Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Ненависть слепа

Автор: Neprikayannaya
Бета:Az
Рейтинг:R
Пейринг:ГП/СС
Жанр:Detective
Отказ:Доходы принадлежат Дж. Роулинг, а Снейп принадлежит сам себе
Вызов:Веселые старты 2012: Mix Party
Аннотация:Иногда прошлое напоминает о себе самым неприятным образом
Комментарии:Фик написан на "Веселые старты 2012" на ЗФ, тема – «Hatred is blind, as well as love» ("Ненависть слепа, как и любовь")
Каталог:Пост-Хогвартс
Предупреждения:смерть персонажа, OOC, AU
Статус:Закончен
Выложен:2012-12-20 22:33:24 (последнее обновление: 2012.12.20 16:25:58)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1.

Ярко-синяя неоновая вывеска призывно мигала над входом, двери клуба то и дело открывались, впуская всё новых и новых посетителей. Гарри замедлил шаг, позволяя шумной компании молодых мужчин пройти вперёд. Один из них обернулся и лукаво улыбнулся, недвусмысленно окинув Поттера взглядом. Субботний вечер обещал быть интересным…


- Что за срочность? – спросил Гарри, перешагивая каминную решётку, - у меня выходной, гоблин вас задери.

- Да я уж вижу, - Родерик Блэйн, дежурный аврор, с интересом рассматривал прибывшего начальника. – Отлично выглядишь, кстати.

Гарри закатил глаза. Любопытство Блэйна и его страсть к сплетням были известны всему Аврорату. Впрочем, посетители «Дырявого котла» тоже не отличались особой сдержанностью, так что слухи поползут в любом случае, лишь бы до прессы не дошло.

- Зачем поставили антиаппарационный? – Поттер решительно перешёл на деловой тон. -Преступник пытался бежать?

- Это вряд ли, - хмыкнул Блэйн, - трупы плохо приспособлены к самостоятельным передвижениям в пространстве.

- Трупы? – Гарри удивлённо приподнял брови.

- Труп, один труп. – Родерик махнул рукой. – Он там, наверху.

Коридор, ведущий из гостиной в прихожую, был по-английски узок, лестница на второй этаж тоже шириной не отличалась. Гарри шёл вслед за Блэйном, рассматривая широкие плечи, обтянутые тёмно-красным сукном форменной мантии и в его голове крутилась назойливая мысль, что прежде чем мчаться на вызов, стоило заскочить домой и переодеться.

- Эй, Флотворд! – Блэйн остановился на самом верху лестничной площадки, рядом с приоткрытой дверью. – Заходить уже можно?

Из комнаты послышались громкие щелчки, дверной проём на мгновение засиял ярким синим светом, а потом дверь распахнулась, чуть не ударив аврора по физиономии.

- Поаккуратнее! – возмутился тот.

- Не ворчи, Родди, – на пороге комнаты, довольно улыбаясь, стоял Фрэнк Флотворд, эксперт службы судебно-магических исследований. – О, Гарри... Классно выглядишь.

- Ты тоже заметил? – мгновенно включился Блэйн.

Гарри мысленно застонал. К утру понедельника последний стажёр в отделе будет обсуждать подробности выходного гардероба Старшего аврора Поттера.

- Я дам вам адрес моего любимого магазина одежды, – пообещал он. – Труп где?

Вместо ответа Флотворд посторонился, освобождая проход.

Добрую половину спальни, в которую вошёл Гарри, занимала кровать. Высокое ложе, частично скрытое тяжёлым балдахином, буквально утопало в подушках. Среди вороха этого мягкого безобразия, в неестественно скрюченной позе лежал грузный старик.

Гарри подошёл ближе. Глаза покойника были широко распахнуты. Рот, основательно прикрытый густыми седыми усами, искривился. Бледный лоб изрезали глубокие морщины. Побелевшие пальцы правой руки намертво вцепились в сиреневый бархат домашней куртки.

- Что скажешь, Фрэнк?

- А что тут скажешь? – эксперт весело помахал в воздухе волшебной палочкой. – Смерть наступила не менее шести часов назад. Признаков насильственной смерти нет, следов магии тоже не обнаружено. Подозреваю, у старика не выдержало сердце, но точная причина – только после всесторонней экспертизы.

- Посторонние?

- Проверили всеми возможными способами. Никого здесь не было, кроме умершего, по меньшей мере неделю.

- Странно, – Гари выпрямился, осмотрелся по сторонам. – Слагхорна вряд ли можно было назвать отшельником.

- Ты знал его? – удивился Блэйн.

- Он был моим учителем в Хогвартсе. Недолго, правда.

Гарри прошёлся по комнате, открыл ящик прикроватной тумбочки, заглянул в платяной шкаф, осмотрел окно. Брошенную на пол волшебную палочку он заметил не сразу. Она лежала на ковре, частично скрытая массивным комодом на резных ножках. Над самим комодом на стене висела картина с изображением лесного пейзажа.

- Почему палочка находится так далеко от тела? – вслух подумал он. – Её уже проверили?

- А как же, – Флотворд хищно улыбнулся. – Мы начальство по пустякам не беспокоим. Да ещё в субботу вечером, когда…

Поттер предупреждающе посмотрел на него, показывая, что продолжать шутку не стоит.

- Пойдём, – Фрэнк внял голосу разума. – Это снаружи.

Втроём они спустились вниз, вышли на крыльцо. Прохладный ночной воздух заставил Гарри поёжиться, лишний раз напомнив об отсутствии мантии.

Фрэнк повёл их дальше, по короткой брусчатой дорожке к низким воротам, отделяющим территорию, прилегающую к дому, от улицы. Гарри уже было подумал, что таинственное «нечто», заставившее дежурную бригаду срочно вызвать его на работу находится в совершенно другом месте, как Флотворд остановился и повернулся лицом к коттеджу. Поттеру оставалось сделать то же самое. Его взгляд скользнул по тёмному крыльцу, увитым плющом стенам, светлому проёму окна на втором этаже, черепичной крыше… и дальше, вверх. Туда, где разрезая черноту ночного неба бездушным зелёным светом, зловеще раскрыв мёртвую пасть, висела Тёмная Метка.

* * *

- Ты точно ничего не чувствуешь, Гарри? – в пятый или шестой раз спросил Министр. – Головные боли? Странные сны? Может быть, шрам даёт о себе знать?

- Нет, Кингсли, - начал раздражаться Поттер, - ничего из этого. Вообще ничего. Волдеморт мёртв уже десять лет. Мёртв, понимаешь?

Шеклболт нервно побарабанил пальцами по столу. В кабинете повисло напряжённое молчание. Экстренное совещание, на котором кроме Министра присутствовал и глава Аврората Рафиус Курт, затягивалось. Часы давно пробили три, и усталость собравшихся ощущалась всё сильнее.

Известные на данный момент обстоятельства дела, подробно изложенные дежурным аврором, не давали пока никаких зацепок. Смерть Слагхорна наступила в результате естественных причин, в его дом никто не входил уже несколько дней. Для вызова Тёмной Метки была использована палочка покойного, но произносил ли он заклинание сам, или это сделал кто-то другой, установить не удалось. Как не удалось узнать и точное время появления Метки над домом.

Флотворд был отослан в лабораторию с заданием срочно исследовать труп. Блэйну поручили разузнать всё о жизни Горация Слагхорна за последнюю пару лет: чем жил, куда ходил, с кем общался. Гарри же приходилось отдуваться перед Министром и непосредственным начальником, изобретавшими всё новые и новые версии возрождения Волдеморта.

- Что ж, - нарушил молчание Курт, - пока ясно одно: тот, кто запустил Тёмную Метку имеет отношение к Пожирателям. Заклинание Морсмордре не из тех, о которых пишут в учебниках, знакомы с ним немногие.

- Согласен, - Шеклболт кивнул, - от этого можно оттолкнуться. А так же надо проверить, не проявляется ли Метка на руках бывших сторонников Волдеморта. То, что Гарри ничего не чувствует, вряд ли можно считать стопроцентной гарантией.

- То есть мне нужно наведаться в Азкабан? – уточнил Поттер.

- И туда тоже. Но, думаю, начать надо с тех, кто находится поблизости. – Министр пристально посмотрел ему в глаза. - Со Снейпа, например.

Гарри, сидевший откинувшись на спинку стула, выпрямился.

- Почему тогда не с Малфоя? Или Гойла? У них тоже есть Метка.

- Но они вряд ли станут нам помогать. И их точно нельзя будет привлечь к расследованию.

Дуэль взглядов не прекращалась. Кингсли положил руки на стол, соединил друг с другом кончики пальцев.

- А его надо привлекать к расследованию? – Гарри подался вперёд, повторяя позу Министра.

- Непременно, - медленно кивнул Шеклболт, - Рафиус, ты же не откажешься выдать почётному кавалеру Ордена Мерлина документ, удостоверяющий его полномочия в качестве временного, но очень ценного сотрудника твоего ведомства.

- И насколько широкими должны быть эти полномочия? – осведомился Курт.

- Самыми широкими, практически безграничными, я бы сказал. Совсем как у аврора Поттера.

Курт задумчиво посмотрел на Министра, недовольно пожевал губу, но спорить не стал. Поднялся из-за стола и вышел, аккуратно прикрыв за собой дверь.

- Зачем, Кинг? – Гарри наконец расслабился, вновь откинувшись на спинку стула. – Я вполне могу справиться с расследованием.

- Знаю, – жёстко оборвал его Шеклболт, вновь побарабанив пальцами по столу. – Но на это может уйти много времени, а у нас его нет. На носу выборы и если эта история дойдёт до общественности…

- Неужели Перси настолько силён? – удивился Поттер. – Всё так серьёзно?

- Конечно серьёзно, Гарри. В конце концов это политика. – Кингсли тяжело вздохнул и заговорил спокойнее. – Персиваль будет неплохим Министром, но не сейчас. Он ещё слишком молод, слишком самоуверен. Он даже не замечает, как его используют в своих интересах те, кто недоволен моими действиями. А эта история с Меткой просто идеальный повод сместить меня. Расследование нужно провести очень быстро и с соблюдением строжайшей секретности.

- Ну да, и поэтому ты предлагаешь привлечь к нему человека со стороны.

- Перестань, - Кингсли криво улыбнулся, - Снейп никогда не был «человеком со стороны». Тебе предстоит поработать с бывшими Пожирателями смерти, думаю, помощь одного из них окажется кстати. Поэтому ты сейчас отправишься к нему и изложишь суть дела.

- Прямо сейчас? – Поттер выразительно взглянул на циферблат старинных напольных часов, стоящих в углу. – Может утром?

- Нет, именно сейчас, – с нажимом произнёс Кингсли.

Дверь кабинета открылась, вошёл Курт с кипой бумаг в руках. Один из свитков он подал Министру, остальные сгрузил на стол перед Гарри.

- Результаты экспертизы трупа, - объявил он. – Флотворд быстро управился. Отчёт от Блэйна ждите завтра к вечеру. В отделе работать будете только с этими двумя, делу присваивается повышенный статус секретности. Разрешение на привлечение к расследованию Северуса Снейпа, - Курт буквально выдернул из-под носа у Шеклболт только что заверенный его подписью свиток и протянул Поттеру, - подписано Министром и мной. Действуйте.

Поттер сдержанно кивнул, собрал со стола документы, поднялся и направился к выходу. Он уже собирался закрыть за собой дверь, когда его окликнули.

- Гарри, забыл сказать, - Шеклболт белозубо улыбался, - отлично выглядишь.

* * *

Поток аппарации вынес Гарри в один из укромных лондонских переулков. Поёжившись от ночной прохлады, он направился по давно известному маршруту. Пустынная улица была хорошо освещена, как и подобает спокойному, респектабельному району, где проживают добропорядочные магглы. Вместе с магглами последние восемь лет здесь же проживал волшебник, имеющий в магическом мире весьма неоднозначную репутацию.

Зелёные изгороди, окружавшие частные дома, под светом уличных фонарей отбрасывали на тротуар причудливые тени. То сгустившиеся, слившиеся в сплошное чёрное пятно, то редкие, ажурные, тени будто сопровождали Гарри. Он шёл не спеша, стараясь отсрочить предстоящую встречу, насколько возможно.

Нет, встреча не пугала его, но и особого энтузиазма не вызывала. Впрочем, найдётся не так уж много людей, способных с лёгким сердцем разговаривать со своими «бывшими». А уж когда этот «бывший» является к тому же и самым первым…

Гарри усмехнулся собственным мыслям. Судьба порой совершает такие каверзы, о которых и подумать было невозможно. В самой странной, самой бредовой фантазии последнего сумасшедшего из св. Мунго не могла бы воплотиться идея об отношениях между Северусом Снейпом и Гарри Поттером. Только жизнь гораздо интереснее и парадоксальнее фантазии безумца.

Сейчас уже невозможно вспомнить, с чего начался роман двух таких непохожих друг на друга людей. Просто, только что пришедшего после обучения в Аврорат, Гарри поставили работать над одним из дел бывших Пожирателей. Просто Снейп участвовал в расследовании в качестве приглашённого эксперта. Просто однажды очередная ссора между ними переросла в драку… или совместную попойку… или спонтанный секс. И какая разница, что произошло сначала? Следующие три года окружающие имели возможность наблюдать за развитием этих невероятных отношений.

А потом всё кончилось. Как-то сразу и насовсем. То ли Снейп устал от Гарри, то ли самому Гарри захотелось свободы и экспериментов, то ли просто звёзды так сложились. Они разошлись без ссор и взаимных упрёков, но общаться по-дружески не получалось. Сначала Гарри не понимал почему. Лишь позднее, случайно увидев Северуса в компании другого мужчины, осознал: чувства никуда не делись. Затаились, спрятались за ширмой усталости и повседневной суеты, но не умерли. И каждая встреча со Снейпом напоминала об этом.

Аккуратный дом, к которому подошёл Гарри, мало чем отличался от своих соседей. Обычный, даже скучный, он не вызывал у магглов никакого подозрения. Разве что хозяина приходилось видеть не часто, уж больно занятой человек. Поговаривают, владелец крупной фармацевтической компании.

Ступая на гравиевую дорожку, ведущую к крыльцу, Гарри ощутил лёгкое покалывание во всём теле – сработали защитные чары. Когда он подошёл к двери, стучать не пришлось, Снейп уже стоял на пороге, сжимая в руках волшебную палочку. На правой щеке у него красовался след от подушки, а волосы были спутаны и торчали в разные стороны. Окинув ночного посетителя хмурым взглядом, Снейп поинтересовался:

- В Аврорате новая форма или ты решил сменить работу?

- Угадал, - Гарри преувеличенно горестно вздохнул, - из Аврората меня попёрли, теперь вот подрабатываю в заведении мадам Полет. Не хочешь стать постоянным клиентом? Обещаю скидку за каждое третье посещение.

- А скидки за навязчивые ночные визиты не предусмотрены ? – Снейп посторонился, пропуская Гарри в дом.

- Увы, у мадам очень строгие правила, - тоном заправской плакальщицы ответил Гарри. - Если не буду их выполнять, то меня лишат жалования, я стану голодать, исхудаю, подурнею, останусь без клиентов и тогда…

- Всё, всё, я понял, - Снейп махнул рукой и захлопнул входную дверь. – Кухня там же где и всегда. Кажется, у меня ещё оставался мясной пирог.

- А кофе есть? – приободрился Гарри.

- Да ты настоящий вымогатель! – резюмировал Северус.

Терпкий кофейный аромат наполнил кухню. Гарри сидел на жёстком табурете, поставив локти на стол, и терпеливо ждал. Наконец, перед ним оказалось широкое блюдо с большим куском пирога и скромная белая чашка, наполненная восхитительно чёрным кофе. Вторую такую же чашку Северус держал в руках.

- Так что случилось? - предельно серьёзным тоном спросил он.

Вместо ответа Гарри достал из кармана джинсов крошечную стопку бумаг, взмахом волшебной палочки увеличил её до исходных размеров, и протянул Снейпу. Следующие несколько минут прошли в тишине.

- Всё это конечно печально, - Северус закончил чтение, и теперь пристально смотрел на всё ещё жующего Поттера, - но какое отношение скоропостижная смерть моего бывшего коллеги имеет к твоему неурочному визиту?

- Ах, да, - Гарри отложил вилку, - здесь же только отчёт об исследовании трупа, остальное будет завтра… то есть сегодня… не важно. Короче, над домом Слагхорна висела Тёмная Метка.

- Метка? – Снейп подобрался, словно охотничий пёс, почуявший добычу. – Ты уверен?

- Видел собственными глазами, – Гарри поднёс чашку ко рту и сделал маленький глоток. – Кингсли с Куртом меня добрых три часа пытали на предмет самочувствия. Ну знаешь не болит ли шрам, нет ли кошмаров и так далее.

- Шеклболт не в курсе?

- О хоркруксе, который жил во мне? Нет, я не рассказывал. К чему усложнять ему жизнь?

- Действительно, зачем кому-то ещё знать, что у знаменитого Гарри Поттера давным-давно не осталось никакой связи с Тёмным Лордом.

- Если хочешь, завтра могу дать объявление в «Пророк», – Гарри резко отодвинул от себя опустевшую тарелку. – Впрочем, в магическом мире живёт немало людей, имеющих с Волдемортом неразрывную, я бы даже сказал нестираемую связь. Не хочешь показать мне свою руку, Северус?

Снейп иронично приподнял бровь, скривил губы в жутком подобии улыбки и быстрым движением закатал рукав халата, поворачивая руку тыльной стороной вверх. Татуировки не было. Чистая, бледная кожа, синие полоски вен и ни единого намёка на уродливый череп с выползающей изо рта змеёй.

- Значит я был прав, - облегчённо выдохнул Гарри, - преступление не имеет отношения к возрождению Волдеморта. Но тогда кто? И, главное, зачем?

- Хороший вопрос, Потер. Очень хороший вопрос.

Снейп надолго задумался. Сидел, обводя кончиком пальца ободок кофейной чашки, и молчал. Гарри, глаза которого закрывались уже сами собой, чуть не задремал прямо за столом.

- А скажи-ка мне, Поттер, - наконец произнёс Снейп, - что именно мы расследуем? Появление Метки? Но ведь заклинание, вызывающее её, не является противозаконным. Малоизвестным, напоминающем о Тёмном Лорде, но вполне легальным.

- Хочешь сказать, это могла быть просто злая шутка? – недоверчиво произнёс Гарри.

- Или попытка подражания, – предположил Северус.

- И кто подражатель? Слагхорн? Напоминаю тебе, он мёртв.

- Умер от сердечного приступа, такие выводы сделал ваш эксперт.

- Драккл! – Гарри хлопнул рукой по столу. – Ерунда какая-то получается. Труп есть, Метка есть, а преступления нет.

- Действительно, ерунда. – Снейп оставил в покое чашку и посмотрел Гарри в глаза. - Но эта «ерунда» мне не нравится.

- Вот и Кингсли она не понравилась, - кивнул Поттер. – Значит, придётся в ней покопаться. И начнём мы, пожалуй, с дружеского визита к твоим бывшим ученикам.

- А отчего же не с визита к моим бывшим «коллегам»?

- Ходить в Азкабан в воскресенье – плоха примета, – усмехнулся Поттер. – Во всяком случае, тюремный Комендант считает именно так и не появляется на рабочем месте.

- Не могу согласиться, – в тон ему ответил Снейп. - Ходить в Азкабан в принципе примета так себе, даже если там твоё рабочее место. А уж если при этом одеваться так, как ты…

Гарри от души расхохотался. Ему показалось, что всё напряжение прошедшего вечера вдруг схлынуло, оставив после себя пустоту и усталость.

- Шёл бы ты спать, Поттер, - будто прочёл его мысли Снейп. – В домах моих бывших учеников по воскресеньям плохой приметой считается завтракать раньше десяти утра.

- Ну да, а появиться у них на пороге раньше завтрака – дурной тон?

- Что-то вроде того, – Снейп поднялся, приглашая Гарри последовать его примеру. – Если и идти в логово змеи, то лучше убедиться, что она хотя бы сыта.

Они прошли в гостиную, Снейп взмахом палочки разжёг камин.

- Встретимся сегодня в одиннадцать у ворот Малфой-Мэнора. Думаю, начать обход следует именно оттуда.

Поттер кивнул. Он и сам думал прежде всего наведаться к Малфою, хотя о чём говорить с ним было совершенно не ясно.

* * *

У высоких ворот поместья Малфоев Поттер появился вовремя. Снейп уже ждал его, нетерпеливо постукивая по дорожке носком ботинка.

- Наконец-то, - недовольно пробурчал он, - смотрю, ты решил вернуться к широко известному магической общественности образу. Разумное решение.

- Брось, Северус, - Гарри излюбленным жестом поправил на носу очки, - обычный у меня вчера был вид. Не могу же я появиться в маггловском клубе в мантии.

- А что, нормальных брюк и рубашек магглы тоже не носят? – Снейпо подошёл к воротам, взялся за стальной молоток, висящий на них, и громко постучал. Спустя мгновение тяжёлые створки бесшумно распахнулись, приглашая посетителей войти.

- Это и были нормальные джинсы…

- … надеть и носить которые можно только с помощью магии, потому что влезть в столь узкие штаны и удерживать их на твоих тощих бёдрах без её помощи просто не возможно…

- … и нормальная рубашка!

- Всего с двумя пуговицами? Остальные ты потерял или их кто-то успел оторвать?

- Я выглядел сногсшибательно.

- Кстати, а очки ты куда дел? Учти, зелье улучшения зрения даёт краткосрочный эффект и имеет кучу подобных действий.

- Линзы, Северус, на мне были линзы. Гениальное маггловское изобретение. И, кстати, у меня не тощие бёдра: они узкие и очень соблазнительные. Ты сам мне об этом не раз говорил.

Снейп предпочёл промолчать, тем более, что они уже достигли дверей Малфой-Мэнора.

- Хозяин просит господ идти в малую гостиную, – тоненько пропищал встретивший их домовик, – Тикки проводит.

За прошедшие годы семейное поместье Малфоев претерпело немало изменений. Кажется, владельцы сделали всё возможное, чтобы стереть из памяти дни пребывания в их доме Волдеморта и его последователей. Стены были окрашены в другие цвета, мебель поменяла обивку, на декоративных столиках появилось море изящных безделушек, то тут, то там стояли высокие вазы со свежими цветами. Дом, не смотря на внушительные размеры, производил впечатление светлого и уютного жилища.

Драко Малфой, нынешний хозяин поместья и глава рода, встретил посетителей с вежливой настороженностью. Обязательный светский диалог прервался лишь после того, как домовик подал чай и исчез из поля зрения.

- Чем я обязан столь внезапному визиту, мистер Поттер? – церемонно спросил Малфой. – Неужели Аврорат всё ещё надеется уличить меня в чём-то незаконном?

- А есть в чём уличать? – Гарри удобно устроился в мягком кресле и пристально смотрел на своего бывшего однокурсника.

- Уверен, что не в чем. – Осторожно произнёс Малфой. – Свои ошибки я давно осознал и теперь чист перед законом.

- И совестью? – решил уточнить Поттер.

- Моя совесть вряд ли попадает под юрисдикцию Аврората, – с горькой усмешкой ответил Малфой.

- Скажи, Драко, - Снейп вмешался в разговор, не дав Гарри продолжить, - у тебя всё в порядке?

- В порядке? Что вы имеете в виду, профессор? – удивился Малфой. – Моя жизнь просто образец упорядоченности. Красивая жена, подающий большие надежды сын, финансовая стабильность. Что именно вас интересует?

- Я имею в виду, не замечал ли ты в последнее время каких-то странностей? Ничего необычного не случалось?

- Нет, - твёрдо произнёс Драко, - ничего необычного я не замечал.

Однако его ответ запоздал. Всего на пару секунд, но и Снейпу и Поттеру удалось это заметить.

- А друзья? – продолжил расспрашивать Северус. – Давно не видел бывших однокашников?

- Хотите устроить встречу выпускников, профессор? Это не в вашем стиле. Такое скорее подошло бы профессору Слагхорну.

- Ты не ответил на вопрос, Драко, - заметил Снейп.

- Потому что мне нечего ответить. Из бывших сокурсников я регулярно вижу только Дафну. Тяжело не поддерживать отношения с сестрой собственной жены. А остальных не видел уже много лет.

- И не слышал о них ничего?

- Нет, не слышал. – Драко пожал плечами.

- Что ж, - Гарри поднялся, - прошу простить за беспокойство, мистер Малфой.

Он подчёркнуто официально произнёс:
- Спасибо, что уделили нам время.

- Я провожу вас, - Драко тоже встал.

Обратный путь до входной двери прошёл напряжённом в молчании. Поттеру не терпелось поделиться своими наблюдениями со Снейпом. Малфою явно хотелось избавиться от неожиданных визитёров как можно скорее. Но ни одному из этих желаний не суждено было сбыться так сразу. В холле их ждала Нарцисса.

От надменной волшебницы, смотревшей на всех свысока, не осталось ничего. Ссутулившиеся плечи, потерянный вид, тревожный, беспомощный взгляд . Она нервно теребила пальцами кружевной платок и то и дело кусала сухие, потрескавшиеся губы.

- Драко, он снова делает это! – Нарцисса кинулась к сыну, игнорируя, или просто не замечая его спутников. – Скажи, чтобы он прекратил!

- Мама, прошу тебя, успокойся, – Драко недовольно покосился на нежеланных свидетелей сцены. – Сейчас я провожу наших гостей и займусь твоей проблемой.

- Нет, нет, - запричитала Нарцисса, - нельзя ждать. Пожалуйста, пойдём со мной, – она вцепилась в руку сына, потянула его за собой.

- Мама, не сейчас… - Драко безуспешно пытался вырваться из материнской хватки. - Скорпиус, я же просил!

На лестнице, ведущей на второй этаж, показался светловолосый мальчик лет восьми. Он внимательно осмотрел собравшихся, особое внимание уделив незнакомым ему мужчинам, резво сбежал вниз по ступенькам, подошёл к Нарциссе и взял её за локоть.

- Бабушка, пойдём со мной.

Его слова прозвучали негромко и очень мягко, но Нарцисса послушалась. Отпустила руку сына и повернулась к Скорпиусу.

- Драко, ты сегодня чистил зубы? – внезапно спросил она ребёнка. – Запомни, если ты не будешь чистить зубы утром и вечером, то у тебя во рту заведутся флоббер черви.

- Скорпиус… – Малфой указал подбородком в сторону лестницы. Мальчик кивнул и медленно направился наверх, увлекая за собой Нарциссу. Уже стоя на самом верху лестничной площадки он обернулся и посмотрел на Северуса, долгим, немигающим взглядом, словно пытался разглядеть его как можно лучше.

Снейп и Поттер удивлённо молчали, наблюдая за развернувшейся перед ними сценой. Лишь когда Миссис Малфой с внуком скрылись из виду, Северус заговорил.

- Что с ней случилось, Драко?

- Нервный срыв после смерти отца. Колдомедики не смогли ничего сделать.

- Люциус Малфой умер? – удивился Гарри.

- А ты не знал, Поттер? – Драко смотрел на него со злостью, совсем как в школе. – Чистокровный маг умер в сырой камере от простой пневмонии, как последний маггл. Ваше чистоплюйское Министерство решило, что держать дементоров рядом с заключёнными негуманно, но как-то позабыло, что люди, отбывающие наказание, нуждаются в нормальных человеческих условиях.

Гарри молчал. Слова Малфоя, пропитанные ненавистью и болью, вызывали противоречивые эмоции. Люциус не был образцом добродетели, но смерть – не то наказание, которое можно пожелать, кому бы то ни было.

- У тебя очень хороший сын, Драко, – вмешался в разговор Северус.

- Да, Скорпиус прекрасный сын, – уже спокойнее подтвердил Малфой. – Он очень привязан к своей бабушке, не смотря на то, что она чаще всего называет его моим именем. Ей всё время кажется, будто я ещё маленький мальчик, ни разу не уезжавший в Хогвартс. Целитель сказал, это что-то вроде защитной реакции. Её память выбрала время, когда в семье всё было хорошо и теперь прокручивает эти фрагменты… Знаете, профессор, она даже с портретом отца разговаривает как с живым человеком, а он ей твердит о собственной смерти. После таких разговоров у мамы начинается обострение. Да вы и сами видели.

Прощание вышло скомканным и крайне неловким. Малфой сожалел о собственной откровенности, Гарри старался не дать собственной жалости вырываться наружу, а Снейп был задумчив и немногословен. Когда ворота Малфой-Мэнора наконец закрылись, все трое вздохнули с облегчением.

* * *

К дому Гойла Снейп и Поттер аппарировали сразу, как оказались вне защитных заклинаний поместья Малфоя. Словно сговорившись, оба молчали, не спеша делиться друг с другом наблюдениями и выводами. Тягостное ощущение, оставшееся после увиденного, не проходило. Чужое горе, подсмотренное случайно, больно ударило по собственной памяти. Призраки прошлого, старательно запертого на сотню замков, вдруг вырвались на свободу. «Помнишь?.. Помнишь?!..» - шептали они, кружась и пританцовывая, подсовывая всё новые и новые фрагменты давно ушедших событий, позабытых слов, стёршихся черт и деталей. Вырваться из этого хоровода воспоминаний было не просто, но реальность не любит конкуренции, она просто существует здесь и сейчас, и если кто-то вдруг забывает об этом, то она напоминает. Порой очень эффектно.

С громким хлопком прямо перед носом у Гарри материализовался крупный волшебник в грязной мантии. Он пошатнулся, наступив Поттеру на ногу, качнулся в сторону, чуть не впечатавшись в Снейпа, и нетвёрдой походкой направился прямо к тёмной обшарпанной двери Гойлова дома, немузыкально напевая заплетающимся языком:

«… тр…дцатьтр… тро…я
Гуляли п… полю
Г…л…ялип… полю
И пели пр… дом

А дом их где г…ры
…в г…рах тех н…ры
А … н…р…х тех тро…ям
Ж…..тся лег…ко…»*

Когда дверь дома открылась, волшебник буквально ввалился внутрь, запнувшись о порог, да так и остался лежать на полу, выставив на улицу угрожающего размера подошвы ботинок.

- Вот уж не думал, что он опустится так низко, - поморщился Снейп, подходя ближе.

Он вытащил волшебную палочку и направил её на упавшего человека, применяя чары левитации. Такой странной процессией они и вошли в дом: впереди по воздуху плыл вдрызг пьяный Грегори Гойл, за ним, скривившись от отвращения, шёл Снейп, а замыкал шествие крайне озадаченный Поттер.

Добравшись до полутёмной гостиной, Сней взмахом палочки опустил левитируемого на диван. Гарри зажёг свечи и осмотрелся. Вокруг было грязно, очень грязно. Пожалуй, домовой эльф, попавший в такое жилище, сначала получил бы сердечный приступ, и только потом потратил остаток своей жизни на приведение дома в порядок.

А ещё вокруг было пусто. В гостиной кроме дивана не было никакой мебели. Шторы на окнах отсутствовали, но свет плохо проникал внутрь из-за грязи, скопившейся на стёклах. Камин, занимавший целую стену, похоже, не чистился уже несколько лет.

Снейп тем временем предпринимал решительные меры по возвращению хозяина дома в более-менее вменяемое состояние. Но ни холодная вода, ни громкий окрик, ни даже попытка встряхнуть Гойла в буквальном смысле не помогли.

- Бесполезно, - констатировал очевидное Снейп. - Что делать будем? Уйдём или осмотримся тут?

- Осмотримся, пожалуй, - решил Гарри. – В конце концов, Гойлу по-моему всё равно, кто может оказаться в его доме.

Они обошли первый этаж, поднялись на второй. Во всём доме, так же как и в гостиной было грязно и пусто. Лишь на втором этаже на стенах всё ещё виднелись остатки былой роскоши: в потускневших от пыли золочёных рамах висели портреты. Люди на них, с совершенно безразличными лицами, смотрели куда-то вперёд и не шевелились.

- Странно… Разве Гойлы не чистокровные? – Гарри остановился у одного из портретов. На нём была изображена некрасивая грузная дама в старомодной, расшитой рюшами мантии. – Откуда в их доме маггловские портреты?

- Маггловские? О нет, Поттер, поверь, это очень даже магические портреты. Но они почему-то престали двигаться. И это действительно странно.

Снейп направил на портрет палочку, пробормотал несколько заклинаний, но ничего не произошло. Тогда он подошёл к следующему портрету. Потом ещё к одному, и ещё. Последовательно и методично он бросал в картины заклинания, отклика на которые не было.

- Может, вызвать сюда экспертов? – предложил Гарри.

- Пока не стоит, - покачал головой Снейп. – История конечно странная, но вряд ли она имеет отношение к нашему расследованию.

Спустившись вниз, они снова заглянули в гостиную. Гойл спал беспокойным пьяным сном, похрапывая и бормоча что-то неразборчивое.

* * *

Следующим в списке учеников, принявших в своё время Метку, были Теодор Нотт и его супруга Панси, в девичестве Паркинсон.

Нотты проживали в старинном особняке, лишь немногим уступающим по величине поместью Малфоев. Злые языки поговаривали, что ради сохранения родового гнезда и собственной свободы, Теодор сразу же после Битвы лично доставил в Аврорат раненного Нотта-старшего, которому удалось сбежать из Хогвартса. Люди же более осведомлённые знали об этих фактах доподлинно. Впрочем, Визенгамот отнёсся к ученикам, получившим Метку, весьма снисходительно вне зависимости от того, выдавали они своих родителей пришедшим к власти победителям или нет.

Трёхэтажный особняк, с серыми каменными стенами и островерхой крышей выглядел внушительно и недружелюбно. На стук в дверь никто не отозвался. Гарри вынул волшебную палочку и вопросительно взглянул на Северуса, тот нехотя кивнул. Луч отпирающего заклинания ударил в тяжёлые деревянные створки, но ничего не произошло, вход оставался закрытым. Тогда Поттер попробовал ещё несколько специальных заклинаний, но ни одно из них не возымело действия. Зато из-за двери послышался испуганный голос:

- Кто здесь?

- Нотт? Теодор Нотт? – Гарри повысил голос, надеясь, что его услышат. – Это Старший аврор Поттер. Прошу вас открыть дверь, нам необходимо побеседовать.

- Нет, – последовал короткий ответ.

- Мистер Нотт, напоминаю, что за препятствие действиям сотрудников Аврората, вы можете подвергнуться аресту.

- Вы не сотрудники. Не можете быть сотрудниками. Сюда никто не может прийти. Я всё сделал. Никто… никто не может больше сюда прийти, – быстрая сбивчивая речь была почти не слышна.

- Теодор, - Снейп поднёс свою палочку к горлу, слегка усиливая громкость голоса заклинанием, - это профессор Снейп. Скажите, могу ли я поговорить с вашей супругой?

- Супругой? – удивились из-за двери, - у меня нет супруги.

- Где Панси, Теодор? Вы знаете, где она может быть?

- Панси? Ах Панси… Да, да, - голос говорившего начал прерываться, словно человек за дверью пытался сдержать смех, - где же ты, где, моя милая Панси…, - смех всё же прорвался наружу. Истеричный, заливистый хохот наводил на мысли о сумасшествии. – А нет теперь моей Панси, профессор, - голос вдруг стал серьёзным, даже печальным, - уехала, улетела, сбежала. А я не смог сбежать, и она нашла меня, - голос понизился до шёпота, - она смотрит на меня, и я не могу уйти. Зачем вы пришли, профессор? Она и вас найдёт, и тогда вы тоже не сможете уйти.

- Кто она, Теодор? И что она делает? – Снейп стоял почти вплотную к двери, пальцы с силой сжимали рукоятку палочки.

- Она смотрит! – выкрикнул голос. – Смотрит! Смотрит! Смотрит...!

Слово всё повторялось и повторялось, но звук удалялся. Видимо, говоривший уходил от двери в глубь дома. Последнее, что услышали Гарри и Северус был заливистый смех сумасшедшего.

- Может быть, вызвать бригаду из Мунго? – предложил Поттер.

- Лучше сначала узнать, действительно ли Панси куда-то уехала. Ты же знаешь, без разрешения ближайших родственников его в больницу не повезут, - возразил Снейп.

- Ну да, пока он не бегает по улицам и не кидает Непростительные в прохожих, его безумие считается безопасным, - Гарри махнул рукой. – Пойдём отсюда. Надо всё хорошенько обдумать, да и…

Его монолог прервало появление почтовой совы. Крупная сипуха приземлилась на перила крыльца прямо перед Поттером и протянула ему лапу. К лапе был привязан свиток, скреплённый печатью Министерства. Отвязав и развернув его, Гарри удовлетворённо кивнул.

- Блэйн прислал отчёт о деле Слагхорна. Предлагаю отправиться ко мне. Заодно и пообедаем.

Северус кивнул, соглашаясь.

* * *

Отчёт оказался коротким и, в целом, малоинформативным. После ухода из Хогвартса Слагхорн жил уединённо. Близких друзей не имел, с бывшими коллегами и благодарными учениками встречался не часто. В последние полгода несколько раз обращался к целителям, что вполне понятно, учитывая преклонный возраст.

- В общем, ничего интересного, - резюмировал Гарри, отодвигая пергамент в сторону.

Они со Снейпом сидели на кухне в квартире Гарри. Тарелки с едой уже практически опустели.

- В Мунго наведаться всё равно придётся, - Северус махнул палочкой в сторону плиты. Пузатый медный чайник тут же сердито заворчал, закипая.

- Угу, - Гарри сыто откинулся на спинку стула и тоже взялся за палочку.

Грязные тарелки полетели в раковину, из посудного шкафа на стол опустились чайные принадлежности. Спустя пару минут в белом заварочном чайничке уже настаивался свежий ароматный чай.

- Значит на завтра у нас две экскурсии: в больницу и в тюрьму. Может быть, разделим пополам?

- Неплохая мысль. Я как раз давно не был у целителей, а с моими ранениями регулярные осмотры просто необходимы.

- Эй, я дважды попадал под Аваду, мне осмотры целителей нужны гораздо больше.

- Поттер, если с тобой не смогло справиться убивающее проклятье, то колдомедикам это точно не под силу.

Гарри рассмеялся.

- Мерлин с тобой, Азкабан так Азкабан, - он разлил по чашкам заварившийся, наконец, чай, пододвинул одну из них Снейпу. – Лучше скажи, что ты думаешь о наших сегодняшних визитах.

- Ничего хорошего, - серьёзно сказал Северус. – Из тех, кто носил Метку Лорда на свободе сейчас пять человек. Из них у троих проблемы, а четвёртую мы вообще не смогли найти. Получается, что в полном порядке только я и это очень странно.

- Ну, проблемы Малфоя вряд ли можно считать его, - не согласился Гарри. – Мне жаль Нарциссу, но её безумие имеет вполне логичные причины.

- В безумии нет ничего логичного, - сухо оборвал его Снейп. – Я был знаком с Нарциссой много лет. И никогда прежде у неё не проявлялось никакой склонности к неустойчивости психики. Даже когда в её доме ежедневно совершались самые ужасные пытки.

- Беллатриса Лестрейндж – её родная сестра. И уж она точно была не в себе, - напомнил Гарри.

- Беллатриса провела четырнадцать лет в Азкабане, охраняемом дементорами. Тебе рассказать, как они действуют на людей?

- Хорошо, пусть так, - отступил Гарри, - но тогда получается, что кто-то намеренно свёл её с ума? Кто? Драко?

- Нет, только не Драко, - покачал головой Северус. – Мать он всегда любил и ценил больше, чем это могло показаться со стороны. Уверен, сейчас он переживает из-за болезни Нарциссы гораздо больше, чем из-за смерти Люциуса.

- Да, кстати о нём, надо будет завтра расспросить работников тюрьмы, что же произошло на самом деле.

- Думаешь, там что-то найти?

- Не знаю, - пожал плечами Гарри, - видно будет.

Они помолчали некоторое время, собираясь с мыслями. За окном сгустились первые сумерки. Так и недопитый чай окончательно остыл.

- Надо будет завтра ещё раз заглянуть к Гойлу, - произнёс Северус.

- И к Нотту тоже, - добавил Гарри, - запрос на поиск информации о Панси я уже отослал.

Снейп, ничего не ответив, кивнул. Часы в прихожей пробили девять раз, а они всё продолжали сидеть друг напротив друга и молчать. Темнота сгущалась, заполняя кухню, сглаживая очертания предметов вокруг. Гарри казалось, что сейчас должно что-то произойти, но никак не мог решить, стоит ли подгонять назревающее событие. В тот миг, когда он осторожно потянулся через стол, чтобы коснуться руки Северуса, тот резко поднялся.

- Уже поздно, мне пора идти, - голос прозвучал немного хрипло, - завтра с утра наведаюсь в Мунго. Как закончу, пришлю Патронуса с сообщением.

И Снейп ушёл, оставив Гарри одного. Сумерки за окном превратились ночь.

* * *

Утро понедельника Северус встретил в весьма дурном настроении. Прошедшая ночь была отвратительной. Странные сны, наполненные тревогой и опасностью, не давали толком отдохнуть. Снейп то и дело просыпался: сердце бешено билось о рёбра, смутные образы, привидевшиеся во сне, отступали с неохотой. При этом сами сны Северус не смог бы описать даже под страхом смертной казни.

Суета в холле больницы настроения не улучшила. От души поругавшись с медиведьмой в регистратуре, Снейп получил разрешение подняться в административное крыло к Главному целителю.

Стены больничного коридора были украшены портретами известных магов медицины. Они с интересом смотрели на идущего мимо них человека, но заговорить с ним не пытались. Под взглядом множества нарисованных глаз Снейп чувствовал себя неуютно и был рад скрыться от любопытных портретов в кабинете.

- Мистер Снейп, какая неожиданность, - Гиппократ Сметвик поднялся из-за стола, приветствуя посетителя. – Давненько вы к нам не заглядывали. Как ваши шрамы, не беспокоят?

- Благодарю, на здоровье пока не жалуюсь, - Северус подавил желание прикоснуться к собственной шее и скривил губы в подобии улыбки. – Я к вам с официальной миссией.

- Вот как? Очень интересно… да вы присаживайтесь, прошу вас, - целитель указал на стул с высокой спинкой, стоящий у стола, а сам вернулся в своё кресло.

Снейп сел, вынул из кармана мантии бумагу с подписью Министра, протянул её Сметвику. Тот быстро скользнул взглядом по строчкам, внимательно рассмотрел печать и нахмурился.

- Что же такого могло произойти, что Министерство решает это дело вашими руками?

- Произошедшее не подлежит разглашению, - твёрдо ответил Снейп, - как и наш сегодняшний разговор.

Сметвик кивнул и ещё больше нахмурился.

- Я прошу вас выдать мне информацию о пациенте, который обращался за помощью к вашим работникам.

- Мистер Снейп, вы же понимаете, давать какую-либо информацию о своих пациентах больница не имеет права. Целительская Клятва предполагает…

- Этот пациент уже мёртв, - оборвал Сметвика Северус. – Умер прошлой ночью.

- Что ж, раз так, назовите имя, и я прикажу доставить его медицинскую карту сюда.

Спустя четверть часа Северусу вручили пухлую папку с кучей пергаментов. Ориентируясь по датам, проставленным на листах, он отложил в сторону большую часть бумаг и сосредоточился на тех, в которых были записи последних лет. Слагхорн обращался к целителям восемь раз за последние полгода. Жалобы были одинаковы: бессонница, нервозность, проблемы с сердцем. В нескольких записях упоминались кошмары.

- Скажите, целитель Сметвик, как часто в вашей практике пациенты обращаются с подобными симптомами?

Сметвик заглянул в записи своих коллег, и ответил почти не задумываясь.

- Достаточно часто. С возрастом, знаете ли, у многих бывают бессонницы и аритмия.

- А кошмары? – уточнил Северус.

- И кошмары тоже. Обычно мы прописываем курс зельетерапии и советуем пациентам совершать перед сном прогулки на свежем воздухе. Большинству это прекрасно помогает.

- Но Слагхорну ваши методы не помогли.

- Увы, - развёл руками Сметвик, - мы всего лишь целители.

- Скажите, а нет ли сейчас среди пациентов больницы похожих случаев? Тех, кто обращался к вам с подобными жалобами неоднократно и кому так и не смогли помочь?

- Мистер Снейп, эта информация – прямое нарушение Клятвы целителя.

- Мистер Сметвик, не нарушив эту Клятву, в данном случае, вы можете стать соучастником убийства. Невольным, конечно.

Целитель нервно крутил в руках лист пергамента.

- Ну хорошо, - сдался он, - я выдам вам информацию. Только прошу, не думайте, что испугали меня. Просто, жизнь пациента для целителя превыше всего.

Снейп склонил голову в знак признательности. Через час, разузнав всё что нужно, он покинул здание больницы.

* * *

- Северус, ты не представляешь себе, что мне удалось разузнать! – начал говорить Поттер, едва преступив каминную решётку.

- И что же? – сидящий на диване Снейп с интересом смотрел на Гарри.

- Ну для начала, хочу выразить тебе соболезнования в связи с утратой бывших друзей-Пожирателей.

- А конкретнее?

- Тебе весь список зачитать? – Гарри достал из кармана мантии длинный помятый свиток.

- И что, они все умерли?

- Все! До е-д-и-н-о-г-о. Каждый из Пожирателей смерти, отбывавший свой срок в Азкабане, скоропостижно скончался. Но не это главное! – Поттер всё никак не мог успокоиться, метался по гостиной Снейпа как сбрендивший снитч. – Все они умерли естественной смертью. От сердечного приступа. Теперь понимаешь?

- А Метка? – уточнил Северус.

Гарри отрицательно помотал головой и продолжил своё беспорядочное хождение.

- Я когда прибыл туда, всё думал с чего начать расспросы, так, чтобы лишнего не наговорить. Ну и спросил сначала про Малфоя-старшего. А Комендант как услышал, подобрался весь, на вытяжку стоит, честь чуть ли не каждые полминуты отдаёт. История там вышла – закачаешься. Прав был Драко, когда Министерство обвинял. Люциус действительно от обычной пневмонии умер, задохнулся во сне. И произошло это как раз в день ежегодной чиновничьей проверки. Министерские, конечно, на многое глаза закрывали, но против такого факта не попрёшь, да и Малфой молчать не стал. Это я про Драко, конечно. Они стали досконально проверять условия жизни заключённых, работу охраны и так далее. Такого страха на тюремщиков нагнали, что они даже спустя два года от любого человека из Министерства шарахаются как от чумного. Но самое-то главное: после смерти Малфоя в тюрьме начали происходить странные вещи. У заключённых кошмары начались. Да и охранники говорили, что по ночам чувствуют себя неуютно. А спустя пару месяцев в своей камере Эйвери умер. И покатилось… что ни месяц, то новая смерть. Два десятка смертей меньше чем за два года!

- И Министерство молчало? – поразился Северус.

- А то! Кому скандал с тюрьмой нужен? Родственникам умерших, конечно, сообщали. Да только ведь у многих никого нет, а некоторым, как Нотту, глубоко наплевать. Но ты не думай, проверки в тюрьме были и не раз. Я в Аврорат заскочил, поднял своих знакомых. В общем, там даже Отдел Тайн поработать успел, да только ничего не нашёл.

- Значит, говоришь, сердечный приступ? Интересная картинка складывается, - задумчиво произнёс Северус. – Понимаешь, мне сегодня в Мунго тоже много интересного рассказали. Например, что кроме Слагхорна у них есть ещё несколько пациентов, которые жалуются на кошмары и аритмию, и на которых не действует обычная зельетерапия.

- Кто именно, Северус? – Гарри опустился на диван рядом со Снейпом.

- Мистер и миссис Нотт, и достопочтенный мистер Оливандер.

- Какая между ними связь? Между всеми ними? Бывшие Пожиратели смерти, бывший школьный учитель и Мастер волшебных палочек? Я не вижу логики.

- Я пока тоже, - признался Снейп, - но ясно одно: или Нотты, или Олливандер будут следующими. Кстати, ты выяснил, что с Панси?

- Уехала на континент восемь месяцев назад, - ответил Гарри, - живёт сейчас где-то в Швейцарии.

- А Теодор, значит, здесь остался. Интересно, он начал сходить с ума до того, как Панси уехала или после?

- Кто знает, - пожал плечами Гарри. – Сейчас главное взять под наблюдение его и Олливандера. Предупреждаю сразу, мистер волшебная палочка достанется тебе, у меня от его взгляда мурашки размером с соплохвоста по всему телу.

- Неужели? – развеселился Снейп. – А я всегда думал, что тебе нравятся волшебные палочки.

Гарри рассмеялся и шутливо толкнул Северуса плечом.

* * *

Лавка Олливандера не изменилась с тех пор, как Северус покупал здесь свою первую волшебную палочку. Ровные ряды стеллажей, заполненные узкими одинаковыми коробочками, длинный прилавок, бездарный пейзаж на стене. Хозяин магазина появился почти сразу же. Он сильно постарел и будто бы стал ещё меньше ростом. Прозрачные навыкате глаза смотрели настороженно.

- Мистер Снейп, что привело вас в мой магазин? Неужели с палочкой, что я продал вам, случилось несчастье?

- Нет, мистер Олливандер, она в полном порядке, – Снейп вынул из рукава волшебную палочку и продемонстрировал её Мастеру. – А вот с вами, сдаётся мне, далеко не всё в порядке.

- О чём вы говорите? – Олливандер испуганно уставился на Снейпа. – Я не понимаю…

- Плохие сны, бессонница, нервозность, - начал перечислять Северус, - сердце болит и стучит слишком сильно.

- Откуда… откуда вам знать? – Мастер испугался ещё больше, отступил назад, подальше от Снейпа.

- Я был сегодня в Мунго, - просто ответил Северус. – И я пришёл к вам, чтобы предложить помощь.

- Помощь? – прошептал Олливандер. – Как вы можете мне помочь?

- Пока не знаю, но если вы мне расскажете…

- Р-расскажу? Что я должен рассказать?

- Опишите всё, что с вами происходит, и я сумею помочь, - увещевал Снейп, - а если у меня не выйдет, - решил он выложить на стол главный козырь, - то я приведу сюда Поттера. Ему не привыкать спасать волшебников.

- Мистера Поттера? Гарри Поттера? – Олливандер несколько минут смотрел Снейпу в глаза, а потом шёпотом заговорил. – Это началось недавно. Я чувствую, постоянно чувствую чей-то взгляд. За мной наблюдают. И во сне и наяву, она приходит и смотрит на меня.

- Она? – Северус шагнул на встречу Олливандеру. – Кто она?

- Я не знаю, – губы Мастера дрожали, будто он готов разрыдаться. – Не знаю. Но это женщина, страшная женщина. Она ненавидит меня, я не знаю за что, но она… Мистер Снейп вы чувствуете? Она смотрит!

Снейп оглянулся, сзади него никого не было. Когда он повернулся обратно, оказалось, что и Олливандер куда-то подевался. Лишь на уродливом пейзаже, висящем над прилавком, ему почудилось какое-то странное движение, но присмотревшись хорошенько, Снейп увидел, что это просто одна из веток дерева покачивается на ветру.

* * *

- И получается у нас какая-то ерунда, - печально произнёс Поттер глядя в потолок.

Они засели в квартире Гарри, достали бутылку огневиски и уже битый час пытались собрать в единую картину те куски информации, что смогли получить. Ни тщательный осмотр дома Нотта, ни повторное посещение Гойла результатов не принесли. Жилище Теодора в полной мере оправдывало известное выражение «сумасшедший дом», а Гойл снова был в стельку пьян, так что конструктивного диалога не вышло. Хотя направление движения незваных гостей Грегори смог задать весьма конкретно.

- Если бы это был призрак Люциуса, - продолжал размышлять Гарри, - то, во-первых, следы его присутствия наши эксперты могли бы вычислить, а во-вторых, у волшебников, чьи портреты оживают, просто не может быть призрака.

- Ну портрета Люциуса мы с тобой не видели, - справедливо заметил Северус.

Он сделал приличный глоток из своего стакана и покосился на Гарри, разлёгшегося на ковре. С каждой новой порцией спиртного ему становилось всё сложнее убедить себя, что не стоит покидать мягкое кресло, в котором он сидел, и перебираться поближе к Поттеру.

- Может, стоит на него взглянуть? – предложил Гарри. – Не хочешь побеседовать со старым другом, а, Северус?

Снейп промолчал, и сделал очередной глоток. Расслабленный спиртным Поттер выглядел соблазнительно: раскрасневшийся, в смятой одежде, с шальными блестящими глазами. Гарри нарочито медленно потянулся, скользнул рукой под задравшуюся вверх рубашку, провёл пальцами по животу.

- Но… знаешь, что я подумал? – Поттер, загадочно улыбнулся и сел.

- Что ты подумал? – Северус одним глотком допил остатки огневиски.

- Я подумал, что обо всём этом можно подумать и завтра, - Гарри медленно придвинулся к креслу Снейпа, провёл ладонями вверх по его ногам, опёрся подбородком о колени. – Как тебе такая идея?

- Идея просто замечательная, - усмехнулся Северус, подаваясь вперёд. Он запустил пальцы в волосы Гарри, потянул, заставляя его подняться выше. Когда их лица оказались достаточно близко, Северус быстро облизнул пересохшие губы, склонил голову чуть в сторону и ласково прошептал в раскрасневшееся ухо: - спокойной ночи, Гарри, - после чего резко встал и направился к камину.

Уже стоя в языках зелёного пламени он услышал смех Поттера и его полу-восхищённое, полу-раздосадованное:

- Вот сволочь!

Дома, едва добравшись до спальни, он рухнул в постель не раздеваясь . Сон пришёл мгновенно.

* * *

Северусу нужно было проснуться. Он знал это, был уверен, но проснуться не получалось. Размытая, серая реальность поглощала его, засасывала, растворяла в себе. Грязные пятна тянулись к нему со всех сторон. Невнятные, бесформенные, они были самым страшным, что только может существовать на свете. Северус боялся их. Панически, до крика и истерики. Ему хотелось бежать. Бежать, бежать, бежать вперёд, не останавливаясь, не оглядываясь назад, бежать, пока сердце не выпрыгнет из груди, а тело не рухнет на землю бесполезной мёртвой тушей. Но даже и тогда не смог бы он остановиться. Страх гонит вперёд освободившийся дух, догоняет, хватает в железные тиски и начинает истязать, рвать на куски и клочки, раскидывать, топтать, уничтожать…

Северус открыл глаза. Он лежал в собственной постели поверх одеяла. Всё тело было липким и холодным, от выступившего пота, сердце бешено колотилось.

Собрав все силы в кулак, Северус заставил себя подняться. Пошатываясь, он побрёл к камину. Чтобы вспомнить адрес Поттера ему понадобилось целых десять минут.

* * *

Гарри не спалось. Усталость и выпитое огневиски разморили тело, но тревожные мысли не давали уснуть. Поворочавшись с боку на бок не менее часа, Гарри наконец-то начал засыпать, когда в гостиной загудел сработавший камин.

- Северус? – Гарри удивлённо смотрел на буквально вывалившегося из камина гостя. – Что случилось?

- Да вот, решил тебе ещё раз доброй ночи пожелать, - усмехнулся Снейп.

Лежать на полу в квартире Поттера было удобнее, чем в собственной постели. И гораздо безопаснее. Только вот Поттер, кажется, так не считал. Он подошёл ближе и заставил Снейпа встать, а потом и идти. Пунктом назначения оказалась спальня.

Гарри сгрузил почти повисшего на нём Северуса на кровать, наложил диагностические чары. Нахмурился, увидев результат, но ничего не сказал. Зато принёс из аптечки успокоительное и общеукрепляющее зелья и заставил Снейпа их выпить, игнорируя его вялые попытки сопротивления.

- Сам раздеться сможешь? – строго спросил он.

- А надо? – решил уточнить Северус. – Может и так сойдёт?

Поттер только вздохнул и принялся за дело. Спустя пять минут Снейп лежал под одеялом в одних трусах и изо всех сил старался не закрывать глаза. Засыпать было страшно.

- Рассказывай, - почти приказал Поттер.

И Снейп заговорил. О смутных догадках, о странных взглядах с портретов, о приснившемся кошмаре. С каждым словом становилось легче. Ну, или это зелья наконец-то начали действовать.

- Знаешь, - задумчиво закончил Северус свой монолог, - если такое снилось каждой из жертв, то я не понимаю, как они смогли продержаться так долго. Этот сон буквально высасывает силы.

- Не так уж и долго, - заметил Гарри, - заключённые в Азкабане умирали примерно за месяц. Остальные… Слагхорну помогали зелья из Мунго, Нотта, наверняка, спасало безумие.

- А Олливандер?

- Он ведь не совсем человек, так? Может быть, у него гораздо больше сил, чем у простых волшебников?

Северус кивнул. Теперь ему хотелось спать. Гарри не стал больше ничего говорить, лёг рядом и погасил свет. Снов в эту ночь ни один из них не видел.

* * *

Следующее пробуждение понравилось Снейпу гораздо больше предыдущего. Он проснулся от щекочущего ощущения чужого дыхания на своём плече. Во сне Гарри придвинулся к нему, почти обнимая, касаясь обнажённого Северусового плеча самым кончиком носа.

Снейп невольно улыбнулся. Поттер любил спать в обнимку. Он вообще много чего любил: принимать душ, стоя вдвоём в тесной кабинке, целоваться, усевшись Северусу на колени, заниматься по утрам ленивым, неспешным сексом…

Будто в ответ на эти мысли, Гарри завозился, просыпаясь, придвинулся ещё ближе, обнял. Северус наклонился к его уху, несильно подул. Гарри смешно дёрнулся, уворачиваясь, но своих позиций не сдал. Напротив, обнаглел до такой степени, что закинул свою ногу на бёдра Северуса.

«К дракклу!» - мысленно решил для себя Северус и ответил на объятие.

Руки неспешно скользили по коже, дыхание начинало сбиваться. Гарри так и не открыл глаза, но действиям его это не мешало. Пальцы безошибочно находили самые чувственные, самые беззащитные точки. Полураскрытые губы скользили по плечам, прихватывали кожу не шее. Мешающее бельё давно было отброшено в сторону вместе с одеялом и горячая, твёрдая плоть тёрлась друг об друга, принося удовольствие.

Шумное дыхание сбивалось, прерывалось глухим рычанием. Жар нарастал. Руки сжимали судорожнее, крепче, стараясь ускорить, подтолкнуть к развязке. Гарри уткнулся Северусу в плечо, шепча что-то неразборчивое, целуя сухими губами покрывшуюся потом кожу. Его слова сливались с дыханием, тонули в шуме крови, стучащей в ушах. Слышать их было невыносимо, не слышать – невозможно. Так же невозможно, как отсрочить обрушившееся удовольствие, заставившее Северуса захлебнуться собственным стоном.

Разгорячённая кожа медленно остывала, заставляя пожалеть об оказавшемся на полу одеяле. Жалеть о чём-то ещё не хотелось.

- Давай поговорим об этом потом? – хрипло предложил Гарри.

Северус согласился. Сейчас у них есть дела поважнее.
_______________
* Гойл пытался напевать старинную народную песню «Дом Горного Тролля». Точное количество куплетов и мелодия этого произведения неизвестны, поэтому каждый волшебник поёт его на свой манер. Сам Грегори исполнял два самых популярных куплета:

«А тридцать три тролля
Гуляли по полю,
Гуляли по полю
И пели про дом.

А дом их где горы,
А в горах тех норы,
А в норах тех троллям
Живётся легко».


Глава 2.

* * *

На этот раз Малфой встретил их в холле лично. Удивился, услышав просьбу о разговоре с портретом отца, но препятствовать не стал, проводил в свой кабинет и оставил одних.

Малфой-старший стоял на портрете, заложив руки за спину и высоко вздёрнув подбородок. Стоящих у его портрета людей он старательно не замечал.

- Доброе утро, Люциус, - поздоровался Снейп.

- Северус, - Малфой снисходительно кивнул, - вижу, ты так и не научился выбирать себе компанию. - Презрительный взгляд с портрета скользнул по Гарри.

- А ты сам? Научился выбирать себе подходящую компанию?

- Не понимаю о чём ты, Северус. Сейчас моя компания – это моя семья. Разве можно желать чего-то лучшего?

- Действительно. Семья – компания весьма подходящая. Особенно, любящая жена, - иронично заметил Снейп.
- Не понимаю, к чему ты клонишь, Северус. Уж не хочешь ли ты усомниться в репутации Нарциссы?! Пусть я мёртв, но у меня есть сын и внук, они смогут постоять за честь моей жены!

- Не кипятись, - примирительно сказал Снейп, - я ни коим образом не сомневаюсь в репутации миссис Малфой. Только в её душевном состоянии.

- Как ты смеешь упрекать женщину в тоске по мужу! – Люциус почти шипел. – Убирайся из этого дома, Северус Снейп! Отныне я запрещаю, слышишь меня, запрещаю тебе появляться на пороге Малфой-Мэнора!

В порыве ярости, Люциус подошёл к самому краю портрета, и ткнул нарисованным пальцем в сторону двери. Снейп не стал спорить, кинул взгляд на Гарри, молча прося следовать за ним, и пошёл к выходу.

- Северус? – Гарри вопросительно глядел на него.

- Не здесь, - покачал головой Снейп.

Заговорил он, только когда они оказались за воротами поместья.

- Ты заметил, Поттер? – чёрные глаза возбуждённо блестели. – Заметил?

- О чём ты? – Гарри непонимающе покачал головой.

- Трость! – победоносно воскликнул Снейп. – При жизни Люциус никогда не расставался со своей тростью, ведь именно в ней была спрятана его волшебная палочка! Портрет просто не могли написать без трости.

- Тогда получается, что кто-то лишил Малфоя палочки? – Гарри лихорадочно соображал. – А ты говорил, что чувствовал чей-то недобрый взгляд именно с картин. То есть, мы ищем не призрака, а чей-то портрет?

- Точно, Поттер. Портрет!

- Но… погоди, даже если предположить, что один портрет может воздействовать на другой, то воздействовать на живых людей изображение точно не может.

- Самостоятельно не может, - согласился Северус, - для этого портрету нужен помощник среди магов. В позапрошлом веке один учёный проводил подобные эксперименты. Он как бы делился магической силой с портретом своей умершей супруги, и та могла продолжать выполнять всю домашнюю работу.

- Рациональный подход, - усмехнулся Гарри. – Но идея, как я понимаю, не стала популярной?

- Нет, и тому была веская причина. Раздел магии очень негативно повлиял на психику учёного.

- То есть, он сошёл с ума?

- И закончил свои дни в сумасшедшем доме, - подтвердил Северус.

- Ты думаешь Нарцисса…

- Да, мне кажется да. Но доказать это будет крайне сложно.

- Практически невозможно, я бы сказал. Ни сыворотку правды, ни легилименцию к больной применять не позволят, - приуныл Гарри. – И остаётся ещё пара вопросов: кто и зачем? Кто из портретов решил убивать, и зачем ему это понадобилось? А так же зачем это понадобилось Нарциссе?

- Знаешь, пожалуй, на первый вопрос у меня имеется очень правдивый ответ, – Северус медленно прошёлся вдоль ворот туда-сюда. – И Нотт, и Олливандер говорили о своём преследователе в женском роде. А я могу назвать лишь одну женщину, обезумевшую настолько, чтобы убивать всех подряд.

- Думаешь, это Беллатриса?

- Практически уверен.

Над головами Гарри и Северуса раздалось хлопанье крыльев. Уже знакомая сипуха принесла очередное послание от Блэйна. Гарри поспешно развернул пергамент.

- А вот это уже кое-что, - улыбнулся он. – Боюсь, нам придётся нарушить запрет Люциуса на посещение его дома.

Драко был неприятно удивлён их возвращением. Ещё большее удивление вызвали у него слова Гарри:

- Мистер Малфой, прошу вас собрать в одной комнате всех волшебников, проживающих в этом доме. И пусть они не забудут прихватить с собой свои волшебные палочки. Нам необходимо провести экспертизу.

Четверть часа спустя в одной из гостиных Малфой-Мэнора собрались все, кто присутствовал в доме. Астория сидела в кресле, непонимающе сверля взглядом мужа. Нарцисса вместе со Скорпиусом заняли диван. Сам Драко остался стоять, так же как Снейп и Поттер.

- Уважаемые дамы и господа, - уверенным тоном начал Гарри, - мы с мистером Снейпом проводим расследование нескольких убийств. Факты, о которых я пока не могу говорить, требуют от нас заняться проверкой ваших волшебных палочек. Прошу сохранять спокойствие и предъявить для осмотра ваши палочки.

Несколько минут в гостиной царила гробовая тишина, Малфои обменивались непонимающими взглядами. Наконец Драко шагнул вперёд. Он вынул из рукава мантии свою палочку и положил её на кофейный столик, стоящий перед диваном. Его примеру последовали и остальные домочадцы. Скоро на столе лежали в ряд четыре волшебные палочки. Гарри отметил про себя, что палочку Нарциссы достал и положил на стол Скорпиус, а не она сама.

Мальчик вообще был излишне сосредоточен. Восьмилетние дети, по мнению Гарри, такими быть не должны. То, что у столь юного волшебника уже имелась палочка, его не удивило. В чистокровных семьях было принято покупать этот волшебный артефакт сразу же после первых проявлений магии у ребёнка.

Очень осторожно, Гарри взял в руки палочку Драко. Серия заклинаний показала, что искомого на этой палочке нет. Следующей была исследована палочка Астории, и вновь ничего. Палочка Скорпиуса оказалась чистой, из неё не производилось ещё ни одного заклинания, а вот палочка Нарциссы выдала ожидаемый Гарри результат. Призрачная полоска остаточной части заклинания сорвалась с кончика палочки и ударила в пол.

- Миссис Малфой, - обратился Гарри к Нарциссе, - скажите, для каких целей вы использовали заклинание Саймана?

- Что? – волшебница подняла на Гарри рассеянный взгляд. – Я не понимаю… Драко, милый, - обратилась она к сидящему рядом внуку, - тебе не стоит сидеть рядом со взрослыми. Пойди, поиграй в саду.

- Миссис Малфой, - снова начал Гарри.

- Поттер, она не понимает тебя, - оборвал его Драко. – Что ещё за заклинание Саймана? Откуда оно вообще?

Снейп молчал, но смотрел на Гарри вопросительно. О чём ведётся разговор, он тоже не представлял.

- Заклинание Саймана очень древнее и крайне малоизвестное, - лекторским тоном начал Поттер. – Изначально оно применялось в качестве шуточного проклятия на одну ночь. Волшебники развлекались, насылая на своих соседей кошмарные сны. Длилось такое проклятье не больше двадцати часов. Однако со временем, формула заклинания изменилась, и оно стало необратимым. Проклятие начинает действовать с момента, когда человек засыпает. Снять его может лишь той же палочкой, которой оно было наложено, – с этими словами Гарри махнул в сторону Снейпа, снимая проклятье. – Поэтому миссис Малфой придётся отправиться с нами в Аврорат.

- Я пришлю туда нашего адвоката, - сказал Драко.

- Это ваше право, - согласился Гарри.

* * *

Гарри казалось, что теперь дело практически раскрыто. Но едва доставив Нарциссу в Аврорат, он убедился в обратном: пришло известие о смерти Олливандера. Над его домом видели Тёмную Метку.

Место преступления они посетили практически впустую. Снова закрытые двери и окна, волшебная палочка Мастера валялась в углу комнаты, и эксперт сказал, что Метка была запущена в небо именно с её помощью

Помянув Мордредову бабушку, Поттер задумался.

- Где нам искать это дракклов портрет? От Нарциссы вряд ли будет прок, она почти невменяема.

- Глупый вопрос, Поттер, - Снейп рассматривал уродливый пейзаж, висящий не стене. Точную копию того, что висел в лавке на Косой Аллее. - Хочешь найти один портрет, спроси о нём у другого.

- Думаешь, Люциус станет с нами разговаривать?

- Придётся найти способ убедить его.

Ворота Малфой-Мэнора раскрылись перед ними сами собой, но в холле их никто не встретил. В доме стояла мёртвая тишина.

Вытащив волшебные палочки, Поттер и Снейп пошли в сторону кабинета. Портрет Люциуса был на месте, но стоял совершенно неподвижно, лишь глаза казались живыми. Северус попытался наложить на картину Фините Инкантатем, но она оказалась бесполезна.

- Будем обследовать дом? – предложил Гарри.

- Слишком долго, Мэнор огромен. Вдвоём мы и до вечера не управимся.

Снейп продолжал смотреть на портрет. Люциус долго сверлил его взглядом, а потом вдруг опустил веки. Северус подошёл ближе. Люциус снова взгля¬нул на него и опять прикрыл глаза.

- Подвал, - догадался Снейп.

Быстрым шагом они с Поттером направились вниз. Подвалы Малфой-Мэнора ни у одного из них не вызывали приятных воспоминаний. Тишина стала казаться зловещей.

Сырые, почерневшие от времени стены, тяжёлые двери, толстые решётки – за прошедшие годы в подвале, в отличие от остального дома, ничего не изменилось. Петляя по тёмным коридорам, Снейп и Поттер двигались осторожно, прислушивались к каждому шороху. Долгое время ничего не было слышно, однако забравшись в самый дальний коридор, они стали различать приглушённые голоса.

- Я не хочу. Не заставляй меня, - сердито говорил детский голос. – Я не стану этого делать.

- Но ты должен, Скорпиус, - отвечал ему кто-то, – во имя Тёмного Лорда!

- Тёмный Лорд был великодушным, ты сама говорила. Он не стал бы причинять вред чистокровным.

- Но он бы потребовал доказательств твоей верности. Ты ведь помнишь: больше родителей, больше друзей, больше собственной жизни нужно любить нашего господина!

- И всё равно, я не стану, - упирался Скорпиус.

Северус и Гарри тем временем достигли последнего поворота. Осторожно заглянув за угол, они увидели лежащих на полу Драко и Асторию. Скорпиус стоял на коленях перед небольшим портретом и разговаривал с ним. Переглянувшись, волшебники одновременно наложили на себя дезиллюминационное заклинание. Став невидимыми, они двинулись вперёд.

Ступая осторожно, чтобы не производить шума, они подобрались к мальчику. Гарри выпустил заклинание, заморозив изображение на портрете, одновременно с этим Северус наложил Петрификус на не успевшего ничего понять Скорпиуса.

* * *

В знакомой гостиной Малфой-Мэнора на столе расположился опутанный сетью заклинаний портрет маленькой девочки. Темноволосая, с надменным сердитым лицом, она смотрела на собравшихся тяжёлым, взрослым взглядом. На диване сидели все трое Малфоев, а Гарри и Северус прохаживались туда-сюда.

- Зачем, Белла? – обратился Северус к портрету. – К чему всё это?

- Тебе не понять, грязный предатель! – рисованная копия юной Беллатрисы Лестрейндж презрительно скривилась. – Никто из вас не знает и не любит господина так, как мы. Вы просто жалкие людишки. Только мы понимаем Тёмного Лорда, только мы всегда будем верны ему!

- Мы – это ты и Люциус? – вмешался Гарри.

- Люциус? – Беллатриса расхохоталась. – Жалкий трус, не сумевший даже воспитать собственного сына. Люциус Малфой никогда не будет достоин быть рядом с Лордом. Мы жалеем, что не убили его лично!

- А кого вы убили лично? – спросил Северус.

- Их, - просто ответила девочка, - всех их. Таких же жалких и подлых предателей, как и ты, Северус. Я всегда говорила себе: нельзя доверять Северусу Снейпу. Но господин не слушал нас, господин заблуждался. Но теперь всё будет иначе.

- И как часто ты говорила с собой, Белла?

- Часто, – Беллатриса замолчала. Она шевелила губами, беззвучно открывая и закрывая рот, взгляд её становился всё бессмысленнее. – Но тогда я не могла отвечать себе, - вдруг продолжила она, - а теперь я могу отвечать, но меня больше нет.

- Понятно, - пробормотал Снейп.

- Понятно?! – негодующе воскликнул Драко. – Какого драккла здесь происходит? Сначала вы арестовываете мою мать, потом оглушаете моего сына, а теперь беседуете с детским портретом моей давно и благополучно почившей тётки и говорите, что вам всё понятно!

- Терпение, мистер Малфой, проявите терпение. – Северус снисходительно посмотрел на бывшего ученика. – Сейчас мы всё расскажем, не так ли, Поттер?

- Всё, не всё, но очень многое, - кивнул Гарри.

- Начнём с того, - заговорил Снейп, - что портрет волшебника может ожить лишь после его смерти. Поэтому юная мисс Блэк, которая сейчас находится перед вами, действительно не могла говорить со своим повзрослевшим прообразом. Миссис Лестрейндж, видимо, держала портрет при себе, может быть, даже беседовала с ним. В конце концов, Беллатриса всегда искренне считала себя выше остальных магов. За исключением Тёмного Лорда, само собой. А после смерти Беллы портрет ожил и, как ни странно, вспомнил всё, что говорила умершая. Магические портреты очень плохо изучены, об их возможностях известно очень немного.

- Именно, - кивнул Гарри. - Многие считают, что портреты - лишь безвольное подобие человека, гораздо меньше, чем, например, привидение. Но оставим эту тему. Главное ждёт впереди, – Поттер помолчал, собираясь с мыслями, и продолжил: «Нарцисса наверняка сохранила детский портрет своей сестры себе на память. Только вот сам портрет не желал оставаться простой безделушкой, висящей на стене. Нарисованная Беллатриса помнила и верила в слова своего взрослого двойника. Она жаждала возвращения времён господства Волдеморта, но он к тому времени был окончательно и бесповоротно мёртв. В какой-то момент это желание трансформировалось в жажду мести. Но как мстить? Ведь она всего лишь портрет, на котором даже не изображена волшебная палочка».

- И это один из ключевых моментов, - продолжил Северус. – Юные маги, не достигшие одиннадцатилетнего возраста, всегда изображались без палочки. А волшебник без неё практически бессилен. Но Беллатриса продолжала надеяться. И вот однажды в семье Малфоев появился наследник. Рождение Скорпиуса стало настоящим подарком для Беллы. Ребёнок – это же практически чистый лист пергамента. Надо только уметь правильно писать на нём.

- Беллатриса стала втираться в доверие к Скорпиусу, - подхватил повествование Гарри. – Не знаю, сколько лет у неё на это ушло, но она сумела подружиться с мальчиком и передать ему часть своих идей и знаний.

- Вторым подарком судьбы для Беллы стала смерть Люциуса в тюрьме, – Северус нахмурился и отошёл к окну, встав против света. – У его ожившего портрета была волшебная палочка, и теперь ею можно было воспользоваться. Оставалось лишь придумать, как её заполучить. Думаю, без помощи Скорпиуса не обошлось, не так ли?

Мальчик продолжал молчать. Он сидел с прямой спиной, не пытаясь прижаться к находящимся рядом родителям, и смотрел строго перед собой.

- Так или иначе, - продолжил Северус, - Беллатриса завладела палочкой Люциуса и получила возможность колдовать.

- В своём картинном мире, возможно, но не в реальности, - заметил Драко.

- А вот здесь начинается самая интересная и самая печальная часть истории, – сказал Северус. - На самом деле существует возможность передать часть магической силы от живого волшебника портрету. Этой возможностью и воспользовалась Беллатриса, убедив Скорпиуса передать ей часть силы Нарциссы. Белла знала, что плата за такой обмен очень высока, и просила мальчика не отдавать ей его собственные силы.

- Какова же плата? – шёпотом спросила Астория.

- Разум, - просто ответил Северус. – Всего лишь здравый рассудок и ничего больше.

- Вы хотите сказать, что мой сын…

- Виноват в безумии собственной бабушки, - закончил за Асторию Гарри. – Именно так, миссис Малфой. Но это было только начало. Окрылённая полученной силой Беллатриса хотела исполнить наконец свою месть. Она задумала уничтожить всех, кто по её мнению предал Волдеморта. И начала с собственных коллег-Пожирателей. Тут ей снова повезло, после скандала с внезапной кончиной Люциуса в Азкабане существенно изменили правила содержания заключённых. Например, теперь им разрешалось иметь в камерах кое-что из личных вещей. Книги, фотографии, портреты членов семьи… Беллатриса пользовалась чужими изображениями, чтобы подобраться к жертве. При поддержке магических сил своей сестры она накладывала на несчастных так называемое «заклинание Саймана», а потом долго наблюдала за агонией жертвы. Иногда наложенное заклинание выходило из-под контроля, и тогда кошмары начинали сниться не только заключённым, но и их охранникам. Меньше чем за два года почти со всеми выжившими в последней Битве Пожирателями было покончено.

- Но Белла на этом не успокоилась, - заметил Северус. – Её желание мстить было слишком велико. И тогда она решила приняться за тех, кто остался на свободе. А ещё она решила, что Скорпиусу пора учиться магическому искусству, и показала ему два занятных заклинания: Морсмордре и всё то же заклинание Саймана. Причём второе заклятие Скорпиус опробовал гораздо быстрее первого, не так ли?

- Скажи, Малфой, - обратился Гарри к Драко, - ты ведь соврал, когда мы говорили в прошлый раз. Ты виделся с несколькими своими одноклассниками.

Драко цепко посмотрел на Поттера:

- «Виделся» - это сильно сказано. Как-то я столкнулся на Косой Аллее с Тео и Панси. Потом, кажется в «Дырявом котле», видел Гойла. Мы и парой слов не перекинулись тогда.

- Потому что ты был не один, - уверенно сказал Гарри.

Малфой нехотя кивнул.

- Со мной был Скорпиус.

- Что ж, про Слагхорна и Олливандера я даже спрашивать не буду. Скорпиус наверняка видел и их тоже. И на каждого наложил заклинание Саймана, воспользовавшись волшебной палочкой своей бабушки.

- Тёмную Метку над домами умерших, а точнее сказать, убитых, - подчеркнул последнее слово Северус, - тоже наверняка вызывал он, действуя в паре с Беллатрисой. Она при помощи картин проникала в дома и усиливала действие заклинания, доводя жертву до смерти. Потом открывала с помощью магии дверь или окно и выбрасывала волшебную палочку покойного на улицу. Скорпиус из этой палочки запускал в небо Метку, а затем отправлял орудие преступления назад в дом чарами левитации. Так могло бы продолжаться ещё долго, если бы Скорпиус не запустил заклинание в меня. Могу поздравить, Драко, у тебя очень способный сын. Момент наложения заклятия я не заметил. И если бы не старания мистера Поттера, мучиться бы мне сейчас от жутких кошмаров, - усмехнулся Северус.

- А сегодня что произошло? – дрожащим голосом спросила Астория.

- Хороший вопрос, - задумчиво произнёс Гарри, - я подозреваю, Беллатриса захотела подчинить себе Скорпиуса целиком и полностью. Но этому мешали вы, его родители. Поэтому она приказала вашему сыну убить вас.

Астория в ужасе прижала ладонь ко рту, лицо Драко будто окаменело.

- Только он не смог, - издевательским тоном сказала Беллатрикс. – Он такой же слюнтяй и трус, как его папаша. Тёмному Лорду не нужны такие слуги, поэтому он умрёт!

Волшебная палочка появилась в руках нарисованной девочки словно сама собой, но произнести заклятие она не успела. Портрет вдруг вспыхнул, запылал и спустя мгновение осыпался на стол жалкой горсткой чёрного пепла. Драко положил сверху свою палочку и посмотрел на Поттера решительным, жёстким взглядом.

- Астория, возьми Скорпиуса и отведи его в спальню, - негромко сказал он. Жена не стала с ним спорить.

* * *

Когда ворота Малфой-Мэнора закрылись за их спинами, была уже глубокая ночь. Гарри поднял лицо вверх, улыбнулся звёздному небу и пошёл вперёд. Северус шёл рядом.

- Думаешь, мы правильно поступили? – спросил Поттер.

- Мальчик ничего не вспомнит, обещаю.

- Я не об этом, - Гарри покачал головой. - В твоём умении копаться в чужих мозгах я не сомневаюсь. Просто… Драко так просто променял свою мать на сына.

- Нарциссе Азкабан не грозит, а в Мунго вполне приличные палаты.

- И всё же, - настаивал Гарри, - я бы не смог спокойно жить, понимая, что мой восьмилетний сын фактически совершил три убийства и ещё четыре покушения.

- Просто Драко очень любит мальчика. Это вполне естественно, тебе не кажется? Твои собственные родители, не задумываясь, закрыли тебя от смертельного проклятия. Малфои отделались меньшей кровью.

- Да, наверное, ты прав. Любовь родителей и должна быть слепой. Иначе это уже не любовь.

Утоптанная просёлочная дорога шла вдоль небольшой рощи. Вокруг пели сверчки и шелестели листвой деревья. Гарри вдохнул полной грудью свежий ночной воздух и рассмеялся.

- Знаешь, что я сейчас сделаю? – Северус отрицательно покачал головой. – Рвану к Кингсли. Подниму его с постели и буду битых три часа рассказывать о проведённом расследовании. Пусть господин Министр порадуется. Он же так хотел побыстрее раскрутить дело.

- Ну, тогда передай ему это, - Снейп вынул из кармана свиток с печатью Министерства, - мне он больше не нужен.

Гарри забрал бумагу, небрежно смял и затолкал в карман мантии.

- Кстати, Северус, - лукаво улыбнулся он, готовясь аппарировать, - ты мне должен один серьёзный разговор.

- Думаешь, стоит его затевать, Гарри? Мы ведь это уже проходили.

- Как бывший учитель, ты должен знать, что повторение необходимо, чтобы закрепить результат.

Северус подумал и махнул рукой.

- Увидимся завтра, Гарри.

-fin-


"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"