Персефона в Хогвартсе

Автор: Wiage
Бета:нет
Рейтинг:G
Пейринг:НЖП
Жанр:Humor
Отказ:Всё принадлежит Роулинг
Аннотация:Она прекрасна, сильна, изумительно красива и умна. Хогвартс падёт к её ногам. Или не падёт? Ведь она не совсем обычная Мэри-Сью.
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2007-04-20 00:00:00
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1. Добро пожаловать в Хогвартс!

«Великой эпохе нужны великие люди»
Ярослав Гашек

- С чего всё началось?
- Попробую вспомнить… Прошло столько времени…
Ах, да, одним ясным утром я прошла сквозь барьер
и оказалась на платформе 9 и 3/4.
Из интервью с Тёмной Леди, «Ведьмополитен»




Позвольте представиться. Меня зовут Персефона Браун. Я родом из семейства могущественных чистокровных волшебников. Не буду рассказывать о них подробно, так как почти на каждой странице «Энциклопедии Великих Волшебников» вы можете найти упоминание о моих выдающихся предках. Мне же, как наследнице древнейшего рода, достались феноменальные способности, удивительная красота и плебейская фамилия Браун. Четыре года я проучилась в престижной школе на юге Франции, пока нашу альма матер не сожгли вышедшие из-под контроля домашние эльфы. И вот теперь я стою перед Хогвартс Экспрессом и стараюсь не думать о тех унижениях, которые мне ещё предстоит пережить по пути к моей новой школе. Я уже прошла через стену, чтобы попасть сюда. Но могло быть и хуже.

Заняв лучшее купе, я раскрываю Ведьмополитен и принимаюсь рассматривать новую коллекцию праздничных мантий, надеясь провести путешествие в приятной безмятежности. Но мои планы нарушают три студента, которые бесцеремонно заходят в моё купе. Нет, хуже уже быть не может.

– Здесь не занято? – спрашивает наглая рыжая девица. А в это время темноволосый очкарик пытается затолкать клетку с совой на багажную полку, толстяк с жабой усаживается возле окна.

– К сожалению, уже занято, – со злостью отвечаю я, наблюдая, как очкарик обречёно садится с совой на сиденье.

Мысленно прощаясь с приятной безмятежностью, я готовлюсь знакомиться.

Оказывается, моих нежелательных попутчиков зовут Уизли, Поттер и Лонгботтом, у них были проблемы с юношеской влюблённостью, учителями и тёмными магами, Уизли пытается произвести самых больших крылатых кошмариков, Лонгботтом ненавидит зельеварение, а Поттер обожает шоколадные котлы. Я говорила, что хуже уже быть не может? Может. Через час к нам заходит чудовищно лохматая девица Грейнджер и ещё один рыжий Уизли. Всю дорогу в Хогвартс меня сопровождает обсуждение жёлтой прессы, мировых заговоров и «этой коровы Панси Паркинсон». Но главное, я узнаю, что они – мои одногодки и гриффиндорцы. Только бы не попасть на их факультет. На всякий случай я стучу по дереву.

Хогвартс оказывается старым замком, окружённым болотом и подозрительным лесом. Но внутри он выглядит не так плохо, как я предполагала. А потолок большого зала и летающие по воздуху призраки даже придают интерьеру некоторую оригинальность.

После сортировки первоклассников профессор МакГонагалл, строгая ведьма с не предвещающим ничего хорошего взглядом, сообщает присутствующим об эльфийских беспорядках, трагедии с моей школой и произносит моё имя. Гордо подняв подбородок, я подхожу к шляпе. Зал замирает, множество глаз следит за моими грациозными движениями. Красота всегда ошеломляет людей. Я ведь ещё не говорила, что изумительно красива? Белокурые волосы отливаются золотом, фиалковые глаза сияют как два аметиста, в руке покоится изящный веер из павлиньих перьев, а сиреневая мантия до колена с серебристым пояском подчёркивает идеальную фигуру. И вот такая красота должна примерить потёртую говорящую шапку. Смирившись с судьбой и удивившись собственному мужеству, я опускаю на золотистые кудри несуразный головной убор.

«Интересно... Хм, какой любопытный случай... Куда же её отправить?»

Она ещё и разговаривает!

– Только не в Гриффиндор, старая тряпка.

«Это значительно облегчает выбор».

– Гриффиндор! – выкрикивает шляпа, и я на ватных ногах направляюсь к теперь уже своему столу.

В зале воцаряется мёртвая тишина, в которой отчётливо слышен шёпот: «Мерлин послал нам её за грехи».

Добро пожаловать в Хогвартс, дорогая!



Глава 2. Зелье и прочие неприятности

«Красота является главным вашим оружием, но не единственным.
Ум и тягу к знаниям в обязательном порядке должны увидеть
ваши учителя в первый же учебный день».
Лекция профессора Вудхилда, секретная база
по подготовке мэри-сью, Йоркшир



Сегодня в расписании история магии, зельеделие, прорицание и защита от сил зла. Мой первый учебный день. И я обязана произвести хорошее впечатление на преподавателей. На мне лучшая голубая мантия, удачно подчёркивающая средиземноморский загар, в руке – любимый павлиний веер, а в сияющих глазах – огромная жажда знаний. Сегодня Хогвартс падёт к моим ногам, так и знайте.

Первый предмет, история магии, неприятно удивляет. Его преподаёт призрак, монотонным бормотанием усыпляющий даже самых стойких студентов, кроме Грейнджер. Я понимаю, что летающие в коридорах привидения придают особый шарм этому учебному заведению, но учитель-призрак... Не удивлюсь, если ещё увижу в этой роли полугиганта.

С нехорошим предчувствием я прихожу на зельеделие к профессору Снейпу и занимаю единственно свободное место. Рядом с Грейнджер. Настроение заметно ухудшается.

– Приготовьтесь, – холодно произносит ночной кошмар Лонгботтома и приступает к речи о важности грядущих экзаменов. На мой вкус профессор чуть мрачноват, но зато, какой стиль! Скажите, автор, не намечаются ли в этом повествовании какие-либо романтические отношения? Намечаются? Но это будет сюрприз? Прекрасно.

Экзамены, конечно, важны, но сейчас на первом месте Смирительный Настой, который я должна приготовить отлично, тем самым привлечь внимание профессора и не осрамить плебейское имя своего великого семейства.

– Мисс Браун, почему над вашим зельем голубой пар вместо серебристого? – мрачно спрашивает профессор Снейп, и Грейнджер ядовито ухмыляется. Как будто это её касается!

– Под цвет мантии, – ослепительно улыбаюсь я.

Так благодаря мне Гриффиндор впервые лишается пяти баллов.

– …и мало того, что я каждый год пытаюсь хоть чему-то научить исключительных невежд, так мне присылают ещё и новых, в этот раз из страны павлинов, – произносит профессор странную фразу, и я метко роняю веер в сумку.

Не буду рассказывать о профессоре Трелани и прорицании, так как этот предмет оказывается скучнее даже истории магии. Но следующий, защита от сил зла, позволяет вашей дорогой Персефоне ещё раз отличиться.

Профессор Амбридж сразу притягивает к себе внимание пушистой розовой кофточкой, сидящим на голове чёрным бантом и министерской закалкой.

Делая вид, что внимательно читаю «Основы для начинающих», я от души наслаждаюсь перепалкой лохматой всезнайки с профессором и выступлением Поттера, мучающимся комплексом недостатка внимания и манией мировых заговоров. Какие шумные ребята. Заканчивается представление выдворением Поттера. «Умеет мальчик прогуливать занятия», – думаю я, хихикнув.

– Мисс Браун, вы тоже хотите что-то сказать?

– Розовый в этом сезоне не в моде, – отвечаю я первое, что приходит в голову, и вздрагиваю, осознав, что это было.

Так благодаря мне Гриффиндор во второй раз лишается пяти баллов.

Вы заметили, что день был не самым удачным, и Хогвартс не пал к моим ногам. Но всё ещё впереди. Это я вам обещаю. Не обращая внимания на злобные взгляды, которые изредка бросает на меня Грейнджер, я задвигаю занавеску и начинаю засыпать.

«Нам послал её Сами-знаете-кто, чтобы разрушить Гриффиндор изнутри» – возможно, этот шёпот мне уже снится.



Глава 3. Amore a prima vista

«Я помню каждое её движение,
И взгляд, наполненный презрением.
Г.Г.»
Надпись на парте в кабинете зельеделия,
обнаруженная и стёртая профессором Снейпом



На мне золотистая мантия, а волосы перехвачены бирюзовой лентой. В это серое дождливое утро чувствую себя яркой тропической птичкой.

– Мисс Браун, – по дороге на завтрак я встречаю профессора МакГонагалл. – Вы разве не знаете, что в Хогвартсе рабочая мантия должна быть чёрного цвета? После завтрака переоденьтесь, и только потом вы можете прийти ко мне на урок.

Я – тропическая птичка, которую неожиданно поймали за хвост.

За столом, к недовольству Грейнджер, я сижу рядом с поттеровской бандой и вслушиваюсь в планы по созданию тайного общества. Чего и следовало ожидать. После мировых-то заговоров. Улыбаюсь и намазываю на тост малиновый джем. Вотрусь в доверие и вступлю. Настроение улучшается.

На превращения я прихожу в чёрной мантии, украшенной снизу отделкой из страз и броской зелёной бахромой.

Удовлетворённо ловлю шокированный взгляд профессора МакГонагалл и приготавливаюсь слушать традиционную речь о грядущих экзаменах. Превращения – единственный предмет, за который мне не страшно. Я растворяю улитку с первой попытки, принося Гриффиндору пять баллов, и ухмыляюсь, взглянув в полные обиды глаза Грейнджер. Жизнь удивительно хороша.

– Лонгботтом, давай помогу, – не выдерживаю я жалких попыток соседа.

Преподавателем ухода за магическими существами оказалась обычная женщина. Значит, Уизли подшутил надо мной, сказав, что на этом уроке я встречу полугиганта. Сегодня мы рисуем лечурку, я зарабатываю пять баллов для Гриффиндора, ведь закончила художественную школу с высшим баллом, – миру повезло, что я туда поступила. Поттер же калечит несчастное лесное создание, ещё раз убедив всех в своих выдающихся способностях.

На травологии, с помощью Лонгботтома подкладывая драконьий навоз под саженец, я вспоминаю всех своих благородных предков. Теперь мне уже не очернить их плебейского имени. Больше просто нельзя.

Но всё-таки день неплох, несмотря на дождь, домашнее задание, на то, что вырывая сорняки, я сломала ноготь. Довольная жизнью, направляюсь в гриффиндорскую башню, ещё не зная о двух странных людях, которые ожидают меня за углом. Первый – Снейп. Чуть не столкнувшись со мной, он отпрыгивает в сторону, глядя на меня с неподдельный ужасом, и бросается бежать в сторону подземелья. Что такое? Быстро достав из сумки зеркальце, я оглядываю себя и остаюсь довольна отражением. Здесь точно замешана Грейнджер. Размышляя над странным поведением профессора, не замечаю, как ко мне подкрадывается Гойл.

– Браун, – без Краббе он выглядит противоестественным.

– Что тебе, Гойл? – спрашиваю презрительно и высокомерно, как истинная гриффиндорка, увидевшая слизеринца.

– Грегори. Называй меня Грегори. А можно мне называть тебя Перси?

– Гойл, ты с ума сошёл?

– С того самого момента, как увидел тебя в большом зале, я думаю только о тебе. Я не понимаю ничего, что говорят учителя. Раньше я тоже ничего не понимал, но сейчас стало... Не важно. Я вовсе не такой тупой, каким кажусь, Перси.

– Браун, – только и могу прошептать я. Постепенно ко мне приходит понимание того, что сейчас происходит.

– С магией у меня плохо, но я из чистокровного семейства, – продолжает Гойл, подходя ближе. – И обладаю богатейшим внутренним миром, Перси.

– Браун, – пятясь назад.

– И пишу стихи. Послушай. Это для тебя, – и, схватив меня за руку, Гойл закатывает глаза и начинает декламировать:

Среди осенних тихих бурь,

В плену багрового заката,

Как неизбежная расплата...


Вырвавшись из последних сил, я бегу в гриффиндорскую башню. И только закрывшись в спальне, перевожу дух и приглаживаю вставшие дыбом волосы.

Автор, как понимаю, это и есть обещанный сюрприз. Спасибо тебе, автор. А теперь ты заканчиваешь эту главу или повышаешь рейтинг своего повествования. Потому что. Сейчас. Я. Буду. Грязно. Ругаться.



Глава 4. Настоящее лицо Гермионы Грейнджер

– С вашей помощницей у вас всегда были такие хорошие отношения?
– Не всегда. Вначале нашего знакомства возникали незначительные трения,
но не по принципиальным вопросам.
Из интервью с Тёмной Леди, «Ведьмополитен»



Сегодня опять моросит дождь. Обязательно спрошу у профессора Трелани, когда же он наконец-то закончится. Её предсказания намного точнее предсказаний синоптиков «Ежедневного пророка». Без помощи магии я аккуратно вырисовываю жёлтый одуванчик, похожий на солнце, и дую на пальцы. Всегда встаю вместе с Грейнджер, раньше всех. Я – чтобы накрасить ногти, она – чтобы выучить ещё пару глав из учебника.

На зельеделие я прихожу в чёрной мантией с крикливой сиреневой отделкой и застываю на пороге подземелья. Сегодня сдвоенное зельеделие со Слизерином! Моё лицо перекашивается от ужаса, как и лицо Снейпа, когда он меня видит на своём уроке.

– Гойл...

– Называй меня Грегори.

– Гойл!

– Грегори.

– Профессор Снейп, пожалуйста, отсадите от меня Гойла!

– Почему, мисс Браун? – спрашивает Снейп, стараясь не смотреть на меня.

– Я буду помогать ему готовить зелье. – Идеальный ответ. Ведь зелья я готовлю на поттеровском уровне.

Потом я дремлю на истории магии, скучаю на травологии, а на превращениях удостаиваюсь похвалы от профессора МакГонагалл и злобного взгляда от Грейнджер. Всезнайка не может смириться с тем, что кто-то лучше её. После ужина направляюсь на поттеровские занятия по защите от сил зла. Меня туда приводит Невилл несмотря на протесты Грейнджер.

Поттер произносит небольшую речь, наслаждаясь – ну, конечно же – вниманием, и мы приступаем к изучению заклинания Экспеллиармус, разбившись по парам. Мне достаётся Грейнджер, а Поттер выбирает Невилла, наверное, как равного себе.

– Экспеллиармус! – выкрикивает лохматая всезнайка, и я еле успеваю отпрыгнуть в сторону.

Через некоторое время тренировка прекращается, но только не у нас с Грейнджер. Мы уже изучили разоружающие, сногсшибательные, замораживающие заклинания и сейчас тренируемся на порчах. Моё лицо приобретает сиреневый оттенок, а уши лохматой всезнайки значительно увеличиваются в размере. Теперь можно перейти к рукопашной. В прыжке я вцепляюсь Грейнджер в волосы, а она с визгом ударяет меня каблуком по ноге и хватает за мантию. Под треск ткани мы падаем на пол, сбивая книжный шкаф. Сквозь невыносимый гам я слышу чьи-то крики, и какой-то самоубийца пытается оттащить меня от Грейнджер. Отдышавшись, я вижу всезнайку, которая вырваться из рук Уизли. И вот – у неё получается. Она кидается к волшебной палочке. Укусив держащего меня Поттера, я бросаюсь к своей. Успеваю отбить заклинание, и оно попадает в Уизли.

– Рон! – кричит Грейнджер, а я спокойно направляю на неё волшебную палочку и произношу финальное заклинание. Кто здесь лучший в превращениях? Правильно. Я.

На месте Грейнджер теперь сидит лохматая рыжая белка.

– Так тебе будет значительно легче грызть гранит науки, дорогая, – улыбаюсь я и быстро щёлкаю белку по носу. Уизли хватает шипящее рыжее создание и с криком «Быстрей к мадам Помфи!» выбегает из комнаты. Все бегут следом. Бегу тоже. Я должна вернуть свой цвет лица и ещё раз полюбоваться белкой. Прекрасная работа. Кстати, почему здесь ни у кого нет фотоаппарата?

Через час меня вызывает профессор МакГонагалл. Грейнджер в человеческом обличье уже там.

– В стенах Хогвартса ещё никто не устраивал подобных драк. Я сообщу вашим родителям о происшествии. Но как вам не стыдно! Вы ведь не только мои лучшие студентки, вы, в первую очередь, девушки. Минус пятнадцать баллов с Гриффиндора за драку. И плюс пять баллов за превращение, которое я видела от пятикурсника.

Ещё одна похвала от МакГонагалл. Какой сегодня хороший день.

Перед входом в гриффиндорскую гостиную я сталкиваюсь с Грейнджер и слышу шипение:

– Чёртова хрестоматийная Мэри-Сью, я тебе этого никогда не прощу.

Простишь, дорогая, простишь. И я знаю, как это устроить. Но что ты сказала? Хрестоматийная? Эй! Если бы не хорошее настроение, я бы обиделась.


Глава 5. Профориентация

«Вы не сдали С.О.В.У.? Вас выгнали из Хогвартса?
Поздравляем! Вы именно тот, кого мы ищем!
Не упустите свой шанс! Менеджер по магическим продажам!
От 500 до 3000 галлеонов в месяц»
Из рекламной брошюры



На завтраке я сижу рядом с Грейнджер и ем овсянку, поглядывая на тосты, пончики с вареньем, омлет, булочки с корицей, пирог с патокой, вафли, рисовый пудинг, круассаны, малиновый джем и бекон. Я не боюсь ни Лорда Вольдеморта, ни профессора Снейпа, ни пауков, ни прочих жутких тварей. И темнота, и толпа, и высота меня оставляют равнодушной. Я боюсь только лишнего веса, поэтому ем одну лишь овсянку.

– Гермиона, съешь ещё одну булочку, – заботливо произношу я и протягиваю сдобу Грейнджер.

– Спасибо, Персефона.

Удивлены? Теперь мы с Грейнджер лучшие подруги. Но я не расскажу, как мы ими стали. Пусть это останется для вас тайной.

***
Несколько месяцев назад. Коридор рядом с библиотекой. На подоконнике сидит белокурая девушка в нелепом чёрном одеянии. Она кого-то ждёт, напряжённо вслушивается и поглядывает на дверь библиотеки. Внезапно раздаётся звук открывающейся двери, и блондинка спрыгивает на пол.

– Грейнджер!

– Что тебе, Браун? – резко отвечает симпатичная, но слишком лохматая шатенка, которая выходит из библиотеки.

– Поговорить надо. И срочно, – чеканит Браун. Если бы не презрительное выражение лица, эту девушку можно было бы назвать хорошенькой. Не дожидаясь ответа, она подходит к Грейнджер и кладёт ей руку на плечо.

– Видишь ли, Грейнджер, в этом произведении у нас сложились довольно напряжённые отношения.

– Скажу больше. Мы – враги, – отвечает Грейнджер, сбрасывая руку Браун с плеча.

– Ты произнесла ключевое слово «враги», поэтому перехожу сразу к делу. В классическом фике главных героев-врагов в обязательном порядке ждут романтические отношения. Поэтому или автор начинает писать фэмслэш, или с сегодняшнего дня мы становимся лучшими подругами.

– Что ж ты сразу мне это не сказала, Персефона! – вскрикивает улыбающаяся шатенка.

***
И пока вы ломаете голову над странным потеплением наших с Грейнджер отношений, я сижу перед кабинетом профессора МакГонагалл и рассматриваю брошюрки с рекламой профессий. Зачем? Сама не понимаю. Ведь свой выбор сделала ещё в детстве.

– Прежде чем перейти к беседе хочу сообщить, мисс Браун, что вы можете носить мантии любого цвета. Профессор Дамблдор разрешил отступить в этом случае от правил.

Улыбаюсь и благодарю. Сегодня на мне чёрная мантия с ярко-синей отделкой из страз. Безупречная вульгарность.

– А теперь скажите, кем бы вы хотели стать в будущем?

– Тёмной властительницей мира, – уверенно отвечаю я.

– Интересный выбор, – произносит профессор МакГонагалл и вытаскивает из вороха брошюр нужную. – Для того чтобы стать тёмной властительницей мира, вам нужно получить на превращениях, заклинаниях и защите от сил зла минимум «Хорошо».

– А почему такие низкие требования?

– Профессия опасная, не очень престижная, и за последние пятьдесят лет вы вторая, кто ею заинтересовался. Вот на авроров у нас огромный конкурс, - тяжело вздыхает профессор МакГонагалл.

– А тот первый человек добился успехов? – интересуюсь я.

– Пока нет. Возникли некоторые затруднения.

– Какие?

– Он перестал быть человеком. Но вы не волнуйтесь, это просто побочный эффект от одной из его фобий. Удачи вам, мисс Браун.



Глава 6. С.О.В.Ы. не то, чем кажутся

«Записывайте поставленные перед вами задачи:
1) привлечь внимание объекта,
2) заманить объекта в изолированное помещение,
3) соблазнить объекта»
Лекция профессора Вудхилда, секретная база
по подготовке мэри-сью, Йоркшир



Июнь приходит к нам цветущими травами, ясным небом, превращением Уизли в звезду квиддича, нервозностью учителей и преследующим, кажется, даже по ночам бормотанием Грейнджер. Здравствуй, наш экзаменационный июнь. Мы ждали тебя, но до последнего надеялись, что ты не придёшь.

Перед первым экзаменом не сплю, как и Патил, так как всю ночь мы слушаем, как во сне Грейнджер цитирует «Сборник заклинаний». Как раз те страницы, которые мы не успели прочесть.

За завтраком, листая «Достижения чародейства», я съедаю две вафли с кленовым сиропом и четыре кекса. За две недели экзаменов я превращусь в Панси Паркинсон.

Заклинания сдаю неплохо. Моя крыса не только меняет цвет на нужный оранжевый, но и приобретает чистую бархатистую шерстку, источающую нежный цветочный аромат. На превращениях я удостоилась аплодисментов, а на травологии легко расправилась с геранью зубастой. Защита от сил зла тоже не вызывает затруднений. Похоже, мне ещё рано прощаться с мечтой об опасной и не очень престижной работе.

Сегодня у меня выходной, а Грейнджер сдаёт арифмантику. Это сразу повышает настроение, и я решаю спуститься на кухню и потребовать у эльфов ещё кексов. По дороге я вижу профессора Снейпа, который бросает на меня боязливые взгляды и пытается незаметно пройти к подземельям.

С этим надо что-то делать, решаю я, направляясь за беспокоящей меня личностью. Осторожно заглядываю в подземелье и, убедившись, что Снейп один, проскальзываю внутрь.

– Профессор Снейп!

Беспокоящая меня личность резко оборачивается, бледнеет, пытается что-то сказать, зеленеет и медленно сползает по стене на пол.

– Что с вами? Очнитесь! – оказываюсь рядом и трясу лежащего без чувств Снейпа. Безрезультатно. Хватаю огромную склянку с каким-то фиолетовым зельем и заношу её над профессором. Это должно подействовать.

– Быстро поставьте на место! – Подействовало.

– Мисс Браун, – шипит Снейп, медленно поднимаясь на ноги. – Понимаю, что не смогу избежать этого. Поэтому можете признаваться в любви. Начинайте. Я слушаю.

– Что?

– Только не надо изображать из себя гордую загадочную девицу! Таких, как вы, мне каждый год присылают десятками. Элеонора Прайс, Маттиола де Роуз, Клементия фон Лэвис, Лайнелла Риддл, – и на последнем имени левый глаз профессора начинается подёргиваться. – Итак, вы влюбились в меня, не можете спать по ночам, всё время думаете о мрачном мастере зелий, его чёрных бархатистых глазах, за которыми скрывается какая-то страшная тайна, трагическое прошлое и героическое настоящее?

– Нет.

– И мечтаете о маленькой замке на утёсе над морем, где мы проведём... Что вы сказали?

– Нет. Как вообще кому-то могло прийти в голову, что я, ослепительная пятнадцатилетняя красавица, могу влюбиться в жуткого профессора зельеделия, который не только старше меня в два раза, но и имеет нездоровый цвет лица, никогда не моет голову и...

– Покиньте помещение! Сейчас же покиньте помещение!

И я быстро выскакиваю из подземелья.



Глава 7. Герои нашего времени

«Кем был Лорд Вольдеморт? И был ли он вообще?
Сейчас этому вопросу посвящено много исследований,
защищено несколько диссертаций. Но никто точно
не может ответить, был ли он реально существующим
человеком или чьей-то фантазией, созданной для
дестабилизации ситуации в магическом обществе»
Джордж Паттерсон, политолог «Ежедневного пророка»



Нахожусь в холле всего полчаса, но за это время мимо меня проносится компания радостных слизеринцев, Снейп и, наконец, Амбридж с Грейнджер и Поттером. Видя очередную группу бегущих студентов – Невилл, Лавгуд и часть семейства Уизли, я решаю принять участие в бурной жизни Хогвартса.

– Вы куда?

– Мы идём на верную смерть в Министерство магии, чтобы спасти Сириуса Блэка, которого там нет, и попасть ловушку к убийцам Пожирателям смерти и Сама-Знаешь-Кому, – отвечает запыхавшийся Невилл. – Согласна ли ты пойти с нами, Персефона?

У истинной гриффиндорки на такое предложение может быть только один ответ:

– Согласна!

Путешествием до Министерства, поиском некого шара и встречей с нашими злодеями я утомлять вас не буду. А продолжу свой рассказ с крика Поттера «Давай!» и начала нашей мужественной борьбы с Пожирателями Смерти.

– Давай! – раздаётся крик Поттера, и мы рушим на вражеские головы многочисленные стеллажи. Сотни хрустальных шаров, наполненные туманными воспоминаниями о будущем, взрываются, прикрывая нам путь к отступлению. Бросаюсь к выходу. Вижу, как Поттер, Грейджер и Невилл скрываются за поворотом. Вдруг впереди появляются четверо Пожирателей Смерти. Для будущей Повелительницы мира это будет всего лишь разминкой.

– Быстрее! – кричит младшая Уизли и тащит за мантию меня назад. Уизли, зачем ты спасаешь от меня Пожирателей?

Мы поворачиваем направо, в узкий коридор и попадаем в тупик. Незапертая комната оказывается нашим единственным спасением.

– Баррикадируйте дверь!

– Включите кто-нибудь свет!

– Я не могу найти выключатель!

– Помогите!

– Сделайте же что-нибудь!

– Люмос!

Мы пойманы в звёздной комнате с движущимися по воздуху планетами. Мимо меня проплываем Марс со спутниками, а вдалеке я вижу Млечный путь. И где-то наверху должна быть Большая медведицу. Вот она! От любования звёздным великолепием меня отвлекает треск слетающей с петель двери.

Младшая Уизли кидает в Пожирателей Юпитер и падает на пол, подбитая вражеским заклинанием.

– Получайте! – кричу я и метко бросаю Марс. Два же его спутника меняют траектории полёта. Фобос сбивает с ног Рона Уизли, а Деймос попадает в Уран, который обрушивается на голову того же несчастного Уизли. Вторая жертва Пожирателей. Я, как и вы, шокирована их жестокостью.

А сейчас я сразу перейду к рассказу о главном событии этой главы, потому что о встрече поттеровской и моей групп, появлении Ордена Феликса и его трагическом столкновении с Пожирателями Смерти вы всегда можете прочесть в «Ежедневной пророке».

Увидев, как Поттер бежит за Беллатрикс Лестранж, я устремляюсь следом. Только не спрашивайте, зачем мне это нужно. Спросите автора. Сейчас я хочу только полежать в горячей ванне, съесть парочку кексов. И одеть другую мантию! Перед зеркалом замираю и придирчиво себя оглядываю. Поттер же в это время запрыгивает в лифт.

Проходит немало времени, прежде чем я попадаю в светлый холл с красивым большим фонтаном. Кое-где пол мокрый, и я замечаю раскиданные по нему осколки. А где же Поттер и Лестранж? Наверное, опоздала. Автор, теперь я могу возвратиться в Хогвартс? Нет? Почему? Не надо отвечать, я уже вижу, как из-за фонтана выползает Поттер.

– Убей меня...

– С удовольствие, Поттер. И, поверь, многие мне будут благодарны. Но из-за этого я лишусь лучшей подруги и, возможно, жизни. Поэтому, Поттер, даже не проси.

– Жизни ты лишишься сейчас вместе с ним, – раздаётся шипение с другой стороны фонтана, в том время как Поттер падает на пол без чувств.

Не согласна. Я слишком молода и красива, и меня ждёт блестящее будущее. Неужели недостаточно одного Поттера? Не надо отвечать, я уже вижу, как в нас летит луч зелёного цвета. И попадает в статую, выпрыгнувшую из фонтана.

– Как глупо с твоей стороны, Том, появляться здесь, – раздаётся голос профессора Дамблдора.

И пока старые знакомые сражаются, я попытаюсь затащить сопротивляющегося Поттера в лифт. Ну же! Это глава должна уже закончиться. В Хогвартсе меня ждут горячая ванна и кексы.



Глава 8. Эпилог

«Есть многое на свете, друг мой Риддл, что и не снилось, право, даже мне»
Дамблдор



– До встречи, Персефона! Увидимся в следующем году!

– Пока, Невилл! Не потеряй жабу!

– Приятно провести лето, Персефона!

– И тебе, Гермиона!

– Приезжай к нам на лето!

– Обязательно приеду, Джинни!

– Перси...

– Во-первых, Браун. Во-вторых, не подходи ко мне, Гойл!

Вот и закончился пятый курс в Хогвартсе, полный новых впечатлений, знакомств. Я, наконец-то определилась со своим будущим и встретила Вольдеморта, Тёмного Лорда, главного злодея, убийцу и моего конкурента. Уизли сказал, что этот курс был даже спокойный по сравнению с остальными. Значит, мне повезло, что я попала в Хогвартс только в прошлом году. Хотя... Мало ли что говорит Уизли. В поезде, например, он рассказал, что в лесу прятался гигант. Большой фантазёр этот парень.

Вижу родителей с младшим братом и радостно лечу им навстречу. В следующем году любимый брат Герострат идёт в школу, родители хотят отдать его в Дурмштранг, но я уговорю их оправить его в Хогвартс. Только в нашей школе у него есть все шансы прославиться.

У меня же впереди замечательный отдых на средиземноморском побережье, который не сможет омрачить даже ожидание оценок за С.О.В.У.

Мимо, притягивая любопытные взгляды, пробегает моя однокурсница – несчастная девушка с жуткой порчей на лице. Порчу, кстати, наслала наша любимая Грейджер, после этого всё ещё считающая себя добрее Вольдеморта.

А у меня остались более приятные воспоминания об этом учебном годе в Хогвартсе. Я нашла друзей. Замечательных друзей, самых лучших друзей на свете. И, главное, поняла, как важно быть чьим-то другом. Бескорыстно помогать другим, быть готовой отдать жизнь за других, протянуть руку помощи нуждающимся. Поняла, что для того, чтобы заслужить дружбу, мало одной красоты, ума и аристократического происхождения, а надо быть добрее, скромнее и... Мерлин! Не могу поверить, что автор заставил меня произнести это! Но вы ведь не поверили ни одному слову? И правильно сделали.

Ваша Персефона Браун,
будущая Повелительница мира,
Тёмная Леди.

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"