Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Испорченный

Автор: Ikarushka
Бета:Umbridge, Сара Хагерзак
Рейтинг:R
Пейринг:Регулус Блэк/Сириус Блэк
Жанр:Drama, Romance
Отказ:Материальной прибыли не извлекаю.
Аннотация:В семье не без урода.
Комментарии:
Каталог:Мародеры
Предупреждения:инцест, ненормативная лексика
Статус:Закончен
Выложен:2012-11-13 03:57:55
  просмотреть/оставить комментарии
Сириус пролил соус на свою маггловскую футболку. Да, именно с этого все и началось.

Тем летом в семье Блэков за трапезой разговаривали редко. Вот и сегодня завтрак проходил чинно и спокойно — лишь ножи и вилки стучали о тарелки, да Регул негромко спросил:

— Отец не выйдет?

— Ему нездоровится, — сухо ответила Вальбурга.

А потом Сириус пролил соус себе на грудь.

Возможно, у него дрогнула рука; но Регул склонялся к мысли, что Сириус заляпался намеренно. Как минимум, у Регула не было сомнений в том, что облизывать футболку, задрав ее и оголив живот, брат начал специально — чтобы позлить мать.

Наверное, брату стало скучно. С тех пор, как они вернулись из Хогвартса, мать игнорировала его. Сириус носил маггловскую одежду, где-то пропадал ночами, пару раз возвращался под утро нетрезвым и… никаких замечаний и ссор.

Сириус причмокивал от удовольствия, прикрыв глаза пушистыми ресницами. Вальбурга подняла взгляд от тарелки и с минуту внимательно наблюдала за ним. Затем достала палочку и направила ее на пятно:

Evanesco!

Сириус еще пару секунд сосал чистую ткань, затем подмигнул брату и недоуменно сказал:

— Черт, как-то невкусно стало.

На футболке Сириуса остался влажный, скомканный "засос" — аккурат на букве "u" между "f" и "c". Регул отвел глаза. Вальбурга принялась за десерт — руки ее мелко дрожали.

— Могу я зайти к отцу после завтрака? — осторожно поинтересовался Регул.

Спросил просто для того, чтобы разрядить обстановку. Но руки Вальбурги задрожали еще сильнее.

— Не думаю, дорогой.

Несколько минут в столовой царила напряженная тишина — до того, как Сириус встал из-за стола, рыгнул и небрежно задвинул тяжелый стул ногой.

— Адье. К ужину не ждите.

Он неспешно, вразвалку двинулся к выходу. Вальбурга проводила его пристальным взглядом и окликнула, когда Сириус уже стоял в дверях.

— Что случилось с твоими брюками, сын?

Сириус сразу же обернулся, будто ждал ее реплики:

— А что не так с моими джинсами, ма? — беспечно спросил он.

— Из них торчат твои ягодицы, вот что, — холодно промолвила Вальбурга.

— А, это, — Сириус пощупал себя за зад. — Бывает. Наверное, пропердел.

Регулус быстро наклонился к матери через стол:

— Мама, успокойся. Это мода та…

И тут Сириус со смачным тремоло испустил газы. Вальбурга подняла палочку и направила ее на ухмыляющегося Сириуса. Регул закрыл глаза. На столе задребезжала посуда.

— Я даже не прошу тебя не носить эту дрянь. Я всего лишь жду, — голос Вальбурги прервался, — что ты будешь вести себя прилично хотя бы в этом доме.

— Какого хуя?!

Когда Регул открыл глаза, то не увидел на прежде разодранных и разрисованных узких джинсах брата ни единой дырки и ни одного чернильного пятна. Мать, с палочкой в руке, победно улыбалась:

— Теперь иди, куда ты там собирался, Сириус Блэк.

Регул выдохнул. Сейчас Сириус хлопнет дверью и уйдет. И все закончится.

Но не тут-то было.

Сириус вдруг расстегнул штаны и в одно мгновение стянул их. Абсолютно голый ниже пояса, в одной только обмусоленной футболке, он руками пытался порвать магические швы, наложенные на джинсы чуть ниже задних карманов.

— Регул, поднимись к себе, — сказала Вальбурга. И, обращаясь к Сириусу, с нехорошей улыбкой прибавила: — А ты воспользуйся волшебной палочкой. Показать тебе пару действенных рассекающих заклятий?

Сириус вытащил из кармана палочку и с силой швырнул ее в гобелен с семейным древом. Палочка заискрила. Запахло паленой тканью.

— Плевал я на твое темномагическое дерьмо!

Регул попытался вмешаться:

— Мама, нам же нельзя колдовать вне шк…

— Я сказала, поднимайся к себе!

Она ткнула в него палочкой, и Регула отбросило к дверям. Он успел увидеть, как Сириус повернулся к матери спиной, наклонился и хлопнул себя по жопе:

— Да пошла ты!

Регула вышвырнуло за дверь, и та захлопнулась. Он прислонился к ней ухом и прислушался. Мать наложила запирающее и заглушающее заклятья, но орала так, что он все равно слышал ее вопли — будто сквозь туман.

— Мерзкий, испорченный мальчишка! Хочешь демонстрировать каждому встречному свой зад?! Так давай его разукрасим!

Раздался свист хлыста и приглушенный вскрик. Регул зажмурился и опустился на корточки. Сколько времени он так просидел, подпирая стену и вслушиваясь в голоса за стеной? Ему казалось, целую вечность. Пока его не тронули за плечо:

— Что происходит, Регулус?

Регул не видел отца около недели. Мертвенно-бледное лицо с мучнистыми капельками пота на лбу.

— Папа! — отчаянно воскликнул он.

Орион поднял палочку:

— Отойди. Allohomora!, — дверь распахнулась. — Finite incantatem!

Из-за спины отца Регул увидел, как плетка, нависшая над исполосованной "пятой точкой" брата, растворилась в воздухе. Мать все еще с безумным видом сжимала палочку, а Сириус уже бросился к выходу из столовой — голышом. Вслед ему полетели джинсы.

— Надень теперь эту обтягивающую дрянь, попробуй!

Орион остановил Сириуса и набросил ему на плечи свою мантию.

— Ненавижу эту суку! Ненавижу тебя за то, что ты на ней женился, ненавижу за то, что тебе все похер, — процедил Сириус, глядя отцу в глаза. Потом перевел взгляд на Регула: — И тебя. Подслушивал, как всегда. Тебя-то по попке только гладят, маленькая слизеринская блядь. Чтоб вы сдохли, все, все!

Сириус опрометью взбежал наверх. Родители застыли, тяжело глядя друг на друга.

— Регул, поднимись к себе, — сказал Орион, потрепав сына по макушке. — Нам с мамой нужно поговорить.

***

Регул поднялся на четвертый этаж. Из комнаты Сириуса доносились придушенные рыдания. Регул повернул ручку, и дверь подалась. Он вошел и сел на кровать брата.

— Пшел нхуй, — захлебываясь, проревел Сириус в подушку.

Никто никогда не должен видеть, как плачет Сириус Блэк. В Хогвартсе никто себе и представить не может, что он умеет плакать — даже его закадычные дружки.

— Теперь они ругаются, — тихо сказал Регул. — Зря ты так. Отцу недолго осталось.

Сириус не ответил. Только задержал дыхание, чтобы перестать плакать.

— Я помогу тебе, — Регул приподнял мантию, успевшую слегка пропитаться кровью. Сириус обернулся и осклабился, сымитировав голос матери:

Не думаю, дорогой.

Пара невербальных заклинаний — и кровавые полосы на заднице брата сначала зарубцевались, а вскоре исчезли и рубцы. Регул прошептал:

— Все.

Ма-а-ма, нам нельзя колдовать вне школы! — противно пронудил Сириус.

Регул склонился к ягодицам брата и подул на них. От его дыхания мышцы напряглись, стали рельефнее, образовав две ямочки — будто бы Сириус улыбнулся задом. Регул коснулся губами одной из ямочек. Братский поцелуй в щеку.

— Прекрати, — сказал Сириус, покраснев: уши, спина, задница и даже бедра стали красными. — Прекрати эти свои телячьи нежности.

— Тебе не больно?

— Уже нет. Так что можешь идти на хуй.

Регул скинул обувь и лег рядом с Сириусом.

— Она сказала, ты испорченный. — Он поцеловал брата в губы. — Я тоже.

Сириус не ответил на поцелуй. Но, казалось, настроение его немного улучшилось. Его веки были опухшими, длинные ресницы слиплись от слез — а губы уже растянулись в игривой улыбке.

— Уж ты-то да, — Сириус притянул брата к себе, крепко обняв, — знатный извращенец.

Они долго лежали, обнявшись, и Сириус дыханием ерошил волосы на макушке Регула.

— Я сваливаю сегодня, — наконец сказал он. — Не могу больше жить в этом могильнике. Без обид. Вам без меня будет лучше. Реджи. Чего ты молчишь?

Сириус отстранился и взял Регула за подбородок.

— Что говорить? Ты же все решил.

— Но между нами все о'кей, да? — требовательно спросил Сириус. — Мы будем видеться. Я погощу у Джеймса. Ты будешь приезжать.

Регул, не выдержав взгляда Сириуса, уткнулся тому в шею и лизнул ее — солоно.

— Я приеду. А ты сделаешь, что я хочу?

— И каково последнее желание слизеринца? — хмыкнул Сириус.

— Попрощайся с отцом. Пожалуйста, — прошептал Регул. — И минет.

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"