На борту обследованы все лично мной и здесь, на Земле – докторами Академии.
- А я?
- Я отправил Ваши анализы двадцать часов назад – чисто. Это что-то другое и никто не может понять, что.
- Леонард, - она остановилась и задержала мужчину, - если я попрошу Вас предоставить мне кое-какую информацию, Вы сможете ее достать?
- Смотря какую, - настороженно ответил он. – В любом случае, лучшим помощником будет Спок.
- Это не совсем медицинские данные, но… На Земле есть телепаты?
- Если есть, то не на Земле, а скорее на Вулкане, там большинство проходит обучение контролю над эмоциями и мыслями. Телепатов очень мало, люди не могут справляться с потоком чужих мыслей и быстро сходят с ума, если им не помочь. Вулканцы же рады принять людей-телепатов и дать им необходимые знания, чтобы оградить свой разум.
- Понимаю. Но должны быть телепаты, которые уже прошли обучение и вернулись на Землю.
- Они редко возвращаются.
- Почему?
- Думаю, Вы должны понять.
- Непринятие их другими людьми? Или они сами не могут адаптироваться?
- То и другое. Нашему обществу проще принять инопланетянина, чем своего собрата, читающего мысли. Люди – существа импульсивные, взрывные. Не все телепаты, прошедшие обучение контролю своих способностей, могут жить среди людей.
- Насколько высок уровень пси-способностей землян? Вы можете дать мне информацию о тех, кто уже прошел обучение и у кого самый высокий П-уровень?
- Попробую выяснить. Вам нужны только земляне?
- В идеале.
- У Вас есть предположения о том, что произошло с капитаном?
- Есть, но я бы пока не хотела делиться мыслями. Мне нужно подтверждение теорий, а для этого мне нужен достаточно сильный телепат.
- Почему бы не попросить Спока? Он мог бы…
- Леонард, я бы попросила Вас не беседовать с ним на эту тему. Лучше, если это останется только между нами. На это есть причины и они могут быть очень вескими.
- Вы ему не доверяете?
- На это у меня есть причины, но, как я уже сказала, мне нужен телепат, чтобы либо их подтвердить, либо опровергнуть.
- А капитан? С ним мне тоже ничем не делиться?
- Если не трудно. Это действительно очень важно.
Маккой закусил губу.
- Вы хотите, чтобы сильный телепат просканировал Джима, это я еще могу понять, но что он смог бы обнаружить? Опухоль мозга? Инородное тело?
- Ворлонца, если точнее, - ответила Хант. - Или ворлонцев.
- Вы считаете?.. Но они же ушли, оба погибли.
- Вы были в прошлом, Спок контактировал с Улькешем, а я – с Чеховым в самый первый раз, когда только его увидела, - объяснила она. – Поверьте, меньшего достаточно, чтобы в голову мог забраться ворлонец. Если все так, эхо присутствия ворлонца можно как-то определить – не факт, конечно, но стоит попробовать, если телепат действительно очень сильный.
- То есть, теперь в Чехове ворлонец, который его парализовал, в Джиме – второй, в Споке – Улькеш?
- Вы контактировали с двумя, не думаю, что их больше. Скорее всего, это Улькеш, потому я не хочу, чтобы он знал, о чем мы сейчас говорим.
- Я мало что понимаю, но постараюсь помочь, - Маккой кивнул и тут же спохватился. – Элис, я знаю только одного телепата, Миранду Джонс, достаточно сильную как телепата, возможно, сильнее Спока, как он сам сказал, но едва ли ее П-уровень выше П-4 или П-5. Вулканцы не сильнее, но их ментальное слияние…
- Не подойдет, - перебила Хант. – Если ворлонец решит защищаться, он убьет вулканца, но есть вероятность, что не тронет человека.
- То есть…
- То, о чем я прошу Вас – найти мне тэпа, сильного тэпа, - она погладила мужчину по плечам. – Мне нужен человек, я смогу упросить, уговорить его на глубокое сканирование капитана или Чехова, но гарантии на то, что тэп выживет или что не сойдет после такого с ума, нет.
- Вы предлагаете мне послать человека на смерть?
- Доктор, поймите меня правильно, я тоже телепат со скачущим П-уровнем – нас для того и создали, чтобы служить интересам Ворлона и лишь во-вторую очередь – интересам людей своей расы. Я не прошу Вас приносить жертв, но тэпы – пушечное мясо…
- Господи боже! – Маккой едва не схватился за голову.
- …которое используют для достижения высших идеалов. За все нужно платить, даже если цена подчас слишком высока. Леонард, Кирк и Чехов могут либо очнуться, либо провести остаток жизни в таком состоянии.
- Но я не могу рисковать…
- Я могу. Я рискну. Если внутри обоих – ворлонец или ворлонцы, это грозит большой бедой. Кош не станет ничего делать, но Улькеш – мстительная тварь. Вы же не хотите лишиться Земли, если Улькеш в Кирке?
- А он может уничтожить планету?
- Чужими руками – да.
Маккой задумался, хмурясь.
- Хорошо, я сделаю, что смогу, - напряженно ответил он. – Ничего не обещаю, но сделаю, что смогу.
- Спасибо, - Хант кивнула.
- Вы остановитесь в Академии или подниметесь на корабль?
- Мне негде останавливаться.
- Если хотите, у меня недалеко квартира – не бог весть что, но…
- Спасибо, но не стоит, я и так слишком многого прошу.
- Вы не затрудните меня. А так, хотя бы проведете пару дней на Земле как человек… я имею в виду, что без пси-способностей.
- Я… - Хант отвела глаза, смутившись. – Это…
- Все нормально, я буду рад.
- Не в этом дело, доктор, просто… не знаю, как это объяснить, но… просто я отвыкла от общества людей. Это слишком сложно и я не уверена, что хочу этого.
- Я понимаю. Что ж, тогда до встречи.
- До свидания, доктор.


Блаженные два часа ничегонеделанья, любования на мост Золотые Ворота, одноименный пролив, суетящихся людей вокруг, попытка адаптации к толпе, к планете, воздуху, бризу с Тихого океана, пустота в голове, легкая сонливость – Маккой сказал, что нашел нужного человека, который сможет помочь, но тот прибудет на Землю только через три часа, два с половиной из которых Элис провела, созерцая водную гладь и размышляя о своей родной планете. Даже прожив столько лет на Минбаре, где так же, как на Земле, были природные водные резервуары и плавательные бассейны, она не смогла побороть страх перед ними и плавала крайне редко и плохо. Однажды ее даже попытались научить, но дело закончилось скандалом, сломанной рукой горе-учителя – землянина с самомнением выше звезд, нервным срывом и двумя днями плотного сотрудничества с телепатами, чтобы унять истерию. Мора’дум с водобоязнью не получился даже тогда, когда Элис, трясясь от страха, решилась переплыть бассейн в тренировочном комплексе рейнджеров. Никто не решился присутствовать при сражении с этой фобией, кроме учителя, никто тогда не видел ее слез и не слышал криков, когда она начала тонуть… и никто не спас. Она боролась за свою жизнь из последних сил, ведомая лишь голосом минбарца, но этого было мало. И когда она сдалась, ее подхватила сильная рука.
- Твой страх – твой враг, - сех Дурхан крепко удерживал человеческую женщину за шиворот, глядя в глаза. – Твой враг – отсутствие веры.
- Вера не помогает научиться плаванию, - возразила Элис, стуча зубами.
- Хуже отсутствия веры к воде, может быть отсутствие веры к себе самому. Ты не доверяешь себе, хотя твое тело и твои мысли готовы тебе подчиняться. Ты сильна на суше, но слаба в воде. Ты сильна физически, не у тебя нет духовного стержня.
- Плавание необязательно для рейнджера. Мы сражаемся среди звезд, а не под водой.
- Наши корабли плавают среди звезд, наши тела плавают в кораблях, нас всех выносили женщины и мы вышли из воды.
- Я смогу победить свой страх – я просто не буду подходить к воде. Это проще, чем арахнофобу взять на ладонь паука. Все, что можно обойти – можно обойти и тем самым победить страх.
- Не победить – лишь обойти, страх останется внутри и будет разъедать душу, но я не стану настаивать. Едва ли ты примешь бой, находясь по колено в воде, Анла’шок Хант.
Дурхан ушел, оставив ее у бортика, тогда прошло больше двух часов отчаянного сражения в попытке поплыть, но ничего не вышло, а когда вконец измотанная девушка решила утопиться, чтобы не сгореть со стыда перед учителем, вода мягко приняла ее, покачивая на поверхности как в колыбели. Полный покой, расслабленность, пока Элис не испугалась снова и снова же чуть не утонула.
Научиться плаванию оказалось довольно просто, но, даже соревнуясь с другими рейнджерами в заплывах, она не перестала бояться воды, подсознательно держась от нее как можно дальше.
Дело было не в детском страхе или чем-то еще – на Марсе были лишь искусственные резервуары, а первое впечатление от Земли с ее громадными поверхностями воды, остались самыми неприятными даже не от самой планеты, а от того кошмара, который преследовал ребенка на Сирийском плато. Уже на Минбаре она узнала, что один краб был обнаружен именно в воде, очень глубоко под водой и именно на Земле. Его не обнаружили сканеры, не засек эхолот, его могли вообще не найти, а нашли случайно, решили поднять… погибли… и оставили лежать до тех пор, когда он бы сам не поднялся. Это случилось раньше того момента, когда доктор Киркиш нашла второй краб на Сирийском плато. Краб, будто повинуясь некоему приказу извне, медленно, будто во сне, всплыл со дна океана, так же медленно поднялся в воздух и вылетел за пределы сначала Земли, а потом и Солнечной системы, уйдя в гиперпространство у Нептуна.
Какие-то предчувствия, знания, опасения, связали опасность Марса и его песков с Землей и водой, но итог был всегда один – Тени. Проклятая раса с ЗаХаДума, которая играла жизнями как фигурками в шахматах.
Если бы Элис Хант была настолько смелой, чтобы бросить вызов всем своим страхам… но настолько смелой она не была. Обычный человек, обычная женщина с необычными способностями, точно так же как и многие люди чего-то боявшаяся, о чем-то мечтавшая, она научилась справляться с фобиями постепенно, хотя какие-то осилить так и не смогла и предпочитала, чтобы об этом никто никогда не узнал. Анла’шок не должен бояться, Анла`шок должен смело идти во тому, в страх, в смерть, как учил Вален, но люди-рейнджеры были всего лишь людьми, минбарцы это понимали и не требовали обряда укрощения страха к таким хрупким существам. Некоторые рейнджеры ни разу не принимали мора’дум, кто-то бросал вызов только минбарцам, памятуя о земляно-минбарской войне, а кто-то балансировал на острие каждый раз, словно проверяя себя на прочность – в Анла`шок допускалось все, если это не противоречило принципам учения Валена, минбарцы чтили любые традиции инопланетян, но иногда даже они не понимали, зачем люди так часто усложняют себе жизнь и рискуют жизнью просто так. Элис так не делала, предпочитая скорее сглаживать углы и обходить непреодолимые препятствия, нежели таранить их напролом. Это было логичнее даже несмотря на ее пси-способности, благодаря которым она могла бы получить что угодно и от кого угодно.

Звук вызова коммуникатора вывел ее из транса и воспоминаний, напоминая о реальности.
- Хант слушает, - она раскрыла аппарат, все еще глядя вдаль океана.
- Элис, мисс Смит прибывает через пятнадцать минут, - сообщил Маккой. – Мне Вас встретить?
- Спасибо, я найду дорогу. Мисс Смит знает, что от нее хотят?
- Я кратко обрисовал ей ситуацию, подробно не рискнул – слишком щепетильное дело.
- Спасибо за предусмотрительность, доктор. Я скоро буду. Конец связи.
То, что она собиралась сделать, было чудовищным преступлением против личности, но иного выхода не было – либо так, либо мисс Смит откажет, узнав, что ей пришлось бы делать.
Знания, полученные Элис в ее первую миссии в разведке, дались дорогой ценой и могли бы обойтись еще дороже; эти знания было запрещено использовать, но именно они могли бы оказать нужный эффект на мисс Смит, реши она отказать сразу.
Деленн не одобрила бы подобный подход, но с другой стороны, рейнджера не должно волновать мнение других существ, даже членов Лиги, если это несет пользу для общего дела.
Элис стиснула в кулаке коммуникатор, глубоко вдохнула воздух и прошла к зданию медкорпуса.


Мисс Смит оказалась очень красивой блондинкой с капризными пухлыми губами, небесно-голубыми глазами, длинными ресницами и бледной кожей. Впрочем, за красотой стоял и немалый опыт многочисленных пси-контактов, так что Анна оказалась действительно самым сильным тэпом из всех землян, которых можно было найти.
В самом деле опытная, в самом деле немного капризная, Анна сразу поинтересовалась причиной ее перелета с Цереры, где она работала с местной группой геологов и пыталась установить контакт с аборигенами – гигантскими ледяными червями, к счастью не воспринимавшими людей как источник опасности или пищу, но, тем не менее, регулярно сносившими все постройки и по непонятным причинам кравшими все микроскопы.
Узнав, что нужно осуществить глубокое сканирование человека, Анна наморщила нос и фыркнула.
- И ради этого Вы оторвали меня от работы, доктор Маккой? – недовольно заявила она, уперев руки в крутые бедра и гневно глядя на доктора. – У меня есть работа поважнее, чем всякие глупости! Я не могу сканировать без разрешения объекта, Вы это знаете. Все, что я могу – телепатически попросить капитана Кирка позволить войти с ним в контакт.
- Не надо, - устало попросила Элис, слушая молодую женщину, по возрасту едва ли не ее ровесницу. – Нужно сразу глубоко, без предупреждений, без соглашений.
- Если Вы знаете о глубоком сканировании, мисс…
- Элис Хант.
- Так вот, мисс Хант, если Вы знаете о глубоком сканировании, Вы должны знать и то, что это грубое нарушение прав разумного существа, в данном случае – человека.
- Знаю, - кивнула Элис. – Сталкивалась с такими же ограничениями, но в данном случае над Вами не стоит Пси-Корпус или какая-то организация, контролирующая Вас как телепата. Вы свободный тэп и Вас просят лишь помочь.
Анна нахмурила тонкие светлые брови, поджав губы.
- Я не знаю, о чем Вы, мисс Хант, но если Вы, как Вы говорите, сталкивались с подобным, попробуйте обратиться к вулканцам – они контак…
- Я знаю об этой расе и они недостаточно сильны для подобного, - прервала гневный поток речей Элис. – Мисс Смит, поверьте, будь у меня иной выбор, я бы выпотрошила разум капитана Кирка менее чем за секунду, - Анна вздернула подбородок, слушая. – Вот только я не в лучшей форме, я слаба как мокрица, я пустышка и мне приходится просить Вас, потому что Ваш уровень подходящий для такого задания.
- Вы не телепат, я бы это почувствовала, - возразила Анна, прищурившись на Элис. – Но Вы меня блокируете… странно.
- Рефлексы, - пояснила Элис.
- Анна, Вы сильный телепат, Вы самый сильный телепат Земли, - Маккой сделал шаг вперед к ней. – И нам нужна Ваша помощь. Вы ознакомились с медицинским заключением, Вы знаете, что это может быть неизлечимо…
- Мне искренне жаль, доктор Маккой, но… - Анна покачала головой.
- Мне тоже очень жаль, мисс Смит, - прошептала Элис, глядя на нее. – А меня Вы можете считать хотя бы поверхностно? – тихо спросила она у гордой красавицы.
- Могу, но зачем это Вам? – ответила вопросом на вопрос та.
- Чтобы убедиться в Вашем превосходстве над прочими, - пояснила Элис.
Анна суть сузила глаза, глядя в глаза Элис, и тут же с лица телепата слетела вся напускная гордость. Анна схватилась за голову и отшатнулась.
- Что Вы?.. Нет! Не надо! – вскрикнула она, не в силах отвести глаз от пристального взгляда Элис.
- Что Вы делаете, Элис? Что происходит? – встревожился Маккой.
- Не мешайте, доктор, если не хотите, чтобы мозг мисс Смит превратился в кашу, - жестко приказала Элис. – Вам лучше выйти.
- Мисс Хант, немедленно прекратите! – Маккой схватил ее за плечи и в тот же миг получил сильный ментальный удар и упал на колени, зажмурившись и сдавив виски ладонями.
- Она получила приказ обезвредить Вас, доктор, - предупредила Элис, не сводя глаз со стонущей Анны. – В следующий раз она причинит боль куда сильнее. Теперь Вы, мисс Смит…
- Я сделаю, что Вы просите, только прекратите! – взмолилась Анна, не сдерживая слез. – Пожалуйста, хватит!
- Глубокое сканирование, - отчеканила Элис. – Немедленно.
Анна, пошатываясь, подошла к кровати, на которой лежал Кирк, но резко обернулась и тут же с криком осела на пол.
- Я сделаю!
- Не пытайтесь противиться воздействию – будет больнее, - стальным тоном пообещала Элис. – Приступайте или я сожгу Ваш мозг. Поверьте, я этого не хочу, но если придется – сделаю.
Анна поднялась на ноги, положила обе ладони на виски Кирка и пристально вгляделась в его лицо.
Элис на миг расслабилась, пошатнувшись и оперевшись о стену.
Маккой, помня о реальной силе рейнджера, даже не рискнул вмешиваться в странный поединок разумов.
После того, как Анна, мертвенно-бледная от перенапряжения и изматывающей боли, отошла от Кирка, Элис обратилась к ней снова.
- Что-то есть?
- Он не знает причин своего состояния, - прошептала Анна, дрожа с головы до ног и еще стоя на ногах. – Я ничего больше не знаю! Там ничего нет! Ничего!
- Спасибо, - тихо поблагодарила Элис – Анна, закатив глаза, повалилась на пол – к счастью, ее успел подхватить Маккой.
- Что Вы творите? – накинулся он на рейнджера. – Вы с ума сошли? Что Вы вытворяете? Что с ней?
- С ней ничего, - Элис часто моргала, как будто в ее глаза что-то попало. – От трех минут никто не умирал.
- Трех минут чего? – разозлился Маккой, укладывая Анну на соседнюю кровать-койку. – Что с ней? Вы снова вернули себе способности?
- Не вернула, я пустышка, но дело не в этом, - ответила Элис, тяжело дыша. – Это больно, но не смертельно. Проспит пару часов – проснется, все забыв. Стандартная реакция на программу.
- Вы же тоже телепат! – Маккой даже не стал спрашивать, о чем она. – Как Вы можете пытать себе подобного?
- Очень просто, - коротко ответила Элис.
Маккой прощупал пульс Анны и снял показания сканером.
- Спит. Чудо, что ее мозг в порядке! – он резко развернулся к Элис. – Что Вы делаете? Вы обезумели?
- Я делаю, что могу, это моя работа, доктор, - все так же тихо ответила Хант, подобравшись и выпрямившись. – Я знаю, что такое ментальная атака. Я не причинила бы вреда мисс Смит, но если бы хотела…
- Вы причинили ей боль!
- Я узнала, что хотела.
- И что же Вы узнали?
- Что мисс Смит слишком слабый тэп, и что если в Кирке что-то и есть, оно не отозвалось на приказ.
- Вы напали на человека! – Маккой сделал шаг к Элис. – Вы без оснований причинили ей боль! – и еще шаг. – Она пошла нам навстречу и согласилась прилететь, чтобы помочь – я бы уговорил ее! Что Вы за человек, что за телепат, если Вам доставляет удовольствие делать людям больно? Если Вы не можете добиться своего словами, Вы сделаете это силой? А если не выйдет силой – убьете?
Он вдруг заметил, что белки глаз Элис выглядели нездоровыми, что лопнули мелкие капилляры от внутриглазного давления.
- Я не ученый, а солдат, доктор, - все так же тихо и спокойно ответила она. – Мне не доставляет удовольствия чужая боль, я знаю, что такое быть телепатом. И, отвечая на Ваш последний вопрос… Я уже убивала, будет нужно – убью снова. Не забывайте, с кем Вы имеете дело. Прошу меня простить, - она резко развернулась и быстро покинула палату.




Глава 22.

Смысл своих слов и смысл слов Элис Маккой понял лишь спустя несколько минут, когда он опомнился, вышел из палаты, попросив присмотреть за спящей мисс Смит, и побежал искать Элис.
Она была полностью права и максимально откровенна – он знал это с первого же момента знакомства. Она действительно солдат, она убивала и делала это не раз, а то, что она, забыв про Энтерпрайз и Спока, полетела на Ромул, понимая, что может не вернуться живой, или вернуться, но сильно покалеченной, говорило о том, что она прекрасно отдает себе отчет в своих действиях. Упрекать телепата в том, что она делала с Анной, он не имел никакого права. Да, жестоко с точки зрения гуманности, но обоснованно с точки зрения логики, причем не только этого мира, но и мира рейнджера. Если бы Джим был носителем ворлонца, только Элис и могла бы помочь вытащить это из капитана и что-то сделать.
Может, рейнджер и не являлась самой милой и дружелюбной среди девушек, но и в садизме замечена так же не была. Даже потеряв свой дар, она продолжала жить и бороться с тем, что еще в ней оставалось.
Он не знал, о какой программе она говорила, как она вообще смогла с такой силой воздействовать на довольно сильного по меркам Земли телепата, но одно он знал наверняка – Элис не убила бы Анну, она сама чувствовала сильную боль от такого контакта, о чем свидетельствовали лопнувшие капилляры, так что доктор сильно погорячился с выводами. И еще сильнее поторопился с обвинениями – незаслуженными, горькими, обидными.
Она в самом деле живет приказами, она в самом деле солдат и в самом деле устранит любую опасность, грозящую как капитану и экипажу, так и кораблю, не говоря уже о Споке, ради которого она, теоретически, способна перебить даже экипаж.
Да, она крайне опасна как сильный телепат, но и в состоянии нормала она опасна не менее. И он это знал. Но вот оскорблений и обвинений она точно не заслужила.
- Маккой – Энтерпрайз! – вызвал он корабль.
- Спок слушает, - немедленно отозвался мостик.
- Мистер Спок, капитан Хант не поднималась на борт? Не могу ее вызвать.
- Не поднималась, - ответил Спок. – Я могу запеленговать сигнал от ее коммуникатора.
- Я подожду.
Пару секунд в эфире была тишина.
- Ее коммуникатор не отвечает, доктор. Вероятнее всего, он выключен, - доложил Спок. – Обнаружить капитана Хант на Земле биосканерами не получится – она ничем не отличается от других людей. Могу я узнать, как прошла медицинская проверка капитана Кирка?
- Он без изменений, - Маккой не стал упоминать встречу с Анной и инцидент в палате, следуя просьбе Элис о неразглашении информации Споку. – Вы не связывались с командованием? Может быть, есть какие-то распоряжения?
- Связался. Адмирал Барроу требует отчеты по последней экспедиции в параллельный мир.
- Вы их ему предоставили?
- Нет. Без приказа действующего капитана я не могу этого сделать.
- Хорошо. А как экипаж?
- Согласно приказу капитана Хант, часть экипажа в увольнительной на планете.
- Хорошо. Спок, если найдете Элис – пожалуйста, сообщите мне. Конец связи.
Маккой сунул коммуникатор в чехол на поясе и осмотрелся – рейнджер быстро адаптируется к окружающим условиям. Даже не зная планету, она может легко затеряться в толпе, а, не желая ни с кем общаться, она может отключить коммуникатор и уйти туда, где ее никто никогда не найдет.
Доктор знал наверняка лишь одно – так далеко она бы не ушла, она бы не бросила корабль и Спока, следовательно, это временное явление… но на душе от этого легче не становилось. Он в глаза назвал ее безжалостной бездушной убийцей, а ведь она никогда бы не причинила ему вреда, она испытывала к нему как к мужчине определенные чувства – бог уж знает, почему, она доверяла ему, доверилась только ему, когда случилось так, что нельзя было довериться тому самому дорогому, кто мог приказать ей сделать что угодно.
- Доктор Маккой! – окликнул его знакомый голос. Маккой повернул голову, увидев лейтенанта Торреса – одного из инженеров Энтерпрайза.
- Лейтенант, чем могу быть полезен?
- Я только хотел уточнить приказ капитана, - Торрес развел руками.
- Где она? – Маккой схватил его за плечи. – Вы ее видели?
- Ну, да, - опешил тот. – Она приказала хорошенько оттянуться и уехала.
- Оттянуться? Уехала? Куда уехала?
- Я не знаю, сэр. Прыгнула в аэрокар и уехала. Оуэн сказал, что видел, что она поехала по мосту.
- Что ж, спасибо.
Маккой закусил губу и упер руки в бока. Как найти того, кто не хочет быть найденным, на планете, которую искренне ненавидит, при том, что у человека нет денег, документов и он не знает город, Маккой не знал, но, понимая, в каком состоянии этот человек ушел, вскоре можно было бы ожидать драки в каком-нибудь темном местечке под покровом ночи или чего похуже.
Чтобы не мозолить глаза народу и не терять даром время, доктор решил подняться на корабль.

- Доктор, Вы просили сводку по происшествиям по Сан-Франциско и окрестностям, - раздался голос Спока в динамиках.
- Вы ее нашли? – доктор нажал кнопку связи.
- В Саусалито, в баре Смитти. Координаты отправлены в транспортаторную. Вы хотите спуститься сами или лучше пойти мне?
- Я спущусь, спасибо, мистер Спок.
- Конец связи.

Маккой ожидал увидеть и это в том числе, хотя надеялся все-таки застать Элис просто от души надирающейся местной выпивкой. Однако же, рейнджер бодро размахивала боевым шестом, отбиваясь сразу от пятерых мужчин. Маккой, подавив в себе джентльменское и типично мужское желание помочь девушке, мешать все же не стал, хотя численный перевес мог грозить серьезными неприятностями. Но, судя по довольно собранному виду, Элис не желала ни помощи извне, ни тем более встречи с доктором – двое с короткими ножами уже повалились на землю, трое бросились наутек.
- Вон отсюда, - Элис дернула подбородком на оставшуюся парочку, сложив денн’бок, и те, вскочив и поскуливая, рванули догонять своих дружков.
Элис же, даже не заметив зрителей, ушла в бар, куда последовал и Маккой.
- За счет заведения, красавица, - бармен подал ей разноцветный напиток, опознанный доктором как слабоалкогольный дамский коктейль.
- Спасибо, - тепло улыбнулась она молодому бармену. – Так где, ты говорил, живешь?
- Рядом, - глаза молодого мужчины понимающе сверкнули.
- Кхм… капитан Хант, - Маккой тихо кашлянул, привлекая к себе внимание – Элис повернула голову, выжидающе глядя на него.
- Доктор.
- Я хотел только сообщить, что пришли новые анализы пострадавших, - доложил Маккой. – Не мог с Вами связаться по коммуникатору, видимо, неполадки.
- Он отключен, спасибо за информацию, утром займусь, а пока можете отдыхать – увольнительная экипажу неделя, навестите родных, - Хант отвернулась к напитку, уже не глядя на бармена.
- Капитан, если позволите – буквально на пару слов, - попросил Маккой.
Элис молча поднялась из-за стойки и, приветливо кивнув бармену, вышла из бара на воздух.
- Слушаю Вас, доктор, что такое?
- Элис, я нагрубил Вам, Вы этого не заслужили, я бы хотел извиниться…
- Вы сказали именно то, что мне обычно говорят, а правду я воспринимаю спокойно, - холодно ответила Хант. – Что-нибудь еще?
- Я помешал Вашим планам?
- Не очень. Я планировала выпить и затащить какого-нибудь милашку в постель – больше у меня не будет времени на подобное. Я не слишком откровенна? Впрочем, Вы доктор, Вы понимаете важность половой жизни для нормальной работы человека. Просто секс на одну ночь без обязательств – ничего такого. Обещаю ничего не подцепить, чтобы не мозолить Вам глаза в лазарете.
Маккой проглотил явный укол – тон голоса девушки был далеко не заигрывающий, а очень уставший и до странного обреченный.
- Я не буду мешать, я сказал, что пришел только передать информацию о результатах анализов капитана и Чехова, - он быстро кивнул и хотел уже подняться на борт, но Хант его остановила.
- Ладно, - тяжко вздохнула она. – Можете перенести данные… не знаю… к себе домой или в медкорпус, или в Академию?
- Вы хотите начать просмотр сейчас?
- По всей видимости, это важнее любых попыток моего уединения, раз Вам не терпелось меня найти.
- Я прошу прощения, я…
- Не надо. Просто скажите адрес, я приеду и приступлю к чтению. Не хочу пока на корабль – вспомню юность и учебу на Земле.
- Так Вы знаете Сан-Франциско?
- Я здесь училась в своем мире, я знаю этот город и все ближайшие пабы, бары, кафе и рестораны… То есть, знала в своем мире. Впрочем, здесь мало что изменилось.
- Я могу передать информацию в медкорпус, хотя моя квартира здесь недалеко. Если Вы не против, то…
- Постараюсь разобраться с делами побыстрее. Вызовите аэрокар, а я предупрежу Смитти, чтобы дождался меня.
Она скрылась в баре, оставив мужчину в смятении, но когда вышла снова, доктор уже собрал нервы в кулак.

Квартира была действительно недалеко от Академии, довольно милая, уютная, хотя давно нежилая, но все такая же чистая, хотя заметно, что типично холостяцкая. Конечно, Элис знала о бывшей жене доктора, о его дочери, но это было личное дело самого доктора и никого больше не касалось.
- Может, хотите выпить? – предложил Маккой.
- Нет, спасибо – Элис покрутила головой, осматриваясь. – Предпочту сразу приступить к делам, если Вы не против.
- О, конечно, - мужчина торопливо включил компьютер и пригласил гостью сесть за стол. – Если что-то понадобится – позовите, - предупредил он. – Вы не против, если я приму душ?
- Это Ваш дом, я здесь в гостях, - пожала плечами Элис, приступив к чтению.
- Чувствуйте себя, как дома, - улыбнулся Маккой.
- Спасибо, доктор, - она даже не взглянула на него.

Ему еще не удавалось увидеть рейнджера за работой – оказалось, что Элис полностью погружалась в дела и практически отключалась от внешнего мира, так что когда он вышел из ванной и спросил, не нужна ли ей его помощь, она пробормотала что-то по-минбарски и неопределенно пошевелила пальцами в странном жесте. Конечно же, он не смог понять ни бормотания, ни тем более жестикуляции, просто заказав из ближайшего кафе еды, поставив потом блюдо перед занятой девушкой и с улыбкой глядя на то, как она пошарила по столу, ухватила первый попавшийся сандвич и, не отрываясь от записей, принялась его жевать, запивая чаем, похоже даже, что толком не разбирая ни вкуса, ни запаха пищи.
Оказалось, что за работой Элис активно жестикулирует в такт своим выводам и бормочет по-минбарски, не замечая ничего вокруг, так что когда Маккой просто сел рядом и перевел очередной, явно неподдающийся ее пониманию медицинский термин на общечеловеческий, она пожала плечами, снова что-то пробормотала и принялась читать дальше. Иногда она как будто погружалась в кратковременный транс, закрывая глаза, массируя виски и что-то монотонно бормоча, иногда она могла даже встать, пройтись по комнате, не замечая, что она не одна, потом сесть и продолжить чтение. Словом, это было интересно.
- Вполне возможно, что это решение, - задумчиво протянула Элис спустя почти четыре часа работы, стоя посреди комнаты с сандвичем в руке и глядя на Маккоя. – Но вот сработает ли? – она откусила кусок и снова задумалась. – Катренн, опять Вы?.. – она вынырнула из грез и недоуменно уставилась на сандвич в своей руке, после чего взглянула на заинтересованно смотревшего на нее мужчину, так же сидевшего за столом и до этого читавшего записи. – О, простите, доктор, я увлеклась, - она отложила остаток сандвича на тарелку и села на стул.
- Не извиняйтесь, - покачал тот головой. – У каждого свои методы анализа информации. У Вас они довольно любопытные.
- Минбарские техники переработки информации, позволяющие запоминать и обрабатывать огромный объем данных за максимально короткие сроки, - пояснила она. – Катренн научила, когда заметила, что я часто засиживалась за текущими делами на корабле в Лиге в целом. Не совсем дело капитана, но мне это нравилось. Единственный недостаток методик в том, что во время этого своеобразного транса она впихивала в меня и еду, потому что я просто о ней забывала, - Элис глубоко вздохнула. – Однажды она заставила меня съесть двойную порцию фларна. Гадость, конечно, но ведь полезно.
- Фларна? – приподнял брови Маккой.
- Это такое зеленое… не очень вкусное… в общем, гадость, - Элис не стала вдаваться в подробности, помахав рукой. – Наверное, со стороны я выглядела глупо?
- Нет, что Вы! – Маккою хватило сил не улыбнуться. – А Катренн это?..
- Она была минбаркой из касты Жрецов, - Элис вздохнула еще глубже. – Доктор на моей Белой Звезде – замечательная женщина, моя подруга и самый терпеливый диетолог в мире.
- Простите, - Маккой ощутил горечь утраты в голосе девушки.
- Она была рейнджером, так что… А который час?
- Почти час ночи. Я не стал отвлекать Вас и…
- Час ночи? Валена ради… - она ткнулась лбом в столешницу и застонала. – Смитти уже закрыл бар. Вот же черт!
- Эм… Можете переночевать у меня, если хотите, - предложил Маккой.
- Что? – встрепенулась Элис, вскочив. – Нет! Не хочу стеснять Вас. Вы и так слишком добры, я тут торчу уже четыре часа, а Вы терпите все эти…
- Элис, - он поднялся и обнял ее за плечи, - Вы меня не стесните. Я джентльмен, Вы – моя гостья, я не могу позволить Вам ночевать где-то, если только Вы не хотите подняться на корабль.
- Нет, не хочу, но…
- Тогда решено. Вы будете у меня, а пока предлагаю Вам принять ванну, расслабиться. Вы любите ванну с солью или с пеной?
- Я не… Принимаю только душ. Я никогда в жизни не принимала ванну и не горю желанием пробовать.
Маккой не стал показывать удивление – душ так душ.
- Хорошо. Принесу Вам что-нибудь переодеться, если…
- Спасибо, но мне не нужно переодеваться. Я могу спать… - она замерла, глядя на мужчину. – О, да, верно – традиции землян. Извините, это было грубо с моей стороны. Спасибо, доктор, я, конечно же, переоденусь. Спасибо за… за сандвичи, ванну и прочее.
Маккой не стал ничего говорить – он часто не мог понять мир Элис, но, тем не менее, мог смириться с ее привычками и непониманием его мира со стороны Элис. Надо было сразу догадаться, что на Марсе было не так много воды, чтобы принимать ванну, а на Минбаре для такого расслабления просто не было времени, и потом, у нее явная гидрофобия. И она все-таки не спит в пижаме.
- Подыщу Вам что-нибудь, чтобы было в чем выйти из душа, - он ушел в спальню и через некоторое время вышел, протянув клетчатую рубашку. – Не новая, но чистая. Чистка одежды – в ванной, рядом с утилизатором. Не перепутаете?
- Я разберусь, спасибо. И за рубашку тоже, - Элис кивнула и прошла в ванную.

- Я посмотрела анализы коммандера еще раз и мне не дает покоя один термин, - Элис вышла из душевой босая, в форменных брюках и полностью застегнутой от воротника до манжет рубашке Маккоя. – Фертильность. Что значит «нулевая фертильность»?
- Неспособность к зачатию или оплодотворению, - не стал скрывать Маккой.
- Потому что он наполовину вулканец – наполовину человек? – нахмурилась Элис.
- Генетическая война хромосом. Видите ли, наши расы способны дать потомство, но дети-гибриды такого смешения рас будут с вероятностью в 99, 9% стерильны. Вы знаете что-нибудь о мулах?
- Нет.
- Это гибрид осла и кобылы. Есть еще лошак – гибрид ослицы с жеребцом. Так вот, в обоих случаях, самцы-гибриды стерильны, а самки часто бесплодны. Вероятно, в будущем медицина поможет подобным гибридам, тем более что вулканцы живут долго, а Спок по меркам Вулкана еще только вошел в совершеннолетие, но пока прогнозы неблагоприятны.
- Он это знает?
- Знает.
- А как же межвидовое спаривание полувулканца и вулканки или полувулканца и ромуланки?
- Так же.
Элис села на разобранный диван.
- А если с человеком?
- Боюсь, что шансы те же, - Маккой присел рядом. – Почему Вы об этом спросили?
- Не знаю, - честно ответила она. – Мне вообще не следовало бы это знать, но у меня на руках были все анализы по каждому члену экипажа. Я беспокоюсь за то, как это может повлиять на ментальную связь. Мне так же не следовало бы лезть в такие дела, но… Простите, я слишком нагружаю, а уже очень поздно, - она села на диване и скрестила ноги.
- Элис, я… - Маккой вдруг ощутил неловкость. – У меня есть кровать, - она приподняла брови. – Нет, не в этом смысле. Просто там Вам будет удобнее спать.
- О, это ерунда, доктор, - заверила она. – После минбарских кроватей кровати на Энтерпрайз – царское ложе. На диване мне будет удобнее и тем, что я хочу еще немного поработать, а свет от монитора помешает Вам уснуть.
- Я могу спать даже под грохот орудий, - улыбнулся он. – И все же я бы хотел…
- Доктор, в таком случае я вообще не позволю себе лечь, зная, что хозяин дома не спит в своей кровати.
Спорить с этим Маккой не стал, обреченно кивнув.
- Хорошо, как скажете. Спокойной ночи, Элис.
- Спокойной ночи, доктор.
Когда мужчина вышел, Элис с тихим стоном принялась расстегивать рубашку, и только сняв, ее она облегченно перевела дух. В ней было жарко, но если мужчина предложил ее, значит, это было нужно, хотя она не имела ни малейшего понятия о такой странности землян. В ее мире такой традиции не было, хотя, может быть, была, но она с таким не сталкивалась.
Она удивилась, увидев доктора и в простых джинсах и такой же рубашке, какую он предложил и гостье, но не подала вида. И, что интересно, доктор смотрелся в такой одежде до странного уютно и даже как-то просто симпатично.
Элис встала и подошла к компьютеру, снова взглянув на анализы Спока – почти стопроцентно стерилен…
- Элис, я хотел сказать, что… - Маккой заметил какую-то странную картину – стоявшая у стола девушка стрелой метнулась к дивану и, схватив рубашку, принялась поспешно застегиваться.
- Простите, я…
- Это… Элис, не нужно, - он подошел к ней и остановил ее руки. – Это было просто жестом… Хорошо, забудьте, это было не обязательно.
- Я Вас обидела? Нарушила традиции гостьи?
- Вам же жарко! Господи, я должен был понять сам, - Маккой едва не хлопнул себя по лбу, догадавшись, в чем дело. – Это не традиция и то, что на мне домашняя одежда – не означает, что гость обязан носить такую же. Если Вам удобнее остаться в своем – на здоровье, Вы меня понимаете?
- Понимаю, - она напряглась еще больше.
Маккой не стал ловить ее на лжи – она ни черта его не поняла и боялась, что оскорбила каким-то неловким жестом. Оно и понятно – рейнджеров учат чтить традиции различных рас, а тут земное гостеприимство, просто помощь.
Он осторожно отпустил ее руки и расстегнул пуговицы на рубашке. Все правильно – под ней была футболка, оптимальная для сна одежда за неимением чего-то лучшего.
Это была какая-то неправильная ситуация, совершенно идиотская, двусмысленная, когда мужчина намеренно раздевал женщину – это она вполне могла принять как должное, но хуже, что она могла бы подумать, что он таким образом намекает ей на своеобразную плату за проживание.
Господи, как же все сложно!
- Простите, - он отступил, сжимая чертову рубашку в руке. – Я отвык от гостей, я не знаю, что делать, чтобы Вы не подумали что что-то – традиция, а что-то какой-то намек. Это просто желание помочь, ничего больше, - она пристально смотрела на него и почти не шевелилась. – Элис, в этом мире мужчина может предложить девушке лучшее место для сна, уступить свою одежду безо всяких задних мыслей. Это старомодно, ведь теперь равноправие, но я простой старый сельский доктор, который… Простите, это выглядит как ухаживание, как…
- А это не так? – настороженно поинтересовалась Элис. – Я знаю, что такое ухаживание, я не хочу смущать Вас, стеснять, как-то обидеть – простите, но я все равно не понимаю обмена одеждой, но я пойму, если Вы мне покажете. Мне тоже нужно что-то сделать?
Ситуация катилась все дальше по наклонной и Маккой понял что если все будет так и дальше продолжаться, она запутается окончательно и точно решит, что чем-то обязана.
- Нет, ничего делать не нужно, это не ухаживание, это... Извините, что я… Давайте лучше спать?
- Хорошо. Спокойной ночи.
- Спокойной ночи. Если что-то будет нужно – что угодно, просто позовите.
- Хорошо, - Элис снова осталась одна и, зажмурившись, потрясла головой. – Компьютер, запрос, - обратилась она.
- Жду приказа, - отозвалась машина.
- Данные о традициях землян-мужчин к землянкам-женщинам дома. Переодевание, предложение одежды мужчины женщине, ухаживание, хозяин дома, гость. Выведи все совпадения на экран.
- Работаю. Совпадения найдены.

Было немного странно прочитать о подобном жесте со стороны мужчины – в ее мире женщины обычно не одевались в мужские рубашки ни по утрам, ни после душа, ни на Марсе, ни на Земле, но здесь это было нормально и это придавало некую интимность такому жесту.
Разумеется, в ее мире мужчина тоже мог уступить свою кровать женщине, но только если женщина ляжет в нее вместе с мужчиной, что же касалось Минбара, то там подобное вообще не приветствовалось и даже ввергало минбарцев в недоумение.
Как оказалось, выросшая на Марсе, воспитанная на Минбаре и лишь пару лет прожившая на Земле, Элис не знала о людях вообще ничего.
Доктор проявил редкую в это время галантность к гостье, рубашку нужно было надеть на голое тело после душа, а кровать… Элис вспомнила цвет голубых джинсов, подчеркивавших цвет голубых же глаз мужчины, весь домашний облик доктора, смущение и все эти попытки объяснить ей смысл поступков. Жаль, что это не ухаживание – поступки доктора говорили об обратном, но он прямо дал понять, что это не так. Только уважение и дружеские жесты, никакого влечения.
Теперь из этого было три решения: одеться и уйти, остаться и лечь спать или остаться и выбросить все из головы, забыть про недоразумения и просто поработать.
Потерев глаза, она легла на диван и закрыла глаза.

- Гиперпрыжок через три… два… один… - Хант напряглась в кресле капитана, вцепившись в подлокотники. Воронка выхода из гипера в обычный космос раскрылась как цветок, выпуская пулю Белой Звезды. – Поднять щиты! Управление передними батареями – готовность один! Всем занять свои места! Вывести панорамную картину!
- Есть, капитан! – раздался четкий слаженный ответ команды. Перед ней развернулось голографическое изображение космоса – весь флот Белых Звезд, Лиги и пара совершенно незнакомых кораблей совершенно незнакомой конструкции.
Она ощутила дрожь в руках и сильнейшую головную боль – Тени и флот Ворлона были на подходе, они налетят как стая саранчи – мгновенно, ударив со всех сторон.
- Всем кораблям – готовность номер один! – раздался приказ Шеридана с Белой Звезды – 1.
- Внимание! – скомандовала она, заметив первую вспышку открывшейся гиперворонки. – Передние батареи – огонь! – заорала она, сжав подлокотники кресла и сконцентрировавшись на появляющихся крабах – Тени, мерцая, выходили из гипера плотным слоем, окруженные своими истребителями. – Всю энергию на батареи!
Началась не просто война – бойня. Теней было так много, что за ними было не видно звезд, флот Ворлона давил силой, неописуемой красоты и мощи планетокиллеры Ворлона громили Лигу как букашек – корабли взрывались там и тут, тем не менее, закрывая собой крохотную Белую Звезду – 1 с Шериданом и Деленн на борту.
Сразу два краба бросились вперед, но оба же замерли, сдерживаемые всеми телепатами, какие только нашлись среди минбарцев и людей. Один из боевых кораблей дрази протаранил одного краба и моментально взорвался, забирая с собой в пламя взрыва и краб.
Элис нацелилась на очередного краба и сразу два истребителя – ее сил хватало, но юркий третий выпустил заряд и подбил Белую Звезду.
- Повреждение обшивки восемьдесят процентов! – закричал коммандер.
- Вперед! – рявкнула Элис, понимая, что время идет на секунды – экипаж и она уже трупы, но рядом минбарцы, их Шарлины разгромят краб. Белая Звезда, выжимая крохи энергии, рванула прямо на судорожно дергающийся краб. – Исил’За вени, во имя Ва… - ближайший Шарлин выпустил заряд как раз в тот миг, когда подбитая Белая Звезда врезалась в краб, зацепив и второй, и прихватив сразу три истребителя Теней и, к несчастью, один истребитель Земли.

- Элис! Элис, проснитесь! – Маккой потряс истошно орущую девушку. – Элис!
- А-А-А! – она резко распахнула глаза и вцепилась в его руки. – Два краба! – так же громко закричала она. – Два чертовых краба! Два, не один! Три и два, он ошибся! - она встряхнула Маккоя и крепко его обняла. – Два и три! Полторы минуты, два и три!
- Элис, это был сон, кошмар, – мужчина обнял ее, успокаивающе гладя по спине и чувствуя, что она все еще там, во сне, сражается на войне и, что еще хуже, умирает. Эта неожиданная и острая мысль пришла в его голову, напугав до полусмерти.
- Всего полторы минуты жизни, - застонала она в его плечо. – Так мало, так несправедливо мало! Но ведь я же успела сделать хоть что-то, я как-то помогла, они победят. Они ведь победят?
- Коне…
- Я смогла, Вы понимаете? Смогла взять больше, но я не хочу умирать. Быстро, страшно… А что я могла еще сделать? Там я вернула способности, я смогла, но я хочу жить! – она судорожно дернулась, едва не задушив его, комкая в руках его футболку. – Вор… ворлонский планет… планетокиллер, - икнула она сквозь еле сдерживаемые слезы. – Я видела его, я их чувствовала, всех их! Они же не понимают, что творят, они убивают нас всех, понимаете? Они ничего не соображают, они как слепые…
Маккой очень осторожно потянулся к своей сумке, которую успел прихватить из спальни, услышав крики Элис, и вытащил гипошприц с успокоительным.
- Это только сон, Элис, просто сон, - он сделал ей укол и мягко опустил сразу ослабевшее тело девушки на диван. – Вам нужно поспать.
- Я не могу больше быть одна, - застонала она, схватив его за руку и глядя на него с отчаянием. – Не сон. Это был не сон. Кош предупреждал, что у меня будет только полторы минуты жизни, но этого так мало!
Он даже не был уверен в том, что она понимает происходящее, что она знает, где она, с кем, потому что он вообще не мог понять разум телепата, который потерял свои способности, к тому же телепата, который знал будущее и никак не мог его изменить.
Утром она может проснуться и ничего не вспомнить, может вспомнить, начать смущаться, может сделать вид, что ничего не произошло, но пока, именно сейчас ей была нужна не столько помощь доктора, сколько простое человеческое присутствие и Маккой не мог уйти, бросив ее одну. Она слишком долго жила в мире инопланетян, слишком мало контактировала с людьми, слишком многого лишилась и во многом вынуждена была себе отказывать, чтобы быть таким сильным телепатом. Бог уж знает, почему из всех людей она каким-то образом выделила именно его, простого доктора – не красавца-капитана, не коммандера, ради которого готова была на что угодно, а его, совершенно обычного человека, не слишком веселого, уставшего, скучного и старомодного.
Маккой осторожно лег рядом, понимая, что иначе она просто не отпустит его руку, нашарил одеяло, закутывая ее и себя, и обнял, легко поглаживая по спине и побуждая успокоиться и расслабиться. Она отпустила его руку и почти сразу задышала ровнее, после чего обняла его за шею и уткнулась носом в его плечо, окончательно расслабившись и быстро засыпая.
Маккой, устав бороться как с собой, так и с желанием сделать то же самое, закрыл глаза и почти сразу же уснул.

Он проснулся от странного шепота в ухо и вздрогнул – Элис спала все так же беспокойно, обняв его и едва слышно бормоча что-то по-минбарски – то ли молитву, то ли приказы к бою, то ли что-то еще.
- О, бога ради! - пробормотал Маккой, осторожно вылезая из-под руки девушки, боясь ее разбудить. Приятное соседство, что и говорить, но слишком уж странное.
- Маневр, - услышал он единственное четкое слово в ее бормотании. – Во имя Вале-е-ена, - протянула она, глубоко вздохнув и продолжая спать.
Мужчина сел на кровати и потер гудящие виски – и снова война, она все равно видит войну, она всегда на войне, мысленно она всегда в своем мире. Наверное, это правильно, Спок сказал бы, что это логично, но так жить нельзя!
Коммуникатор подал сигнал и Маккой незамедлительно вышел на кухню, чтобы не мешать Элис.
- Маккой слушает.
- Доброе утро, доктор, - сообщил коммандер. – Сканер показал, что капитан Хант с Вами, - Маккой недовольно крякнул – еще недоставало объясняться с вулканцем о том, что два взрослых человека могут делать в одной кровати.
- Она переночевала у меня. Это проблема?
- Это нелогично, доктор, но речь не об этом. Есть информация о том, что капитан приказала мне проверить.
- Я передам ей. Это все?
- Это все. Конец связи.
Маккой бросил аппарат на стол и потер лицо ладонями. Нужно разбудить Элис, сказать ей, что у Спока есть новости, а до этого как-то осмелиться посмотреть ей в глаза, чтобы…
- Доброе утро, доктор, - раздался тихий голос за спиной и он повернул голову, встречаясь глазами с полностью одетой девушкой.
- Доброе утро, Эл… капитан.
На подобное обращение она отреагировала едва заметным приподниманием брови.
- По поводу ночи… - начала она.
- Я понимаю, это…
- Обычно я так себя не веду или предпочитаю, чтобы никто ничего не видел, но… Доктор, спасибо за помощь, но будет лучше, если Вы об этом забудете.
- Хорошо. Я понимаю.
- Не думаю, что понимаете, простите за откровенность, - ее глаза были как острые льдины. – Никто не должен был этого услышать, это мое личное дело.
- Как скажете, – он развел руками, думая о том, что он, помятый ото сна, взъерошенный, должно быть, выглядит перед ней старым неряхой. – Позавтракаете?
- Спасибо, но я неловко подслушала Вашу беседу с коммандером, мне лучше подняться на корабль. Вы сегодня в медкорпусе?
- Да, на весь день.
- Хорошо, постарайтесь отдохнуть – все-таки, это увольнительная и… И простите за то, что все так нелепо вышло. Я не хотела причинять Вам неудобства.
- Вы не причинили, Элис, - поторопился он с ответом. – И я был бы не против, если бы Вы провели Ваш небольшой отпуск у меня.
Она опустила голову, глядя в пол.
- Я… Понимаете, я не слишком привычная к обществу людей и я даже не знала, что существует какой-то этикет по отношении к женщинам, - она села на стул, поглаживая ладонью столешницу. – Мне не слишком комфортно среди нормалов, знаю, звучит это оскорбительно, а Вы этого не заслуживаете в свой адр…
- Все нормально, - Маккой расслабился и подошел к кофеварке, нажав на кнопку и получив две чашки крепкого кофе.
- Я просмотрела информацию о том, как себя ведут мужчины вашего мира… Спасибо, - она приняла чашку и принялась крутить ее по блюдцу за ручку. – В общем, простите меня за такое поведение.
Маккой почувствовал, что вот сейчас, именно сейчас нужный момент, чтобы прояснить все неловкие моменты.
- Почему я? – спросил он. Хант подняла голову. – Я не хочу смутить Вас, но я не понимаю – я простой старый сельский доктор, Вы рейнджер, телепат, почему Вы?..
Она глубоко вздохнула.
- Я человек, доктор. Прежде всего, я человек. Пока у меня нет способностей, я позволила себе немного вольности.
- Но я же…
- Сложно объяснить. Я вижу не только внешность, я чувствую душу, свет… Первое, что я ощутила и увидела, попав в ваш мир и очнувшись в медотсеке, это Ваши мысли, Ваши глаза, руки. Красивые глаза, красивые руки и красивые же мысли – такие теплые, обволакивающие, - Маккой машинально поднес чашку к губам и замер. Он должен был догадаться раньше! Спок - это Спок, практически живой бог для рейнджера, но он – нет, он просто человек, нормал. Она же говорила о том, что у нее были мимолетные отношения только с людьми, только с обычными мужчинами, не с инопланетянами – это должно было сказать обо всем уже тогда. Теперь, когда от ее дара ничего не осталось, когда она сама вспомнила, что такое быть обычным человеком, неудивительно, что она хотела простых человеческих радостей жизни, потому что, как она говорила, потом на них не будет времени, а когда она снова станет телепатом, она опять отгородится ото всех стеной отчуждения, не позволит даже коснуться себя, не говоря о большем. Если бы он сразу дал ей понять, что не просто понимает ее, но и… Но момент упущен.
- Элис, послушайте, я… - он сглотнул.
- Это была плохая идея, доктор, - она поджала губы и поднялась. – Это была очень плохая идея, извините.
- Но Вы же не знаете, что я хочу сказать! – он так же встал, забыв про кофе. – Вы красивая молодая женщина, Вы мне…
- Не надо, Леонард, - она подняла руку, нахмурившись. – Я понимаю, но это в самом деле плохая идея. Вы не поймете то, что я хочу.
- Пойму. Я понимаю!
Она покачала головой.
- Смитти мне даже не нравится, но он – мой ключ к возвращению пси-способностей. Просто секс, ничего больше, надеюсь, что Кош прав и меня переклинит как в самый первый раз, все шарики встанут на свое место и я снова стану собой. С Вами я так никогда не поступлю, с Вами это будет непросто. Я уважаю Вас и не буду использовать подобным образом.
- А если я…
- Спасибо за то, что присмотрели за мной сегодня и за то, что всегда помогали, возились, чинили, - она достала коммуникатор и включила его.
- Вы не говорили, что стало с тем, самым первым, - Маккой подошел к ней ближе.
- Ему просто повезло, - она отступила на шаг. – А теперь, когда у меня П-уровень скачет, я могу серьезно покалечить партнера, могу стереть ему память, могу выжечь мозг – не знаю, до чего это может дойти. Кош вовремя предупредил меня, потому что если бы… - она закусила губу и замолчала. – Извините. Хант – Энтерпрайз! – проговорила она в аппарат.
- Спок слушает, капитан.
- Коммандер, поднимите меня на борт.
- Есть, капитан.
- Теперь Вы опытный телепат, Элис, - напомнил Маккой, когда она убрала коммуникатор в карман.
- Вот именно. Простите, доктор, - она покачала головой и, окруженная золотистым сиянием, исчезла.
Маккой, тяжело вздохнув, прошел в ванную и заметил на полке сиротливо забытую короткую трубку сложенного боевого шеста.


- Вольно, - скомандовала Хант дежурному, ступив с площадки на пол и уходя из транспортаторной.
- Капитан, доброе утро! – поздоровался догнавший ее в коридоре Скотт. – Как отдохнули на Земле?
- Доброе утро, Монтгомери, - ответила она. – Замечательно. Вы на мостик?
- В зал совещаний 1, мистер Спок вызвал. А доктор Маккой не с Вами?
- Нет, а должен был?
- Я думал, коммандер сообщил ему.
- Скотти, пожалуйста, свяжитесь с мостиком, пусть вызовут доктора, а мне нужно переговорить с коммандером, - попросила Хант. – Поднимите доктора и приходите.
- Есть, капитан, - растерянно ответил инженер, подойдя к стене и нажимая кнопку связи.

- Капитан, - Спок поднялся при виде вошедшей Элис.
- Доброе утро, коммандер, - кивнула она. – Сидите.
- Доброе утро, капитан. Могу я поинтересоваться Вашим самочувствием? – лицо вулканца как всегда не выражало ни единой эмоции.
- Вашими молитвами проживу сто лет, спасибо за заботу, но если я могу попросить Вас не как коммандера и младшего по званию, а как человека, которому я подчиняюсь как рейнджер, я была бы благодарна невмешательству в мою личную жизнь особенно по ночам. Простите за дерзость.
- Я не вмешивался в Вашу жизнь, капитан. Это было бы крайне нелогично и невозможно.
- Вы знаете, о чем я.
В комнате повисла тишина.
- В таком случае, вынужден признать свое вмешательство, - согласился Спок через какое-то время.
- Вы знаете, что я не телепат… что я телепат с почти нулевым пси-уровнем, если точнее, и Вы знаете, что я не могу защититься от подобного вмешательства в свой разум. Вы знаете, только Вы можете в любой момент беспрепятственно осуществить контакт, потому что Вы – Энтил`За, но я не думала, что Вы способны зайти так далеко и контролировать… контролировать все, включая мои сны, инстинкты и желания. В конце концов, есть грань разумного, я надеялась, что…
- Я не могу это контролировать, капитан, простите. Вулканская связь разумов между супругами…
- Коммандер, Валена ради! Я знаю о вулканских традициях, но это уже слишком.
- Я не могу позволить своей супруге спарива…
- Довольно! - Хант с шипением втянула в себя воздух и закрыла глаза. Переведя дух, она начала чуть спокойнее. - Послушайте, я понимаю важность и значение этой связи, но Вы сами понимаете, что она была установлена спонтанно. Я… мне нужно немного свободы от этой петли на моей шее.
- Вулканский контакт не похож на петлю, капитан, - не согласился Спок. – Это глубоко интимная связь разумов.
- Я это понимаю, - еще спокойнее и терпеливее продолжила Хант, - но… Коммандер, Вы знаете мое к Вам отношение, я прошу прощения за каждую вспышку резкости в Ваш адрес…
- Извинения из уст капитана по отношению к подчиненному нелогичны, - вставил Спок.
- Да можете Вы, в конце-то концов, меня выслушать! – Хант раздраженно хлопнула по столу, повысив голос. – Вы знаете каждую мою мысль, Вы должны понимать, что я пытаюсь Вас оградить от того ада, который начнется, когда я уйду! Вы же понимаете, что связь разумов при потере партнера крайне болезненна – Вы видели, что было со мной, когда я потеряла мать, а мы были близкими родственниками, но ведь супруги – совершенно иное, совершенно другой уровень контакта. Ни один телепат моего мира не связывает себя подобными ментальными узами даже в браке, но родители и дети связаны иначе. Я понимаю, что не отдавали себе отчета в действиях, я не виню Ваше стремление найти партнера, но я не смогу это вынести, оставаясь нормалом, а при обычных способностях связь убьет Вас, когда я уйду. Вы знаете, что я не останусь, но я не могу даже вздохнуть свободно, пока Вы буквально оттаскиваете меня от мужчины, который может мне помочь разбудить мои способности, чтобы, черт возьми, убрать эту связь между Вами и мной!
Спок поднялся и заложил руки за спину.
- Я вулканец, капитан, я не могу позволить своей законной супруге совершить…
- Думаете, я хотела чувствовать то же, что и Вы, пока Вы трахали ту принцессочку? – совершенно забывшись, Хант в ярости толкнула его ладонью в грудь. – Я хочу вернуть свои способности, вернуть Вам Вашего капитана, защитить Вас и свалить отсюда к чертовой матери, перед этим стараясь не дать связи закрепиться! Я терплю, лишь бы не совершить глупость, почему тогда Вы не можете? Вы же мужчина, в конце концов!
- Совокупление с супругом не глупость, - Спок вытерпел и крики, и агрессию, лишь нежно взяв руки девушки в свои ладони и, поглаживая их двумя пальцами, глядя ей в глаза. – И мне жаль, что я доставил Вам столько неприятностей, когда находился под действием феромонов принцессы Элайи.
- Кажется, мы не вовремя, - раздался тихий голос от дверей.
Хант повернула голову, встречаясь глазами со смутившимися Скотти и Маккоем, и обернулась к Споку.
- Поговорим позже, - коротко бросила она, ощущая легчайшее ментальное воздействие на свой разум – Спок не позволял ей слишком распалиться. – Проходите, джентльмены, приступим к делам. Итак, коммандер, что удалось узнать?

Споку удалось обнаружить то, чего не смог найти даже компьютер – сбой системы на десятую долю секунды в тот самый момент, когда с капитаном случилось то странное, что стоило ему подвижности. Некая точка около перехода у воронки тахионного поля в иной мир. На самой границе воронки. Попасть в эту точку даже на минимальном варпе нереально, на максимальном – тем более невозможно – итог всегда будет одинаков и корабль просто влетит в воронку, минуя нужную точку. Было бы проще, зная, что корабль точно попадет именно туда, где Элис нашла Дойла, но тахионное поле слишком нестабильно, корабль могло бы выбросить куда угодно и шансов вернуться могло уже не быть. Хуже такого сценария было только то, что…
- Где находится точка? – еще раз переспросила она.
- Практически у края черной дыры, - повторил Спок. – Воронка закрыла ее на момент перехода, но по моим расчетам тахионное поле пропало и воронка закрылась.
- Во имя Валена! – застонала Хант, закрыв лицо ладонями. – Час от часу не легче.
- Но зачем нам эта точка? – уточнил Маккой. – Мы же не собираемся идти туда опять?
- Я рассчитал, что это было бы логичное решение, доктор, - Спок чуть приподнял бровь. – Если именно на границе двух миров капитана и мистера Чехова парализовало, вернуть им прежний вид можно было бы, пройдя через ту же точку второй раз.
- И какие гарантии того, что это поможет? – сузил глаза Маккой.
- Абсолютно никаких, - убийственно спокойно сообщил Спок.
Хант отняла руки от лица и глубоко вздохнула.
- Мистер Скотт, корабль готов к перелету? – обратилась она к инженеру.
- Конечно, капитан, - кивнул тот.
- Никаких ремонтов, починок, заправки или нужных деталей, которых нужно долго ждать?
- Нет, капитан, мелкий ремонт уже доделан, а серьезного ничего не требуется.
- Элис, Вы же не собираетесь?.. – Маккой едва не схватился за голову, увидев решимость в глазах капитана.
- Собираюсь, - подтвердила она. – Пациентов можно транспортировать?
- Да, но…
- Хорошо, тогда займитесь подготовкой. Все документы на выписку из медкорпуса Академии, проведите повторно все анализы, что не требуют долгой обработки, и поднимайте обоих.
- Но…
- Доктор, прошу Вас.
- Как скажете, капитан.
- Отлично. Скотти, проведите полную диагностику систем, проложите курс до точки, постарайтесь минимизировать погрешности траектории полета – если не найдем эту точку, последствия будут уже не важны.
- Сделаю, капитан!
- Коммандер, Вас я попрошу заняться калибровкой систем навигации. Если Вы смогли обнаружить этот микро-сбой, Вы сможете найти и нужную нам точку перехода… или с чем мы имеем дело. Свяжитесь с экипажем – завтра в девять утра уходим с орбиты. Всем подняться на борт к восьми. Сколько человек на планете на данный момент?
- Триста шестьдесят один, капитан.
- Хорошо. Общий сбор завтра в восемь утра, сегодня пусть отдыхают.
Она поднялась из-за стола. Встали и мужчины.
- Можно идти? – спросил Скотти.
- Да, конечно, - разрешила Хант. – Доктор, если нужна какая-то помощь при транспортировке…
- Нет, пока ничего не нужно, - ответил Маккой.
- Подготовьте лазарет к приему пациентов и предоставьте мне потом отчет о состоянии готовности и наличии медикаментов.
- Сделаю.
- Спасибо и… - она посмотрела в его глаза, - отдохните.
- Не присоединитесь ко мне в баре? – предложил он, покосившись на бесстрастного Спока, который почему-то не уходил.
- Боюсь, что нет, - ответила Элис. – На Земле мне не очень комфортно, на корабле привычнее. Космос лечит все недуги и хорошо прочищает мозги.
Маккой понимающе покивал.
- Что ж… тогда займусь делами.
- Разрешите идти, капитан? – спросил Спок, когда Скотт и Маккой вышли из зала совещаний.
- Всего минуту, коммандер, - попросила Хант, повернувшись к нему. – Мне не нужно объяснять, что такое телепатическая связь, как это волнует, какой с ней бывает жизнь, работа, секс, но на данный момент я не телепат, а в нормальном состоянии я скорее пугаю до смерти, чем вызываю желание контакта. Я уважаю Вас, очень уважаю, очень люблю, Вы это знаете без болтовни, но я не могу позволить себе или Вам увязнуть в этой связи. Мне нужен толчок, чтобы получить хотя бы крохи способностей, чтобы суметь ее прервать – потом у меня может не быть времени на все это. Коммандер, прошу Вас… мне это нравится еще меньше, но это может простимулировать мой разум, подстегнуть его.
- Спаривание?
- В первый раз это сработало и разбудило пси-способности, может сработать и теперь. Вы можете контактировать со мной, когда захотите, но прошу Вас, не подавляйте меня. Секс с нормалом – всего лишь секс с нормалом, это не затрагивает разум.
Спок приблизился к ней и поднял руку.
- Вы позволите?
- Мелдинг? Это вряд ли поможет.
- Я вулканец, капитан, я не могу нарушить брачные обеты Вулкана и допустить, чтобы моя супруга вступила в интимный контакт с кем-либо, кроме законного супруга. Это относится и к интимным знаниям, которыми владеют только супруги.
- Ваше имя, - Хант горько улыбнулась. – Я не в состоянии произнести его вслух, но стараюсь часто произносить его мысленно.
Уголки губ вулканца дрогнули в легком намеке на улыбку. Обращение по имени – мелочь только на первый взгляд, на деле же для вулканца это значило очень много.
- Как вулканец, я не могу допустить разрыва брачного союза, но как человек, я понимаю, что Вас это гнетет, - все так же бесконечно терпеливо произнес он.
- Не могу допустить, чтобы с Вами что-то случилось, - она всмотрелась в его глаза. – Ладно, пусть будет мелдинг.
Его пальцы коснулись контактных точек на ее лице…

Она почувствовала бы присутствие ворлонца, но опасения были напрасны – Спок был чист и им двигали лишь инстинкты самца, защищающего свою самку. На Земле иного мира, когда он догадался о том, что она не вернется; на Ромуле, когда он, находясь в другом мире, в ее мире, ощущал тревогу и тянулся к ее разуму как мог сквозь пространство и время; на любой планете, в любую секунду он был рядом, готовый прийти на помощь… и тем более тогда, когда его буквально изнасиловала кассийская принцесса, он старался блокироваться от разума законной супруги, одновременно умоляя простить его, помочь, если возможно.
Он знал о чувствах Элис к доктору, обо всей этой романтике, флирте с ним и это больно било по вулканскому самолюбию, хотя Спок понимал, что связь была установлена против воли Элис, что уже было недопустимо.
Тем не менее, он был мужчиной, он хотел женщину, свою женщину, даже зная, что при любом страстном желании она на такое никогда не пойдет, боясь, в конце концов, причинить ему боль своим уходом в будущем.
Только легкие успокаивающие методики, чтобы она не сорвалась, только желание помочь даже в ее снах, где царил настоящий ад – он вытягивал все это на себя так незаметно, как только умел, но связи нужно было больше, чем просто односторонний контакт. Телепатические способности вулканца-супруга были голодны без такой же связи со стороны супруги – самого сильного телепата из людей в этом мире. Сложись все иначе, Спок был бы самым счастливым из живущих, обладая величайшим сокровищем – человеческой женщиной-телепатом, а так он стал самым несчастным, хотя даже ей он этого не показывал.
Войдя в ее разум, он коснулся нити контактной связи, бережно погладил ее как тончайшую струну и слегка потянул на себя, сразу же ощутив, что сердце испуганно забилось чаще и дрогнули пальцы на контактных точках на лице девушки. Эта связь была хрупкой, незавершенной, но она могла бы стать крепкой, самой сильной из всех. И все равно Спок не мог порвать даже эту паутинку.
Он с благоговением тронул эту струну и вдруг ощутил такое же легчайшее ментальное поглаживание в своем разуме – Элис как никто другой понимала его страх, и даже ее крох пси-способностей хватало на незатейливый ответ.
Он не позволил себе наслаждаться этими успокаивающими ласками – это слишком распаляло воображение, заставляло кровь кипеть в желании укрепить брак и больше не отпустить эту женщину никуда от себя, но именно этого Элис допустить и не могла. Спок с ней согласился.
- Я постараюсь сделать так, чтобы не было больно, - прошелестел в его голове ее голос. – Я никогда не причиню тебе боли.
Он снова тронул струну связи и поддел ее, собираясь с силами и уговаривая себя завершить все резким и решительным жестом – пусть будет больно, она этого не почувствует, а он переживет.
- Больно не будет, - шепнула она снова, - только помоги мне.
Он потянулся ближе к ее разуму, а в реальности – наклонился к ней, почти коснувшись губами ее щеки, а когда вдруг понял, что связь туго натянулась, вот-вот уже готовая лопнуть и окатить его волной боли, ее губы коснулись его губ.
Рай и ад, жар и лютый холод, полный контроль над разумом и эмоциями и буря смятения, чистого желания, сплошные инстинкты – самый страстный, самый странный поцелуй в жизни человека и полувулканца. Оглушить настолько, чтобы ничего больше не чувствовать, потеряться так, чтобы едва дышать.
Струна мучительно застонала, но Спок, которого должно было скрутить от боли, ощутил только мощный всплеск адреналина. Он уже не заметил мига, когда убрал пальцы от контактных точек на лице Элис, когда углубил поцелуй, одновременно целуя ее лицо по-вулкански, когда она обхватила его за шею и запустила пальцы в его волосы, едва слышно застонав от желания большего, но очень быстро – слишком быстро! – пришла в себя и разорвала поцелуй, тяжело дыша.
- Получилось? – спросила она, все еще не убирая руки с шеи мужчины.
- Полагаю, что да, - он чудовищным усилием воли смог преодолеть желание взять эту женщину, чувствуя ее ответное желание и такой же невероятной силы контроль. – Вы что-нибудь ощущаете?
- Отголоски Ваших мыслей, желаний, - она неосознанно облизнула губы и убрала руки с шеи Спока. – Думаю, это уже прорыв. Наверное, П-2 как минимум. Постоянный П-2.
- Нарушения личного ментального пространства не будет, - пообещал Спок, не сводя с нее глаз.
- Спасибо, - едва слышно произнесла она. – И простите за все это. Я бы никогда не посмела…
- Извинения нелогичны, - он отступил на шаг назад. – Вы действительно помогли. Это не было больно.
- Хорошо, - она не стала уличать его во лжи – больно было, но не ментально, а почти физически, от этого дурацкого контроля, от невозможности связи, от несчастливой судьбы и тысячи иных факторов.
- Я могу идти, капитан? – уже намного увереннее спросил Спок.
- Да, конечно, - Элис отвела глаза первой и кивнула, глядя в пол.
Когда Спок вышел, она закрыла глаза и стиснула зубы.
Больно было – больно за то, что приходилось идти на такой чудовищный поступок, на эти адские муки, когда больше всего на свете хотелось послать все к черту и хоть раз в жизни позволить себе расслабиться… но именно теперь нужно было найти в себе все силы, мобилизоваться, подтянуться, сделать последний рывок, чтобы вернуть капитана Кирка и Чехова, чтобы больше уже никогда не позволить себе подобных вольностей и не забыть о том страшном пророчестве Коша.
Она убьет его, предаст Анла'шок, Валена, все то, чем живет и во что верит. Эта цена возвращения в ее мир.




Глава 23.

Кирк был прав, когда говорил, что в ней уживались две личности. Одна, та, что была бесполезным нормалом, желала любить, хотела прикосновений, объятий, страсти, секса, Спока, Маккоя; она была влюблена и безрассудна как другие нормалы, она не могла и не хотела никакого контроля, могла и позволяла себе дружить, привязываться, чувствовать, жить…
Вторая была рейнджером, телепатом, суровым нелюдимым солдатом, человеком войны, отгораживавшимся от людей и не позволяющим даже мысленно коснуться себя. Телепат не допускала и мысли, чтобы влюбиться в Энтил`За настолько, чтобы потерять голову. Телепат знала цену человеческой жизни. Телепат готовилась бить, драться, погибнуть… и обе эти личности, сильная и слабая, до смерти хотели послать войну и весь контроль к черту и хотя бы рискнуть попробовать жить как женщина-человек, с мужчиной, при виде которого сердце сходило с ума, от звука голоса которого вставали дыбом волоски на шее, который был ближе всех, дороже всех, который понимал ее лучше всех, который сам был телепатом, от которого не было ни единого секрета, и который позволял бы ей что угодно, лишь бы она была рядом. Но нормал тянулась к нормалу, к Маккою, желая хотя бы забыться с ним, просто снова оказаться в постели с обычным мужчиной, без всех этих телепатических заморочек, а телепат сходила с ума от беспокойства за Спока. И телепат всегда побеждала нормала. Пси-уровень пропадал, появлялся, но даже если бы он пропал совсем, лучше бы никому не стало. Нормальная семейная жизнь с Маккоем и душа, рвущаяся в клочья от одной мысли о Споке? Ненормальная жизнь со Споком при кастрированных способностях с ее стороны? Ему нужен полноценный контакт, который могла бы дать вулканка или ромуланка. Да, его отец женился на самой обычной женщине, но Сарек – вулканец, а его сын – наполовину человек, которому требовалось чуть больше вулканского, чем отцу. И даже если бы Элис навсегда потеряла способности, не вернулась бы домой, рано или поздно, даже при жизни со Споком, она бы не выдержала предательства Деленн и Шеридана. Живой или мертвой, телепатом или нет, она оставалась Анла'шок, рейнджером, и это перевешивало все личные желания женщины.
Так было лучше для всех – порвать эту брачную связь, не мучить Спока, не мучиться самой, в какой-то степени сунуть голову в песок и стиснуть зубы, чтобы не рвануть за ним, чтобы не догнать, не вернуть его, не…
Она определенно родилась под несчастливой звездой. Под несчастливой далекой, будь она проклята, звездой, которую ей нужно было для чего-то найти.

- Как он? – Маккой услышал, как с едва слышным шипением закрылась дверь.
- Без изменений, как и Чехов.
- Они готовы к транспортировке?
Маккой развернулся, уперев руки в бедра – Элис смотрела на Кирка совершенно нечитаемым взглядом.
- Я не знаю, - признал он через какое-то время. – Что Вы от меня ждете? Чтобы я сказал, что Вы задумали самоубийственную миссию? Чтобы я отговорил Вас брать их на борт? Чтобы сказал, что все будет хорошо?
- Я ничего от Вас не жду, доктор, - она даже не взглянула на него. – Просто поднимите их на борт и все.
Маккой нахмурился, услышав абсолютно мертвый голос девушки. Что бы ни произошло между ней и Споком, на пользу это не пошло.
- Вы в порядке, Элис? – спросил он. – Выглядите…
- Я в полном порядке, спасибо, - она все так же упорно не желала смотреть ему в лицо. – Что ж, тогда до встречи на борту.
- Элис, постойте, - он успел перехватить ее, не дав выйти. – Что случилось? На Вас лица нет. Что он сделал? Он кричал или что-то еще?
- Вы о чем? – она, наконец, подняла голову.
- Спок. Что он сделал с Вами?
- Ничего. И предупреждая дальнейшие вопросы – я ошиблась, считая, что в нем ворлонец. Он чист.
- А как Вы?..
- Мелдинг.
- Вы с ума сошли?! А если бы?..
- Пришлось рискнуть.
- А если бы?..
- Я знаю, что есть минимальные изменения в разуме, когда носишь в себе ворлонца, я носила двух и чувствовала, что со мной что-то не так.
- И как давно Вы об этом знали?
- О Споке?
- О том, что ворлонцы воздействуют на разум.
- На Минбаре, когда Кош заглянул ко мне ненадолго. Чуть позже туда же залетел и Улькеш. Чертов склад ворлонцев, а не разум. Настоящая помойка.
- Не говорите так! – он даже поморщился. – Значит, если Спок чист, Вы вернули себе способности?
- На постоянно лишь П-2. Этого ни на что не хватит, это огрызки способностей, но все же лучше, чем ничего.
- Что он сделал? – Маккой вдруг резко ухватил девушку за руки. – Элис, Вы на себя не похожи! Что он сделал?
- Помог убрать ментальную связь между нами, - призналась она с тяжким вздохом.
- Не понимаю.
- Постоянную связь между… супругами. Доктор, не надо, Валена ради! – предупредила она. – Не надо вопросов, пожалуйста.
- Я доктор, это моя обязанность, - напомнил он. – И как это долго продолжалось?
- С того момента в лазарете, когда он… после Вулкана и несостоявшейся свадьбы. Он хотел выжить, а потом я узнала, что он сделал, и не смогла разорвать связь. Это бы означало, что я причинила бы ему боль.
- Это всего лишь ментальный контакт, а не операция, - возразил Маккой.
- Я столько раз пыталась объяснить ему, что будет, когда я уйду и окно портала закроется – это будет как мгновенная ампутация. Это больно. Внезапная потеря партнера или родственника для телепата – всегда боль, а он вулканец, он зависит от этой связи. Мне помог Кош, когда погибла мама, ему не помогут даже вулканские целители.
Маккой сузил глаза.
- И эта потеря так сильно отражается на состоянии разума телепата?
- Некоторые сходят с ума, - вздохнула Элис. – Слабые чувствуют головную боль, те, кто посильнее – сильную боль, разрывающую мозг.
- А П-12?
- Если связь была сильна и оба супруга или родственника были одинаково сильны… В некоторых случаях возможно, что один частично повредит разум.
- Сойдет с ума?
- Известны данные лишь о П-8, о том, что чувствуют П-10 и выше – неизвестно. Нас таких крайне мало. П-12 – единицы, но был лишь один, кто вышел за рамки П-рейтинга. Он сходил с ума, а потом просто… переродился, если так можно сказать. Перестал быть человеком из плоти и крови. Ворлонцы помогли мне пережить смерть мамы, если бы не они… Но теперь коммандер в безопасности, так что когда я уйду, он ничего не почувствует.
Маккой отошел к Кирку, взглянул на приборы, зачем-то поправил одеяло.
- Итак, Спок чист, - произнес он задумчиво. – А что насчет капитана и Чехова?
- Я не смогу ничего почувствовать, - покачала головой Элис. – У меня П-2 – только сильные эмоции и ничего больше.
- Хорошо, - спокойно заявил Маккой. – Вы сказали Споку, что его ждет в будущем?
Хант нахмурилась от такого двусмысленного вопроса.
- Мы полетим изучать эт…
- Я не об этом, - перебил мужчина, бесконечно разглаживая одеяло. – Верю, что Вам хватило Ваших знаний и умений, чтобы отгородиться от любого ментального вторжения и сделать непробиваемую защиту той информации, которую никто, кроме Вас знать не должен.
- Доктор, какого черта Вы?..
- Не буду распалять Ваше любопытство – Кирк и Чехов чисты, ворлонца в них нет.
- Какого… Откуда Вы это знаете? – Хант машинально потянулась за боевым шестом, но рука встретила лишь пустоту – чехол был пуст.
- Потому что он в другом месте, - Маккой развернулся и подбросил на ладони денн’бок – Хант резко дернулась в сторону от увиденного, но усилием воли заставила себя не сбежать от страха. – Если ты забыла свое оружие, твой разум поврежден больше, чем я предполагал, - глаза мужчины светились ярким белым светом. – Я не смог исцелить тебя.
- Улькеш! – едва не зарычала Элис, но мужчина рассмеялся.
- Кош, - поправил он, перебросив ей оружие, которое она моментально раскрыла и наставила конец шеста на горло доктора. – Неразумный шаг, - заметил Кош голосом Маккоя.
- Убирайся из него! – приказала Хант, ткнув его шестом.
- Я не причиню человеку вреда, - хладнокровно ответил Кош. – Ты – можешь, если изобьешь его.
- Ты умер, успокойся уже, Кош, - Хант сложила боевой шест и парой шагов преодолела разделявшее ее расстояние с Кирком, закрывая его собой. – Оставь меня в покое!
- Речь не идет о тебе, - ответил Кош. – Речь идет о телепатах, о людях.
- Один вопрос – когда ты в Маккое? Не как, а когда, Кош?
- Эти люди пришли из иного мира, из будущего, из мира, куда попала ты, человек будущего.
- Так ты до сих пор не знаешь, что ты умер? Частица тебя еще жива и цепляется за жизнь.
- Знаю и не жива. Это лишь эхо, ветер на песке.
- Тогда убирайся!
- Ты не понимаешь, но ты поймешь. Теперь – слушай: вернешься на войну – погибнешь. Полетишь в сектор 14, чтобы спасти Кирка – убьешь душу Валена…
- Тогда не полечу.
- Ради жизни многих, должен уйти один.
- Кирк сильный, он выкарабкается! Чехов…
- У них есть месяц, после чего они умрут.
- Нет! – ахнула Хант, покачнувшись и побелев. – Никакие анализы…
- Ты поверишь анализам или мне?
На такое очень бы хотелось ответить грубостью, но Кош был прав – он не обманывал. Хант и сама подозревала связь между сектором 14 и загадочной болезнью капитана и навигатора. Сектор 14 манил и притягивал не хуже мощного магнита.
- Что там? – она стиснула зубы, предполагая самый наихудший сценарий. – Что в сектора 14 помимо тахионного поля и черной дыры?
- Путь домой, - просто и коротко ответил Кош.
- Значит, я права и это именно тот разлом, в котором пропал Вавилон 4 в прошлом? Тот же сектор, те же координаты.
- Именно так, - склонил голову Кош. – Шанс вернуться домой.
- Лориен имел в виду другое, когда говорил, что я вернусь нескоро. Почему ты вообще мне помогаешь?
- Ты убьешь Энтил`За и спасешь много жизней, но меня не будет рядом, чтобы помочь тебе.
- Я и не просила. Лориен сказал, что больше никто и никогда не вмешается в мою жизнь и не станет меня учить, как мне жить – Лориен неправ, Кош? Он ошибается?
- Лориен прав, время пришло, - Кош вздернул подбородок. – Ты поймешь, - проговорил он. Его глаза засияли таким ослепительным светом, что Хант прикрыла лицо от яркого свечения – столб белой энергии вырвался из глаз, рта и носа человека и рванул вверх, ввинтившись в потолок, уходя выше в небо и рассеиваясь там. Маккой повалился на пол – Элис едва успела удержать его голову от соприкосновения с полом.
- Доктор! – она слегка похлопала его по щекам и проверила пульс на шее – сердце работало нормально, он дышал, но находился в шоковом состоянии. – Доктор Маккой! Леонард!
- А-а-ах! – он резко дернулся, судорожно вдохнув воздух в легкие и сел. – Что произошло? Почему я на полу?
- Обморок от недосыпания, - моментально ответила Хант и, предупреждая новую порцию вопросов, выпалила: - Леонард, что с Анной Смит? Где она?
- Как раз получил данные. Она…

Анна Смит, больше тридцати лет страдавшая от своего дара, в одночасье проснулась нормалом и даже не захотела узнать причину своего чудесного состояния. Телепат, который не мог мириться с тем, что она особенная, стала обычной женщиной, получившей билет в нормальную жизнь с мужем, семьей, детьми, походами к друзьям, смехом, а не только работой и горьким одиночеством в окружении мыслей других людей.
Что-то, что воздействовало на Кирка, что-то из сектора 14 смогло попросту уничтожить пси-способности Анны. И чудо, что ни Спок, ни сама Элис не рисковали со сканированием Кирка или Чехова.
- Она вот так просто уехала и не сказала, куда? – в который раз переспросила Элис.
- Никто не стал ее отговаривать или расспрашивать, - пожал плечами Маккой.
Никаких анализов счастливой Анны не проводилось, ни один анализ не показал бы судьбу Кирка и Чехова, а Кош… Хант вдруг поняла, что он один мог бы сказать, что делать, но теперь поздно. Последняя частица ворлонца ушла, последняя нить, связывавшая родной мир с этим, порвалась. Кош из прошлого, за тысячу лет до войны у Корианы, Кош, лично знавший Валена, узнавший от людей иного мира и из будущего о своей гибели, об исходе полета на ЗаХаДум Шеридана – Кош не был провидцем, как всегда думала Элис, он просто знал то, что знала она и что показала другим. Выгодное сотрудничество – она сильный телепат, ворлонцы берегли ее с самого ее рождения, практически не обращая внимания на других, на тех, кто был ей родителями, друзьями, любовниками. Она знала Лориена и лишь потому Кош сказал ей то же самое, что и сам Первый – войну она не переживет, надежды обмануть судьбы нет.
Если то, что вышло из сектора 14, смогло повлиять на трех человек, включая телепата, оно могло заразить и других.
- Заканчивайте здесь дела и поднимайте их, - распорядилась Элис.
- А куда Вы? – нахмурился Маккой.
- Проветрю голову, - ответила она.
- Но Вы точно решили лететь туда? – уточнил Маккой.
- Мы полетим в любом случае, доктор, и постараемся обойтись без потерь. А пока прошу меня извинить.
Он осторожно перехватил ее за руку, когда она намеревалась уйти.
- Элис, Вы в порядке? Вы выглядите…
- Как?
- Как будто Вас ведут на Голгофу.
- Нелестное сравнение, доктор. Я не увлекаюсь религией.
- Что бы там ни было – расскажите Споку, он поймет, поможет. Вы же разобрались во всех вопросах, тогда можно…
- Не напомните мне, доктор, Иуда тоже был в процессии, которая вела Иисуса на казнь?
- Эм… нет, не был. Он покончил жизнь самоубийством, когда понял, что предал сына бо…
- Спасибо, дальше не надо. Мне нужно идти, доктор.
- Элис!
Маккой не смог задержать ее повторно – капитан Хант метнула глазами молнии и быстро покинула медкорпус Академии.

Простая, но оттого и непонятная геометрия теней – Бермудский треугольник, Вавилонский квадрат сектора 14, параллельность миров, точка гиперпространства.
Если это сектор 14, значит, это тахионное поле. Если тахионное поле – домой вернуться нельзя по причине того, что поле убьет ее, состарит. С другой стороны, Энтерпрайз как-то пережил переход в прошлое ее мира без последствий… если не считать прихваченные частицы разума ворлонцев.
- Хант – Энтерпрайз! – сообщила она в коммуникатор.
- Мостик слушает, капитан, - ответила Ухура.
- Соедините меня с мистером Скоттом, пожалуйста.
- Соединяю.
- Скотт слушает, капитан.
- Скотти, сколько на борту разведботов? – Хант облизнула губы, глядя на Золотые ворота и пролив.
- Один, капитан.
- А истребителей?
- Ни одного, капитан. Мы исследователи, а не военные, у нас есть фазеры, фотонные…
- Я помню, спасибо. Скотти, но ведь можно взять на борт еще пару-тройку разведботов?
- Конечно, можно, но для чего? Все исследовательские миссии заключаются в спуске десанта на планету и сборе данных. А если что-то нужно больше, мы пользуемся шаттлами.
- Мне нужны разведботы, Скотти. Три, а в идеале все пять, если найдете, куда их приткнуть. И… Скотти, в теории, можно ли создать фотонную бомбу и засунуть ее в бот?
- Бомбу?
- Да.
- В бот?
- Да.
- В теории, да.
- А сделать ручное управление ботами с такой начинкой?
- В теории, да, но зачем?
- Я стараюсь просчитать все варианты. А как у Вас с практикой?
- Постараюсь взять еще три бота и подумаю над начинкой и управлением, капитан, но, думаю, Вам лучше переговорить с мистером Споком по