Будущая жена будущего министра

Автор: Перси
Бета:Gingerimma
Рейтинг:PG
Пейринг:Перси Уизли / Пенелопа Кристал
Жанр:Drama, Humor
Отказ:ни на что не претендую
Аннотация:Пенни не ожидала, что обычная болтовня закончится таким серьезным признанием. Оказывается, в его душе водятся те еще черти.
Комментарии:Можно читать как сиквел к «5 часов вечера. Среда»
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2007-06-08 00:00:00
  просмотреть/оставить комментарии
Перси мучительно долго стоял перед зеркалом, вглядываясь в свое отражение.
Он поворачивался и так и сяк, пытаясь отыскать необходимую позу. Перси раздувал щеки и выпрямлял спину; напрягал мышцы и смотрел исподлобья.
Но тот единственный ракурс, который он искал, все никак не давался ему.
Перси ненавидел свое конопатое лицо, рыжие волосы и высокий голос.
Потому что Перси твердо знал, что министры так не выглядят. Они выглядят солидно. Они внушают трепет. Они вызывают уважение. Даже такое ничтожество как Фадж смотрелся вполне серьезно.
А Перси твердо намеревался стать со временем министром магии. Желательно самым молодым в истории.
Перси снова уставился в зеркало.
- Все не налюбуешься?
- Пенни! Ну нельзя же так незаметно подкрадываться!
- Извини. Ты был очень занят.
- Пенни, подглядывать нехорошо.
- Да ладно тебе, Перси, к тебе как не зайдешь – ты у зеркала крутишься. Я иногда забываю, кто из нас девушка. – Перси едва заметно покраснел и выпятил подбородок.
- Пенни!
- Да, милый?
- Ты грубишь.
- Правда?
Пенни улыбнулась и обняла его за шею. Перси нахмурился и попытался отстраниться.
- Ой, я тебя прошу! Перестань. – Пенни разгладила его брови ладошками.
- Когда ты хмуришься так грозно, ты похож на швабру с ушами.
- Пенни!!
- Перси, ты не должен обижаться на правду.
- Пенни!!! Но швабра с ушами?!
- Ты бы предпочел, чтобы я называла тебя «ваша превосходительство, швабра с ушами»?
- Пенни, - с угрозой начал Перси, - напомни мне, почему я на тебе завтра женюсь?
- Я самая красивая девушка во Вселенной?
- Да? – Перси скривился.
- А разве нет?
- В любом случае у тебя ужасный вкус.
- Это еще почему?
- Потому что тебе нравятся швабры с ушами.
Пенелопа засмеялась.
- Святая правда. У меня действительно дурной вкус.
- Да?
- А ты сомневался?
- А я должен?
- У нас завтра свадьба, а жених сомневается! Перси, ты не сбежишь из-под алтаря?
- Пенни!
- Я не переживу.
- Пенни!! – Это прозвучало уже погромче и угрожающе. - Ты намекаешь на то, что я не умею держать слово?
- Боже, Перси! Ты хоть на секунду можешь перестать быть серьезным?!
- Нет. Не могу. Будущему министру магии не пристало...
- ...быть безответственным. Я знаю. Но сейчас ты не на работе.
- Я должен всегда поддерживать форму.
- Перси, напомни мне, почему я выхожу за тебя замуж?
- Потому что я самый умный?
- Нет, упрямец! Я выхожу за тебя, потому что я единственная способна выдержать твое занудство. – Перси надулся. Пенелопа поцеловала его в щеку.
- Кто еще будет готов возложить такую жертву на алтарь любви.
- То есть ты хочешь сказать, что выходишь за меня из жалости. – Выражение его лица стало непередаваемым.
- Ну, я все-таки Хафалпафка. Нам свойственна жертвенность.
- Я в это не верю! И ты сообщаешь мне об этом накануне свадьбы?!
- О том, что я Хафалпафка ты знал давно.
- Слушай, Пенни, если ты немедленно не заткнешься и не ляжешь в постель, никакой свадьбы завтра не будет.
Пенни засмеялась. Она прижалась к Перси и потерлась щекой о его плечо. Он, улыбаясь, поцеловал ее в макушку.
- Все, больше никаких разговоров. Немедленно в ванну и спать. Завтра мы оба должны выглядеть солидно. Я не желаю видеть будущую жену будущего министра магии с кругами под глазами. – Перси разомкнул объятья и шлепнул девушку пониже спины, толкая ее по направлению к ванной.
- Ты все-таки зануда. – Перси даже не улыбнулся.
- Марш, марш.
Оставшись в одиночество, Перси еще пару минут постоял перед зеркалом, а потом, тяжело вздохнув, принялся за работу. Свадьба свадьбой, а у личного секретаря министра и главы секретариата не бывает свободных вечеров.
Перси сел за стол. Он молча, уверенно и быстро сортировал документы, вносил пометки, отмечал в каталоге, вкладывал в папки, подшивал и составлял деловые письма по скупым заметкам министра. Работал он как машина. Полностью растворяясь в своем занятии.
Через полчаса он закончил самую срочную часть, и когда Пенелопа вышла из душевой в одном полотенце, Перси уже раздевался.
- А ты? – Пенни взглянула на него сквозь пряди мокрых волос, которые она методично вытирала.
- А я уже помылся с час назад.
- Вот и замечательно. Быстренько спать.
Через десять минут они оба уже лежали в постели, укрывшись по самый подбородок. Оба они отползли каждый на свою сторону широкой кровати, отвернулись и делали вид, что засыпают.
Перси тщательно зажмурился и пытался выкинуть из головы все мысли, а Пенелопа просто таращилась в темноту. Оба понимали, что заснуть надо, но вряд ли получится. Слишком они взволнованы и обеспокоены завтрашней церемонией.
Перси думал о том, что если что-то пойдет не так, они изрядно опозорятся перед министром, который любезно согласился прийти на бракосочетание. Он перебирал в уме все детали, пытаясь понять, что они могли забыть, и что может пойти не так, досадуя на то, что все предсказать невозможно.
Пенелопа думала о том, что это их последний день вне морали. Она так ждала этого дня, но теперь смертельно боялась. А вдруг не получится? А вдруг приглашенные не придут?
- Перси, Билл и Флер все-таки будут?
- Не знаю.
- А Рон с Гермионой?
- Не знаю.
- А Гарри с Джини?
- Не знаю.
- А Фред и Джордж с женами?
- Не знаю!
- Перси, а твои родители...
- Господи, Пенни! Я НЕ ЗНАЮ!!!!
Перси повернулся к ней и взглянул, полный еле сдерживаемого гнева.
- Я, черт подери, ничего не знаю!! Я понятия не имею, придут ли мои родители на мою свадьбу!!! – он отвернулся и накрылся одеялом с головой.
- Перси.
- Я сплю.
- Перси.
- Отстань.
- Послушай. – Пенни толкнула его в напряженную спину и добавила: - Мне все равно, придут ли они все. Я люблю тебя, и именно за тебя я выхожу замуж. Так что не имеет значения, придут ли твои родители или нет. Между нами это ничего не изменит.
Они помолчали.
- Но я боюсь, что для тебя это имеет значение.
Они помолчали еще немного.
- Думаю, Молли все-таки придет. Она добрая женщина, я знаю.
Молчание.
- Она наверняка вытащит Артура, даже если тот будет очень упираться. Тем более я сомневаюсь, что он будет возражать. Все-таки он твой отец.
Перси повернулся и, коротко взглянув на нее, уставился на потолок.
- Фреда с Джорджем лучше не ждать. Они всегда вели себя крайне нелепо по отношению к тебе.
- Я бы сказал, что понимаю их недовольство, если бы мне не было так обидно.
- Что между вами произошло?
- Я ушел из дома. Ты и так это знаешь.
- Знаю. – Пенелопа прижалась к нему и положила голову ему на плечо.
- Но я не знаю, почему. Ты никогда не рассказывал.
- Да ничего особенного.
- Не пытайся от меня отделаться. Ты в этом никогда не был особенно силен.
- Да уж. В приемной министра так не считают.
- Это видимо личное.
- Видимо.
- Не переводи стрелки. Так что же?
Перси молчал долго. Очень долго. Так долго, что Пенелопе показалось, что он уже заснул. Но она не произнесла ни звука, слишком хорошо его зная, чтобы отступиться так просто. Терпение, вот главная Хаффлпафская черта, что бы там не думали все остальные.
Перси вздохнул и заговорил.
- Наверное, ты права. – Пенелопа не перебивая смотрела на его затылок.
- Я попробую объяснить.
Перси снова надолго замолчал. Пенни ждала.
- Понимаешь, когда я был маленьким, у меня никогда не было нормальных новых игрушек. Даже Билли они доставались от каких-то выросших родственников. А до меня они доходили уже в невозможном состоянии. Я вечно ходил в каких-то обносках.
- У мамы никогда не было даже кастрюли нормальной. Все старое, обшарпанное, склепанное магией. Но она все равно умела приготовить нечто потрясающее из совершенно дурацких продуктов. Она делала шедевр даже из капусты!
Я скучаю по ее стряпне.
Перси грустно вздохнул.
- В общем, началось все с того, что я как-то спросил у папы, почему у нас нет нормальных игрушек. Он ответил. Сказал, что у нас нет денег. Я тогда просто замучил его вопросами.
Перси усмехнулся.
- Он сказал, что много зарабатывает министр магии. И я решил стать министром магии. Представляешь?
- Легко. – Ответила Пенни и улыбнулась нежно.
- Ты наверное думаешь, что я выгляжу глупо со всеми этими потугами на солидность.
- Честно? – Пенни была совершенно серьезна.
- Хм.
- Нет. Я не думаю, что ты выглядишь глупо. Я думаю, что ты сам не знаешь, насколько солиден. Несмотря на то, что тебе это сотни раз в день показывают посетители, выражая свое уважение. Подлизываясь и унижаясь перед тобой.
Я думаю, что ты многого добился. Я горжусь тем, что стану твоей женой.
Пенни замолчала, взвешивая, но все же решившись, добавила:
- Но я все еще не понимаю, почему твоя семья не хочет придти на твою свадьбу.
- Они считают меня напыщенным кретином. И обрати внимание, не без оснований.
- Перси! – Она посмотрела укоризненно.
Перси улыбнулся, повернувшись к ней, и поцеловал ее в макушку.
- Я знаю, милая. Я тоже люблю тебя. – Пенни показалось, что он намеренно игнорирует ее вопрос.
- Но почему? Почему, Перси? И почему ты никогда о них не говоришь?
- И ты ведь знаешь, что я от тебя не отстану.
Перси со вздохом отпустил ее и, приподнявшись на кровати, сел. Он сложил руки на груди и снова стал невероятно серьезным.
- Потому что если правда всплывет, у меня будут ну очень большие проблемы. А лгать тебе я не хочу.
- Перси, если ты боишься, что я разболтаю...
- Нет, милая, я так не думаю.
- Тогда что тебе мешает рассказать мне?
- Я боюсь, что для тебя это слишком важно.
- В смысле?
- Я имею в виду, что ты попробуешь защитить меня. А вместо этого навредишь.
- Мерлин великий!
- Да. Все так плохо.
- Я поняла. Если это неправильно, то не рассказывай мне.
Пенни шокировано замолчала. Она не могла даже предположить, что у Перси есть какие-то серьезные тайны от нее. Это было обидно. Еще обиднее было, что он ей не доверяет.
Но, собственно, в этом все и дело, неожиданно поняла она. Именно поэтому Перси и не рассказывал ей. Чтобы она под властью эмоций не сболтнула чего-нибудь лишнего.
Пенелопа мгновенно успокоилась. Он прав.
- Ладно. Мне обидно, что у тебя есть от меня тайны, но это терпимо. Важнее, чтобы ты любил меня.
- Я люблю тебя.
Пенелопа сдержала вздох разочарования и сказала:
- Хорошо. Спи.
Она отвернулась от него и попробовала закрыть глаза. Но сон все не шел. Она лежала молча, стараясь не шевелиться, чтобы не мешать Перси. Это молчание угнетало ее и мешало заснуть. Она все пыталась угадать, чего же ей не хочет говорить Перси. Что такого ужасного есть в его прошлом?
Она так задумалась, что его голос прозвучал совершенно неожиданно.
- Ты права.
- Хм?
- Лучше, чтобы ты была в курсе.
Перси тяжело вздохнул. Он бы предпочел, чтобы никто так и не узнал об этом. Но Пенни... Она не подведет.
А если подведет - то что он тогда понимает в людях?!
Так что он все-таки решился. Прекрасно понимая, что, скорее всего, пожалеет об этом.
Он вдохнул и произнес максимально равнодушным голосом:
- Всю войну я работал на Дамблдора.
- Что?
- Я был его шпионом в министерстве.
- Черт!
- Да.
- Перси?!
- Я добывал для него сведения.
Понимаешь в тот год, когда я начал работать в министерстве в отделе Крауча, я думал, что делаю что-то важное и нужное. Я так гордился собой.
А Крауч оказался просто подлецом и ничтожеством. Сначала предал своего собственного сына, потом его же выкрал из Азкабана. Не справился с ситуацией, и в результате мы получили возродившегося Вольдеморта.
Как можно быть таким недальновидным?
Я тогда именно так и думал. Сейчас-то я уже понимаю, что все значительно сложнее. Крауч сам запутался во всем этом. Как и я.
Сейчас я это понимаю.
А тогда я честно пошел к Дамблдору.
Он меня принял и предложил сделку: я доставляю Ордену сведения из министерства; Орден никогда этого не выдает.
- Но почему, Перси? Снейпу после войны дали орден, он теперь герой и все такое прочее. А ты...
- А я продолжаю работать в министерстве. С теми же людьми, на которых доносил.
- О, Мерлин!
- Поняла?
- Да. Лагерь, который предал Снейп, разрушен, те, кого он сдал, объявлены вне закона, а он, чтобы выжить, должен был выдать всю свою шпионскую деятельность.
- Точно.
- А ты работаешь в том же месте, с теми же людьми. И если всплывет эта деталь твоего прошлого, ты будешь немедленно уволен под благовидным предлогом, и ни один влиятельный маг не возьмет тебя на работу, чтобы не ссориться с министерством.
- Умная девочка.
- Мерлин, Перси, но это же ужасно! Как ты согласился на это?!
- Я сам это предложил.
- Зачем?
- Ордену нужна была помощь. Они были между двух огней. В министерстве им не верили. А Вольдеморт мог напасть в любую минуту. А я хотел быть героем.
- И ты...
- И я стал секретарем министра Фаджа. Это было очень сложно. В то время он вообще не был склонен доверять кому бы то ни было. Тем более человеку с фамилией Уизли.
- И поэтому...
- И поэтому я рассорился с семьей, громко хлопнув дверью на прощание.
Фадж клюнул. Ему нужен был исполнительный и надежный секретарь. Я так пресмыкался перед ним, что он счел меня подходящим кандидатом на эту должность.
А потом... Ну ты знаешь, какой из него руководитель. Вся документация проходила через меня. Я и ответы писал и встречи проводил. Так что министерством в то время руководил по сути дела я. А он игрался в идиотские декреты для Хогвартса.
Вот так у меня была возможность помогать Ордену. Я встречался с Дамблдором в Хогсмите каждую среду и приносил все отчеты и выписки из наиболее ценных писем и докладов.
На основании моей информации они нашли двух шпионов Вольдеморта в министерстве и завербовали несколько человек из аврората.
Кроме того они знали о политике министерства еще до того, как эта информация покидала стены кабинета министра.
Я остался секретарем и при Скримджере, который поменял кадры почти во всех отделах.
Сейчас я секретарь уже третьего министра. Я всегда оставался на плаву и всегда был полезен. Всем.
- Но твоя семья...
- Моя семья думала, что я предатель и дурак.
- Мерлин! Они же до сих пор так думают!
- Верно.
- Почему ты не скажешь им?
- А ты как думаешь?
- Перси, я все понимаю, но они твоя семья.
- Я помню.
Перси снова замолчал.
- Почему ты им не скажешь? Они бы гордились тобой.
- Именно поэтому. Они бы гордились мной. И разрушили бы все, что я сделал за эти годы.
- Но ты ведь рассказал мне.
- Да. Потому что знаю, что ты меня не подставишь. Даже из самых лучших побуждений.
- Но твоя мать...
- Мама будет защищать меня перед всеми, кто не верит мне: Фредом, Джорджем, Гарри Поттером, аврором Кингсли Шеклботом...
- Все, все. Я поняла.
- Я договорился с Дамблдором, что после войны он объяснит моим родным мои мотивы. Но...
- Он не дожил до победы.
- Он не дожил. – Перси кивнул.
- Но ты же можешь как-нибудь попытаться сам...
- Я не Дамблдор. Его бы они послушались... Даже мама.
- И что же... Это навсегда?
- Почему же. Я надеюсь, что лет через десять, когда страсти поулягутся, а мое положение в министерстве окончательно упрочится, я смогу объясниться с ними.
Хотя бы с некоторыми из них.
Перси отвернулся к стене. В молчании потекли минуты.
Пенелопа молчала и думала. Он всегда такой странный, такой серьезный. Ей казалось, что только она знает, как он улыбается. Такой одинокий... Такой любимый...
Ей хотелось кричать.
Когда Пенелопе показалось, что от этого безмолвного крика у нее сейчас лопнет голова, она заметила тихо:
- Ладно. Тогда секс по-быстрому и спать.
Перси медленно обернулся к ней. В глазах его была кипящая смесь презрения, разочарования, боли. Он смерил ее уничижительным взглядом и заметил тихо:
- Вот уж не ожидал от тебя. – Пенни похолодела.
- Как ты могла. Я тебе тут душу раскрываю, а ты... Это непристойно и попросту отвратительно. Пенни, как ты могла?!
Пенелопа как-то жалобно потянулась к нему, но он оттолкнул ее руку.
- Ты будущая жена будущего министра, и изволь вести себя соответственно! –
Он улыбался!
- Мерлин, Перси! От твоих Уизлиевских шуток я когда-нибудь с ума сойду!
Перси смеясь, схватил ее поперек талии и притянул к себе. Она, облегченно улыбаясь, спрятала лицо на его плече.
- Ты просто злюка.
- Ничего подобного. У меня просто нет никакого чувства юмора.
- Мерлин тебя прокляни, Перси Уизли! И всю твою шутливую семейку. Оно у тебя просто такое... извращенное. Как у всех Уизли.
- Ты это моим скажи завтра.
- Если у тебя будет такая возможность. – Перси снова помрачнел.
- Глупости. – Сказала Пенелопа Кристал, будущая Уизли.
- Я обязательно им это скажу.
- Вот и договорились. – Сказал Перси. – А теперь, раз уж ты предложила...
Он притянул к себе свою невесту и поцеловал со всей возможной нежностью и благодарностью.
«Другой такой женщины во всем свете не найдешь», - с гордостью подумал он и прижался к ней теснее.
Пенелопа ответила ему с неожиданной страстью. Она отнюдь не была готова отпускать его просто так. Не сегодня.
Пенни приложила все свое искусство, все знания его чувствительных местечек, чтобы заставить его забыть о Дамблдоре, завтрашнем бракосочетании и вообще обо всем на свете.
Она вынудила его перехватить инициативу, как он всегда любил, и раскрутила его на несколько редко выполняемых номеров. Под конец она почти плакала от удовольствия.
До чего же он хорош! Кто бы знал, что когда Перси бывал в настроении, он был на удивление разнообразным любовником. Пенни убедительно предложила еще один раунд.
Когда они вспотели, утомились и, наконец, полностью удовлетворенные друг другом, расцепили объятья, Перси обхватил ее руками и мгновенно заснул.
Пенни задумчиво смотрела на него и размышляла о любви, преданности и долге.
Она не ожидала, что обычная болтовня закончится таким серьезным признанием.
Оказывается, в его душе водятся те еще черти. Оказывается, он куда более сложный человек, чем она когда-либо подозревала. Это было странно.
Что-то в ее отношении к нему изменилось, но она еще пока не понимала что и, главное, в какую сторону. Пенни не думала об этом. Сейчас ее переполняла нежность к нему, такому умному и глупому одновременно.
И вот чего Пенелопа совершенно не ожидала, так что для Перси настолько важно, чтобы они пришли. Его семья. Что бы он там ни говорил, и как бы ни шутил по этому поводу.
Он хороший сын, любящий брат и, Мерлин знает, - замечательный муж!
Поэтому она постарается.
Она еще не знает как и что она сделает.
Но Уизли придут на эту свадьбу.
- Чего бы мне это не стоило, – прошептала она.
Пенелопа обняла своего мужчину, которым так гордилась, прижалась к нему всем телом и успокоенная заснула.

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"