Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Старинный рецепт

Автор: Элинор
Бета:нет
Рейтинг:NC-17
Пейринг:СС/ГГ, ДМ/Эльвира(н.п)
Жанр:Romance
Отказ:Хочу поблагодарить Дж. Роулинг за создание таких великолепных персонажей. Благодаря этому, у нас самих есть желание творить.
Аннотация:Иногда в жизни нужно очень быстро принять важное решение… Как решение проф. Грейнджер повлияет на ее дальнейшую жизнь, и как это все отразится на проф. Снейпе мы с вами и увидим.
Комментарии:
Каталог:Пост-Хогвартс
Предупреждения:нет
Статус:Замерз
Выложен:2004-07-11 00:00:00 (последнее обновление: 2005.02.26)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1.

Франция. Июльский вечер. Небольшой двухэтажный домик в городе N.(город и адрес автор указывать не будет, дабы не нарушать спокойствия местных жителей). В окне домика, на втором этаже, распахнулось окно.
В небольшой, но уютной комнате, за письменным столом, сидела молодая женщина и что-то быстро писала. Через некоторое время она отложила перо, быстро перечитала написанное, удовлетворенно хмыкнула, свернула пергамент и вложила его в конверт. На конверте стоял адрес известного издательства. Девушка привязала конверт к лапке совы и приоткрыла дверь небольшой лоджии, выпуская сову наружу; затем и сама вышла за нею. Девушка облокотилась на перила и вдохнула свежий вечерний воздух, взглянула на старый, заброшенный, но все еще прекрасный парк, который находился как раз напротив ее дома. Этот парк очень ей нравился. В свое время, когда девушка подыскивала себе жилье, она выбрала этот домик именно из-за того, что он так близко находился к этому парку. Последние полтора-два года были для этой девушки особенно тяжелыми. Она очень устала, как морально, так и физически. И только близость друзей и этого старого парка спасали ее. Близость этих старых деревьев, шелест их листьев как-то расслабляли и успокаивали девушку. Иногда ей казалось, что деревья говорят, перешептываются. И этот шепот вводил ее в какой-то транс, она замирала, внимательно вслушиваясь, пытаясь понять волшебную речь. Иногда девушка ходила по дорожкам, которые уже местами заросли, иногда прикасалась рукой к стволу дерева.…В конце прогулки она всегда замечала прилив сил, бодрости, а усталость и раздражение куда-то исчезали. Последнее время в этом парке молодая женщина гуляла не одна.
Вот и сейчас она всматривалась в ночные тени. Ее внимание привлекли какие-то хлопки и вспышки, которые были где-то за пределами парка. « Наверно, опять кто-то из студентов устроил вечеринку с фейерверком в честь конца учебного года», - подумала девушка. Студенческий городок, который располагался недалеко от парка, в последние дни гудел, как растревоженный улей. Все сессии были сданы, задания и лабораторные на лето получены, дипломы у выпускников защищены. И студенты перед отъездом веселились и отмечали. Девушка всмотрелась вдаль пристальнее, но ее отвлек женский голос из комнаты, который вот уже 3 минуты кричал:
-Гермиона! Гермиона! Да где же ты?! Я знаю, что ты дома! Ну, Герми-и-и…Мы же договаривались, что поговорим сегодня!
Молодая женщина, которую звали Гермиона Грейнджер, вздохнула, последний раз кинула взгляд на парк и вошла в комнату. В камине она увидела голову своей подруги еще со школьных времен-Джинни Поттер( в девичестве-Уизли). Выйдя замуж за Гарри Поттера, родив ему двоих детей (девочек-близнецов), полностью уйдя в хозяйство и заботы о семье, Джинни не забросила дружбу, а наоборот - привязалась к Гермионе еще больше. Джинни, устроив свое личное счастье, всеми своими силами (и, кстати, силами мужа тоже) пыталась устроить личную жизнь подруги. Она знакомила ее со своими многочисленными родственниками, друзьями и сослуживцами Гарри, но…тщетно! Вот и теперь Гермиона увидела в камине ярко-рыжую головку подруги, которая уже надула от обиды губки.
-Гермиона, я уже заждалась! Я уже начала переживать. Подумала, что у вас что-то случилось, - встревожено сказала Джинни.
-Да нет, Джинни, все в порядке. Просто я выходила, выпускала сову с письмом, - улыбнулась подруге Гермиона.
-А что за письмо, если не секрет.
-Это письмо в издательство. По поводу публикации моей книги.
-Ой, Герми, это же просто великолепно! Ты же так этого хотела! Я обязательно расскажу об этом Гарри. Расскажи мне подробнее, Герми, - Джинни восторженно смотрела на подругу.
-Книга давно уже закончена, все правки я уже сделала. Знаешь, Джинни, я очень рада, что моя работа заняла на конкурсе первое место.
-Ты это заслужила. Герми. Ты столько трудилась.
-Я заключила с издательством очень выгодный контракт. Во-первых, все права на книгу остаются за мной, за право публикации на мой счет в «Гринготсе» перечислена очень крупная сумма. Ну, конечно, хорошие проценты от реализации. Ой, Джинни, если бы ты прочитала рецензии на мою книгу!!!
-А что с рецензиями?- спросила Джинни.
-Понимаешь, вначале комиссия не знала фамилии авторов. Материалы поступали на конкурс под псевдонимами. Члены научной комиссии их читали, оценивали, голосовали. И только потом узнавали фамилию автора-конкурсанта. Знаешь, кто дал мне высшую оценку?
-Нет, конечно! Герми, ты меня заинтриговала. Ну, говори скорее!
-Профессор Шварцманн из Германии и…
-Этот гордый и самоуверенный хлыщ из Берлина наконец-то признал, что не он один разбирается в высших зельях?- с улыбкой перебила подругу Джинни.
-Да, Джинни, он признал, что моя работа написана на высшем уровне. Но это еще не все! Ты же знаешь, что у Шварцманна – мания величия, но все уже привыкли к этому и никак не реагируют. Я хочу сказать про другого человека, - продолжила Гермиона.
-Ну-у, если речь идет о зельях, то тут не обойтись без нашего профессора зельеделия,- простонала Джинни, театрально закатив глаза.
-Да, Джинни. Про него. Характер у него, конечно, прескверный. Он достанет кого угодно. Но все же он является одним из самых лучших зельеваров волшебного мира. И это правда!
-Знаешь, Герми, иногда ночью мне до сих пор снится в кошмарах, что Снейп снимает с нашего факультета 500 баллов. Я просыпаюсь в холодном поту, а потом вспоминаю с радостью, что я окончила школу 8 лет назад. После этого я спокойно засыпаю.
-Джинни, в этом мире есть один человек, который достал меня еще больше, и которого бы я задавила голыми руками. И Снейп по сравнению с ним - просто ангел,- горько сказала Гермиона. При этой тираде глаза Джинни погрустнели, она горько вздохнула.
-Герми,- произнесла подруга, - давай лучше поговорим о книге или уж, о Снейпе, чем о том засранце Марке.
Несколько минут подруги молчали, а затем Гермиона сказала:
-Джинни, я очень благодарна тебе и Гарри, Рону за то, что вы поддержали меня в трудную минуту. За годы нашей дружбы вы стали для меня родными. Я очень переживаю, что в один «прекрасный» день Марк полностью очнется от заклятия-забвения. Если он узнает, что ты мне помогала, то у вас с Гарри могут быть большие неприятности. А я так этого не хочу!
-Гермиона, надеюсь, что он так и останется в больнице св. Мунго. Он даже не заслуживает того, чтобы ты думала о нем,-жестко сказала Джинни. –Кстати, что там со Снейпом ?
-А, Снейп… Он дал мне тоже высшую оценку. Я думаю, если бы он знал, что это именно моя работа, работа всезнайки-гриффиндорки, - он бы никогда в жизни не дал мне на конкурсе высший балл.
-Да, он всегда к тебе паршиво относился (как и ко всем гриффиндорцам): затыкал рот, язвил, снимал баллы, а один взгляд чего стоил?! Гермиона, а он хоть когда-нибудь тебе за правильный ответ прибавлял баллы? – спросила Джинни.
-Никогда, - хмыкнула Гермиона, - наоборот, очень часто отнимал их, чтобы не задавалась. Хотя, на выпускных экзаменах он оценил меня правильно, без придирок.
-Да, ты стала лучшей ученицей выпуска, - с улыбкой сказала Джинни.
-Слушай, Герми, ты к нам собираешься приезжать? – сменила тему Джинни.- Мы с Гарри ждем вас, девочки очень соскучились. В том году твое 25-летие отметить не удалось, ну так 26-летие отметим по полной программе. Если хочешь, я скажу Гарри, чтобы он помог тебе с вещами.
- Конечно, Джинни. Весь отпуск я проведу у вас, как и договаривались. Я сейчас
буду собирать вещи. Все мои студенты уже защитились, только планы занятий нужно дописать.
-Гермиона,- застонала Джинни, - ты хоть когда-нибудь отдыхаешь? Какие планы занятий?! Допишешь потом, ведь все лето впереди. Ты на себя смотрела? От тебя одни глаза и волосы и остались!
При этих словах Гермиона машинально провела рукой по роскошным, длинным локонам. А Джинни тем временем продолжала:
- У тебя ребенок маленький, между прочим. А ты себя уже загнала! Тебе всего 26 лет, а у тебя – два высших образования, две научные степени, ты стала самым молодым профессором, ты написала книгу, преподаешь в университете! Еще раз спрашиваю тебя - ты когда-нибудь отдыхаешь?
- Джинни, дорогая, со мной ничего не случится. Не переживай за меня. После того, что со мной случилось, только работа помогает мне забыться. К тому же, книгу я дописала, диссертации я защитила, наступили каникулы и …
- Знаем мы тебя,- проворчала Джинни,- одну книгу написала, а за другую возьмешься. Лучше личную жизнь устраивай.
- Джинни, да после всего этого, я на мужчин смотреть не могу. К тому же, кому я буду нужна с ребенком? Ну, и про заклятье ты тоже должна помнить…
- Ты очень красивая, умная и добрая девушка,- перебила подругу Джинни.
- Гермиона, ты себя недооцениваешь. Плюнь ты на этого ублюдка Марка, ты ни в чем не виновата,- успокаивала Гермиону Джинни.
Вдруг из соседней комнаты раздался детский плач. Гермиона встрепенулась:
-Джинни, я обязательно к вам приеду, мы же договорились. Я прилечу самолетом, билеты уже заказала. А сейчас мне нужно бежать - Северина проснулась.
-Беги, беги! Мы ждем вас!- еще раз напомнила Джинни и ее голова исчезла.




Глава 2.

Закончив разговор с Джинни, Гермиона побежала в детскую комнату. Девушка подошла к детской кроватке, заглянула внутрь. На нее сонными глазками смотрела маленькая кудрявая и черноволосая девочка.
-Почему ты проснулась, маленькая моя? Ты же совсем недавно покушала? – ласково спросила Гермиона.
Малышка, увидев лицо мамы, улыбнулась, протянула ручки.
- Ты подумала, что мама тебя оставила? Мама никогда тебя не бросит. Ты никогда не останешься одна (как я), - с этими словами Гермиона взяла дочку на руки и прижала к себе. Постояв некоторое время, Гермиона начала прохаживаться по комнате, баюкая ребенка. Северина, устроившись на руках у мамы, начала засыпать. Девушка всмотрелась в сонное личико малышки. Мысли проносились одна быстрее другой. «Доченька, ты еще такая маленькая, ведь тебе только 8 месяцев. Ты еще так мало знаешь. Но совсем скоро ты подрастешь, станешь задавать вопросы. А ответы у меня будут далеко не на все твои вопросы. Что, например, я отвечу тебе, когда ты спросишь о своем отце?»- мысленно обращалась Гермиона к Северине. Но девочка и не подозревала, как тяжело сейчас ее маме. Ребенок мирно посапывал на руках у Гермионы. Самой Гермионе не спалось, потому что разговор с Джинни воскресил старые воспоминания, переживания, надежды и мечты. События проносились в памяти, как художественный фильм, будто это все происходило не с ней, а с какой-то другой девушкой. Но почему так невыносимо больно?!

С Марком Дэймоном Гермиона познакомилась еще 8 лет назад (после окончания школы), но никогда не предполагала, что будет с ним встречаться. Гермиона Грейнджер с отличием закончила Хогвартс, став лучшей ученицей выпуска. Высокий проходной балл и рекомендации профессоров позволяли ей поступить в любое высшее заведение Европы. Свой выбор Гермиона остановила на Франции, так как именно туда собирались переезжать родители Гермионы. Гермиона чувствовала, что за время учебы в Хогвартсе, отдалилась от родителей. А родители почему-то не пытались наладить более близкие отношения с дочерью, считая ее уже взрослой и самостоятельной. Но девушка решила попытаться, переехав вместе с родителями во Францию и поступив в местный университет. О, как она радовалась своему поступлению, началу занятий! Только разлука с верными друзьями (Гарри, Роном и Джинни) немного омрачала эту радость. Разве знала тогда юная 18-летняя девушка, что именно здесь, во Франции, с ней случится такое…
Марк был старше Гермионы на 5 лет. Когда Гермиона поступила на первый курс (специализация: высшая нумерология в теории и практике), то Марк учился на последнем курсе.
Дэймоны - чистокровная семья волшебников, один из самых старинных родов в волшебном мире. Причем, волшебники, у которых было очень большое состояние. Марк был очень красив - высокий стройный шатен с голубыми глазами. Он был умен, деликатен, с великолепными манерами… Понятно, почему Гермиона очень быстро увлеклась им. Но про свои чувства она никому не рассказывала, полностью уйдя в изучение своих любимых предметов - нумерологии и зелий (вторая специализация). Марк был единственным ребенком в семье. Он был единственным, желанным, поздним…и разбалованным, так как всегда мог получить все, что хотел. Если честно, то Гермиона и не надеялась, что он может обратить на нее внимание. Не потому, что считала себя дурнушкой. О, нет! К восемнадцати годам Гермиона Грейнджер стала очень хорошенькой девушкой, со всей справедливостью можно сказать, что она стала красавицей: большие карие глаза (в них всегда плясали веселые искорки); длинные черные ресницы оттеняли белизну лица; точеный носик; а на щечках всегда играл румянец; улыбка была милой и дружелюбной. Но самым большим богатством Гермионы были волосы. Повзрослев, Гермиона научилась справляться с непослушными прядями. И теперь это были длинные, ниже пояса, густые, вьющиеся и шелковистые локоны. Когда они пышной волной лежали на спине, то подчеркивали тонкость талии и округлость бедер, а когда несколько непослушных локонов выбивались вперед, то подчеркивали великолепную форму груди.
Гермиона знала, с какой неприязнью относятся волшебные чистокровные семьи к таким, как она. Исключения были очень редки. Поэтому она была очень удивлена, когда Марк предложил ей встречаться. Тогда ей было 23 года. Все складывалось очень успешно: Гермиона защищает звание магистра высшей нумерологии, поступает в аспирантуру, усиленно работает над диссертацией. Но самое главное - ей предлагают должность преподавателя в университете. Марка все эти годы Гермиона видела не так уж и часто, но достаточно для того, чтобы все это время поддерживать в себе чувство любви и привязанности. В голове девушки прочно закрепился образ идеального (на ее взгляд) юноши.
Отец Марка- Эдвард Дэймон - был деканом на одном из факультетов университета, к тому же занимал высокий пост в министерстве. Сын пошел по стопам отца, получив очень хорошую должность в министерстве (не без помощи папаши, конечно).
Гермиона разрывалась на части. Нужно было работать над диссертацией и вести занятия у студентов, посещать занятия по зельеделию и встречаться с Марком. Любовь и, как ей казалось, взаимная любовь, окрыляла девушку, придавала ей сил. Но вскоре Гермиона стала замечать, что Марк охладел к ней, иногда он становился замкнутым, угрюмым. Девушка пыталась выяснить причину таких перемен, но в ответ слышала только жалобы на неприятности в министерстве. Потом вечно недовольное лицо Марка стало нормой. Появились беспричинные вспышки раздражения и гнева, которые перерастали в ссоры. Но Гермиона любила и прощала. А однажды, в пылу гнева, Марк ее толкнул. Джинни тогда категорически заявила Гермионе:
-Герми, у меня такое чувство появилось, что все это закончится очень плохо. Конечно, Дэймоны - очень старинная семья, но пользуется плохой славой. Неужели такие вспышки злобы, такое поведение ты считаешь нормой?! Он психически неуравновешен.
Примерно то же самое говорили Гермионе и ее подруги и знакомые. Родители же Гермионы в личную жизнь дочери не вмешивались, считая, что она сама должна строить свою жизнь.
Марк и Гермиона встречались уже больше года. Гермиона привыкла, что они вместе. Но такая скрытность, такое поведение вскоре насторожили и ее. И когда Марк предложил ей выйти за него, девушка попросила немного подождать и не торопить события. В тот день Марк обвинил Гермиону в том, что она его не любит, а просто играет его чувствами. Разгорелась ссора, Марк ударил Гермиону наотмашь по лицу. «Ты просто больной!»- крикнула ему Гермиона, аппарируя домой. Уже тогда она жила в этом домике, недалеко от парка.
Когда Джинни обо всем узнала, то долго не могла прийти в себя. Все неприятности подруги она воспринимала, как свои личные. Будучи в расстроенных чувствах, Джинни совсем забыла про детскую кашу на плите. Каша пригорела к кастрюльке, а Гарри в скором порядке пришлось варить новую, так как Джинни уже помчалась во Францию к подруге.
Гермиона грустно улыбнулась, когда вспомнила, как Джинни в домашнем халате пулей вылетела из камина. Подруга сразу начала:
-Герми, мы с Гарри - твои самые близкие друзья. Послушай нас. Ты достойна большего. Марк не любит тебя. Да, он красив, умен, остроумен! Он из старинного рода! Но есть одно НО… Ты помнишь Кэтрин Билл? Она старше нас на несколько лет. Слизеринка. Сейчас Кэтрин работает в министерстве. Так вот, знакомые мне сказали, что видели ее и Марка вместе. Они встречаются. Я сама не поверила этому. И тебе не говорила, чтобы не тревожить. Но я с ней недавно разговаривала, и, когда я спросила про их отношения напрямую, она ответила, что это полная чушь. Но при этом у нее были такие глаза! Она врала, Герми! Что-что, а ложь я распознаю сразу, это у меня от мамы. Она бессовестно врала. Они встречаются. Я не знаю, зачем Марк так поступает, но тебе не следовало бы с ним продолжать отношения.
Джинни еще долго объясняла подруге, приводила примеры из жизни. Но тогда Гермиона полностью абстрагировалась от внешнего мира, одна фраза повторялась у нее в голове - ОНИ ВСТРЕЧАЮТСЯ. Так вот почему он стал холоден с ней, он ее разлюбил.
Но уже через несколько дней на пороге домика Гермионы появился Марк. Жалобно заглядывая в добрые глаза Гермионы, Марк слезно просил прощения. Говорил, что все ей объяснит, прояснит все недоразумения. Гермиона же попросила не беспокоить ее больше и не искать встреч с нею. Но Марк настаивал на разговоре:
- Герми, пожалуйста, ты должна меня выслушать!




Глава 3.

-Герми, ты должна меня выслушать, больше ничего просить я у тебя не буду,- просил Гермиону Марк.
-Марк, я даже не знаю, как ты сможешь оправдаться, какие доводы приведешь, чтобы смыть с себя этот позор.
-Я надеюсь, что ты сможешь уделить мне несколько минут твоего драгоценного времени,- заискивающе просил Марк.
И Гермиона сдалась, в надежде на то, что услышит разумные объяснения, заверения в том, что он был ей верен. (Хотя, женская интуиция вопила о том, что все кончено).
Не чувствуя опасности, девушка согласилась провести разговор в кафе, которое находилось неподалеку, за чашечкой кофе.

А утром Гермиона проснулась в совершенно незнакомом доме, в незнакомой спальне. Она не могла вспомнить, что случилось накануне вечером, ночью. В памяти лишь остались просьбы Марка выслушать его. В голове стояла какая-то темнота, ужасно болело все тело, сильно тошнило. Гермиона приподнялась на постели, и только сейчас заметила, что на ней совершенно нет одежды. « Что же вчера произошло? Почему я раздета? Где моя волшебная палочка?»- пронеслись панические вопросы. Девушка вскочила с постели и начала собирать свои вещи, разбросанные на полу. Ее остановила сильная боль в животе. Гермиона прижала ладонь к животу и согнулась от боли. На ногах была кровь. Девушка подошла к постели и одернула покрывало - посередине простыни выделялось несколько небольших красных пятен. «Этот ублюдок чем-то меня опоил и изнасиловал»,- закричала на всю комнату Гермиона. Не обращая внимания на боль, она стала быстро одеваться. В одежде Гермиона почувствовала себя не такой уязвимой. Но палочки она так и не нашла.
- Ты уже проснулась, дорогая ?- услышала Гермиона елейный голос Марка.
- Что ты мне подмешал? Зачем ты это сделал? Тебе понравилось? Развлекся? Мне говорили, что ты больной! Но ты еще хуже - ты больной извращенец-психопат! Где моя палочка?
- Палочку ты не получишь - это, во-первых. Во-вторых, выбирай выражения. Я ведь твой будущий муж! - насмешливо предупредил Марк Гермиону.
- Да я лучше сама себе что-нибудь подмешаю в еду, чем за тебя выйду замуж! Где я?! Куда ты меня принес?!
- Не ори, дура! Привыкай говорить тихо. Ты находишься в моем родовом замке.
- Я ни к чему не должна здесь привыкать. И ничто не заставит меня выйти за тебя.
- Заставит.
- Кто же?! Может, ты?! Или твои родители? А они не пробовали тебя показать врачам?
- Заткнись! А ты не подумала, дорогая моя Гермиона, что ты можешь от меня забеременеть?
- А ты что, хочешь сказать, что женщина должна прямо с первого раза…постой…ты, что?! Да как ты смел такое со мной сделать?! Ты нашел заклинание? Зачем это тебе нужно? – закричала Гермиона, стиснув кулаки.
- Ты должна стать моей женой, Гермиона. А ребенок тебя к этому подтолкнет, - ответил Марк.
- Но я могу избавиться от него!
- Я тебя знаю, ты этого не сделаешь. Я знаю твои жизненные принципы.
- Зачем я тебе нужна?! Я не богатая наследница. Я не из старинной семьи, я не дам тебе никакого титула!
- Ты-МАГЛА. Молодая, красивая, очень умная и, хм, здоровая магла. Твой возраст, темперамент, характер, твои возможности, - все подходит для нас.
- Для нас?! Кто эти «мы»?
- Наша семья!
- Так ты и родителей своих сюда замешал?! Или это они тебя научили?
- Меня никто ничему не смеет учить! Закрой свой рот! Наш род очень старинный, один из древних. Браки заключались только между волшебниками. Но ни к чему хорошему не приводят браки между близкими родственниками. Род вырождается…
- Я вижу. И ты - главный тому пример, - прорычала Гермиона, - ты не контролируешь себя. То, что ты сделал - преступление!
- Мы богаты, очень богаты. Мой дед в своем завещании оставил все мне. Но при одном условии: я должен жениться до определенного срока на магле, определенной магле; был указан целый перечень качеств, которыми она должна обладать. Ты подходишь по всем 33 пунктам.
-А, у вас еще и пунктики?
-Не язви. Ты подходишь и должна стать моей женой. Наш ребенок станет началом возрождения рода.
- А если ты не женишься до этого срока?! Кстати, когда он истекает? Что будет?
- Срок заканчивается через неделю. И, если я не женюсь, то все деньги переходят моему отцу, без права передачи их мне. За этим проследят. В «Гринготсе» свои правила и порядки, - произнес Марк.
Он стоял и ехидно усмехался Гермионе. В руках он держал ее палочку. «Надо отсюда выбираться, и как можно скорее», - подумала Гермиона
- Ты должен отпустить меня, - спокойно сказала девушка.
- Ты отсюда никуда не выйдешь, пока не подпишешь нужные мне бумаги, - так же спокойно ответил Марк. Но было видно, что это показное спокойствие дается ему все труднее и труднее.
- Отпусти, а то хуже будет, - повысила тон Гермиона.
- Не смей мне угрожать! Интересно, а что будет?
- Выпусти меня, ублюдок! – закричала Гермиона, у которой начали сдавать нервы.
После этих слов мужчина подскочил к ней и со всей силы ударил по лицу. Гермиона пошатнулась и упала на пол возле камина. Девушка приподнялась, прикоснулась к губе - на пальцах была кровь. Это окончательно вывело Гермиону из себя. Не долго думая, Гермиона схватила прут, который стоял у камина и служил для того, чтобы переворачивать поленья или ворошить уголь, - и ударила со всей силы Марка. Но он не упал, а покачнулся и схватился за ушибленное место.
- Ах ты, маленькая грязнокровка, - зарычал он, - ты еще не поняла, с кем ты имеешь дело?
Он подскочил к Гермионе и со всей силы вцепился в прут, вырывая его у нее из рук. Но Гермиона не растерялась и резко отпустила руки. Марк на мгновение потерял равновесие. Гермиона побежала к двери и дернула за ручку, но она была закрыта. Девушка начала колотить по двери, дергать за ручку, но она не открывалась.
- Я похож на идиота? – смеялся сзади Марк.
- Ты и есть идиот, - застонала Гермиона, раздирая руки до крови об обитые железом двери.
Но внезапно двери поддались и распахнулись настежь. Девушка выпала в темный коридор. Марк удивленно уставился на то место, где стояла Гермиона. Но уже через секунду пересек комнату и начал приближаться к девушке. Гермиона даже не знала, откуда у нее взялись силы. Чувство собственной правоты, жгучая обида и ненависть придали ей силы. Девушка перекатилась вглубь коридора и бросилась бежать в темноту. Куда-нибудь, но подальше от этого безумца. Сзади раздавались быстрые шаги Марка.
- Ты никуда не спрячешься, Гермиона! Дом закрыт, здесь никого, кроме нас, нет. Аппарировать ты не сможешь! Палочки у тебя нет. Ты беззащитна, - пропел елейным голосом парень.
- Но у меня есть вот это! – Воскликнула девушка и выскочила из-за старых доспехов, которые стояли напротив лестницы.
С этими словами она выставила обе руки вперед и со всей силы столкнула Марка со ступеней. Он как раз собирался спускаться и стоял на верхней ступеньке. Не ожидая такого поворота событий, Марк попытался все же ухватиться за перила, но он не успел, - и покатился вниз по лестнице. Через несколько секунд наступила тишина. Гермиона с опаской взглянула вниз. Затем медленно спустилась и наклонилась над неподвижным телом. Марк был без сознания, но мог очнуться в любой момент. Гермиона начала проверять его карманы и нашла там две волшебные палочки - свою и его. Гермиона немедленно переломила пополам палочку Марка. Затем взяла свою палочку в руки и со всем усердием обрушила на его голову такое оглушающее заклятье, что в последствии он мог забыть даже свое имя. Девушка вернулась в спальню и забрала документы, которые Марк заставлял ее подписать. Взмах палочки - и исчезла злополучная простыня. Гермиона опять побежала вниз, на одном дыхании преодолела коридор, лестницу, где все еще лежал Марк. Гермионе показалось, что он пошевелился, и она повторила процедуру, но уже с заклятием забвения. Она помнила, что Локхарт все еще лечится в больнице св. Мунго, после того, как на него обрушилось его же собственное заклятие забвения. Затем Гермиона побежала к выходу, так ей казалось, но это была дверь в другую комнату. «Быстрее, Гермиона!
Думай быстрее, выбирайся отсюда, сюда могу прийти! К тому же ты, судя по всему, скоро станешь молодой мамочкой! С этим тоже надо что-то решать!» Гермиона забежала в какую-то комнату и увидела, что там есть балкон. Выйдя на балкон, девушка взглянула вниз. Высота второго этажа, но не высокого, внизу - гранитные плиты, припорошенные небольшим снежком. На улице - февраль месяц.
«Прыгну так - поломаю руки или ноги, если шею не сверну. Что же делать? Искать выход - нет времени, к тому же нет гарантии, что я смогу открыть быстро дверь», - размышляла про себя Гермиона. И тут девушка увидела большую клумбу, которая находилась недалеко от дома. Скорее, это был большой ящик с землей, такие часто ставили в оранжереях для того, чтобы высаживать рассаду. Теперь в этом ящике лежали высохшие цветы, листья, все это было присыпано снежком.
-Accio ящик!!!- Скомандовала Гермиона.
Ящик оказался прямо под балконом.
-Была - не была! Прыгаю!- решилась Гермиона. Девушка перелезла через перила, закрыла глаза и прыгнула вниз. Несколько секунд спустя Гермиона открыла глаза, присела на край ящика, потерла ушибленный локоть, покрепче зажала в кулачке волшебную палочку и побежала к воротам. Выйдя за пределы поместья, Гермиона аппарировала к себе домой.




Глава 4.

На то, чтобы сосредоточиться и аппарировать, у Гермионы ушли последние силы. Оказавшись у себя в гостиной, девушка без сил упала на ковер. Немного полежав, Гермиона встала и подошла к полкам с книгами. Достав один из самых старинных фолиантов, Гермиона прикоснулась к нему волшебной палочкой. Фолиант раскрылся на нужном месте и завис в воздухе перед глазами Гермионы. Девушка внимательно перечитала раздел. Утвердительно кивнула головой и принялась за работу. Вскоре на полу появился небольшой котел, Гермиона строго по времени ссыпАла туда нужные ингредиенты. Сверив свои записи и записи в фолианте, Гермиона медленно подошла к камину. Девушка чувствовала, что слабеет с каждой минутой, силы куда-то уплывали, тело не хотело слушаться; хотелось провалиться в спасительную темноту, забыть все, что с ней случилось.
«Боже, какое разочарование! Я так любила Марка. Как он мог так со мной поступить?!» - думала Гермиона. Гермиона взяла щепотку порошка и начала вызывать Джинни.
Джинни Поттер оказалась дома. Она как раз заканчивала мыть посуду после завтрака. Гарри ушел с их пятилетними малышками в зоопарк. Услышав слабый голос Гермионы, Джинни кинулась к камину.
- О, Гермиона, что с тобой случилось?! У тебя же разбита губа и синяк под глазом, - ужаснулась Джинни.
- Джинни, ты сможешь сейчас прийти ко мне? Джинни, это важно, очень важно!
- Конечно, Гермиона! Я немедленно воспользуюсь дымолетным порошком. Где ты находишься? Ты дома?
- Я дома, Джинни. Только поскорее и захвати с собой ра…
Но договорить девушка не успела. Гермиона потеряла сознание прямо перед камином. Долгожданная темнота накрыла сознание девушки, давая ей хоть на некоторое время забыть о той боли и предательстве. Не прошло и несколько минут, как из камина вылетела взволнованная Джинни. Не рассчитав скорость, Джинни чуть не налетела на Гермиону, лежащую на полу. Но, вовремя сориентировавшись, Джинни отскочила в сторону, при этом, чуть не задев котел с какой-то жидкостью. Выругавшись про себя, Джинни выхватила из рукава мантии палочку. Осмотрев комнату, Джинни склонилась над Гермионой.
-Гермиона, что с тобой?! – заплакала Джинни, не сумев привести подругу в сознание.
Попробовав еще парочку средств, Джинни наконец увидела, как Гермиона приоткрыла глаза.
- Герми? Как ты себя чувствуешь? – обеспокоено спросила Джинни.
- Уже немного лучше, Джинни. Спасибо, что ты так скоро появилась.
-Ты же моя подруга, Герми! Что я могла подумать, увидев тебя в таком состоянии?! Давай я вызову Гарри?
- Нет, Джинни, Гарри сюда впутывать не надо, - поспешно ответила Гермиона.
- Герми, что с тобой случилось? Кто тебя так избил?
- Ты была права, Джинни! И ты, и Гарри, и друзья, - вы все были правы, - заплакав, ответила Гермиона.
-Ты имеешь в виду Марка? Что он с тобой сделал? Когда? Почему? Неужели никто не мог тебе помочь? – в замешательстве произнесла Джинни.
- Он вчера пригласил меня в кафе, просил прощения, обещал мне все объяснить, - с горечью пояснила Гермиона.
- Ты не должна была ему верить! После того, что я тебе про него рассказала?!
Но Гермиона уже не слушала причитания Джинни, а нетвердой походкой подошла к котлу.
- Герми, дорогая! – Джинни окликнула подругу, - что ты там варишь?
- Джинни, мы должны поторопиться.
- Тебя отвезти в больницу? У тебя что-то сломано? – с тревогой спросила Джинни.
- Нет, дорогая! Этот ублюдок изнасиловал меня, после того, как опоил сильным снотворным. К тому же он сделал мне ребенка!
- Герми, что же нам теперь делать? – с ужасом выдохнула Джинни, - а ты уверена насчет ребенка? Ты проверяла? Ты же знаешь преимущества волшебников! Пара заклинаний - и можно узнать про беременность и сроки.
- Я проверяла, Джинни. У меня не больше 12 часов, - ответила Гермиона.
- Гермиона, ты же не собираешься оставлять этого ребенка?
- Я оставлю этого ребенка, я сразу решила, - твердо сказала девушка.
- И ты будешь рожать от этого подонка?! Да он же психически больной человек! Он преступник и маньяк! – запричитала Джинни.
- Я все решила, Джинни. Я могу избавиться от этого ребенка, но не сделаю это по нескольким причинам: во-первых, это очень рискованно - я могу остаться бесплодна, а, во-вторых, я не смогу, Джинни. Он ведь мой тоже, в этом ребеночке есть частица и меня тоже. На это, кстати, и рассчитывал Марк, он все просчитал правильно. Но он не учел одного: я не хочу, чтобы в моем ребенке было хоть что-то от него, - все это Гермиона рассказала Джинни на одном дыхании. При этом она помешивала зелье.
- Ты так говоришь, будто можешь выбирать, - грустно заметила Джинни.
- Ну, выбор не так уж и велик. Но я могу кое-что сделать.
- Что, например?! Ты же решила оставить ребенка!
- Вот это и есть мой выход, - сказала Гермиона, - указав рукой на котел. И далее Гермиона пояснила:
- Я когда-то читала об одном старинном зелье, которое сейчас, наверно, уже не используют. Оно очень сложное в приготовлении, и опасно, если его неправильно приготовить. Благодаря ему я смогу изменить наследственность ребенка. Это зелье дает мне возможность на генном уровне изменить все то, что передается ребенку от отца.
- И как ты это сделаешь? Неужели нужно просто выпить это? – удивленно воскликнула Джинни
- Не все так просто, Джинни. Кстати, ты принесла то, о чем я просила?
- А о чем ты просила?
- Джинни я просила расческу!
- Чью расческу?! Зачем тебе сейчас чужая расческа?!
- Расческу Рона или Гарри. Я просила тебя по каминной связи
- Герми, ты не успела ничего попросить, скорее всего, хотела, но упала в обморок. К тому же Рон уехал на соревнования и все свои вещи забрал с собой. А Гарри, если ты помнишь, с расческой не дружит. Он использует волшебную палочку, так как расческа с его шевелюрой не справляется.
- Джинни, зелье уже почти готово, оно приобрело нужный цвет и консистенцию. До завершения не хватает одного компонента - мужского волоса.
- Поэтому тебе и была нужна расческа Рона или Гарри?
- Самое главное - добавить в зелье клетки какого-нибудь другого мужчины. Нужны волосы, хотя бы парочка волосинок.
- Возьми волос отца. Родители же приезжали к тебе в гости. В ванной он оставил и бритву, и расческу.
- Джинни, он же мой кровный родственник, так нельзя. Я как раз хотела, чтобы ты принесла расческу Рона или Гарри. Я их очень хорошо знаю. Они - отличные, надежные ребята. Но я, видимо упала в обморок. А сейчас аппарировать, искать кого-нибудь из них уже поздно.
- Так что нам теперь делать? – Джинни готова была расплакаться.
- Я не знаю, Джинни. У меня самой после всего этого голова крУгом пошла. Не идти же мне на улицу к первому попавшемуся мужчине за волосиной! Где гарантии, что он и физически, и психически здоров?! Вдруг он ужаснее Марка? – воскликнула Гермиона.
- Стой, Джинни! Я придумала! Помоги мне! – Гермиона бросилась к большому платяному шкафу и начала высыпать все содержимое ящиков на пол.
- Джинни, ищи деревянную шкатулку с резьбой.
Через несколько минут поисков в руках у Гермионы оказалась небольшая шкатулочка. Девушка достала оттуда небольшой кристалл, в котором было заключено два длинных черных волоса.
-А это еще чьи? – с подозрением спросила подругу Джинни.
-Профессора зельеделия Северуса Снейпа! – торжественно провозгласила Гермиона.
Затем Гермиона налила ярко-желтую жидкость из котла в небольшую колбу. Кинула туда освобожденные из кристалла волосы. Волосинки вспыхнули и будто растаяли в жидкости, которая вскоре приобрела золотистый оттенок. Гермиона подождала еще несколько секунд. Положила одну руку на живот, во второй руке зажала колбу; закрыла глаза и - в несколько глотков выпила золотистую жидкость. Все это время Джинни внимательно следила за действиями подруги.
-Джинни, не смотри на меня так, - устало попросила Гермиона.
-Герм, а теперь, если сможешь, объясни мне, что здесь происходит. Откуда у тебя волосы Снейпа? Зачем ты их хранишь? И зачем, наконец, ты ИХ бросила в зелье?
Гермиона села на кресло и попыталась укрыться пледом, но руки предательски дрожали. Джинни подошла к подруге и заботливо, как ребенка, укутала ее.
- Ну, волосы Снейпа хранятся у меня еще со школьных времен. Помнишь, на втором курсе я побывала у него в подземельях? Тогда для многосущного зелья нам не хватало шкуры бурмсланга. Я тогда прошлась немного по аппартрментам Снейпа. Когда увидела расческу, а на ней несколько волосинок, то подумала, что они смогут нам пригодиться. Мы же тогда во всех смертных грехах обвиняли Снейпа. И ты представляешь, какое это оружие - иметь у себя волосы врага? В любой момент можно было приготовить что-нибудь для Снейпа, чтобы остановить его. Нет, Джинни! Травить его никто бы не стал. Он же наш учитель. К тому же, он - большой специалист в зельях. Можно было бы приготовить сильное снотворное, которое действовало бы только на него или… Ну, это уже не важно. Просто потом выяснилось, что Снейп не виноват, и даже стоял на нашей стороне. А волосинки так и остались лежать у меня в шкатулке. Я заключила их в кристалл, чтобы никто, кроме меня, не смог их использовать. Они хранятся у меня уже много-много лет. Никогда не думала, что использую их, да еще и в таких целях. Джинни, ты понимаешь, что я натворила!!!
Гермиона обхватила себя руками и на секунду замерла.
-Джинни, я сделала один необдуманный шаг, и теперь вся моя жизнь летит коту под хвост. Меня предали, я останусь одна с ребенком. К тому же, у меня теперь может быть только один ребенок, - тихо произнесла Гермиона.
- Как один? Ты уверена?
- После всех этих зелий, которыми меня опоил Марк… Ну, и после того, что я сама сделала… Да, у меня может быть только один ребенок. Марк хотел, чтобы я вышла за него замуж, родила его семье ребенка, ведь их род угасает. Им нужен наследник. Но, как видишь, он не все смог предугадать. Он не знал об этом старинном рецепте. Как видишь, я смогла на генном уровне изменить наследственность ребенка. Все, что в ребенке мое или от моих родственников - остается, а все, что дается мужской клеткой, можно изменить. Но это происходит, если беременности не больше 12-ти часов и при наличии других мужских клеток. В данном случае - это волосы Северуса Снейпа.
- Ты хочешь сказать, что фактически теперь у тебя ребенок от Снейпа?!
- Ну-у… да. Ведь на гены записана новая информация. Ребенок может быть похож на него внешне, иметь какие-то черты его характера.
- Герми, ты сошла с ума! Ты родишь второго Снейпа!
- Не забывай, Джинни., что ребенок может быть похож и на меня. И у меня не было другого выхода. Лучше родить второго Снейпа, чем второго Марка Дэймона. Снейп, конечно, бывал невыносим, у него ужасный характер. Но при всем этом, он умен, благороден, ну и … в какой-то мере привлекателен.
- Герми, тебе плохо! Но скажи, почему у тебя может быть только один ребенок? Ты же молодая, здоровая женщина! Ты выйдешь замуж, родишь мужу ребенка.
- Ну, фактически, я могу их иметь и много. Но ты не думай, Джинни, что все так просто! Везде есть свои «но». Впоследствии (после этого зелья) я смогу рожать только от того, чей волос я выпила вместе с зельем. То есть я смогу забеременеть только от Снейпа. Но так как, ты сама понимаешь, мы вместе никогда не будем, то у меня, фактически, будет один ребенок.
Джинни потрясенно смотрела на Гермиону.
- Джинни, я знаю, что ты все равно расскажешь обо всем Гарри, он ведь твой муж. Но, пожалуйста, не рассказывай об этом больше никому, даже Рону.
- Хорошо, - ответила Джинни. Она жестом изобразила, будто закрывает рот на ключик, а ключик отдает Гермионе.
- Спасибо тебе, - устало сказала Гермиона.




Через 9 месяцев , 26 октября, у Гермионы родилась дочь. Крестными стали Джинни и Гарри. Девочку назвали Севериной, а официальной фамилией стала фамилия мамы - Грейнджер. Но существовали еще одни документы, которые Гермионе необходимо было хранить в тайне, подальше от всех. В верности же крестных родителей Гермиона не сомневалась.



Глава 5.

Гермиона еще побаюкала ребенка, прохаживаясь по детской комнате. Северина вновь крепко заснула. Полюбовавшись на черные курчавые волосики дочки, Гермиона уложила ее в кроватку. Гермиона сосредоточилась, вспоминая, какие еще дела нужно сделать перед отъездом. «Итак, на кафедре все улажено, билеты на самолет я заказала, Джинни о приезде предупредила, письма написала, значит, осталось уложить вещи», - размышляла девушка.
В течение некоторого времени Гермиона аккуратно упаковывала и укладывала детские вещи, игрушки (ведь все может пригодиться); затем вытащила из чулана большой сундук и начала складывать туда книги, рукописи, свитки пергаментов, письменные принадлежности, - все, что ей будет необходимо для работы. Необходимо было дописать несколько статей, составить за летние каникулы курс лекций для студентов, да и новых задумок было очень много. Такая монотонная работа, как сбор вещей, немного отвлекла и утомила девушку. «Может, хоть эту ночь я нормально посплю, не буду лежать в темноте, и ворочаться каждые 5 минут. Странно, я совсем мало сплю. Маленький ребенок, требующий большого внимания; работа, на которую уходит столько сил и нервов, - все это должно выматывать, и к концу дня я должна засыпать за одну секунду, а я уже больше года не могу нормально заснуть и проспать всю ночь», - думала Гермиона.
Мысли Гермионы прервала пара домовых эльфов - Твитти и Пигги( сестры-близнецы).
-Мисс Гермионе нужно помочь? Может, мы сложим вещи?
-Нет, Твитти, я же говорила, что сама все сложу.
-Мисс Гермионе нужно отдохнуть, вы и так много сегодня сделали, - жалобно пропищала Пигги.
-Пигги, я не буду брать много одежды. Для себя возьму лишь самое необходимое. К тому же свои вещи я сложу утром.
Эльфы печально посмотрели на свою хозяйку. Ее отказ немного огорчил их.
-Твитти, Пигги, вы очень мне помогли, большое вам спасибо, -
ласково обратилась к эльфам Гермиона
- Но мы ничего особенного не делали!!!
- Как же! Вы очень помогли мне с Севериной. Вы ведь отличные няньки. Я могла оставить ее с вами и пойти на работу. Если бы не вы, я не знаю, что бы я делала!
- Мисси преувеличивает, - сказали Твитти и Пигги одновременно.
- Я не преувеличиваю, а говорю так, как есть. Завтра вечером мы с Севериной улетаем в Англию, к Джинни и Гарри, на все летние каникулы. Они давно звали нас погостить. Вы сможете хоть немного отдохнуть, пока нас не будет, - продолжила Гермиона.
- О чем хозяйка говорит! – с ужасом переглянулись сестры. – Мисси Гермиона и так часто сама все делает. Мы не можем отдыхать!
- Ну, ладно, можете в доме сделать генеральную уборку, - с улыбкой сказала Гермиона.
Она до сих пор не привыкла к тому, что для домашних эльфов все счастье заключалось в том, чтобы работать и этим угождать хозяину. Твитти и Пигги удалились, обрадованные новым поручением.
Гермиона переоделась и лягла в постель, но опять не могла заснуть. Полежав немного, Гермиона перевернулась, затем посмотрела на часы, вновь закрыла глаза, представила зеленый лужок, на котором паслись овечки, решила их пересчитать. Дойдя до 1555, Гермиона открыла глаза и встала с кровати. «Пойду, приму ванну, может, если добавить в воду мелиссы, то я хоть посплю часок-другой», - рассудила девушка. Войдя в ванную, девушка открыла кран с горячей водой и достала с полки нужный ей пузырек с зельем. Раздевшись, Гермиона с удовольствием села в горячую воду. Положив голову на спинку ванны, Гермиона блаженно вытянула стройные ножки и прикрыла глаза.
-Ой, не хватало еще заснуть в ванной, - встрепенулась через время Гермиона.
Вдруг с улицы раздался какой-то грохот. Сон, как ветром сдуло.
-Опять фейерверки запускают, - психанула Гермиона, - разбудят мне ребенка посреди ночи!!!
Тут Гермиона вспомнила, что забыла закрыть лоджию и шум будет слышен еще больше. Шум на улице не затихал, а, наоборот, усилился, будто шумная компания решила запустить в небо все фейерверки мира.
Гермиона выскочила из воды. Наскоро вытерлась и прямо на обнаженное тело накинула белый махровый халат.
«Ничего, потом переоденусь. Только пояс потуже завяжу…»
Девушка пересекла комнату и вышла на лоджию. В парке происходило что-то странное, и на студенческую вечеринку не походило вообще. Далеко, в глубине парка, замерцали небольшие огоньки, 8 из них приближались к дому, оставив позади остальные. Девушка поспешно захлопнула створки и закрыла жалюзи. Нащупав в кармане волшебную палочку, девушка приоткрыла жалюзи в уголке и посмотрела вниз. Между деревьями замелькали какие-то фигуры, которые, на первый взгляд, двигались беспорядочно. Было очень плохо видно, так как месяц закрыли облака, а деревья отбрасывали густую тень. Затаив дыхание, девушка до боли в глазах всматривалась в происходящее.
Вот в кустах мелькнул мужчина в черном плаще, и, о Боже, его лицо было закрыто серебристой маской. За ним показался второй, третий, четвертый. Они, явно, за кем-то гнались. От напряжения у Гермионы пересохло во рту и закружилась голова, а, увидев в воздухе появившуюся зеленую метку УС, Гермиона тихонько сползла по стеночке вниз, оказавшись на холодном полу.
-Не может быть. Этого не может быть! Ну, этого просто не может быть!!! – внушала себе Гермиона.
-Все прошло! Все было закончено еще 8 лет назад, когда я заканчивала школу. Вольдеморт побежден, в волшебном мире наступило спокойствие и умиротворение. Одни УС заточены в Азкабан, другие погибли.
Девушка попыталась привстать, но опять без сил опустилась на пол.
- Сейчас у меня в парке, перед домом, находятся упивающиеся смертью. Они явно не скрываются, такой грохот подняли. Как же они выбрались из Азкабана? Или им, может, кто-то помог? И что они делают возле моего дома?
Девушка собралась с силами, привстала и выглянула в щелочку между жалюзи.
Всмотревшись, Гермиона увидела 8 мужчин, которые сыпали друг в друга заклятьями. «А бьются они не на равных, тут двое против шести», - отметила про себя девушка. Двое мужчин без масок встали спина к спине и лицом к врагу, выставив палочки вперед. Вот, один из упивающихся без звука упал в зеленую траву, но его напарники даже не обратили на это внимания, остервенело наступая на этих двоих. Обороняющиеся начали отступать, не выдерживая напора, так как один из них тоже был ранен. Вот навзничь упал еще один упивающийся, но через несколько минут он отполз в сторону, привстал на локте и – яркий зеленый луч попал прямо в голову одного из обороняющихся мужчин. Тот громко застонал, схватился за голову и упал. Его товарищ резко обернулся и послал такой же луч в голову упивающегося, затем схватил раненого друга за шиворот и быстро оттащил его дальше в кусты. При этом четверо упивающихся снова начали их окружать. Гермиона старалась различить лица мужчин, но было слишком темно, свет фонаря, стоявшего рядом с домом, не доставал до того места. Голоса, произносящие заклятия, Гермиона тоже разобрать не могла. Положение тех двоих мужчин становилось явно критическим. Один лежал без сознания, а другой - оборонялся как мог. «а эти двое - молодцы, сильные волшебники, это сразу видно, их всего двое, но упивающиеся никак с ними не справятся», - подумала с одобрением Гермиона.
Тем временем еще один упивающийся распластался на парковой дорожке. Но оставшийся мужчина тоже был ранен в плечо. Гермиона видела, как он сорвал с себя порванный плащ и откинул его в сторону. Мужчина отступал к дому, таща раненого товарища и отбиваясь от троих УС. Две фигурки приближались к свету фонаря. Вначале Гермиона смогла рассмотреть лежащего мужчину. Это был Люпин. Его глаза были безжизненно закрыты, а седые волосы спутались и были залиты кровью. Второй мужчина стоял к дому спиной и Гермиона смогла разглядеть лишь длинные черные волосы, широкие плечи… Одет был мужчина в черный сюртук и черные брюки. Мужчина вступил в круг света и обернулся к дому. Бледное лицо, черные глаза, нос с горбинкой - ЭТО СНЕЙП!!! Всегда наглухо, на все пуговицы застегнутый, сюртук был порван, а белоснежные манжеты рубахи были в крови. От напряжения Гермиона тихо застонала.
-Что же случилось?! Почему Люпин и Снейп оказались тут?! Что же
делать? В доме находится мой маленький ребенок, а кругом - УС!!!

Тем временем очнулся Люпин. Он застонал и попытался встать.
- Ты сможешь аппарировать?- отрывисто спросил Снейп у Люпина.
- Я не брошу тебя и ее одних, - застонал Люпин.
- Ты серьезно ранен! – закричал Снейп, - я не смогу отбивать атаки УС и прикрывать тебя, Люпин! Ты должен аппарировать в Хогвартс!
Полежав несколько секунд, Люпин аппарировал.
Тем временем Гермиона бежала по ступеням вниз. Сжимая в кулаке волшебную палочку, Гермиона думала: «Я не хочу, чтобы с моим ребенком произошло то же, что с Гарри: родители убиты, дом разрушен, а у ребенка- шрам на лбу. Пока я в состоянии, я буду бороться. А нападение - лучшая степень защиты». Добежав к двери, девушка немного ее приоткрыла. Один из УС как раз пробегал мимо нее. Оценив ситуацию, девушка выскочила на крыльцо и обрушила на УС заклятье такой мощности, что тот упал на землю без звука. Тем временем Гермиона сбросила неудобные для бега домашние шлепанцы и спрыгнула с крыльца в высокую траву. Геомиона побежала в темноту, за угол дома, спасаясь от лучей двоих оставшихся УС. Северус Снейп последовал за Гермионой.
- Мисс Грейнджер, - зашипел профессор, - вам следовало бы оставаться в доме.
- Я не могу смотреть, как у меня на глазах кого-то убивают, - огрызнулась Гермиона.
Снейп прислонился к стене дома и схватился за раненое плечо.
- Вы сильно ранены? – спросила Гермиона. Но в ответ Снейп смерил ее недовольным взглядом.
- Вы нисколько за эти годы не изменились, - прорычал он, - лезете, куда вам не следует.
- Вы тоже, профессор, совершенно не изменились, - тем же тоном, что и он, ответила девушка.
Снейп посмотрел на нее с нескрываемым раздражением.
-Сейчас не время для ссор, - тихо прошептала Гермиона.
-Вы сможете сейчас аппарировать в Хогвартс? – спросил секунду спустя Снейп.
-Я не могу, - кратко ответила девушка.
- Вам, что - на время запрещено? Неужели опять во что-то вмешались и у вас забрали лицензию? – съязвил Северус Снейп.
- Нет! И не надо со мной разговаривать так, будто я все еще ваша ученица! Я уже вышла с того возраста! И у меня уже есть свои студенты, - закричала Гермиона.
- Вы, как всегда, несдержанны. Мы с Люпином хотели забрать вас.
- Извините, но с аппарацией ничего не получится. Придется выходить из этой ситуации по-другому, - отрезала Гермиона.
- Что-то они там затихли, - подозрительно прошептал Снейп, не отреагировав на вопли Гермионы.
Тем временем из-за угла показался один из УС и выстрелил в них. Снейп немедля ответил ему и, схватив Гермиону за рукав халата, потащил в темноту.
-Снейп, ты не уйдешь от нас!! – крикнул кто-то из УС, - и ты, грязнокровка, не расчитывай на сострадание, когда окажешься у нас в руках!!
-Что случилось, откуда они взялись? – запыхавшись, спросила Гермиона.
-Не сейчас! – отрезал Снейп. Они бежали вглубь парка, а двое УС - следом за ними.
- Нам необходимо оказаться в Хогвартсе, как можно быстрее, - сказал Снейп.
- А сколько их осталось? – спросила Гермиона.
- Двое. Но могут появиться и другие, - ответил Снейп.
Заклинания сыпались со всех сторон; вот луч пролетел прямо над головой Гермионы. Если бы Снейп не оттолкнул ее в сторону, все бы закончилось сию минуту. Девушка упала на мокрую от росы траву и больно ударилась плечом и бедром. Снейп отшатнулся от очередного убийственного луча и атаковал противника. Профессор попал, так как один из УС взвыл, а другой- грязно выругался.
-Снейп! Грейнджер! Предатель и грязнокровка! Прекрасная пара для охоты! Мы все равно доберемся до вас! – услышала Гермиона голос из темноты.
Гермиона нащупала палочку в траве, подобрала полы длинного халата и, пригнувшись, побежала на звуки борьбы. Оставшийся УС попал в Снейпа, который теперь безжизненно лежал на земле. Мужчина в маске медленно подошел к профессору и навел на него палочку. Гермиона встала во весь рост и закричала- «AVADA KEDAVRA!!!» Попытка увенчалась успехом.
-Как ты смеешь, подонок! – крикнула с брезгливостью Гермиона уже безжизненному телу.
Удостоверившись, что рядом никого нет, Гермиона склонилась над неподвижным Снейпом и нащупала пульс. Затем девушка попыталась приподнять мужчину, но он был явно тяжел для нее.
«Да-а! Мне, конечно, всегда нравились высокие и крупные мужчины, но не сейчас», - пронеслось в голове у Гермионы. Вначале Гермиона побоялась воспользоваться заклинанием перемещения, так как в любой момент ожидала нападения и держала палочку наизготове. Девушка наклонилась и, собравшись с силами, приподняла Снейпа. Перекинув руку мужчины себе через плечо, а другой рукой обхватив его за талию, Гермиона сделала несколько шагов и остановилась. «Ну, до чего же он тяжелый, никогда не думала. Хорошо, что до дома недалеко!» - подумала Гермиона. Нервы были напряжены до предела, в груди росло странное ощущение, но на страх оно не походило. Останавливаясь и отдыхая, девушка дотащила Снейпа до дома. Труднее всего оказалось преодолеть высокое крыльцо и входные двери. Проходя в двери, Гермиона зацепилась поясом халата за дверную ручку и никак не могла пройти дальше. Гермиона дернулась - и пояс остался лежать на пороге. Тем временем, Гермиона поместила Снейпа на диване и влила ему в рот несколько капель восстанавливающего зелья собственного изготовления. Мужчина пока в себя не приходил. Гермиона склонилась над профессором и всмотрелась в его лицо. Последний раз Гермиона видела Северуса Снейпа 8 лет назад, на празднике, когда отмечали победу над Темным Лордом. Тогда Дамблдору, Снейпу, Гарри, Рону и Гермионе были вручены медали за заслуги перед волшебным миром. При вручении, Дамблдор хитро подмигнул ребятам, Гарри и Рон счастливо улыбались, Гермиона была потрясена происходящим награждением и только Северус Снейп никак не реагировал на происходящее, будто не ему вешали серебристую звезду на грудь. Сейчас, спустя 8 лет, Гермиона так же внимательно всматривалась в черты лица мужчины. Он совсем не изменился, ну, может, несколько морщинок прибавилось. Ведь волшебники живут намного дольше людей и стареют намного медленнее. Гермиона отметила про себя, что Снейп немного поправился, и у него исчезли вечные круги под глазами - следствие напряженной и опасной жизни. Черные волосы, большой нос, неизменный черный сюртук и брюки, - все осталось тем же.
Через время Снейп открыл глаза и посмотрел на Гермиону. Довольно долгое время Профессор с удивлением и интересом рассматривал Гермиону. Затем поспешно отвел глаза в сторону и сказал:
-Мисс Грейнджер, вам необходимо привести в порядок вашу одежду.
-Да что такое! – отмахнулась Гермиона.
Мужчина хмыкнул и приподнял тонкую бровь, все так же отвернувшись от девушки. Гермиона посмотрела на свой халат и покраснела. Втаскивая Снейпа в дом, Гермиона совсем забыла про пояс, который так и остался лежать на пороге. И теперь, ничем не поддерживаемый, халат полностью распахнулся, давая рассмотреть обнаженное тело девушки. Отвернувшись от мастера зелий, девушка запахнула халат и кинулась за поясом.
-Хам! – бросила она, - нет, чтобы сразу сказать. Я, между прочим, вашу задницу спасала!!
-Во-первых, мисс Грейнджер, попридержите ваш язык в выражениях; во-вторых - я тоже спасал вас; в-третьих,…кстати, о за.… У вас сзади халат пропален. И я сказал, как только увидел, - заметил мужчина.
Гермиона подбежала к зеркалу и обернулась. Да! Видок еще тот!! Облажалась конкретно! Весь халат был в подпалинах и грязи. Но самое главное - на правом боку была большая дыра, сквозь которую было видно бедро и нежная округлость ягодицы.
-Да вы и сами не лучше выглядите, - попыталась взять себя в руки Гермиона.
-Ну, с вами, мисс Грейнджер, мне не сравниться, - съязвил Снейп, смотря в потолок.
-Вы так же не выносимы, профе-с-с-ор Снейп!! – тихо прошипела Гермиона.
С этими словами девушка попыталась как-то стянуть, соединить края порвавшейся материи и зажать ткань рукой, но у нее не особо получилось. В это мгновение Гермиона ощутила на себе взгляд профессора зельеварения.
-Мисс Грейнджер, советую вам воспользоваться волшебной палочкой, - прошелестел бархатный голос Снейпа. Гермиона достала волшебную палочку из кармана, один взмах - и от дыры не осталось и следа.
Вдруг она услышала протяжный стон. Обернувшись к профессору, Гермиона увидела, что он попытался сесть на диване, но, немного привстав, опять упал на подушки. Девушка заметила, что Снейп побледнел еще больше, насколько это вообще было возможно с его бледной кожей. Забыв про все обиды, Гермиона подбежала к дивану и заглянула Снейпу в лицо. Было видно, что он испытывает сильную боль. Глаза были закрыты, а на лбу проступили маленькие бисеринки пота. Гермиона не знала, в сознании ли мужчина, но обратилась к нему:
-Вам необходима помощь, профессор, - тихо сказала Гермиона, - если вы мне позволите, то я могу…
Снейп еле заметно кивнул головой. Прежде всего нужно было осмотреть раны профессора. Для этого Гермиона начала аккуратно расстегивать пуговицы черного сюртука. Распахнув сюртук, Гермиона ужаснулась: всегда белоснежная рубаха Снейпа была просто пропитана кровью. Просто необходимо было снять с профессора грязную и окровавленную одежду. Применять волшебную палочку Гермиона побоялась, так как не знала, какие заклятья были использованы, и боялась, что и так тяжелое состояние может усугубиться.
-Accio ножницы!!! – скомандовала Гермиона. Из воздуха появились ножницы. Немного покружив над Гермионой, они вскочили в ее ладошку. Девушка начала аккуратно разрезать одежду, пытаясь как можно реже прикасаться к израненному телу Снейпа. Вскоре окровавленные куски материи исчезли в огне камина. Закусив нижнюю губу от напряжения, Гермиона рассматривала, обнаженное до пояса, тело профессора Снейпа.
-Accio вода и губка!!! – опять скомандовала девушка.
Получив необходимое, Гермиона аккуратно смыла уже запекшуюся кровь. Теперь она могла видеть, какие раны получил профессор. На груди, прямо под сердцем, была глубокая рана, которая все еще продолжала кровоточить; на правом плече был сильный порез; было несколько сильных ожогов, ссадин , ушибов. К тому же, нужно было проверить, целы ли кости. Произнеся несколько сложных заклинаний, Гермиона очень осторожно провела ладонями по рукам Снейпа - переломов не было. Ощутив пальцами гладкую кожу мужчины, Гермиона почувствовала странное волнение, дыхание сбилось, а руки предательски задрожали. Списав все на стресс и переутомление, Гермиона продолжила свой осмотр. Девушка осторожно положила ладошки на плечи мужчины и начала опускать их вниз, на грудь; затем - на ребра и живот; провела по бокам, спустилась к ногам. Внутренних повреждений органов не было, но было переломано несколько ребер. От напряжения Гермионе стало жарко. Она не могла понять, что с ней происходит. Дотрагиваясь к телу своего бывшего учителя, Гермиона чувствовала нарастающий жар, сильное сексуальное возбуждение. «О, Мерлин, что же это такое?! На меня это совсем не похоже. Такая серьезная ситуация, а я хочу…» - подумала Гермиона. Чего же она хотела? Она хотела опять положить руки на эти широкие плечи, нежно провести ладонями по груди, хотела лизнуть коричневый сосок, ощутить его во рту… Гермиона почувствовала, как напряглись мышцы внизу живота, между ног стало жарко и мокро, казалось, что она вот-вот достигнет оргазма. Сбросив наваждение, Гермиона чуть отошла от Снейпа, пытаясь успокоиться. Необходимо было взять себя в руки и привести профессора в порядок.



Глава 6.

Гермиона стала превосходным мастером зелий, поэтому смогла оказать Снейпу очень квалифицированную помощь. Устранив последствия сильных ожогов и порезов, обработав рану на груди профессора зелий, Гермиона принялась восстанавливать организм Снейпа после сильной кровопотери. Это было очень сложное заклинание, которое требовало очень сильной концентрации и усилий. Но по-настоящему Гермиона гордилась своим новым восстанавливающим средством, на разработку которого потратила последние 3 года. Зелье имело такие свойства: мобилизировало все защитные силы организма, восстанавливало даже при сильнейших повреждениях, отлично обезбаливало, предотвращало инфицирование; к тому же оно отлично усваивалось организмом, не вызывало побочных эффектов и имело довольно приятный вкус. Но человеку, принявшему его, все же нужно было не перенапрягаться и, по возможности соблюдать постельный режим в течение нескольких дней, наблюдаться у специалиста. Гермиона без опасений дала Снейпу вторую порцию зелья, так как боялась, что, придя в сознание, Снейп не захочет принимать не знакомое ему средство.
-ACCIO бинты! - скомандовала Гермиона. Тотчас у нее в руках появились бинты, пропитанные специальным средством, предотвращавшим попаданию в раны микробов. К тому же оно способствовало скорейшему заживлению ран. Ловко перебинтовав Снейпа, Гермиона накрыла его пледом. Нужно было дать профессору еще одно зелье, чтобы он скорее пришел в себя. Гермиона поднялась в свою лабораторию. Спустя несколько минут Гермиона спустилась вниз. По дороге она встретила Пигги. Эльфы были очень обеспокоены ночными событиями. Гермиона и сама очень хотела узнать, что же произошло. Было ясно, что нужно как можно быстрее уходить из этого дома. Ведь Снейп хотел, чтобы она аппарировала с ним в Хогвартс. Там ей смогут обеспечить защиту, что бы ни произошло. Гермиона спускалась по лестнице, крепко сжимая в кулачке лекарство для Снейпа. Но оно не понадобилось, - Снейп сидел на диване, осматривая свои повязки. В руке он держал волшебную палочку, рядом, на диване, лежала новая белая рубашка и пиджак.
-Что вы со мной сделали? – с подозрением спросил Снейп.
-Я использовала суспензию Лейбовски для устранения ожогов, восстановила в вашем организме нужный объем крови, к тому же я дала вам две порции своего нового зелья. Оно поможет вам не чувствовать сильную боль, восстановит силы. Но вы не должны перенапрягаться, а то боль вернется.
-Я смотрю, вы переняли у меня способ изготовления бактерицидных бинтов?
Гермиона поспешно кивнула.
-Что ж, должен признать, мисс Грейнджер, что вы довольно сносно справились со своей задачей, - нехотя, растягивая слова, произнес Снейп, - Хотя, я не в восторге, что стал для вас подопытным кроликом. Вы испытали на мне свое зелье, мисс Грейнджер!!!
-Зелье испытано уже давно! Оно очень эффективно в таких случаях, как ваш! Я бы никогда не посмела дать непроверенное зелье.
Снейп недовольно посмотрел на нее.
- Вы совершенно не изменились! Так и не научились говорить обыкновенное слово «спасибо»! – произнесла Гермиона.
- Вы дерзите, мисс Грейнджер!
Гермиона только фыркнула в ответ. Она знала, что оказала профессору первоклассную помощь в самые короткие сроки. Но ее раздражала мысль, что он так и не признал этого, или просто не захотел признать.
Голос профессора прервал мысли Гермионы.
- Мисс Грейнджер, нам необходимо как можно быстрее аппарировать в Хогвартс! Здесь небезопасно. Те УС, которые были посланы за вами, мертвы. Но их скоро хватятся и сюда придут другие. Нам не удастся выйти победителями из второго боя. Советую вам немедленно отправляться. Вы говорили, что не можете аппарировать. Если все дело в лицензии и временном запрете на перемещения, то можно и не соблюдать правила. В виду сложившихся обстоятельств, министерство поймет, почему произошло нарушение. У нас нет времени на долгие дебаты, мисс Грейнджер! Вы и так потратили МНОГО времени! Переоденьтесь – и в путь!
- Профессор Снейп, я не смогу аппарировать. Дело не в запрете, все намного сложнее, - тихо сказала Гермиона.
При этих словах Снейп встал на ноги и подошел к Гермионе вплотную.
(У каждого при этом приближении промелькнули свои мысли. У Гермионы: «Лечение подействовало очень быстро!»; У Снейпа: « Как же она великолепно пахнет!»)
- Да что тут у вас происходит, Грейнджер?! – прошипел Снейп, - Вы отдаете себе отчет в том, ЧТО сейчас произошло рядом с вашим домом, и что тут МОЖЕТ произойти в скором времени?! Не время для демонстрации вашей правильности и упрямства! Дамблдор ждет нас. Переодевайтесь! Вещи наверху? (Герми машинально кивнула) – с этими словами Снейп потащил Гермиону вверх по лестнице, продолжая злиться и морщиться от боли. Гермиона поднималась по лестнице, вернее, Снейп тащил ее почти за шиворот.
- Профессор, у меня есть вопросы…
- Все вопросы - потом, мисс Грейнджер! – зарычал профессор зелий.
Терпение Гермионы подошло к концу, и она сказала:
-Раз уж так, то, пожалуйста, называйте меня - профессор Грейнджер! У меня две научные степени. И не смейте разговаривать со мной, как с провинившейся школьницей!
-Профессс-сор Грейнджер! Вы, наверное, третью степень хотите получить посмертно?! Я со всеми своими регалиями и степенями не хочу быть убитым так прозаично, - съязвил Снейп.
С этими словами он распахнул первую попавшуюся дверь.
-Вам не следует быстро ходить, действие препарата может нарушиться и …
Но Северус Снейп явно не желал слушать доводы своей бывшей ученицы.
« Я явно переборщила с дозировкой. Ему хватило бы и одной порции. Сейчас ему стало намного лучше, но боль возвратится, если он будет так бегать по дому,» - промелькнуло в голове у девушки.
-Странно, - процедил Снейп,- вы собираете игрушки, в вашем-то возрасте?!
-Это не моя спальня, - спокойно ответила Гермиона, - это детская.
- Вы живете с родственниками? Где же они? Им нельзя оставаться в этом доме.
- Нет, это спальня моей дочери.
С этими словами Гермиона переступила порог и вошла в комнату.
В комнате был включен ночник, мягкий свет освещал только часть комнаты - ту, где находилась детская кроватка. Рядом с кроваткой, на маленьком стульчике, сидела Пигги. Твитти сидела прямо на ковре возле сестры и вязала.
-Малышка еще спит, - прошептала Пигги, когда Гермиона тихонько подошла к кроватке.
-У вас есть дочь? -прошелестел бархатный баритон у самого уха Гермионы.
Она даже не заметила, когда Северус Снейп вошел в комнату. Сейчас он стоял сзади Гермионы, стоял настолько близко, что она чувствовала тепло и запах его тела. Запах чистого здорового зрелого мужчины. Приятная дрожь, слабость, - все сразу обрушилось на Гермиону. Из этого состояния ее вывел чей-то испуганный возглас. Пигги с ужасом поглядывала на мастера зелий, прикрыв ладошкой рот.
- Пигги. Не бойся! Это не посторонний. Это профессор Снейп, он был моим учителем, когда я училась в Хогватсе. Он не плохой, наоборот, защищает нас, - заверила эльфа Гермиона. (Гермионе очень хотелось прибавить - « и отец Северины», так как увидела, как многозначительно переглянулись сестры между собой).
- Мисси, мы очень испугались, когда услышали такой грохот. Думали, что на дом нападут, а с вами что-то случилось. Мы бы защищали малышку до последнего. Ах, мисси, неужели опять настали скорбные дни? – со слезами спросила Твигги.
- Скажите своим эльфам, профессор Грейнджер, чтобы они отправлялись немедленно в Хогвартс, - вмешался в разговор Снейп.
Гермиона кивнула, но эльфы были не согласны с таким решением.
-В Хогвартс! И живо! – рявкнул Северус Снейп.
Через несколько секунд раздалось два хлопка. Эльфы исчезли.
-Профессор! Вам не следовало так на них кричать, они ведь мои слуги, - сказала Гермиона.
-А вы не ответили на мой вопрос! - хмуро возразил профессор.
-Да, это мой ребенок.
-Как ее зовут? – нехотя спросил Северус Снейп.
-Ее зовут…хм,…Северина.
Снейп удивленно изогнул черную тонкую бровь.
-Довольно редкое имя… Северина. Так звали мою прабабку, я назван в ее честь, - задумчиво произнес профессор алхимии.
-Я знаю это, - сказала Гермиона. Потом поспешно закрыла рот и прикусила губу, ругая себя, на чем свет стоит.
-Откуда такая осведомленность про моих предков? – поинтересовался профессор Снейп.
-Ну, я же много читаю, профессор, - соврала Гермиона, - Чтение - моя страсть, - добавила она.
Словно услышав свое имя, малышка проснулась и тихонько захныкала. Гермиона отошла от Снейпа и взяла ребенка на руки. Девочка радостно заулыбалась маме и прижалась курчавой головкой к груди Гермионы. Увидев Снейпа, Северина насторожилась, а потом с явным интересом начала рассматривать незнакомца. С каким-то странным предчувствием Гермиона замерла и ждала, осознавая, что что-то должно произойти. Так прошло несколько минут. Снейп, в свою очередь, не сводил глаз с девочки. Гермионе казалось, что она просто утонет в этих черных глазах.
Внезапно малышка рассмеялась и улыбнулась Снейпу, показав ему три прорезавшихся зубика.
Гермиона ошарашено посмотрела на профессора; тот, в свою очередь, хмыкнул и отвел взгляд.
-Теперь вы понимаете, почему об аппарации не может быть и речи? – нарушила тишину Гермиона.
-Да, с детьми до трех лет аппарировать нельзя. А сколько ей?
-Северине 8 месяцев. Сегодня исполнилось, - добавили Гермиона.
- Ваш адрес мы с Люпином узнали благодаря Минерве Макгонагал. Вы же переписываетесь с ней?
- Да, иногда мы обмениваемся совами.
- Она кое-что рассказывала о вашей учебе, но не упоминала, что вы вышли замуж и родили дочь, - подозрительно сказал Северус Снейп.
- Чтобы родить дочь, не обязательно быть замужем, - отрезала Гермиона.




Глава 7.

- Не думал, профессор Грейнджер, что вы сделаете такой опрометчивый шаг, - протяжно сказал Северус Снейп.
- Что вы имеете ввиду?
- В волшебном мире не приветствуют, даже осуждают, женщин, которые рожают детей, не будучи замужем.
- Профессор, вы не первый, кто мне это сказал. И вы еще довольно мягко выразили свои мысли. Но, профессор, я никогда не думала, что ВЫ будете читать мне лекции о морале, - сказала Гермиона, переодевая ребенка.
Профессор отошел в тень и облокотился о стену.
-Мисс Грейнджер, иногда вы просто забываетесь, - прошипел Снейп.
-Мне все равно, кто и что обо мне подумает!
- Мисс Грейнджер! Вы ведь – ведьма! Всегда есть нужные заклятья, и вы, я думаю, знаете, как ими пользоваться. Мы не маглы. Вот они не могут контролировать рождаемость.
- А вы считаете, что мир маглов аморальней мира волшебников? Лично я так не думаю. Получается, что незамужняя ведьма не может иметь ребенка?! Это аморально?! А то, что в волшебных аристократических семьях дети зачастую рождаются не от главы семейства, это нормально?! Нормально то, что муж и жена имеют любовников и зачастую это даже не скрывается! Вот это, по-вашему, не аморально?
- Не выгораживайте себя, профессор Грейнджер! (слово «профессор» Снейп произнес с издевкой).
- Я не обязана перед вами отчитываться! – вскрикнула Гермиона, - Я и так наслушалась довольно оскорблений за последний год!
- Вы забываетесь! – рявкнул Снейп.
Он уже хотел подлететь к Гермионе, но сдержался.
- Нет, забываетесь вы, профессор! Я - не ваша жена, и не надо меня воспитывать! И не смейте орать на меня при моем ребенке!
- Я бы повесился, если бы вы были моей женой, - с издевкой произнес Снейп.
Тут же Снейп кинул взгляд на малышку, которая не сводила с него глаз. Глубоко вздохнув, Снейп замолчал. В комнате повисла тишина.
-Нам необходимо как-то добраться до Хогвартса. Хотя бы магловским способом, - тихо произнесла Гермиона, нарушая тишину.
-У вас есть машина? – спросил Снейп.
-Да, она сейчас в гараже. А что вы предлагаете?
-Поедем на вашей машине до аэропорта. Я тоже умею водить, если вы не сможете. Нам нужно двигаться как можно быстрее. УС могут тоже знать, что из-за ребенка вы не сможете аппарировать и будут выслеживать нас на вокзалах, станциях и дорогах. Мы сейчас очень уязвимы, так как с нами младенец.
- Но зачем им я? И вообще, как они выбрались из Азкабана?!
Гермиона посадила ребенка в кроватку и стала уменьшать чемоданы с детскими вещами и своими книгами, которые успела собрать еще вечером. Уменьшенные чемоданы она сложила в рюкзачок с необходимыми в дорогу детскими вещами и сосками. Все это время Северус Снейп стоял, облокотившись о стену, и что-то обдумывал. Вопросы Гермионы остались без ответов.
-Я пойду, переоденусь, - предупредила Гермиона, пересекая комнату, - я не заставлю вас долго ждать.
Гермиона влетела к себе в спальню, скинула халат и начала торопливо одеваться. «Нет, гольф не подойдет, надо что-то, чтобы расстегивалось на груди», - откидывала в сторону вещи Гермиона. Вскоре она остановилась на черной юбке и черном бархатном пиджачке, который застегивался на 3 большие пуговицы. Затем Гермиона надела свои любимые черные туфли, завязала длинные волосы в хвост, захватила сумочку со своими документами и документами Северины. Через минуту она уже стояла на пороге детской комнаты. В комнате стояла тишина. Гермиона посмотрела по сторонам.
Происходило что-то странное. Северус Снейп так и продолжал стоять около стены, скрестив руки на груди. Но он, не моргая, смотрел на Северину, которая спокойно сидела в кроватке и…сама не сводила глаз с профессора зельеварения. Казалось, что время замерло. Так прошло несколько минут. Гермиона боялась разрушить этот миг, прервать этот взгляд, это было выше ее. «Что же я наделала! Нужно было уезжать подальше, чтобы вообще никто не знал, где я нахожусь. Заклятье действует. Ребенок чувствует, что это родной для него человек. Если Снейп о чем-то догадается, то он сживет меня со света… А если Макгонагал догадается? Если уже не догадалась? Я оказалась в ужасной ситуации, просто не знаю, как буду выкручиваться. Но это все же лучше, чем попасть в лапы к УС… Ой, она похожа на него! Не совсем, но уловить общие черты можно», - сравнивала Гермиона, поочередно глядя то на Северуса Снейпа, то на дочь.
-Профессор, надо ехать, - сказала Гермиона, подходя к детской кроватке и отвлекая профессора от дочери
Профессор Снейп вздрогнул, будто его кто-то резко окликнул. Мужчина кивнул, поднимая рюкзак Гермионы и корзинку малышки.
-Хорошо, что машина осталась в гараже. Я не успела отогнать ее на стоянку. Вообще, я собиралась в обед улетать к Поттерам, - пояснила на ходу Гермиона.
При упоминании фамилии Поттера, мастер зелий скривился, но промолчал, что-то обдумывая. Гермиона подхватила ребенка на руки и поспешила к выходу.




Глава 8.

-Самое главное- это успеть доехать до аэропорта без приключений. Там мы возьмем билеты. В самолете вы будете в безопасности, - прошелестел бархатный голос Снейпа.
- Аэропорт находится за городом, до него нужно будет еще доехать, - с опасением сказала Гермиона.
- Поэтому я и не выношу транспорт маглов, - раздраженно прошипел профессор.
- Да, но сейчас нет другого выбора, профессор Снейп.
С этими словами Гермиона открыла гараж.
- Профессор, подержите ребенка. Я выведу машину, - Гермиона подошла к Снейпу вплотную, передавая ему Северину.
Мастер зелий отшатнулся от Гермионы, отошел на несколько шагов и сказал:
-Думаю, что это будет не лучшее решение, мисс Грейнджер. Лучше сами посадите ее. Я никогда не имел дело с такими маленькими детьми.
Гермиона удивленно смотрела на профессора зельеварения.
- Вы что, никогда не держали в руках маленького ребенка?
- Мисс Грейнджер, сейчас не время выяснять, что я держал в руках, я что - нет. Выводите свою машину, мы спешим.
Гермиона взяла большую корзинку, уложила туда Северину и поставила ее на заднее сиденье машины. Хорошо укрепив корзинку, чтобы во время движения малышка не упала, Гермиона пояснила:
- Заднее сидение - самое безопасное место для ребенка во время поездки.
- Я буду за рулем, пока мы не доедем до аэропорта. Я хорошо знаю дорогу, - обратилась она к Снейпу.
Снейп сел на место, рядом с водителем, рассматривая машину изнутри.
- У вас хорошая машина, мисс Грейнджер.
- Да, мне тоже нравится. А где вы научились водить?
- У меня тоже есть машина, - кратко сказал Снейп. – Поехали.
Гермиона уверенными движениями вывела машину на дорогу.
- Вы должны мне все рассказать, профессор. Что все же произошло? – с опаской спросила Гермиона.
- Надеюсь, мой рассказ не отвлечет вас от дороги, мисс Грейнджер? – язвительно спросил Снейп.
-Нет, я хорошо вожу, - заверила его Гермиона.
- Все началось 5 дней назад. В Лондоне, в разных концах города, произошли сильные аварии. Пострадало очень много маглов. Нет, мисс Грейнджер, погибших было не много, но все остальные получили сильные увечья. Никто ничего подозрительного не заметил. Что стало причинами аварий так и осталось неизвестным. Это насторожило министерство. Вы же знаете Артура Уизли, он очень любит маглов. Все это было похоже на спектакль-предупреждение. Погибших мало, но травмированы все, машины ремонту не подлежат. Аварии произошли в одно и тоже время. Министерство занялось расследованием. А несколько дней назад несчастье произошло у Невилла Лоунгботтома.
При этих словах Гермиона крепче сжала руль и затаила дыхание. Заметив реакцию Гермионы, Снейп продолжал:
-Нет, он и его семья остались живы. Просто чудом уцелели. Накануне вечером мы с профессором Дамблдором играли в шахматы. Учебный год был закончен, ученики разъехались по домам. Вдруг появился Лоунгботтом в страшном состоянии - весь перемазанный сажей, одежда обгорела, руки трясутся. Я уже думал, что его душевное состояние опять стало таким, как в детстве. (После падения Воландеморта родители Невилла выздоровели, что самым лучшим образом отразилось на характере и поведении Невилла). С ним была его жена и ребенок.
- Что же случилось? – с ужасом спросила Гермиона.
- Из рассказа Невилла и его жены, все было так: кто-то поджег их дом и теплицы Лоунгботтома, которые располагались у дома. Поджигатели, скорее всего, знали, что хозяина не будет дома. По стечению счастливых обстоятельств, Лоунгботтом зашел домой. Вы же знаете, мисс Грейнджер, что Лоунгботтом сейчас преподает травологию в Хогвартсе вместе с профессором Спраут? У него осталась кое-какая работа в школьных теплицах, но профессор Макгонагал попросила его об услуге. Она решила на школьных каникулах посетить подругу в Германии. И захотела воспользоваться самолетом. Первый раз в жизни. Она попросила Лоунгботтома проводить ее а аэропорт и помочь сесть на самолет. После аэропорта Лоунгботтом не аппарировал назад в Хогвартс, а зашел домой, повидать семью… Ну, ему удалось вытащить их из горящего дома, удалось даже спасти кое-какие ценные растения из теплиц. Если честно, то я поражен, что этот тюфяк не растерялся и что-то предпринял. Вы знаете, какого я о нем мнения.
- Профессор Снейп, я и так знаю, что вы никак не найдете общий язык с Невиллом. Даже спустя столько лет… Но надеюсь, что вы хоть как-то помогли ему? – озабоченно проговорила Гермиона.
- Хм, мисс Грейнджер, спасать задницы гриффиндорцев- вот крест моей жизни, - протянул недовольно профессор.
- Вы будете продолжать? Нервы у меня не железные.
- Мисс Грейнджер, вы стали очень несдержанны. Попейте успокоительное. Как приедем в Хогвартс, напомните мне, я вам сварю… Хотя, вы же сами мне сказали, что имеете научную степень. Тогда мне не надо будет утруждаться.
- Профессор Снейп, я сама знаю, что мне принимать. С такой жизнью, как у меня, одним успокоительным не отделаешься! Вы будете, наконец, продолжать? Что с семьей Невилла?
- Мы с Дамблдором еле привели его в нормальное состояние. Он был в шоке. Во-первых, его жена и ребенок погибли бы, не окажись он рядом, а, во-вторых, вся его коллекция волшебных растений сгорела. За исключением спасенных образцов и того, что находится в теплицах Хогвартса.
- А что с женой и ребенком? – спросила Гермиона дрожащим голосом.
- Ими занялась профессор Спраут. Она сильно привязана к Лоунгботтому и его семье. Думаю, что пока они поживут у нее. Жена отделалась легким испугом, все произошло очень быстро. Судя по их рассказу, они уже спали. А ребенок вообще ничего не понял, я думаю. Он еще мал. Немного надышался дымом, но это не смертельно.
Закончив свой рассказ, Снейп посмотрел на Гермиону.

Но кто это мог сделать? Невилл- совершенно безобидный волшебник, он- ученый. Ученики, насколько я слышала, очень его любят, - спросила Гермиона.
- Мы тоже ничего не могли понять. Но потом ситуация начала проясняться. Со мной связался Драко Малфой. Ему срочно нужно было поговорить. Он аппарировал ко мне в Хогвартс. В течение нескольких дней неизвестный оставлял на пороге его дома письма с угрозами. Угрожали самому Драко и его жене. Драко переживает, ведь Эльвира сейчас на седьмом месяце беременности, это их первый ребенок.
- Драко женился?
- Да, Эльвира - моя родственница. Она - дочь моей троюродной сестры.
Гермиона присвистнула:
-Два древних рода объединились!
-Эльвира - неплохая девушка. Слизеринка, как и Драко. Я рад такому выбору, - заметил Снейп, - к тому же, они – чистокровные волшебники. Для сохранения древнего рода, это очень важно. Я бы не хотел, чтобы в роду Снейпов появилась грязная кровь. Это просто неприемлемо.
Гермиона обернулась, чтобы взглянуть на дочь, которая заснула. Девушка скрипнула зубами.
- Могу я узнать, кто отец вашего ребенка? – Снейп пристально посмотрел на Гермиону.
Гермиона инстинктивно сжалась и приготовилась защищать себя и дочь.
-Простите, профессор, что именно вы хотите знать? – сдержанно спросила Гермиона. – Если вы хотите знать имя, то я вам его не скажу.
- Он такой же маглорожденный, как и вы? – презрительно спросил Снейп.
Гермиона начала тихонько закипать.
-Если вы захотели вывести меня еще больше, то вам это легко удалось! Но я отвечу все же на ваш вопрос, так и быть! Ее отец- чистокровный волшебник из очень старинного и уважаемого рода, его родословная уходит в века, чем он очень гордится… Хотя, он самый настоящий козел. Вы удовлетворены моим ответом? Вам стало легче, когда узнали, что рядом с вами, на одном пространстве не находится две грязнокровки? Хоть моя дочь не должна вызывать у вас чувство брезгливости, - Гермиона произнесла эту тираду не одном дыхании.
- Что ж, мисс Грейнджер, могу сказать, что вы меня очень удивили. Зная вас, зная, что вы не склонны ко лжи, исключая, конечно, случаев с Поттером и Уизли, я вам верю, - удивленно сказал мастер зелий.
При упоминании ее честности, Гермиона залилась краской. Да, она всегда была честна со всеми. Конечно, были случаи, когда ей несколько раз приходилось врать, но от этого зависели жизни ее друзей и многих других людей. А сейчас она просто завралась, и как распутывать этот клубок лжи она еще не знала. Через несколько секунд Гермиона взяла себя в руки. Сней продолжал говорить:
- Я удивлен, что волшебник - аристократ допустил связь с…нечистокровной ведьмой. А еще более, что допустил рождение ребенка от этой связи…
- А что нужно было со мной сделать? Убить? – прошипела тихо Гермиона.
- Ну, нужно было сде…
Не дав профессору договорить, Гермиона страшно спокойным голосом, еле сдерживая себя, сказала:
-Профессор, Снейп, я бы не хотела обсуждать свою личную жизнь с кем-либо, а с вами и подавно.
Гермиона крепче сжала руль и сосредоточилась на дороге. Профессор Северус Снейп просто не догадывался, какие мысли роятся сейчас в этой курчавой головке. Он видел, что Гермиона Грейнджер, самая блистательная ученица Хогвартса, а затем и подающий большие надежды ученый, один из самых молодых профессоров, и, наконец, мисс спокойствие и дружелюбие, еле сдержалась. Северус увидел, как она закусила пухлую нижнюю губку и нахмурилась. Костяшки пальцев побелели- с такой силой она сжала руль. Грудь Гермионы тяжело вздымалась. Снейп прогнал от себя картинку, увиденную ранее - распахнутый халат молодой женщины, а там…Она была великолепно сложена, никогда бы не подумал, что под одеждой может скрываться такое соблазнительное тело. Не удивительно, что она затащила в постель того малого, у него даже не хватило ума предохраниться, так она ему забила голову. Вдруг Снейп почувствовал какие-то движения. Посмотрев вниз, он увидел, что Гермиона подвинула немного ногу и теперь нервно постукивает о пол высоким каблуком. Задержав взгляд на стройной женской ноге, Снейп нахмурился. У него уже очень давно не было женщины. Хотя, до сегодняшнего дня это не было для него большой проблемой. Сейчас же, ощутив тепло, которое исходило от девушки, запах ее духов, который перемешался с ее природным запахом, увидев не больно- то скрытую юбкой ножку, Северус Снейп, строгий учитель зелий, гроза всей школы, почувствовал сильнейшую эрекцию. Желание было настолько сильным, что мастер зелий забеспокоился, как бы Гермиона ничего не увидела. Он изменил позу, закинув ногу на ногу.
Гермиона же продолжала сосредоточенно вести машину, обдумывая новую информацию. Она винила себя за все проступки жизни и никак не могла понять, какие чувства испытывает к человеку, сидящему рядом. Она страшно хотела своего бывшего учителя. От такого признания себе, Гермиона вздрогнула. Хотеть профессора Снейпа? Джинни бы подумала, что она сошла с ума. Но факт остается фактом - Гермиона отметила про себя, что с удовольствием бы расставила перед ним ноги. Какой кошмар! Как она может думать о таком. В ее голове происходит что-то невообразимое. Скромная, стеснительная, воспитанная в строгости, Гермиона осознавала, что ведет себя совершенно не так, как обычно. Не удивительно, что Джинни все время пытается устроить ее личную жизнь. Ей уже 26 лет, но у нее нет мужчины, с которым бы она могла провести ночь. Вообще, она как-то не задумывалась об этом. Учась, преподавая в университете, Гермиона не была обделена мужским вниманием. Но они ее совершенно не интересовали. Как-то было не до этого. А сейчас, до «этого»? Совершенно не подходящее время для мыслей о сексе. Да еще о сексе с мужчиной, на 20 лет старше нее. Ну, возраст не имеет никакого значения. Хорошо, ну, а то, что это был ее учитель в течение семи лет. ХМ, но это же не значит, что профессора не занимаются сексом?! Интересно, а у Снейпа есть любовница? Интересно, каков он в постели? Что за мысли, Гермиона. Судя по его носу… Хм, а нос у него большой. Я рехнулась. Хочу Снейпа, хочу так, что уже мокро между ног. Я очень хочу человека, который скоро может меня просто придушить… или потихоньку отравить. Да, в гневе он страшен! Если узнает, ЧТО я сделала?! Нет, убьет сразу, даже не будет время тратить на яд. Но ведь он может и не догадаться, с какой стати, я ведь с ним не спала…А очень бы хотелось. Фу, Гермиона, с сексуальной неудовлетворенностью надо что-то делать, а то уже на преподавателей засматриваюсь. Но хорош же мужчина, в моем вкусе - высокий брюнет с темными глазами, интеллект просто поражает, правда, характер - просто жуть; но ведь в постели можно не говорить.…Все, списываю свои недостойные мысли и желания на стресс и переутомление. Все. Мне не свойственно думать о таком. Но НЕ думать о таком - это тоже не нормально. …Зелье, которое я тогда сварила…Стоп. Зелье. Но, на сколько я помню, оно просто немного усиливает эффект. Нужно все прочитать заново. А сейчас необходимо узнать все подробности.
-Хм, профессор Снейп?!
-Да, мисс Грейнджер? – Снейп спокойно посмотрел на девушку.
- Я бы хотела продолжить наш прерванный разговор.
- Я так понял, что вы, наконец, успокоились после обсуждения вашей личной жизни? – съязвил профессор зелий.
- Я никогда не успокоюсь, когда кто-нибудь будет лезть не в свои дела, профессор.
- Я настаиваю на самых сильных успокоительных. («И хорошем сексе. Это сбило бы с тебя спесь», - подумал про себя Северус Снейп ).
- Простите, профессор. Мы остановились на письмах, которые приходили Драко и его жене. Что было в этих письмах?
- Драко обвиняли в том, что он не послушался родного отца, встал против его воли и не примкнул к Воландеморту. Драко называли отступником, обвинили в том, что именно из-за него Нарцисса тронулась умом и попала в больницу св. Мунго.
- А что, вообще, случилось с родителями Драко? Насколько я знаю, Люциуса Малфоя так и не удалось найти.
- Да, после падения Воландеморта довольно долгое время его тщательно разыскивали. Так же, как и некоторых других УС. Макнейра так же не удалось найти. Для этой цели была создана специальная группа авроров. Но их так и не нашли. Спустя время, их объявили, как погибших во время битвы.
- А Нарцисса?
- Первые признаки болезни у Нарциссы стали проявляться не тогда, когда Драко порвал всякие отношения с родителями, а намного раньше, - с приходом Воландеморта.
Гермиона внимательно слушала рассказ профессора Снейпа, стараясь не упустить ни одного слова. Профессор продолжал:
- Драко категорически отказался примкнуть к Воландеморту. Для Люциуса и Нарциссы это было полнейшим шоком. Состояние Нарциссы совсем ухудшилось, когда пал Воландеморт и пропал Люциус. Это был крах всех ее надежд на власть и богатство.
- Она сейчас в больнице?
- Да, она находится в специальном отделении при больнице св. Мунго. Хоть она и считается УС, но вы же знаете, мисс Грейнджер, что душевнобольных в Азкабан не садят.
- Что же теперь делает Драко?
- Он отвез Эльвиру к родственникам. Тем, которые встали на его сторону и так же не примкнули к Воландеморту. Там она, я думаю, будет в безопасности.
- Профессор Снейп, а вам не приходили такие письма?
- Да, сегодня вечером, вернее, уже вчера. Но это не все! Вчера в Хогвартс прилетела сова из министерства… Артур Уизли сообщил, что все упивающиеся смертью, которые находились в Азкабане, бежали. Их камеры пусты. Как это им удалось - неизвестно. Мы предполагаем, что в министерстве есть предатели.
- Азкабан пуст? ВСЕ упивающиеся НА СВОБОДЕ?!
С этими словами Гермиона вцепилась в руль, пытаясь справиться с управлением. Машину занесло на обочину, прямо в кусты.
- Мисс Грейнджер, - спокойно сказал Снейп, - хорошо, что сейчас раннее утро и мало машин. Пересаживайтесь, машину буду вести я.
Поменявшись местами, Снейп и Гермиона больше не разговаривали, сосредоточенно думая каждый о своем.
-Профессор, - подала голос Гермиона, - но, если УС сбежали только вчера, то кто слал записки Драко, устроил автокатастрофы, чуть не убил семью Невилла?
- Вот. В этом и суть, мисс Грейнджер! К УС необходимо было применить поцелуй Дементора. Но волшебная общественность проголосовала за то, чтобы они пожизненно остались в Азкабане, мучимые дементорами. Никто не подумал о том, что кто-то еще, кроме погибшего Воландеморта, сможет вытащить их оттуда. Я уверен теперь, что Люциус и Макнейр выжили и отсиживались где-то. Они могли навербовать новых упивающихся и начать действовать… А сейчас, объединив всех УС, Малфой располагает совершенно неконтролируемой, страшной силой. Я не могу даже представить, что они еще сотворят. Но одно все же ясно - они будут мстить. И мстить безжалостно.
- Вы хотите сказать, что все те, кто боролся с УС, их семьи, близкие, родственники, находятся в страшной опасности?!
- Именно так, мисс Грейнджер.
- Поттеры предупреждены? – взволнованно пролепетала Гермиона.
- Артур Уизли, я думаю, сразу отправил дочери и зятю сову. Но мы решили перестраховаться и послали к ним Сириуса Блэка. А я и Люпин отправились к вам.
- Что собирается делать Дамблдор?
- Сейчас он еще в министерстве, с Уизли. Я думаю, что к тому времени, как мы попадем в Хогвартс, он уже возвратится.
- О, Мерлин, я думала, что все уже закончилось. Прошло уже 8 лет после тех страшных событий. Все только стали привыкать к тишине и спокойствию. Родители перестали прятать детей и отдают их учиться. Неужели опять нужно готовиться к самому худшему? Неужели опять прольется кровь?
- Она уже пролилась, мисс Грейнджер!! Я уверен, что если бы к схваченным УС был применен поцелуй Дементора, а не найденных УС поискали подольше, - то ничего бы не произошло, - твердо сказал профессор Снейп.
- Кстати, почему вы скрывали то, что у вас есть ребенок, мисс Грейнджер? – неожиданно спросил Снейп.
- Я писала Минерве… хм, профессору Макгонагал о Северине, но просила ее никому не рассказывать, даже Дамблдору. На это есть свои причины.
- Дамблдор послал нас с Люпином за вами, чтобы мы как можно быстрее доставили вас в Хогвартс. Для вашей же безопасности. Мы знали, что профессор Макгонагал переписывается с вами. Дамблдор нашел в ее комнатах конверт с вашим адресом. Если бы мы знали, что вы не сможете аппарировать, то поступили как-нибудь иначе.
- Например?
- Может, воспользовались порталом, - задумчиво предположил Снейп.
- Но для этого нужно много времени, вы могли бы и не успеть создать нужный портал. Тогда бы вы нашли наши тела в нашем доме, - возразила Гермиона.
- Нет, успеть можно было бы…
- Извините, профессор Снейп! Мне необходимо пересесть на заднее сидение, - поспешно прервала мастера зелий Гермиона.
- Что вам не сидится, мисс Грейнджер! Профессор?! (последнее слово он произнес со смешком).
- Мне надо покормить малышку. И ничего смешного я не вижу. Я такой же профессор, как и вы (ну, почти такой, - подумала Гермиона).
Снейп притормозил, машина остановилась. Гермиона поспешно вышла и пересела на заднее сидение, устроившись так, чтобы Снейп ее не видел в зеркальце машины. Мастер зелий сосредоточенно вел машину и внимательно поглядывал на дорогу. Время от времени он морщился от боли, потирал плечо или грудь. Но Гермиона знала, что без ее восстанавливающего зелья, Северусу Снейпу сейчас бы было намного хуже.
Взяв на руки плачущую малышку, Гермиона еще раз украдкой посмотрела на Снейпа. Северина, оказавшись на руках у мамы, засмеялась и протянула ручки к груди.
- Ты кушать хочешь, маленькая моя? – спросила Гермиона у Северины.
Быстро расстегнув три пуговицы на пиджаке, расстегнув бюстгальтер, Гермиона приложила ребенка к груди. Получив желаемое, Северина успокоилась и начала кушать.
Гермиона кормила ребенка, все время, поглядывая на профессора зелий. Если он увидит, что она кормит ребенка грудью, то потом она никогда уже не отделается от его язвительных замечаний. Гермиона знала, что в волшебном мире ведьмы никогда не кормят детей грудью. Гермиона же имела на этот счет свое собственное мнение. Молока у нее было предостаточно, и она с самого рождения и до сегодняшнего дня кормила Северину молоком, прикармливая детским питанием и смесями, положенными для ее возраста.
Здоровье ребенка для нее было превыше всего. Но, живя в мире волшебников, Гермиона не афишировала свои взгляды на процесс вскармливания, не желая привлекать к себе еще большего внимания. Она знала, как относятся к незамужним ведьмам с детьми. Об этом ей напомнил и Северус Снейп. И сейчас она не хотела, чтобы он увидел, что она нарушает еще одно табу волшебного мира. Традиции, блин.
-Вот дерьмо! – воскликнул профессор зелий.
Гермиона инстинктивно прикрыла грудь ладошкой.
- Что случилось? – поспешно спросила она.
- Ежик. Чуть не задавил, - недовольно пробормотал профессор.
- Кстати, профессор Грейнджер, могу я спросить у вас одну вещь? Чем вы кормите ребенка?
- М… молочной смесью… из бутылочки, - соврала Гермиона.
- Да?! Странно! Но запах приятный, - сказал, задумавшись, профессор Снейп.
- А что, вы чувствуете?! Ах, да, извините, я совсем забыла, что у вас отменное обоняние.
- Да, мисс Грейнджер, это очень важно при изготовлении зелий. Хороший зельевар должен иметь хорошее обоняние. А вы разве не чувствуете этот запах? – спросил Снейп удивленно, - Вы же тоже занимаетесь зельями.
- Я? Ну, я чувствую,… конечно. Может, просто у меня опыта намного меньше, чем у вас. И я уже 8 месяцев чувствую этот запах, привыкла, наверное.
«Ой, это же мое собственное молоко пахнет, - принюхавшись, подумала Гермиона, - Ну у него и обоняние! Мне до такого далеко».
-Покажите коробку, мисс Грейнджер. Я чувствую, там интересные ингредиенты, - с тоном заинтригованного ученого-фанатика потребовал Снейп.
- Хм, профессор, сейчас совсем не время, мы же спешим. К тому же, коробка находится далеко в сумке. Давайте потом? – мягким тоном ответила Гермиона.
Снейп кивнул.
Гермиона как раз успела привести в порядок свою одежду и начала переодевать малышку.
- Мы почти приехали в аэропорт. Осталось совсем немного, - сверяясь с картой, предупредил Снейп.
Гермиона выглянула в окно автомобиля. Они ехали по трассе, которую уже заполнили десятки машин. Все куда-то спешили, не обращая на них внимания. Это несколько успокоило взвинченные нервы девушки. За ними пока не следили, не гнались, не преследовали. Вдруг на дороге образовалась какая-то пробка; машины, ехавшие впереди, остановились, встали в ряд.
- Мы не можем ждать, - выруливая, сказал Северус Снейп.
Он свернул на боковую дорогу. Гермиона обернулась и начала внимательно всматриваться в происходящее за окном.
- Там полицейские, дорожный патруль. Они проверяют у всех документы, и что-то спрашивают, - с ужасом сказала Гермиона.
- Этого нам еще не хватало! Неужели подключили магловские силы?! Теперь я уверен полностью, что все нити тянутся к министерству магии… Мисс Грейнджер, у вас есть документы, паспорт?
- Да, есть.
- Дайте мне не минуту, - потребовал мастер зелий.
Гермиона раскрыла сумочку, достала оттуда свои документы и протянула своему бывшему учителю. В это время они проезжали мимо небольшого придорожного кафе.
-А можно мне выйти на минутку? Мне срочно надо, - попросила Гермиона профессора Снейпа.
- Мисс Грейнджер, если вы голодны, то вам придется подождать, - заметил Снейп.
- Нет, мне надо… надо в туалет, - соврала Гермиона.
Снейп притормозил на стоянке, неподалеку от кафе. Гермиона схватила сумочку и поспешила к входу в кафе. Зайдя в туалет, Гермиона достала из сумочки небольшой свиток пергамента и навела на него волшебную палочку. Превратив провокационные документы в тюбик губной помады (уж, мужчина никогда не заинтересуется этим предметом), Гермиона облегченно вздохнула. Выйдя в зал кафе, девушка опять увидела полицейских, которые проверяли документы. Стараясь не столкнуться с ними, Гермиона поспешила к выходу. Выйдя не улицу, Гермиона увидела, что выезд со стоянки перекрыт, а несколько полицейских переходили от машины к машине, требуя документы и заглядывая в салон автомобиля.
Гермиона распахнула двери машины и села на переднее сидение рядом со Снейпом. Северус Снейп невозмутимо сидел и наблюдал за работой полицейских.
- Что нам теперь делать? Они ищут нас, я в этом уверена!
- Спокойнее, мисс Грейнджер. Смотрите сюда, - с этими словами он протянул ей два паспорта и водительские права.
Гермиона осторожно открыла их - мистер и миссис Ричардсон. Гермиона удивленно посмотрела на невозмутимого Северуса Снейпа.
- Мы - мистер и миссис Ричардсон?! МУЖ И ЖЕНА?!
- Увы, но – да. Муж и жена, - недовольно сказал Снейп, - хотя, мне это неприятно. Никогда не думал, что буду подделывать документы. Кстати, миссис Ричардсон, мы едем за границу, у нас с вами – долгожданный отпуск.
- А как же Северина? А на нее документы?!
- Мисс Грейнджер, вы меня удивляете! Где ваш проницательный ум? – съязвил Снейп. – Полицейские ее не увидят и не услышат.
- ???
- Мисс Грейнджер, когда вы волнуетесь, то глупеете на глазах. В розыске участвуют, скорее всего, все полицейские этого города. Ищут вас, мисс Грейнджер! Молодую женщину- преподавательницу университета и ее малолетнюю дочь. Уверен, что разыскивают и мужчину, сопровождающего вас, то есть меня. Полицейские не должны увидеть ребенка, начнутся вопросы, которые нам не нужны. Я наложил заклятье невидимости.
Гермиона кивнула, соглашаясь со Снейпом, и решила не реагировать на его обидный сарказм. Настроение было не то.
Тем временем полицейские медленно приближались к их машине, проверяя документы у водителей и расспрашивая пассажиров. Гермиона слышала, как бешено колотится ее сердце в груди, как участился пульс, на спине выступили капельки пота. Гермиона посмотрела на Снейпа. Тот вальяжно облокотился о спинку сиденья; поудобнее, насколько это было возможно, расположил свои длинные ноги и скрестил руки на груди. Казалось, что его совершенно не волнует встреча с магловскими полицейскими. Но это почему-то не успокоило Гермиону.
- Дышите глубже! На вас лица нет, мисс Грейнджер! – приказал Снейп.
- Вам легко судить! У вас нет детей! (Гермиона чуть не осеклась). Я волнуюсь, вдруг они обыщут машину.
- Пока я не видел, чтобы полицейские обыскали хоть одну машину. Ведите себя естественно, вот и все.
Но чем ближе подходили полицейские, тем бледнее становилась Гермиона. Чтобы снять напряжение, девушка начала барабанить пальцами по дверце машины.
- С таким лицом, мисс Грейнджер, вы не убедите полицейских, что отправляетесь в долгожданный отпуск, - прошипел Снейп, - Хорошо еще, если они подумают, что я – муж-тиран и извожу вас. Лишние подозрения нам не нужны.
Гермиона порывисто вздохнула.
- Мисс Грейнджер, а, может, мне наложить на вас Империус? – как бы раздумывая, спросил Снейп.
- Только попробуйте!
- Нееет. Я попробую кое-что другое, - ответил мастер зелий.

С этими словами он немного наклонился к Гермионе и обхватил ее талию обеими руками. Легко приподняв девушку, Снейп пересадил ее поближе к себе. Гермиона инстинктивно выставила руки вперед, чтобы оттолкнуть от себя мужчину. Но Снейпа это нисколько не остановило. Ведь он был намного сильнее ее. Все еще держа одну руку на талии Гермионы, вторую руку Снейп положил ей на спину, и одним сильным рывком прижал девушку к себе. Гермиона попыталась высвободить руки, но оказалась еще сильнее прижата к груди профессора. Гермиона почувствовала, как пуговички пиджака давят в грудь. Задвигав телом, Гермиона пыталась хоть как-то выбраться из этих властных объятий. Но Снейп держал ее слишком крепко. Казалось, что сопротивление Гермионы еще сильнее распаляет мастера зелий. В это время рука Северуса скользнула под пиджачок Гермионы. У Гермионы сбилось дыхание, когда она ощутила у себя на спине горячую ладонь профессора зельеварения. Гермиона попыталась взглянуть в лицо Снейпа . Но в это время почувствовала, как рука мужчины крепко сжала ее колено и начала продвигаться вверх. Откинув голову назад, Гермиона пыталась взглянуть на Снейпа.
- Что вы себе позволяете, профе-с-сор? Ребенок увидит, – сдавленно прошептала Гермиона.
- Она спит, - кратко ответил Снейп.
И воспользовавшись тем, что Гермиона откинула голову, прижался губами к ее обнаженной шее.
Свободной рукой Гермиона уперлась в плечо профессора, пытаясь увеличить дистанцию. Но вдруг почувствовала, как Снейп своей ногой прижал ее ноги к сиденью. Черные волосы профессора защекотали ее щеку, а губы сильнее впились в нежную шею. Тогда Гермиона схватила Снейпа за волосы, оттягивая его голову от себя. Снейп зарычал и укусил Гермиону за шею. Девушка вскрикнула от боли и отпустила его волосы. Тем временем Северус провел языком за ушком у Гермионы, затем взял мочку ее ушка в рот и засосал. Гермиона озадаченно замерла, прислушиваясь, какие ощущения появились в ее теле. Снейп увидел, что девушка на секунду перестала сопротивляться, убрал руку с ее бедра и ловко расстегнул пуговицы на ее пиджачке, а затем распахнул его. Плотная ткань пиджака Снейпа потерлась о нежную кожу.
Гермиона заметила, что больше не может сопротивляться такому сильному и страстному натиску. Тело девушки, казалось, хотело решать все само. Гермиона ощутила такую неудовлетворенность, что у нее заболело внизу живота. Девушка поплотнее свела ноги, чтобы рука мужчины не опустилась туда, где все уже было мокрым и подготовленным. Трусики врезАлись в разгоряченную плоть. Гермиона задвигала бедрами, чтобы сесть поудобней.
- Не надо, - просто попросила Гермиона, пытаясь отодвинуться от мужчины.
Но это движение только усилило давление со стороны Снейпа. Он с явным удовольствием посасывал мочку ее ушка, а затем медленно провел языком по шее. Один раз, затем второй, третий. Гермиона закрыла глаза, тяжело дыша.
- Расслабьтесь, - услышала она в ответ.
- Ну, уж НЕТ, - как можно более ровным голосом произнесла Гермиона.
- Да, - усмехнулся Снейп, стянув с нее пиджак и поцеловав в плечо.
- Нет, - перечила Гермиона, уворачиваясь.
- Да, - повторил Снейп, спуская с ее плеча бретельку бюстгальтера, и нежно поглаживая обнаженное плечо и спину.
- О, нет, - произнесла Гермиона, всхлипнув, и моля Бога, чтобы Снейп не полез ей под юбку, - тогда сопротивление придется отменять.
- О, да! – Произнес Снейп, проведя пальцами по кружевной кайме внизу лифчика.
- О-о, - вздохнула Гермиона, когда длинный палец Снейпа, как бы нечаянно, дотронулся до ее груди.
- Нет, - поспешно добавила Гермиона.
- Да! – Снейп осторожно двумя пальцами потянул за кружево, освобождая одну из грудей Гермионы.
Гермиона почувствовала, что увлажнилась.
- Нет, - Гермиона подалась вперед, чтобы прижаться к Снейпу и не допустить, чтобы он положил ей руку на грудь.
- Даааа, - прошептал Северус, осторожно сжав упругую грудь Гермионы.
- О, дааа, - со стоном согласилась Гермиона, расслабляясь в руках мужчины.
Гермиона почувствовала горячее дыхание Снейпа около уха, его губы произнесли:
- Так вы изменили свое мнение, мисс Грейнджер?
С этими словами профессор зелий начал чувственно ласкать грудь Гермионы, то сжимая, то гладя ее. Вскоре профессор заметил, что от непокорности Гермионы не осталось и следа. Девушка полусидела, откинув голову назад и прогнув спину, полностью отдавшись рукам профессора. Полураздетая, с закрытыми от наслаждения глазами, Гермиона была прекрасна.
Вообще-то, Северус Снейп не собирался доходить до этого момента. Он хотел лишь отвлечь девушку от страха, заставив ее посопротивляться ему; хоть как-то вывести из того транса и оцепенения. Вначале ему пришлось побороться с ней, вызвав у нее приступ ярости и решительности, чего он и добивался. Но затем эта игра захватила его полностью. Тело Гермионы было невероятно нежным и приятным на ощупь. Снейп чувствовал пьянящий аромат девушки, который был присущ только ей. Мужчина заметил, что вначале Гермиона пыталась контролировать свои чувства, пыталась не поддаться его ласкам, но затем ее зрачки расширились, а дыхание участилось, пьянящий аромат намного усилился, Гермиона закрыла глаза, - все это подсказывало, что девушка невероятно возбуждена. Но все же продолжала отталкивать Снейпа.
Азарт и сильное возбуждение подтолкнули его к последующим действиям. Северусу Снейпу вдруг захотелось увидеть, как эта невозмутимая, всегда серьезная и решительная девочка-гриффиндорка потеряет над собой контроль и сдастся. Ему захотелось услышать ее возбужденные стоны, проверить, насколько она возбуждена. С величайшим удовольствием он заметил, что это наконец-то произошло, - она сдалась. Идущая на поводу своих желаний, Гермиона больше не старалась сопротивляться и подчинилась ему. И теперь она тихонько, чуть слышно постанывала, откинувшись на сиденье; ее полная грудь тяжело вздымалась, требуя ласк, на лбу и между грудями появились мелкие капельки пота, волосы выбились из прически. Глядя на нее, Снейп понял, что в ловушку попала не она, а он сам.
Почувствовав, что Снейп рассматривает ее, Гермиона открыла глаза и сама посмотрела на него. Мужчина хрипло дышал и смотрел на нее не мигая, просто пожирая глазами, волосы были спутаны, а рот приоткрыт. Было видно, что он может взять ее прямо сейчас.
Гермиона с ужасом ощутила, что не может контролировать свои действия. Ей вдруг захотелось самой смутить профессора, заставить теперь уже его покраснеть от стыда. Гермиона отодвинулась от профессора Снейпа . Расстояние между ними увеличилось настолько, что она смогла прилечь и поднять с пола ноги в черных туфлях на высоких каблуках. Положив ноги на сиденье и на ноги Снейпа, все еще глядя прямо в глаза профессору, Гермиона очень медленно начала приподнимать юбку, наслаждаясь произведенным эффектом. Снейп задохнулся, а его щеки приятно заалели. Гермиона миллиметр за миллиметром приподнимала черную ткань юбки, обнажая перед мужчиной ноги и бедра. Казалось, что воздух начнет потрескивать от возбуждения, витающего тут.
Профессор Снейп возбужденно поерзал на сиденье, впившись взглядом в белые бедра девушки.
- Мисс Грейнджер, что вы делаете? – застонал он, ощутив уже болезненную эрекцию.
- Расслабьтесь, - услышал он в ответ.
- Ну, уж НЕТ, - ответил он, пожирая глазами полуобнаженное тело девушки и сдерживаясь из последних сил.
- Да, - застонала Гермиона, приподняв до конца юбку.
- Нет, мы не можем сейчас, - прошипел Снейп.
- О, да, - сказала Гермиона, мысленно отмечая свою победу.
С этими словами она согнула ноги в коленях, поставив при этом ступни на колени Снейпа.
-М-м-м, - застонала Гермиона, медленно раздвигая ноги прямо перед лицом своего бывшего учителя.
Мужчина приглушенно зарычал, но сдержался.
- О, дааа, - застонала Гермиона, наблюдая за мужчиной.
Раздвинув ноги полностью, Гермиона дала насладиться Северусу Снейпу самой возбуждающей картиной, которую он только мог видеть в жизни. Черные кружева трусиков подчеркивали белизну бедер, от Гермионы исходил опьяняющий запах сильного возбуждения и желания, запах неудовлетворенной молодой женщины. Снейп остро чувствовал перемены запахов, запоминал их. Теперь ему казалось, что он навсегда запомнит запах этой сладкой, уже мокрой девочки. Шумно вздохнув, Снейп провел руками по бедрам Гермионы, сжав руками ягодицы. Голова мужчины оказалась между коленей девушки.
И тут Гермиона решила довершить начатое. Она пропустила руку себе между ног и оттянула кружево трусиков, обнажая прямо перед лицом Северуса Снейпа( мужчины на 20 лет старше ее, своего бывшего страшного учителя) свою женскую прелесть. Гермиона наслаждалась тем эффектом, который вызвала у профессора.
- Гермиона, что вы делаете?! … Я же трахну тебя прямо сейчас, здесь, в машине, на улице, средь бела дня. И это будет длиться довольно долго и довольно сильно.
- Что вы сделаете? – простонала Гермиона.
- Я оттрахаю тебя со всей силой, на которую только способен, - прошипел Снейп, глядя девушке в глаза.
Но вместо страха и нерешительности, увидел, что глаза Гермионы потемнели и еще шире распахнулись от возбуждения.
- А я не возражаю, - смело ответила Гермиона. При этом она сама удивилась своим словам и такому поведению.




Глава 9.

Широко распахнутые карие глаза Гермионы словили взгляд черных глаз Северуса Снейпа. Эта зрительная связь длилась одну короткую секунду, но Гермионе показалось, что целую вечность.
«Какие у него глаза – черные, бездонные, всепоглощающие», - пронеслась в голове у Гермионы единственная мысль. Гермиона снова прикрыла глаза, пытаясь сообразить, что происходит с ее телом, ее чувствами, ее мыслями. Но так ничего и не поняла, и, открыв глаза во второй раз, вздрогнула.
Казалось, что смелое заявление Гермионы, подействовало на Снейпа, как удар молнии. Мужчина на секунду замер, удивленно разглядывая разрумянившуюся Гермиону, его черная, как соболь, бровь, медленно приподнялась; еще через секунду в глазах вспыхнули хищные, голодные огоньки, ноздри вдыхали женский аромат.
- А вы похотливы, мисс Грейнджер, - тихо прошипел Снейп на ухо Гермионе, нависая над ней.
Гермиона все еще продолжала лежать на сиденье, с широко разведенными ногами. Она чувствовала тепло и приятный мужской запах, который исходил от профессора зелий. По взгляду, которым наградил ее профессор, Гермиона поняла, что сейчас может оказаться под этим крупным мужчиной, который был возбужден до предела.
Тем временем профессор зельеварения положил руку на обнаженную ногу Гермионы и начал медленно, ленивыми движениями, поглаживать нежную кожу, приподнимаясь вверх. По телу девушки пробежала мелкая дрожь, внизу живота все требовательно заныло, в предвкушении того, что длинные чувствительные пальцы профессора окажутся у нее между ног. Гермиона тихо застонала и закусила губу, когда почувствовала, что пальцы Снейпа очень осторожно прикоснулись к плоти девушки.
- О, да, - застонала Гермиона, чувствуя, как пальцы Снейпа еще больше оттянули в сторону влажное кружево трусиков, готовя себе беспрепятственный доступ.
- Оу, как прелестно мокро, - ухмыльнулся Снейп, ощутив пальцами приятную влагу.
- Мисс Грейнджер, вы таите в себе такие секреты… Никогда бы не подумал, что вы можете быть такой… ммм… страстной, жаждущей…
- Прошу, продолжайте. Еще…, - не помня себя от острых ощущений, попросила Гермиона, пряча от Снейпа глаза.
Казалось, что мужчина немного взял себя в руки и вернул контроль над ситуацией. Вернулся и его сарказм.
- Мисс Грейнджер, а вы могли когда-нибудь представить себе, что будете так бесстыдно лежать перед мерзким, страшным профессором зелий с расставленными ножками и просить, чтобы он вас трахнул как можно быстрее? А, Гермиона?!
При этом пальцы Снейпа все же продолжали уверенно ласкать Гермиону, которая пыталась сильнее прижаться к руке профессора.
-Никогда не думал, что гриффиндорцы способны на такое бесстыдство, - с блеском в глазах протянул Снейп, когда Гермиона медленно задвигала бедрами, повторяя движения руки профессора зелий.
- Мне сейчас все равно, что вы обо мне подумаете, - простонала Гермиона.
- Хм, посмотрим, - фыркнул Снейп.

Внезапно Северус Снейп прислушался и замер. Гермиона недовольно хныкнула, когда Снейп убрал от нее руку. Профессор щелкнул пальцами, и привел свою одежду в порядок. Одной рукой он провел по своим волосам, а другой – опустил вниз юбку Гермионы.
- Не хочу, чтобы еще кто-то увидел ваши прелести, - ухмыльнулся Снейп.
- Что происходит? – приподнялась Гермиона, вглядываясь в тонированное стекло.
-У нашей машины стоят полицейские, мисс Грейнджер.
- Ой, - вскрикнула Гермиона, садясь на сиденье и пытаясь привести в порядок одежду.
В дверцу автомобиля, со стороны водителя, настойчиво застучали. Снейп приспустил стекло и увидел двух улыбающихся, нет, скорее, ухмыляющихся полицейских.
- Сэр, не могли бы вы предъявить ваши документы? – обратился к Снейпу один из мужчин.
- Пожалуйста, - Северус Снейп с невозмутимым видом протянул документы.
- Так. Мистер Ричардсон?
Снейп кивнул.
- Могу я попросить, чтобы ваша спутница тоже предъявила какое-нибудь удостоверение личности?
С этими словами полицейский стал так, чтобы увидеть Гермиону, которая как раз застегивала пиджак и поправляла волосы, выбившиеся из прически.
- Это моя жена, миссис Ричардсон, - спокойно ответил Снейп, повернувшись так, чтобы закрыть своей спиной Гермиону, и вручил полицейскому второй документ.
- Хм, понятно, - ухмыльнулся полицейский и переглянулся со своим напарником:
- Это было слышно, - усмехнулся второй.
Гермиона покраснела и сжалась на сиденье. Снейп, в свою очередь, посмотрел на полицейских своим фирменным взглядом так, что они мгновенно поникли и перестали скалить зубы.
- Куда вы направляетесь?
- В данный момент мы едем в аэропорт. Мы хотим провести свой отпуск за границей.
Еще раз просмотрев документы, полицейские пожелали им удачной дороги и начали отходить к другой машине. Отойдя на несколько шагов, один из полицейских обернулся и громко сказал Снейпу:
- Если вам с женой так не терпится, то здесь неподалеку есть неплохой отель.


После такого заявления Гермиона покраснела еще больше, а Снейп фыркнул, заводя машину.
Снейп вывел машину на дорогу; Гермиона не видела выражения лица профессора зелий, так как его черные волосы мягкой волной обрамляли его щеки. Гермиона тихонько сидела, боясь издать хоть какой-нибудь звук. Судорожно втянув воздух, Гермиона медленно выдохнула, стараясь прийти в себя после происходящего. Она была несказанно рада, что номер с полицейскими удался, и они остались вне подозрения, благодаря новым документам и невозмутимому спокойствию профессора зельеварения.

« Стоп. Профессор зельеварения. Учитель, который преподавал у нее на протяжении семи лет. Грозный, страшный и подозрительный ублюдок, который попортил ей в школе достаточно нервов и настроения; который так часто язвил, пугал, угрожал и насмехался над ней и ее друзьями, занижал оценки и снимал баллы. Но ведь, в то же время, он несколько раз спасал шкуру Гарри Поттера!!!
Он ведь сказал правду про то, что она никогда бы не смогла предположить, что будет так себя вести, находясь рядом с ним: она сдалась почти без сопротивления, ответила на его ласки, и что самое главное, о Боже, она готова была отдаться ему без разговоров и сомнений, бесстыдно просила его об этом, позабыв о стеснении, гордости и достоинстве» .

Гермиона вспомнила свою недавнюю позу на переднем сиденье автомобиля и закусила губу. Она вела себя просто… просто… просто неприемлемо. Какой позор! Что теперь он про нее подумает?! Как теперь будет к ней относиться?!
Гермиона с опаской взглянула на Снейпа. Судя по смешку и фырканью, Гермиона поняла, что он представляет, какие мысли крутятся у нее в голове и какие чувства обуревают ею.
- А вы говорили, мисс Грейнджер, что вам все равно, что я подумаю о вас. Ведь так? А теперь вам стыдно за свой… ммм… чувственный порыв? – прошептал Северус Снейп.
Гермиона старалась не смотреть ему в глаза. Девушка сосредоточила свой взгляд на носовом платочке, который нервно теребила в руках.
- Профессор, не надо вгонять меня в краску. Но я хочу указать на то, что именно вы начали…

Договорить Гермиона не смогла, так как раздался требовательный детский плач. Гермиона в глубине души обрадовалась тому, что выдалась возможность прекратить этот разговор, который так ее смущал. Она поблагодарила про себя дочку за то, что та вывела ее из этой щекотливой ситуации.
Гермиона, все еще не глядя Снейпу в глаза, спросила:
- Вы сами снимете чары невидимости? Или это сделаю я сама?
Снейп остановил машину и повернулся к Гермионе, внимательно осматривая ее.
- Нет, думаю, что это должен сделать я. Вы сейчас в таком состоянии, что боюсь, как бы вы чего-нибудь не перепутали, - констатировал Снейп.
- Что ж, снимайте чары… а что вам не нравится в моем состоянии?
- Посмотрите на себя в зеркало, мисс Грейнджер! – рявкнул Снейп, пересаживаясь на заднее сиденье и доставая палочку с рукава.
Взмах палочки – и Северина стала четко видна. Девчушка внимательно посмотрела на мастера зелий, затем – на его палочку, которая была так соблазнительно близко от нее. Еще секунда – и пухленькая ручка ребенка потянулась к волшебной палочке.
- Неет, это тебе нельзя, - поспешно убирая назад в рукав палочку, сказал Снейп. – Вылитая мамаша, пытается получить все сразу.
- Как раз такие черты характера очень развиты у ее отца, - парировала Гермиона, наблюдая за парочкой.
- Что ж, вам виднее, мисс Грейнджер, я ведь не знаком с ее отцом! – ответил Снейп.
- Отчего же, вы его знаете, - тихо ответила Гермиона.

Северус Снейп не услышал ее последней фразы, так как опять пересел на место водителя и хлопнул дверью.
Гермиона взяла малышку на руки и взглянула в зеркальце – да, щеки горят, глаза широко распахнуты, дыхание, как после пробежки марафона!

Оставшийся отрезок пути до аэропорта они проделали за 10 минут без приключений.
Снейп за несколько секунд переделал свидетельство о рождении Северины, превратив ее в юную мисс Ричардсон.
- Что будем делать с машиной? – спросила у Снейпа Гермиона, теребя в руках билеты на авиарейс.
- Я бы не хотел, чтобы вы оставляли ее на стоянке, хоть я и изменил номера…
- Что вы сделали?!
- Изменил номера на автомобиле. Вы невнимательны, миссис Ричардсон, - ухмыльнулся Северус Снейп.
- Когда вы только успели?
- О, насчет моих возможностей, мисс Грейнджер, можете не сомневаться, - многозначительно ответил мастер зелий.
Гермиона сделала вид, что не поняла двойного смысла фразы:
-Так что мы сделаем с машиной?
Северус оглянулся по сторонам, отмечая про себя, что поблизости никого нет, ловким движением достал палочку и прикоснулся ею к машине. При этом он что-то прошептал. Машина исчезла.
- Ну, и где она сейчас? Надеюсь, что вы не забросили ее куда-нибудь, заметая следы? Она мне очень нравится и ужасно дорого стоит.
- Нет, мисс Грейнджер, она находится прямо перед вами, у вашей туфли. Присмотритесь хорошенько.
Гермиона наклонилась и увидела крошечную машинку, словно игрушечную.
Мастер зелий наклонился, осторожно поднял машинку и ловко кинул себе в карман.
- Впечатляет, - только и смогла ответить Гермиона, прижав к себе Северину, которая опять пыталась ухватиться за палочку Снейпа.
Снейп пожал плечами и ответил:
- Машина нам еще пригодится. Ведь нужно будет добраться от аэропорта в Лондоне до Хогвартса.





Глава 10.

Посадка на самолет и сам полет прошли довольно спокойно. Гермиона немного расслабилась и отвлеклась от страшных мыслей о УС. Правда, она продолжала избегать пристального взгляда Снейпа. Ей все еще было ужасно стыдно за то, что произошло в машине. И ей казалось, что и Снейп, в свою очередь, делает вид, что ничего не произошло. А, может, просто думал сейчас о другом, ведь нужно было добраться поскорее в безопасное место.
Северина переносила полет великолепно, не давая Гермионе поводов для беспокойства. Единственным дискомфортом для Гермионы было то, что она не могла покормить ребенка грудью. Сидя рядом с профессором зелий, Гермиона пришлось кормить ребенка детским питанием из бутылочки. Северина несколько раз недовольно выплевывала соску, рассерженно глядя на мамау карими глазенками. Гермиона же пыталась покормить малышку, зная, что с кормлением грудью придется подождать. Снейп внимательно следил за битвой характеров – матери, пытающейся накормить Северину детской смесью, и ребенка, который себе в развлечение пускал молочные пузыри разной формы. Наконец, пол бутылочки было осилено (вторая половина была выплюнута и разлита на пиджак Гермионы).
Гермиона поудобней устроилась на сиденье и задремала, ощущая сейчас себя и ребенка в безопасности. Отчасти потому, что самолет был недоступен упивающимся смертью; отчасти потому, что рядом с ней был Северус Снейп. Не смотря на свой ум и смелость, Гермиона осознавала, что без своего бывшего учителя навряд ли выбралась из этой ситуации.
Профессор зелий сидел рядом с Гермионой Грейнджер и задумчиво потягивал крепкий кофе. Через некоторое время задремал и он.
Гермиона проснулась по двум причинам. Первая – сильно ныла грудь, распираемая молоком, которое прибывало, но не высасывалось ребенком. Вторая – проснулась Северина и требовала внимания. Гермиона опять попыталась покормить ребенка, но уже фруктовым пюре. И – о чудо!!! Пюре было съедено, ребенок – накормлен. Гермиона решила и сама поесть, хотя от таких переживаний всегда теряла аппетит.
Немного перекусив, Гермиона решила, что больше не сможет просто так сидеть и терпеть боль в груди.
- Профессор, хотите вы этого или нет, но вам придется подержать ребенка. Я сейчас приду, - твердо сказала Гермиона, усаживая пораженному профессору зельеварения на колени ребенка.
Гермиона видела, что Северина совершенно не боится Снейпа. Это позволило девушке поспешно встать и удалиться в туалет, полностью проигнорировав свирепый взгляд Снейпа, который не знал, как ему себя вести с восьмимесячным ребенком.
- Гермиона, немедленно идите сюда, - зашипел он.
Но Гермиона уже быстро зашагала по проходу, спеша в спасительную комнату.
Зайдя в туалет, девушка поспешно закрыла дверь и распахнула пиджак. Дотронувшись к груди, Гермиона сильно поморщилась. Нужно было хоть немного сцедить молоко, которое распирало грудь и делало ее твердой и болезненной.
Через несколько минут Гермиона вышла из кабинки и поспешила к своему месту, надеясь, что Снейп не убьет ее при других пассажирах.
То, что она увидела, заставило ее замереть на месте. Снейп сидел в своем кресле. У него на колене сидела отчего-то очень радостная Северина. В руках у ребенка была погремушка, которой она размахивала и иногда тыкала в грудь профессору зелий. Мастер зелий, в свою очередь, такой радости не разделял. Он недовольно вытирал носовым платком пятно у себя на пиджаке.
- Она срыгнула на мой пиджак, - прошипел он, глядя на Гермиону.
- У маленьких детей это бывает после того, как они покушают, - стараясь не упасть в обморок от такого взгляда, пояснила Гермиона.
- Я знаю про это, но мне легче не становится, мисс Грейнджер.
Гермиона слегка наклонилась, закрывая Снейпа от других пассажиров. Не доставая до конца палочку из рукава, она дотронулась к пиджаку профессора, - пятно исчезло. Гермиона взяла ребенка на руки, ее взгляд упал на интересную игрушку.
- Откуда это? – спросила она у Снейпа.
Тут Северина заплакала, не желая покидать коленей профессора.
Снейп незаметно щелкнул двумя пальцами и из воздуха появилась еще одна игрушка. Протянув ее плачущему ребенку, Снейп посмотрел на Гермиону.
- Вопросов нет, - поспешно ответила девушка.
Далее полет прошел без каких-либо приключений.



Покинув самолет, Северус Снейп и Гермиона Грейнджер с Севериной на руках, направились к выходу из аэропорта. Выйдя за его пределы, волшебники подыскали подходящий безлюдный переулочек на окраине Лондона, чтобы увеличить свою машину.
- Я буду за рулем, - твердо сказал Снейп, заводя машину щелчком пальцев. – Не так часто выпадает возможность поездить. Да и вы, мисс Грейнджер, сможете отдохнуть.
Гермиона кивнула, зная, что с профессором нельзя спорить. Гермиона достала из сумочки небольшой флакончик с восстанавливающим зельем и протянула его Северусу Снейпу. Тот удивленно посмотрел на нее.
- Насколько я понял, вы и так влили в меня двойную порцию, пока я был без сознания, мисс Грейнджер.
- Да, но после принятия зелья, желательно находится в полном покое, исключая любые нагрузкии и переживания. Боль может вернуться с новой силой, хоть повреждения уже и исцелены. Поэтому вам лучше выпить новую порцию. А когда возвратитесь в Хогвартс, - немедленно ложитесь в постель.
После этих слов Снейп медленно развернулся к ней, смерил тяжелым взглядом и проговорил:
-Я буду делать то, что считаю нужным.
Флакончик с зельем опустился в карман мастера зелий.
-Зря. Очень зря, - тихо сказала Гермиона.
- Мисс Грейнджер, попрошу вас не шептать и не сбивать меня с дороги.
Гермиона решила не нарываться на неприятности.
- советую вам лечь на заднем сиденье и поспать, вы еле держитесь на ногах, - через несколько секунд раздался бархатный голос мастера зелий.
Гермиона благодарно посмотрела на своего бывшего учителя и устроилась поудобней на заднем сиденье, уложив перед собой Северину.
Гермиона не знала, сколько именно она проспала, но проснулась она оттого, что машина резко затормозила, раздался какой-то глухой стук и прозвучал вскрик.
Гермиона приподнялась на локте, пытаясь выглянуть в окно.
- Лежите тихо, - прозвучал голос профессора зелий.
- Что происходит? – взволнованно, но шепотом спросила Гермиона.
- Будет лучше, если вы ляжете с ребенком на пол, - быстро проговорил Снейп, выхватывая волшебную палочку. – Быстро!! – взревел он.
Сон, как ветром сдуло! Гермиона завернула Северину в одеялко и прилегла с ней на пол, успокаивая себя тем. Что Снейп вытащит их из этой передряги.
Гермиона услышала, как Снейп вышел из машины и закрыл дверь сильным заклятьем, чтобы никто, кроме него, не смог туда попасть. Затем раздался чей-то громкий вопль, что-то опять стукнулось о дверцу машины. После всего этого лобовое стекло автомобиля разлетелось на мелкие кусочки, а сам автомобиль отъехал назад по дороге несколько метров.
Гермиона закрыла глаза, прикрыла собой ребенка и еще глубже забилась под сиденье.
Вдруг все стихло. Не было слышно никаких голосов; никаких вспышек света, автомобиль стоял неподвижно. У Гермионы закололо сердце от страха, она боялась, что все уже закончено – Северус Снейп убит, а ее и ребенка схватят УС. Как она не подумала раньше о том, что их могут поджидать на границе владений Хогвартса!
Гермиона села на полу, опираясь спиной о сиденье и сжимая в руке палочку.
- Т-с-с-с-с, - Гермиона прижала палец к губам и посмотрела на Северину.
Вдруг к автомобилю кто-то подошел. Гермиона притихла и похвалила себя за то, что купила машину с тонированными стеклам. Ей было все видно, но человеку, стоящему у машины, ничего не удалось рассмотреть. Мужчина дотронулся к ручке двери. Но тут же был отброшен от машины в сторону. Мужчина вскрикнул и упал на дорогу.
-Поттер, раздался раздраженный голос Снейпа, - я же сказал вам. Чтобы вы не подходили к машине!!! Неужели вы думали, что я оставлю ее так, без присмотра и защиты?!
Снейп медленно подошел к молодому мужчине и нехотя наклонился и помог Гарри Поттеру подняться.
Гарри виновато улыбнулся, потирая обоженную руку. Снейп оттащил от машины два трупа УС и подошел к третьему, который лежал неподалеку в кустах. Профессор зелий склонился над ним, пробуя пульс. Затем он выпрямился во весь свой впечатляющий рост и раздраженно взревел:
-Сириус!!! Твою мать!… Я же крикнул тебе, чтобы ты его только оглушил, ведь те трое – уже были мертвы, когда вы появились. Я хотел оставить этого, чтобы получить хоть какие-нибудь сведения. А ты, старая собака, все испортил!
В поле зрения Гермионы появился никто иной, как Сириус Блек, собственной персоной. Он что-то прохамил Снейпу и подошел к Гарри. Гарри указал Сириусу на машину, а затем – на пострадавшую руку. Сириус усмехнулся, оглянулся на Снейпа и одобрительно хмыкнул, потрепав Гарри по плечу.
Гермиона облегченно вздохнула и поднялась с пола, но дотронуться к дверце не осмелилась.

Через несколько секунд к машине подошел Северус Снейп и снял с нее защиту.
-Мисс Грейнджер, с вами все в порядке?! – взволнованно спросил профессор зельеварения, увидев повсюду груду осколков.
- Да, все в порядке, мы не пострадали. А как тут очутились Гарри и Сириус?
- Вот у них и спросите, - ответил Снейп, убирая взмахом палочки осколки.
- Герми!!! Я так рад, что с вами все хорошо!!! – Гарри Поттер широко улыбнулся подруге.
- Гарри, я так переволновалась, если бы ты знал! – Гермиона оказалась в объятьях лучшего друга.
Северина узнала своего крестного и улыбнулась.
Северус Снейп недовольно разглядывал возмужавшего Поттера, который поцеловал Гермиону в щеку. Руки профессора непроизвольно сжались в кулаки.
«Идиллию» нарушил Сириус Блек, который вышел из близлежащих кустов с палочкой в руке. Увидев целую и невредимую Гермиону, давнюю подругу крестника, Сириус Блек облегченно вздохнул и поспешил к ней.
- Герми, ну и заставили вы с Северусом нас поволноваться! Ну, и где твоя малышка, о которой я узнал только недавно?! Мы с тобой в последнее время очень редко виделись, Джинни рассказывала мне, что у тебя диссертация, издание книги, тебе некогда. А про ребенка – ни слова!
- Гарри, и вы скрыли ТАКОЕ событие даже от меня?! Нет, это немыслимо! Такая конспирация!!! – обратился Сириус к притихшему Гарри.
- Сириус, не обижайся на Гарри, это я его попросила, а он сдержал слово.
Сириус кивнул с пониманием.
Гермиона повернулась к Блеку и показала ему Северину. Блек взглянул на ребенка и замер, затем втянул в себя воздух и принюхался.
- Блек! Ты до сих пор не отучил себя от собачьих повадок! – съязвил Снейп, который оперся о капот автомобиля.
- Собачьи повадки, Северус, меня никогда не подводили! Когда мы попадем в Хогвартс, мне нужно будет с тобой серьезно поговорить. Гермиона, дорогая, это и тебя касается!
Гермиона удивленно посмотрела сначала на Сириуса, а затем – на Гарри.
- Что, тоже меня будешь обнюхивать?! – продолжал разговор Снейп.
- Северус! Прекрати. Твой сарказм сейчас ни к месту. Просто Северина…хм, так интересно пахнет, что я не удержался и …
- Сириус, если бы твоя голова нормально соображала, то ты бы вовремя остановился, и не прихлопнул того УС, которого Я оставил, а теперь у нас нет никакого источника информации. А ты еще рассуждаешь про то, что к месту, а что – нет, - Северус Снейп пренебрежительно махнул рукой и пошел к трупу еще одного УС.
Сириус последовал за ним, извиняясь. Мастер зелий подошел к лежащему телу, носком элегантной лакированной туфли перевернул его, затем снял с лица лежащего серебристую маску.
-Он мне не знаком, - сказал Снейп Блэку после того, как всмотрелся в лицо убитого УС.
Сириус вздохнул:
-Мерлин, это совсем молодой мужчина! Неужели, после всех трагедий с Воландемортом, еще остались глупцы, которые хотят стать УС?!
- Сириус, иногда ты удивляешь меня своей наивностью, - устало огрызнулся Северус.
Пока Северус Снейп и Сириус Блек, как обычно, выясняли отношения, Гермиона отвела Гарри в сторонку и с ужасом спросила:
- Ты ему что-то сказал? Сказал? Гарри, отвечай!
- Герми, я просто сказал Сириусу, что у тебя есть ребенок. Ведь никто, кроме нас с Джинни и Макгоннагал, не знал! Ни Снейп, ни Люпин, не знали, что ты просто не сможешь аппарировать из-за того, что Северина такая маленькая. Я сразу понял, что вам со Снейпом придется добираться магловским способом, а это очень опасно, ведь вас могут выследить и подстеречь. Вот мы с Сириусом и решили вас встретить, чтобы перестраховаться. Вообще, мы стояли немного дальше, и, когда услышали шум борьбы, то поспешили сюда. Но Снейп, хочу признать, не смотря на сволочной характер…
- Гарри, прекрати, он спас мне и Северине жизнь.
- Ладно! Не смотря на ПЛОХОЙ характер, со всем справился сам. Не очень хочется, но признаю, что он еще один из самых сильных волшебников. Вон, три трупа. А четвертого уделал Сириус, но Снейп ужасно разозлился, так как хотел заполучить того УС живым.
- Гарри, но почему Сириус так напрягся, когда увидел Северину? Ты видел, КАК он на нее смотрел?! Он мог догадаться.
- Герми, поверь мне, у тебя нет повода сомневаться в моей верности. Но ты не забывай, что Сириус – анимаг высокого уровня. Он много времени провел в облике собаки. И интуиция у него развита очень хорошо. К тому же, Герми, ты что, не видишь, что она просто копия Снейпа?!
- Гарри, молчи! Она на него похожа совсем чуть-чуть.
- Ты просто себя успокаиваешь, Герми. Но ты должна приучить себя к мысли о том, что все вскоре может открыться. Не забывай про Дамблдора и Макгоннагал. Знаешь, мне кажется, что лучше пусть все разрешится, пока Северина маленькая. Будет хуже, когда она сама и окружающие узнают обо всем, когда она будет взрослой. Психологически и тебе, а особенно ей, будет намного тяжелей. Но тебе решать самой, дорогая.
Гарри украдкой посмотрел на Северуса Снейпа, который за последние 8 лет нисколько не изменился. Гарри представил себе, в каком тот будет гневе, когда узнает, ЧТО Гермиона сделала. Но он считал, что был прав в своих высказываниях.
- Гермиона, не переживай так сильно! Все уладится! Главное, что вы целы и невредимы и сейчас находитесь в безопасности. Снейп же не монстр, чтобы так его бояться. Вроде, после войны его немного попустило…
- Гарри, а вдруг он заберет у меня ребенка? Я не боюсь за себя, как ты еще этого не понял? Но ведь ОН является биологическим отцом Северины и мне пришлось по всем правилам задокументировать все в министерстве, в специальном секретном отделе. Хоть это и старинное заклятье, но им иногда продолжают пользоваться, и министерство обязано прослеживать все случаи. Гарри, если бы ты знал, сколько мне пришлось натерпеться, пока создавали комиссию и заполняли все документы!
- Гермиона, эта комиссия обязана держать все в тайне; при всем желании, они не смогут раскрыть тайну рождения Северины, пока ты сама не захочешь это сделать и не разрешишь им говорить на эту тему. Это их работа. Мы с Джинни никому не скажем, твои домашние эльфы – умрут за тебя. Ты должна держать документы в секрете. Что там написано?
- Что ребенок женского пола, рожденный 26 октября 19.. года ведьмой Гермионой Грейнджер, является дочерью Северуса Снейпа, что было подтверждено в ходе расследования применения зелья «Геннезиус». Все доказательства приведены в соответствующих документах.
Знаешь, была бы моя воля, Гарри, я бы обходила министерство десятой дорогой. Но применение такого серьезного зелья, как «Геннезиус», строго контролируется.
- Зелье «Геннезиус», мисс Грейнджер? Очень интересно! Впечатляет, что вы знаете о нем! – Северус Снейп бесшумно подошел к Гарри и Гермионе, которые были чересчур заняты и взволнованны важным разговором.
Гермиона побледнела и прижала ребенка к груди. Гарри нахмурился и поправил очки. Казалось, что приходу Северуса Снейпа обрадовался лишь один человек, который сидел в это время на руках у мамы и сосал соску. Северина улыбнулась во весь рот, соска упала на дорогу. Снейп машинально наклонился и подобрал соску с пола, затем подал Гермионе, предварительно очистив ее заклятьем. Снейп щелкнул двумя пальцами, и на соске появилась ленточка, чтобы предотвратить последующие падения. Сириус Блек, наблюдавший со стороны за этой сценой, утвердительно качнул головой, делая свои выводы.
- Профессор, больше никогда не смейте подкрадываться ко мне, а то вам придется носить мне передачи в больницу св. Мунго! Так и до разрыва сердца недалеко! – произнесла испуганная Гермиона, которая пыталась успокоить Северину, скачущую на руках.
Гарри протянул руки, беря ребенка к себе, но у Северины были свои планы. Она поглядывала на Снейпа умными глазенками.
- Не бойтесь, мисс Грейнджер, я в состоянии сам вас выходить, мы обойдемся без помощи больничного персонала. А что тут за дискуссия о зелье « Геннезиус»? Насколько я знаю, последний раз оно применялось лет 150 назад. Хотел бы я посмотреть на того безумца, который попробует его на себе!
- Но почему безумца? – удивился Гарри.
- Ох, Поттер, советую вам вообще про него ничего не знать! Оно очень сложно в изготовлении. Любая ошибка может стоить жизни той женщине, которая его выпьет. К тому же, могут быть различные побочные эффекты, некоторые из них могут быть болезненными. Вообще, это зелье очень опасно, именно поэтому им практически не пользуются, и министерство следит за его применением. Советую вам, мисс Грейнджер, заняться изучением чего-нибудь другого. Должен признать, что ваша монография по восстанавливающим зельям, довольно неплохая.
- Это был комплимент, профессор? – Гермиона переводила тему разговора.
- Что ж, воспринимайте, как хотите, - ответил тот.
Тут его отвлек Сириус Блек, который спрятал УС, чтобы не привлечь внимание маглов или других членов группировки.

Снейп отошел в сторону, закрепляя наложенное Сириусом заклятье ненахождения.
Северина громко расплакалась, когда поняла, что Снейп не уделит ей внимания.
-Ты видел это, Гарри? – осторожно спросила Гермиона.
Гарри Поттер кивнул.
- Она признает его, как родного. Просится на руки, требует внимания… Сириус тоже на это обратил внимание. Я поговорю с ним, - добавил Гарри.
- Не надо.
- Гермиона, ты что, не знаешь Сириуса? До конца не разобравшись в ситуации, он влетит к Снейпу в подземелья и обвинит его во всех смертных грехах, среди которых будет то, что он сделал тебе ребенка и не женился. Снейп сразу все поймет. И это еще после разговора про это зелье.
- Ты прав, Гарри. Но я хотела бы потом поговорить с Сириусом сама.


Закончив со своими делами, Снейп и Блек вернулись к машине. Гермиона с Севериной и Гарри устроились на заднем сиденье, Снейп занял место водителя, Сириус плюхнулся на сиденье рядом со Снейпом:
- Все время хотел прокатиться на такой шикарной тачке!
- Сириус, заткнись, - огрызнулся мастер зелий, заводя машину.
- Сам заткнись, Северус, помни, что у нас с тобой еще серьезный разговор впереди. Дай мне насладиться поездкой.
Снейп смерил Сириуса презрительным взглядом. Блек мгновенно замолчал.



Глава 11.

Гермиона откинулась на спинку сиденья. Только сейчас, оказавшись в полной безопасности, она осознала, насколько устала.
Северина на руках у мамы сидела очень спокойно, можно сказать, примерно. Тишину в машине нарушал только звон погремушек, с которыми малышка не хотела расставаться.
Снейп вел машину уверенно, только изредка закусывая губу от боли, которая начала его мучить. Все же, Гермиона была права, заставляя его принять дополнительную порцию своего зелья. Но Северус Снейп был ученым до мозга костей. Он не хотел принимать зелье, которое еще не было им изучено и протестировано. Нет, он не боялся, его разбирало любопытство, как всегда, когда к нему в руки попадало новое вещество, зелье или ингредиент.
Сириус Блек спокойно сидел, нисколько не обижаясь на выпады Снейпа. Прошло достаточно времени для того, чтобы они со Снейпом осознали, что пора покончить со старыми обидами и старой неприязнью. После падения Воландеморта оба мужчины успокоились, смогли отдохнуть от постоянного напряжения и чувства постоянной опасности, смогли осознать, что не нужно думать о том, что каждый день в их жизни может стать последним. Сначала они намеренно игнорировали друг друга и разговаривали только в том случае, если в разговоре участвовал посредник – еще один человек. Сириус Блек остался по настоянию Дамблдора преподавать в Хогвартсе. Сириус долго не соглашался. Он еще не привык к постоянному скоплению такого количества людей. Проведя много времени в полном одиночестве, вдали от людей, испытав на себе всю боль утраты элементарного человеческого общения и понимания, Сириус Блек признал, что должен заново учиться жить. Сириус понимал, что Дамблдор хотел ему помочь привыкнуть к новой жизни или… или, может, правильнее сказать, вернуться в старую, давно забытую?! Предложенное место преподавателя по анимагии, немного смутило Блека. Он не мог предположить, как себя надо вести с толпой подростков, которые иногда были просто неуправляемы. Ремус Люпин, который преподавал в Хогвартсе защиту от темных сил, убедил его остаться и всячески помогал давнему другу. На педсоветах Сириус молча сидел и слушал других профессоров, обсуждавших насущные проблемы школы. Дамблдор и Макгонагал, старались лишний раз не трогать Сириуса, который только начинал свою карьеру преподавателя. Но это только заставляло Сириуса почувствовать свою некомпетентность в этом деле. На его удивление, вывел его из этого ступора именно Северус Снейп, который не счел нужным церемониться с преподавателем-новичком, пусть и проявившем себя во время битвы с Воландемортом настоящим героем. Несколько точных замечаний, несколько дельных советов, брошенных в ленивой манере Снейпа, заставили Сириуса встрепенуться и понять, что он сможет показать себя с лучшей стороны. Нет, Северус никогда не пытался подбодрить его, как это делали, например, профессора Флитвик и Стебль, это было совершенно не в его духе. Едкие замечания Снейпа, брошенные во время совещаний или при столкновениях в школьных коридорах, заставили Сириуса подтянуться и доказать всем, и себе самому, что годы, проведенные в Азкабане, не помешают ему стать великолепным преподавателем. Преподавателем, находящим общий язык как с первоклашками, впервые оказавшимися без родительской опеки, так и со студентами – старшеклассниками, которые уже сами могли стать родителями.
Во время приемов выпускных экзаменов, когда создавалась комиссия из нескольких профессоров, Снейп отметил, что пора бы Блеку брать на себя обязанности и поответственней, а не сидеть в тени. У самого мастера зелий было и так дел невпроворот: принимать выпускные экзамены, проверять письменные работы учеников, совмещать обязанности декана и полностью обеспечивать школу всеми необходимыми зельями. К тому же Снейп вел активную научную деятельность, будучи лучшим зельеваром Европы, и в любое свободное время выезжал на всевозможные собрания, заседал в комиссиях и печатался в специализированных изданиях. Это давало Северусу Снейпу насладиться сполна спокойной жизнью, и поднимало статус Хогвартса.
К тому же, количество студентов за последние несколько лет значительно возросло, что заставляло Снейпа просто сбиваться с ног, контролируя всех и вся. Менее закаленные профессора иногда хватались за головы, пытаясь утихомирить намного увеличившиеся классы. На уроках Снейпа всегда стояла тишина. Если Снейп слышал, что в соседней аудитории стоял балаган, то одного появления в дверях рассерженного Северуса Снейпа было достаточно, чтобы потом класс просидел до конца пары тихо, как мышки.
В глубине души Сириус восхищался мастерством Северуса Снейпа, что подтолкнуло его доказать, что он сможет не хуже.
Снейп понимал чувства Блека. Но не считал, что должен относиться к нему мягче.
Ну уж нет, с какой стати?!




Глава 12.

В ЭТО ВРЕМЯ В ХОГВАРТСЕ…

Декан гриффиндора – Минерва МакГонагалл – аппарировала у ворот Хогвартса. Взволнованно оглядевшись вокруг, поправив очки на переносице, женщина поспешила к парадному входу школы.
У крыльца стоял Хагрид, вокруг которого бегал Клык.
- Здравствуй, Хагрид, - МакГонагалл запрокинула голову, чтобы рассмотреть лицо великана. – Хоть ты можешь мне что-нибудь объяснить? Что это за нападения?!
- Профессор, здрасьте… Тут такое происходит, ТАКОЕ… - Хагрид чуть не заломил от горя руки.
- Хагрид, не впадай в истерику! Это на тебя уж совсем не похоже, - сказала Минерва МакГонагалл, стремительно поднимаясь по ступенькам парадного крыльца.
Хагрид поспешил открыть перед деканом тяжелую дубовую дверь.
- Рубеус, директор Дамблдор сейчас в школе?
- Да, он прибыл из министерства совсем недавно. Сейчас он, наверно, у себя в кабинете.
- Спасибо, Рубеус. Кто-нибудь из учителей уже есть в школе?
- Да. Профессор Спраут и профессор Лоунгботтом так и остались в школе еще с начала каникул. Сегодня утром прибыл мистер Филч, а мадам Помфри прибыла сразу же после того, как я нашел у ворот школы раненого профессора Люпина…
- Что с ним?! – Минерва МакГонагалл была шокирована такой новостью.
- Ох, если бы не мастерство мадам Помфри и не запасы снадобий профессора Снейпа… я даже боюсь подумать, что бы могло быть. У профессора Люпина серьезное ранение в голову, он потерял много крови. Но он уже приходит в себя…иногда. Он нам все рассказал.
Упивающиеся смертью вернулись! Профессор, все начинается заново!!!
- Профессор Снейп уже прибыл в Хогвартс? Он извещен? Вы его нашли?! Он же всегда оставляет свои координаты на самый непредвиденный случай. – МакГонагалл просто неслась по школьным коридорам в направлении директорского кабинета.
- Ох, профессор, - Хагрид в третий раз за последние 5 минут шмыгнул носом, - про него и мисс Грейнджер еще ничего не известно, они еще не прибыли в Хогвартс. Мы все ужасно волнуемся!
Минерва МакГонагалл побледнела и сильнее стиснула ручки своего дорожного саквояжа.
- Произошло нападение на мисс Грейнджер?!
В это время дверь кабинета директора школы распахнулась.
На пороге стоял Альбус Дамблдор.
Его длинная белая борода осталась неизменной, так же, как и очки-половинки, из-под которых смотрели умные ярко-голубые глаза. Для своих, даже для волшебника, преклонных лет, директор Хогвартса держался впечатляюще внушительно.
Увидев на лице Дамблдора новые морщинки, Минерва МакГонагалл поняла, что произошли серьезные события.
- Минерва, как я рад, что мы наконец-то нашли тебя, - с этими словами директор подхватил женщину под руку и повел в кабинет.
Хагрид последовал за ними. В кабинете уже находились мадам Помфри и профессор Лоунгботтом.
- Мерлин, Альбус, я ужасно переволновалась, когда получила одновременно три совы – от тебя, Поппи и Гарри Поттера. И ни в одной записке не было нормального объяснения, что произошло. Практически, одни и те же строки: « Как можно быстрее аппарируйте в Хогвартс! Происходят новые нападения Упивающихся смертью!» Что случилось с Ремусом Люпином?! Что случилось с Гермионой?!
- Минерва, дорогая, лучше сядь! Рассказ будет долгим, - мадам Помфри устало похлопала по сиденью кресла.
- Поппи, я не смогу спокойно сидеть, - МакГонагалл беспокойно зашагала по кабинету.


После того, как декан гриффиндора выслушала рассказ своих коллег о недавних событиях, она в ужасе поднесла ладонь ко лбу.
- Это моя вина, Альбус! Моя вина! – женщина замерла посередине кабинета.
Все присутствующие удивленно взглянули на Минерву МакГонагалл.
- Если бы я не уехала из Хогвартса, не покинула школу, - все было бы иначе!
- Минни, дорогая, причем тут ты? – мадам Помфри подошла к МакГонагалл и прикоснулась к ее плечу, - ты не виновата, что упивающиеся смертью появились вновь!
- Поппи, я виновата в той ситуации, в какой оказались Северус и Гермиона! Если бы я знала, что такое случится!
- Минерва, что случилось? – Дамблдор ободряюще кивнул.
- Альбус, я переписывалась с Гермионой. Я все знала о ее учебе, о ее работе. И…хм, она рассказала мне о некоторых событиях своей личной жизни. Она доверила мне одну тайну, о которой попросила никому не говорить. Альбус, даже тебе. Я пообещала, что буду свято хранить ее тайну, пока все само не раскроется… - женщина замолчала, собираясь с мыслями.
Через некоторое время она продолжила:
- Дело в том, что у Гермионы есть ребенок. Девочка. Ей уже восемь месяцев. Гермиона не рассказала мне, кто является отцом ребенка и что произошло между ними, почему им пришлось расстаться… А я не спрашивала, потому что считала, что она сама мне все расскажет, когда сочтет нужным.
О, Альбус, если бы я не уехала к подруге, я бы осталась в Хогвартсе и смогла бы предупредить вас с Северусом о том, что Гермиона не может просто аппарировать в Хогвартс! Мы бы придумали какое-нибудь другое решение, и они бы не подвергались такой опасности!

В комнате повисла тишина.

Профессор Лоунгботтом был просто потрясен, увидев чуть ли не плачущую Минерву МакГонагалл.
Мадам Помфри и Хагрид были шокированы новостью, что у незамужней Гермионы Грейнджер есть внебрачный ребенок. Они знали, с какими трудностями сталкиваются женщины в их мире, имея внебрачных детей.
Дамблдор протянул декану гриффиндора носовой платок и сказал:
- Минерва, ты не можешь винить себя! Ты не была в отпуске уже лет двадцать. Ты имеешь полное право на отдых, поездки к друзьям и родственникам. Вспомни, что именно я настоял, чтобы ты куда-нибудь съездила! Мы просто не могли предвидеть, что такое может произойти. А по поводу тайны мисс Грейнджер, - ты поступила правильно, храня ее, как она и просила.

Мадам Помфри согласно кивнула головой.
Хагрид шумно высморкался в свой огромный носовой платок.
Невил Лоунгботтом нервно протирал свои очки.

- Альбус, если с ними что-нибудь случится. Я себе этого не прощу, - тихо сказала МакГонагалл.
- Минерва, не забывай, что с Гермионой остался профессор Снейп. Он очень сильный волшебник, он сможет защитить ее и ребенка.. Не исключаю, что, узнав о ребенке, Северус был шокирован, ты же знаешь его жизненные принципы (чистокровный потомственный колдун)…Но он никогда не оставит их без помощи.
Профессор МакГонагалл промакнула глаза носовым платком.
Невилл Лоунгботтом уже пришел в себя, вытащил из одного из многочисленных карманов рабочей мантии склянку с успокоительным зельем, накапал его в чашку с чаем и протянул минере МакГонагалл.
Женщина вопросительно взглянула на бывшего ученика.
- Это успокоительное зелье, оно очень эффективное, - заверил ее Невилл, - одно время я пил его каждый день.
Хагрид в углу понимающе вздохнул.
Декан гриффиндора сжала чашку и сказала:
- Милые мои, я бы сейчас все отдала, чтобы услышать в этом кабинете сарказм Снейпа, а вместе с ним увидеть тут Гермиону.

Внезапно в дверь кабинета громко застучали, через секунду в кабинет вошел мистер Филч.
- Директор, у меня есть несколько хороших новостей: профессор Люпин полностью пришел в себя, даже захотел пообедать. Сейчас с ним профессор Спраут.
- Кстати, Поппи, профессор Спраут просит, чтобы вы зашли к ним в лазарет, она не знает, что можно сейчас есть Ремусу.
Мадам Помфри заметно оживилась, вскочила с кресла и направилась к выходу.
Дамблдор провел ладонью по своей длинной бороде и лукаво просил:
- Каковы же другие хорошие новости?
- Совсем недавно вернулась моя миссис Норрис. Она сообщила, что к Хогвартсу приближаются 3 мужчины, женщина, а еще с ними – ребенок. Я, конечно, могу предполагать, что это профессор Снейп и мисс Грейнджер с кем-нибудь из ауроров, но откуда мог взяться ребенок?
- Аргус, как скоро они будут в Хогвартсе? – Дамблдор привстал с кресла и подался вперед.
Хагрид издал звуки, напоминающие «Гип-гип-ура!!!» и помчался прочь из кабинета директора, за ним быстрым шагом вышел Невилл, размышляя, зайти ли ему вначале в лазарет, чтобы навестить Ремуса Люпина, или сразу бежать к воротам школы, чтобы встречать Гермиону, которую не видел уже несколько лет.

Профессор МакГонагалл вновь приобрела нормальный цвет лица и облегченно вздохнула.
Аргус Филч оглянулся на дверь, подозвал миссис Норрис. Кошка степенно вошла в кабинет директора, потерлась о ногу хозяина; затем подошла к креслу профессора МакГонагалл, запрыгнула к ней на колени и начала мяукать, глядя женщине в глаза.
Минерва улыбнулась, погладила кошку по головке и сказала:
- Спасибо, дорогая. У меня, словно камень с души упал.
Затем она повернулась к директору и сказала:
- Она уточнила, что это мисс Грейнджер, профессор Снейп, Гарри Поттер и Сириус Блек. С ними – маленькая девочка. В школе они будут очень скоро, так как едут в машине.


Спустя 10 минут у школьного крыльца образовалась группа встречающих: Альбус Дамблдор ожидал молча, жуя конфеты и щурясь от летнего солнца; Хагрид раскрыл ворота настежь и уговаривал Клыка немного успокоиться и никого не слюнявить; Минерва МакГонагалл замерла на крыльце, всматриваясь в даль, пытаясь разглядеть машину.

Минерва МакГонагалл держала на руках миссис Норрис и гладила ее за ушком. Миссис Норрис разрешала брать себя на руки только двум людям – своему хозяину Аргусу Филчу(это понятно) и профессору трансфигурации – Минерве МакГонагалл.
Мадам Помфри умчалась в лазарет к Ремусу Люпину, захватив с собой профессоров травологии – Спраут и Лоунгботтома, чтобы посоветоваться с ними о дпльнейшем лечении больного.

Стояла невыносимая жара. Казалось, что воздух накалился до такой степени, что его можно ощутить рукой.
Вскоре на горизонте появилась темная точка, которая начала заметно увеличиваться, превращаясь в машину.
И вот, в ворота Хогвартса, второй раз за тысячу лет со дня основания, въехал магловский автомобиль.
Первым из машины выскочил Сириус Блек. Мужчина сразу же был атакован Клыком, который норовил лизнуть его щеку. Мужчина позволил ему сделать это несколько раз, затем ухватил за ошейник и заставил стать рядом, так как из машины вышел Гарри Поттер, неся на руках маленькую Северину.
Северина во все глаза смотрела на огромного Хагрида, вот-вот собираясь заплакать от страха. Но малышка передумала плакать, потому что увидела, что из машины, морщась от боли, вышел профессор зельеварения Северус Снейп. Мастер зелий привычным движением руки откинул назад непослушную прядь волос, подошел к задней дверце автомобиля и приоткрыл ее.
- Ну, мисс Грейнджер, глубокоуважаемый профессор, прошу вас! – Снейп ехидно приподнял черную бровь. – Ах, я могу догадаться, в чем дело… хм, вам стыдно?! Как трогательно.
Ничего не сказав Снейпу в ответ, Гермиона вышла из машины, в одной руке неся свой рюкзачок, а в другой - держа туфли.
Ощутив уставшими ногами мягкую траву, Гермиона блаженно вздохнула. Затем она побрела к крыльцу школы.
Снейп же достал свою палочку, прикоснулся к машине, пробормотав какие-то слова, после чего положил уменьшенную машинку в карман пиджака.
Северус Снейп пошел за Гермионой Грейнджер, осознавая, что то, что они вернулись в Хогвартс живыми – большая удача. Мужчина словил себя на том, что полностью расслабился, когда увидел девушку и ребенка в полной безопасности на территории Хогвартса.
Гермиона подошла к небольшой группке встречающих их людей и остановилась, не зная, что сказать. Чувства переполняли ее: это была радость спасения и облегчение, что все они находятся в безопасном месте; это была и радость встречи с людьми, которых знала всю свою жизнь. Это были признательность и благодарность, что они помнили ее и беспокоились о ней. Это она видела по их глазам. Но в то же время Гермиона боялась. Боялась, что и отношение к ней круто изменится, что она опять услышит слова о недостойном поведении, которые слышала уже почти год, когда ведьмы и колдуны узнавали, что она – незамужняя ведьма с ребенком.
Все эти чувства отразились одно за другим на ее лице.
И тут молодая женщина ощутила чей-то ласковый взгляд. Минерва МакГонагалл, ее декан, ее наставница, вторая мать. Женщина, которая, наверно, понимала ее больше, чем родная мать.
Бросив вещи на траву, Гермиона сделала несколько шагов к женщине, обняла ее и громко зарыдала.
Дамблдор понимающе блеснул очками и глубоко вздохнул.
Хагрид опять полез в карман за носовым платком.
Сириус и Гарри недоуменно переглянулись.
Услышав, что ее мама плачет, Северина заплакала навзрыд.
Северус Снейп недовольно наблюдал за все этой картиной. Но когда он увидел, что вот-вот заплачет и Минерва МакГонагалл, славившаяся своей выдержкой и невозмутимым характером; когда услышал, что рыдания Гермионы и ребенка усилились, а к ним присоединилось сопение Хегрида, то Снейп трагически закатил глаза.
-Северус, мальчик мой, это эмоции, следствие волнений и напряжения последних дней. Не трогай их, - сказал Дамблдор. – Я очень благодарен тебе, что ты помог мисс Грейнджер.

Тем временем Минерва погладила Гермиону по голове, утешая ее:
- Гермиона, я очень рада, что вы все благополучно добрались до Хогвартса. Мы все очень волновались за вас. Теперь ты и ребенок в безопасности, все будет хорошо.
Гермиона медленно успокаивалась. Но у Северины началась настоящая истерика. Гарри и Сириус никак не могли ее успокоить.
Устав слышать детский плач, к ним, не спеша, подошел мастер зелий. Без слов он взял ребенка из рук Гарри и взбежал по ступеням крыльца. Северина сразу перестала плакать.
Гарри недоуменно мотнул головой, а Сириус Блек опять утвердительно кивнул, словно взял это себе на заметку.
Гермиона сразу опомнилась и побежала за Северусом Снейпом, который уже несся к кабинету директора. Все остальные последовали за Гермионой.
- Профессор Снейп, куда вы ее несете?! – Гермиона еле догнала длинноногого профессора, не обращая внимания, что так и бежит босиком.
- А-а-а! Твоя нерадивая мамаша прибежала, - обратился мастер зелий к малышке, которая совсем не возражала компании Северуса Снейпа.
- Не надо называть меня нерадивой мамашей! Я - хорошая мать! – Гермиона поравнялась с профессором зельеделия, пытаясь идти с ним в ногу, но у нее это совсем не получалось. Когда он делал один шаг, ей приходилось делать три шага.
Девушка ухватилась за локоть мужчины, чтобы не отстать. Снейп взглянул на нее, но ничего не сказал.
Минерва МакГонагалл и Альбус Дамблдор, словно по сигналу, посмотрели друг на друга.
- Альбус, ты тоже об это подумал? – тихо спросила МакГонагалл.
Дамблдор просто кивнул головой.
- Минерва, я думаю, что Сириус может что-нибудь сотворить. Он уже что-то подозревает.
Минерва медленно втянула носом воздух, принюхалась… и ойкнула:
- Надо же…

Через несколько минут все оказались в кабинете директора.



Глава 13.

Дамблдор сел в свое удобное кресло за столом.
Минерва Макгонагалл наколдовала пару дополнительных кресел, и тут же устало опустилась в одно из них.
Аргус Филч что-то сказал директору и поспешил отдать распоряжения домашним эльфам.
Сириус Блек превратился в большого черного пса и с удовольствием растянулся на каменном полу у ног Гермионы. Девушка наклонилась и провела ладонью по густой шерсти, где уже начали появляться и седые волоски. Пес преданно посмотрел в лицо Гермионы и вильнул хвостом. Затем Блек приподнялся и положил свою голову девушке на колени.
Снейп скривился от такой наглости.
Гермиона протянула руки к Снейпу, забирая малышку. Передавая Северину на руки к маме, Снейп легонько оттолкнул ногой пса от Гермионы.
Блек и не подумал отойти, напротив, - он поерзал головой по голым ногам девушки, устраиваясь поудобней. Гермиона опять погладила пса по голове.
От удовольствия пес ближе пододвинулся к молодой женщине, так, что мягкая шерсть его тела потерлась о ее ноги. Тем временем Гермиона переговаривалась с МакГонагалл и Дамблдором, одновременно лопоча с Севериной и гладя голову черного пса.
От такого удовольствия пес разинул пасть и зевнул. Так как было очень жарко, пес высунул язык, и несколько капель вязкой слюны упали девушке на обнаженную ногу. Гермиона почувствовала это, и хотела стереть жидкость, но пес своим шершавым языком слизнул капельки. Гермиона тихонько засмеялась от такой щекотки.
Снейп сейчас стоял недалеко от кресла Гермионы, оперевшись о стену и скрестив на груди руки. От наглости Блека профессор зельеварения тихо заскрежетал зубами и сжал волшебную палочку в рукаве. Когда Северус увидел, что язык наглого пса лизнул кожу молодой женщины, то был уж готов послать на Блека Avady.
Тем временем пес повернул голову в сторону мастера зелий, намереваясь увидеть, какова была его реакция. Снейп свирепо блеснул черными глазами и сжал одну руку в кулак, показывая его Блеку. Блек же отвернулся, будто ничего не произошло, и опять подставил голову под ладонь Гермионы, которая была занята серьезным разговором. Затем «наглая псина» (мнение уважаемого профессора Северуса Снейпа) демонстративно повернулась к мастеру зелий и положила свою голову немного выше колен девушки. Снейп прищурил глаза, обдумывая, что сделать такого страшного с Сириусом Блеком. Блек тем временем демонстративно лизнул Гермионе колено, специально задерживая язык как можно дольше. Гермиона отвлеклась от разговора и удивленно посмотрела на неугомонного пса.
Пес завилял хвостом, демонстрируя свое дружелюбие. Гермиона продолжила разговор.
Но Снейп не смог вынести такой наглости. Выйдя из тени, мастер зелий не спеша подошел к креслу Гермионы. Мужчина наклонился и со спокойной решимостью ухватил одной рукой черного пса за загривок. Оттащив его от кресла Гермионы, Снейп выпустил загривок недовольного животного. Но Блек не собирался сдаваться: пес вновь подбежал к девушке, намереваясь опять занять место возле ее ног.
-Что ж, Блек, тебе захотелось проверить мое терпение?! Зря, зря, друг мой, - прошипел мастер зелий.
Мужчина щелкнул пальцами, - и дверь кабинета распахнулась. Северус Снейп, не обращая внимания на удивленные взгляды коллег, спокойно повторил процедуру: одним сильным движением вытолкнул наглого пса за порог.
Затем мастер зелий немного склонился и тихо сказал:
- Блек, ты знаешь, что со мной лучше не конфликтовать. Так вот, я предупреждаю, чтобы ты и близко не подходил мисс Грейнджер, а тем более, не смел и пальцем прикасаться к ней. В следующий раз дело не ограничится тасканием за загривок. Я сделаю так, что ты всю последущую жизнь проведешь в этой шкуре. Я ясно выразился? Молчание – знак согласия. Думаю, что повторять мне не придется?!
Северус Снейп выпрямился и взялся за дверную ручку, намереваясь войти в кабинет директора.
- Подожди, - сзади Сириус Блек вновь превратился в мужчину, - я не знал, что ты имеешь виды на мисс Грейнджер. Но отдаст ли она предпочтение тебе?…
- Блек, я не собираюсь обсуждать с тобой эту тему, - с этими словами Снейп ухмыльнулся и толкнул дверь кабинета.
Сириус Блек последовал за ним.

Гермиона вздрогнула, когда почувствовала легкое прикосновение к плечу. Гарри вошел в кабинет вместе со Снейпом и Блеком. Он принес вещи Гермионы, которые так и остались лежать у крыльца. Девушка благодарно посмотрела на друга, надев свои черные туфли, так как пол в Хогвартсе всегда был очень холодный.
Вскоре пришли Невилл Лоунгботтом и профессор Спраут, которые радушно поприветствовали прибывших. Профессор Спраут быстрыми шажками подошла к Гермионе, приобняла ее и поцеловала в лоб. Затем удивленно перевела взгляд на маленькую Северину и спросила:
- Гермиона, неужели эта кроха твоя?! Какая она хорошенькая!
С этими словами женщина протянула руки к малышке, желая подержать ее.
Северине сразу приглянулась невысокая, пухленькая и добродушная женщина, от которой пахло цветами.
Взяв ребенка на руки, профессор Спраут сразу что-то заворковала, усевшись в кресло рядом с Гермионой.
Гермиона с улыбкой посмотрела на довольное личико дочери, которой явно нравилось быть в центре внимания.
И тут Гермиона попала в объятия Невилла Лоунгботтома.
- Мерлин, Гермиона! Как я рад видеть тебя в Хогвартсе! Мы с тобой не виделись три года… Я очень рад, что вы благополучно добрались, теперь вам ничто не грозит, ведь у нашей школы великолепная защита.
Профессор Дамблдор мягко улыбнулся, поглаживая белоснежную бороду:
- Да, Гермиона, мы с профессором Снейпом, профессором МакГонагалл и профессором Люпином усовершенствовали защиту Хогвартса. К тому же, профессор Снейп убедил меня привести в исполнение некоторые старинные охранные заклинания, которые уже позабыты многими, но, тем не менее, до сих пор очень эффективны. Никто посторонний без нашего позволения не проникнет на территорию школы.
- Невилл, а где мадам Помфри? – одновременно спросили Гермиона и Минерва МакГонагалл.
- Она сейчас в лазарете, делает перевязку профессору Люпину. Он уже полностью пришел в себя, но очень слаб. Мадам Помфри необходимо закончить все процедуры. Думаю, что она останется присмотреть за Ремусом.

Гермиона посмотрела на малышку, которая полусидела на руках у профессора Спраут. Гермиона чувствовала, что приходит время кормления. Она незаметно приложила руку к груди, ощущая, что тонкая ткань летнего пиджачка начинает пропитываться молоком. Как же ей покормить ребенка? Северина уже смотреть не могла на молочные смеси, которыми в дороге ее кормила мамочка. Гермиона опять почувствовала боль в груди от прибывающего молока и чуть не застонала. Ее мысли прервал профессор Снейп.
- Директор, есть какие-нибудь новости из министерства? – прошелестел бархатный голос мастера зелий.
Гермиона почувствовала, как у нее внутри все задрожало. Определенно, ее тело моментально реагировало на этого мужчину. Сладкая судорога появилась внизу живота, когда Гермиона услышала этот голос. Молодая женщина иногда ощущала на себе взгляды Снейпа, который стоял неподалеку. Услышав тихий голос, который не так давно шептал ей ласковые слова, Гермиона почувствовала непреодолимое возбуждение. Вдруг стало не хватать воздуха, а трусики стали мокрыми. В памяти стали проноситься недавние события в машине: его крепкие объятия, его взгляд, полный желания, его опытные пальцы, скользящие под влажными кружевами трусиков; Гермиона вспомнила свои чувства, свое состояние, близкое к оргазму.

Но ей пришлось возвратиться в действительность, так как в кабинете было много людей, и велся важный разговор. Гермиона решила в самое ближайшее время перечитать раздел по зелью «Геннезиус», чтобы разобраться с тем необычным для нее состоянием, которое возникало при малейшем контакте с профессором Снейпом. Девушка видела, что и сам профессор был немного озадачен таким поворотом событий, но не показывал ей вида. Гермиона знала, что Снейпу не понадобится много времени, чтобы во всем разобраться, ведь он был одним из лучших мастеров зелий своего времени. Но девушка надеялась, что разгадка появления на свет Северины откроется для Снейпа не так быстро.
Гермиона придала своему лицу серьезное выражение, все еще удивляясь своей реакции на бывшего учителя алхимии.
Тем временем директор Дамблдор начал рассказывать последние новости:
- Увы, Северус, новости неутешительны...
Нет, никто больше не подвергся нападению и не получал писем с угрозами… Но… Но это бездействие упивающихся настораживает и страшит волшебную общественность. Сложилось такое впечатление, будто УС готовят что-то страшное. Никто не может предугадать, кто будет следующей жертвой нападения. Началась паника. Хуже всего то, что волшебники лишены достоверной, правдивой информации. Я сказал Артуру, чтобы все центральные волшебные издания опубликовали подробные статьи о происходящих событиях. Артур заверил меня, что отдал это распоряжение еще вчера. Но наутро, вместо того, чтобы увидеть новые выпуски «Ежедневного пророка» и «Волшебного мира», мы узнали, что их типографии были просто сожжены. Но я надеюсь, что после того, как были усилены меры предосторожности и везде усилена охрана, такие диверсии больше не повторятся.
- Правильно, директор, все должны знать, что происходит, - Гарри Поттер использовал паузу для того, чтобы высказать свое мнение, - иначе, повторится та же ситуация, что и при возвращении Воландеморта. Если бы все раньше узнали правду, пусть и такую страшную, было бы меньше жертв и разрушений, а Воландеморт не успел бы возвратить свою силу и могущество, собрать старых последователей и набрать новых.
Все посмотрели на Северуса Снейпа, который все еще стоял в тени, у стены.
- Поттер прав, - прозвучал звучный голос мастера зелий. – Если бы борьба с Воландемортом началась раньше, победа досталась бы нам не такой кровавой ценой.

Сириус Блек опять превратился в высокого стройного мужчину и спросил директора:
- Я надеюсь, что завтра мы увидим хоть какую-нибудь статью? Какой журнал обязался выполнить это распоряжение?
- Редколлегия «Ежедневного Пророка» договорилась с издательским домом «Броуди и Ко» о предоставлении им нескольких цехов; к тому же, журнал «Мир алхимии» присоединится к ним.
- Этот журнал очень популярен среди ученых, преподавателей и студентов даже во Франции, - заверила Гермиона, - хоть это и британское издание.
Сзади Гермиона услышала фырканье профессора Снейпа:
- Не вижу ничего смешного в моих словах, профессор Снейп. Я говорю о действительных фактах.
- Вы как были всезнайкой, мисс Грейнджер, так ею и остались, - констатировал мастер зелий.
Гермиона уже знала, что лучше не показывать вида, что его слова ее уязвили. Гордо подняв подбородок, Гермиона отвернулась от профессора зельеварения, полностью проигнорировав его реплику.

- Альбус! Артур принял какие-нибудь меры для обеспечения безопасности жителей? – Минерва МакГонагалл прямо сидела в кресле, излучая боевую решительность.
- Активизированы все отделы аурорской службы, усилена охрана всех важных объектов, общественных мест, созданы дополнительные патрули, - ответил за Дамблдора Гарри Поттер.
Гарри Поттер, который 5 лет назад был назначен начальником аурорской службы, обратился к директору:
- Директор, мне необходимо вернуться сейчас же в министерство. Артуру тяжело следить за всеми отделами, пока меня нет. Мне нужно занять свой пост. Если вам понадобится моя помощь, то обязательно свяжитесь со мной. К тому же, мне нужно проверить, как там Джинни и дети. На доме стоит хорошая защита, но все же…
Гарри Поттер быстро попрощался со всеми и исчез в камине.
- Да, Гарри сейчас придется нелегко, - вздохнула профессор Спраут. – Какая ответственность лежит на его плечах!
- На его плечах всегда лежала большая ответственность, с самого детства, - мягко возразил ей профессор Лоунгботтом.
- Завтра должно состояться собрание попечителей школы, - продолжил разговор директор Дамблдор. – Родители наших учеников обеспокоены сложившейся ситуацией. Думаю, что нам придется собрать всех наших учащихся в стенах школы, не дожидаясь начала учебного года.
- Надеюсь, что собрание одобрит это решение, - сказала профессор МакГонагалл, - под кровом Хогвартса дети будут в полной безопасности.


Гермиона никогда не была трусихой, она всегда смело смотрела в лицо опасностям. Но, слушая этот разговор о УС, о мерах безопасности и планах защиты, Гермиону охватило беспокойство. Ее жизнь только начинала налаживаться, как-то устраиваться. У нее была любимая работа, уютный дом, верные друзья. У нее была крохотная любимая дочурка, которой угрожала опасность. Да, сейчас они находились за стенами Хогвартса, но ведь, не жить ей здесь вечно. Когда-нибудь ей нужно будет выйти из этого гостеприимного убежища, вернуться к своей работе, своим обязанностям. Кто тогда их защитит?
Гермиона посмотрела на своего бывшего преподавателя зелий. Его бледное лицо было предельно серьезным, черные глаза задумчиво рассматривали кабинет и сидящих людей. Поза Снейпа показалась Гермионе немного неестественной, - мужчина стоял чересчур прямо, словно, боясь расслабиться.
«Интересно, как он себя чувствует без восстанавливающего зелья?» - озабоченно подумала девушка.
- Директор, министр уже связался с правительством маглов? – спросил профессор Лоунгботтом.
Альбус Дамблдор кивнул:
- Да, Невилл. Министр связался с правительством маглов. Сейчас ведется переговоры.
- Директор, вам и Артуру стоит знать, что кто-то уже смог кое о чем договориться с магловскими чиновниками до вас, - Северус Снейп медленно вышел из тени и сел в свободное кресло, рядом с Гермионой.
Молодая женщина почувствовала запах его одеколона, когда он проходил рядом. Ее ноздри затрепетали, улавливая тонкий аромат.
На мгновение Гермионе показалось, что Северус Снейп поморщился, когда удобнее усаживался в кресле. Но через секунду лицо мастера зелий стало таким же невозмутимым и строгим, как обычно.
- Что ты хочешь этим сказать, Северус? – Дамблдор внимательно посмотрел на профессора зельеварения.
- Директор, когда мы с мисс Грейнджер добирались в аэропорт, ее и ребенка искали полицейские. Везде были выставлены патрули, которые останавливали машины и проверяли документы. Я уверен, что нас бы задержали, если бы мы не изменили фамилии в документах и не спрятали ребенка.
Сириус Блек присвистнул, рассматривая документы, которые показала ему Гермиона.
- Хорошая работа, девочка моя! Придраться не к чему, - похвалил Гермиону Сириус.
- Это не я делала, Сириус. Благодаря СТАРАНИЯМ профессора Снейпа(Гермиона выделила слово)нам удалось избежать неприятностей с полицейскими.
- Северус, ты бы мог отлично зарабатывать, подделывая документы, - Сириус Блек хмыкнул и передал документы профессору МакГонагалл.
- Сириус, я достаточно богат, чтобы не работали и мои внуки, - спокойно ответил Северус Снейп аннимагу.
Только Снейп уловил скрытый сарказм во фразе Гермионы (упоминание о происшествии в машине).
Северус Снейп приложил руку к груди и немного склонил голову, имитируя поклон.
- Всегда готов помочь вам, мисс Грейнджер, - усмехнулся профессор зельеварения. – Я даже начинаю входить во вкус, во мне опять начинает просыпаться тяга к авантюрам!
- Профессор Снейп, - не сдержалась Гермиона, - мне иногда кажется, что вам просто нравится выводить меня из себя! Должна заметить, что у вас это великолепно получается еще со времен моего ученичества.
- Что вы, мисс Грейнджер, просто, вы начинаете взрываться по любому поводу. А особенно тогда, когда заходит речь о вашей личной жизни, которую вы держите в тайне. Если бы вы не держали в секрете рождение Северины, все могло быть намного проще. Или вы комплексуете из-за того, что не вышли замуж?
- Северус! – МакГонагалл укоризненно покачала головой. – Я думаю, что сейчас не время для таких разговоров.
Северус Снейп посмотрел на МакГонагалл своими черными глазами, - декан гриффиндора глаз не отвела, но замолчала, все еще оставаясь при своем мнении.

- Вам ли говорить об откровенности, профессор Снейп! – возмутилась Гермиона, не обращая внимания на то, что Невилл несколько раз погладил ее по плечу. – Что же, и правда, мне ли тягаться в плетении интриг и тайн с самим профессором зельеварения Северусом Снейпом?! Если бы вы знали, что мне доводилось выслушивать! Ваши нотации, по сравнению со всем этим, просто детский лепет. И вот еще что, - насколько я знаю, вы тоже не женаты? Что же, не удивительно, с таким-то характером!

С этими словами Гермиона немного вытянула ножку, приподняла пятку, - и со всей силы вдавила тонкий высокий каблук в носок лакированной туфли Снейпа.
Сириус Блек опять превратился в собаку, чтобы не расхохотаться на весь кабинет. Дамблдор продолжал жевать конфеты, лукаво посматривая на Гермиону и Снейпа поверх очков-половинок; профессор МакГонагалл опять укоризненно покачала головой, выражая неодобрение поведением обоих профессоров.
Профессор Спраут и профессор Лоунгботтом были заняты малышкой Севериной.

Через секунду Гермиона встретилась с рассерженным взглядом профессора Снейпа. Молодая женщина увидела, как нехорошо заблестели темные глаза мастера зелий.

Через секунду Гермиона встретилась с рассерженным взглядом профессора Снейпа. Молодая женщина увидела, как нехорошо заблестели темные глаза мастера зелий.
Профессор зельеварения зло ухмыльнулся и прямо сел в кресле.
« Надеюсь, что Снейп не убьет меня при стольких свидетелях. А у меня нервишки, в самом деле, пошаливают», - подумала Гермиона.
Но до членовредительства не дошло.
Произошло следующее: сдержавшись и ничего не сказав, Северус Снейп медленно наклонился, осторожно обхватил длинными пальцами лодыжку Гермионы, приподнял ее ногу и поставил на пол.
- А вы, оказывается, еще и драчунья, мисс Грейнджер? – медленно протянул профессор зельеварения. – Если вы хотели испортить мне мою любимую пару туфель, то вы – опоздали, - они уже и так достаточно пострадали во время схватки с УС.
Снейп с сожалением посмотрел на свои элегантные черные туфли и покачал головой.
Профессор зельеварения попытался полностью выпрямиться в кресле, но при этом не смог сдержать тихого стона. Наконец, он откинулся на спинку кресла. И Гермиона увидела, как по виску профессора побежала капелька пота.
- Я понимаю ваше состояние, мисс Грейнджер. Это следствие стресса. За последние дни вам многое пришлось пережить, поэтому, сделаем вид, что ничего не произошло.
Гермиона удивленно посмотрела Снейпу в глаза.
Гермиона подошла к креслу Снейпа и склонилась над ним, пробуя рукой его лоб.
Смутившись, Снейп поспешно отвел ее ладошку от своего лица, не забыв скривиться.
Профессор Дамблдор и профессор МакГонагалл быстро подошли к Снейпу и Гермионе.

- Директор, профессор Снейп был ранен упивающимися смертью. Рана на груди была довольно серьезна. Я делала несколько раз перевязки, но его нужно немедленно отправить к мадам Помфри, - взволнованно произнесла Гермиона.
- Спасибо за заботу, мисс Грейнджер, но я сам знаю, что мне делать, - раздраженно ответил профессор зельеварения, поднимаясь с кресла.
- Директор, - Северус Снейп повернулся к Дамблдору, - если я вам понадоблюсь, то ищите меня или в лаборатории, или в моих комнатах.
Кивнув напоследок профессорам, Северус Снейп плавной походкой вышел из кабинета директора.
Гермиона Грейнджер задумалась: « Что ж, Снейп отлично справился с просьбой Дамблдора… Снейп доставил меня и Северину в Хогвартс в целости и сохранности… Чего же мне еще было ожидать от него? За эти годы он совершенно не изменился, так и остался самодовольным эгоистом. Для него я всегда была всезнайкой-гриффиндоркой, я всегда раздражала его…И его мнение обо мне нисколько не изменилось. Ха, даже наоборот! Как это так! Иметь внебрачного ребенка, проигнорировать традиции волшебного мира! Для него – это неприемлемо. Как мне все это надоело! Пусть думают, что хотят! И он тоже, пусть думает, что хочет!»

-Гермиона, не расстраивайся, Снейпа ничто в жизни не заставит отправиться в лазарет к мадам Помфри на лечение. Это, наверно, произойдет только тогда, когда его занесут туда по кусочкам…- Сириус Блек ободряюще улыбнулся и похлопал Гермиону по плечу. – Я пойду, проведаю Люпина.
Сириус Блек вошел в камин.

Гермиона посмотрела на Дамблдора.
- Гермиона, если тебе нужно что-то сказать профессору Снейпу, то ты всегда успеешь с ним поговорить. Но сейчас его лучше не трогать, если он направился в подземелья. Тебе необходимо отдохнуть после всего, что произошло. Да и нам отдых не повредит, - Альбус Дамблдор встал с кресла и подошел к жердочке феникса, который внимательно наблюдал за тем, что происходило в комнате.

- Гермиона, дорогая, надеюсь, ты понимаешь, что должна пока оставаться в Хогвартсе, на территории школы?! Ты не должна никуда отлучаться! - Минерва МакГонагалл тревожно посмотрела на девушку. В то же время, тон декана гриффиндора ясно давал знать, что никакие возражения приниматься не будут. Гермиона сразу вспомнила свои школьные годы.

В это мгновение в кабинете директора оказались два домовых эльфа – Твитти и Пигги. Они радостно кинулись к хозяйке, заламывая тоненькие ручки.
- Мисс Гермиона, как мы испугались за вас и за маленькую Северину! – Твитти бегала вокруг кресла своей хозяйки.
- Но директор сказал нам, что вы обязательно вернетесь, и с вами все будет хорошо, - Пигги посмотрела на Дамблдора с восхищением, от чего ее глаза стали еще больше и круглее.
- Альбус, я думаю, что Гермиону с Севериной лучше поместить в южное крыло…, - профессор Спраут обратилась к директору шепотом, так как Северина только что заснула у нее на руках.
- Да, я уже попросил Твитти и Пигги все подготовить.
- О, мисс Гермиона, это великолепные комнаты, там вам будет очень удобно! – эльфы от радости не могли стоять спокойно.
- Гермиона, мы проводим тебя с Невиллом до твоих комнат, - профессор Спраут подошла к двери, которая беззвучно открылась перед ней.
Гермиона и Невилл последовали за ней.

Перед тем, как выйти, Гермиона повернулась к Дамблдору и МакГонагалл и сказала:
- Профессор Дамблдор, профессор МакГонагалл, спасибо вам за все…
Волшебники улыбнулись:
-Называй меня Альбус, Гермиона. Я уже не твой преподаватель, мы с тобой – коллеги.
- А меня – Минервой. Кстати, я просила тебя об этом еще в письмах, - Минерва МакГонагалл ласково посмотрела на девушку.
Гермиона улыбнулась им в ответ.
- Гермиона, с возвращением… - Дамблдор лукаво посмотрел на нее и полез в карман мантии за новой порцией леденцов.


Гермиона закрыла за собой дверь и присоединилась к профессору Спраут и Невиллу, которые ее ждали.

Гермиона шла рядом с Невиллом Лоунгботтомом по пустым коридорам Хогвартса.
Ее не покидало ощущение того, что и не было этих восьми лет учебы, работы, преподавания. Молодая женщина почему-то почувствовала себя маленькой, уязвимой и запутавшейся девочкой.
Прислушиваясь к тишине школьных коридоров, Гермионе казалось, что вот-вот она нарушится криками и визгом ее одноклассников, что вот, за этим поворотом, у доски с объявлениями, она увидит толпу взволнованных ребят. А близнецы Уизли, как всегда, будут плестись за Аргусом Филчем – отрабатывать взыскания.

Но сейчас коридоры были пусты – пора летних каникул.
И по хогвартским коридорам шла не маленькая Гермиона, а молодая женщина, профессор Грейнджер, добившаяся всего в жизни своими силами и трудом.
И рядом с ней шел не напуганный мальчик – подросток Невилл, который и слова не мог произнеси перед профессором зельеварения, а вполне успешный ученый – траволог, профессор Лоунгботтом, который с энтузиазмом начал рассказывать о своих последних достижениях и опытах.

- Хогвартс не изменился, - тихо сказала Гермиона Невиллу.
- Да, он всегда будет таким, он не меняется… А вообще-то, кое-что изменилось. Три года назад Снейп по кирпичику разобрал все свои подземелья, все переделал. Дамблдор и остальные профессора не возражали. Ремонта не было уже очень давно, да и Снейпу было куда деть его неистощимую энергию. Я туда не часто хожу, сама понимаешь. Больше времени я провожу в теплицах. Но даже мне понравились изменения в подземельях.
Невилл хотел еще что-то рассказать, но их группка уже подошла к дверям комнат Гермионы.
- Гермиона, может, тебе помочь с ребенком чем-нибудь? – профессор Спраут переложила Северину на руки Гермионы.
- Спасибо, не надо. Вы ведь тоже устали, дежуря у Люпина. Если будет нужно, то мне помогут Твитти и Пигги.
В разговор вмешался Невилл:
- Ну, мы тогда пойдем, Гермиона. А ты - хорошенько отдыхай. А то я совсем тебя загрузил новостями.


Гермиона вошла в комнату. Девушка с удовольствием отметила, что комната была расположена на солнечной стороне. Это было очень важно для маленькой Северины.
Вид из окон был прекрасный – зеленая лужайка с ухоженными клумбами, чуть дальше – искрилась вода озера. «Интересно, кальмар все еще там?» - промелькнула мысль в голове у девушки.
Гостиная была обставлена со вкусом – удобный мягкий диван, у большого камина – несколько кресел, на полу – пушистый ковер.
Гермиона подошла к столику, на котором стояла большая ваза с цветами. Девушка зачарованно рассматривала необычные цветы, восторгаясь их красотой и ароматом. Таких она еще не видела.
- Профессор Лоунгботтом нам их дал, перед вашим приездом, мисси, - Твигги заметила, что хозяйка заинтересовалась букетом.

Не выпуская из рук спящую малышку, Гермиона обошла все свои апартаменты – гостиную, спальню, детскую, кабинет(!!!)
«Да-а! Мне придется остаться на долгий срок», - подумала Гермиона, прохаживаясь по небольшому кабинету. Дамблдор дал ей ясно понять, что Хогвартс на ближайшее время (срок не определен) будет домом ей и малышке.

В это время добросовестные эльфы суетились в детской, распаковывая вещи.
Девушка положила спящую Северину в кроватку, и устало села рядом в кресло.

Эльфы бегали вокруг хозяйки, рассказывая о том, как чудесно они устроились в Хогвартсе, как к ним был добр директор и профессора, как хорошо их приняли другие эльфы.
Только через несколько минут они заметили, что их хозяйка сняла туфли, удобно устроилась в кресле, - и заснула.
Эльфы переглянулись, потом и сами сели у кроватки. Одна – с вязанием, другая – с газетой (у эльфов тоже есть свои слабости). Просидев так минут двадцать, эльфы и сами задремали.


Никто в комнате не заметил, как из камина вышел высокий волшебник в черной мантии. Привычно откинув в сторону непослушную прядь черных волос, мужчина неслышно подошел к детской кроватке и склонился над ней, пристально всматриваясь в личико спящего ребенка. Волшебник протянул руку, намереваясь прикоснуться к пухленькой детской щечке, но в самый последний момент одернул руку, боясь разбудить Северину.
Постояв так некоторое время, мужчина обернулся к креслу, где спала Гермиона.
Обойдя кресло несколько раз, Северус Снейп (а это был именно он), рассмотрел Гермиону с головы до ног.
Затем мастер зелий приподнял свою ладонь, прошептал какие-то слова. После заклинания по руке волшебника пробежали золотые искорки, сосредотачиваясь на его пальцах.
Северус Снейп осторожно положил ладонь на голову молодой женщины, закрыл глаза.
С каждой секундой этой волшебной связи выражение лица профессора зельеварния изменялось: вначале это было полнейшее спокойствие, затем – заинтересованность, любопытство и удивление, затем – сомнение, сомнение сменилось уверенностью, а уверенность – злой решительностью. Черные глаза профессора Снейпа блеснули недобрым многообещающим огоньком, губы сжались в тонкую линию.
Мужчина наклонился к девушке сильнее, всматриваясь в ее лицо. Ладонь профессора неслышно опустилась на живот Гермионы.
Девушка тихонько застонала во сне.
Казалось, что Северус Снейп решал про себя какую-то задачу, неслышно шевеля губами. На секунду мужчина отвлекся. Его взгляд привлекло небольшое мокрое пятнышко на груди молодой женщины. Мастер зелий принюхался и покачал головой, ухмыляясь.
В этот момент девушка застонала, выгнувшись в кресле, и сбросила с себя руку Снейпа.
Так же неслышно, как и пришел, профессор зельеварения Северус Снейп удалился, составляя между собой все факты, которые смог получить за эти минуты.



Глава 14.

Гермиона проснулась от непонятного чувства тревоги и страха.
Кинувшись к детской кроватке, девушка облегченно вздохнула, - Северина спала, причмокивая во сне.
Гермиона взглянула на часы – она спала всего минут тридцать – сорок.
Ей приснился странный сон. Вначале ей казалось, что она все еще продолжает ехать в машине по бесконечной дороге. Она знала, что цель ее была близка, но почему-то никак не показывалась на горизонте.
Через некоторое время этот сон был прерван. Гермионе показалось, что кто-то вторгается в ее подсознание, пытаясь разобраться в ее мыслях и знаниях, мечтах и желаниях. Девушка всеми силами сопротивлялась этому не прошеному гостю, но потом поняла, что незнакомец имеет над ней какую-то власть. Мягкий просящий голос убеждал ее раскрыть перед ним все ее тайны, довериться ему. Голос обещал защиту и помощь. Гермиона все еще продолжала сопротивляться, понимая, что должна быть очень осторожна. Но мягкий голос не сдавался, он предлагал большее – найти союзника, спутника; голос предлагал выполнить ее сокровенные желания…
Девушка подумала о том, что голосу не стоит знать о ее желаниях. Но голос ответил, что он уже все узнал, все понял, он может, может, может дать ей то, что ей так необходимо. Гермиона пыталась выбраться из липких сетей сна, но сон не отпускал ее.
Голос предупредил, что он сможет найти ее всегда, ведь между ними есть связь, и от этой связи уже не избавиться.
И голос продолжал просить, увещевать, настаивать. Иногда голос становился тверже, проявлялись металлические нотки.
Но Гермиона боролась, хотя чувствовала, что ее мысли постепенно одна за другой читаются.
Гермиона с ужасом подумала о дочери. Барьер. Тайна ее рождения. Барьер. Зелье. Барьер. Министерство. Барьер.
Девушка почувствовала, как капельки пота стекают по лбу и вискам.

Тем временем голос предложил ей показать частицу того, что ей предлагается. Девушка отказалась. Но это не остановило незнакомца. Гермиону охватило чувство покоя и умиротворения, казалось, что само счастье прикоснулось к ее руке.
«Неужели так бывает?!» - восхитилась Гермиона.
«Бывает!»
«Но это может быть ложью!»
«Это не ложь. Попробуй еще и это…»
Девушка почувствовала тепло, растекавшееся от живота вниз. Выгнувшись от охватившего ее наслаждения, девушка забыла обо всем. Для нее перестал существовать мир, остался только тихий шепот, сладкие обещания, осталась горячая пульсация внизу живота, которая стала наваждением.
« Я дам тебе все это, - настаивал голос, - только откройся мне. Я все равно найду путь к твоим мыслям. Ты уже не сможешь жить без меня, как ни старайся. Даже если на время мы расстанемся, то знай, что нам суждено будет встретиться вновь. Мы не сможем жить порознь, ведь в тебе – частица меня… Расскажи мне все. Отдайся мне», - шептал голос.
« Нет, я не могу», - отвечала Гермиона, поддерживая барьеры.
«Рано или поздно, но это случится. Не откладывай, - и ты получишь все».
«Не-е-е-т!»
«Ты сама отрезала все пути к отступлению, соединив нас в единое целое!»
«Я ничего не делала! Кто ты?!»
«Делала, Гермиона… Расскажи, как возникла эта связь?!»
«Н-е-е-т!»
« Я могу сделать так, что твоя страсть станет пыткой, - голос стал серьезней, - ты не сможешь получить то, что могла бы…»
Гермиона выгнулась в кресле, ощутив, что возбуждение достигло своего пика.
Оргазм был настолько силен, что девушка перестала на время слышать этот голос, полностью растворившись в сладкой истоме.
«Тебе понравилось? – голос был мягок и нежен, - тебе не уйти от неизбежного, запомни это».
Девушка пыталась уйти от этого влияния, но противник был силен.
Тепло внизу живота опять начало нарастать, готовя новое наслаждение.
«Нет, ты не можешь меня подчинить так просто!»
Гермиона пошевелилась, пытаясь сбросить с себя сон, убрать это манящее тепло.
Прикоснувшись к своему животу, Гермиона ощутила что-то теплое… рука, чья-то рука. Сбросив с себя руку незнакомца, девушка села в кресле.
В комнате никого постороннего не оказалось.

«Иногда мне кажется, что сны происходят наяву, а явь – превращается в сон».
Гермиона тихо подошла к стопкам своих книг, которые еще не успела расставить в шкафу. Осторожно, чтобы не разбудить ребенка, Гермиона вытащила оттуда толстый фолиант. Раскрыв его на нужной странице, девушка еще раз внимательно перечитала список компонентов, необходимых для приготовления зелья «Геннезиус». Затем девушка перечитала рекомендации по приготовлению и описание самого вещества.
«Вот. Вот, это мне и нужно! Раздел «Побочные эффекты, возможные реакции. Избавление от них».
Перечитав раздел, Гермиона задумалась. Ничего нового она не узнала. Готовя новое зелье, Гермиона всегда очень внимательно перечитывала рецепт и рекомендации, все сноски и поправки. Когда Гермиона готовила зелье «Геннезиус», то поступила точно так же. Сейчас же она перечитала все заново, предположив, что тогда, находясь в тяжелом состоянии, могла что-то пропустить.
Раздел старинной книги предупреждал о том, что ошибки при приготовления зелья могут привести к смерти. Такие побочные эффекты, как тошнота, рвота, потеря координации, временная слепота, нарушение гормонального баланса и т. д., были очень хорошо описаны, давались четкие рекомендации по их устранению.

В книге совершенно ничего не говорилось о ее состоянии. Почему она не могла контролировать себя, находясь рядом с профессором зельеварения Северусом Снейпом? Почему ей хотелось быть рядом с ним, смотреть на него? Она знала Снейпа с самого детства, знала о его сложном характере, способности вывести из равновесия самого спокойного человека; Гермиона знала, как он относился и к ней самой. Но в тоже время чувствовала, что не сможет успокоиться до тех пор, пока не окажется в объятьях этого саркастичного человека. Она хотела чувствовать его губы и руки на своем теле, отдаться ему.

Гермиона села на пол с тяжелым томом в руках, сжала виски пальцами. Ужасно болела голова. Гермиона поднесла ладонь к носу. Кровь. Чересчур много переживаний и стрессов, переутомление. Борьба с голосом, установление барьеров не прошли даром.
Капелька крови упала на страницу старинного фолианта. Девушка начала поспешно промокать страницу носовым платком, но кровь мгновенно впиталась, не оставив и следа. Гермиона увидела перед собой совершенно новую страницу, которую раньше никогда не замечала.
Девушка поспешно вытерла платком лицо и руку, пролистала содержание книги.
Этого раздела там не было.
Впившись взглядом в странные строки, Гермиона начала читать. Зелье «Геннезиус» обладало способностью создавать связь между людьми (женщиной, выпившей его и мужчиной, чей волос был применен в приготовлении). Эта связь оставалась нерушимой, так как ни одна из сторон не была во власти разрушить ее. Связь устанавливалась с самого первого глотка, произведенным женщиной. Благодаря этой связи, ребенок, растущий во чреве матери, был связан и со своим отцом, от которого получал силу и способности.
Читая эти строки, Гермионе показалось, что в этот жаркий летний день на нее подул холодный, пронизывающий ветер. Снейп чувствовал эту связь, он начинал понимать, что как-то связан с Гермионой и ее ребенком (его ребенком). Именно его голос она слышала во сне, он читал ее мысли, пытаясь прояснить ситуацию. Будь у него больше времени, он бы разрушил барьеры, с таким трудом возводимые Гермионой. Все еще только начинается… Девушка знала, что профессор Снейп будет добиваться правды любыми путями, не останавливаясь ни перед чем. Сейчас он действовал осторожно, пользуясь сном девушки. Но им предстоит провести в Хогвартсе очень много времени вместе…
Если бы у нее была возможность, то она уехала бы в неопределенном направлении, оставив всех в неведении… Но страх за дочь, страх перед упивающимися смертью останавливал ее.
Девушка читала дальше, обдумывая свое плачевное положение.
Непреодолимое влечение, желание и страсть, как и предполагала Гермиона, были тоже следствием применения этого зелья. При этом все барьеры приличий, запретов и комплексов снимались, оставляя все эмоции и желания в чистом виде.

Захлопнув старинную книгу, которая так неожиданно выдала все свои секреты, Гермиона вернулась в детскую, где уже проснулась голодная Северина.


Проснувшаяся малышка полностью отвлекла Гермиону от неприятных дум и предположений.
Кормление. Купание. Переодевание. Кормление…
С ребенком никогда не соскучишься. Заняться делом – лучший способ отвлечься.
Наступил поздний вечер. Наконец-то Гермиона смогла расслабиться: СПОКОЙНО и медленно поужинать, а не перекусывать на ходу, как она делала весь день.
После ужина, оставив Северину с эльфами, Гермиона забралась в ванну. Вдоволь накупавшись, девушка откинулась на спинку ванны и задумалась, анализируя все сведения, которые получила из книги, затем вспомнила дневное происшествие в ее спальне:
«Значит так: наш драгоценный профессор Снейп сегодня совершил шпионский маневр, пройдя через камин в мою спальню. Он пытался выяснить, связь какого рода нас объединяет, и как она возникла. Судя по всему, он не смог сломать мои защитные барьеры и не узнал о тайне появления Северины. Если бы это произошло, я бы не нежилась сейчас в теплой воде, а выслушивала его рычание…
Что ж, найдем во всем этом свои плюсы: мои барьеры сработали, Северина вне опасности, к тому же, я буду впредь умнее – не буду оставлять камин без специальной защиты. Профессор Снейп… вы задумали опасную игру… Не только вы можете спокойно проходить к другим волшебникам в спальни, минуя всю защиту, и не только вы можете усыплять бдительность и читать мысли… На этот раз в роли подопытного кролика выступите вы, Северус Снейп».

Гермиона машинально теребила рукой золотую цепочку, которая висела у нее на шее. На цепочке висел маленький золотой ключик- кулон.
Размышляя о том, как именно она отомстит профессору зельеварения Северусу Снейпу, Гермиона строила из пены высокую башню. Спустя минуту девушка довольно ухмыльнулась, - и разрушила белую башню взмахом узкой ладошки.

« Я не так проста, профессор. Вам придется преподать небольшой урок. Ну, совсем небольшой, безобидный урок. Вас это на некоторое время отвлечет и вам будет, чем заняться…И это я сделаю при первой же возможности.
И я больше не буду переживать, потому что мне это просто осточертело. Будем переключаться на более приятные вещи…
Кстати, о приятных вещах. Этот негодник прочитал некоторые мои мысли и желания, можно сказать, он узнал все, что я не заблокировала, а заблокировала я только все знания о Северине, зелье, недоумке Марке. Тогда мне было не до стеснений. Это плохо. Но, хочу признать, он смог доставить мне удовольствие. И я не могу сказать, что это было плохо…
А как запоете вы, наш мастер зелий, когда окажетесь в такой же ситуации?!»

Гермиона не спеша завернулась в большое полотенце и вышла в комнату, ища глазами свои чемоданы. Гермиона приоткрыла один из них. Стоп. Раньше там были вещи малышки, которые теперь лежали в шкафу, аккуратно разложенные в стопочки.
Сундук. Здесь одни книги, фолианты, пергамент. Из ее одежды – ничего, только стопка нижнего белья, которое она успела сложить вечером, готовясь к поездке к Поттерам.
Натянув трусики, Гермиона покрутила в руках майку.
«Да-а-а! Из майки пижаму не сделаешь, при всем моем таланте к трансфигурации».
Взгляд Гермионы упал на пиджак и юбку, в которых она приехала.
За те 3 минуты, которые она преображала свои вещи, костюм превращался в шорты и майку самых разнообразных цветов и фасонов, но желаемый результат не получался.
Остановившись на последнем варианте, Гермиона сказала себе: «Хоть у меня и был высший балл по трансфигурации, но это не значит, что все вещи можно преобразовать. Хотя, почему черепаха с такой легкостью превращается в сахарницу, а костюм не превращается в пижаму?!»

Надев майку и шортики, Гермиона решила послать кого-нибудь из эльфов к профессору Спраут или профессору МакГонагалл, чтобы попросить что-нибудь из одежды (на время).
Тем временем девушка преобразовала туфли в шлепанцы.
Твитти вернулась от профессора Спраут и сообщила, что она совсем недавно аппарировала к себе домой, чтобы увидеть родных и усилить защиту дома.
Профессора МакГонагалл тоже не оказалось в ее комнатах.
Гермиона решила наведаться к мадам Помфри, в больничное крыло.
Она еще не видела Поппи, так как та не отходила от профессора Люпина, который все еще нуждался в тщательном уходе и наблюдении. Гермиона же была занята ребенком и залечивала свои ожоги, которые получила при схватке с упивающимися смертью.

Взяв щепотку дымолетного порошка, Гермиона сказала:
- Больничное крыло. Лазарет.
Через несколько секунд девушка стояла посередине небольшой палаты. Некоторое время Гермиона привыкала к темноте.
Рядом с окном стояла кровать. На кровати лежал Ремус Люпин, и он не спал.
Гермиона тихонько подошла к кровати и села на стул, который стоял рядом.
- Здравствуй, Ремус. Как ты себя чувствуешь? – девушка осторожно взяла ладонь мужчины в свои руки.
- Здравствуй, Гермиона. Сейчас – намного лучше, но еще нужно принимать все эти лекарства, - Ремус глазами указал на прикроватную тумбочку.
Там стояло множество пузырьков и бутылочек, несколько пергаментов. Гермиона взяла один из них, пробежала глазами по записям. Это был список травяных настоек и последовательность их принятия.
- Это написал Снейп? – удивленно спросила Гермиона, узнав ровный четкий почерк бывшего учителя.
- Да, он заходил ко мне, принес настойки… Гермиона, ты не сильно пострадала? У Снейпа был не очень жизнерадостный вид, и он торопился в лаборатории.
- Нет, Ремус, у меня была пара ожогов, но я с этим смогла справиться сама, без мадам Помфри. А у Снейпа ранения серьезные. Я давала ему мое новое зелье, но, мне кажется, у него в лаборатории есть что-то поэффективнее.
- Гермиона, расскажи мне поподробней, что произошло после того, как я аппарировал в Хогвартс. Ты не спешишь?
- Нет, Ремус, я посижу с тобой с большим удовольствием, и все тебе расскажу.

Гермиона, не выпуская ладонь Люпина, наклонилась и поцеловала его в щеку.
- Спасибо тебе, что пришел за мной, Ремус, - девушка нежно сжала его ладонь.
- Ты бы сделала то же самое, девочка моя.

Устроившись на стуле, Гермиона рассказала Люпину о всех событиях (опустив, конечно, некоторые подробности).
-Я рад, что все так хорошо закончилось. Я боялся, что Северус не справится, противников было слишком много, вначале нам удалось оторваться, но в любой момент к вам могли подоспеть другие УС.
- Нет, он справился Ремус. И он очень мне помог. Не буду этого отрицать. Если бы его не было рядом, я бы не смогла защитить и себя, и ребенка. УС было много, и они напали очень неожиданно, ночью. Я просто могла спать в своей постели и ни о чем не подозревать…
- Ты тоже ему помогла, Гермиона.
- Да, один из УС чуть его не убил.
- Я не про это, Гермиона.
- А что ты имел в ввиду, когда сказал, что я ему помогла?
- Узнаешь немного позже, Гермиона, - Ремус погладил ее руку. – А что ты делаешь в больничном крыле ночью?
- Понимаешь, я не успела собрать свою одежду, успела только захватить детские вещи и свои книги и записи. Вот, надеялась, что одолжу что-нибудь у мадам Помфри. А где она?
- Она сидела со мной несколько суток подряд. Ухаживала за мной. Сейчас мне намного лучше, и я попросил ее, чтобы она легла отдохнуть.
- Ремус, тогда я не буду ее беспокоить. Я пойду к себе, - Гермиона поднялась со стула.
- Гермиона, ты можешь взять что-нибудь у меня. У тебя всегда хорошо получались преобразования. Превратить мужскую мантию в женскую не составит для тебя большого труда. Мои комнаты находятся в южном крыле, только на втором этаже, - Ремус подробно рассказал Гермионе, как снять защиту с дверей.
- Гермиона, лучше не пользуйся дымолетным порошком, иди пешком. На втором этаже все немного изменилось, ты можешь попасть не в тот камин, например, к Снейпу.
Гермиона удивленно посмотрела на Ремуса Люпина, но ничего не спросила, так как он и так много говорил, а нагрузки ему были противопоказаны.
Попрощавшись с Люпином, Гермиона вышла в коридор.
Радуясь, что в Хогвартсе сейчас совсем мало людей, и никто не увидит ее в полураздетом виде (Люпин не считается, потому что было темно), Гермиона пошла искать комнаты Ремуса Люпина.

Девушка шла по длинному школьному коридору и вспоминала детство.
-Ха! Кто тут бродит по ночам?! – Пивз пронесся над головой Гермионы.
-Пивз! Ты меня напугал! Больше так не поступай, а то я быстро придумаю, как охладить твой пыл! – Гермиона погрозила ему кулачком.
- А мне, может, скучно!!! Все разъехались по домам!!! – Пивз подозрительно быстро исчез.
Гермиона пошла дальше. Вдруг прямо у нее над головой раздался смех Пивза. Не успела Гермиона что-либо сказать, как ей прямо на голову вылилось ведро холодной воды.
- Пивз! – девушка смахнула с лица мокрые пряди длинных волос, - готовься, сейчас ты у меня получишь!
Через несколько секунд удивленный Пивз был заключен в небольшой шар.
Гермиона сбросила промокшие шлепанцы и двумя пальцами отвела от тела промокшую майку, которая облепила живот и грудь. Девушка взяла в одну руку шар с плененным Пивзом, а в другую - переложила волшебную палочку.

Не успела она сделать и пару шагов, как услышала до боли знакомый рассерженный голос:
-Мисс Грейнджер, я могу поинтересоваться, почему вы стоите в коридоре в час ночи и кричите? Профессор Снейп сложил на груди руки и угрюмо посмотрел на Гермиону.
- А почему ВЫ стоите в коридоре в час ночи? – невозмутимо ответила Гермиона вопросом на вопрос.
- Я иду из лаборатории, мисс Грейнджер. ИДУ(профессор выделил слово), а не бегаю полуобнаженный по коридору с волшебной палочкой в руках.
- А кто тут полуобнаженный? – Гермиона повертела головой, выражая полное недоумение.
Затем девушка занялась шаром, пытаясь удобней обхватить его.
Северус Снейп недовольно наблюдал за действиями Гермионы.
- Бросьте злиться, профессор Снейп, сейчас – не учебный год, а я – не студентка. Так что, меня не надо контролировать. Если я захочу, то могу всю ночь ходить по коридорам и кричать, могу тут и спать лечь. Что вы сможете сделать?
- Поверьте, мисс Грейнджер, я найду способ с вами справиться.
Профессор заворожено рассматривал Гермиону.
Перехватив взгляд мужчины, Гермиона остановилась:
- Почему вы так на меня смотрите?
- У меня очень неоднозначное отношение к белому шелку***К тому же мокрому, и на женском теле…
Прервав фразу на полуслове, Снейп изменил тему разговора:
- Не могли бы вы мне рассказать, что произошло у вас с Пивзом?
- Пивз вылил на меня холодную воду, наверно, целое ведро.
Гермиона повертела в руках шар. Но мокрые ладони заскользили по стеклу, и выпустили его. Шар ударился о каменный пол – и разбился на мелкие кусочки. Освобожденный Пивз, опьяненный радостью свободы, взмыл над Гермионой, громко визжа. Но, увидев рядом с девушкой рассерженного профессора Снейпа, заспешил смыться, прокричав Гермионе:
- Хорошая фигурка-а-а!
- Мисс Грейнджер, вы заблудились? Вас провести к вашим комнатам? – Снейп старался не смотреть на девушку.
- Нет, я не заблудилась, профессор Снейп. Я шла в комнаты Люпина, чтобы взять что-нибудь из его одежды. На время.
Разговаривая со Снейпом, Гермиона заклятьем убрала с пола осколки стекла и большую лужу.
Убрав беспорядок, сотворенный Пивзом, Гермиона осушила свои длинные волосы и стала искать шлепанцы.
-Куда вы направлялись?! – Снейп резко повернулся к Гермионе и удивленно поднял бровь.
- Насколько я знаю, профессор, со слухом у вас всегда было все отлично. Да, я шла в комнаты профессора Люпина.
Не дав Гермионе осушить свою одежду, Снейп развернул Гермиону в противоположную сторону. На мгновение прикоснувшись к обнаженным плечам девушки, Снейп моментально одернул руки.
-Идите за мной, - Снейп всмотрелся в мокрое лицо Гермионы и быстрым шагом пошел по коридору.
Сжав в руке волшебную палочку, Гермиона пошла за Снейпом, разглядывая его высокую фигуру и раздумывая, что намеревается делать этот мужчина.

Северус Снейп уже успел привести себя в порядок после всех событий. И сейчас на нем была его неизменная одежда, подчеркивающая характер своего хозяина: черный сюртук, застегнутый под горло на все пуговицы, из-под него выглядывали манжеты и воротник белоснежной рубахи; черные брюки и лакированные черные туфли. Гермиона с удовольствием вспомнила, как вонзила каблук в одну из его любимых туфель.
Длинные черные волосы мастера зелий развивались при быстрой ходьбе.
Для полного списка не хватало только черной мантии, но все же, было лето, и было жарко.
-В конце концов, куда вы меня ведете?! Я вообще не обязана с вами куда-либо идти, - у Гермионы в голове крутилась тысяча вопросов.
Гермиона остановилась.
Северус Снейп остановился на секунду, поджидая Гермиону. Но девушка и не собиралась его догонять.
Заметив это, и заметив то, что девушка стоит босая и в мокрой одежде, он вздохнул и сказал:
- Ходить босиком – ваша привычка? Может, вам купить несколько пар обуви? – с этими словами он подхватил девушку на руки и понес, прижимая к своей груди.
Гермиона замолчала на полуслове, ощутив на своей спине и бедрах горячие руки Снейпа.
- Так вы скажите мне, что собирались делать в комнате Люпина?
- Вам это так интересно?
- Меня интересует все, что касается вас, мисс Грейнджер.
- Я это заметила, профессор Снейп. Вот только не пойму, откуда мне такая честь?!
После этих слов Гермиона почувствовала, как напряглось тело мужчины, но он проигнорировал сарказм, и только сильнее прижал к себе девушку.
Снейп посмотрел на Гермиону и вопросительно приподнял бровь.
- Люпин позволил мне преобразовать его вещи. Мадам Помфри отдыхает, а профессора Спраут и профессора МакГонагалл нет сейчас в Хогвартсе.
Снейп кивнул.
Гермиона же продолжила, наблюдая за реакцией Снейпа:
-К тому же, я должна знать, где живет мой давний друг. Знать, куда заходить вечерком на чашечку чая…
Снейп сжал губы и прошипел:
- Не знал, мисс Грейнджер, что вы НАСТОЛЬКО близки с Люпином.
- Нет, профессор, как вы могли подумать такое! Мы не НАСТОЛЬКО близки с Ремусом. О чем вы только думаете!.. Ой, осторожней, а то вы меня просто раздавите, нельзя же так сильно сжимать бывших учениц. Кстати, вам не следовало бы носить меня после вашего ранения. Хотя, не скрою, это очень удобно.
- Мне совершенно не в тягость пронести вас, мисс Грейнджер. Вы легки, как перышко. Вам надо чаще есть, вы немного худоваты.

-Это вам так кажется, профессор.
- Вы можете взять что-нибудь из моей одежды, - Северус Снейп подошел к массивной дубовой двери.

Не выпуская Гермиону из рук, мастер зелий произнес пароль и снял защиту, и ногой толкнул дверь.
Та – бесшумно открылась.
Вслушавшись в заклинания, произносимые Снейпом, Гермиона с удивлением узнала слова старинных заклятий защиты.
Старинные заклинания и рецепты были коньком Гермионы. На их поиски и изучение молодая женщина тратила все свое свободное время.

Тем временем Снейп, войдя в комнату, не спешил расставаться со своей приятной ношей. Не смотря на то, что от мокрой одежды Гермионы его сюртук промок, мужчина крепко сжимал молодую женщину в объятиях.
В свою очередь, с удовольствием прижавшись к широкой груди мастера зельеварения, Гермиона начала согреваться.
«Да-а, никогда не думала, что грозный профессор зельеварения будет носить меня по Хогвартсу на руках. Если бы мне раньше кто-нибудь об этом рассказал, - никогда бы не поверила», - думала Гермиона, одновременно рассматривая аппартаменты Снейпа.
- Профессор, ведь ваши комнаты всегда были в подземельях. А сейчас мы находимся в южном крыле Хогвартса.
- Мисс Грейнджер, - Северус Снейп наклонил к ней голову так, что пряди черных волос касались лица Гермионы, - просто вы еще не были в подземельях. Я все там полностью перестроил. За счет площади своих комнат я увеличил класс для проведения практических занятий. Учеников сейчас стало больше, чем раньше. Так же я увеличил лекционный класс, переоборудовал школьную лабораторию. В подземельях осталась только моя личная лаборатория и хранилище для ингредиентов. Но никто, кроме меня, не сможет туда попасть, - мужчина выразительно посмотрел на девушку.
Гермиона сделала вид, что ее этот взгляд совершенно не касается.
- Вам надо переодеться, - профессор Снейп с большой неохотой поставил девушку на ковер, но руки не убрал, пытаясь продлить контакт.

Своим телом Гермиона чувствовала горячее тело мужчины, прижимавшего ее к себе. Поддавшись этому чувственному порыву, Гермиона сильнее прильнула к профессору зельеварения, ощущая уже знакомый запах Снейпа, - аромат дорогих духов смешался с запахом трав.
- Вам холодно? – мягкий голос Снейпа пробуждал в Гермионе новую волну желания.
- Сейчас уже не холодно, - Гермиона старалась подавить предательскую дрожь в голосе. – Вы, хм.., теплый.
- А так – теплее? – Снейп сильнее прижал к себе Гермиону, наслаждаясь мягкостью и податливостью женского тела.
Немного поколебавшись, Гермиона обвила талию Снейпа руками и положила курчавую головку на его грудь.
Северус Снейп судорожно вздохнул.
Оказавшись в объятиях этого мужчины, Гермиона чувствовала себя защищенной от всего зла двух миров. Ей казалось, что она знает его целую вечность, и, когда-то потеряв, теперь вновь нашла.
Но разум подсказывал ей не доверять ему, ссылаясь на случай в спальне, когда Снейп чуть не узнал всей правды про Северину.
Но с Гермионой происходили странные вещи: необыкновенное тепло разлилось по всему телу, даря спокойствие и умиротворение, все ее естество наполнилось радостью от осознания того, что найдено недостающее звено цепочки ее счастья.
Нашлась вторая половинка, с которой нужно соединить свою судьбу.
Но осознавал ли что-нибудь в этот момент Северус Снейп, чувствовал ли он это?

Из оцепенения Гермиону вывело мягкое прикосновение руки Снейпа.

Мисс Грейнджер?! Гермиона?!
-Да.
- Что-то произошло?
- Нет, пустяки. Ничего страшного, - Гермиона запрокинула голову назад, чтобы посмотреть Снейпу в глаза.
Профессор зельеварения очень внимательно смотрел на нее.
Взгляд черных глаз одновременно завораживал и изучал, поглощал Гермиону. Но в то же время он ласкал и дарил тепло.
Объятия Северуса Снейпа стали просто стальными. Казалось, что он просто боялся отпустить Гермиону.
Не отводя взгляда, Гермиона осторожно пошевелилась, пытаясь ослабить объятия.
Это простое движение сорвало стон с губ профессора.
Гермиона посмотрела на чувственный рот Снейпа и провела язычком по своим пересохшим губам.
-Гермиона, вы что-то почувствовали? – Снейп нежно провел рукой по щеке Гермионы, осторожно опускаясь к хрупкой шее.
-Да…- тихо ответила Гермиона.
- Что же? – горячая ладонь мастера зелий скользнула по обнаженному плечу Гермионы.
- Тепло. Радость, похожую на ту, когда находишь что-то давно утраченное…
- Радость от возвращения прекрасного, давно забытого чувства…- продолжил Северус Снейп.
Гермиона заворожено смотрела на губы мужчины, которые только что высказали вслух ее мысли.
- Счастье. Радость. И …, – прошептала Гермиона.
- И Любовь… - закончил Северус Снейп.
Гермионе показалось, что это слово коснулось ее губ. Настолько близко склонился Северус Снейп к лицу девушки.
- И любовь, - повторила ошеломленно Гермиона.
Гермиона всмотрелась в черные глаза Снейпа, пытаясь найти в них ответ на вопрос.
Но ее и без того путаные мысли, спутались еще больше, когда она почувствовала на своих губах горячее дыхание мастера зелий.
Мягкие губы Снейпа осторожно прикоснулись к полураскрытым губам Гермионы, словно спрашивая разрешения.
Закрыв глаза и затаив дыхание, Гермиона подалась немного вперед, наслаждаясь этой лаской.
Почувствовав такую реакцию, Снейп жадно впился в рот девушки, заставив ее тихо застонать. Горячие губы профессора дарили необычайное наслаждение. Гермиона замерла, когда почувствовала, как Снейп дразняще медленно провел языком по ее губам. Затем он переключился на верхнюю губу, посасывая и покусывая ее; лизнул нижнюю.
Гермиона обвила руками шею Северуса Снейпа, отдавшись его страстному поцелую.
Жадный рот Снейпа исследовал губы Гермионы. В это время руки профессора нежно поглаживали спину девушки, плавно перемещаясь вниз.
Язык Снейпа ворвался в рот Гермионы, начиная волшебную игру.
Гермиона вначале не отвечала на поцелуй, немного удивленная такой настойчивостью Северуса Снейпа.
Ее еще никто не целовал так: с такой страстью и жаром.
И она никогда не испытывала таких сильных ощущений, даже с Марком, которого когда-то любила.
Да, раньше ей нравилось, когда Марк целовал ее, но его поцелуи не были такими сладкими и возбуждающими, как поцелуи ее бывшего учителя зелий.

В это время одна рука Снейпа крепко обхватила ее плечи, прижимая к горячему возбужденному телу, а вторая – опустилась под резинку шорт, лаская нежную кожу ягодиц.
От такой откровенной ласки Гермиона застонала Снейпу в рот и яростно ответила на его жаркий поцелуй, вложив в него все свое желание и возбуждение.
Захватив язычок Гермионы, Снейп жадно засосал его; одновременно стаскивая с девушки шорты и трусики. Переступив через сорванную одежду, Гермиона осталась в одной майке.
Запустив пальцы в волосы Снейпа, Гермиона жестко потянула его на себя.
Тем временем Северус Снейп срывал с себя сюртук и рубашку, оставшись в брюках и туфлях.
Снейп оттеснял Гермиону к стене, продолжая целовать ее мягкие губы.
И вот Гермиона оказалась прижата к стене мужчиной, который был больше ее в два раз, и который, казалось, уже не контролировал себя.
Мастер зелий спустил с плеча Гермионы тонкую бретельку майки, покрывая поцелуями шею и плечи девушки.
После двух неудачных попыток снять с Гермионы маечку, Снейп, не долго думая, разорвал тонкий белый шелк, обнажая груди Гермионы.
Прижавшись голым торсом к груди молодой женщины, Снейп приглушенно зарычал, и впился губами в ее шею.
Гермиона почувствовала, как ей в живот уперлась возбужденная плоть Снейпа.
Сейчас ей казалось, что даже если она и передумает, Северус Снейп возьмет ее силой.
В этот момент ладонь мужчины легла на левую грудь Гермионы. Вначале он нежно поглаживал ее, но затем немного сжал.
Из уст Гермионы сорвался громкий стон, когда вторая рука Северуса Снейпа легла на правую грудь. От сильного возбуждения соски сразу затвердели, превратившись в две маленькие вишенки.
Приоткрыв рот, Гермиона судорожно хватала воздух, пока профессор зельеварения сосал ее сосок.
Молодая женщина прогнула спину, подставляя ненасытному рту Снейпа свои груди.
Язык мастера зелий играл с розовым соском Гермионы, облизывая и покусывая его.
Затем он переключился на вторую грудь Гермионы. Гермиона чувствовала влагу от слюны Снейпа, который с наслаждением ласкал девушку.
Гермиона почувствовала, как ее горячая влага потекла по внутренней части бедер.
Девушке казалось, что она сейчас расплавится под этими длинными и чуткими пальцами.
Почувствовав движение Гермионы, Снейп осторожно развел ноги девушки в стороны. Судорожно вздохнув, молодая женщина раздвинула стройные ножки, дав мужчине доступ. Рука мастера зелий гладила мягкие бедра Гермионы, продвигаясь к влажным волоскам. Стоны девушки усилились, когда длинные пальцы бывшего учителя легли на возбужденные складочки Гермионы. Поддавшись желанию, Гермиона чувственно потерлась о руку Снейпа, оставив на его руке влажные следы. Северус Снейп гладил Гермиону, размазывая ее влагу по нежной плоти, бедрах и ягодицах.
-Ты всегда так быстро становишься мокрой? – бархатный шепот раздался у уха Гермионы. – Или это только для меня?
- Не знаю… Наверно, только для тебя, - простонала девушка, чувствуя, как пальцы Снейпа находят маленький чувствительный бугорок.
-Моя сладкая маленькая девочка, - Северус Снейп довольно улыбнулся, когда Гермиона качнула бедрами, усиливая нажим его пальцев.
-Вот так. Вот так, - шептал Снейп, лаская Гермиону между ножек, надавливая на клитор то чуть сильнее, то почти не слышно.
Вскоре в комнате были слышны лишь громкие стоны Гермионы и тяжелое дыхание Снейпа, который опять впился в губы молодой женщины. Продолжая целовать Гермиону, профессор зельеварения одной рукой сжимал ее упругую грудь, а другой – раздвигал возбужденные складочки.
- Тебе нравится? – Северус Снейп легко провел пальцем у входа во влагалище, дразня и лаская одновременно.

Гермиона ничего не ответила, а просто прикрыла глаза и сильнее схватилась за плечи мастера зелий.
- Ты очень быстро возбуждаешься, - Снейп лизнул Гермиону за ушком, - никогда не думал, что ты окажешься настолько темпераментной.
Северус Снейп провел языком по влажному рту Гермионы.
И вот мужчина осторожно ввел один палец, чувствуя, как сжимаются вокруг него стенки влагалища девушки. Выбрав нужный ритм, профессор зельеварения вводил и выводил палец, чувствуя, как начала дрожать девушка.
-Ты уже почти готова, Гермиона, - прошептал Снейп, вслушиваясь в стоны девушки.
Опять захватив в плен язычок девушки, мужчина объединил оба ритма, имитируя акт.
Облокотившись о стену, Гермиона полностью отдалась во власть рук профессора.
Снейп немного наклонился и дотронулся к ноге Гермионы, попросив:
- Согни ногу в колене, так тебе будет лучше.
Приподняв и согнув ногу, Гермиона почувствовала, как сильная рука Снейпа придерживает ее ногу под коленом, а палец второй – беспрепятственно проникает в нее.
-Что ты делаешь? – простонала Гермиона.
- Я хочу, чтобы ты кончила, - прошептал Северус Снейп.
К первому пальцу Снейпа присоединился второй, толчки стали сильнее и глубже.
Чувствуя, что Гермиона возбуждена до предела, Снейп тихо спросил:
- Ты бы хотела кончить мне в рот? Это можно будет устроить, и я очень этого хочу.
Гермиона закусила нижнюю губу, когда Снейп ввел третий палец и осторожно повел рукой, ускоряя ритм.
Замерев, девушка прижалась к груди профессора зельеварения, чувствуя, как сладкие волны наслаждения сбегаются вниз живота.
Северус Снейп чувствовал, какой ритм больше всего нравится Гермионе, руководствуясь ее стонами и всхлипами, и продолжал совершать движения, успевая нашептывать ей на ушко, что он сделает с ней дальше.
- Бесстыжий! – задохнулась Гермиона.
Но уже через секунду тело девушки задрожало от сильного оргазма.
Снейп почувствовал, как удовлетворенно сокращаются мышцы влагалища девушки. Еле заметная улыбка мелькнула на губах профессора зельеварения.
Снейп поддержал Гермиону, прижав ее к себе.
- Я хочу тебя прямо сейчас, - прорычал Снейп, удерживая Гермиону в объятиях.

На некоторое время, выбывшая из реальности Гермиона, начала вдыхать воздух, приходя в себя после таких сильных ощущений.
Приподняв голову с груди Снейпа, Гермиона взглянула в сторону.
На стене висело большое зеркало, в котором отражались две фигуры – высокая мужская и хрупкая женская.
Только через несколько мгновений Гермиона поняла, что это отражение Северуса Снейпа и ее собственное.
Яркая вспышка белого света заставила Гермиону закрыть глаза. Придя в себя, молодая женщина с ужасом всмотрелась в зеркальное отражение. На секунду ей показалось, что эта полностью обнаженная девушка с распущенными волосами не она, и не ее согнутая нога прижата к бедру Снейпа.
« О, Мерлин, действие чар только что закончилось. И я опять не смогла вовремя остановить их».
- У вас испуганный вид, мисс Грейнджер, - раздался голос Северуса Снейпа.
Профессор зельеварения отпустил Гермиону и теперь пристально смотрел ей в лицо.

Гермиона обхватила себя руками и посмотрела ему в глаза.
Северус Снейп тряхнул головой, от этого резкого движения длинные волосы профессора легли ему на лицо. Казалось, что мужчина старался окончательно избавиться от действия чар, и привести свои мысли в порядок.
Откинув непослушные пряди привычным движением руки, Снейп сложил руки на груди и обратился к Гермионе:
- Вы скажите мне, мисс Грейнджер, какое зелье или заклинание могло дать такой своеобразный эффект?!
Гермиона решительно покачала головой.
- Вы ставили над собой какие-нибудь эксперименты? – Снейп старался не сводить глаз с лица Гермионы и не опускать глаза вниз.
- Нет, никаких экспериментов я не проводила.
- На заклятья упивающихся это не похоже. Скажите, мисс Грейнджер, какое именно зелье вы принимали?
- Зачем вам это знать, профессор? Судя по всему, вы можете преодолевать действие чар.
- Вы правы, Гермиона, я СМОГ преодолеть действие чар, но не так быстро, как бы мне хотелось. Глупо, мисс Грейнджер, накладывать на себя заклятья, которые вы сами не в состоянии контролировать. Это глупо и опасно. Скажите спасибо, что я намного раньше вас смог контролировать ситуацию, и вам не доведется жалеть о нежелательных последствиях.
Последнее предложение Северус Снейп почти прошипел Гермионе на ухо.

С этими словами он отошел от девушки и поднял с пола свою рубаху, сюртук и то, что осталось от одежды Гермионы.
Покрутив в руках разорванную маечку девушки, Снейп нахмурился и положил все это на кресло.
Не глядя на Гермиону, Снейп протянул ей свою рубаху и спросил:
- Так вы скажете мне, что вы принимали?
- Нет. Профессор, вам ни к чему это знать
Гермиона прикрылась рубахой профессора.
- Значит, мне ни к чему это знать? – взревел Северус Снейп. – Да вы знаете, что могло с вами произойти, если бы я не контролировал себя?! Вы сами смогли вернуть себе контроль над ситуацией только тогда, когда увидели все происходящее со стороны, в отражении зеркала. Если бы его здесь не было, вы бы так и стояли, мисс Грейнджер!!! Я – сильный волшебник, но я такой же человек, как и все; с такой же физиологией, как и у всех мужчин! Чем вы думали, когда принимали такое сильное зелье? Зачем вам это было нужно?!
- Профессор Снейп, я никогда бы не сделала этого без уважительной на то причины, во-первых; а во-вторых, я не думаю, что вы бы сделали со мной что-то страшное.
- Вы забыли одну деталь, мисс Грейнджер. - Процедил сквозь зубы профессор зельеварения. - Вы забыли, что имеете дело с бывшим Упивающимся смертью. И обычным традиционным сексом дело бы не закончилось.

Гермиона покраснела и опустила глаза вниз.
Через секунду Снейп продолжил:
- Вы должны нейтрализовать действие этого зелья. Это в ваших же интересах, мисс Грейнджер, - произнося эту фразу, Снейп плавно развернулся к девушке спиной. На его губах играла усмешка, словно мужчина знал, что именно ответит Гермиона, и ждал этого.
- Это невозможно, профессор.
После этих слов Снейп незаметно кивнул головой.
Резко повернувшись к Гермионе, Снейп театрально приподнял бровь:
- Существует не так много зелий, действие которых нельзя остановить, мисс Грейнджер. И все они опасны для жизни…

Северус Снейп прошелся по комнате. Затем медленно подошел к Гермионе, уперся рукой в стену позади курчавой головки девушки.
- Зелье и заклятье «Геннезиус»? Я прав, мисс Грейнджер? – голос Снейпа от рычания перешел в зловещий шепот. – Только оно иногда вызывает подобный побочный эффект.
- Профессор Снейп, давайте закончим этот утомительный разговор. – Гермиона накинула рубаху своего бывшего учителя и попыталась обойти его.
Но Северус Снейп преградил ей дорогу рукой, заставляя остаться на месте.
- Мисс Грейнджер, этот разговор совершенно меня не утомляет. Поверьте мне, я не прихожу в восторг от того, что оказался, пусть и на совсем короткое время, под действием чар, учитывая то, что на меня крайне трудно наложить заклятье. Итак?!
- Профессор Снейп, разговор затянулся, - с этими словами девушка юркнула под рукой мастера зелий.
- Нет, вы ответите на вопрос, Гермиона, - профессор схватил ее за руку и притянул к себе.
- Я отвечу на вопрос тогда, кода посчитаю нужным, - Гермиона дернула рукой, но пальцы Снейпа еще сильнее сжались на ее запястье.
- Вы ответите сейчас, - профессор зельеварения прижал девушку к себе.

Профессор так и остался стоять обнаженным по пояс, и Гермиона могла ощутить через тонкую рубашку твердые мышцы мужчины.
- Мисс Грейнджер, неужели вы считаете, что я настолько глуп, чтобы не распознать заклятие «Геннезиус», ощутив его на собственной шкуре? К тому же, я помню, как вы обсуждали этот вопрос с Поттером.
- Я вправе обсуждать со своими друзьями любые проблемы и вопросы, профессор. И отпустите мои руки, вы делаете мне больно.
- Прошу прощения. – Снейп отпустил Гермиону и сделал шаг назад.
- Мисс Грейнджер, я точно знаю, что у вас был только один партнер.
Гермиона вскинула голову.
-Что вы сказали?!
- Мы взрослые люди, Гермиона. Вы поняли, о чем я говорю. У вас был только один сексуальный партнер, который лишил вас девственности, и от которого вы забеременели. Но я не понимаю, зачем вам понадобилось менять наследственность ребенка. Повздорили с любовником? Но это не настолько веская причина, чтобы рисковать своим здоровьем и жизнью. Вы просветите меня на этот счет?
Гермиона резко развернулась к Снейпу и отвесила ему звонкую пощечину.
- Да как вы смеете лезть в мою личную жизнь?! Как вы посмели забираться в мое подсознание и читать мои мысли? У вас нет ни капли стыда, ни капли совести!

К удивлению Гермионы, Снейп сдержался, хотя его губы сжались в тонкую полоску.
Прищурив горящие черные глаза, Снейп тихо прошипел:
- Мисс Грейнджер, если бы на вашем месте был мужчина, он бы уже был мертв. Никто не смеет поднимать на меня руку. Но вы – женщина, и вам я прощаю.
А по поводу совести и стыда – у слизеринцев свое трактование этих философских категорий.
- Никто не имеет права копаться у меня в голове! Это не порядочно!
- Вы захотели поговорить о порядочности?! Что ж, мисс Грейнджер! Разговор становится очень занимательным. А знаете ли вы, что зелье «Геннезиус» - запрещено и контролируется Министерством? Его применение - противозаконно. К тому же, его использование неэтично. Я уверен, что генное изменение произведено без разрешения обоих мужчин! И вы говорите о порядочности?!
- На то были веские причины, профессор Снейп! И Министерство учло это!
- Кто теперь является отцом вашей дочери, мисс Грейнджер?! Чьи клетки вы использовали для замещения, кто этот мужчина?

Северус Снейп гипнотизировал Гермиону взглядом, но девушка не сдавала позиции.

- Это необыкновенный ребенок, Гермиона. Я чувствую это, и почувствовал это с самого первого взгляда. В ней течет кровь сильных волшебников.
- Ответы именно на эти вопросы вы искали в моей голове?!
- Да, мисс Грейнджер! И я узнаю правду, чего бы мне это ни стоило.
- От меня вы ничего не услышите, профессор Снейп, а Министерство не разглашает тайн.
- Я не намерен собирать информацию из других источников, мисс Грейнджер! Я сделаю все сам.
- Насколько я знаю, профессор Снейп, не существует способа расшифровки уже сотворенного заклятия «Геннезиус».
- Вы ошибаетесь! – Снейп посмотрел на Гермиону тяжелым взглядом. – А теперь запомните, мисс Грейнджер: хотите вы этого, или нет, - я все равно выясню, кто является отцом ребенка. И еще – Я НИКОГДА НЕ ОБВИНЯЮ БЕЗ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ, примите это к сведению.
Внутри у Гермионы от такого заявления Снейпа похолодело:
«Значит, существует способ расшифровки заклятья? Он или существует, или Снейп просто блефует, чтобы запугать меня и выпытать правду»

И тут Гермиона громко чихнула.
Снейп недовольно фыркнул и сказал:
- Мисс Грейнджер, вам надо одеться потеплее, а то вы простудитесь. Глупо оказаться в лазарете мадам Помфри с элементарной простудой, учитывая то, что мы смогли уцелеть после встречи с Упивающимися смертью. Я, конечно, желаю узнать правду, но совершенно не хочу, чтобы вы болели.
Вы можете взять любую одежду из моего гардероба, все, что вам понравится.

С этими словами мужчина подошел к большому шкафу, открыл его, предоставляя Гермионе весь свой гардероб.
Сам профессор зельеварения, на ходу подхватив свой сюртук, удалился в другую комнату.



Глава 15.

Гермиона глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться и не впадать в панику от таких заявлений Северуса Снейпа. Она не хотела, чтобы профессор зельеварения заметил, что она обеспокоена и испугана, это только убедит его, что он на верном пути.
Молодая женщина помассировала виски и подошла к шкафу, раздумывая, как вести себя дальше.
Уйти из Хогвартса? Об этом не может быть и речи, риск был очень велик. Гермиона не хотела рисковать, и попасть в руки УС с маленьким ребенком на руках.
Она будет скрывать правду столько, сколько сможет.
А если Северус Снейп все же сможет узнать о своем отцовстве… Что ж, когда-нибудь он бы об этом все равно узнал. Может, Гарри и прав в том, что будет лучше, если вся эта ситуация прояснится, пока Северина еще маленькая?

Гермиона заглянула в шкаф, удивляясь его габаритам. Было интересно рассмотреть одежду Снейпа. Все вещи были аккуратно развешены или сложены.
Выудив из шкафа мастера зелий две теплых пижамы, Гермиона никак не могла решить, какой отдать предпочтение.
Скинув тонкую рубаху Снейпа, девушка начала надевать рубаху от пижамы.
- А штанишки от пижамы вы тоже будете одевать?! – спросил звонкий девичий голос у Гермионы.
Гермиона, которая как раз всовывала руку в рукав, замерла на месте.
Затем девушка наспех запахнулась рубахой и обернулась к камину.
В камине, в свете зеленоватого огня, она увидела голову незнакомой молодой девушки.
Оглядев Гермиону, незнакомка рассмеялась и спросила:
- В Хогвартсе что-то произошло? Или это профессор Снейп постарался? – она кивнула на рубаху Снейпа и влажные шорты, которые так и остались лежать на кресле. – У вас потоп?
- Нет, никакого потопа не было, и профессор Снейп здесь ни при чем. Я могу узнать, кто вы? – Гермиона подошла к камину, на ходу застегивая рубашку.
- А вы кто? – девушка хитро прищурила зеленые глаза. – Неужели вы – подруга моего дяди?! Мы уже думали, что он никогда не найдет себе спутницу жизни, никогда не женится…
- Я не подруга профессора, - Гермиона натянула штаны от пижамы и принялась подворачивать штанины, так как Снейп был намного выше Гермионы.
- Я поэтому и спросила вас, будете ли вы надевать и штаны. Вам их раз десять надо подвернуть, - зеленоглазая гостья заливисто рассмеялась, отчего густые темно-каштановые волосы рассыпались по плечам.
- Меня зовут Надин Вестли, - представилась девушка. – Извините, что потревожила вас в столь поздний час, просто я заработалась. Мне нужно было посоветоваться с дядей, вот я и решила воспользоваться каминной связью. До меня только сейчас дошло, что уже 2 часа ночи… Но тут я увидела вас в таком виде, ночью, в комнате моего дяди – убежденного холостяка. О, вы не обижайтесь на меня, пожалуйста, просто я была так заинтригована…И…

Слушая Надин, Гермиона понимала, что девушка говорит правду, и знала, что просто не сможет на нее сердиться, настолько эта девушка была искренна и дружелюбна.
- Меня зовут Гермиона Грейнджер.
Девушки улыбнулись друг другу.

- Надин, ты смотрела на часы, когда подходила к камину? – к Гермионе подошел профессор Снейп, который уже успел переодеться. В руках он держал стакан с розовой жидкостью и стакан с водой.
- Гермиона, вы должны выпить это зелье.
Северус Снейп протянул Гермионе стакан с розовой жидкостью. Девушка недоверчиво взглянула на профессора зельеварения.
- Не переживайте, это всего лишь зелье от простуды.
Молодая женщина протянула руку и осторожно взяла стакан, принюхалась.
Снейп фыркнул:
- Не бойтесь, я не добавлял туда сыворотку правды.
- Я уже ничему не удивлюсь, профессор Снейп.
Убедившись, что ничего опасного в зелье не подмешано, Гермиона выпила жидкость залпом. С водой была проделана та же процедура.
После того, как Гермиона выпила лекарство, Северус Снейп наклонился к уху девушки и, усмехаясь, прошептал:
- Если бы я хотел добавить в ваше зелье veritaserum, я бы сделал это так, что вы бы и не почувствовали, Гермиона.
- Ну, это уж дудки, профессор Снейп. Вот в чем-чем, а в комбинациях зелий я разбираюсь очень хорошо. В зелье, которое вы только что мне дали, было добавлено успокоительное. Я это почувствовала очень хорошо. При всем желании, вы не можете споить мне сыворотку правды. Если, конечно, не свяжите меня, и не вольете ее силой.

Надин Вестли с интересом наблюдала за разворачивающейся картиной.

- Что ж, мисс Грейнджер, впечатляет. А теперь завернитесь в одеяло (Снейп ловко укутал Гермиону в плед) и садитесь в кресло. От этого зелья появляется слабость во всем теле. Я не хочу, чтобы вы упали в обморок где-нибудь в школьном коридоре, когда будете наведывать Люпина.
- Неужели вас так задела история с Ремусом? – Гермиона удобно устроилась в кресле.
Северус Снейп лишь скривил губы.

- Эй! Вы так увлечены друг другом, что про меня совсем забыли, - подала голос Надин.
- Мисс Грейнджер, познакомьтесь, - это дочь моей троюродной сестры – Надин Вестли…
- Мы уже познакомились, Северус… - Надин подмигнула Гермионе.
- …очень нахальная особа, которая не дает людям отдыхать, и частенько появляется в моем камине в 2-3 часа ночи, - продолжал профессор зельеварения.
- Ах, можно подумать, ты спишь. Я знаю, что ты работаешь в лаборатории. Но на этот раз я тебя там не застала, и…
- Надин, сколько тебе лет? – Снейп сел в кресло рядом с Гермионой.
- Ну, мне уже 23 года.
- Взрослая девочка. А ты не подумала, что не тактично появляться в чужой спальне в 2 часа ночи?! – мастер зелий облокотился о спинку кресла и закинул ногу на ногу.
- Извини, я всегда находила тебя в лаборатории, но сейчас тебя там не оказалось. Я и подумала… Ну, я же знаю, что у тебя никого нет…

Теперь Снейп подпер ладонью голову, снисходительно рассматривая племянницу.
- Ой, а что, я вам помешала? – Надин переводила взгляд от Гермионы к Снейпу.
Теперь настала очередь покраснеть Гермионе.

- Нет, ты нам не помешала. К тому же, Надин, каминная связь автоматически отключается, когда мне это нужно. (Гермиона облегченно вздохнула – Надин не могла их видеть). И не надо усмехаться, - рявкнул Снейп. – Что ты хотела?
- Ты не забыл, что я буду работать ассистенткой Поппи?
Снейп закатил глаза и вздохнул:
- Надин, про тебя невозможно забыть.
- Я хотела спросить, может, тебе привезти еще какие-нибудь ингредиенты из Италии?
- Ты получила мой список. И это все, что мне нужно. И ты отлично помнишь, что я всегда знаю, когда ты врешь. Так зачем ты появилась, Надин?

Надин посмотрела на Гермиону взглядом, просящим не выдавать Снейпу ее любопытство.
- Во-первых, дядя, у меня не получилась одна настойка, и я хотела с тобой посоветоваться.
- Ты не могла дождаться утра? К тому же, ты скоро должна прибыть в Хогвартс.
- Я продолжаю… А во-вторых, я … (девушка посмотрела на Снейпа невинными зелеными глазами) я решила проверить, может, у тебя кто-то есть? Лаборатория оказалась пуста… И тут я увидела Гермиону, она переодевалась в твою одежду. Меня это сильно впечатлило.
- Ты шпионишь за мной, Надин?! – Снейп приподнял соболиную бровь.
- Я?! Нет, что ты! Ну, это первый раз…и последний. Просто, не каждый день, вернее, не каждую ночь в твоих комнатах можно увидеть красивую обнаженную девушку.
Гермиона пригрозила Надин пальцем, а Северус Снейп фыркнул и закатил глаза.
- Надин. До скорого свидания. Встретимся на этой неделе, когда ты появишься в Хогвартсе! – твердо сказал профессор зельеварения.
- Нет, ты так просто от меня не отвяжешься, дядя. Несколько вопросов: Гермиона, - Надин повернулась к Гермионе, - почему твоя одежда была мокрая?
- Полтергейст Пивз вылил на меня ведро воды.
- А-а-а, - разочарованно протянула Надин. – А откуда вы друг друга знаете?
- Откуда мисс Грейнджер знает Пивза? – съязвил Снейп.
- Ну, дядя! Нет, откуда вы с Гермионой знаете друг друга?
- Мисс Грейнджер училась в Хогвартсе. Сейчас она и сама преподает, и является профессором, - Северус Снейп ответил за Гермиону.
- Так вы просто коллеги? И между вами совсем ничего нет?!
- Надин, иногда я поражаюсь твоей настойчивости, которая перерастает в нахальство. Я не собираюсь посвящать тебя в свою личную жизнь. Если так пойдет и дальше, то я поставлю пароль для каминной связи на твое имя.
- Ага! Так у вас что-то намечается?! – Надин озорно улыбнулась и помахала им ручкой.
- Надин, до свидания, - щелкнув пальцами, профессор зельеварения прервал связь.

Гермиона удивленно посмотрела на мастера зелий.
- Да, мисс Грейнджер, я владею беспалочковой магией. Но ученики об этом не знают.
Кивнув головой, Гермиона спросила:
- Ваша племянница – медиковедьма? Она будет работать вместе с мадам Помфри?
- Да. Надин училась в Италии. Она очень способная ведьма, но, как вы сами могли убедиться, язык – без костей.
- Вы привязаны к Надин?
- Мисс Грейнджер, у меня не так много родственников… Я – единственный ребенок в семье, у меня никогда не было родных братьев или сестер. Поэтому, троюродная сестра Элен стала мне, как родная. Я привязан, не скрою, к ее детям, они выросли у меня на глазах. К тому же, муж Элен погиб при трагических обстоятельствах. И я взял ее под свою опеку… И если со старшей племянницей – Эльвирой – никогда не возникало никаких проблем, то Надин всегда успевала нашалить за двоих, она очень любопытна, ей все интересно, без нее не может произойти ни одно событие! Надин может быть предельно серьезной, но иногда – она просто ребенок. Признаюсь, это меня часто раздражает, и она это знает.
- Значит, Надин – младшая сестра Эльвиры. А Эльвира вышла замуж за Драко Малфоя. – Гермиона удобнее уселась в кресле.
- Вы совершенно правы. Кстати, Эльвира – ваша ровесница.
- А почему ваша сестра не отдала дочерей учиться в Хогвартс?
- Эльвира хотела учиться во Франции, в Шармбратоне. Но сестра не рискнула отдавать туда же и Надин. Надин бы обязательно вовлекла Эльвиру в какие-нибудь приключения. А по поводу Хогвартса… Тут уже Я не допустил, чтобы Надин училась здесь. Это было слишком рискованно. Хоть у Надин и другая фамилия, УС могли выяснить, что она – моя родственница. Поэтому Надин училась в Италии. И в этом году она закончила университет.
После недолгой паузы Северус Снейп усмехнулся:
- Надеюсь, Надин не поднимет Хогвартс с ног на голову. Мне вполне достаточно Блека, с его выходками и неуравновешенным характером.

- Добби, - позвал профессор зельеварения.
Через несколько секунд в комнате появился эльф Добби. За все 8 лет эльф нисколько не изменился. Вот только вместо разноцветных носков он носил черные носки в белый горошек, а на голове у него красовался черный берет, щегольски сдвинутый немного вбок.
- Добби, принеси нам с мисс Грейнджер чая и бутерброды…
- И сгущенное молоко, если можно, - Гермиона приветливо улыбнулась эльфу.
- Ах, мисси! Как я за вами соскучился! Как я вас долго не видел!
- Добби, я тоже очень рада тебя видеть! Ты стал такой элегантный. Тебе очень идет этот берет.
- Да, мисси, мне он самому очень нравится. Это – подарок.
- И кто же тебе его подарил, Добби?
Прежде чем ответить, эльф вопросительно посмотрел на профессора зельеварения. Снейп показал взглядом, что Добби свободен.
- Берет подарил ему я. Но приказал, чтобы он никому ничего не говорил.
Гермиона распахнула от удивления глаза.
- Да уж! Злобный и страшный профессор Снейп раздаривает эльфам подарки. Это порядком подмочит вашу репутацию, профессор, - усмехнулась Гермиона.
- Меня ужасно раздражало то сооружение, которое он называл своим головным убором.
- Постойте, как же вы смогли подарить Добби берет? Это же одежда! Добби никогда не захочет расставаться с Хогвартсом.
- Мне удалось убедить его взять эту вещь. Ведь работодателем, фактически, является директор Дамблдор, именно он принимал эльфа на работу. Так что, мой подарок ни в коей мере не свидетельствует о том, что эльф свободен.
- Да, логично.

Совсем скоро из камина появилось несколько эльфов, которые тащили большой поднос под руководством Добби. Увидев Гермиону, они радостно забегали вокруг нее.
- Похоже, скоро сюда из кухни сбегутся все эльфы, - предположил мастер зелий.
Расставив на столе множество тарелочек и блюдечек со всевозможной едой, эльфы исчезли.
- Профессор? Скажите, какое зелье вы принимали для того, чтобы скорее восстановиться после ранения? – в упор спросила Гермиона, держа в руках чашку с горячим чаем и добавляя в него сгущенное молоко.
- Не вы одни работали над восстанавливающими зельями, мисс Грейнджер.
Северус Снейп спокойно помешивал ложечкой чай в чашке.
- Значит, это ваша разработка? Я сразу так и подумала. Вы можете мне все показать и рассказать?
- Сейчас уже поздно, мисс Грейнджер.
- Я буду готова в любое время и …
Гермиона на секунду замолчала.
- Профессор? – Гермиона подозрительно посмотрела на Снейпа.
- Да, мисс Грейнджер?
- Сколько успокоительного вы накапали мне в стакан?
- Вы плохо себя чувствуете? – Снейп резко повернулся к Гермионе.
- Нет, нормально. Ваше зелье уже начало действовать. Просто, у меня все поплыло перед глазами, я чересчур расслабилась, - с этими словами девушка поставила чашку на столик, встала с кресла и попыталась сделать несколько шагов.
Если бы профессор зельеварения вовремя не подхватил Гермиону, девушка упала бы на пол.
Северус Снейп осторожно усадил девушку в кресло и сказал:
- Вам полезно расслабляться, вы постоянно нервничаете.
- И вы – одна из причин моих переживаний, профессор.
- О, Гермиона, вы мне льстите. Не бойтесь, я не воспользуюсь вашим беспомощным состоянием, - съязвил Снейп, но при этом укрыл Гермиону пледом.
- А кто сказал, что я беспомощна?!
- Я это вижу, мисс Грейнджер!
- Вы преувеличиваете, профессор Снейп.
- Нет, я нисколько не преувеличиваю. Или вы ставите под сомнение мои знания в области зельеварения? Вы считаете, что я не компетентен?
- Мерлин! Я этого не говорила.
- Это зелье я сварил совсем недавно. Вы должны знать, что действие свежесваренного зелья намного сильнее, особенно в первые несколько часов. Ваш организм сейчас ослаблен, поэтому вы чувствуете слабость и головокружение. Но это должно пройти. Именно этим зельем я и напоил мадам Помфри, поэтому она спит, как младенец.

Снейп подал девушке чашку с чаем.
- Спасибо. Да, я это знаю. Но меня волнует другое.
- Что же? – Снейп неторопливо сделал глоток чая. – Впрочем, я знаю, что вас беспокоит.
- Да? И что меня беспокоит? – Гермиона вопросительно посмотрела на профессора зельеварения.
- В таком состоянии вы не сможете возвратиться в свои комнаты. Вернее, самой это делать я бы вам не советовал. Вы можете остаться у меня, Гермиона. Я лягу на диване.
Гермиона поперхнулась чаем.
- Нет. Я предпочитаю ночевать у себя в комнатах, профессор. И мне необходимо вернуться к себе.
Снейп поставил пустую чашку на столик и подошел к креслу девушки.
- Интересно, почему вы так засуетились?
Гермиона подняла глаза на мастера зелий:
- Я не ясно выразилась?

Тем временем Снейп, стоящий совсем рядом с Гермионой, пододвинулся к девушке и прищурился:
- Вы кормите ребенка молоком?
- Всех маленьких детей кормят молоком, - Гермиона сделала вид, что ничего не понимает.
Профессор зельеварения насмешливо посмотрел в глаза молодой женщине, а затем опустил глаза вниз, рассматривая рубаху на груди у Гермионы.
- У вас молоко прибывает. Ведь вы кормите Северину грудью, мисс Грейнджер. Поэтому вы так спешите оказаться в своих комнатах. Подходит время кормления?
Гермиона скрестила руки на груди, не собираясь что-либо объяснять Снейпу.
- И как давно вы об этом знаете, профессор?
- Довольно давно, мисс Грейнджер. Вот почему тогда, в машине, запах детского питания показался мне странным; вы, мисс Грейнджер, постоянно садились на заднее сиденье. И это объясняет то, что Северина не очень любит детские смеси, - она привыкла к грудному кормлению.
Северус Снейп склонился над Гермионой, упираясь руками в подлокотники кресла. – К тому же, я ласкал вашу грудь, Гермиона. И я не слеп.
- Вы имеете что-то против грудного кормления?
- Нет, мисс Грейнджер. Просто, я поражаюсь, с какой легкостью вы нарушаете традиции волшебного мира.
- Профессор Снейп – вы мастер зелий, алхимик! Кому, как не вам знать, насколько абсурдна эта традиция! Одно дело, когда у женщины просто нет молока, а другое дело – ЭТО ГЛУПОЕ ТАБУ.

Снейп медленно выпрямился и стал рядом с Гермионой. Спокойно глядя на девушку, профессор зельеварения произнес:
- Вы будете удивлены, Гермиона, но в этом вопросе я полностью согласен с вами. Этот запрет полностью абсурден. Но неужели вы думали, что я настолько глуп, что ничего не замечу?
- А вы всегда все замечаете, профессор Снейп?
- Во всяком случае, стараюсь. Благодаря этому качеству мне удалось остаться в живых, мисс Грейнджер.
Снейп взял чашку Гермионы и сделал глоток.
- Чай со сгущенным молоком. Вы постоянно пьете чай со сгущенным молоком
Почему?
Гермиона посмотрела на профессора, как на ребенка:
- Количество молока увеличивается. В мире маглов это очень распространенный способ. Есть еще вопросы по грудному кормлению?
- Нет. Вопросов нет.
Гермиона посмотрела на часы. Было уже 4 утра, новый день уже начался.
- Я должна вас покинуть, профессор Снейп. Мне стало намного лучше, к тому же, Северина иногда просыпается в 4-5 часов утра, чтобы подкрепиться. Так что вы, как всегда, оказались правы.

Молодая женщина осторожно встала с кресла и медленно прошлась по комнате, забрала свои вещи; затем подошла к шкафу мастера зелий и достала оттуда несколько мантий.
- Насколько я поняла, вы не возражаете? – девушка свернула мантии в несколько раз, чтобы они не волочились по полу. – Я верну вам их сразу же, как куплю себе одежду.
- Можете оставить их себе на память вместе с пижамой, мисс Грейнджер, - фыркнул Снейп.
- Спасибо. Это будет моя самая любимая пижама, профессор Снейп.
Гермиона подошла к камину, рядом с которым стоял мастер зелий.
- Я провожу вас, Гермиона. Не хочу, чтобы вы одна, в таком состоянии, пользовались камином.
Пожав плечиками, девушка положила ладонь на руку Северуса Снейпа.
- Думаю, что так будет безопаснее, - с этими словами Снейп подхватил Гермиону на руки. – Возьмите порошок, он – в горшочке, на каминной полке.
Гермиона взяла щепотку дымолетного порошка, кинула его в камин и произнесла: « Комнаты профессора Гермионы Грейнджер».
В эту же секунду она почувствовала, как профессор Снейп сильнее прижал ее к себе, и их закружило в вихре зеленоватого огня.
Выйдя из камина, мастер зелий опустил Гермиону на пол.
Было тихо, - скорее всего, малышка еще спала под присмотром преданных эльфов.
- Спасибо, профессор Снейп, - Гермиона положила вещи на стул и стряхнула несколько черных пылинок, оставшихся от камина.
Снейп совершенно бесшумно прошел в детскую.

Эльфы, не ожидавшие такого гостя, молча переглянулись и отошли в сторонку, пропуская Северуса Снейпа и Гермиону в комнату.

Профессор зельеварения простоял несколько минут, склонившись над детской кроваткой и вглядываясь в личико спящей девочки.

Северина спала на спине, раскинув в стороны ручки и ножки, пухленькие пальчики были сжаты в маленькие кулачки. Черные кудряшки ребенка рассыпались по небольшой подушечке; под боком у малышки лежали погремушки, которые дал ей Снейп в самолете.
Залюбовавшись дочкой, Гермиона не заметила, как Северус Снейп очень тихо подошел к ней, почти вплотную. Склонившись к уху молодой женщины, мастер зелий спросил:
- Мисс Грейнджер, это ведь мой ребенок?
Гермионе показалось, что слова мужчины огнем опалили ее ухо и шею. Задохнувшись от такого заявления, молодая женщина отпрянула от мастера зелий.
Но тот не отступал. Притянув девушку к себе, Снейп вновь задал вопрос:
- Гермиона, Северина – моя дочь?

Два взгляда встретились. Казалось, что все в мире замерло, - осталась лишь борьба этого мужчины и этой женщины.
Не отводя глаз (но чего ей это стоило!!!) Гермиона попросила:
- Северус, оставь меня одну, сейчас же.
- Нет. Ты должна ответить на мой вопрос. Ты должна сказать мне правду. Я отец ребенка?
Собрав остатки сил, четко выговаривая слова, Гермиона тихо произнесла:
- Нет. Отец ребенка не ты.
В это же мгновение девушка услышала шипение своего бывшего учителя:
- Ты лжешь! Я надеялся, что ты сама признаешься мне в этом, но я ошибся. Сейчас ты мне солгала, и я это знаю, но у меня нет никаких доказательств. Прими к сведению, сладкая моя девочка, что скоро они у меня будут, совсем скоро. И ты никак не сможешь отвертеться. Вот тогда мы с тобой и поговорим.
Северус Снейп разжал пальцы и отпустил Гермиону. Быстро наклонившись, он поцеловал ее в губы.
Спустя несколько секунд высокая мужская фигура в черном исчезла в камине.

Девушка потерла затекшую руку, и устало опустилась на ковер перед детской кроваткой.
К Гермионе подошли Твитти и Пигги.
Нерешительно теребя тоненькими ручками край фартучка, Твитти обратилась к хозяйке:
- Мисси, это, конечно, не наше дело, но мы скажем. Вам надо было сказать правду.
- Почему? Почему вы так думаете? – Гермиона вопросительно посмотрела на сестер – эльфов.
- Профессор Снейп все равно все узнает, мы это чувствуем.
- Но невозможно расшифровать уже сотворенное заклятье «Геннезиус»!!!
- Он сможет, поверьте нам, мисси. Он может многое. Но вы не должны бояться, он не сделает вам плохого.

В 5 часов утра, согласно графику, проснулась маленькая Северина. Покормив малышку, Гермиона положила ее рядом с собой на кровать. Через несколько минут обе уже спали.



Глава 16.

Не смотря ни на что, Гермиона Грейнджер отлично выспалась.
Зелье профессора Снейпа полностью оправдало себя.
Девушка позавтракала у себя в комнате, и теперь распаковывала оставшиеся книги и записи, приглядывая за Севериной, которая ползала по ковру и пыталась стащить у мамы какой-нибудь пергамент или блокнот.
Твитти и Пигги ушли на кухню к другим эльфам.
Когда Гермиона поставила на полку последнюю книгу, то услышала, что из камина ее зовет Джинни.
- Привет, Герми! Как вы тут поживаете?
- О, Джинни! Рада тебя видеть. Вот, видишь, постепенно обустраиваемся. Ты чем-то расстроена? У вас что-то случилось? – Гермиона подошла к камину ближе.
- Нет, нет, у нас все в порядке. Гарри усилил охранные заклинания дома, а на улице дежурят патрули ауроров. УС не давали о себе знать.
- Так почему на тебе лица нет?
- Снейп постарался, - Джинни вздохнула.
- Когда это вы успели встретиться? – удивленно спросила Гермиона.
- Да вот, несколько минут назад я ошиблась камином и попала прямо в кабинет профессора Снейпа. Я немного не рассчитала, все же давно уже не была в Хогвартсе. Его комнаты находятся прямо под твоими, этажом ниже.
- Что же он тебе сказал?
- Ему не обязательно много говорить, чтобы испортить человеку настроение на весь день. Мне вполне достаточно одного его злого взгляда.
- Так что же случилось, Джинни?
- Появляюсь я в камине, зову тебя. Ты же знаешь, у меня несколько секунд всегда голова кружится. Вот я сразу и не заметила, что попала в кабинет к Снейпу. Он сидел за столом, что-то писал, вернее строчил. Потом увидел меня, зыркнул своими черными глазищами и прошипел: « Миссис Поттер, не могли бы вы в следующий раз постараться, и не ошибаться адресом. Нужный вам человек, то биш, Гермиона Грейнджер, находится этажом выше». Мерлин, Герми, он нисколько не изменился, у него все те же замашки. Я его как увидела, то почувствовала себя первогодкой на первом занятии по зельеварению! А у меня ведь уже своих детей двое!
- Да, Джинни, профессор Снейп все тот же. Неужели ты думала, что он изменится?
- Ну, внешне он немного изменился, кстати, в лучшую сторону: нет кругов под глазами, цвет лица хороший, и он поправился.
- Ну что ты сравниваешь! После падения Воландеморта он смог спокойно жить, заниматься наукой…
- … детей спокойно терроризировать, - продолжила Джинни. – Хотя, ты права, Гермиона. Мне то время вообще вспоминать не хочется, а я представляю, что он пережил. Герми, ты мне расскажи сама, что случилось у тебя дома. Мне Гарри рассказывал, но ты же знаешь, какой из него рассказчик.


- …и он мне сказал, что сможет привести доказательства того, что Северина – его дочь, - Гермиона закончила свой долгий рассказ, который привел ее верную подругу в полный шок.
- Герми, ты считаешь, что Снейп сможет доказать свое отцовство?
- Вначале я думала, что он блефует. Но он несколько раз повторил, что метод проверки существует. К тому же, мои домовые эльфы сказали мне, что он в силах осуществить свои замыслы.
- А ты обращалась к кому-нибудь за помощью?
- К кому мне обратиться, Джинни?
- Ну, директор Дамблдор смог бы тебе помочь и…
- Джинни, а что может сделать директор в данном случае? Он может только поговорить со Снейпом, ничего более. Северус Снейп – законный отец Северины, это засвидетельствовано в Министерстве и записано в документах (Гермиона приложила руку к груди, ощущая маленький ключик на цепочке). Этот вопрос мы должны решить сами, не привлекая никого со стороны. Я знала, на что шла, когда варила зелье. И знаешь, Джинни, я бы снова поступила так же. Мне было бы очень больно находить в ребенке черты человека, который меня предал. Марк растоптал всю мою любовь, все мои чувства. Кстати, Гарри узнавал, как он там?
- Да, Герми, Гарри был в больнице Святого Мунго. Необходимо было усилить охрану больницы, и Гарри заходил туда. Марк постепенно приходит в себя: его взгляд стал осмысленным, он все слышит и все понимает, он двигается. Но врачи говорят, что он ничего не помнит, он не разговаривает. Но все равно – это небывалый случай. Ты же помнишь Златопуста Локонса?
- Да. Столько лет прошло, а он все еще не пришел в себя.
- Гермиона, меня настораживает то, что Марку стало намного лучше со дня появления УС. Может, это какое-то совпадение?
- Надеюсь на это, Джинни. Ты знаешь, я никогда не хотела зла Марку.
- Герми, ты можешь ничего не говорить. Мы с Гарри и так все понимаем. Все, что произошло – самозащита, он довел тебя до отчаяния. Но отец Марка до сих пор пытается выяснить, кто постарался над его сыночком. Я вот о чем думаю: ЧТО надо было сделать с ребенком, КАК надо было его воспитывать, чтобы получился такой моральный урод?! Да Снейп по сравнению с ним – ангел.
- Сказала тоже – ангел! Этот ангел может забрать у меня единственного ребенка, - Гермиона вздохнула.
- Послушай меня, подруга! Ты когда-нибудь видела, чтобы я унывала, или унывала моя мама?!
- Нет, вы с Молли всегда полны энергии и оптимизма.
- Вот и бери с нас пример, Герми. Самое главное – это то, что вы защищены от УС. А Снейп, я согласна с эльфами, не сможет причинить тебе вреда. Он, конечно, ублюдок, но ублюдок порядочный. Он не сможет отнять ребенка у матери.

Джинни замолчала на несколько секунд, затем хитро улыбнулась и прищурилась:
- Кстати, Герми, ты что-то совсем мало рассказала о побочных действиях заклятья.
- Ты – бесстыжая девчонка, Вирджиния Поттер!
- Это я бесстыжая? А кто по ночам ходит к бывшим профессорам зельеварения, кто с ними целуется и… У вас что-то было?
- Того, о чем ты думаешь, у нас не было. Но все сводилось к этому.
- Ого-го! Герми, так почему ты плачешь, что Северина у тебя единственный ребенок?! Ты можешь родить Снейпу еще парочку ребятишек. Уж тогда он успокоится. Ему просто некогда будет психовать.
Гермиона сделала круглые глаза и покрутила пальцем у виска.
- Вот тогда Хогвартсу – конец! Он от скуки по кирпичику разобрал свои подземелья и первый этаж, просто так, играючи, а потом – сложил все по-новому.
- Герми, я пошутила. Надо же тебе хоть немного поднять настроение! А по поводу поведения профессора Снейпа… А ты представь себе, что сама совершенно случайно, при странных и трагических обстоятельствах, узнаешь, что имеешь ребенка. И он – твоя плоть и кровь. Но интереснее всего то, что ты не брала совершенно никакого участия в его зачатии и рождении! Меня бы это шокировало!
- Ты права, Джинни. Я бы тоже была в стрессовом состоянии. А Снейп – закоренелый холостяк, ему вообще трудно осознать, что он – отец.
- Конечно. Он уже все понял, я так поняла, - задумчиво проговорила Джинни, - но он ищет доказательства, чтобы осознать все до конца, расставить для себя все по полочкам. Насколько я знаю, у него больше нет детей?
- Нет.
- Ах, молодой папаша, - Джинни опять усмехнулась. – Пусть, пусть помучается, попереживает, отлились ему наши слезы.
- Джинни, ты такая добрая!
- Это я так… И знаешь что, Герми, он тебя еще и благодарить должен. Если бы не ты, род Снейпов бы оборвался, не думаю я, что наш профессор захочет в ближайшее время жениться.

Джинни замолчала и шмыгнула носом.
- Ну, что такое? – спросила Гермиона задумавшуюся подругу.
- Чтобы до конца разобраться в ситуации, надо поставить себя на место Снейпа.
- Вот. Теперь тебе его уже жалко, - Гермиона подхватила на руки расшалившуюся Северину и закружила по комнате. Ребенок весело засмеялся.
- Вижу, Герми, что тебе полегчало.
- Немного.
- Я уверена, что Снейп немного пошипит, побесится, может, конечно, и скандальчик тебе закатить. Но этим все и ограничится (как же Джинни ошибалась!!!) как ты думаешь, он захотел бы принимать участие в воспитании Северины?
Гермиона замерла посередине комнаты.
- Джинни, он настроен очень решительно. Хотя, я не представляю Снейпа в магазине игрушек или в парке. Хотя… Подожди секундочку.
Гермиона скрылась в детской.
- Вот. Посмотри Джинни, - Гермиона помахала перед лицом подруги серебряными погремушками, которые мелодично заиграли.
- Ой, какие хорошенькие игрушечки! Где купила?
- Северус подарил…Северине.
- О-ля-ля! Снейп и погремушки! Теперь я не удивлюсь, если ты скажешь, что он может менять памперсы!
- Можешь сама у него спросить, если хочешь. Ты уже знаешь, где его камин.
- Нет уж, увольте. Хорошего – понемножку! Джинни повернулась к Северине и сказала: «Твой папа сегодня заставил меня вспомнить детство!»
Северина внимательно посмотрела на тетю Джинни и зазвенела погремушкой.
- Герми, дай мне посмотреть. Сейчас уже такие не делают. Они, наверное, дорогие?
Гермиона подала Джинни одну из игрушек.
- Герми, а ты видела, что тут стоит их герб и инициалы? – Джинни вернула вещицу подруге.
- Нет, я не рассматривала как-то, помыла просто.
Присмотревшись, Гермиона увидела то, о чем говорила Джинни.
- Получается, что это семейная реликвия? – Гермиона посмотрела на Джинни.
- Да. Они передаются из поколения в поколение. Герми – он обо всем догадался намного раньше, умный он мужик. Ой! Герми, я закругляюсь! Мои-то уже метлу Гарри вытащили из чулана…
- Ну все, Джинни, беги. Заглядывай еще.
Джинни исчезла в зеленом огне.
А Гермиона, продолжая держать на руках Северину, внимательно рассмотрела обе погремушки.
Он все знал с самого начала.

Когда Гермиона спустилась к обеду, за столом уже сидели: директор Дамблдор, профессор МакГонагалл, профессор Спраут, профессор Лоунгботтом, мистер Филч, Хагрид и мадам Помфри. К обеду вышел даже Ремус Люпин, который чувствовал себя (да и выглядел) значительно лучше.
Профессора зельеварения Северуса Снейпа за столом не было.

Поприветствовав всех и обнявшись с мадам Помфри (ведь они встретились первый раз за долгие 8 лет), Гермиона села за стол.
В ходе разговора Гермиона узнала, что Снейпа сейчас нет в Хогвартсе, так как он отправился встречать свою племянницу Надин Вестли, которая будет ассистенткой и напарницей мадам Помфри.
- Да, я знакома с Надин Вестли. Мы познакомились совсем недавно, - кивнула Гермиона. – Но, насколько я знаю, Надин должна появиться здесь не раньше, чем через неделю.
- Это так, Гермиона, - подтвердил Дамблдор, - но, скорее всего, нам придется начинать ученый год намного раньше обычного, чем предполагалось. Я получил письма от большинства попечителей школы. Они согласны с тем, что в целях безопасности, ученики должны вернуться под кров Школы. А их родители смогут уделить больше внимания и времени младшим детям, которые еще не достигли 11-ти летнего возраста и не посещают школу.
- А Надин не могла аппарировать к воротам Хогвартса?
Дамблдор отрицательно покачал головой и продолжил намазывать хлеб маслом.
- Нет, Надин ни разу не была в Хогвартсе. К тому же, защита школы настолько сильна, что может просто не впустить Надин одну, без сопровождающего. Северус встретит Надин в Лондоне, в условленном месте, и проведет ее сюда.


Весь день Гермиона была занята: она отослала несколько сов своим родителям и близким коллегам по университету, сообщая им, что с ней все в порядке и она находится в безопасном месте. Как и обещал директор Дамблдор, в газетах и журналах были напечатаны статьи о всех нападениях УС. И Гермиона знала, что есть люди, которые будут волноваться за нее и Северину.
Девушка продолжила заниматься обустройством своего кабинета и мини лаборатории; помогла мадам Помфри приготовить несколько микстур для Ремуса Люпина.
Еще Гермиона хотела сходить в Хогсмит, чтобы купить себе одежду. Но ей настоятельно посоветовали оставаться под защитой Хогвартса, а гардероб заказать по почте, указав все размеры и возможные пожелания.


Прямо перед ужином в Хогвартс прибыли Северус Снейп и Надин Вестли.
Было видно, что девушка устала, но это никак не отразилось на ее веселом характере. Снейп кратко представил коллегам свою племянницу, которую нисколько не смутило столь пристальное внимание собравшихся волшебников, а напротив – лучезарно улыбалась и пожимала протянутые руки.
Гермиону Надин поприветствовала так, словно они были знакомы уже много лет. Впрочем, Гермионе и самой так казалось.
Подмигнув Гермионе изумрудным глазом, Надин села рядом, попутно отвечая на многочисленные вопросы директора и профессоров.
Северус Снейп сел напротив Гермионы, и в течение всего ужина не сводил с нее глаз. В общем разговоре профессор зельеварения не участвовал, размышляя о чем-то своем.
Как только Надин перестали засыпать вопросами, та немного наклонилась к Гермионе и прошептала:
- Гермиона, что ты вчера сделала с моим драгоценным дядей? Он сегодня с самого утра только и делает, что злится и шипит. У него просто прескверное настроение. Произошло что-нибудь серьезное?
- Вообще-то, да. Мы не сошлись с ним…во взглядах.
- Ты расскажешь мне? – Надин внимательно посмотрела Гермионе в глаза.
- Я расскажу тебе. Только…позже, когда все решится и устроится.

Разговор девушек прервала мадам Помфри, которая предложила Надин показать ей комнаты и больничное крыло.
Через несколько минут ужин был закончен, все стали подниматься из-за стола.
- Минуточку! – Дамблдор промокнул усы салфеткой. – Я попрошу всех присутствующих завтра к 11 часам утра собраться у меня в кабинете. Необходимо обсудить несколько важных вопросов.

Переговариваясь между собой, волшебники группками расходились по коридорам, обсуждая последние новости.
Увлеченная мадам Помфри уже увела Надин на экскурсию по Хогвартсу.
Пожелав всем спокойной ночи, Гермиона заспешила к Северине, за которой присматривали Твитти и Пигги.

В коридоре ее уже ждал профессор зельеварения Северус Снейп. Облокотившись о стену и сложив руки на груди, мастер зелий спокойно дожидался, пока Гермиона выйдет из зала. Увидев девушку, Северус склонил голову в ироничном поклоне.
- Вы что-то хотели мне сказать? – Гермиона поравнялась со Снейпом.
- Я хотел всего лишь тебя предупредить.
- О чем? – теперь девушка быстрым шагом шла вглубь коридора, тишину нарушал только стук ее каблучков и шелест черной мантии Снейпа.
- Остановись, - профессор зельеварения удержал Гермиону на месте, положив ладони ей на талию, - я хочу спросить последний раз – Северина моя дочь?

Внезапно на другом конце коридора послышались голоса – Дамблдор и МакГонагалл приближались к Снейпу и Гермионе. Но это нисколько не остановило профессора Снейпа.
- Северус, оставь эти расспросы, они ни к чему тебя не приведут. И о чем ты хотел меня предупредить? – Гермиона попыталась убрать руки мастера зелий со своей талии.

Прошедшие мимо Альбус и Минерва, никак не отреагировали на странную пару в коридоре.

- Гермиона, я дал тебе последний шанс самой сказать мне правду.
- И я им не воспользуюсь, - Гермиона высвободилась из его рук.
- Что ж, моя совесть будет чиста – я просил тебя, и не один раз. Так что, мисс Грейнджер, завтра вас ждет очень долгая беседа. Сегодня ночью будет обряд.

После того, как мимо директора Дамблдора и профессора МакГонагалл пронесся ураган под именем Северус Снейп, который шипел: « Идиотское гриффиндорское упрямство!!!», Минерва сказала:
- Началось.
- Ты ошибаешься, Минни, началось уже давно. И я чувствую, что скоро будет скандал. Я не сомневаюсь в том, что Северус быстро во всем разобрался. Его ум и логика заслуживают уважения.
- Ты не вмешаешься, Альбус?
- Минни, сейчас мое вмешательство только все испортит. Тогда они вообще не найдут общий язык. А это просто необходимо – у них есть ребенок.
- Альбус, как ты думаешь, кто-нибудь еще догадался в чем дело?
- Нет. Я думаю, что только Сириус что-то подозревает, ведь он очень сильный аннимаг, как и ты, Минни. У вас очень развито обоняние, зрение и слух, а про интуицию аннимагов вообще ходят легенды. Но мало вероятно, что он знает о зелье «Геннезиус». Я думаю, он считает, что у Гермионы и Северуса был роман, со всеми вытекающими отсюда последствиями (прим. автора: что вытекающими, так это точно!). Как бы Сириус не наделал глупостей, не погорячился.
- Альбус, а откуда ты знаешь, что девочка Гермионы – дочь Северуса?
- Бог не наградил меня талантом аннимага, но у меня есть и свои достоинства. Минни, и кто у нас самый сильный маг последних столетий? – Дамблдор хитро сверкнул стеклышками очков и протянул профессору МакГонагалл леденец.
- А я думала, ты спросишь, кто у нас самый скромный… Ах, Альбус, я начинаю волноваться за Гермиону, - декан гриффиндора нервно поправила очки, - ты видел, как за ужином Северус смотрел на нее?
- Да, Минни, я заметил. Но тебе не стоит ничего предпринимать, дело личное.


*********
Тем временем, клокочущий от гнева, Северус Снейп мчался в свои комнаты. Назвав пароль, он быстрым шагом вошел в свой кабинет, взял со стола несколько свитков, исписанных его четким и мелким почерком.
- Маленькая всезнайка-гриффиндорка захотела поиграть со мной? Что ж, сладкая моя, теперь – мой ход. И он будет последним во всем этом бреду, - с этими словами профессор зельеварения направился в подземелья, где находилась его лаборатория.
Войдя в свое царство, мастер зелий одним взмахом волшебной палочки зажег свечи.
Словно чувствуя мрачное настроение мужчины, в коридорах подземелья завыл ветер, пламя свечей дрогнуло от сквозняка, но не погасло. Казалось, что горящий под котлом огонь – лишь слабое подобие пламени, которое полыхало в душе у Северуса Снейпа.
Одним движением плеча профессор зельеарения сбросил с себя черную мантию. Подходя к полкам с ингредиентами для зелий, Снейп быстро закатил рукава белоснежной рубашки.
Работа началась.
Изящные длинные пальцы профессора зельеварения резали, крошили и перетирали волшебные травы, зелье в котле меняло окраску, кипело и искрилось.
- Увеличить температуру. Помешать – 12 раз по часовой стрелке, 6 – против, добавить лунный камень и кипятить 3 минуты… - мастер зелий сверялся со своими записями.
Северус Снейп следил за температурой кипения, отсчитывал минуты и секунды, всматривался в оттенки густой массы, которая кипела в котле уже не первый час.
В небольшие перерывы мастер зелий чертил на каменном полу подземелья только ему известные знаки и символы, чередуя их с заклинаниями.

Мелкие капельки пота стекали по лицу Северуса Снейпа, когда жар от зелья стал еще больше. Но мужчина только завязал длинные волосы широкой черной лентой, и уже не останавливался ни на секунду.


Гермиона долго не могла уложить ребенка спать.
Наконец-то Северина заснула, сжимая в кулачке мелодично звенящую погремушку.
Закончив все свои дела, пожелав спокойной ночи эльфам, Гермиона выпила успокоительное. Сегодня ночью ей не заснуть.
Набрав полную ванну воды, Гермиона накапала туда настойки меллисы.
Девушка знала наверняка, что ее бывший учитель алхимии что-то задумал. А в том, что он исполнит свой план, Гермиона уже не сомневалась – решительный блеск в глазах Северуса Снейпа этим вечером заставил молодую женщину встревожиться не на шутку.
Щемящее чувство тревоги и тоски уже не покидало Гермиону.
Выйдя из ванны, Гермиона высушила длинные волосы и надела длинную белую кружевную рубашку.
Гермиона подошла к окну. Ночное небо было чистым и спокойным, лунный свет играл с цветами на клумбе Хагрида, а листья деревьев приветливо шелестели. Скоро должно быть полнолуние.
Внимание девушки привлек мужчина, который не спеша прогуливался по лужайке.
Спустя несколько мгновений Гермиона узнала Ремуса Люпина, который, быть может, так же, как и она, не мог сегодня уснуть.
Гермиона легла в постель и попыталась забыть хоть на миг обо всех тревогах и переживаниях, но гнетущая атмосфера лишь усиливалась. Молодой женщине казалось, что стало ужасно душно и жарко.
Гермиона дотронулась ладонью к золотому ключику, который висел на длинной золотой цепочке у нее на груди. Девушка почувствовала, что ключ начал нагреваться, опаляя нежную кожу жаром. Потянув за цепочку, Гермиона вытащила ключик, который через несколько секунд стал лишь теплым.
За окном раздался раскат грома, и блеснула молния, хотя ничего не предвещало грозы.


В это время мастер зелий потушил пламя под котлом. Зелье было сварено. Перелив небольшое количество зелья в колбу, Северус Снейп залпом его выпил.
Затем подошел к дальнему шкафу и достал из кармана небольшую связку ключей. Открыв шкаф, мастер зелий достал 4 маленьких мешочка.
За окном продолжал греметь гром, продолжала искриться молния, однако шума дождя слышно не было.
- Четыре элемента жизни – вода, огонь, земля и воздух – помогут мне узнать истину.
Казалось, что в тот миг, когда Снейп добавлял в котел с зельем по щепотке из каждого мешочка, он становился все бледнее, черные глаза всматривались в невидимое.
Как только четыре заветных компонента соприкоснулись с жидкостью в котле, Снейп очень медленно развернулся, и так же медленно, не оборачиваясь, стал в центр круга, начерченного им на каменном полу лаборатории.
Гром затих. Свечи погасли.


Гермиона с ужасом смотрела на стихию, разбушевавшуюся в небе.
Так же внезапно, как и началось, все закончилось. Тяжелая тишина поглотила девушку.
В кабинете Дамблдора проснулся феникс; взъерошив прекрасные перья, птица прислушалась и затихла, словно ожидая чего-то.
Гермиона быстро обула туфли, вызвала эльфов для присмотра за Севериной, и выбежала в коридор, направляясь к комнатам Северуса Снейпа.
Подбежав к уже знакомой тяжелой дубовой двери, обитой железом, девушка со всей силы застучала по ней кулаками.
- Северус! Немедленно открой мне дверь. Немедленно открой! Я знаю, что ты сейчас делаешь!
Но за дверью было тихо, никто не отозвался на ее крики.
Внезапно рядом с Гермионой оказался Ремус Люпин, который шел к себе.
- Гермиона? Что ты здесь делаешь в такое позднее время? Что-то случилось? – Ремус с удивлением рассматривал ночную рубашку Гермионы.
- Северус! Открой дверь! – продолжала ломиться в апартаменты мастера зелий Гермиона.
- Я могу тебе чем-нибудь помочь, Герми?! – Ремус все еще не мог понять, что стряслось со спокойной и уравновешенной гриффиндоркой.
- Ты мне поможешь, если выбьешь эту чертову дверь, Ремус…, - Гермиона на секунду задумалась и застонала. – Ой, какая же я дура, он же в своей лаборатории!
Круто развернувшись на каблуках, Гермиона заспешила в сторону подземелий. Ремус последовал за ней.
- Гермиона, зачем тебе нужен Северус?
- В данный момент он творИт заклятье, а мне нудно его остановить.
Гермиона спустилась в подземелья и поежилась – здесь все же было сыро и прохладно.
Подбежав к двери лаборатории, девушка заколотила по ней со всей силы, но вскоре от таких ударов у нее ужасно заболели руки.
- Северус! Я прошу тебя, перестань! – Гермиона повернулась к двери спиной и застучала по ней каблуком туфли.
- Гермиона, ты пришла слишком поздно, обряд уже на стадии завершения, - раздался шепот в голове у Гермионы
Девушка устало сползла по стеночке, и уселась на каменный пол Хогвартса.
- Гермиона, Снейпа просто может не быть сейчас в школе, он мог отлучиться, - Ремус не слышал слов, которые предназначались девушке, - ты не должна сидеть здесь.
Ремус потянул Гермиону за руку и помог ей подняться.

- Гермиона, ты должна вернуться в свою спальню. Я не знаю, что вы не поделили с Северусом, но, мне кажется, все можно будет уладить с утра. Ты сможешь поговорить с ним и завтра, - Ремус Люпин взял Гермиону за руку и повел из подземелий.
Девушка послушно шла за Ремусом, думая о тех еле слышных словах, которые услышала только она.
«Значит, Северус совершает обряд. Но он еще не подошел к концу, и не известно, будет ли он удачным».
Ремус остановился возле двери Гермионы и спросил:
- Вы поссорились с Северусом?
- Можно сказать и так, Ремус. Наши отношения становятся с каждым днем все невыносимее.
- Я не понимаю, вы же, вроде бы, заключили перемирие впервые за все эти годы. При встрече с УС вы помогли друг другу, это вас сплотило.
- Тогда была немного другая ситуация, Ремус. А сейчас все изменилось, - Гермиона взялась за ручку двери, собираясь войти в комнату.
- Гермиона, может, мне стоит поговорить с Северусом?
- Спасибо, Ремус. Но этот разговор ничего не решит и не исправит. Я сама должна разбираться со своей жизнью и исправлять ошибки.
- Что ж, Герми, увидимся завтра. Спокойной тебе ночи.
- И тебе того же, Ремус. И еще раз – спасибо тебе.

Лишь под утро Гермиона забылась в коротком и тяжелом сне.
Проснувшись, девушка подумала о том, что лучше бы вообще не засыпала, настолько отвратительно себя чувствовала.
Маленькая Северина еще спала, так что у Гермионы было немного свободного времени.
Наскоро одевшись и приведя себя в порядок, девушка направилась в сторону подземелий.
Но, как и ночью, ей никто не открыл. За дверью стояла полная тишина. Хотя, Снейп мог преспокойно наложить на всю свою лабораторию заклинание неслышимости.
Ничего не добившись, Гермиона решила возвращаться к себе, так как Северина могла уже проснуться.
Но вдруг в полутемном коридоре раздались шаги. Из-за поворота, не спеша, вышел директор Дамблдор.
- О, Гермиона, доброе утро! Сегодня – прекрасный день! Надеюсь, что не будет так жарко, как вчера.
- Доброе утро, директор.
- Гермиона, ты тоже к Северусу? Я хотел показать ему письма от попечителей школы и родителей учеников, которые получил сегодня утром.
- Да, я стучала к нему в лабораторию. Боюсь, директор, сейчас он не сможет прочитать письма. Он не открывает дверь, хотя я точно уверена, что он здесь.
- Откуда такая уверенность, деточка?
- Я не знаю, директор. Я просто это чувствую, - пожала плечами Гермиона.
- Не переживай, с ним не могло ничего произойти – он один из лучших зелъеделов волшебного мира, - Дамблдор ободряюще улыбнулся Гермионе.
- Сейчас мы проверим, здесь ли он, - Альбус Дамблдор вынул из рукава свою волшебную палочку и дотронулся к двери.
- Да, ты была права – Северус в лаборатории, с ним все в порядке. Но я не имею права проверять, чем он сейчас занимается, это вмешательство в частную жизнь.
Я думаю, что ты сможешь увидеть его во время завтрака. Вот тогда и скажешь ему, что тебя беспокоит.
Гермиона никак не могла поспорить со словами Дамблдора – дверь лаборатории наглухо закрыта, а профессор зельеварения никак не реагировал на призывы открыть дверь.
«Может, это и к лучшему…», - подумала девушка, идя следом за директором из подземелий.

На завтрак профессор Снейп не пришел.
В это утро у Гермионы напрочь пропал аппетит. Выпив чашку крепкого кофе, девушка задумчиво поглядывала на двери в большой зал.
- Гермиона, ты совсем ничего не ешь, тебе стоит хорошенько позавтракать, - профессор Стебль мягко улыбнулась девушке. – Кстати, ты собираешься идти к директору на собрание?
- Да, конечно. А вы разве не идете? – Гермиона удивленно посмотрела на женщину.
- Нет. Все вопросы, касающиеся моего факультета, мы с директором обсудили раньше. После завтрака я иду в сад, мне нужно проверить побеги папоротников. Если хочешь, я могу взять с собой Северину, пусть она погуляет на свежем воздухе, пока ты будешь на собрании.
- Отличная идея. Собрание начинается через двадцать минут, так что я успею переодеть малышку.

Гермиона встала из-за стола и направилась к выходу из зала. Навстречу ей бежала Надин Весли собственной персоной.
- Уф, как я бежала! Привет, Гермиона! Ты представляешь, - я проспала. И проспала первый раз в своей пока еще не долгой жизни.
- Привет, Надин. Завтрак еще не закончился, так что ты еще успеешь, - Гермиона улыбнулась Надин. – А когда ты вчера легла спать?
- В том-то и дело. Я заснула часа в 4 утра. Сначала мадам Помфри показала мне Хогвартс, затем я побывала в больничном крыле. Я ведь новый работник, как никак. После того, как мы расстались с Поппи (она ушла спать), я еще немного посидела в библиотеке.
- А что ты читала? – Гермиона искренне заинтересовалась такому повороту событий.
- Да-а-а! Запрещенная секция в Хогвартсе – это просто сказка! Там есть такие книги, о которых я только мечтала, Гермиона.
- Но ведь она сейчас закрыта.
- Эх, плохо ты меня еще знаешь, Герми, - зеленоглазая колдунья весело подмигнула, - я еще и не такое могу. Ой, а Северус уже позавтракал?
- Профессора Снейпа на завтраке вообще не было, - Гермиона нервно затеребила манжет шелковой блузки.
- Наверно, в лаборатории сидит. Моя мама так ему когда-то и сказала: «Северус, если ты будешь жить в лаборатории, то племянников мне не видать!»
Ой, Гермиона, а ты сейчас идешь на собрание? – Надин изменила тему.
- Да, я обязательно приду. Только мне нужно переодеть Северину, потому что профессор Стебль идет в парк, и хочет заодно погулять с малышкой пока меня не будет.
- Кого ты хочешь переодеть? – Надин с изумлением посмотрела на новую приятельницу. – У тебя есть ребенок?
- Да, у меня есть доченька. Ей сейчас пошел девятый месяц.
- Ой, а я и не знала! Так, я иду с тобой, завтрак отменяется, - Надин подбежала к столу, взяла несколько бутербродов и салфетку. – Я могу и по дороге поесть. Знаешь, я так люблю детей…

Но договорить Надин не успела, так как в зал вошел Сириус Блек.
Мужчина подошел к девушкам и поздоровался:
- Здравствуй, Герми.
- Здравствуй, Сириус! Позволь представить тебе Надин Вестли. Она - очень хороший специалист в области волшебной медицины, будет ассистенткой мадам Помфри в Хогвартсе.
- Доброе утро, мисс Вестли. Очень рад нашему знакомству. Меня зовут Сириус Блек, но называйте меня просто Сириус. - Сириус заворожено рассматривал молодую девушку.
Надин, в свою очередь перестала жевать свой бутерброд, и смотрела Сириусу прямо в глаза.
Опомнившись через несколько секунд, Надин спохватилась:
- Очень приятно, Сириус. Вы тоже, будьте добры, называйте меня Надин.
Церемония знакомства состоялась.
- Сириус, как ты тут оказался? Ведь у тебя были неотложные дела! – Гермиона шла по коридору, направляясь к себе в комнату.
Надин и Сириус шли рядом с ней.
- Я уже выяснил все, о чем просил меня директор Дамблдор. Так что, пока я останусь в школе, - Сириус невольно посмотрел на Надин.
Гермиона с удивлением заметила, что независимая слизеринка отвела взгляд.

Открыв дверь в свои комнаты, Гермиона пропустила Надин и Сириуса.
Надин забегала по комнатам, ища Северину.
Гермиона улыбнулась и покачала головой.
- Как малышка? – осторожно спросил Сириус.
- Все хорошо. Ей здесь очень нравится. А главное, она в безопасности, Сириус.
Мужчина кивнул.
-Гермиона, а Снейп сейчас в Хогвартсе?
- Да, насколько я знаю, он никуда не отлучался. Сейчас он у себя в подземельях. А зачем он тебе нужен? – Гермиона внимательно смотрела на Сириуса Блека.
- Мне нужно с ним поговорить. Это очень серьезный разговор.

Из детской вышла Надин с Севериной на руках.
- Герми, она такая хорошенькая! Сириус, посмотрите! У нее такие миленькие кудряшки! – Надин осторожно прикоснулась к черному локону ребенка.
- Тетя, - пролепетала Северина, тыкая пухленьким пальчиком в Надин.
- А! Она назвала меня тетей! – восхитилась девушка.
- Мама! – малышка потянулась к Гермионе.
Гермиона взяла Северину на руки и начала доставать детские одежки для прогулки.
Надин заглянула в шкаф, с интересом рассматривая детский гардероб.
- Ну, я пошел, - сообщил Сириус, - встретимся на собрании.
- До скорой встречи, Си-ри-ус! – промурлыкала Надин и улыбнулась мужчине.
- До встречи… - заинтригованно произнес Блек.

Сириус вышел из комнаты Гермионы и направился в подземелья.

-Гермиона, - позвала девушку Надин.
- Что?
- А ты замужем?
- Нет, у меня нет мужа. А что?
- Если честно, то я думала, что у тебя с моим дядей…ну, сама понимаешь.
- Почему ты так решила, Надин?
- А ты видела, как он на тебя смотрит? Это просто нельзя не заметить!
- И как же он на меня смотрит? – Гермиона ловко застегнула крохотные пуговички на кофточке Северины и посмотрела на Надин.
- Он смотрит на тебя так, как смотрит мужчина на женщину, когда ее хочет! – выпалила Надин на одном дыхании.
- Надин, тебе показалось.
- Я знаю своего дядю уже очень давно, столько, сколько себя помню. Он ни на одну женщину никогда так не смотрел.
- Гермиона! Я иду в сад! Где моя малышка?! – профессор Стебль заглянула в комнату.
Надин хотела еще что-то добавить, но промолчала.
- Все, мы уже оделись и собрались гулять. Да, моя маленькая? – Гермиона приподняла Северину и поставила ее не ножки, придерживая под мышками.
Северина сделала пару шажков и остановилась.
- Тетя, - показала она пальчиком на профессора Стебль.
- Иди, иди ко мне. Сейчас я покажу тебе красивые цветочки, - женщина взяла малышку на руки, и они все вместе вышли из комнаты.

Сириус Блек, тихо матерясь, скорым шагом вышел из подземелий и зашагал в кабинет Дамблдора на собрание.
Сириус долго стучал в двери профессора зельеварения, но тот так и не открыл.

Профессор Стебль вышла на крыльцо и посмотрела на голубое небо, обещавшее хорошую погоду. Увидев в саду Хагрида, женщина приветливо помахала рукой, и с Севериной на руках заспешила к нему. Осмотрев рассаду, женщина присела на лавочке в тенечке и заворковала над ребенком.

Когда Гермиона и Надин вошли в кабинет директора, почти все уже собрались.
Дамблдор показывал МакГонагалл и Невиллу большую стопку писем от попечителей школы и родителей учеников.
Ремус Люпин привстал в кресле, когда в кабинет вошел недовольный Сириус Блек.
- Сириус? Что случилось? Плохие новости?
- Здравствуй, Ремус, рад, что ты уже поправился. Нет, слава Мерлину, плохих новостей я не принес. Просто, хотел поговорить со Снейпом, но он заперся у себя в подземельях.
Гермиона вновь начал теребить манжет блузки.
- Успокойся, Сириус, Северус скоро придет. Наверно, его опыты немного затянулись, - заметил Дамблдор. – Прошу всех присесть! – объявил директор.

Когда все расселись, директор начал:
- Дорогие мои, я хотел ознакомить вас с предложениями нашего попечительского совета. В ходе длительных обсуждений было решено начать учебный год раньше обычного. Необходимо предупредить всех наших учеников о немедленном возвращении в Хогвартс. Этим как раз занимается Минерва.
В ввиду сложившихся обстоятельств такое решение является самым приемлемым. Только Школа сможет гарантировать полную безопасность.
- Вы предупредили остальных преподавателей? – Сириус Блек взволнованно зашагал по кабинету.
- Да, Сириус, я послал сов всем, кто еще не добрался до Хогвартса.
- Гермиона, могу я попросить тебя об одном одолжении?
- Да, директор.
- Ты же понимаешь, что тебе ни в коем случае нельзя покидать Хогвартс?
- Да, я знаю об этом. И я просто не представляю, что мне теперь делать. Я не могу вернуться к преподавательской деятельности в университете, а ведь у меня несколько курсов… Я знаю, что меня некому заменить! К тому же, фактически, я осталась без работы!
- Гермиона, не расстраивайся так, послушай, что тебе предложит Альбус, - декан гриффиндора пыталась успокоить девушку.
- Гермиона, я понимаю, что ты добилась очень многого во Франции, и ты очень переживаешь из-за того, что не можешь преподавать на своей кафедре. Я постараюсь помочь найти им замену для тебя хотя бы на время. Но главное то, что я прошу, чтобы ты преподавала нумерологию в Хогвартсе. Профессор Вектор уехала к дочери в Германию на ПМЖ, так что школе просто необходим новый преподаватель. Ты – великолепный специалист с научной степенью. Я не могу представить лучшего кандидата на этот пост. Что ты скажешь? По рукам?
- По рукам! Спасибо, Альбус, мне стало намного легче. Я с удовольствием заменю профессора Вектор.
- И тебе спасибо, Гермиона. Искать другого преподавателя у меня просто нет времени, ведь занятия начинаются намного раньше времени. А получить в штат такого квалифицированного специалиста как ты, будет рад любой университет, я уже не говорю о школе.
- Что ж, приступим к школьным делам. Дела Хафлпаффа мы с профессором Стебль обсудили вчера вечером, Северус будет позже… Минерва, ты уже выслала ученикам письма? – директор Дамблдор начать обсуждать с коллегами насущные школьные проблемы.

Внезапно дверь кабинета распахнулась настежь. Все присутствующие вздрогнули от громкого удара дверной ручки о стену и обернулись.
Северус Снейп, профессор зельеварения, декан слизерина и по совместительству зам. директора, ворвался в кабинет, как ураган. С силой захлопнув за собой многострадальную дверь, мастер зелий пронесся на середину комнаты по направлению к Гермионе Грейнджер.
Профессор МакГонагалл переглянулась с директором Дамблдором.
- Северус, рад видеть тебя в добром здравии. Ты выглядишь отдохнувшим, полным энергии, - Альбус небольшими, но быстрыми шажками встал у Снейпа на пути, закрывая Гермиону.
- Что это с Северусом? Он же сейчас разнесет весь Хогвартс! – прошептала удивленная Надин побледневшей Гермионе.
- И я рад Вас видеть, директор, - прошипел мастер зелий, ловко обходя волшебника.
Все присутствующие в кабинете ощущали, что надвигается гроза, причем сильная. Казалось, что вокруг профессора зельеварения сгущается мрак, настолько он был рассержен. Гермиона со своего места ясно видела, как тяжело вздымается под наглухо застегнутым черным сюртуком грудь профессора.
Черные глаза мастера зелий стали еще темнее от сильного гнева, лицо побледнело.
Никто не понимал, что вообще происходит.
Первой опомнилась Гермиона. Девушка встала и инстинктивно зашла за свое кресло, словно пытаясь создать преграду между собой и Снейпом.
- Снейп, что здесь, черт возьми, происходит? – встрепенулся Сириус Блек.
- Блек, заткнись, - прорычал в ответ профессор зельеварения, который теперь стоял прямо перед креслом Гермионы.
- Мисс Грейнджер, не соблаговолите ли вы поговорить со мной? Если можно, то наедине, этот разговор личного характера, - шелковый баритон Снейпа был подозрительно спокойным.
Но Гермиона видела, что глаза мужчины сузились в две небольшие щелочки, а пальцы левой руки то сжимались, то судорожно разжимались.
- Я сейчас не расположена обсуждать с вами столь важные вопросы, профессор Снейп. Как я вижу, вам необходимо успокоиться.
- Не расположена? - мужчина тряхнул длинными волосами и сделал несколько медленных шагов к девушке, обходя кресло, за которым она стояла. В черных глазах мастера зелий вспыхнул недобрый огонь.
Такое зрелище заставило Гермиону тоже медленно отходить, надеясь на то, что Снейп не накинется на нее. Теперь она стояла спиной к спасительной двери.
- Вам придется поговорить со мной, разговор и так долго откладывался, - Снейп все еще держал себя в руках, но продолжал медленно подходить к Гермионе, словно охотник к своей добыче.
«Мерлин, какой у него взгляд! Никогда раньше не видела его в таком состоянии», - промелькнули в голове у Гермионы панические мысли.
Быстро развернувшись на высоких каблуках, Гермиона сорвалась с места и бросилась к двери. Да, ей пришлось спасаться бегством.
- Мисс Грейнджер!!! – взревел мастер зелий, - Куда вы так спешите?
Не смотря на приличное расстояние, Северус Снейп моментально отрезал Гермионе отступ к двери.
- Ты постоянно мне врала! Мне надоело выслушивать твою ложь! – зло прошипел профессор зельеварения, крепко сжав запястье молодой женщины.
- Ты не контролируешь себя! – так же прошипела Гермиона.
- А ты и не заслуживаешь того, чтобы я контролировал себя при общении с тобой! – прорычал Снейп. – Пойдем со мной, я покажу тебе что-то очень интересное.
- Я ни-ку-да не хочу идти с тобой, пока ты в таком состоянии.
- А придется! – с этими словами Снейп потащил Гермиону к выходу.

Все присутствующие были просто шокированы разыгравшейся сценой.

Гермиона рванулась – и почувствовала, как треснул тонкий шелк блузки, а затем оторвался рукав. Но вырваться из рук Северуса Снейпа было не так просто.
- Ты захотела поиграть со мной, Гермиона? Не могла сказать правду? Заставила меня самого искать доказательства?! Ты думала, что у меня ничего не получится? А может, ты вообще не думала своей красивой головкой? – процедил сквозь стиснутые зубы рассерженный мужчина.
Гермиона продолжала вырываться, с силой стуча свободной рукой по груди Снейпа, но он ухватил ее и за вторую руку.
- Отпусти меня! – крикнула Гермиона, пытаясь вывернуться из цепких рук бывшего учителя.
- Вот почему у меня возникло странное чувство при первой встрече с тобой и Севериной. Я сразу понял, что она – моя дочь. И ты не сможешь теперь отрицать это, - Снейп одной рукой перехватил оба запястья девушки, а другой – обхватил ее талию, немного приподнял (так, что ее ноги оторвались от пола) и прижал к своему телу, чтобы она не так вырывалась. Развернувшись на каблуках, Снейп таким способом понес Гермиону к выходу.
- Северус, немедленно перестань! Отпусти Гермиону, - приказал директор Дамблдор.
- Директор, - прорычал Снейп, - я всегда исполнял ваши просьбы и помогал Вам. Но сейчас – лучше не вмешивайтесь в мои дела!
В это мгновение к мастеру зелий подлетела Надин. Девушка вцепилась в руку мужчины и попыталась разжать его пальцы.
- Северус, что ты делаешь? – Надин задыхалась от возмущения, - Оставь Гермиону, что она тебе сделала?!
- Надин, немедленно отойди, - приказал Снейп племяннице, - я разберусь без тебя.
Но Надин не сдавалась, продолжая висеть у Снейпа на руке.
Прошептав заклинание, Северус Снейп направил его на зеленоглазую ведьму.
Оторвавшись от пола, Надин пролетела несколько метров и плавно опустилась в кресло. Девушка попыталась встать, но ее держала неведомая сила.

Тем временем Гермионе удалось стать на пол. Она собралась из последних сил и, упираясь тонкими каблуками в пол, выскользнула из рук Северуса Снейпа.
Но мастер зелий успел ухватить ее за ворот и потащил к себе.
В это время на Снейпа с обеих сторон навалились Сириус Блек и Невилл Лоунгботтом.
Гермиона рванулась еще раз – и услышала, как запрыгали по полу оторванные пуговицы блузки. У Гермионы было несколько секунд, чтобы попытаться выскочить из кабинета в школьный коридор, пока Снейп расшвыривал мужчин в стороны.
Оставив в руках профессора зельеварения остатки шелковой блузки, девушка побежала к двери, на ходу снимая неудобные для бега туфли-лодочки.
Так Гермиона и выбежала в длинный коридор Хогвартса: в чулках, без обуви, в юбке и бюстгальтере, а главное – без волшебной палочки, которая упала в кабинете директора.
Девушка еще успела услышать, как выругался Сириус Блек, когда тяжелый кулак Снейпа сломал ему нос.
Затем началась погоня.

Гермиона бежала по коридору, ощущая только холодный каменный пол и свист воздуха в ушах. И еще она боялась. У нее в памяти стояли безумные глаза Снейпа, когда он сказал ей, что имеет все доказательства.
Молодая женщина признала, что профессору зелий понадобилось совсем мало времени, чтобы обо всем догадаться и сопоставить все факты, а еще меньше времени – всего одна ночь – чтобы найти доказательства своего отцовства.
- Гермиона! – девушка услышала сзади рык мастера зелий. – От меня так просто не уйти! Лучше остановись, пока не будет поздно!
Гермиона чувствовала, что расстояние между ними стремительно сокращается.

Узкая юбка мешала бежать быстрее. Гермиона на ходу немного приподняла юбку вверх, дав ногам полную свободу.
- Гермиона! – кричал Снейп, настигая девушку, - я все равно доберусь до тебя. И тебе придется все мне рассказать. Ты же не будешь бегать от меня вечно!

Аргус Филч, который в этот момент не спеша шел по коридору, в ужасе отшатнулся к стене, увидев бегущую полураздетую Гермиону Грейнджер, а за ней – разъяренного декана Слизерина – Северуса Снейпа.

- О, Мерлин! Что же это происходит! – оглянулся Филч на удалявшиеся фигуры профессоров.

- Да, у Филча может быть удар, - пронеслось в голове у Гермионы, когда она пробегала мимо удивленного завхоза, на ходу подтягивая чулок.
Тем временем Гермиона почувствовала, что начала уставать.
Коридоры Хогвартса были длинными, а сейчас они вообще показались ей бесконечными.
Молодая женщина думала, что скоро Снейп оставит это преследование. Но не тут-то было. Казалось, что Снейпом движет сама ярость. Он почти догнал быстроногую девушку, хоть вначале она и смогла воспользоваться задержкой Снейпа в кабинете Дамблдора, и убежала довольно далеко.
Гермионе казалось, что она уже слышит его дыхание.
И вот, на очередном повороте, Гермиона немного замешкалась. Северус Снейп подался вперед – и схватил Гермиону за пояс юбки. Девушка почувствовала, как больно впился пояс в живот, и ее потащили назад, а потом ощутила на своей талии две сильные руки.
- Ну, мисс Грейнджер, - Гермиона почувствовала у своего уха горячее дыхание Северуса Снейпа. – Вот сейчас мы и поговорим. Я настойчиво приглашаю вас ко мне в подземелья, - ухмыльнулся профессор, прижимая девушку к себе.
- Я – против, - ответила ему Гермиона, - у меня такое предчувствие, что я оттуда уже не выйду.
Она все так же стояла к мастеру зелий спиной и пыталась ухватиться руками за подоконник или перила, которые попадались на их пути, пока Снейп нес ее по коридору.
В очередной раз, когда девушка вцепилась в перила, Снейп тихо выругался и одной рукой разжал ее пальцы, а другой рукой – развернул ее к себе лицом.
Девушка наклонила голову, пытаясь укусить Снейпа за руку. Но мужчина только ухмыльнулся.
Затем он просто перекинул Гермиону через плечо и понес в подземелья.
Девушка начала извиваться, пытаясь спуститься на пол, а затем замолотила кулачками по его спине. Но сразу же почувствовала, как Снейп свободной рукой шлепнул ее по попе.

- Профессор, и что вы будете делать? – возмутилась Гермиона.
- А что бы вы хотели? – ухмыльнулся профессор зельеварения. – Чем бы вы хотели заняться?
- Мерзавец! – протянула девушка.
- Мерзавка! – ответил Снейп.
- Старый ублюдок! – не успокаивалась Гермиона.
- Для начала – не такой уж и старый, но, может, конечно, и ублюдок, - Снейп еще раз шлепнул Гермиону по мягкому месту.
- М-м-м, - у Гермионы не нашлось слов, чтобы выразить еще большее возмущение. Девушка начала извиваться сильнее.
Резким ударом ноги профессор зельеварения распахнул двери своей лаборатории, занося туда сопротивляющуюся Гермиону.
- Я не хочу, чтобы меня несли, как какой-нибудь мешок!
- У меня не было выбора! Добровольно идти вы не хотели!

Свободной рукой Северус Снейп захлопнул дверь, а затем установил защитное заклятье.
- Зачем вы поставили защиту? – поинтересовалась Гермиона, разглядывая лабораторию алхимика.
- Чтобы нам никто не смог помешать, - процедил мастер зелий, опуская девушку на пол.
- Не смогли помешать чему? – Гермиона опасливо покосилась на мужчину.
- Разговору, мисс Грейнджер, разговору… Можете не переживать, я вас не съем, - Снейп неторопливо прошелся по лаборатории, сложив на груди руки. Несколько черных прядей опустились на лоб профессора зельеварения. И только резкое движение руки, откидывающей волосы, выдало возбужденное состояние мужчины, которое он пытался скрыть.
- И что же вы хотели от меня услышать? – Гермиона подошла к нарисованной на полу пентаграмме.
Рисунок на полу был уже не такой четкий, но девушка смогла рассмотреть символы и надписи, которые располагались в строгой очередности. Не обращая внимания на пристальный взгляд Снейпа, Гермиона наклонилась над рисунком.
- Очень настоятельно советую вам, мисс Грейнджер, не наступать на символы. Это не безопасно, - рявкнул мастер зелий.
Резкий окрик заставил девушку вздрогнуть.
- Это часть обряда, о котором вы упоминали, профессор? – Гермиона внимательно посмотрела Снейпу в глаза.
- Насколько я помню, мисс Грейнджер, я не упоминал об обряде, а предупреждал вас о нем, - мужчина, не спеша, подошел к Гермионе и наклонился, чтобы их лица были на одном уровне.
- Ночью вы должны были почувствовать, что происходит что-то странное, - медленно, растягивая слова, произнес мастер зелий.
Гермиона просто кивнула и постаралась отстраниться от профессора.
- Северина очень долго не могла уснуть, к тому же, Люпин тоже что-то почувствовал, он долго бродил вокруг замка, пытаясь успокоиться.
- Мне очень жаль, что действия моих чар отразились на Северине, но они могли вызвать у нее лишь небольшое беспокойство, не более…
Гермиона прищурила глаза.
- Я бы никогда не позволил себе применить это заклятье, если бы знал, что оно отрицательно повлияет на ребенка! - резко сказал профессор зельеварения.
- Но мы немного отвлеклись от темы, - взгляд Снейпа стал хищным, - вернемся к вам, мисс Грейнджер! Посмотрите сюда! – мужчина крепко ухватил Гермиону за руку и повел к столу.
Гермионе ничего не оставалось делать, как послушно идти за ним.
- Смотрите! Смотрите внимательно! – Северус Снейп разжал ладонь Гермионы и вложил в нее какой-то небольшой предмет.
Девушка осторожно взяла его из рук профессора зельеварения и с интересом стала рассматривать. Это была небольшая сфера, размером с яблоко, ее гладкая поверхность искрилась и переливалась, меняя цвета. Вначале она была нежно-голубая и прозрачная, словно струйка воды; затем она медленно посерела, внутри зашевелился дымок, который потом закружился в бешенном танце; серый цвет сменился насыщенным коричневым; а немного позже Гермиона сжимала в руках уже кроваво-красный шарик.
- Что это? – спросила у алхимика Гермиона, заворожено глядя на сферу, которая стала нагреваться у нее в руках.
- Это сфера четырех элементов, мисс Грейнджер. И хватит задавать вопросы! Смотрите в нее! – Северус Снейп рывком поднял руку девушки, в которой она держала сферу, и поднес к ее глазам. – Внимательно смотрите, - прошипел мужчина.

- Но я …
Гермиона так и не закончила фразу, так как то, что она увидела в сфере, заставило ее немедленно замолчать.
Перед глазами проносились яркие вспышки, которые преображались в изображения, столь яркие и натуральные, что Гермионе казалось, что она видит их не в сфере, а в живую. Картинки проносились одна за другой стремительно, заставляя девушку распахнуть глаза и затаить дыхание, чтобы ничего не пропустить. Видения сопровождались тихим шепотом, который постепенно вводил Гермиону в транс. Она видела в сфере себя, листающую старинный фолиант. Ее лицо было разбито, на губе запеклась кровь. Вот над ней склонилось взволнованное лицо Джинни. Еще вспышка – и Гермиона видит, как она пригубила зелье, залпом выпила его. Девушка старалась ничего не пропустить из открывшихся ей видений, но
стала быстро уставать от сменяющихся картинок и этого тихого шепота, который проникал прямо в подсознание. Теперь ей казалось, что видения стали не последовательными, лица людей сменялись вспышками и словами.
Гермиона собралась из последних сил, сжав уже горячую сферу в ладони.
И девушка увидела у себя в руках тонкую прядь длинных черных волос, ее рука слегка дрогнула и бросила волосинки в небольшой котел.
А вот Гермиона раздевается у себя в ванной перед большим зеркалом. Полностью обнаженная, она поворачивается боком, рассматривая небольшой животик.
Яркие вспышки сменили изображение.
Гермиона увидела свои тяжелые роды. Вокруг нее суетятся врачи, Джинни осторожно берет ее за руку, убирает со лба непослушный локон.
Вспышка. Темнота.
- Мерлин! Все хорошо, Герми! У тебя – хорошенькая девочка! – прозвучал радостный возглас верной подруги.
Вспышка. Темнота.
Гермиона внимательно всматривается в миленькое личико новорожденной дочери и устало улыбается. Внезапно перед глазами возникает бледное лицо ее бывшего учителя зелий. Гермиона от неожиданности откидывается на подушку.
Темнота. Вспышка.
Гостиная Поттеров. По комнате бегают девочки-блезняшки, играя очками своего папаши. Конфисковав у них свои очки, Гарри наклоняется над маленькой Севериной, которая спит на руках у Гермионы.
- Герми, она очень похожа на Снейпа. Но, если честно, никогда не думал, что от него можно родить такого красивого ребенка…
Вспышка. Темнота.
Гермиона видит пятна крови на простыне и искаженное злобой лицо Марка.

Девушка в ужасе пытается отшатнуться от этого жестокого взгляда, но видит, как Марк медленно приближается к ней.
-Нет! – Гермиона чувствует, как по щекам тихо катятся слезинки. – Только не это!
С тихим стоном девушка начала медленно опускаться на каменный пол подземелий.

Но сильные мужские руки вовремя подхватывают ее, не дав упасть, приподнимают и прижимают к себе. Инстинктивно прижавшись к груди Снейпа, Гермиона продолжает стонать и отбиваться от Марка.
- Все уже прошло, - Северус Снейп поспешно разжимает пальцы Гермионы, отшвыривая сферу. – Это только видения, Гермиона. Это – не правда.
Нежные пальцы гладят ее по голове, пытаясь успокоить.
Но глаза Марка продолжают пылать нездоровым огнем, заставляя Гермиону вырываться из объятий Снейпа.
- Марк, как ты мог так поступить?! – шипит Гермиона, впиваясь ногтями в черный сюртук профессора зельеварения, - ты предал меня!
- Гермиона, успокойся, его здесь нет, и никогда не было, - мастер зелий терпеливо сносит все удары.
- Марк, ты – подонок, грязный ублюдок, - Гермиона изворачивается в руках Снейпа, пытаясь поцарапать его как можно больнее.
- Гермиона! Гермиона! – мастер зелий осторожно трясет девушку, пытаясь вывести ее из транса.
- Марк, я не хочу, чтобы мой ребенок был похож на тебя!
Гермиона положила руки на плечи Снейпа и попыталась оттолкнуть его от себя.
Но одной рукой профессор обхватил ее плечи, а другой бедра, с силой прижимая к себе.
- Тише. Тише, все прошло. Это я виноват, я не знал…
Губы профессора осторожно прикасаются к виску Гермионы, затем медленно спускаются к шее, пробуя нежную кожу не вкус, целуют обнаженное плечо.
- Его здесь нет, тихо шепчет мужчина, нежно гладя спину девушки, - его здесь нет. Я не причиню тебе вреда.
Но страхи прошлого не хотели оставлять Гермиону так быстро.
Собравшись из последних сил, Гермиона, с неожиданной для женщины силой, оттолкнула от себя Снейпа.
Мастер зелий не ожидал такого напора.

Мужчине понадобился всего один шаг, чтобы переступить черту пентаграммы, к которой они приблизились. При этом он увлек за собой и Гермиону.



Глава 17.

Гермиона вложила в этот рывок всю свою энергию. Не рассчитав силы, она сама покачнулась, и, чтобы удержать равновесие, ухватилась за сюртук Северуса Снейпа.
Поддерживая Гермиону, мастер зелий оступился. Черная лакированная туфля Снейпа пересекла запретную границу.

- Не заходи за границы пентаграммы, - прошипел мастер зелий, разжимая пальцы Гермионы, которая крепко ухватилась за его плечи.
Но девушка до конца не осознавала, что может произойти с ней, если она будет стоять на древних рунах.
- Пентаграмма еще не утратила всей своей силы, она будет безопасна только через три часа! - Снейп с силой оттолкнул от себя Гермиону, которая уже немного пришла в себя.
От такого сильного толчка девушка отлетела от профессора зельеварения на несколько метров. Чудом не упав, Гермиона устало опустилась на пол, сжав пальцами виски. Она была просто поражена силой чар сферы. Закрыв глаза, Гермиона старалась до конца прийти в себя.
Через минуту девушка спохватилась.
Снейп!
В лаборатории было подозрительно тихо.
Повернув голову в сторону пентаграммы, Гермиона увидела Снейпа, который медленно перешагнул через белую линию.
Его движения были необычайно медленными и мягкими. Казалось, что все происходящее было показано в замедленном режиме.
- Профессор?! – Гермиона осторожно окликнула мужчину, поднимаясь с пола и поправляя перекрутившуюся юбку. – Все в порядке?
- Не совсем, - спокойно ответил мастер зелий, расстегивая несколько верхних пуговиц сюртука.
- Но ведь ничего плохого не произошло, вы вовремя вышли.
- Совсем не вовремя.
Профессор стоял к Гермионе спиной, так что она не могла видеть его лица.
- Немедленно убирайтесь отсюда! – категоричное требование Северуса Снейпа прозвучало, как выстрел в тишине.
- Вы хотите, чтобы я ушла?! – Гермиона растерянно остановилась.
- И как можно быстрее! – Снейп нервно откинул волосы со лба. Он так и не повернулся к Гермионе лицом. – Уходите!
- Да что такое здесь происходит?! – не выдержала Гермиона. – То вы силой тащите меня сюда, то кричите, чтобы я убиралась?!
Гермиона подошла к мужчине и попыталась повернуть его к себе лицом.
- У вас есть несколько секунд, чтобы покинуть эти комнаты, - процедил профессор зельеварения.
Поколебавшись несколько секунд, Гермиона направилась к выходу, бросив на ходу:
- Что ж, я пойду!
- Идите живее! – предупредил девушку Снейп.
Дверь лаборатории приоткрылась, приглашая девушку быстрее покинуть небезопасное место.

Когда до двери оставалось несколько шагов, дверь неожиданно захлопнулась, с громким щелчком закрылись засовы, а затем голос Северуса Снейпа наложил на двери охранные заклинания.
Гермиона обернулась и сложила руки на груди.
- Что такое! Вы же велели мне убираться?!
- Я пе-ре-ду-мал! – прошелестел голос профессора зельеварения. – Вы никуда не уйдете!
Интонация Снейпа заставила Гермиону заволноваться.
Волшебной палочки у нее сейчас не было, она так и осталась лежать на полу в кабинете директора.
На Гермиону нахлынуло странное чувство дежавю, когда она поняла, что опять оказалась заперта в комнате с небезопасным мужчиной.
Снейп медленно повернулся к Гермионе, не торопливо поправляя манжеты белоснежной рубашки.
- Мисс Грейнджер, вам надо было со всех ног бежать из лаборатории, когда я сказал вам, - чуть ли не промурлыкал Северус Снейп. – Но теперь, увы, поздно.
Прищурив глаза, мужчина оценивающе окинул взглядом фигурку Гермионы.
Ощутив на себе похотливый (да, именно похотливый) взгляд, Гермиона поняла, что Снейп не владеет собой.
«Кошмар!» - единственная мысль болезненно пульсировала в мозгу.
После этой мысли в голове всплыли все ругательства, которые только знала Гермиона.
«Угораздило же его наступить на эту пентаграмму… Угораздило же меня распускать руки…»
Машинально отступая к двери, девушка чувствовала на себе полный желания взгляд мужчины.
- Мисс Грейнджер, неужели вы меня боитесь? – ухмыльнулся мужчина.
- Да я уже ничего не боюсь, - вздохнув, ответила Гермиона, продолжая отступать. – У меня был очень поучительный жизненный опыт.
- Что ж… А то у вас такой испуганный вид, вы даже побледнели!
«Как же тут не побледнеть. Снейп в два раза больше меня, сопротивляться физически нет никакого смысла!»
- Профессор! А вы уверены, что не отпустите меня?! – начала заговаривать ему зубы Гермиона.
- И не надейтесь, мисс Грейнджер, - протянул мастер зелий. – Вы – мать моего ребенка, и, в конце концов, это предусматривает определенные отношения между нами.
- Мне кажется, что сейчас вы несколько не в себе, профессор. Может, перенесем свидание на другой день? – Гермиона и Снейп продолжали кружить по комнате.
- Нет, меня вполне устраивает и этот час, мисс Грейнджер.
«Зато меня не устраивает!!!»
- Профессор, вы же не сторонник насилия?! – Гермиона оказалась прижата к стене.
- Почему же, в небольших дозах насилие очень возбуждает. К тому же, я знаю, что вы тоже этого хотите.
- Нет, вы ошибаетесь, профессор! – Гермиона юркнула под руку мужчине.
- Не обманывайте себя, Гермиона. Неужели вы забыли, как вели себя в машине, как стонали, прижавшись ко мне?!
Северус Снейп успел ухватить девушку за руку, не давая ей убежать на безопасное расстояние.
- Пойдем со мной! – мастер зелий потащил Гермиону к двери, которая располагалась в углу комнаты. – Это спальня, - ухмыльнулся мужчина.
- Гермиона, ты видела, как на меня смотрел твой любимый Блек?! – Снейп втолкнул Гермиону в комнату. – Я уверен, что он готов меня придушить за то, что я якобы соблазнил тебя и оставил одну с ребенком на руках. Он так примитивно выставляет все свои эмоции напоказ.
- Как раз то, что ты собираешься делать – примитивно, - отрезала Гермиона, отталкивая от себя руки мужчины.
- Не трогай меня! - Гермиона отвесила звонкую пощечину, надеясь, что она приведет мастера зелий в чувство.
- Я же говорил, что насилие – возбуждает! – профессор зельеварения притянул к себе Гермиону. – Если бы ты знала, как я хочу тебя! Прямо сейчас!
- Профессор, это всего лишь действие зелья, - простонала Гермиона, ощутив, как рука Снейпа оказалась у нее под юбкой.
- Мисс Грейнджер, а вы знаете, что одно из свойств пентаграммы – это показ истинных желаний и намерений?!
- Нет, я этого не знала, - прошептала Гермиона. В этот момент она почувствовала, как теплые мужские пальцы опустились к ней в трусики, требовательно прикасаясь к нежной плоти.
- Мерлин, вы же уже вся мокрая, мисс Грейнджер, ухмыльнулся мастер зелий. – Вы же не меньше меня хотите, чтобы я взял вас!
Обратив внимание на то, что протестующие возгласы Гермионы стали слабее, Северус Снейп, не тратя времени, обхватил девушку вокруг талии и повалил на кровать. Исступленно целуя ее губы, Снейп поспешно расстегивал пуговицы сюртука. За сюртуком на пол полетела его рубаха, а затем Гермиона услышала стук падающих туфель.
- Все будет хорошо…Я не причиню тебе боли…Расслабься…, - шептал профессор зельеварения Гермионе, исследуя руками ее нежное тело.
- Не надо сопротивляться своим желаниям, - продолжал Снейп. Ловкие пальцы расстегнули застежку бюстгальтера, обнажая грудь Гермионы.
- Моя вкусная, сладкая девочка, - прошептал мастер зелий перед тем, как прикоснулся горячими губами к уже возбужденному соску девушки.
- Ты же хочешь меня, и хочешь уже давно. Думаешь, я не чувствую этого? После рождения моего ребенка, ты стала плохо спать, потому что тебе не хватает меня в твоей постели. А иногда я тебе снюсь…и ты стонешь под тяжестью моего тела, шепча мое имя…ты просишь меня делать с тобой самые невероятные вещи, Гермиона. Но даже после оргазма ты не получаешь желаемой разрядки, потому что меня нет рядом, некому воплотить в жизнь все твои желания. Это смогу сделать только я. И ты мечешься в постели одна… Но при этом ты не знаешь, что иногда еще одному человеку снятся эти же непристойности. И он долго не мог понять, почему ему снится возбужденная и стонущая Гермиона Грейнджер. Я уже собирался аппарировать к тебе, Гермиона…
- Зачем? – простонала девушка, извиваясь в руках Снейпа.
- Чтобы покончить с этими ночными пытками, которые доводили меня иногда до безумия из-за того, что я не мог прикоснуться к тебе и пальцем.
- А ты бы хотел?
- Ты издеваешься?! Иногда мне казалось, что я чувствовал твой запах, ощущал на пальцах твою влагу, как сейчас.
Северус Снейп поспешно сорвал с Гермионы юбку и осторожно проник рукой под уже мокрое кружево трусиков.
Гермиона шумно вздохнула, сжимая ноги, и сильнее прижимая ладонь мужчины к возбужденной женской плоти.
Снейп опять наклонился к губам Гермионы и страстно поцеловал ее.
Гермиона ответила на поцелуй.
Внезапно профессор отстранился. Он приподнялся, и поспешно стащил с себя брюки, белье и носки.
Через секунду Гермиона почувствовала, как рука Снейпа заскользила по ее ноге вверх, остановившись на кружеве чулка. Медленно, словно играя, Северус Снейп снял с Гермионы трусики, вдыхая аромат возбужденной женщины.
Разведя ножки Гермионы, мастер зелий нетерпеливо опустился на нее, перенеся свой вес на локти.
Разведя ноги пошире, девушка выгнулась навстречу Снейпу, который одним плавным движением вошел в нее.
-М-м-м, - громко выдохнул Снейп, сразу же начиная быстрые движения.
Гермиона запрокинула голову, наслаждаясь сильными толчками.
- Да-а, - тихо застонала девушка.
- Наконец-то я услышал от тебя «ДА», - прошипел Снейп, продолжая входить в Гермиону.
- Вот так…еще… Мерлин, наконец-то, - шептала Гермиона, сжимая плечи своего бывшего учителя.
- Северус, осторожно, ты просто насилуешь меня… Ты просто ненасытный.
- Но ведь это то, чего ты хотела…Разве не правда? Ведь ты хотела, чтобы тебя оттрахал твой учитель зелий?
- Фу, Северус, какое некрасивое слово… - простонала Гермиона
- Но оно тебе нравится, и это то, что я с тобой сейчас делаю.
Некоторое время в спальне были слышны лишь громкие женские стоны и невнятный мужской упрашивающий шепот.
Внезапно раздался громкий стон мастера зелий. Мужчина на секунду замер, приходя в себя после долгожданной разрядки.
- Северус, прошу, продолжай, - Гермиона наклонила к себе черноволосую голову Снейпа.
Северус Снейп тихонько засмеялся и спросил:
- Мисс Грейнджер, вы вошли во вкус?!
- Все язвите, профессор?! – Гермиона провела ладонью по широкой мужской спине и спустилась к ягодицам. Нежно проведя по ним ладошкой, девушка прижала бедра Снейпа к себе.
- Куда катится гриффиндор? – протянул мастер зелий, немного приподнимая Гермиону и подкладывая ей под спину подушку.
Но договорить ему не дали, так как Гермиона зажала ему рот ладошкой.
Не сводя с девушки глаз, Северус Снейп вошел в нее.
Он увидел, как медленно закрылись глаза Гермионы, а рука, закрывающая ему рот, крепко сжала его плечо.
- Я так долго этого хотела, - простонала девушка, прижимаясь к профессору зельеварения.
Длинные волосы Гермионы разметались по подушке, и Снейп чувствовал их аромат.
Наклонившись, он поцеловал ее в висок. Он чувствовал, как задрожала под ним Гермиона, шепча его имя.
- Я тоже очень этого хотел. Я уже говорил, что собирался к тебе…
- И что ты хотел от меня? – Гермиона прикусила мочку уха мастера зелий.
- Хм, если честно, то я подумывал, что ты ради мести наложила на меня заклятие, чтобы сниться мне периодически в эротических снах.
- Ах, сильнее…да, м-м-м.
- И я хотел, чтобы ты ощутила на себе всю страсть неудовлетворенного мужчины…, - прошептал Снейп на ушко Гермионе, увеличивая темп.
- Я не накладывала…на тебя…никакого такого…заклятья. Северус, я больше не могу… Я сейчас…
- Можешь, дорогая, можешь. Все еще только началось. Так вот, я хотел к тебе приехать и сделать с тобой вот так.
Северус Снейп немного приподнял девушку и просунул ей под поясницу руку, прижимая к своему разгоряченному телу.
Это позволило ему сократить между ними пространство и войти в Гермиону как можно глубже.
Несколько ритмичных движений – и Гермиона почувствовала, как горячие волны наслаждения начали пульсировать внизу живота.
Почувствовав восхитительную пульсацию внутри Гермионы, Северус Снейп наклонился и нежно поцеловал ее губы.

Гермиона очнулась, потому что что-то мокрое и холодное капало ей на лицо.
«Это еще что такое?»
Девушка медленно раскрыла глаза и сразу же увидела профессора зельеварения, который стоял над ней на коленях со стаканом воды.
- Мисс, Грейнджер! У меня такое впечатление, что это вы, а не я переступили границы пентаграммы! Вы валяетесь в обмороке уже 20 минут! – Снейп убрал свою волшебную палочку, с помощью которой приводил девушку в чувство.
- Мерлин! – Гермиона в ужасе закрыла глаза. «Я потеряла сознание!»
- У меня такое чувство, что вы сознательно не хотели выходить из транса!
Чтобы я поволновался…
«Вот глупый! Чтобы он поволновался…придумал тоже»
Гермиона открыла один глаз и посмотрела на профессора зельеварения.
«Я с ним только что…»
Гермиона открыла второй глаз и уставилась на мастера зелий.
- Мисс Грейнджер, на самом деле – между нами НИЧЕГО не было! – Снейп криво ухмыльнулся.
Гермиона сильно вздрогнула, когда рука мастера зелий прикоснулась к ее бедру.
Девушка почувствовала, как горячая волна желания пронеслась по всему телу, перерастая в ноющую боль внизу живота.
Но Снейп всего лишь поправил край ее юбки.
Не правильно расценив дрожь Гермионы, профессор Снейп поспешно одернул руку и прошипел:
- Я никогда не прикоснусь к вам, мисс Грейнджер.
Мужчина закусил губу и отвернулся.
- Я уверяю вас, что все, что вы видели, было иллюзией, спроектированной пентаграммой, - прошептал Снейп.
- Это была проекция истинных желаний и намерений?! – Гермиона поспешно поправила бретельку бюстгальтера.
- Думайте, что угодно, мисс Грейнджер! Я сейчас не в том состоянии, чтобы читать вам лекции, - Северус Снейп встал с колен и болезненно поморщился.
- Что-то не так?!
- Мисс Грейнджер, мужчины устроены не так, как женщины! – рявкнул Снейп, продолжая морщиться.
- Вставайте, нечего лежать на каменном полу, - профессор зельеварения подал Гермионе руку.
Только сейчас Гермиона заметила, что Снейп стоит в одной белой рубашке, а она лежит на его сюртуке.
- Я не хотел тревожить вас, вы были не в том состоянии, чтобы…
- А что было с моим состоянием?
- Не важно, мисс Грейнджер…Вы несколько раз назвали мое имя. Я не видел вашей иллюзии, но вы себя вели так, будто между нами…
- Мерлин! – возглас девушки перебил Снейпа. Гермиона догадалась, что она могла полностью озвучить все то, что происходило с ней. Постыдную картину довершало то, что она так и лежала – с разведенными ногами.
Вот почему Снейп аккуратно поправил ей юбку и мужественно отводил взгляд в сторону.
- Я не прикасался к вам и пальцем! – удивленный взгляд Гермионы Снейп расценил, как немой укор, - НЕ ПРИКАСАЛСЯ!
- Профессор! – Гермиона не выдержала, - Не надо оправдываться! Да не насиловали вы меня!
«Почти…» - пронеслось в голове у Гермионы.
Гермиона ухватилась за протянутую руку Снейпа и встала на ноги.
Снейп наклонился и поднял с пола свой сюртук, на котором лежала Гермиона.
- Мисс Грейнджер, я думаю, что нам немедленно стоит обсудить ситуацию, в которой мы оказались, - тон Снейпа был сухим, а выражение лица – спокойным, даже немного угрюмым; ничто не давало понять, что несколько секунд назад мастер зелий испытывал какой-то дискомфорт.
- Что именно вы хотите услышать от меня? Я отвечу на любые ваши вопросы, - Гермиона подняла с пола волшебную сферу и положила ее на стол.
Северус Снейп кивнул головой.
- Прошу, пройдемте в мой кабинет, - Снейп жестом указал направление к двери.

Снейп и Гермиона прошли в небольшой кабинет, который примыкал к главной лаборатории Снейпа. Прежде чем сесть, Гермиона попросила Снейпа:
- Профессор, не могли бы вы вызвать мою палочку и что-нибудь из одежды?
Через секунду на столе перед девушкой лежала ее волшебная палочка и мантия.
- Спасибо, - поблагодарила Снейпа Гермиона.
- Пожалуйста, - сдержанно ответил Снейп, наблюдая, как Гермиона накидывает мантию.
- Мисс Грейнджер, - Снейп сел напротив девушки. Облокотившись локтями о стол, профессор зельеварения соединил кончики длинных пальцев. – Мисс Грейнджер, могу я у вас спросить – почему вы сами СРАЗУ во всем не признались? Неужели для вашего признания нужно было прибегать к ТАКИМ мерам?!
- Профессор, вы не знаете всего… всего, что мне пришлось пережить. Вы знаете, что являетесь отцом Северины. Вы знаете, КАК мне удалось это сделать. Но, судя по всему, вы не знаете, ПОЧЕМУ я это сделала. ДА, сфера четырех элементов меня очень впечатлила, но она не дает вам исчерпывающих ответов.
Вы же знаете меня! Вы должны понять, профессор, что я никогда не делаю что-то ПРОСТО ТАК. На это у меня были очень веские причины, - Гермиона встала со стула и прошлась по комнате. Перед тем, как рассказать Северусу Снейпу о Марке, Гермиона закусила на секунду губу.
« Мерлин, как это унизительно! Рассказывать мужчине о том, что с ней произошло. К тому же, рассказывать об этом Снейпу ей было тяжелее в сто раз!»
- Рассказывайте, мисс Грейнджер, - спокойно отозвался профессор зельеварения, - я весь во внимании.
- Несколько лет назад я познакомилась с Марком Деймоном. Он закончил университет, в котором я училась. Мы встречались…
Когда Гермиона упомянула фамилию Марка, Снейп недовольно скривился, но не стал перебивать Гермиону, которая была занята своими воспоминаниями и не заметила реакции профессора.
- … некоторое время у нас были хорошие отношения, все думали, что дело идет к свадьбе. И я так думала. Но потом Марк охладел ко мне, наши отношения стали портиться, а потом я узнала, что он встречается с еще одной девушкой – молодой ведьмой из очень влиятельной семьи. Я решила, что будет лучше для нас обоих, если мы расстанемся. Я не терплю предательства, я никогда бы не простила этого Марку. Но он попросил у меня разрешения объясниться.
- Мерлин, мисс Грейнджер, - наконец не вытерпел Снейп, - вы вообще не должны были путаться с Деймоном!
- Профессор, что за выражения! Я с ним не путалась! Я с ним встречалась! И какое-то время мне казалось, что я счастлива!
- Она счастлива! – выплюнул Снейп, - а вы знаете, что Деймон-старший был УС?! И, насколько я знаю, его сынок выполнял кое-какие поручения упивающихся!
- Я… Я не знала этого, - Гермиона устало села на стул, не сводя ошарашенного взгляда с бывшего учителя.
- Они не попали в Азкабан, потому что семья Деймонов очень влиятельна. Деймон-старший выполнял тайные поручения, он не был известен в широких кругах УС. К тому же, он занимал, и занимает, высокую должность в Министерстве. Я уже говорил, мисс Грейнджер, что Министерство допустило очень много серьезных ошибок. Ни мое слово, ни свидетельства Дамблдора, не смогли убедить суд в том, что Деймоны играли на два фронта. Я уверен, что на подкуп судей и ушло почти все их состояние. Суд над ними был закрытым, он не поддавался огласке. Поэтому, Гермиона, вы ничего и не знаете, - Северус сжал руки в кулаки, но затем разжал их и спокойно положил обе ладони на гладкую поверхность стола. – Продолжайте.
- Марк подсыпал мне сильное снотворное, когда мы были в кафе. Я полностью отключилась. Очнулась я в их загородном доме. Когда я пришла в себя, то…то…обнаружила, что он…,- Гермиона судорожно сжала пальцы, - я обнаружила, что он…
- Он надругался над вами? – тихо прошипел Снейп, не сводя взгляда с побледневшей Гермионы.
Гермиона медленно кивнула, пряча от Снейпа глаза.
- Грязная игра – визитная карточка семьи этих выродков, - прорычал профессор зельеварения.
- Я всего лишь нужна была Марку для того, чтобы родить ему здорового ребенка, наследника.
- Их род вырождается. Надеюсь, это произойдет как можно скорее, - произнес Снейп, скривившись.
- К тому же, согласно завещанию, Марк должен был жениться на определенной магле, чтобы сделать первый шаг к возрождению их рода. Я подходила по всем категориям, - Гермиона закрыла лицо ладонями.
- Как же вам удалось выпутаться из этой передряги, мисс Грейнджер? – Северус Снейп старался не смотреть на расстроенную девушку.
Что-то необычное в голосе профессора заставило Гермиону взглянуть на Него.
Снейп необычно прямо сидел на стуле, руки со стола мужчина убрал. Гермиона видела, как играют желваки на его лице.
- Я оглушила его, профессор. И довольно сильно. Сейчас он находится в больнице СВ. Мунго. Он не подавал никаких признаков жизни. Но мне стало известно, что в последнее время, он очнулся. Он ничего не помнит, не говорит, но уже ходит, все понимает. Лекари говорят, что улучшения начались со дня активизации УС.
- Тут нет ничего странного, мисс Грейнджер. Теперь вы знаете, что ваш Марк был одним из Упивающихся Смертью. Кто-то, скорее всего это Люциус Малфой, взял на себя полномочия усопшего Волдеморта. Определенные чары были направлены на активизацию уцелевших УС.
- Марк может окончательно прийти в себя?! – с ужасом спросила Гермиона.
- Скорее всего, так и будет, - отрезал мастер зелий, - но вы не должны бояться. Пока вы находитесь в Хогвартсе – вы в безопасности. Это касается и Северины.
- Будет ужасно, если он узнает, что у меня есть ребенок. Я уверена, Деймон подумает, что Северина – его дочь. Ведь он не знает, что я применила зелье!!!
Одна мысль о том, что мой ребенок будет нести в себе черты этого предателя, убивали меня. Я бы этого не перенесла!
- И тогда вы решили изменить наследственность ребенка с помощью заклятья «Геннезиус». - Снейп внимательно окинул взглядом расстроенную Гермиону.
- Да, у меня не было выбора. Я знала, что необходимо в самые кратчайшие сроки принять меры. Ведь я хотела оставить ребенка. Я бы не смогла…я бы не смогла пойти на …не смогла бы от него избавиться! Ведь это был и мой ребенок!
И тогда я использовала ваши волосы, профессор, - Гермиона посмотрела Снейпу прямо в глаза. Затем она продолжила:
- Северина – ваша дочь. Министерство вело расследование по этому поводу. В таких случаях оно проводится в обязательном порядке. У меня есть письменное подтверждение.
- Мне не нужно письменное подтверждение, мисс Грейнджер! Я сразу понял, что это мой ребенок. Я пытался выяснить у вас правду не из-за того, что в чем-то сомневался. Хотя, да, в самом начале у меня возникали сомнения. Ведь вы не осчастливили меня своей близостью, - профессор криво усмехнулся, - к тому же, вы так рьяно все отрицали! Но потом даже малейшие сомнения у меня исчезли. Мне стоило только внимательней посмотреть на ребенка.
- Зачем же вы устроили все это?
- Все очень просто. Мне нужны были неопровержимые доказательства. Не для себя – для вас! Вы все отрицали, это начинало меня жутко раздражать. Другого способа для вашего признания я не видел. К тому же, я уже вам говорил, что я никогда не обвиняю без доказательств, или, если я в чем-то не уверен! – мастер зелий скрестил на груди руки.
- Вы все равно должны на это посмотреть, - Гермиона взмахнула палочкой и произнесла витиеватое заклинание.
Через секунду в руке у девушки возник обыкновенный тюбик губной помады.
Взмах палочки – и тюбик превратился в небольшую шкатулочку. Девушка расстегнула застежку длинной золотой цепочки, на которой висела подвеска в виде миниатюрного ключика. Никто бы никогда не смог догадаться, что этим ключиком можно что-то открывать. На первый взгляд это было простое ювелирное украшение.
Гермиона вставила ключик в небольшое отверстие, крышка шкатулки открылась.
Из шкатулки девушка достала тугой свиток пергамента, перевязанный зеленой с серебром лентой.
Снейп удивленно приподнял бровь, указывая взглядом на ленту.
- Вы – слизеринец. Северина, скорее всего, тоже будет слизеринкой. Так было сказано в отчете Министерской комиссии. Это отчет и свидетельство о рождении, - Гермиона протянула пергамент Снейпу.
Снейп медленно протянул руку, беря пергамент.
Неторопливо развернув первый свиток, Снейп прочитал известные нам фразы:
«Ребенок женского пола, рожденный 26 октября 19.. года ведьмой Гермионой Амалией Грейнджер, является дочерью и наследницей Северуса Алана Сидни Патрика Снейпа. Что и подтверждается комиссией По Расследованию Применения Особо Важных Заклятий. Соответствующие документы прилагаются.
Ребенок наречен в соответствии с традицией рода Снейпов – фамильным именем Северина.
Дата. Подписи. Печати».

Пробежав глазами по написанному, Снейп возвратил документы Гермионе, даже не взглянув на остальные свитки.
- Я уже говорил вам, мисс Грейнджер, что мою прабабку звали Севериной. Я рад, что вы дали моему ребенку именно это имя, - медленно произнес Снейп, глядя Гермионе в глаза, затем он продолжил:
- Судя по тому, что всегда рядом с вами была Вирджиния Уизли, она с Поттером обо всем знает.
- Да, Джинни и Гарри – крестные Северины…
При этих словах Снейп сжал губы.
-…только они знали, что произошло на самом деле. Они помогли мне в самые тяжелые для меня минуты, и они свято хранят мою тайну.
- Что ж, я благодарен Поттерам, что они помогли вам и моей дочери, - неожиданно сказал Северус Снейп.
У Гермионы от удивления распахнулись глаза.
- Я могу быть благодарным, мисс Грейнджер. Особенно, когда это касается моей семьи.

- Что ж, я благодарен Поттерам, что они помогли вам и моей дочери, - неожиданно сказал Северус Снейп.
У Гермионы от удивления распахнулись глаза.
- Я могу быть благодарным, мисс Грейнджер. Особенно, когда это касается моей семьи.
Через несколько секунд молчания профессор зельеварения добавил:
- Мисс Грейнджер, я настаиваю на совместном воспитании Северины. Ребенок должен общаться с обоими родителями. Я не намерен скрывать факт своего отцовства. Меня совершенно не волнует общественное мнение. К тому же, репутация моего рода с легкостью справится со всевозможными слухами. Кстати, мисс Грейнджер, для вас было бы лучше, если вы последуете моему примеру. Поверьте, в скором времени все успокоятся. Я уверен, что найдется не много смельчаков, кто осмелится распространять о нас слухи. Надеюсь, я смог вас успокоить?!
Гермиона молча кивнула. В это мгновение она почувствовала, что с ее плеч свалился огромный камень тревог и переживаний. Теперь не будет никаких недомолвок и тайн, никакой лжи. Ее маленькая дочь будет спокойно расти, получая поддержку и от матери, и от отца. Северина сможет избежать той страшной ситуации, про которую предупреждал ее Гарри несколько раз – ведь для человека любого возраста было бы стрессом неожиданно узнать, кто его/ее настоящий отец. Почему именно так, а не иначе сложились обстоятельства! К тому же, Гермиона знала, сколько в мире может быть «доброжелателей», которые бы с удовольствием раскрыли бы ее дочери тайну ее отца. Все же лучше, что все решилось, пока Северина еще маленькая!
- Итак, мисс Грейнджер, - Северус Снейп отвлек Гермиону от ее мыслей, - Гермиона, я надеюсь, что вы не будете чинить препятствия для моего общения с дочерью. Я настаиваю на том, чтобы видеть ее в любое время. В свою очередь, я обязуюсь помогать вам физически, морально и материально.
- Профессор, я не нуждаюсь в материальной поддержке, - уточнила Гермиона.
- Мисс Грейнджер! – вспылил Снейп. – Я надеюсь, что вы не начнете опять со мной пререкаться?!! Это мое окончательное решение. И вам придется с этим смириться. Я – законный отец вашей дочери. И я думаю, что мне больше не понадобится напоминать вам об этом?!
И еще – хочу вас успокоить, я не буду заставлять вас переезжать ко мне.
( «Надеюсь, что это, все же, когда-нибудь произойдет», - подумал мастер зелий.)
А сейчас мы должны подняться ко всем. Я могу представить, что сейчас думают наши коллеги, - Снейп поморщил губы. – К тому же, скоро обед, а вы – кормящая мать, вам надо забыть о диетах.

При упоминании Снейпом слова «диета», Гермиона фыркнула. Ей никогда не доводилось прибегать к подобным ограничениям.

Снейп только приподнял черную бровь, видя, как Гермиона хмыкнула.

***
(Кабинет Альбуса Дамблдора. Спустя некоторое время после исчезновения Снейпа и Гермионы).


- Альбус! Нужно что-то предпринимать! – Минерва МакГонагалл стремительно подошла к Дамблдору, - Ты видел, что Северус не в себе?!
- Ох, Минни, он здоровее всех нас вместе взятых, - директор уселся в свое кресло, достал из глубокого кармана мантии коробочку с леденцами.
- Он же ее убьет! – взревел, поднимаясь с пола, Сириус Блек, - ну и гад же Снейп!
- Скажите спасибо, что дядя вас не убил, - съехидничала Надин, которой совершенно не понравились подобные отзывы о ее ближнем родственнике. Слизеринская гордость дала о себе знать.
- Директор, а вы на самом деле уверены, что Гермионе не угрожает опасность? – обратилась девушка к совершенно спокойному директору. – Дядя в последнее время был очень раздражен. Гермиона сказала мне, что сможет объяснить ситуацию немного позже.
- Надин, дорогая, будьте спокойны. Я уверен, что они в целости и невредимости придут на обед, - заверил Дамблдор юную ведьму. А затем успокаивающе кивнул декану гриффиндора.
- Вы хотите сказать, что вы – племянница Снейпа?! – Сириус Блек уставился на зеленоглазую медиковедьму.
- Самая родная из племянниц! – заявила Надин, крутнувшись перед мужчиной. – Вуаля! – девушка приняла театральную позу.
- Вы на него нисколько не похожи, - признался Сириус.
- Мистер Блек, - уже примирительно ответила Надин, - он мне не родной отец, он – троюродный брат моей матери! Почему я должна обязательно быть похожей на него?!
- Мне всегда казалось, что все Снейпы хоть немного похожи друг на друга. Вон, даже малютка Гермионы, и та похожа на своего папашу!
Надин громко закашлялась. Как раз в этот момент она отпила глоток воды из стакана.
- Что вы сказали?! – прошептала пораженная Надин. – Гермиона родила ребенка от Северуса?! У них был роман?! А мы ничего не знаем?! Как же так?! А как же я?! Да я же… У меня теперь есть две новых родственницы, - подвела итог Надин, потирая ручки. – Такс-с, они так просто от меня не отделаются, они должны мне рассказать все-все! Ух, дядюшка! Старый холостяк!
Сириус Блек громко засмеялся, глядя на бурную реакцию Надин Вестли, но затем он поморщился.
- Да- а! Здорово вам досталось от дяди. Я смотрю, что вы не очень жалуете друг друга!
- Мы со Снейпом – самые лучшие друзья. Детства! – проворчал Блек, вытирая кровь под рассеченной губой.
- Надин, дорогая, вот и потренируйся на Сириусе. Лишняя практика тебе не помешает, - вмешался в разговор Дамблдор.
Надин с профессиональным интересом посмотрела на Блека, а затем расплылась в довольной усмешке, предвкушая, что она с ним сможет сделать. Ведь у нее столько новых мазей и настоек!!!
- Пойдемте, мистер Блек, - Надин потащила Сириуса из кабинета директора.
- Директор, я тоже, наверное, пойду, - обратился к директору Невилл Лоунгботтом.
- Да, Невилл, конечно. Если увидишь профессора Стебль, пожалуйста, предупреди ее, что Гермиона сейчас немного занята. Я думаю, что для нее не составит труда приглядеть за малышкой еще некоторое время.
Невилл Лоунгботтом поспешно вышел из кабинета.

Внезапно из директорского камина посыпались зеленые искры.
Минерва МакГонагалл удивленно посмотрела на Альбуса Дамблдора.
- Кто это может быть? Пароль известен только нескольким членам Министерской комисси!
- Минни, сейчас увидишь. Похоже, это будущая свекровь нашей Гермионы.
- Гортензия! Я очень рад тебя видеть! – радостно поприветствовал директор Дамблдор сухонькую старушку, возникшую в зеленоватом огне камина.

- О! Здравствуй, Альбус! Здравствуй, Минерва! Как хорошо, что я вас сразу же нашла!
- Гортензия, чем мы можем тебе помочь? – декан гриффиндора подошла к камину ближе.
- Меня беспокоит Северус!
- Гортензия, а ты можешь вспомнить такие времена, когда бы он тебя не волновал?! – Дамблдор усмехнулся.
- Он своим поведением сведет меня в могилу, - вздохнула старушка.
- Гортензия! Может, присоединишься к нам?! А то через камин общаться как-то неудобно, - Минерва МакГонагалл отошла от камина на некоторое расстояние.
- Ах, ваша правда, - из камина бодро вышла миниатюрная старушка. Ее седые, как снег, волосы были собраны на затылке в затейливую гульку; черные глаза, не смотря на то, что Гортензия отметила 90-то летний юбилей, не потускнели, а задорно оглядели кабинет Альбуса Дамблдора.
- Я не была у тебя уже сто лет, Альбус! – Гортензия достала палочку и трансфигурировала глубокое кресло в стул.
- Ну, не сто лет, а лет 20 – это точно, - произнес Альбус с иронией.
- У тебя ничего не изменилось.
Дамблдор тихонько кивнул.
- Ты могла бы появляться и чаще. Думала отделаться одними письмами?! – МакГонагалл протянула миссис Снейп чашку с чаем.
- Минерва, ты же знаешь, стоит мне появиться в Хогвартсе, я начинаю ссориться с Северусом. У него – невозможный характер! Весь в папочку! Иногда я даже рада, что у меня только один ребенок.
- Я вижу, что ты на взводе, Гортензия. Что случилось? – Дамблдор начал прохаживаться по кабинету, поглядывая на женщин, которые сидели рядышком. – У тебя проблемы в Министерстве? Что-то известно об УС?
- Успокойся, Альбус. Пока все тихо, ничего нового, никаких трагедий, Слава Мерлину! К тому же… Ты знаешь, наш отдел занимается только старинными заклятьями.
- Да, конечно. Ты состоишь в комиссии По Расследованию Применения Особо Важных Заклятий. Кстати, ты должна была знать о том, что у тебя появилась внучка, - Дамблдор подошел к фениксу.
Гортензия спокойно поставила чашку на стол и посмотрела на старинного друга.
- Альбус, конечно же, я сразу обо всем узнала. Это случилось, как только мисс Грейнджер зашла в наш отдел. Было проведено обязательное расследование.
Но члены комиссии не имеют права распространяться о тайне рождения, пока сама женщина не снимет с них это обязательство.
- Специальные чары молчания? – переспросила МакГонагалл.
- Именно они, - кивнула Гортензия. – Вы не представляете моего состояния, когда я убедилась, что эта девочка родила от Северуса ребенка! Все же, мне уже далеко не 30 лет, и я ужасно впечатлительна!
- Надеюсь, ты не упала в обморок? – усмехнулся Дамблдор.
- Альбус! Не подшучивай надо мной! Ты же знаешь, я уже смирилась с тем, что не дождусь внуков. Северус не желает устраивать свою личную жизнь; по его словам, это его совершенно не волнует. И тут я вижу внучку! Но не могу сказать об этом, не могу видеть ее, общаться с ней, потому что я – представитель комиссии со всеми вытекающими отсюда последствиями.
- Ты пришла, потому что Гермиона сняла обет молчания? – МакГонагалл внимательно посмотрела на Гортензию.
- Да, это произошло совсем недавно. Я была в Министерстве, когда увидела, что в записях мисс Грейнджер появился специальный знак, свидетельствующий о снятии с членов комиссии чар. И я поняла, что у нее с Северусом был разговор. Я знаю, что вы в курсе всех событий! Поэтому я вас и искала! Северус все знает?
- Ну, судя по его реакции, - то знает, - ответила за двоих Минерва.
- Он что-то позволил себе в отношении этой бедной девочки?!
- Судя по всему, он догадался о своем отцовстве сразу же, но Гермиона все отрицала, - пояснила декан гриффиндора.
- Тогда твой сын устроил обряд, используя силу четырех стихий. Признаюсь, Гортензия, я еле смог успокоить Фоукса, настолько сильным было волшебство! – продолжил Альбус Дамблдор.
- И что было дальше?! – с ужасом спросила побледневшая миссис Снейп. – Он ей ничего не сделал?
- Гортензия, они сейчас в подземельях у Северуса. Но я думаю, что тебе не стоит переживать. Все наладится, должно пройти какое-то время, - Альбус протянул подруге чай с успокоительным.
- Я рада, что все разрешилось. Ведь я даже сыну не могла сказать, что у него есть наследница! Это такая пытка, вы не представляете! Не с кем поделиться, не с кем поговорить.
- Гортензия, а что ты решила предпринимать? – спросила МакГонагалл.
- В любом случае, я вмешиваться пока не буду. Может, они сами как-то договорятся? Надеюсь, что у Северуса хватит мозгов удержать ее. Ему скоро 50, а он так и остался один! Разгулялся!
- Да, ты права, Гортензия. Они все должны решить сами, это чересчур щекотливый вопрос.
- Альбус! Даже если бы я и захотела… Северус никогда меня не слушал, всегда поступал по-своему. Ладно. Я, наверное, пойду. В Министерстве еще много дел. Вы держите меня в курсе всего происходящего, хорошо? Кстати, Надин уже в Хогвартсе?
- Да. Северус помог ей добраться. Хорошая девушка, - ответил Альбус.
Через несколько секунд Гортензия исчезла в зеленоватом огне камина.



Глава 18.

- Идемте, мисс Грейнджер. Я думаю, что все уже заждались нас в большом зале, - ухмыльнулся профессор Снейп, пропуская Гермиону к выходу из подземелий.
- У меня не такие длинные ноги, как у вас, профессор, - таким же тоном ответила Гермиона.
Войдя в большой зал, Северус и Гермиона сразу же почувствовали устремленные на них взгляды. На обед собрались все преподаватели и служащие Хогвартса. Судя по всему, Дамблдор смог разыскать всех своих коллег, разъехавшихся на отдых. И теперь они с большим интересом смотрели на эту необычную пару – высокого угрюмого мужчину, даже летом затянутого в свой черный неизменный сюртук, и молодую хрупкую девушку, курчавая головка которой едва доставала до его плеча.
- Великолепно. Собрались все! Это даже хорошо, - проворковал Снейп Гермионе, величественно приближаясь к столу.
Гермиона, в отличие от Снейпа, так уверенно себя не чувствовала. Но, увидев за столом учительницу травологии, Гермиона устремилась вперед.
Между Минервой МакГонагалл и профессором Стебль оказалось два свободных места. Декан гриффиндора приветливо улыбнулась Гермионе и показала взглядом на пустые стулья.
Подойдя к столу, Снейп отодвинул стул, усаживая Гермиону. Как только девушка села, профессор Стебль сразу же защебетала, рассказывая, чем она кормила малышку и когда та заснула. Не обращая внимания на пристальные взгляды, Гермиона внимательно выслушала «отчет» женщины и искренне ее поблагодарила.
Тем временем, усадив Гермиону, Снейп садиться не спешил.
Обведя коллег своим фирменным взглядом, моментально добившись тишины, Северус Снейп спокойно произнес:
- Ваши красноречивые взгляды свидетельствуют о том, что нам с мисс Грейнджер выпала «особая» честь – все разговоры посвящены нам! Дабы избежать слухов, сплетен, домыслов и недоразумений, хочу подтвердить, что, да, - Северина – наша общая дочь. Девочка носит фамилию Снейп, и я являюсь ее законным отцом, - с этими словами Снейп сел рядом с Гермионой.
По залу пролетел еле слышный шепоток - некоторые из волшебников поделились впечатлениями. Снейп не обратил на это никакого внимания. У Гермионы стал пропадать аппетит.
- Северус! Гермиона! Это же великолепно! Просто необходимо устроить по этому случаю банкет, пока учеников нет! – разрядил обстановку Альбус Дамблдор.


В большом зале все еще продолжался банкет. Так как в Хогвартсе не было студентов, то некоторые волшебники позволили себе изрядно выпить.
Маленький профессор Флитвик, который очень быстро пьянел даже от одного запаха алкоголя, подбежал к Снейпу, направлявшемуся к выходу. Один взмах палочки – и крошка-профессор взмыл над полом, теперь его лицо было напротив лица Снейпа.
- Северус! – прослезился Флитвик. – Я искренне рад за тебя! Дети – это прекрасно! – с этими словами он кинулся Северусу на шею, горячо обнимая.
Профессор зельеварения стойко выдержал такое поздравление, утешая себя тем, что скоро окажется в спасительной тишине своей лаборатории.
Но его надежды не оправдались, - словно очнувшись, обитатели Хогвартса взяли пример с Флитвика, и теперь обступили Снейпа плотным кольцом.
Снейп в ужасе закатил глаза, понимая, что так просто он не отделается. Взглянув в ту сторону, где сидел Альбус Дамблдор, мастер зелий увидел такую картину – директор Хогвартса сидел в своем любимом кресле, рядом с ним сидела его младшая племянница. И Альбус, и Надин лучезарно улыбнулись Северусу Снейпу, затем приподняли кубки, чокнулись, и залпом выпили содержимое. Судя по бурной реакции Надин, пили они огневиски.
Как только выдалась первая возможность, профессор зельеварения неслышно ускользнул в свои подземелья, оставив развеселившихся коллег.
Спустившись в лабораторию, Снейп сбросил сюртук и закатил рукава. Затем он взял со стола волшебную сферу четырех стихий, положил ее в центр пентаграммы. После того, как он произнес несколько сложных заклинаний, сфера и пентаграмма исчезли.
Смахнув рукой моментально выступивший от перенапряжения пот, профессор зельеварения облегченно опустился в кресло.
События этого дня проносились в голове, вызывая различные эмоции.
Северус вспомнил, как во время обряда становился в центр пентаграммы. Он был полностью уверен, что маленькая Северина была его кровной дочерью. Это подсказывало ему сердце. Но все же, на несколько мгновений он ощутил укол страха, он с ужасом представил себе, что получит отрицательный ответ. И неужели зародившаяся надежда, а затем и уверенность, радость от осознания себя отцом, - все это просто исчезнет из его жизни. Он не сможет с этим смириться.
Став на старинные руны, через несколько минут мастер зелий опустился на колени под тяжестью волшебства. Вспышки света, темнота, часто сменяющиеся видения, шепот…
Северус слышал, как Гермиона била в двери его лаборатории, прося пустить ее. Но было уже поздно. Северус Снейп получал ответы на мучившие его вопросы. Услышав голос девушки за дверью, мастер зелий с большим удовлетворением подумал о том, что он сможет предоставить Гермионе впечатляющие доказательства.
Его ужасно раздражало и злило упрямство Гермионы. Она всеми путями уходила от разговора. И она соврала ему! Гриффиндорка пошла на ложь, это просто немыслимо! Хотя, в школе она тоже несколько раз говорила неправду, но тогда она прикрывала своих дружков – Поттера и Уизли. Что же заставило всезнайку-гриффиндорку, умницу и отличницу Гермиону Грейнджер пойти на такое – родить ребенка от ужасного профессора зельеварения Северуса Снейпа?! Картину прояснила злобная физиономия Марка Деймона, которая промелькнула в одном из видений. Рассказ Гермионы только подтвердил предположения Северуса. Деймоны – при упоминании имен членов этого семейства, в голове Снейпа возникали только нецензурные выражения. И теперь мужчина не сомневался, что вскоре Марк придет в себя, и, скорее всего, присоединится к УС.
Перед тем, как идти с мисс Грейнджер в большой зал, Снейп настоял на том, чтобы Гермиона написала своему дружку Поттеру письмо. Так как именно Поттер возглавлял аврорскую службу, то именно к нему должна была обратиться Гермиона. В больнице св. Мунго, где сейчас находился Марк Деймон, необходимо выставить тройной дозор. Снейп знал, что Деймон-младший обязательно попытается покинуть больницу. Не сегодня, так завтра.
Письмо унесла самая быстрая сова, которая сможет отыскать Поттера и в волшебном, и в магловском мире.
Северус Снейп поудобней устроился в кресле и вытянул ноги. Подумав несколько секунд, мастер зелий признался себе, что он даже рад, что все так получилось. Ему была глубоко неприятна та ситуация, в которой оказалась Гермиона Грейнджер, оказавшись в грязных лапах Деймона-младшего! Но он был рад, что Гермиона изменила наследственность Северины, наделив ее его генами. Теперь у него есть дочь – его частичка, которая останется после него в этом мире. Она станет его наследницей, его преемницей.
Он всегда был одиночкой и никогда не подпускал к себе кого-то очень близко. Да, конечно, у него были женщины, но все это было лишь мимолетными связями, которые подразумевали только секс, и ничего больше.
У него никогда не было семьи – ни жены, ни детей. И, если честно, он уже привык к этому, считая, что совершенно не обязательно быть семейным человеком. Он был старым холостяком, с устоявшимися привычками и принципами, которые совершенно не хотелось менять. Но вся эта история с его бывшей ученицей Гермионой Грейнджер, появление в его жизни дочери… Северус Снейп чувствовал, что в его жизни начинается новый период.
Гермиона. Не удивительно, что она скрывала от него правду. Скорее всего, она еще не переборола в себе до конца страхи и недоверие к людям (и особенно к мужчинам). Стресс был необычайно велик. И, если честно, Снейп был удивлен, что Гермиона вообще захотела после такого оставить ребенка. Но он видел, что она была хорошей и любящей матерью. И что уж лукавить, это ему нравилось.
Но ему нравилось и еще что-то… Воспоминания о обнаженном теле Гермионы, о ее стонах и просьбах мгновенно повлекли за собой сильную эрекцию. «Никогда не думал, что буду питать вожделение к своей бывшей ученице, да еще и гриффиндорке-всезнайке! И тут дело не только в побочных действиях зелья». С ними он научился справляться. Он хотел ее так, как ни одну женщину до этого. Тогда, в машине, если бы не вмешательство полицейских, он бы без раздумий взял ее. Ощущение сильнейшего возбуждения от ее смелого поведения, от ее тела, разведенных в стороны ног… А запах! Он знал, что она хотела его, она была уже готова! Но его остановило заклятье. Вернее, почувствовав волшебство, благодаря усилиям воли, он смог сдержать себя хоть немного, и не накинуться на девушку, удовлетворяя свои потребности (да и ее тоже).
А тот случай, когда он встретил ее ночью в коридоре?! «Вспомни, Северус, что произошло с тобой?! Не смотря на то, что ты все же смог воспротивиться чарам, ты возбудился на всю катушку! Когда ты держал в руках стонущую и дрожащую от оргазма Гермиону, когда ты почувствовал пальцами ее сокращения и выделившуюся влагу, ты кончил! И ты был счастлив, что доставил ей удовольствие! Да, хорошо, что она ничего не заметила. Ни твоего смущения, ни быстрого движения палочкой с очищающим заклятьем, которое ты произнес, быстро отвернувшись!»
Просто чудо, что он сдерживался, когда их взаимоотношения выходили за рамки обычных. Он вспомнил, как Гермиона резко вздрогнула, когда он прикоснулся к ее бедру, просто поправляя юбку. Неужели она все еще боится его?! Не доверяет ему?! Она колеблется?! «Что ж, я дам тебе время, моя сладкая девочка, я подожду. Я попробую подождать!».

Гермиона не стала задерживаться на банкете, который устроил директор Дамблдор. Пусть волшебники веселятся, но только без нее! После всех пережитых событий Гермиону не тянуло петь, танцевать и смеяться.
Она хотела как можно быстрее увидеть маленькую Северину.
Как только выдалась возможность, Гермиона ускользнула из Большого зала.
Если честно, то Гермиона была благодарна Северусу Снейпу, что он сразу же расставил все точки над i. Она знала, что большинство обитателей Хогвартса настроены вполне доброжелательно, многие ее любят и уважают, но всегда есть и любители поболтать, разнося слухи и сплетни. И сейчас Гермионе очень не хотелось слышать за своей спиной тихие перешептывания. Все это ее ужасно раздражало, и, признаться, она бы не могла изображать такое бесстрастие, как профессор Снейп.
Казалось, что ему было совершенно наплевать на то, как воспримут эту новость его коллеги. Хотя, насколько помнила Гермиона, Снейп всегда поступал так, как считал нужным. Но если подумать, Гермиона и сама поступала так же. Она помнила, как сама решала, в какой университет ей поступать, какую выбирать специальность; как защищала диссертацию, когда до родов оставалось совсем мало времени. Девушка помнила, как все наперебой отговаривали ее оставлять ребенка, ссылаясь на то, что в волшебном мире крайне трудно встретить незамужнюю ведьму с малышом. Гермиона только отмахивалась от этих советов, как от надоедливо жужжащей мухи. Все эти разговоры просто раздражали своей ненужностью. Правда, пару раз родители Гермионы посоветовали ей возвращаться в магловский мир, но помощи своей не предлагали. Гермиона и думать не хотела о том, чтобы расставаться с волшебным миром тогда, когда она смогла добиться таких успехов, она не могла бросить любимых друзей, работу, увлечения, саму атмосферу волшебства. Молодая женщина знала, что все равно, пусть даже и через 11 лет, но ей придется вновь окунуться в этот чарующий мир. Ведь ее ребенку придет письмо. В этом она не сомневалась. ( С такой-то наследственностью!!!). Нет. Гермиона категорично отказала родителям. С тех пор ее отдушиной стала работа, тихий сад возле ее дома, ее верные друзья. А когда родилась Северина, Гермиона поняла, что ее мир круто изменился, поменялись все жизненные ценности, на первый план выступила крошечная черноволосая девочка, которая стала смыслом ее жизни.
Гарри и Джинни всегда поддерживали Гермиону. Рон долго психовал, так как понимал, что от него все же что-то скрывают. Он сказал, что узнает, кто обманул Гермиону, и так его обработает, что даже в больнице св. Мунго целители разведут руки. Мистер и миссис Уизли восприняли все с пониманием и старались лишний раз ничего не спрашивать. К Северине они относились так, будто она всегда была у Гермионы. И Молли, глядя на ребенка, несколько раз говорила Артуру: « Вот была бы я помоложе, может, и на восьмого бы решилась!» Артур приобнимал жену и убеждал ее в том, что будет не против сына или дочери. За эти слова он один раз получил ложкой по лбу.
Смотря на дружное семейство Уизли, в которое влился и Гари, Гермиона понимала, что в каком-то смысле стала изгоем. Девушки, оказавшись в таком положении, как она, редко выходили замуж. Исключения составляли не многие. Иногда ситуацию исправляли близкие, выдавая девушку замуж за дальнего родственника, или какой-нибудь друг семейства или самой девушки, который соглашался на ней жениться и признать ребенка своим. Но в большинстве случаев это происходило до родов.
Если сказать о том, что Гермиона полностью настроилась на то, что будет одинока, - мы не уйдем от истины. Эту уверенность подкрепляло и знание того, что своему новому избраннику (если такой будет) она не сможет родить ребенка. Ведь забеременеть Гермиона сможет только от своего бывшего учителя зелий. А вероятность их близких отношений, как тогда думала Гермиона, была равна нулю.

И сейчас, идя по коридору Хогвартса, Гермиона была рада тому, что ее дочь будет иметь нормального реального отца, а не выдуманную легенду, которая в любое время может быть разрушена.
Как только Гермиона вошла в детскую, сразу же бросилась к кроватке. Подхватив еще сонную Северину на руки, Гермиона прижала ее к груди.
- Мама! – обрадовалась малышка, ухватив маму за прядь волос.
- Тетя! – обрадовалась Северина еще раз, когда увидела, что в комнату заглянула Надин.
- Герми! Можно мне к тебе сейчас заскочить? – спросила Надин Вестли из зеленоватого огня.
- Заходи, - кивнула Гермиона, присаживаясь на диван.
Через несколько секунд Надин оказалась в комнате Гермионы. Под мышкой она держала большой старый фотоальбом.
- Уф, он такой тяжелый, его так неудобно держать! – Надин опустила альбом впечатляющих размеров прямо на ковер.
- Что это? – заинтересовалась Гермиона.
- Это наш семейный альбом! Тут, - Надин ткнула пальчиком в альбом, - ты увидишь всех своих будущих родственников!
- О чем ты говоришь? – Гермиона уставилась на зеленоглазую ведьму.
- Хи-хи-хи! Герми, ты же выйдешь за моего дядю?
- ???
- Ну, у вас же есть Северина! И вы просто должны… после всего, что между вами было, пожениться!
- Надин, но между нами ничего не было! Понимаешь, Северина появилась на свет не из-за того, что у меня был роман с Северусом.
Теперь настала очередь удивляться Надин Вестли.
- Надин, я обещала тебе, что все обязательно расскажу. Но слушать придется долго.

После долгого рассказа Гермионы, Надин призадумалась на некоторое время. Но через несколько секунд глаза медиковедьмы засияли.
- Гермиона! Но это совершенно ничего не меняет!
- Почему ты так думаешь?
- Поверь мне, за эти годы я неплохо изучила Северуса Снейпа. То, как он на тебя постоянно смотрит, как разговаривает, дает мне все основания для вывода – он тобой заинтересован. Нет, Герми, можешь не убеждать меня в том, что он смотрит на тебя только как на мать своего ребенка! Я отлично помню выражение его лица, когда застукала вас в подземельях, когда ты переодевалась. Так не смотрят на своих коллег! И ТАК не смотрят даже на ведьм, которые пользуются зельем «Геннезиус» в своих «корыстных» целях.
- Мерлин, Надин, тебе все могло показаться. Было поздно, ты увидела меня первый раз в жизни, - ты могла что-то напутать.
- Герми! Я знаю все выражения лица своего дядюшки. Начиная от снисходительного, и заканчивая брезгливым. На тебя же он смотрел – с нежностью… Не смотри на меня так, будто я превратилась в гиппогрифа! Я сама была удивлена! Могу поспорить с тобой на 10 галлеонов и на мой фамильный альбом, что Северус питает к тебе определенные чувства и желания.
- Не боишься расстаться со своей семейной реликвией?! – Гермиона указала взглядом на альбом.
- Нет. Давай лучше я тебе фотографии покажу. Вот это – мои родители. Папа еще был жив, но я его не помню…
Оторвавшись на секунду от альбома, Надин спросила у Гермионы:
- Герми, а можно я напишу про тебя и Северину сестре? Я не буду рассказывать ей все то, что ты доверила мне. Просто, напишу, что у Северуса есть маленькая дочь.
Ну, Герми, ведь все равно они с Драко узнают!
- Ладно! Хотелось бы мне посмотреть на выражение лица Драко Малфоя, когда он прочитает твое послание!

Поместье Малфоев – Малфой-менор.
- Драко! Дорогой! Я получила письмо от Надин, его только что принесла сова! Ты просто не поверишь! Вот! Вот! Прочитай!
По лестнице со второго этажа быстро спускалась зеленоглазая блондинка, в руке она сжимала развернутый пергамент.
- Эльвира! Как ты можешь бегать по лестницам! И это в твоем положении! – Драко Малфой захлопнул папку с бумагами и положил ее на стол.
Дверь в библиотеку была открыта, поэтому он сразу услышал восторженные возгласы своей жены, а затем увидел и ее, уже пересекающую холл.
- Драко! Я – беременна, но не больна! Я могу ходить, сидеть, даже летать на метле! Я отлично себя чувствую!
- Эльвира! Ты – на восьмом месяце беременности! Ты должна беречь себя, а не бегать наперегонки с домашними эльфами! – Драко подхватил свою жену под ручку и провел в библиотеку, а затем усадил в кресло. – Эльвира, могу я узнать, что заставило тебя так скакать?!
Молодая женщина начала бурно жестикулировать, но затем просто отдала письмо мужу. Малфой взял из ее рук пергамент и, облокотившись о стол спиной, начал читать. Эльвира подложила под спину небольшую подушечку, уселась удобней, и стала наблюдать за реакцией Драко. Вначале выражение его лица было обычным – холодное спокойствие и невозмутимость, затем он недоуменно скривил губы и ближе наклонился к строчкам письма, будто что-то не разобрал или посчитал, что ошибся. Длинные светлые волосы рассыпались по плечам, а несколько прядей упали вперед, обрамляя щеки. Драко Малфой откинул их назад, выпрямился, а потом зашагал по библиотеке, продолжая читать пергамент Надин. Эльвира нетерпеливо следила за шагами мужа. Так как письмо было большое, то ждать пришлось довольно долго. Эльвира увидела, как пару раз Драко передернул плечами, резко остановился, - так резко, что скрипнули сапоги, и вновь закружил по комнате.
- Драко, прошу тебя, сядь! А то у меня уже в глазах зарябило.
Не дождавшись от мужа и слова, Эльвира решила сосредоточить свой взгляд на бархатном сюртуке мужа. Серебряное шитье на темно-зеленом фоне – успокаивало.
Через некоторое время Драко вернул письмо Эльвире. Подойдя к столу, он взял папку с бумагами.
- Ну, что ты скажешь?! – не вытерпела нарушительница спокойствия, потянув мужа за кружевной манжет.
- Я – в шоке, - просто признался Драко.
Отношения между супругами были настолько доверительными, что Драко мог спокойно выказывать при Эльвире все свои эмоции. Что, впрочем, было взаимным.
- Надин пишет, что ты учился с этой девушкой. Это правда, Драко? – Эльвира полностью развернулась к мужу, не сводя с него зеленых глаз.
- Да, я учился с ней. Только Грейнджер была в Гриффиндоре, вместе со своими приятелями - Поттером и Уизли, а я – в Слизерине.
- Грейнджер! Так это та девушка, которая вместе с…
- Да, ты правильно поняла, Эльвира. Она отличилась в битве с Вольдемортом. Но у меня не укладывается в голове, что у Грейнджер и Снейпа мог завязаться роман! Это просто немыслимо!
- Драко! Ну и что, что он старше ее на 20 лет! Возраст не играет никакой роли, если люди любят друг друга. Я рада, что мой дядя нашел спутницу жизни.
- Какая спутница жизни, Эльвира?! Когда мы учились в Хогвартсе, Снейп и Грейнджер не переносили друг друга.
- Это еще ничего не значит. Как там маглы говорят – от ненависти до любви – один шаг?
При упоминании слова «Магл», Драко скривил губы, но жене ничего не сказал.
Эльвира поднялась с кресла и пошла к мужу. Она подошла к Драко так близко, что прикоснулась к нему животом. Эльвира уперла ладони в поясницу, приподняла голову и сказала:
- Ты хочешь сказать, что не рад этой новости?! – наступала молодая женщина на мужа.
- Эльвира! Ну не может быть у Снейпа с Грейнджер романа! Вначале она подозревала его во всех смертных грехах, не выносила, как и всех слизеринцев. Снейп, в свою очередь, называл ее гриффиндорской всезнайкой! Я знаю, что она его ужасно раздражала, он постоянно снимал с нее балы. Грейнджер была лучшей подругой Поттера и Уизли. Снейп просто ненавидел эту троицу, а они отвечали ему взаимностью. И сейчас я узнаю, что у Грейнджер есть ребенок от Снейпа. Я должен радоваться? Почему? Не верится мне, что тут виновата всепоглощающая страсть!
- Драко! Но ведь после окончания Хогвартса прошло уже 8 лет! Все могло случиться.
- Правильно! Вот что-то и случилось.
Эльвира махнула рукой и отошла от Драко.
- Если честно, то меня всегда напрягала вражда между факультетами. Нас, волшебников, и так мало осталось. А мы еще и враждуем. Смех сквозь слезы. И все же, я считаю, что они любят друг друга.
- Ну, если тебе от этого легче, можешь так думать, Эльвира.
- Ой, Драко, неужели ты не слышишь? В окно стучит сова, наверно, еще одно письмо пришло.
Драко подошел к окну, распахнул его, впуская птицу. Сова поспешно протянула лапку, словно пытаясь быстрее избавиться от нежелательной ноши. Как только Малфой отвязал конверт, птица упорхнула. Наконец Драко смог рассмотреть письмо. Хорошо, что мужчина стоял спиной к жене, и она не увидела, как он побледнел, нахмурился и сжал зубы.
- Драко, от кого это?
- Это с работы, дорогая. Из министерства. Тебе будет не интересно. Ты, наверно, иди, ложись, а я скоро подойду.
- Хорошо, Драко, только не задерживайся.
Эльвира медленно пошла к выходу из библиотеки.
Как только за молодой женщиной захлопнулась дверь, Малфой распечатал письмо.

Через 10 минут заработало два камина. Один – в старинном поместье Малфоев, а другой – в лаборатории профессора зельеварения Северуса Снейпа.
- Профессор?
- Я слушаю тебя, Драко. Вижу, что с паролем проблем не возникло?
- Не возникло. Вы говорили мне, профессор, чтобы я сразу же извещал вас о новых письмах Упивающихся Смертью. Так вот, пришло новое письмо, десять минут назад.

***
(Вечер следующего дня. Комнаты Гермионы).

-Надин, профессор Снейп еще не вернулся? – спросила Гермиона у Надин Вестли, которая забежала к ней после занятий в лаборатории. – Просто, директор Дамблдор еще не вернулся из Министерства. А Северус, насколько я знаю, отправился туда же.
- Судя по всему, еще нет, Герми. Я не видела ни его, ни директора с самого утра, - задержались, наверно. Знаешь, дядя бы обязательно проверил, кто хозяйничает в малой лаборатории. Я провела там почти весь день, представляешь?! Если честно, то у меня под конец даже голова закружилась от такого обилия оборудования и ингредиентов. Все же, лаборатория обустроена просто великолепно! Если малая лаборатория, предназначенная для практических занятий и школьных опытов, оснащена на таком уровне, я могу представить, какие сокровища закрыл мой дядя у себя в лаборатории! – Надин потерла ручки в предвкушении. – Герми, а ты не составишь мне компанию?
- В чем? – Гермиона сделала вид, что не поняла намека девушки. Но в ее карих глазах теперь заплясали искорки веселья.
- Не составишь ли ты мне компанию в одном ужасно интересном деле?!! Я говорю о проникновении и исследовании лаборатории моего любимого дядюшки. И момент подходящий – его сейчас нет в Хогвартсе! Решайся, Гермиона!
- Надин, ты видишь, к чему привело меня несанкционированное появление в лаборатории Снейпа?! – Гермиона, улыбаясь, помахала перед носом у Надин детскими ползунками. – Вся моя история началась с того, что я на втором курсе позаимствовала у профессора зельеварения шкурку бурмсланга.
- А заодно захватила и парочку его волосинок, - продолжила за Гермиону Надин.
- Правильно.
- Герми-и-и! На этот раз мы ничего похищать не будем, просто посмотрим, что там у него. Ведь ты сама толком ничего не рассмотрела! Сама говорила, что жалеешь.
- Да, ты права, пентаграмму профессор Снейп начертил в комнате, примыкающей к лаборатории. Она занимает много места. Скорее всего, он чертил ее в перерывах между приготовлением зелья, так что сама лаборатория была занята.
Я не скрываю, Надин, что хотела бы все там рассмотреть.. Но сейчас не время заниматься изучением и снятием его охранных заклинаний. Профессор может скоро вернуться.
- Так ты мне обещаешь, что поможешь зайти в лабораторию?! – Надин надулась, как ребенок.
- Нет, Надин, я не могу тебе этого пообещать. Я обещаю только тогда, когда знаю, что смогу исполнить данное мною слово… Надин, а ты ПРОСИЛА его самого показать тебе лабораторию? Уверена, что не просила!
- Ну, не просила… А он бы мне сам отказал!
- Хм, Надин, все намного проще – просто попроси Северуса. Уверена, что племяннице он не откажет.
- Ну-у, может, ты и права.
- Надин, не дуйся. Ты ведешь себя, как маленькая девочка, которой отказали в игрушке! – Гермиона улыбнулась Надин.
- Эх, не ты одна мне это говорила. Эльвира всегда меня этим подкалывает. И дядя тоже, кстати…
- Надин, лучше расскажи мне, что там у вас с Сириусом, - Гермиона подмигнула медиковедьме.
- Он мне нравится, - откровенно призналась Надин после непродолжительного молчания.
- Даже так?
- Мне кажется, что… нравится – это мягко сказано, Герми. Ты мне расскажешь про него? Ну, хоть что-нибудь?
- А он сам тебе что-то рассказывал?
Надин кивнула:
- И про Азкабан рассказывал, и про Гарри Поттера… Но я бы хотела, чтобы ты мне рассказала, что он за человек! Кстати, Герми, он анимаг? Понимаешь, я почувствовала запах … специфический…собачий…еле различимый. Он преображается в собаку?
- У тебя хорошее обоняние, Надин. Ты полностью права. А для тебя это имеет какое-то значение? – Гермиона заинтересованно уставилась на зеленоглазую ведьму.
- Имеет. Сейчас ты все поймешь!
Надин подошла к входной двери и проверила, хорошо ли она закрыта. Затем стала в уголок и начала раздеваться.
Гермиона опустила глаза, чтобы не смущать девушку.
- Надин, ты ведь тоже анимаг?!
- Да, я анимаг, только не зарегистрированный. Вначале об этом знала только моя сестра Эльвира, а затем и дядя узнал.
- Ты сама ему призналась?
- Эх, если бы, - вздохнула Надин, слаживая всю свою одежду ровной стопочкой. – Застукал он меня. Ты же знаешь, как он ходит – просто бесшумно, это у него само собой получается. Северус тогда приехал к нам в гости ненадолго, а я напросилась, чтобы он со мной позанимался. Мы тогда варили одно сложное зелье. Я ему ассистировала. Зелье должно было настояться несколько часов, и только после этого можно понять, удалось ли оно. Северус остался в лаборатории, а я решила немного поупражняться в своем превращении. Так увлеклась, что потеряла счет времени. А он меня решил найти, чтобы сказать, что зелье получилось. Совершенно случайно наткнулся, интуитивно, я думаю. Я как раз была в процессе превращения! Знаешь, он потом год меня подкалывал и поучал! Шипел: « Надин! Двери закрывать надо! И одежду складывать, чтобы под рукой, нет, под лапой была!» Обидно то, что он прав, Герми.
Надин положила стопку одежды на край кресла и замолчала.
Через несколько секунд Гермиона услышала звонкий лай.
Гермиона подняла голову и посмотрела в угол, где до этого стояла обнаженная Надин.
К молодой женщине подошла мраморная догиня.
- Красавица! – Гермиона осторожно погладила собаку по голове. – Надин, тебя только зеленые глаза выдают.
Догиня тряхнула головой, крутнулась, а затем снова повернулась к Гермионе. Глаза у собаки поменяли цвет.
- Знаешь, так даже лучше, - согласилась Гермиона, - а то ярко-зеленые глаза тебя могут выдать.
Внезапно из детской комнаты раздался плач Северины.
Гермиона заспешила к малышке, уверив Надин:
- Надин, подожди меня немного, хорошо? Это Северина проснулась! Мы сейчас к тебе придем!

Вскоре Гермиона вернулась к Надин с Севериной на руках.
Увидев собаку, Северина протянула к ней пухленькие ручки и категорично заявила:
- Дай!
- Маленькая! Этой собачкой играться нельзя, - начала упрашивать малышку Гермиона.
- Дай! – не унималась Северина.
Надин подошла к Гермионе и положила передние лапы на сиденье кресла – ее черный нос коснулся маленькой ручки ребенка.
Северина, не долго думая, потянула собаку за ухо, а затем и за нос.
Надин громко чихнула и потерлась мордочкой о лапу.
В комнате началось веселье. Надин позволила Северине дергать ее за уши, трогать за морду и шею. Затем Гермиона опустила Северину на мягкий ковер и села сама.
Малышка начала ползать за Надин, которая быстренько отступала, увлекая малышку за собой. Периодически Северина отвлекалась на игрушки и кубики, которые уже успела раскидать по всей комнате.
Увлекшись весельем, девушки не сразу услышали, что в дверь постучали.
Надин замерла на месте, приподняв одну лапу и повернув голову в сторону двери.
- Надин, хочешь уйти в другую комнату? Я занесу твою одежду. – Гермиона чуть привстала с колен. ( Она ползала вместе с Севериной).
Но догиня отрицательно мотнула головой и спокойно легла на ковер. Этим сразу же воспользовалась Северина, которая успела подползти к Надин. Старательно кряхтя, малышка начала забираться на собаку.
- Ты не боишься, что тебя увидят?
Надин отрицательно мотнула головой.
- А, это тот, кто знает твою анимагическую форму. Профессор Снейп?
Надин кивнула.
В это время стук в дверь повторился.
Гермиона подняла с пола волшебную палочку и направила на входную дверь.
За дверью стоял профессор Северус Снейп собственной персоной.
Некоторое время мужчина рассматривал представшую его взору идиллию: посредине комнаты, на ковре, лежал большой дог, вокруг него ползала малышка Северина. Было видно, с каким удовольствием ребенок хватался ручками за бока собаки, пытаясь дотянуться к мордочке. Рядом с дочкой ползала вокруг собаки и сама молодая мамаша – Гермиона Грейнджер. Снейп приподнял черную бровь, рассматривая обтягивающие джинсы молодой женщины. Поспешно отведя от этого соблазнительного зрелища глаза, мастер зелий переступил порог комнаты.
Закрыв за собой дверь, Снейп направился к веселой компании.
Приподняв полы длинной мантии, профессор зельеварения начал осторожно переступать через детские игрушки, разбросанные по всему ковру. Наконец, это ему надоело. Произнеся заклинание, Северус Снейп приподнялся над полом сантиметров на десять, и спокойно прошагал к ближайшему креслу по воздуху.
Догиня от удивления опустила морду, чем сразу же воспользовалась Северина.
Гермиона, которая стояла рядом на коленях, изумленно проследила за перемещением лакированных туфель Снейпа по воздуху.
Тем временем, мастер зелий спокойно дошел к креслу и спустился на пол.
- Добрый вечер, профессор. Впечатляет, - произнесла Гермиона, все так же, стоя на коленях.
Снейп поздоровался в ответ и добавил:
- Мисс Грейнджер, не могли бы вы принять нормальное положение? – спросил Северус Снейп, садясь в кресло.
Гермиона смутилась и поспешно встала на ноги, поправляя джинсы на коленках.
Профессор зельеварения начал отлаживать в сторону игрушки, которые оказались рядом, чтобы не задеть их.
- Надин, я вижу, ты посвятила мисс Грейнджер в свою тайну? – обратился Снейп к догине. – Надеюсь, ты чистая? Ребенок тебя трогает.
Надин грозно посмотрела на мастера зелий и фыркнула.
Северина громко рассмеялась.
Ради малышки Надин фыркнула еще раз. И еще раз.
Гермиона улыбнулась, наблюдая за весельем дочери.
Северус Снейп не сводил с малышки глаз.
Через некоторое время Надин осторожно поднялась и подошла к креслу, где лежала ее одежда. Ловко подцепив стопочку мордой, догиня направилась к спальне Гермионы.
Северина тем временем выбрала другой объект для игры. Но ей предстояло проползти через всю комнату.
- Здравствуй, дядя, - принявшая человеческий облик, Надин вышла из спальни Гермионы. – Да, я показала Гермионе свою анимагическую форму. Но она никому не скажет. Ты тоже никому не говори.
- Герми, я, наверно, уже пойду, а то уже поздно, - обратилась медиковедьма к Гермионе.
Пожелав всем спокойной ночи, Надин вышла из комнаты.
Пока взрослые разговаривали, Северина без труда преодолела нужное расстояние на четвереньках, и теперь подползала к креслу, на котором сидел Снейп.
Гермиона отвлеклась от сбора игрушек и с любопытством следила за перемещениями дочери.
Снейп был занят тем же.
И вот малышка подползла вплотную к профессору зельеварения, оказавшись рядом с его ногой. Снейп осторожно передвинул ногу, опасаясь, что зацепит ребенка.
Но малышка настойчиво подползла еще ближе – ее очень заинтересовали шнурки на туфлях мастера зелий.
Снейп опять передвинул ноги, руководствуясь тем, что ребенку не стоит трогать туфли ручками.
Тогда Северина ухватила мужчину за брюки и подтянулась, после чего встала на ножки. Так как это был первый раз, когда она поднялась самостоятельно, то ножки стояли не очень уверенно. Малышка закачалась, теряя равновесие.
Северус Снейп стремительно наклонился – и поддержал дочку.
Если честно, то у Гермионы замерло дыхание от напряжения.
И тут произошло следующее: Северина ухватилась обеими ручками за колено Снейпа и сказала: « Папа!».
Губы Гермионы тронула счастливая улыбка. Девушка подошла к мастеру зелий.
- Северус, она первый раз встала на ножки сама! И первый раз сказала – папа!
- А я – первый раз это услышал, - ответил мастер зелий.
Гермионе не удалось увидеть, каково было выражение его лица, - профессор зельеварения нагнулся, чтобы взять Северину на руки. Но ей показалось, что он улыбался.




Глава 19.

Надин медленно шла по коридору Хогвартса. Ей было о чем подумать: Гермиона была первым посторонним человеком, кто увидел ее анимагическую форму. Об этом знали еще два человека, но Эльвира была ее родной сестрой, а Северус Снейп - дядей. Северус: Надин видела, какими глазами он смотрел на Гермиону. А, учитывая то, что у собак намного лучше, чем у людей, развито обоняние, Надин почувствовала, как изменился запах Снейпа, - он был возбужден! Надин усмехнулась. Это же надо. Невозмутимый Северус Снейп млеет перед девушкой. Но что скрывать, Надин сразу же одобрила выбор своего неразговорчивого родственника. Не смотря на взбалмошный характер и тягу к приключениям, Надин обладала острым умом и интуицией.



- Эти двое будут вместе, - сделала вывод зеленоглазая ведьма. - Надеюсь, что они в скором времени осознают это.



Выглянув в окно, Надин восхитилась теплой летней ночью. Спать совершенно не хотелось, поэтому было решено обойти все окрестности, преобразовавшись в дога. Потерев ручки в предвкушении веселого приключения, девушка спустилась со школьного крыльца. Так как превращаться вместе с одеждой Надин еще не умела, то ей пришлось найти в парке скромный уголок, чтобы спрятать там свои вещи. Через несколько минут из густых кустов сирени вышла грациозная собака. Догиня села на зеленую траву и посмотрела на небо, луна была еще за облаками, но вот-вот должна была появиться. Вскоре на траве засияло пятнышко лунного света; заметив это чудо, собака сразу же подбежала к нему и положила на него лапу. Луна то и дело пряталась за облаками, а затем внезапно появлялась, отражая свой свет на зеленой траве. Надин носилась за сияющими лучами по всему саду, касаясь их лапами и повизгивая от удовольствия. Внезапно догиня остановилась и прислушалась. Ей понадобилось всего одно мгновение, чтобы скрыться за теплицей. Выглянув из-за угла, Надин увидела, как по садовой дорожке промчался огромный черный пес.



- Сириусу не спится, вот дела, - ухмыльнулась про себя девушка. - Но мне совершенно не хочется с ним сталкиваться.



Но было уже поздно. Черный пес остановился и приподнял морду, принюхиваясь. Он уловил чей-то запах. Вначале он показался ему совершенно не знакомым, но чем больше он втягивал ноздрями воздух, тем понятней ему становилась ситуация. На территории Хогвартса, здесь, в парке, находился еще один анимаг. Сириус крутнулся на месте и опустил голову, обнюхивая траву. Надин поблагодарила Мерлина, что не наткнулась на него сразу же. В процессе игры она носилась по всему саду и оставила множество следов. Сириусу понадобится много времени, чтобы выследить ее. Весело тряхнув головой, чувствуя, как поднимается в крови адреналин, Надин оббежала теплицу и опять выглянула. Сириус продолжал обнюхивать траву.



- Вот дурачок! - развеселилась Надин.

Но для перестраховки она решила пойти к своему кусту сирени и переодеться, пока ее никто не нашел.



Тихонько выйдя из укрытия, догиня заспешила в сторону Хогвартса. В это время Сириус услышал шелест травы. Этого было достаточно, чтобы пес встал в боевую стойку и навострил уши. Уловив направление звука, Сириус рванул туда.



Так быстро Надин еще никогда не бегала! Петляя между кустами и деревьями, догиня продвигалась в нужном направлении. Пришлось пару раз залечь возле клумб Хагрида, сбивая Сириуса со следа. Посмеиваясь, девушка наблюдала, как черный пес недоуменно останавливался, теряя след. Продолжая искать следы незнакомки, черный пес отходил в сторону и не видел, как из-под клумбы показывался нос, а затем и вся его хозяйка. Вынырнув из укрытия, догиня бросалась в спасительную темноту, опять благодаря Мерлина, но уже за удачный цвет шерсти.



Но Сириус тот час кидался за ней. Надин осознавала, что если бы они находились на открытой местности, Сириус догнал бы ее в три счета. Но ее женская хитрость и изворотливость помогали ей прятаться от него в таких местах, что никто бы и не догадался, что туда можно вообще поместиться. Надин пряталась за корнями деревьев, за ведрами и горшками, которые оставил Хагрид. Последним ее убежищем была низенькая садовая скамеечка. Протиснувшись под нее, Надин замерла. Она видела, как из зарослей вышел крупный сильный пес. Свет луны осветил его, играя бликами на густой черной шерсти, хотя:Надин видела, что местами шерсть стала серебристой. Надин затаила дыхание, всеми силами стараясь не выдать себя. Черный пес принюхался и начал медленно подходить к скамейке.



Внезапно неподалеку раздались голоса. Мужской и женский. Прислушавшись, Надин узнала мелодичный голос Гермионы Грейнджер и баритон Снейпа.



- Твою мать, вот это весело! - подумала Надин, подальше подползая под скамью.

Сириус тоже остановился и стал поджидать ночных гуляющих.



Вскоре пара профессоров вышла на садовую аллейку и поравнялась с Сириусом.

- Сириус, ты тоже вышел погулять? - спросила Гермиона, подходя ко псу.



Сириус вильнул хвостом и неприветливо посмотрел на профессора зельеварения.



- Старческая бессонница? - съязвил Снейп, присаживаясь на скамейку, под которой пряталась Надин.



Сириус тихо зарычал и скрылся в кустах. Надин хмыкнула и поздравила себя с избавлением. Она слышала, как рядом с профессором Снейпом на скамейку присела и Гермиона.



- Мерлин, я надеюсь, что они ничем не будут здесь заниматься? - Надин попыталась вылезти из-под скамейки с обратной стороны, но она была вкопана в землю. Догине осталось только вытянуться под скамейкой и положить мордочку на лапы. При этом Надин попыталась опустить уши, чтобы не подслушивать разговор Северуса и Гермионы.

- Воркуйте, голубки, воркуйте, - подумала Надин, стараясь не слушать их разговор.



Но через несколько секунд она поняла, что в их разговоре не было ничего интимного. Гермиона рассказывала мастеру зелий о какой-то старинной волшебной книге.

- Я купила ее совершенно случайно, - объясняла Гермиона Северусу Снейпу. - Моя коллега из университета захотела пройтись по антикварным магазинам магловского Лондона. Но она не очень хорошо ориентируется в городе, она росла и училась во Франции. Я составила ей компанию. В одном из магазинов я и нашла эту книгу. Я уверена в том, что продавец не осознавал, что за книга лежит у него на витрине:

Надин решила, что зажимать уши лапами не стоит, и можно спокойно полежать, прислушиваясь к неторопливому разговору сидящих волшебников.

- Гермиона, а что вас впечатлило в этой книге? - Снейп облокотился на спинку скамьи и внимательно посмотрел на девушку.

- Вначале я подумала, что это стандартная книга заклинаний, только довольно старинная, раритетный экземпляр. Ни имя автора, ни фамилия ее владельца указаны не были. Я купила ее и довольно долго пользовалась. Признаюсь, книга очень удачно написана: рецепты зелий сведены в разделы, к каждому разделу прилагается глава сносок и дополнений. Но один раз, совершенно случайно, на страницу книги капнула капелька моей крови. А потом я заметила, что в книге появился раздел, которого раньше не было.

- Хм, вам очень повезло, Гермиона. С вашей книгой все предельно ясно. Единственным вопросом для меня остается то, как она попала в антикварный магазин маглов?

- Хозяин магазина ответил, что ее принес откуда-то еще его отец. Но он уже давно умер. И что же это за книга?

- Вы правы, это раритетный экземпляр. Если бы она попала к вам в руки немного раньше, быть может, вы бы и увидели на ней фамилию бывшего владельца. Но она отвыкла от него, освободилась, поэтому надпись исчезла. Когда капля вашей крови попала на ее страницу, книга восприняла вас, Гермиона, как нового владельца. Я уверен, что где-нибудь на корешке появилась ваша фамилия. Вы стали ее хозяйкой, и она полностью признала вас, открыв все свои секреты.

- Но как я буду знать, какие еще разделы там существуют?

- А вам и не надо это знать, Гермиона. Такие книги являлись настольными книгами древних магов. Она сама знает, когда открыть вам те или иные знания, это будет видно из ситуации, в какую вы попадете.

- То есть, если мне вдруг понадобится, например, новое средство для восстановления крови, я смогу найти в этой книге новый рецепт, которого раньше не было?

Снейп просто кивнул головой.

- Не понимаю, какой смысл прятать знания и выдавать их <дозами>, если можно просто все написать?

- Это защита, Гермиона. Не все волшебники достойны таких знаний, и не все могут в них разобраться.

- Значит, я достойна?

- Судя по всему, да. Книга начала раскрываться перед вами. Хотя:

- Что?

- Это довольно странно, - профессор зельеварения о чем-то размышлял.

- Что странно? - Гермиона полностью развернулась к Снейпу, ища ответ на вопрос. Но через несколько секунд села ровно и произнесла:

- Я догадываюсь, о чем вы думаете, профессор.

Надин под скамейкой навострила уши от любопытства.

- Профессор, вы удивлены, что книга признала МЕНЯ. Я не чистокровная ведьма. Я права?

Снейп нехотя кивнул.

Надин закатила глаза - ее ужасно раздражали разговоры про чистоту крови.

- Я знаю, что вы сильная и талантливая ведьма, Гермиона. Вы были лучшей выпускницей Хогвартса, но: Понимаете, эти книги были специально защищены от маглов, должны были служить только чистокровным волшебникам. Их осталось очень мало. Одна книга есть у меня, она передается из поколения в поколение. Еще одна есть у Дамблдора, ему она досталась от Николаса Фламеля. Они были большими друзьями.

Гермиона спокойно кивнула и сказала:

- А вы не думали о том, что на книгу мог подействовать один фактор? Это моя связь с вами. Я выносила вашего ребенка. В Северине течет ваша кровь.

- Это является самым лучшим объяснением, Гермиона.

Надин под скамейкой тоже с этим согласилась. Ей было очень интересно прослушать лекцию дяди о старинных волшебных книгах. Но Надин удручало то, что она стала невольным свидетелем этой беседы. А вдруг она перейдет в другое русло? Надин пошевелилась.

- Надин, можешь выходить, - Северус Снейп медленно поднялся со скамьи. - Сириус уже смирился с тем, что сегодня он тебя не поймал.

Надин неуклюже выбралась из своего укрытия.

- Надин, ты все это время лежала тут? - Гермиона погладила собаку по голове.

- Не только лежала, но и спокойно подслушивала наш разговор, - Снейп скрестил на груди руки и смерил Надин насмешливым взглядом.

Догиня замотала головой и села у ног профессора.

- Ты не хотела? - Снейп наклонился к собаке. - Зачем ты вышла в парк в анимагической форме? Ты же знала, что Блек тоже анимаг. Чем ты думала, Надин?

Так как Надин пока ничего не могла ответить, то ей осталось только немного побегать вокруг своих ночных спасителей.

- Ты немедленно пойдешь спать, - сказал Снейп тоном, не терпящим возражений. - Ты оставила одежду где-то рядом? Надеюсь, Блек не нашел твои чулки в ближайших кустах.

Надин громко фыркнула и тихонько зарычала.

- Я не смеюсь над тобой. Впредь, ты будешь осторожней. Ты не должна забывать, что ты - незарегистрированный анимаг. Тебе нужны проблемы?

Надин отрицательно мотнула головой и исчезла в кустах сирени.

Северус Снейп и Гермиона остановились неподалеку.

- Вы думаете, Сириус все понял? - Гермиона обернулась, поджидая Надин.

- Конечно, этот кобель все понял, - Снейп хмыкнул.

- Мерлин, Северус, вы когда-нибудь помиритесь? Прошло уже столько лет.

- Мне не нравится, что за моей племянницей по всему парку шастает этот волкодав-переросток.

- Он не сделал бы ей ничего плохого, Северус.

- Гермиона, вы не заметили, что он ушел только 10 минут назад?

- Он ушел намного раньше, сразу же, как мы присели на скамейку.

- Нет, он сидел вон там, - Снейп указал Гермионе жестом место засады Сириуса.

- Я ничего не видела.

- Это не удивительно, вы сидели к нему спиной. А теперь мы пойдем в замок, - Снейп взял руку Гермионы и провел между корнями деревьев.

Девушка была очень удивлена этому жесту, но руку из ладони мужчины не забрала.

На дорожке их уже ждала Надин.

Мастер зелий не счел нужным еще что-либо говорить своей неугомонной племяннице. Надин облегченно вздохнула и с улыбкой на лице заспешила за Снейпом и Гермионой, отмечая про себя то, что Северус крепко держит девушку за руку.

В полной тишине волшебники поднимались по ступеням центрального входа. Гермиона вдыхала ароматы летней ночи и… о, чудо… совершенно ни о чем не переживала. Она вдруг осознала, что первый раз за последние месяцы находилась в состоянии, близком к блаженству. Ее ребенок находился в полной безопасности, под защитой Хогвартса; ей самой не надо больше ничего скрывать и кому-то что-то доказывать; она находилась в кругу людей, которые ценят ее… и ПОНИМАЮТ; профессор Снейп оставил, наконец, свой сарказм и был очень галантен. Профессор Снейп… Гермиона чувствовала, как его рука осторожно поддерживает ее, когда они поднимались по ступеням. Казалось, что мужчина боится причинить девушке боль, сжав ее руку.

Надин, уставшая после ночной пробежки, устало плелась сзади. При этом она отчаянно зевала. Гермиона слышала, как девушка несколько раз хмыкнула. Наверно, вспоминала погоню Сириуса.
- Надин, иди, пожалуйста, впереди, чтобы я тебя видел, - нарушил молчание мастер зелий.
- Пожалуйста, - коротко ответила Надин.
- Да ты – сама кротость, - ухмыльнулся Снейп.
- Да, я такая, - ответила девушка, выходя вперед. – Проведите меня к моим комнатам, а то не хочется идти одной по пустым коридорам, - попросила она через несколько секунд.
- Я бы провел тебя, даже если бы ты и не просила, - заметил Снейп.
- Да, чтобы удостовериться, что я не бегаю по Хогвартсу в виде собаки, - медиковедьма махнула рукой.
Снейп просто кивнул.

И вот Гермиона и Снейп услышали, как в закрывшейся двери Надин повернулся ключ.
Волшебник и волшебница медленно пошли по коридору дальше. Чем ближе они подходили к двери Гермионы, тем медленнее становились их шаги.
Снейп молчал, и Гермиона не хотела нарушать эту умиротворяющую тишину. Да и что говорить, она не знала. Все мысли куда-то испарились. Ее внимание полностью сконцентрировалось на новых ощущениях – Гермиона почувствовала, как Снейп, словно скрывая, прикоснулся к ее запястью. Большой палец мужчины нежно погладил внутреннюю часть кисти девушки и становился на том месте, где билась ниточка пульса. В это же время, длинные пальцы Снейпа осторожно сжали ее пальчики. У Гермионы замерло дыхание, когда пальцы профессора переплелись с ее пальцами. Почувствовав, что девушка не одергивает руку, Снейп начал осторожно ласкать нежную кожу. Гермиона старалась не выдать себя вздохом, ощутив, как ее бывший страшный учитель чувственно погладил каждый ее пальчик и узкую ладошку. Девушку кинуло в жар, когда она угадала определенный ритм, с которым мастер зелий нажимал на ее ладонь и проводил между хрупкими суставами. Гермиона наслаждалась этой тайной лаской, боясь посмотреть на мрачного волшебника, который, не спеша, шел рядом.
Подойдя к двери Гермионы, они остановились.
Но Снейп не спешил отпускать ее руку.
Молодая женщина, все так же, не поднимая глаз, облокотилась о стену, Снейп стал напротив нее. И вот вторая рука Снейпа медленно опустилась на ее плечо и нежно заскользила к локтю, при этом кончик его пальца нечаянно задел холмик ее груди. От этого прикосновения Гермиона вздрогнула. Тотчас она почувствовала, что Снейп остановился и напрягся, не зная, убирать ли ему руки. Но вскоре через тонкую ткань летней мантии девушки Снейп ощутил затвердевший сосок. Гермиона ничего не говорила, стараясь не застонать и не выдать свои истинные чувства. Мастер зелий поднес к губам руку Гермионы и несколько раз поцеловал, желая ей спокойной ночи.
Отвечая ему, молодой женщине казалось, что она слышит свой голос со стороны – еле слышный, но ровный.
Приоткрыв машинально дверь, Гермиона заставила себя поднять голову и посмотреть на мужчину. Она боялась, что увидит в его глазах насмешку. Но вместо этого увидела… ожидание и… волнение.
Но вот Снейп, нехотя, отпустил ее руку и отошел от двери.
Гермиона смотрела, как мастер зелий уходит вглубь коридора.
Закрыв за собой дверь, молодая женщина приложила поцелованную руку к щеке, а потом перевела ее к губам, касаясь места поцелуя. Ей казалось, что она еще чувствует его запах.

Из состояния эйфории Гермиону вывел домовой эльф, который тихонько дернул ее за мантию.
Гермиона благодарно кивнула Пигги и прошла в детскую.
Северина спала в своей кроватке, и во сне она улыбалась.
Гермиона очень тихо разделась и юркнула в постель.

Следующий день с самого утра был очень жарким. Гермиону разбудил требовательный зов ребенка. Моментально проснувшись, молодая женщина подошла к детской кровати и взяла Северину на руки.
Гермиона подошла к окну. Хагрид поливал свои клумбы, а верный Клык стоял рядом, изредка отпивая из ведра с водой. Молодая женщина посмотрела на часы – было семь часов утра.
До завтрака в Большом Зале Гермиона успела накормить Северину, искупать ее, а так же привести в порядок себя.
Гермиона знала, что к сегодняшнему утру в Хогвартс должен съехаться (слететься) весь преподавательский состав. И пока выносить Северину в зал Гермиона не хотела.
Спустившись на завтрак, молодая женщина обнаружила, что ее ожидания подтвердились.
Сев на свободное место между Снейпом и МакГонагаллл, Гермиона ощутила на себе чей-то пристальный взгляд.
- Это же надо, Треллони спустилась в Зал, - тихо сказала декан гриффиндора.
- Берегись! Судьба готовит тебе большие испытания! Твоя жизнь висит на волоске! – воскликнула предсказательница.
- Ох, Сибилла, у тебя хоть когда-нибудь бывают счастливые предсказания? – Минерва махнула в сторону Треллони вилкой. – Мало того, что ты каждый год предсказываешь смерть Гарри Поттеру, так ты и Гермиону запугиваешь.
- Я не запугиваю, а предупреждаю, - обиделась предсказательница.
Снейп закатил глаза и фыркнул.

- А где директор Дамблдор? – Гермиона сразу заметила отсутствие мага, но задать вопрос смогла только сейчас.
- О, он завтракал у себя. Сегодня утром он опять беседовал с попечителями школы. К тому же, прилетело много сов с письмами – все это связано с началом учебного года и обеспечением безопасности учеников, - объяснила декан гриффиндора.
- А когда приедут в Хогвартс дети? – Гермиона взяла чашку кофе, которую ей протянул Снейп.
- Письма первогодкам уже разосланы. И все остальные курсы знают, что учебный год начнется раньше. Так что родители успеют купить все необходимое для учебы и собрать детей в школу. Но точная дата еще не известна.
Снейп кивнул, подтверждая слова Минервы.

Преподаватели уже заканчивали завтрак, когда в Зале раздался голос Дамблдора.
Поздоровавшись, директор Хогвартса предупредил, что через 20 минут весь преподавательский состав должен подняться к нему в кабинет на совещание. Заверив волшебников, что ничего страшного и серьезного не произошло, Дамблдор прервал связь.

- Мисс Грейнджер, сегодня вы и получите ответы на все ваши вопросы, - мастер зелий положил на стол салфетку и поднялся из-за стола.
«Хм, так уж и на все… С учебным процессом я разберусь, но что делать с личной жизнью?» - подумала новая учительница нумерологии.

- Мисс Грейнджер, Минерва, предупредите директора, что я задержусь в подземельях на 15 минут, - сказал профессор зельеварения.
- Зелья? – спросила МакГонагалл.
- Да, для Святого Мунго, - кивнув женщинам, Снейп направился к выходу из Большого Зала.
- Почему профессор Снейп должен варить зелья для Святого Мунго? Насколько я знаю, у них свои поставщики, – удивилась Гермиона.
- Министерство решило полностью перестраховаться. Все ждут новых нападений УС. Не хочу об этом думать, но могут быть пострадавшие. Больницы, в том числе и больница Св. Мунго, должны быть обеспечены всем самым необходимым.
- Но при всем желании, профессор Снейп не сможет сварить один ВСЕ необходимые лечебные зелья, - заметила девушка.
- Его попросили приготовить самые сложные зелья, требующие рук настоящего Мастера Зелий, - пояснила МакГонагалл.
« Теперь Северус Снейп вообще не будет выходить из своей лаборатории», - подвела итог Гермиона Грейнджер.

После завтрака Гермиона зашла к себе, чтобы предупредить эльфов о совещании. Оставив малышку на Твитти и Пигги, девушка заспешила в кабинет директора.

В это время по другому коридору на это же совещание спешила и Надин Вестли. Медиковедьма уже успела забыть о своих ночных тревогах, и ее мысли были заняты совсем другим – предстояло много работы в больничном крыле.
Из задумчивости ее вывел голос Сириуса Блека, который ждал ее, облокотясь о стену.
- Надин, вы же не будете против, если я составлю вам компанию? - в глазах мужчины плясали озорные чертики.
- Конечно же нет, профессор Блек, - степенно ответила девушка, продолжая свой путь.
- Ваш ответ мне не совсем ясен, Надин. Он означает, что вы не против, или наоборот?
- Первый вариант.
- Надин, вы сегодня такая тихая и задумчивая. Вы плохо спали?
Надин остановилась и повернулась к мужчине. При этом девушка пыталась быть предельно серьезной.
- Сириус, вы, как всегда, правы. Я ужасно, просто ужасно спала этой ночью.
- Что же случилось? – воскликнул Сириус с тревогой в голосе.
- Я очень долго не могла уснуть, - вздохнула Надин, невинно опуская зеленые глаза.
- Вам мешал какой-то шум?
- О да! До трех часов ночи в парке лаял какой-то огромный пес. Вот из-за него я никак не могла уснуть, - возмутилась девушка.
- Странно, - Сириус задумчиво сложил руки на груди, - я тоже долго не мог уснуть, и мне тоже мешал собачий лай. Но мне казалось, что я слышал двух собак.
- Это вам показалось, Сириус, - заметила Надин, беря мужчину под руку.
- Хм.
- Я надеюсь, что этой ночью в парке будет тихо, - девушка вопросительно посмотрела на Сириуса.
- Ну, это не от меня зависит, - скучающим голосом ответил Сириус Блек.
Некоторое время они шли молча.
- Надин, а не хотели бы вы сегодня вечером прогуляться со мной в парке? – спросил Блек.
Надин тихонько закусила губу, чтобы не засмеяться.
- Ой, Сириус, вы знаете… я не хочу вас расстраивать, но я не люблю ходить вечером в парк. К тому же, я очень занята, нужно помочь мадам Помфри. И опять же, вдруг мы наткнемся на того пса? Я боюсь собак.
- Ну что ж, может, как-нибудь в другой раз, - хмыкнул мужчина.


В кабинете директора собрались почти все преподаватели, которые рассаживались на креслах и диванах.
Гермиона сидела рядом с профессором Спраут, слева от девушки стояло пустое кресло. Гермиона заметила, что никто из волшебников так и не сел в него, хотя кресло было удобным.
Гермиона только пожала плечами.
Через несколько минут появился Дамблдор со стопкой бумаг в руках.
Не теряя времени даром, волшебник приступил к делу.
- Как и предполагалось, учебный год начнется раньше, - объявил Дамблдор. – Все ученики, от первого по седьмой курс, должны прибыть в Хогвартс через три дня.
По кабинету разнесся тихий шепот.
- Попечители школы и родители учеников знают, что в Хогвартсе их детям ничего не угрожает. Конечно, нам придется немного пересмотреть учебные планы, и могут возникнуть некоторые трудности с расписанием часов, организационные вопросы… Но, я уверен, что мы справимся… О, Северус, присаживайся...
- Доброе утро, директор, - в кабинет зашел мастер зелий.
- С зельями все в порядке? – вежливо поинтересовался директор.
- Как всегда.
Как раз в тот момент, когда профессор зельеварения проходил возле камина, из зеленого пламени выступил Гарри Поттер.
Мужчины столкнулись. Снейп, который был крупнее и выше ростом, и который шел очень быстро, чуть не сбил Гарри с ног. Ухватив парня за плечо, Снейп не дал ему упасть.
- Профессор Снейп? – Гарри поправил очки.
- Доброе утро, мистер Поттер.
Гермиона не сводила с мужчин глаз, надеясь, что Снейп не будет язвить.
- Доброе утро, - ответил Гарри, протягивая мастеру зелий руку.
Гермиона сглотнула, следя за разворачивающимися событиями. В кабинете стояла непривычная тишина.
Как в замедленной съемке магловских фильмов, Гермиона увидела, что Северус Снейп пожал Гарри руку.
После этого мужчины разошлись.
Снейп направлялся к свободному креслу рядом с Гермионой. И тут девушка поняла, почему это кресло стояло пустым. Не сговариваясь (а может, и сговариваясь?), их коллеги стали воспринимать мрачного мастера зелий и Гермиону Грейнджер, как пару. Все знали, что у них есть дочь. Все слышали, какое заявление сделал Снейп в Большом Зале. И все видели, что Снейп всегда садился рядом с девушкой. Этого было вполне достаточно. Можно сказать, что это открытие немного потрясло Гермиону.
Гермиона судорожно вздохнула, когда почувствовала, что Снейп прошел совсем близко.
Сев в кресло, мастер зелий посмотрел на Гермиону.
Ощутив на себе взгляд мужчины, Гермиона подняла глаза и взглянула на него.
Профессор зельевареня молча кивнул девушке, Гермиона улыбнулась.
Внимание всех присутствующих переключилось на Сириуса и Надин, которые вошли в кабинет.
- Мерлин, Гарри! Ты не предупреждал меня, что сегодня будешь в Хогвартсе! – Сириус обнял крестника

- Если честно, я и сам не знал, что попаду сегодня в Хогвартс. Это незапланированный визит, - пояснил Гарри Поттер Сириусу и всем собравшимся волшебникам.
- Важные новости, Гарри? – директор Дамблдор закончил разбирать бумаги и уселся в свое кресло возле стола.
- Сегодня утром я прибыл в Министерство, и мне сообщили, что через три дня в Хогвартс съедутся все ученики. Мы с Министром Магии сошлись во мнении, что на вокзале необходимо выставить двойную охрану. Это будет идеальный день для нападения УС – большое скопление детей и родителей, шум, гам, ажиотаж. Среди такого количества людей несколько УС вполне могут затеряться. И никто не обратит на них внимания, а последствия могут быть очень печальны. К тому мы хотим, чтобы детей до школы сопровождал отряд авроров.
- Это очень предусмотрительно, - одобрительно сказала Минерва МакГонагалл.
Остальные преподаватели высказали такую же точку зрения.
- Я надеялся, что вы одобрите этот план, - обратился Гарри к волшебникам. – И я расчитывал, что у вас будут какие-либо советы или рекомендации. Может, мы что-то не учли.

После этого Гарри встал и взмахом волшебной палочки развернул план вокзала, где были отмечены посты аврорской службы и места, где будет проходить патруль.

План был одобрен всем педагогическим коллективом, лишь Дамбрдор и Снейп высказали несколько дельных советов.
Свернув план и убрав в рукав палочку, которая на этот раз исполняла роль указки, Гарри Поттер сел рядом с Сириусом Блеком.
Тем временем началось бурное обсуждение учебных планов и расписания занятий.
Развернувшись в кресле, Гермиона позвала Гарри:
- Ты еще не уходишь?
- Нет, Герми, я специально остался, чтобы переговорить с тобой и Сириусом. После совещания я зайду к тебе.
Гарри подмигнул подруге.
Гермиона улыбнулась – забавно видеть, как Гарри подмигивает через стекла очков.
В это время девушку окликнули МакГонагалл и Спраут, которые составляли график расписания.
Ответив на их вопрос, Гермиона вновь уселась в кресло. И тут же включилась в обсуждение новых школьных программ.
Сириус Блек считал, что их школа должна обязательно переходить на новый уровень преподавания. Гермиона отвечала, что новые программы требуют существенной доработки и еще не готовы к апробации. Блек начал возражать, бурно жестикулируя. Пару раз он чуть не сбил очки Поттера, который после этого предусмотрительно отодвинулся. На сторону Гермионы встали профессор Спраут и профессор Люпин. О, это еще больше распалило Сириуса Блека. Вскоре в дискуссию включились все профессора.
Парируя очередное словесное наступление Сириуса Блека, Гермиона резко повернулась и… натолкнулась на внимательный взгляд профессора зельеварения. Северус Снейп смотрел на свою бывшую ученицу очень пристально, практически не мигая. Его глаза очень внимательно изучали ее лицо, он фиксировал все ее движения и жесты. Казалось, что он узнавал ее заново. Вот девушка взмахнула рукой, что-то отвечая Люпину; а вот она легко тряхнула головой, и от этого движения каштановые кудри рассыпались по плечам (это движение Снейп запомнил еще с тех пор, как Гермиона училась в школе); а вот девушка быстро наклонилась вперед и подхватила на лету очки Поттера, которые Блек все же умудрился сбить. Отдав Поттеру очки, Гермиона опустилась в кресло, расправила складки мантии. А затем поправила пряжку на груди, машинально проведя ладошкой по груди (пора кормить?); вот она закинула ногу на ногу, и при этом показалась черная туфелька на высоком каблуке…
Заметив этот изучающий и … оценивающий взгляд, Гермиона замолчала.
Никто из профессоров не заметил смущения девушки, так как все обсуждали школьные дела. Свидетелем этой сцены был только Гарри Поттер.

После совещания Гарри проводил Гермиону до ее комнат, рассказывая последние новости.
Северина сразу же узнала своего крестного и потянулась к нему, просясь на руки.
Гарри сел на диван и посадил малышку к себе на колени. После этого он вытащил из кармана забавную игрушку-пищалку и протянул ребенку.
- Гарри, ты ее балуешь, - улыбнулась Гермиона.
- Ну, с драгоценными погремушками Снейпов это, конечно, не сравнить, - засмеялся Гарри Поттер.
- Тебе Джинни рассказала?
- Да. Тогда она не могла успокоиться весь день. У нее все из рук валилось. Кстати, Герми, … как у тебя дела со Снейпом? Джинни говорила, что он все знает. И сегодня мне показалось, что у вас…
- Что у нас?
- … что у вас налаживаются отношения.
Гермиона села рядом с другом.
-Гарри, все не так просто.
- Он не признал Северину?
- Что ты, признал. Он даже не хотел читать документы. Он сразу понял, что она его дочь. Северус…хм, Снейп… профессор Снейп… он постоянно приходит к Северине. Мне кажется, что она дорога ему. Да, Гарри, он ее любит.
- Тогда в чем проблема? Он же не хочет ее забрать?
- Нет. Но он поставил условие, что будет принимать участие в ее воспитании и сможет видеть ее в любое время. С финансами тоже нет проблем – Снейп открыл счет в банке на мое имя.
- Он имеет на это полное право, Герми, - спокойно ответил Гарри. – И что же тебя беспокоит?
- Гарри, проблема заключается в нас. В наших отношениях.
- Почему-то я был уверен, что ты сможешь объяснить Снейпу, почему ты так поступила. Он должен был понять, в какой ситуации ты оказалась.
- Он понял.
- Герми, тогда я ничего не понимаю. Ты можешь сказать более ясно? Ты же знаешь, что предсказания – не мой конек.
Гермиона на секунду замолчала, собираясь с мыслями.
- Дело в том, что… он… привлекает меня как мужчина.
Гарри Поттер снял очки, а затем одел их вновь.
- Ты хочешь сказать, что влюбилась в Снейпа? Герми, я не ошибся? Ты влюбилась в профессора зельеварения?
- Да, это я и пытаюсь тебе сказать… И не надо на меня так смотреть. Гарри, прекрати! Я жалею, что словила твои очки. Гарри Поттер! Как ты смеешь смеяться надо мной.
- Извини. Это нервы.
- Тебе стало легче? – поинтересовалась Гермиона.
- Стало. Особенно после того, как я видел, что Снейп не сводил с тебя глаз на протяжении всего совещания.
- Э.. Ты в этом уверен?
- Полностью. Так что безответная любовь, судя по всему, тебе не грозит… Мерлин, но я до сих пор не могу поверить, что ты влюбилась в… Да, да, Северина, в твоего отца!

Гарри и Гермиона еще некоторое время разговаривали, обмениваясь последними новостями. Затем Гермиона спросила:
- Гарри, ты видел Марка?
- Видел. Больше не было никакого прогресса. Он все еще ничего не помнит и не говорит.
- Гарри, я боюсь, что с приходом УС все изменится. Он может сбежать из клиники. И, я уверена, он начнет искать меня и ребенка.
- Гермиона, больница Св. Мунго находится под сильными охранными заклятьями, выставлена охрана. Старайся настроить себя на лучшее. Мне кажется, что ты накручиваешь себя.




Глава 20.

Англия. Магловский Лондон.

В комнате царил полумрак.
Тяжелые темные портьеры закрывали высокие окна, и лишь тонкий луч света проникал в комнату сквозь небольшую щель.
Казалось, что он делил помещение пополам, играя роль своеобразного барьера.

В комнате царила тишина.
И лишь изредка её нарушали шорох переворачиваемой страницы и тихий стук.

В комнате царила пустота.
А в старинном кресле с высокой резной спинкой сидел волшебник.
Он еле слышно постукивал пальцами о деревянный подлокотник кресла, а в другой руке сжимал пергамент.

- И настанет день, когда ОН вернется… - прошептал он, повторяя только что прочитанные слова.
– Но ипостась Его будет другою… - слова прозвучали уже громче.

Люциус Малфой с довольным видом откинулся на спинку кресла и закинул ногу на ногу.

Луч света упал на его домашние восточные туфли с загнутыми носками, и от этого на них заискрилось золотое и серебряное шитьё.
Но через несколько секунд луч света погас, и комната погрузилась в темноту.

- И назовут Тот день Днём Вечной Печали!
Крик волшебника разнесся гулким эхом.

Выхватив из трости волшебную палочку, Малфой распахнул портьеры.
Он явно не ожидал, что лучи солнца будут такими яркими.
Люциус прикрыл глаза рукой, привыкая к свету.
- Солнце… Меня тошнит от тебя, - прошептал он, кривя губы. – Я насмотрелся на тебя на всю оставшуюся жизнь… если мне суждено будет выжить… Ты даёшь и даришь жизнь? Ха! Я видел, во что превращается человек, оставленный в пустыне под твоими лучами. Прескверная картина. Макнейру никогда не везло.

От мыслей его отвлек шум со стороны камина.

Медленно обернувшись, Малфой усмехнулся:
- О, Эдвард Дэймон собственной персоной. Я наслышан о твоих подвигах в Министерстве. Ты сделал то, о чём я писал?

- А ты совсем не изменился, Люциус, - сразу переходишь к делу. И загар тебе к лицу. Вижу, Восток пошел тебе на пользу. – Дэймон-старший говорил медленно, растягивая слова. Судя по всему, он получал своеобразное удовольствие от созерцания немой ярости на красивом лице Малфоя.

- Эдвард, тебе очень повезло, что ты не оказался там, куда попал я. Но, насколько я знаю, ты истратил почти всё свое состояние на взятки. И это не пошло тебе на пользу. Итак, ты всё выполнил?

- Выполнил, Люциус. И что бы ты без меня делал?

- Не волнуйся, Эдвард, нашёл бы кого-нибудь другого. Ты же получил целое состояние, а всего лишь провернул небольшую денежную махинацию – перевёл мои деньги с одного счёта на другой. С твоим положением в Министерстве это ничего не стоит.

- Ты прав, Люциус. Для тебя я, может быть, сделал бы это и бесплатно, но ты сам предложил мне деньги.

- Я должен быть во всём уверен.

- Я умею быть осторожным. И хочу предупредить тебя. Сверни на время свой бизнес. Контрабанда драгоценностей и ковров-самолетов с Востока дело прибыльное, но очень опасное. Ты помнишь, что на ковры-самолеты введено эмбарго?

- Эдвард, ты забыл, что я мертв? – Люциус развел руки в стороны. – Люциуса Малфоя больше не существует, он погиб, пропал без вести. Мой любимый сын, конечно же, в это не поверил и успел перевести все деньги на свои счета. Мне пришлось начинать всё сначала. Все эти годы я не бедствовал, хотя, не буду скрывать, вначале было нелегко, но у меня всё получилось, - Люциус ухмыльнулся и сложил руки на груди, демонстрируя пальцы, унизанные перстнями. – У меня есть цель, но для того, чтобы её осуществить, нужны деньги. И я ни перед чем не остановлюсь.

- Месть.

- Не нужно быть гением, чтобы понять это, Эдвард. Меня предали. И одним из предателей был мой родной сын, лучше бы я убил его своими собственными руками. – Малфой подошел ближе к камину и наклонился. - Я выл от предательства, выл от тоски, Эдвард. Я рвал на себе волосы, я впадал в безумие. Это я могу сказать только тебе. Ведь мы остались одни… А сейчас я должен сидеть в этом чёртовом магловском доме, чтобы авроры Поттера меня не обнаружили!

- Я всегда помогал тебе чем мог, Люциус. Но сейчас я должен быть более осторожным. За мной следят, поэтому связываться с тобой часто я не смогу.

- Снейп и Дамблдор? – хмыкнул Малфой. – Мы произнесем тосты на их могилах.

- Мне нравится, что ты решительно настроен. Но пока придержи своих ребят. Пусть они немного отдохнут, пока авроры устраивают рейды.

- Через два дня на вокзале «Кингс Кросс» соберется весь Хогвартс…

- И не думай об этом, Люциус. Там тебя будут ждать с распростертыми объятиями.

- Я не идиот, Эдвард! - отмахнулся Люциус. – Значит, Мальчик-Который-До-Сих-Пор-Жив решил перестраховаться… Я надеюсь, что он не обидится, если я немного поменяю планы и проведаю Нарциссу? Дня через три, когда все будут заняты началом учебного года… - Малфой подошел к небольшому столику и налил себе вина.

- Люциус!

Малфой медленно развернулся и приподнял брови, выражая немой вопрос.

- Привези мне сына.

- Эдвард, ты можешь забрать его домой в любое время.

- Марк так и не пришел в себя полностью, он ничего не помнит и не разговаривает. Я хочу знать, какая мразь сделала с ним такое.

- Через несколько дней он сам тебе всё расскажет, - Люциус отсалютовал Деймону бокалом.


***

Аргус Филч и эльфы постарались на славу. Большой Зал Хогвартса поражал красотой своего убранства: мягкий свет от зажжённых свечей сливался с блеском разноцветных светлячков, медленно круживших под потолком; на столах стояли вазы с цветами, и приятный аромат окутал весь Зал, придавая событию еще большую торжественность. Но наибольшее восхищение вызывала прозрачная радуга, которая периодически меняла свои цвета на цвета факультетов школы.

Гермиона сидела за столом преподавателей между Надин Вестли и Снейпом.
Она постепенно привыкала к тому, что Северус садился рядом с ней. Если кто-то из них задерживался, то соседнее кресло никто не занимал.

За последние дни, как-то незаметно для себя, Гермиона стала называть Снейпа «Северусом», а тот, в свою очередь, перестал называть её «мисс Грейнджер». Иногда, правда, профессор зельеварения язвил и позволял себе саркастичные высказывания в адрес Гермионы. Но молодая женщина понимала, что характер Снейпа уже не изменится (Мерлин, лишь бы только он не стал с годами ещё сложнее), и просто не обращала внимания на его колкости.

Следуя примеру дяди, Надин решила отвоевать кресло с другой стороны. И это ей пока удавалось. Гермиону она воспринимала как будущую родственницу, и всячески старалась приблизить этот торжественный момент. Девушка не уставала повторять, что будет просто счастлива, если Гермиона покончит с холостяцкой жизнью Снейпа. Надин попыталась завести разговор на эту тему и с самим мастером зелий. Но, видимо, выбрала не самый удачный момент. От фирменного Снейповского взгляда Надин захотелось убежать, и бежать долго и далеко, при этом не останавливаясь. Ничего, успокаивала себя ведьма, и не такие женились.

В данный момент неугомонная медиковедьма крутила головой, комментируя увиденное.

Гермиона старалась успокоиться, рассматривая украшения зала и прислушиваясь к восторженному шёпоту Надин.
Новая преподавательница нумерологии вспоминала о том, как сама первый раз переступила порог Большого Зала.
- Переживаешь? – мастер зелий прикоснулся к руке Гермионы.
- Нет. Просто я… немного волнуюсь. У меня такое впечатление, будто время повернулось вспять. Я сейчас чувствую себя, как в первый мой вечер в Хогвартсе.
- Воспоминания.
- Да, воспоминания, детские впечатления, восторг, удивление. Но кроме этого… я осознавала, что в моей жизни всё изменится… вернее, вообще начнется новая жизнь. Это радовало, пугало и завораживало одновременно.

Северус Снейп внимательно посмотрел на молодую женщину. Высказать своё мнение ему не дали – дверь распахнулась, и в Зал хлынула шумная толпа учеников, которые принялись рассаживаться за столами. При этом они смеялись, разговаривали, громко звали друзей с других факультетов.

Гермиона заметила, что количество столов увеличилось. Теперь их цепочка тянулась почти до самой двери.

- Учеников стало больше.
Снейп молча кивнул.
К ним повернулся Ремус Люпин:
- После войны многие семьи вернулись из-за границы. Некоторые дети временно жили у родственников, некоторые просто не ходили в школу, родители занимались с ними самостоятельно.
- И хочу заметить, что уровень знаний этих учеников очень низок, - недовольно отметил профессор зельеварения.
- О, Северус, ты чересчур строг к детям. Не всё так плохо, как ты говоришь. Гермиона подумает, что…
- Люпин, - перебил Ремуса Снейп, - некоторые де-ти, как ты их называешь, не в состоянии сварить элементарное зелье. Но при этом я вынужден стоять у входа в школу вместе с Филчем, проверяя карманы этих бездельников после походов в Хогсмит. Если тебе будет интересно, - Снейп изобразил подобие улыбки, - зайди к Филчу, и он тебе покажет, что тащат в школу эти светочи науки. В некоторых вопросах они развиты не по годам.
Люпин смущенно вздохнул и решил не продолжать начатый разговор.

В это время в Большой Зал вошла группа робеющих первогодок в сопровождении профессора МакГонагалл.
По многолетней традиции, перед шеренгой первокурсников появился старый табурет с остороконечной Волшебной шляпой.
Разговоры среди старших учеников затихли - все хотели послушать, какую песню на этот раз сочинила школьная реликвия.

Шляпа на табурете зашевелилась и запела.

От странного напряжения и любопытства, что уж скрывать, Гермиона даже подалась вперёд.
Рядом тихо присвистнула Надин, таким образом отмечая восхищение сим головным убором.
- Вот бы мне такую…
Снейп шикнул на племянницу, и та замолчала.

Поздравив всех с началом нового учебного года, шляпа решила подробно рассказать обо всех основателях школы и об их существенном вкладе в педагогику волшебного мира.
Её песня подходила к концу, но ничего нового и важного Гермиона не услышала.
Того же мнения были и остальные – учителя спокойно сидели, изредка перекидываясь фразами со своими коллегами, ученики же громко перешёптывались, пригнувшись к столам, а некоторые умудрялись перекидываться записочками.

Гермиона удивленно посмотрела на Снейпа.
- Когда я училась в Хогвартсе, шляпа никогда так долго не пела.

Мастер зелий передернул плечами.
- Насколько мне известно, такого раньше не случалось. Не думал, что шляпы тоже впадают в старческий маразм.
Гермиона укоризненно покачала головой.
Снейп сделал вид, что ничего не заметил.

На секунду сортировочная шляпа замолчала, будто собираясь с мыслями, и пропела:

Подаёт нам история сумрачный знак,
Дух опасности в воздухе чую.
Школе «Хогвартс» грозит внешний бешеный враг,
Врозь не выиграть битву большую.
Чтобы выжить, сплотитесь – иначе развал,
И ничем мы спасенье не купим.
Всё сказала я вам. Кто не глух, тот внимал.
А теперь к сортировке приступим. *



В Зале повисла тишина. Несмотря на то, что шляпа объявила о начале распределения, все ждали продолжения песни.
Потом по залу разнёсся гул и перешёптывания.
Гермиона заметила, как Снейп и Дамблдор быстро переглянулись.

- Северус, - девушка придвинулась к мастеру зелий, - нечто подобное шляпа спела на моём пятом году обучения. Она также предупреждала и давала советы. В тот год чуть не погиб Сириус… Вернее, мы даже думали, что он погиб.
- Да, я очень хорошо помню события того года, Гермиона. Сортировочная шляпа считает, что в её обязанности входят подобные предупреждения. Её слова ещё раз подтверждают наши опасения.


- Итак, приступим к распределению!
Профессору МакГонагалл наконец удалось успокоить все четыре факультета, и она с самым серьёзным видом развернула свиток пергамента.

- Арт, Филипп!

Гермиона проводила сочувствующим взглядом дрожащего паренька, который уже через несколько минут усаживался за стол Хафлпаффа.

- Бингли, Арчибальд!

Мальчик со звучным именем Арчибальд побежал в сторону факультета Райвенкло.

- Миона, ты знаешь, что в этом году своим присутствием нас почтят дочки-близнецы Билла Уизли? – Северус Снейп отвлёк Гермиону от церемонии распределения.
- М-м? Ах, да, конечно, я знаю. – Девушка не сразу поняла, что профессор зельеварения обращается к ней. Услышать из его уст уменьшительно-ласкательный вариант своего имени было крайне неожиданно, но приятно. – Джинни рассказывала мне о том, что Билл решил отправить детей в Хогвартс.
- Похоже, слава Фреда и Джорджа не даёт этим детям покоя. Надеюсь, они не попадут в Слизерин.

В это время одна из девочек пыталась что-то засунуть в карман своего соседа.

- Что ты, Северус, - Гермиона выбрала самый серьёзный тон, - конечно же, они попадут именно на твой факультет.
Мастер зелий хмыкнул и театрально закатил глаза.
- Какая неожиданная радость.
- Уизли всегда попадают в Гриффиндор, - с улыбкой произнесла девушка. – Не думаю, что Фрида и Джорджина станут исключением.
- Не важно. Эти семь лет обещают быть очень насыщенными и богатыми на происшествия.


- Уизли, Джорджина! – профессор МакГонагалл проследила, пока рыжеволосая девочка садилась на табурет, и водрузила ей на голову Волшебную шляпу.

Шляпа вздрогнула и закричала на весь Большой Зал:
- ГРИФФИНДОР!

Не дожидаясь, пока прочитают её фамилию и имя, к табурету направилась Фрида – точная копия своей сестры.
Дабы все формальности были соблюдены, декан Гриффиндора объявила:

- Уизли, Фрида!
Девочка деловито забралась на табурет и зажмурила глаза.

- ГРИФФИНДОР!

- Нужно будет поздравить Минерву с чудесным пополнением. – Снейп подвёл итоги распределения.

- Профессор, не иронизируйте.

Рядом со столом преподавателей прошла профессор МакГонагалл, неся в одной руке трёхногий табурет, а в другой – Волшебную шляпу. Женщина ободряюще улыбнулась Гермионе и поспешила к выходу из Зала.

Как только декан Гриффиндора вернулась и села за преподавательский стол, со своего места поднялся Альбус Дамблдор.
Усилив свой голос заклинанием «Сонорус», директор Хогвартса произнёс:
- Я очень рад видеть всех вас в стенах школы. Добро пожаловать! Но прежде, чем начнётся наш праздничный банкет, я хочу сообщить вам две новости.
Первая: строго-настрого запрещается ходить в Запретный лес и покидать территорию Хогвартса. Всем вам известны недавние события… - Дамблдор выдержал паузу. А по Залу пролетел понимающий шепоток. – Так что соблюдение этих правил намного облегчит труд ваших учителей.
И вторая новость: в преподавательском составе школы произошли изменения. Как вы знаете, профессор Вектор вынуждена была уехать из страны по семейным обстоятельствам. И сейчас я хочу представить вам профессора Гермиону Грейнджер, которая любезно согласилась взять на себя обязанности преподавателя нумерологии. Профессор Грейнджер была одной из лучших учениц Хогвартса, и последние годы преподавала нумерологию в университете. Прошу любить и жаловать.

В Зале зазвучали одобрительные возгласы и аплодисменты, ведь все знали Гермиону Грейнджер как героиню войны и подругу самого Гарри Поттера.

Гермиона поднялась с кресла и широко улыбнулась.

Как только девушка села, Дамблдор продолжил:
- Хочу вас обрадовать тем, что у мадам Помфри появилась помощница, - Надин Вестли, высококвалифицированная медиковедьма.

Большой Зал опять разразился бурными овациями.
Надин поднялась со своего места и радостно помахала всем рукой.

- А теперь – кушайте! – закончил свою речь директор Хогвартса.

Несколько часов спустя.

- Знаешь, а я волновалась, - призналась Гермионе Надин Вестли, когда девушки выходили из Большого Зала после праздничного ужина.
- Ты держалась молодцом.
- Молодцом? Быть медиковедьмой – очень большая ответственность. Когда сегодня в Зале я увидела всех детей, я немного растерялась. Справлюсь ли я? Но потом я взяла себя в руки.
- Надин, я очень тебя понимаю. И я верю в тебя. Если очень любить свою работу и стараться, то всё получится.
Надин согласно закивала и улыбнулась.
- Тебе не кажется, что там что-то происходит? – неожиданно спросила медиковедьма.

Прямо по коридору столпилась группа учеников. «Скорее всего, это гриффиндорцы и слизеринцы», - отметила про себя Гермиона. Выходя из Большого зала, этим двум факультетам нужно было идти по одному коридору, затем слизеринцы сворачивали налево и спускались в подземелья, а гриффиндорцы поворачивали в правый боковой коридор и поднимались в свою башню.
Сейчас же, судя по доносившимся звукам, произошла какая-то стычка между факультетами.
- Где ваши старосты? – раздался недовольный баритон Снейпа, который протискивался в гущу сражения.
Надин и Гермиона подошли поближе.
Двое мальчишек- второкурсников самозабвенно катались по полу и колотили друг друга.

- Пре-кра-тить! – скомандовал декан Слизерина.

В коридоре наступила тишина, но двое дерущихся - гриффиндорец и слизеринец – были так увлечены дракой, что просто не услышали окрика.

Снейп скривился и подошёл к ученикам. С неожиданной лёгкостью он ухватил обоих мальчишек за шкирки, резким движением поставил на ноги и, продолжая удерживать их в таком положении, строго спросил:
- Что не поделили, мистер Аберкнот и вы, мистер Джерси?

Парни смотрели друг на друга исподлобья, но продолжить драку не решались.

- Я в последний раз повторяю свой вопрос. Что вы не поделили? – для убедительности мастер зелий встряхнул драчунов.

- Этот идиот, - гриффиндорец указал пальцем на соперника, - назвал Фриду Уизли патлатой рыжей дурочкой.

- Если эта малявка будет распускать свой язык, то я и не так её назову, - насмешливо заметил слизеринец.

- Стоять! – рявкнул Снейп, когда двое подростков опять чуть не сцепились.

Посмотрев на профессора зельеварения, мальчишки сочли за лучшее помолчать. Мастер зелий отпустил воротники их роб и оттолкнул друг от друга, как подравшихся петушков.
- Ну, насмотрелись, успокоились? – спросил Северус Снейп и скрестил на груди руки. – Для начала… - голос профессора стал тихим и вкрадчивым, - первое предупреждение. От меня. Вам, мистер Аберкнот, и вам, мистер Джерси. Как я вижу, обе мисс Уизли тоже находятся здесь, несмотря на то, что должны были идти за старостой своего факультета. Завтра, вы четверо, - Снейп посмотрел на двух драчунов и сестер Уизли, - ко мне на отработки, сразу после ужина.

Старосты факультетов, которые пропустили этот инцидент из-за того, что опекали первогодок, начали поспешно наводить порядок.

Надин Вестли отловила в толпе двух дуэлянтов и потащила их в больничное крыло. У слизеринца была рассечена губа, а у гриффиндорца – разбита бровь.

- Ну, мисс Грейнджер, как вам начало семестра? – насмешливо спросил профессор зельеварения у Гермионы.
- Старосты не справляются, потому что детей стало больше. Просто физически невозможно за всеми уследить. Может, стоит назначить ещё по одному старосте или выбрать помощников старост?
- Всё так. Но не думаю, что даже десять старост смогут успокоить Уизли.
- Северус, я должна подойти к девочкам. Я представляю, как неловко они себя
чувствуют после этого инцидента. И это в первый день! – Гермиона развернулась и хотела пойти за удаляющейся группкой гриффиндорцев.
- Гермиона, - профессор Снейп преградил ей путь, - я думаю, что этого не стоит
делать. Будет лучше, если они побудут со своими однокурсниками и
выслушают замечания старосты. – Он взял Гермиону за руку.
- Но…
- Ты видела их лица? Ни капли раскаяния! – с этими словами негодующий мастер зелий быстро пошёл по коридору, увлекая за собой мисс Грейнджер.

Когда Северус и Гермиона зашли в детскую, то увидели, что Северина ползает по ковру и деловито разбрасывает кубики. Пигги и Твитти сидели рядом с ней и строили из кубиков домик. Северина взяла один кубик и попыталась засунуть его себе в рот, но попытка не увенчалась успехом. Засопев, наследница древнего рода попыталась откусить от него хоть кусочек. Но пластмассовый кубик стойко не поддавался. Увидев родителей, малышка кинула игрушку и захныкала.
Гермиона наклонилась и взяла ее на руки.
- Accio грызунок! – в руках у девушки оказалась ярко-красная рыбка с пупырышками.
Снейпа от такого цвета чуть не передернуло.
Осмотрев грызунок критическим взглядом, Гермиона решила его помыть.
- Подержи-ка её, я сейчас приду, - с этими словами волшебница усадила Северину на руки к мастеру зелий.
- Тяпа! Папа! – обрадовалась малышка и быстро ухватила Северуса за волосы, тут же попытавшись засунуть кулачок с добычей себе в рот.
- Фу, Северина, волосы жевать нельзя! Они же грязные. – Профессор зельеварения конфисковал вырванную прядку и мотнул головой, чтобы волосы упали за плечи. Теперь внимание ребенка привлекли пуговицы его сюртука. Северина начала очень внимательно их ощупывать и тянуть, пробуя оторвать.
Профессор Снейп на минуту расслабился. А зря. В это время дочка просунула руку между сюртуком и мантией и надеялась что-то там найти. Потыкавшись лицом в грудь отца, Северина скривилась и громко заплакала.
- Нет, молока у меня нет. Подожди, когда придёт мама.
- Нет, кушать она не хочет. У неё режутся зубы, поэтому она такая капризная, - объяснила подошедшая Гермиона. – Она вложила в ручку ребенка грызун. Повертев игрушку в руке, Северина попробовала её на зуб и тут же выбросила на пол.
- Ну, иди ко мне, - Гермиона протянула к ней руки.
Перекочевав на руки к маме, Северина уткнулась лицом к ней в грудь и немного успокоилась.
- Ты даешь ей какое-нибудь зелье, чтобы десна не болели? – спросил мастер зелий.
- Да, только это магловское средство, и оно не очень помогает.
- Есть одно зелье… - Снейп задумался. – Оно очень быстро готовится и совершенно безопасно для ребёнка такого возраста. Посмотрим, может, оно подойдет. Рецепт очень старый, но должен себя оправдать. Я занесу зелье через час. – Профессор зельеварения направился к двери.
- Папа! – возмущенно заплакала Северина, когда увидела, что отец подходит к двери.
Снейп остановился и обернулся. Ребёнок замолчал.
- Я приду через час и принесу зелье, - сказал мастер зелий, обращаясь то ли к Гермионе, то ли к Северине.
Как только профессор зельеварения прикоснулся к дверной ручке, Северина просто зарыдала.
Снейп удивленно посмотрел на Гермиону, та лишь несмело улыбнулась и пожала плечами.
- Она не хочет, чтобы ты уходил.
- Тогда мы пойдем все вместе. Ко мне. В подземелья. – С этими словами мастер зелий взял Северину из рук Гермионы и вышел из комнаты.
- Я возьму детские вещи и догоню вас, - предупредила Северуса девушка.



Гермиона закрыла дверь и зашагала по коридору, еще раз убеждаясь, что для мужчин слово «ждать» не существует. Она видела темный силуэт Снейпа – он еще не успел далеко уйти.
Ускорив шаг, девушка чуть не столкнулась с Филчем, который вышел из бокового коридора.
- Добрый вечер, мисс Грейнджер. Что-то случилось? – завхоз заспешил за ней.
- Добрый вечер, мистер Филч. Нет, ничего не случилось, не беспокойтесь.
- А, вот и профессор Снейп… - Филч и Гермиона почти догнали мастера зелий.
- Профессор Снейп, я все проверил на втором этаже, - доложил Филч спине зельедела. А третий этаж…
- Лучше проверьте третий этаж и астрономическую башню, Аргус, - заметил Северус Снейп, развернувшись к нему лицом. – У меня не будет сегодня на это времени.

Завхоз ошарашено посмотрел на Северину, которая продолжала перебирать пуговицы на сюртуке Снейпа, затем – на Гермиону, стоявшую рядом с мастером зелий, и, наконец, подавил в себе вспышку удивления. Он сделал вид, что совсем не удивлен тем, что декан Слизерина ходит поздним вечером по коридорам Хогвартса с ребёнком на руках, да еще в сопровождении маглорожденной ведьмы, которую раньше не мог терпеть.
- Да, конечно, профессор Снейп. Я всё сделаю. Миссис Норрис, иди за мной!

Как только завхоз скрылся за углом в сопровождении своей кошки, Гермиона заметила:
- Мы шокируем его уже второй раз.
- Что ты имеешь в виду?
- Добби мне рассказал, что Филч был впечатлён нашей погоней по коридорам Хогвартса. В тот день он даже не делал обход.
- Добби, как всегда, всё про всех знает, - недовольно заметил Снейп. – Надеюсь, ты не продолжаешь заниматься своей агитацией, защищая домовых эльфов от рабства?
- Если честно, то у меня не было на это времени. Я училась, работала, потом у меня родилась Северина. Я писала книгу. – Гермиона замолчала на несколько секунд. – Поверь, мне было несладко… А Добби… Просто он очень волновался за меня, но уверял, что ты мне ничего не сделаешь.
Северус Снейп приподнял бровь.
- Откуда такая уверенность?
- Но он же оказался прав?
Мастер зелий приостановился и повернулся к Гермионе.
- А ты сомневалась?
- Я? М-м… Я сомневалась, и честно в этом признаюсь.
- Ты хочешь сказать, что боялась?
- Боялась.
- А сейчас ты меня боишься? – Снейп подошел к девушке почти вплотную и наклонился, чтобы их лица были на одном уровне.
- Нет. Я и раньше тебя не боялась. Ну, может, пока училась в школе… Я боялась твоей реакции. Боялась, что ты заберешь у меня Северину. Для меня это было бы самым страшным ударом.
Снейп дрогнул, будто от пощёчины, и резко выпрямился.
- Я, конечно, далеко не ангел. И никогда им не был. Но я бы никогда не разлучил ребенка с матерью.
Гермиона была поражена столь бурной реакцией зельедела.
Несколько минут они шли молча. Лестница опустила их на первый этаж.

Неожиданно раздался громкий собачий лай.

- Сириус? – Гермиона мельком посмотрела в окно, мимо которого проходила.
Снейп скривился, но ничего не ответил.

Спускаясь по лестнице в подземелья, Гермиона спросила:
- Что ты скажешь своим слизеринцам, когда начнутся разговоры о нас с Севериной?
- Я уверен, что разговоры уже начались, такие известия разносятся быстро, - спокойно ответил мастер зелий. – Они воспримут все так, как есть. У слизеринцев не заведено поддавать сомнению слова и поступки декана. Прошу тебя, вообще не думай об этом.
- Мне было интересно.

Профессор зельеварения снял с двери охранные заклинания и пропустил Гермиону вперед.
Эта комната была ей знакома, именно здесь, на этих каменных плитах Снейп чертил пентаграмму.
- Ты знаешь, я не живу в подземельях. Поэтому из всех апартаментов осталась только эта спальня. Здесь тепло. – Зельедел подошел к двери, которая располагалась в углу комнаты.

******

Зайдя в небольшую спальню, Гермиона удивлённо осмотрелась. Несмотря на то, что в этой комнате она оказалась впервые, всё ей было знакомо: сводчатый потолок, дубовая кровать, в углу стоял большой шкаф, который составлял с кроватью гарнитур; на полу – ковёр с геометрическим рисунком, кресло рядом с камином. Всё самое необходимое.

Видя её беспокойство, Снейп спросил:
- Что-то не так?
- Я уже была в этой комнате.
- Этого не может быть, - отрезал мастер зелий, разводя огонь в камине. – На дверях стоят усовершенствованные охранные заклинания, а на камине – пароль. Сюда никто не может попасть без моего ведома, Гермиона.
- Я в этом уверена, Северус. Мне знакома обстановка.
- Ты что-то путаешь. Хотя ты могла запомнить эту мебель. Один раз тебе удалось проникнуть в мои комнаты. С тех пор прошло уже много лет, но мебель я оставил.

Гермиона отрицательно мотнула головой и уложила Северину на кровать.

- Я очень хорошо помню твои старые апартаменты, хоть и была там один раз.
- Признаю, я был удивлён – ты не побоялась пойти туда одна. – Снейп подошёл к двери, собираясь выходить.

- Показ истинных желаний и намерений, - проговорила ему вслед девушка. – Эти слова ты мне сказал после того, как мы наступили на пентаграмму.


Профессор зельеварения резко остановился и захлопнул дверь.
- Эти слова принадлежали Северусу Снейпу из твоей иллюзии, - сказал он, всё так же стоя на пороге.
- Это была наша общая иллюзия, - заметила Гермиона. – Только получилось так, что видела её только я. Ты физически намного сильнее меня. Поэтому смог противостоять действию пентаграммы.

Северус Снейп, не спеша, подошёл к шкафу и достал оттуда Омут памяти.

- И не подумаю, - поспешно сказала Гермиона, сразу уловив намерения мастера зелий. – Я ничего не буду тебе показывать, это исключено.
- Я не думаю, что тебе нужно что-то от меня скрывать, - заметил Снейп, ставя Омут памяти перед Гермионой. – Он сейчас пуст.
- Это вмешательство в личную жизнь.
Профессор зельеварения хмыкнул и подошёл к девушке вплотную.
- Миона, я настаиваю.
- Нет, это личное, - она внимательно посмотрела на профессора зельеварения и на минуту задумалась. – Впрочем, я исполню твою просьбу, - на губах девушки появилась хитрая улыбка.
- Я буду тебе очень признателен.
- Посмотрим, Северус, что ты скажешь, просмотрев мои воспоминания.
- Я примерно знаю, что там увижу.
- Тем более.


Ровно через час, как и предупреждал Северус Снейп, зелье для малышки было сварено.
Северине стало легче, и она успокоилась, перестав капризничать и хныкать.
- Мне стоит научиться варить это зелье, - с благодарностью заметила Гермиона. – Оно очень эффективно. Видишь, она даже стала улыбаться.
В это время Северина встала на четвереньки и начала ползать по кровати.

Неожиданно раздался еле слышный стук в дверь. Снейп удивлённо приподнял бровь и вышел из спальни, чтобы открыть дверь, ведущую в кабинет.
Он отсутствовал несколько минут и пришёл хмурый и обеспокоенный.

- Гермиона, - начал он прямо с порога, - мне нужно срочно зайти в гостиную Слизерина. Тебе придётся подождать меня. Не стоит самой идти через подземелья.

Девушка кивнула, не смея задерживать мастера зелий, так как знала, что староста никогда бы не посмел побеспокоить декана в столь поздний час, если бы не случилось что-то серьёзное.

Северина успела поползать по кровати Снейпа и закинуть под кровать пару игрушек. Когда же ползать по покрывалу ей надоело, она начала проситься на пол.
- Мама! – говорила малышка, указывая пальчиком на ковёр.
Изучив геометрический рисунок ковра, Северина подползла к шкафу и принялась дёргать ручки нижних ящиков, пытаясь их открыть.
Гермиона улыбнулась, отмечая, с каким сосредоточенным видом Северина пыталась достигнуть своей цели.
Неожиданно один из ящиков поддался и наполовину выдвинулся.
Девочка замерла, во все глаза рассматривая его содержимое.
- Дай! – потребовала она.
Гермиона села рядом с ней на ковёр и заглянула в ящик.
- Фу, какую гадость держит у себя в шкафу твой отец, - скривилась девушка, вынимая небольшую банку с заспиртованными слизнями.
В ящике нашлось ещё с десяток подобных банок с пиявками, скучечервями, жабами и ящерицами.
- Нет, нет, тебе нельзя этим играть, - Гермиона аккуратно ставила всё на место.
- Дай, - захныкала Северина.
- И тебе это нравится? - удивилась девушка, рассматривая банку с головастиками. – Не думаю, что твой папа разрешает заглядывать к нему в шкаф.
Гермиона задвинула ящик и подхватила ребёнка на руки.
- Тебе пора спать.

Переодетая в тёплую яркую пижамку, Северина заснула посередине кровати.
Гермиона некоторое время сидела очень тихо, боясь разбудить ребёнка, а затем взяла в руки Омут памяти.
Повертев его в руках, девушка достала волшебную палочку и после долгих раздумий наложила пару охранных заклинаний.
«Посмотрим, как профессор Снейп справится с этой связкой. Если он хочет увидеть видение, посланное пентаграммой, ему придётся снять мою защиту»
Гермиона проверила свою работу. Она сделала еще пару взмахов волшебной палочкой и широко улыбнулась, довольная своим планом.

Прошло несколько часов, а Северус Снейп всё не возвращался.
Гермиона прилегла рядом с дочерью и задремала.
Северина, почувствовав, что мама рядом с ней, придвинулась ещё ближе и прижалась к её руке.
В камине, за решёткой, потрескивали горящие поленья, наполняя комнату теплом; а свет от огня окрашивал стены спальни в оранжевый цвет.
***

Старший староста Слизерина не зря постучал этим вечером в дверь профессора.

Картина, которую застал в гостиной слизеринцев их декан, была не для слабонервных.
Два парня-семикурсника решили устроить волшебную дуэль прямо в своей спальне.
Причиной ссоры была давняя конкуренция двух старинных родов, которые, как было известно Снейпу, не уступали друг другу ни в чистокровности, ни в богатстве. При этом главы семейств вели сходный бизнес, что ещё больше усугубляло обстановку и усиливало нетерпимость в отношениях даже младших отпрысков.

Растащив по углам зачинщиков ссоры, Снейп вначале оказал первую помощь трём студентам, которые пытались сдерживать дуэлянтов и случайно попали под их заклятья.

Ещё некоторое время потребовалось на то, чтобы отвести всех пострадавших в больничное крыло под опеку мадам Помфри. Медиковедьма отметила, что слизеринцы, как всегда, отличились, попав в лазарет в первый же день учебного года.

Мастер зелий спокойно заверил её, что, если бы не его вмешательство несколькими часами ранее, здесь мог бы оказаться и гриффиндорец. Заинтересовавшись ситуацией, мадам Помфри выяснила, что Фрида Уизли пыталась засунуть в карман одному из слизеринцев бомбочку с интересным названием «Вонючая мантия навсегда». (Явно изобретение старших братьев). И была схвачена с поличным.

Мадам Помфри, которая была истинной гриффиндоркой, про себя решила, что небольшая встряска слизеринцам никогда не помешает.

Убедившись, что студентам его Дома оказана квалифицированная медицинская помощь, профессор зельеварения сделал выговор обоим дуэлянтам и назначил им взыскание – до конца семестра убирать общую спальню, которая изрядно пострадала от сильных заклинаний.

Северус Снейп вновь услышал громкий собачий лай в тот момент, когда направлялся из больничного крыла в подземелья.
Сириус явно был не в настроении.
И этот факт позволил мастеру зелий сделать кое-какие выводы.
Недовольно скривив губы, Снейп решил навестить свою неугомонную племянницу.

На громкий стук в дверь, как и ожидал мастер зелий, никто не открыл.
- Мерлин, у человека ветер в голове.

Снейп вынул из кармана часы на тонкой цепочке и засёк время.
Через десять минут тонкий слух профессора уловил стук женских каблуков.

По коридору бежала Надин Вестли, будто от кого-то убегая.
- Доброй ночи, племянница. Почему бежишь в человеческом облике, а не в виде собаки, с одеждой в зубах? – поинтересовался Снейп.
Распахнув дверь в аппартаменты Надин, мастер зелий подхватил девушку под локоть и затащил в комнату.

Запыхавшись от быстрого бега, волшебница упала в кресло рядом с камином.
- Если мне не изменяют слух, память и интуиция, ты опять устроила в саду пробежку вместе с Блеком.

Надин кивнула, понимая, что такому родственничку лучше не врать.
- Ни я, ни твоя мать никогда не ограничивали твою свободу, - спокойно продолжал Снейп. – Я уважаю твоё право на личную жизнь и никогда в неё не вмешивался.

Девушка закивала головой и потянулась за стаканом с водой.

- Но Мерлин! – заорал Снейп, - почему я должен повторять тебе очевидные истины?! Пока ты в совершенстве не овладеешь своей анимагической формой, ты не должна показываться посторонним. Когда ты сможешь преображаться вместе с одеждой, когда ты получишь свидетельство, можешь расхаживать по всему Хогвартсу. Неужели тебе доставляет удовольствие бегать от этого блохастого кобеля?

Услышав последние слова Снейпа, Надин закашлялась.
- Ты проверял?
- Что?
- У Сириуса есть блохи?
Декан Слизерина закатил глаза.
- Да, только этим и занимаюсь в своё свободное время.

- Надин, с тобой можно спокойно поговорить?
- Но ведь это ты кричишь! – возмутилась девушка.
- Хорошо, – Снейп собрался выходить из комнаты. – Чтобы я больше не видел тебя в моей лаборатории.
- Ну Северус!
- Продолжай бегать по кустам. Спокойной ночи.
- Ну Северус…
- Я знаю, как меня зовут.
- Я больше не буду. Прости меня.
- И это всё, что ты можешь мне сказать?
- Ну, я могу посыпать голову пеплом
- Что ж, это будет интересное зрелище. – Мастер зелий замер в дверях и посмотрел на племянницу.
- Что? – не поняла Надин.
- Хочу посмотреть, как ты будешь это делать.

Девушка обернулась к погасшему камину, в котором лежала небольшая горка пепла.
- Это же такое выражение, - начала оправдываться Надин.
- Никогда не говори про то, чего не сможешь сделать, - отрезал Снейп, выходя из комнаты.
- А как же лаборатория?
- Приносишь свидетельство – получаешь ключ от лаборатории.


Спустившись в подземелья, мастер зелий направился к Гермионе.
Когда он зашёл в кабинет, то сразу же увидел на своём столе Омут памяти.
«Гермиона сдержала обещание», - отметил зельевар.

Северус Снейп открыл дверь в спальню и зашёл в комнату.
Сонную тишину нарушало лишь тиканье часов на стене да потрескивание дров в камине.

На спинке стула висела парадная темно-синяя мантия Гермионы, а рядом с кроватью стояли её туфли.
Волшебной палочки на тумбочке не было.

Девушка спала на его кровати. Длинные волосы, освобождённые от шпилек, разметались на подушке с слизеринским гербом. Рядом с Гермионой посапывала Северина, причмокивая во сне.

Зельевар тихо подошёл к кровати и остановился. Было очень странно и неожиданно наблюдать такую картину.
Малышка перевернулась во сне, и Гермиона машинально прикоснулась к ней рукой, поправляя сползшее одеяло.

Мать. Отец. Дочь. Настоящая семья. Которой у него никогда не было.

Его родителей обручили, когда они были совсем маленькими.
Браки по расчёту были нормой для древних аристократических семей. Так приумножались богатства, расширялись владения, крепли связи, создавались кланы, совершенствовался бизнес.
Но это не значило, что в семью приходили счастье, любовь, взаимопонимание.

Его мать была против брака со Снейпом, так как любила другого человека – Аберфорта, брата Альбуса Дамблдора.
Самому же Алану Снейпу было плевать на чувства будущей невесты. Он был занят приумножением семейного капитала и карьерой.
Гортензия так и не простила ни своих родителей, которые насильно выдали её замуж, ни Аберфорта, который не нашёл в себе силы бороться за неё, ни Снейпа, которого просто возненавидела.
С тех пор вся её жизнь была посвящена науке.
Потом Северус узнал, что между родителями появился негласный договор - Гортензия рожает наследника и получает полную свободу.
Что было и приведено в действие.
Северус Снейп, потомок древнего волшебного рода, рос в окружении прислуги.
Когда он подрос, отец занялся его образованием.
Весь его день был расписан по часам, так что детство закончилось очень быстро, практически и не начавшись.
Отец был очень строг, требователен, часто несправедлив.
Какой была мать, Северус даже не знал.
Получив обещанную свободу, Гортензия полностью разорвала с ними всяческие отношения, уехав из страны во Францию.
Когда Северус был маленьким, он не мог понять, почему у одних детей есть мамы, а у него её нет. Он считал себя каким-то неправильным, недостаточно красивым, не очень умным.
С годами он смог разобраться в сложившейся ситуации.

Про мать, отказавшуюся от своего единственного ребёнка, он не хотел и слышать.
Их связывала только общая фамилия и чёрточка на родовом древе Снейпов.

Но однажды на Гортензию Снейп снизошло озарение – она вспомнила, что у неё есть сын.
Что послужило толчком для этого, осталось неизвестным. То ли это был преклонный возраст, который позволил разобраться с ошибками и грехами молодости, то ли это было одиночество…а может, всё вместе.
К этому времени Алан Снейп уже умер, и Северус стал главой их рода.

Северус помнил тот вечер, когда сидел за своим столом и проверял очередные шедевры седьмого курса. На столе дожидалась своей очереди статья в «Вестник Алхимии».
Декан Слизерина нахмурил брови, когда в двери его аппартаментов кто-то постучал.
Он не любил гостей, не любил, когда ему мешали работать.
Вечер и ночь были тем временем, когда он позволял себе расслабиться и побыть в тишине, наедине со своими мыслями, своими планами, своей работой.
Он черпал от этого вечернего одиночества силы для нового дня, заполненного заботами о факультете и школе, силы для того, чтобы остаться в живых после очередной сходки Упивающихся.

Он не сразу узнал в пожилой ведьме свою мать – ведь он видел её всего лишь несколько раз, да и то, очень давно.
Она что-то начала говорить, но он не мог сосредоточиться на её словах.
Он не мог воспринимать человека, который так его предал, даже не дав единого шанса.
Он не пустил её в свои апартаменты, так и стоял на пороге, скрестив руки на груди.

После того, как она закончила говорить, Снейп просто захлопнул перед ней дверь и возвратился к своей работе.

Гортензии понадобилось много лет, чтобы Северус перестал закрывать перед ней дверь, ещё несколько лет на то, чтобы он начал что-то односложно отвечать.

Она видела, что прощения она всё ещё не заслужила и вряд ли заслужит.
Ведь она лишила его семьи.
Она могла не любить своего мужа, Алан Снейп тоже не любил её.
Но ребёнок не должен был расплачиваться за неудачи родителей.



Северус Снейп стоял и смотрел на спящих Гермиону и Северину.
Впервые у него появились люди, которые были ему очень дороги.
Чувства, не свойственные мрачному профессору зельеварения, настораживали.
Ум пытался найти выход из сложного и запутанного лабиринта эмоций.

Северина.
Она была похожа на него. Ещё совсем маленькая, но она уже училась подчинять своей воле. Пока это были Гермиона, домовые эльфы, Надин, чета Поттеров…
Но она получала то, чего в детстве был лишён её отец – любовь, доброту, ласку, заботу.

Северус видел, что ребёнок тянется к нему. И это стало ему нравиться, он стал к этому привыкать. Он полюбил её.

Гермиона.
С ней было намного сложнее.
Её ум и неординарность мастер зелий признавал уже тогда, когда преподавал зелья у «гриффиндорской троицы».
С годами она смогла развить свои лучшие качества, благодаря этому она многого добилась.
«К этому прибавилась женская привлекательность», - нехотя заметил Снейп.
Когда Грейнджер училась в школе, она не была красива. Так, угловатый худенький подросток с шапкой курчавых волос, с которыми было трудно справиться даже профессиональному колдопарикмахеру.

Северус Снейп никогда не обращал внимания на своих учениц.
Дети. Обыкновенные дети, с которыми уйма проблем.

Только один раз он подивился, когда уловил на себе чей-то пристальный взгляд.
Это была Грейнджер.
Девочка внимательно наблюдала за его действиями на практическом занятии.
Взгляд карих глаз был не по-детски осмысленным и серьёзным.

После того, как Грейнджер окончила школу, они больше не сталкивались.

Иногда ему попадались её статьи в специализированных журналах. Неплохие статьи.
Он читал её диссертацию. И остался, как ни странно, доволен. Хотя было обидно, что среди слизеринцев того выпуска такого талантливого ученика не было.

В течение последних месяцев ему периодически стали сниться странные сны.
Когда Снейп увидел такой сон в первый раз, то просто рывком сел в постели.
Сон пугал своей натуральностью и естественностью. Можно было различать сотни оттенков цветов, явственно слышать звуки и шорохи, ощущать запах.

Во сне он видел незнакомую ему комнату. Он точно знал, что раньше в ней никогда не бывал.
Он лежал в постели с молодой женщиной, которая отдавалась ему с нетерпением и страстью. Он слышал её стоны и вздохи, чувствовал под собой податливое женское тело, он запомнил запах её духов.
Только лицо девушки было скрыто туманом, а может, он забыл его, как только проснулся.

Когда через время этот сон повторился, Снейпу удалось увидеть контур её лица в обрамлении кудрявых волос и большие карие глаза. Что-то прошептав, девушка наклонилась и приблизила свои губы к его губам.
Острое чувство неудовлетворённости и желания нахлынуло на него, как лавина.
Забыв обо всём, мастер зелий впился в полураскрытые губы и прижал девушку к себе.
Потом для них существовал только ритм.

Северус Снейп помнил, как девушка в изнеможении откинулась на подушки и … он узнал в ней Гермиону Грейнджер.
Это открытие почему-то не было для него неожиданным. Он до сих пор помнил эти глаза.
Гермиона изменилась и не изменилась одновременно.

После этого мастер зелий видел ещё много таких снов.



Глава 21. Окончание 20 главы

Северус Снейп очень осторожно, чтобы не нарушить тишину, подошёл к Гермионе.
Девушка спала, одной рукой обнимая Северину, а другую руку положила под подушку.

Мастер зелий всматривался в знакомые черты лица и видел спокойствие, даже умиротворённость. Вечно спешащая в библиотеку и переживающая за оценки девочка превратилась в уверенную в себе женщину.
Те же каштановые волосы. Только теперь они не торчали во все стороны, а струились волнистыми прядями. Гермиона не укрылась одеялом, так что Северус мог видеть её пижаму. Обыкновенная белая пижама с цветочным рисунком. (Без золотых львов на алом фоне, в отличие от пижамы Альбуса ДамблдораJ)
Проскочила шальная мысль – а во снах на Гермионе ничего не было… И он мог оценить все достоинства её фигуры.

Возбуждение, удивление, подозрение – вот перечень ответных реакций на первые сны.

Вот к чему приводит холостяцкая жизнь мастера зелий, который ничего, кроме лаборатории и учебных планов, не видит. Стала сниться бывшая студентка, причём всезнайка-гриффиндорка, досаждавшая ему все семь лет своего обучения.
Когда сны стали приходить с подозрительной регулярностью, он решил, что во всём виновата гриффиндорская троица. Но так ли это?..
Даже спустя восемь лет после победы над Волдемортом герои войны были популярны в магическом мире. Из газет и разговоров коллег Снейп знал, что Поттер, Мальчик-Который–Все–Же-Умудрился–Выжить –И–Победить, стал аврором, женился, обзавёлся двумя близнецами и не так давно возглавил отдел аврорской службы.
Определённо, заниматься розыгрышами у него времени не было.

Рон Уизли мотался по всему миру, играя в квиддичной команде. И его появление дома приравнивалось по значимости ко всем национальным праздникам, взятым вместе и возведённым в квадрат.

А вот о Гермионе Грейнджер, в отличие от бесстрашного аврора и известного спортсмена,
информации было совсем мало. Однажды он так, между прочим, упомянул в разговоре с Минервой имя её любимой ученицы. Ничего не заподозрив, она с гордостью рассказала обо всех успехах мисс Грейнджер. В тот день Минерва была в хорошем настроении – Гриффиндор выиграл матч.
«Но что меня расстраивает, Северус, так это её неустроенная личная жизнь», - обмолвилась МакГонагалл в конце разговора.
Если бы не ночные обстоятельства, Северусу Снейпу было бы, мягко говоря, всё равно, как складывается личная жизнь «молодой надежды научного мира». Учёба, преподавание, написание статей и книги – весь перечень занятий мисс Грейнджер.
Кстати, очень знакомое времяпровождение…
Неудивительно, что она пока одинока. Как и он.

Внутренний голос подсказывал, что скромная, загруженная работой гриффиндорка не могла учинить такой беспредел, нарушая его покой.

Близнецы Уизли?
Расправа над Амбридж была их звёздным часом в школе. После этого они открыли свой магазин шуток и приколов. Но нет, так использовать свою подругу они не могли. Дружба Поттера, Грейнджер и Уизли была образцом взаимовыручки и полного доверия друг другу.

Упивающиеся Смертью были или мертвы, или заточены в Азкабане, лишь Люциус Малфой и Макнейр числились пропавшими без вести. Деймоны потратили почти всё своё состояние на подкуп министерских чиновников, спасая свою подпорченную репутацию. Лишние проблемы им были ни к чему. Напрашивался один вывод – либо кто-то из недоброжелателей, которые всё же остались, решил зло подшутить, либо мисс Грейнджер что-то напутала с заклятьями или зельями.

Но, как ни странно, он не хотел блокировать сны.
Самый элементарный способ – зелье сна без сновидений. Испытанный и безвредный метод, который одобряла даже мадам Помфри. Запасы зелья резко уменьшались в период экзаменов и после них, – некоторые особо впечатлительные личности умудрялись тянуть билеты и писать проверочные работы даже во сне.

Но его сны были настолько реальны, настолько правдивы и чувственны, что после борьбы с самим собой, Северус Снейп решил оставить всё так, как есть. Хотя несколько раз возникало сильное желание отыскать мисс Грейнджер и узнать, какими зельями она сейчас занимается, и не ставила ли она запрещённые опыты. Но кроме этих вопросов, естественно, возникали и другие… более интимного плана.


- Северус? – Гермиона открыла глаза и пристально посмотрела на зельевара. – Почему ты так внимательно меня рассматриваешь?
- Ты давно проснулась? – Снейп попытался скрыть замешательство, вызванное её неожиданным пробуждением. Он отошёл к шкафу и повесил туда свою мантию.
- Я и не спала крепко. Так, немного задремала. И окончательно проснулась сразу же, как ты вошёл. – Девушка осторожно села, вытащила из-под подушки волшебную палочку и наложила на кровать Заглушающее Заклятие, чтобы не разбудить ребёнка. Затем волшебница встала с постели и села в кресло напротив камина.
Снейп тихо хмыкнул.
- Ты всегда так спишь, с волшебной палочкой под подушкой?
Ехидная улыбка мастера зелий Гермионе очень не понравилась.
Вздохнув, она спокойно ответила:
- Знаешь, Северус, кроме этой привычки в последнее время у меня появилась ещё одна – установка невидимых бортиков вокруг кровати. Согласись, было бы странно, если бы я делала это задолго до рождения Северины. И поверь мне, я бы никогда не спала с палочкой под подушкой, если бы жила в спокойное мирное время и не испытала на себе все прелести неожиданного нападения упивающихся. Помнишь, как они несколько раз штурмовали Хогвартс? – Гермиона откинулась на спинку кресла и заставила себя расслабиться. Затем её губы расплылись в широкой улыбке, и она закончила свою мини-речь:
- Насколько я знаю, твоя волшебная палочка ночью лежит не под подушкой, а на краю постели. А вдруг скатится?
- И откуда такие достоверные сведения, мисс Грейнджер? – Северус Снейп поставил на тумбочку Омут памяти и сел в соседнее кресло.

Девушка накрутила на палец прядку волос, размышляя, говорить или не говорить.
- Не ты один можешь заходить в чужие комнаты без разрешения.
Лицо мага исказилось недовольной гримасой. Не обращая внимания на его красноречивые взгляды, Гермиона продолжила:
- Не так давно я заглядывала в твою спальню. Если хочешь, можешь посмотреть, - она кивнула в сторону Омута памяти.
С непроницаемым видом, ничего не отвечая Гермионе, Снейп склонился над Омутом Памяти.
Она подавила улыбку и удобнее расположилась в кресле.

Вынув из рукава сюртука волшебную палочку, мастер зелий прикоснулся к содержимому Омута. Серебристая субстанция быстро закружилась и стала прозрачной, открывая небольшое окошко в его же апартаменты. И он сразу же увидел небольшую фигурку в полутьме своего кабинета. Глубоко вздохнув, Северус Снейп окунул лицо в воспоминания Гермионы.
Мастер зелий очутился возле входной двери в свои комнаты.
Судя по тёмным окнам в коридоре, было уже довольно поздно. Северус опёрся о стену рядом с дверью и осмотрел коридор. Рыцарские доспехи спали, факелы были зажжены через один. Тихо. Пустынно. Неожиданно из-за поворота вышла Гермиона Грейнджер, которая направлялась к его двери. Девушка шла так быстро, что полы её голубого махрового халата несколько раз распахнулись, открывая кружевной подол ночной рубашки. Волшебница остановилась напротив его двери и постучала. Затем отвернула рукав и взглянула на часы. Постучала ещё раз.
Серебристая змейка на ручке дубовой двери приоткрыла глаза и уставилась на Гермиону.
Девушка затянула потуже пояс халата и достала из кармана волшебную палочку.
- В лаборатории его нет, - сказала она змейке. – Он здесь?
Змейка крутнулась и свернулась кольцом, положив головку на свой хвост.
- А ты – хранительница двери? Очень интересно. – Неожиданно для Снейпа Гермиона сделала несколько шагов в сторону, становясь так, чтобы лучше рассмотреть хранительницу.
Мастер зелий резко дёрнулся, уходя от контакта с девушкой, забыв на секунду, что он сейчас нематериален. Ругнувшись, он встал позади Гермионы, ожидая, чем всё это закончится.
Тем временем девушка подошла вплотную к двери и низко наклонилась.
- Для нашего времени такая хранительница двери – большая редкость, - сказала Гермиона то ли себе, то ли змейке. - Ещё, конечно, остались портреты… Ну, я думаю, ты меня пропустишь?
Северус Снейп с большим любопытством уставился на спину Гермионы, заставляя себя не опускать взгляд ниже.
«Интересно, сколько времени ей понадобится, чтобы взломать мои охранные заклинания?»
Девушка протянула руку к змейке и прошептала заклинание. Снейп ухмыльнулся, зная, что оно не подойдёт. Гермиона замолчала и задумалась, припоминая разновидности старинных охранных заклинаний. Неожиданно Гермиона хлопнула себя ладонью по бедру:
- Ну конечно же… Как я сразу не догадалась? – Она произнесла нужное заклинание, и дверь приоткрылась.
Мастер зелий подавил в себе желание хлопнуть её по мягкому месту только потому, что она всё равно бы ничего не почувствовала… да и он тоже, что уж скрывать…
Тем временем девушка тихо вошла в комнату и остановилась, изучая обстановку. Здесь царил полумрак, свет исходил лишь от камина. Гермиона обернулась, явно ища глазами хозяина апартаментов. Не спеша подошла к столу, на котором стоял кубок. Взяла в руки, принюхалась и утвердительно качнула головой.

«Так вот, когда она заходила ко мне… Это было сутки назад, перед приездом в школу учеников. Мне пришлось выпить снотворное – не мог уснуть после работы в лаборатории».

Волшебница глубоко вздохнула и поставила кубок на стол. Она уже отходила к двери, когда её внимание привлекли полки с книгами. Гермиона медленно ступала от полки к полке, читая на корешках названия. Её привлёк один старый том, настолько потёртый, что невозможно было прочитать, как он называется и кто его автор. Девушка осторожно взяла его в руки и раскрыла, изучая страницы. Неожиданно ей под ноги что-то упало - небольшая картонная карточка. С раскрытой книгой и карточкой Гермиона подошла к камину, чтобы всё лучше рассмотреть. Сев на ковёр перед огнём, она взглянула на картонку. Это была старая магическая фотография размером с её ладонь.

Посередине кабинета, в большом кресле, сидел волшебник средних лет. Гермиону поразила манера этого человека держаться. Она видела много властных и самонадеянных людей, но этот волшебник даже на фотографии держался особо. Блеск глаз и твёрдая складка губ свидетельствовали о его жёсткости. Он сидел очень прямо, сжимая резные подлокотники кресла. Чёрные волосы, зачёсанные назад от высокого лба, большой нос и впалые щёки придавали его лицу сходство с большой хищной птицей. Девушка перевела взгляд на небольшую фигурку, стоявшую рядом с креслом. Это был мальчик лет шести-семи. Сделав скидку на детский возраст, можно было увидеть маленькую копию взрослого волшебника. Увидев Гермиону, мальчик вздрогнул и… опустил глаза. Конечно же, это был Северус Снейп со своим отцом.
Гермиона перевернула колдографию, надеясь увидеть дату или какую-нибудь подпись. Но вместо этого она обнаружила, что фотография была очень искусно склеена, ранее разорванная на две половины. Девушка придвинула к себе книгу и положила карточку между страницами, где она лежала раньше. Видимо, фотография хранилась здесь очень давно – страницы книги успели пожелтеть от времени, и лишь в том месте, где она соприкасалась с листами, осталось два белых прямоугольника.

Северус Снейп склонился над волшебницей, всматриваясь в её лицо. Почему-то для него стало очень важно узнать, о чём она думает.

Гермиона поставила том на полку и подошла к двери, которая вела в спальню Снейпа. Она медленно приоткрыла дверь и заглянула в сумрак спальни. Мягкий приглушённый свет из кабинета просочился в комнату, и Гермиона смогла рассмотреть спящего мужчину. Мастер зелий лежал на животе, уткнувшись лицом в подушку. Он был до пояса укрыт одеялом. На краю постели лежала его волшебная палочка. Девушка решила не заходить дальше – Северус зашевелился во сне, а затем перевернулся на бок, лицом к двери. Гермиона заметила, как дрогнули его ресницы, и поспешно вышла из спальни.

После этого эпизода профессор зельеварения покинул воспоминания мисс Грейнджер и резко обернулся к ней. Девушка всё так же сидела в кресле.
- И как ты думаешь объяснять мне всё это? – спросил Снейп голосом, полным яда. - Признаться, я удивлён. Ты решила повторить свой школьный подвиг, взламывая мои охранные заклинания?
Гермиона внимательно посмотрела ему в глаза:
- Северус, я шла к тебе по делу – хотела попросить у тебя хорошее успокоительное или что-нибудь для сна. Но ты сам благополучно всё выпил, причём приличную дозу. Ты спал и не услышал, как я стучала.
Снейп ничего не ответил, лишь передёрнул плечами и сложил руки на груди.
- Не отгораживайся от меня. Ты же сам всё видел.
- А ты хочешь, чтобы я был доволен? – прищуренные глаза колдуна не сулили ничего хорошего. – Я должен рассыпаться в благодарностях, ваше гриффиндорское величество? Тебе не кажется, что ты много взяла на себя? – последние слова были не произнесены, а, скорее, выплюнуты.
- А ты подумал о том, была ли я довольна, когда ты читал мои мысли? Ты привык к тому, что тебе можно всё, в отличие от других. Иногда ты забываешь считаться с чувствами людей, которые тебя окружают. Цель оправдывает средства? Не так ли?

Но, произнеся всё это, Гермиона почувствовала, что вспышка негодования и гнева угасла так же быстро, как и появилась. Остался только неприятный осадок в душе.
- Значит, эта была лишь мелкая и дешёвая месть, мисс Грейнджер? Гриффиндорка научилась пакостить? – продолжая стоять на месте, Снейп уже не смотрел на неё. – Эта фотография очень много значила для меня, - произнёс он после небольшой паузы.
Неожиданно Гермиона подошла к мастеру зелий почти вплотную и запрокинула голову, чтобы лучше видеть его лицо. Её щёки покрылись розовыми пятнами от волнения и от осознания того, что она невольно затронула очень болезненную для него тему. «Порвана, фотография была порвана… я должна была понять…»
- Я не хотела ничего плохого, слышишь? Ты же видел, что я только взглянула на твои книги, а фотография выпала случайно… Я ничего не знала… поверь мне, я не хотела тебя обидеть…
Снейп медленно обошёл Гермиону и сел в кресло, храня ледяное молчание.
- Ты не можешь просто молчать. Это не выход. Тебе не кажется, что нам давно нужно поговорить?
Северус рывком расстегнул пуговицы сюртука и откинулся на спинку кресла, игнорируя слова девушки. Гермиона закусила губу и глубоко вздохнула. Затем она обошла кресло и остановилась перед Снейпом.
- Северус, я…
Профессор зельеварения просто смотрел через её плечо. Тогда Гермиона наклонилась и обхватила ладонями его голову, поворачивая к себе лицом.
- Северус, прошу, выслушай меня. Ты прав, мне было очень неприятно, когда ты читал мои мысли. Это возмутило меня, и я не скрывала свои чувства. Но ни в коей мере я не хотела тебе отомстить, как ты подумал сейчас. Вернее… я хотела, но это было уже давно… Я не знаю, что стоит за этой фотографией, в самом деле; и не хотела этим воспользоваться. Я признаю, что … хотела доказать тебе, что тоже на что-то способна, что я сильная волшебница и способна снять старинные охранные заклинания, как сделал это ты. И только поэтому я показала тебе это воспоминание. Но, как я уже говорила, всё произошло спонтанно, я не планировала этого. Я на самом деле шла к тебе за зельем. Просто мне не нравится, когда ты на меня давишь, Северус.

Снейп вопросительно приподнял бровь. Это была его первая реакция на слова Гермионы - до этого он сидел, закрыв глаза. Девушка решительно (пока не передумала) перекинула ногу через колени Снейпа и села к нему лицом. Она почувствовала, как он вздрогнул, когда их тела соприкоснулись. Гермиона задержала дыхание, привыкая к такой близости. Её колени тесно обхватывали бёдра мужчины, и она ощущала его тепло.
- Ты веришь мне?
Профессор зельеварения нехотя кивнул.
- Я… - девушка услышала, что её голос стал каким-то хриплым, она кашлянула. – Я хочу, чтобы ты относился ко мне, как к равной. Может, всё дело в том, что я маглорожденная?
- Твоё происхождение не имеет для меня никакого значения, - ответил мастер зелий, глядя в Гермионе в глаза. – Если ты не хочешь показывать мне проекцию пентаграммы – не стоит.
Гермиона встала и нервно заходила по ковру.
- Северус, мне кажется, если мы будем вместе воспитывать ребёнка, то должны знать друг о друге как можно больше. Или я не права?
- Согласен, - зельедел внимательно следил за перемещениями девушки по комнате.
- Ты знаешь обо мне намного больше, чем я о тебе, - заметила волшебница.
- Я постараюсь ответить на все твои вопросы.
Гермиона замерла – она не ожидала такой быстрой победы.
- О, это было бы чудесно.
- Буду признателен, если ты тоже прольёшь свет на некоторые факты твоей биографии.
- Мне нечего скрывать, Северус.
- Отлично. Что тебя интересует?
*******

Разговор затянулся на несколько часов. Снейп и Гермиона сидели перед ярко горящим камином, и девушка внимательно слушала рассказ профессора, вертя в руках уже пустую чашку. Чай им принёс Добби, который появился по первому зову мастера зелий.
Гермиона была рада, что этот разговор состоялся. Она привыкла к скрытности этого колдуна, и теперь старалась сформулировать свои вопросы так, чтобы опять не напороться на ледяное молчание или сарказм.
Девушка всмотрелась в лицо профессора. И её снова поразило то, насколько условно его можно было назвать привлекательным. Большой нос, впалые щёки, длинные чёрные волосы, которые только подчёркивали бледность кожи. Но для неё эта условность потеряла своё привычное значение. Мастер зелий был высоким; в его тёмных глазах искрился ироничный ум. А то, как он сейчас смотрел на неё, заставило Гермиону затаить дыхание. Она чувствовала, что находится во власти его внимания, и её влечение к нему было непреодолимым. Из-за странного блеска в его глазах Гермиона перевела взгляд на огонь. Слава Мерлину, что она сидела, - ноги стали словно ватные, а в груди стало зарождаться чувство ликования. Ей казалось, что он был первым мужчиной, который ТАК на неё смотрел. А если разобраться, то он и был первым. Ведь чувства Марка были ложью и притворством.
- Что? – Гермиона немного отвлеклась и не услышала вопрос Снейпа. – Нет, у меня завтра нет первых пар… Нет, я не хочу сейчас спать, я не устала.
- Для тебя будет лучше, если ты сейчас пойдёшь отдыхать. Завтра у тебя первый рабочий день в Хогвартсе, а это не университет со взрослыми студентами, которые знают, чему и зачем они учатся.
Северус Снейп встал с кресла и направился к двери в кабинет.
Гермиона поставила чашку на стол и спросила (почему-то этот вопрос дался с трудом):
- Ты останешься в подземельях?
- Я буду за стеной.
- А на чём же ты будешь спать? Там же только столы и стулья.
- У меня никогда не было проблем с трансфигурацией.
Профессор зельеварения взял в руки Омут памяти и приоткрыл дверь.
- Спокойной ночи, Гермиона.
- Спокойной ночи, Северус… Северус?
- Да? – Снейп остановился, не оборачиваясь.
- Я оставила в Омуте памяти проекцию пентаграммы, как ты и просил… Заклинание не составит для тебя труда.
Снейп вышел.

Гермиона ещё немного посидела в кресле, смотря на догорающие поленья. Потушив свечи, она легла в постель. Но сон не шёл. Северина перевернулась во сне, сбросив с себя одеяльце. Девушка приподнялась и укрыла ребёнка. Под дверью мерцала тонкая полоска света – в соседней комнате зажгли камин, и она увидела мелькание тени на полу.
Гермиона поправила подушку и заставила себя лечь. Снейп не спал, а это заставляло думать о том, что он в этот момент может смотреть её воспоминания… и увидит то, что происходило в её воображении. Девушка заёрзала в постели. Но ведь он может и не делать этого. Может, он читает или просто готовится ко сну... Её чувство было двойственным. «Зачем я поместила проекцию в Омут памяти?» - думала она. И ещё – пентаграмма могла проецировать желания и намерения самого Снейпа. Гермиона села в постели – всё равно она не сможет заставить себя уснуть. Нет, только не в то время, когда человек, который стал ей дорог, может увидеть её видение. Она понимала, что такое поведение ей не свойственно – воспоминания такого плана прячутся под защиту надёжных заклинаний и никогда никому не открываются. Но со Снейпом всё было по-другому. Жизнь приобрела какой-то новый оттенок, показала сторону, которая ранее была недоступна. В самом начале и Гермиона, и Северус столкнулись со страстью, которая была вызвана зельем «Геннезиус». Мастер зелий смог довольно быстро разобраться в причинах столь неожиданного влечения к своей бывшей ученице. Гермионе же было намного труднее справиться со своими эмоциями в силу своей неопытности и уязвимости. Но, тем не менее, девушка хорошо разбиралась в людях, чувствуя малейшие изменения в их настроении. Она видела, что отношение к ней мастера зелий стало другим. Учась контролировать свои желания, волшебники волей-неволей сблизились, открывая для себя новые качества. Бывает ли в жизни такое – люди, которые давно знают друг друга, в какой-то момент осознают, что на самом деле и не были знакомы, - настолько они были далеки от реального представления о сущности, характере, стремлениях и чувствах другого? Бывает. Для Гермионы примером подобного перерождения стали её чувства к угрюмому и саркастичному Мастеру зелий. Могла ли она представить себе, что полюбит этого человека? Конечно же, нет.
Гермиона усмехнулась. Теперь она в полной мере поняла фразу миссис Уизли – если любишь человека, то нельзя сказать, за что именно. Это чувство врывается так неожиданно, как распахивается окно от сильного порыва ветра…
Девушка встала с постели и подошла к двери. Желание быть рядом было настолько велико, что она, не замечая, что делает, переступила порог спальни и остановилась. Снейп стоял у стола, на котором в рабочем беспорядке лежали свитки и книги. Он всё ещё был одет, но Гермиона заметила, что несколько столов были преобразованы в кровать.
Услышав тихий скрип двери, зельевар резко развернулся и посмотрел на Гермиону. В комнате повисла тишина. Но казалось, что любые слова станут кощунством, разрушая ту связь, которая возникла между этими людьми.
Не выдержав его пристального взгляда, волшебница отвела глаза и наткнулась на Омут памяти, который стоял на одной из полок. Кровь прилила к лицу, разгоняя жар по всему телу. Гермиона пропустила тот момент, когда Северус подошёл к ней. Нереальность ситуации выбивала из колеи, заставляя думать, что продолжается проекция пентаграммы. И только реальное тепло рук Снейпа заставило Гермиону очнуться. Через тонкую ткань пижамы она чувствовала, как ладони профессора заскользили по её плечам, вниз… на секунду обвили её талию и опустились на бёдра. Ему же казалось, что она – мимолётное видение, воплотившее в себе его мечту и желание, которые он так долго скрывал и сдерживал. Но от иллюзии не может исходить такой приятный запах, иллюзия не может так дрожать в его руках, закрывая от наслаждения глаза. Обхватив ладонями лицо Гермионы, Снейп начал покрывать поцелуями её щёки, дрожащие мокрые ресницы, виски. Её губы невольно раскрылись, выпуская тихий вздох. Гермиона приподнялась на цыпочки и потянулась к Северусу, уменьшая расстояние между ними. Прижимая к себе девушку, Снейп накрыл её губы своими, пробуя их сладость и податливость. Его язык властно проник в её рот, заставив Гермиону задохнуться от желания и нетерпения, которые исходили от Северуса. Отвечая на поцелуй, девушка обняла его за плечи, и тут же почувствовала, как ладонь Снейпа обхватила её грудь. Гермионе показалось, что воздух стал более плотным, а в комнате стало жарче. Продолжая целовать Гермиону, Северус сильнее сжал её грудь, и не смог сдержать стон, когда девушка немного передвинулась и невольно прикоснулась к его паху. Мерлин, он мог потерять над собой контроль, который было так трудно удерживать.
Снейп прижался губами к шее Гермионы, отмечая про себя её бурную реакцию на эту ласку. Мастер зелий потянул в сторону воротник её пижамы, освобождая новые участки шелковистой кожи. Девушка почувствовала, как он расстегнул несколько верхних пуговиц и стащил рубашку с её плеча. Его горячие губы ласкали её шею и плечо, а руки поглаживали спину. Поцелуи Снейпа становились нетерпеливей и настойчивей, заставив Гермиону, в свою очередь, ощутить волнение внизу живота. Ей стало мало этих поцелуев, и она наклонила голову Снейпа, направляя её к своей груди. Сквозь полуопущенные ресницы Гермиона увидела, как Снейп встал на колени и стал целовать её грудь и живот, крепко обнимая её бёдра. Девушка запустила пальцы в его волосы и наслаждалась поцелуями, жар которых был ощутим даже сквозь ткань. Неожиданно Снейп поднял Гермиону и понёс к кровати. Его руки держали её над коленями, и она могла смотреть на него сверху вниз. Непривычное и странное ощущение.
Одурманивающие чары зелья, которые снимали скованность и стеснение, перестали действовать на Гермиону в полную силу. И теперь появилось множество вопросов и сомнений. Снейп почувствовал возникшее напряжение девушки и тихо прошептал: «Всё будет хорошо».
И все преграды рухнули… Эти слова смели всю нерешительность, дав место желанию. Снейп опустил Гермиону на пол возле кровати и жадно впился в её губы. Не прерывая поцелуя, он начал расстёгивать рубаху Гермионы, чувствуя кончиками пальцев её тело. Чтобы ускорить процесс, девушка протянула руки к поясу Снейпа и расстегнула пряжку, принимаясь за пуговицы на брюках. Тем временем Северус стащил с Гермионы рубаху и потащил вниз пижамные штаны; она просто перешагнула через них, оставшись в одних трусиках. Оторвавшись от губ Гермионы, Снейп наклонился и снял туфли и носки; выпрямившись, он начал поспешно снимать с себя рубашку, чуть ли не отрывая пуговицы; брюки он стащил вместе с бельём. Покончив с одеждой, он потянул Гермиону к себе и прижался к её обнажённому телу. Девушка обняла Снейпа и подставила губы для поцелуя, ощущая, как растёт его возбуждение. Северус накрыл ладонями ягодицы Гермионы, ещё крепче прижимая девушку к себе, словно боясь, что она ускользнёт от него. Гермиона тихо застонала, когда почувствовала, как он её хочет. Быстрым движением Снейп стащил с девушки влажное бельё и бросил к остальной одежде, которая кучкой лежала на полу, возле кровати. Его пальцы исследовали её тело, заставляя Гермиону закрыть от наслаждения глаза и полностью отдаться его страсти. Девушка потянулась вверх и обхватила шею Северуса руками. Она согнула одну ногу в колене и прижалась к его бедру, чувствуя, как его восставшая плоть упирается ей в промежность. Ладонь Снейпа скользнула между бёдер Гермионы и прикоснулась к уже влажной плоти. И после этого простого прикосновения мастер зелий утратил остатки своего контроля – она желала его, и её тело дало ему сигнал, оставляя на его ладони мокрый след. Снейп повалил Гермиону на кровать, с жадностью лаская её. Девушка протянула руки и потянула Снейпа на себя, оказавшись под ним; она наклонила его голову и провела языком по его губам. Она медленно, играя, скользила мокрым язычком по губам мужчины, уворачиваясь, когда он хотел накрыть её губы своими. Снейп сжал её лицо ладонями, не разрешая больше ускользать от него, и ворвался в её рот. Девушка громко застонала, когда язык Северуса заполнил её рот, подчиняя её тело определённому ритму. Тело Снейпа было горячим и напряжённым, Гермиона чувствовала, как он прерывисто дышит. Она усмехнулась про себя и опять сделала попытку вырваться. Это поддразнивание ещё больше возбудило колдуна – он тихо зашипел и просунул руку под ягодицы девушки, заставляя её сильнее ощутить давление его эрекции.
- Северус, - простонала Гермиона его имя, когда почувствовала член Снейпа у себя между ног. Она инстинктивно расставила ноги шире, позволяя мужчине прижаться к её влажности. Вцепившись в плечи Снейпа, Гермиона выгнулась дугой, пытаясь ускорить долгожданный момент. Она задержала дыхание, когда ощутила, что её попытка увенчалась успехом, и горячая головка члена Снейпа вошла в её лоно. Северус издал то ли смешок, то ли стон. Он приподнял бёдра, покидая Гермиону, в тот момент, когда она хотела, чтобы он вошёл в неё полностью.
- Не сейчас… подожди немного…
Снейп сел между её ног и развёл их шире, полностью раскрывая Гермиону перед собой. Она откинулась на подушки, позволяя ему посмотреть на себя. Северус наклонил голову и вдохнул её запах. Девушка распахнула глаза и посмотрела на Снейпа, читая на его лице сильное возбуждение. Дыхание девушки стало частым и прерывистым, когда она ощутила его горячий рот на своём животе. Его язык медленно скользил по гладкой белой коже, дразня и суля новое, ещё большее наслаждение. Руки Гермионы заскользили по простыне, пытаясь найти опору, и она крепко сжала складки ткани, когда язык Снейпа опустился немного ниже, задев курчавые волоски.
- Пожалуйста, - просила она, извиваясь под руками Северуса.
Словно в тумане, одурманенный, он приподнял голову и увидел её лицо. Несколько каштановых завитков прилипли к мокрому лбу, глаза были плотно закрыты…
Он припал губами к уже пульсирующему и влажному лону Гермионы. Эта тёплая влага сводила его с ума, заставляя ласкать девушку, доводя её до оргазма. Когда Снейп почувствовал губами, что её сокращения ослабевают, он лёг между бёдер Гермионы и, не тратя больше ни секунды, вошёл в неё. Девушка застонала, чувствуя, как твёрдая и нетерпеливая плоть Снейпа заполняет её, продлевая сладкую дрожь внутри. Она согнула ноги в коленях и приподняла бёдра, чтобы Северус смог войти ещё глубже. Снейп перенёс тяжесть на локти, и, не в силах больше сдерживаться, начал двигаться в ней, проникая в неё почти грубо, больше не сдерживая свой напор и желание. Гермиона сжала его плечи и пыталась приноровиться к сильным и глубоким толчкам, чувствуя, что эрекция Снейпа стала ещё больше. Она ощущала, как плоть Северуса раздвигала её складочки и нетерпеливо погружалась в её глубину. И девушка задвигалась, разделяя его ритм и идя ему навстречу. Это продолжалось дольше, чем она ожидала. Сладкий дурман начал обволакивать сознание Гермионы; тёплые капельки её сока защекотали ягодицы и сбежали на простыню. Снейп продолжал входить в неё, что-то шепча ей; но она не могла разобрать его слов, находясь в полуобморочном состоянии из-за нахлынувших на неё ощущений. Её волосы разметались по подушкам, с губ срывались громкие стоны, отмечая толчки Снейпа. Внезапно тяжёлые волны наслаждения начали стекаться со всего тела, концентрируясь в точке соприкосновения жарких изгибов.
- Да-аааааа, - Снейп понял, что происходит с Гермионой, и заглушил её громкий стон поцелуем. И через несколько мгновений девушка почувствовала, как Северус входит в неё и затопляет её лоно, продолжая жадно приникать к её полуоткрытым губам…

- Гермиона? – через несколько минут тишину нарушил голос Снейпа.
Гермиона открыла глаза и посмотрела на Северуса. Он продолжал лежать на ней, но сдерживал тяжесть своего тела, опираясь на локти. Девушка облизнула губы, припухшие от его поцелуев. Неожиданно она поняла, что одной рукой с силой сжимает волосы Снейпа. Гермиона опустила руку и погладила Северуса по спине.
- Я не хотела. Извини. Так получилось…
Он ничего не ответил, а только тряхнул головой.
- Тебе не было больно? Я просто не мог остановиться…
Гермиона подняла лицо и столкнулась с тёмными глазами Снейпа. Она погладила его по щеке и заверила:
- Нет, всё хорошо.
- Ты уверена?
- Полностью.
Снейп поцеловал её плечо и опустился рядом с ней на кровать. Ещё некоторое время они лежали молча, приходя в себя. Неожиданно Гермиона поднялась и вытащила из груды брошенной одежды рубаху Снейпа. Северус сел в постели и молча следил за движениями девушки. Она накинула рубаху и заспешила к двери.
- Гермиона? – в голосе Снейпа чувствовались горечь и напряжение. Просто так сбежать после того, что случилось между ними? Может, она уже раскаивается в том, что пришла к нему, считая это ошибкой…
Гермиона появилась так же быстро, как и ушла. Она тихо прикрыла дверь в соседнюю комнату и подошла к кровати. Остановившись напротив Снейпа, Гермиона подмигнула ему.
- Спит. Мне показалось, что она плачет. Иногда мне кажется, что она меня сторожит. Чувствует, когда я выхожу из комнаты.
Сказать, что с души упал огромный камень - нет, валун, значило не сказать ничего.
Гермиона заметила выражение его лица, полностью лишённое каких-либо эмоций. Маска, скрывающая настоящие чувства. И она поняла, что он подумал. Девушка упёрлась ладонями в грудь Снейпа, заставляя его лечь, а затем легла на него сверху. Рубаха распахнулась, позволяя ему почувствовать приятное тепло женского тела. Гермиона наклонилась к его лицу и прижалась своим лбом к его лбу; затем она защекотала его щеку ресницами. Снейп невольно улыбнулся. И в то же мгновение почувствовал у своего уха тёплое дыхание; губы Гермионы были мягкими и горячими, и он закрыл глаза, когда они заскользили по его шее.
- Я останусь с тобой, даже если ты этого не захочешь…
Он хотел что-то сказать ей, но Гермиона положила пальчик на его губы, заставив молчать.
- Я хотела, чтобы ты знал. Подумай об этом…
Снейп медленно кивнул, не сводя глаз с полуобнажённой женщины, которая нахальным образом расположилась на нём. И его губы тронула улыбка, почти незаметная, но счастливая.
Гермиона водила пальчиком по его бровям, скулам, проследила изгиб его носа и спустилась к губам. Северус поймал тонкий пальчик и осторожно прикусил. Гермиона улыбнулась, а в её карих глазах читалась доброта и радость. Она шевельнулась, и рубаха скользнула вниз, обнажая её плечи и грудь. И, прежде чем что-то предпринять, Снейп прикоснулся к золотой цепочке с маленькой подвеской в виде ключика, которая висела на шее волшебницы.
- Не снимай её никогда, прошу тебя.
- Не сниму, обещаю.

Мастер зелий протянул руки и снял с Гермионы надоевшую рубашку.
- Что ты скажешь, если я…

Конец главы.



Глава 22.

---- не бечено

Северуса Снейпа разбудил тихий голос директора:
- Северус?.. Северус…
Снейп привстал на локте и приоткрыл полог кровати. В зеленоватом огне камина появилась голова Дамблдора; по встревоженному выражению его лица Снейп понял, что произошло что-то серьёзное.
- Северус, прошу, прости меня за столь ранний визит… - Альбус глубоко вздохнул. – Мне нужно срочно с тобой поговорить.
Снейп кивнул и уже через пятнадцать минут стоял в кабинете директора.

- Упивающиеся Смертью напали на больницу Святого Мунго, - без предисловий начал Дамблдор. – Этой ночью.
- Насколько я знаю, вокруг больницы велось постоянное патрулирование - мы не исключали подобного хода от УС. Чем же занимались в это время хвалёные авроры Поттера? – Снейп слегка приподнял бровь, выражая удивление.
Дамблдор устало опустился в кресло и достал из кармана коробочку с лимонными дольками, но, повертев её в руках, бросил на стол.
- О том, что произошло, мне сообщили Гарри и Артур Уизли. Да, вокруг Святого Мунго была выставлена охрана, но, судя по всему, в планы упивающихся не входил захват больницы - они пытались похитить Нарциссу Малфой.
- Не удивлюсь, если услышу, что был подкуплен кто-то из целителей. Только так можно обойти охрану и тихо проникнуть в любое помещение.
- Да, ты прав, Северус. Но их план сорвался после того, как миссис Малфой наотрез отказалась идти с ними и подняла ужасный шум.
- Она пришла в себя?
- Да, с активизацией Упивающихся Смертью состояние Нарциссы Малфой стало заметно улучшаться… впрочем, как и сына Эдварда Дэймона.

От этих слов лицо мастера зелий исказилось недовольной гримасой. Снейп сделал глубокий вздох и закрыл глаза, сдерживая себя; подобрав полы мантии, он прошёл по кабинету и сел в кресло напротив Дамблдора.
После небольшой паузы Дамблдор продолжил:
- В живых осталась целительница, которая дежурила этой ночью. Всё произошло очень быстро. Девушка выходила из палаты пациента и в коридоре столкнулась с группой людей в чёрных мантиях и масках. Один из мужчин нёс на руках Нарциссу Малфой, она была без сознания. Неожиданно Нарцисса пришла в себя и начала вырываться, при этом она сорвала с лица мужчины маску. Целительница утверждает, что видела Люциуса Малфоя, который преспокойно расхаживал по коридорам их отделения.
- Директор, вы знаете, что я никогда не верил в смерть Люциуса. И теперь он пришёл за женой… Я удивлён, что та женщина вообще осталась жива после этой встречи – УС не оставляют свидетелей.
- Северус, а кроме неё больше никто и не выжил… После того, как Нарцисса отказалась встать на его сторону и следовать за ним, Малфой рассвирепел и устроил в отделении пожар, всё сгорело за считанные минуты.
- Нарцисса?
- Её тело уже нашли, она мертва. Драко сообщили о смерти матери, он прибыл в больницу.
- Директор, мне известно, что среди пациентов этого отделения был и Марк Дэймон. Для меня очень важно знать - он тоже погиб?
- Я не знаю, Северус, опознаны ещё не все тела… Мне очень нужна твоя помощь: авроры пытаются получить хоть какую-то информацию о двух убитых УС. Гарри говорит, что в аврорате на них нет никаких данных, может, ты что-то о них знаешь?
- Неужели Поттер ждёт от меня помощи? Признаться, я польщён, может, мне вообще сменить работу – устроиться консультантом в его контору? – Снейп встал и резким движением запахнул мантию, словно укутываясь в неё. – Директор, - его тон стал чуть мягче, - я аппарирую в больницу. Но я ещё раз повторяю вам: я не могу знать ВСЕХ упивающихся и всю ту мелкую сошку, которая им помогала. Да, я был приближён к Тёмному Лорду и присутствовал на советах и собраниях; но на советы допускалась только верхушка - из них в живых остался лишь Малфой; а на собрания все одевали маски. Я надеюсь, у Поттера хватило ума предположить, что Малфой мог нанять (завербовать) новых людей: всегда найдутся недовольные, обиженные или просто жадные.
Всё это время Дамблдор внимательно слушал зельевара, не сводя с него добрых голубых глаз.
- Спасибо, Северус, я буду тебе очень благодарен за помощь. Кстати, если ты сейчас аппарируешь в больницу, то сможешь узнать, что случилось с сыном Дэймона.
- Пренепременно этим займусь, - буркнул недовольный мастер зелий, направляясь к двери.
Уже выходя из кабинета директора, Снейп заметил:
- Директор, надеюсь, вы не забудете поставить замену – спаренные зелья у пятого курса?
- Может, сам предложишь кандидатуру? – Дамблдор пошарил рукой на столе и нашёл коробочку с леденцами.
- Кого угодно, только не Надин.
И, отвечая на немой вопрос директора, добавил:
- Она сорвёт весь учебный процесс; я не хочу восстанавливать класс из руин.

Когда дверь за Снейпом захлопнулась, Альбус наконец открыл коробочку и достал из неё леденец.
- Нервы, нервы, - вздохнул он и положил конфету в рот.


Сквозь сон Гермиона почувствовала, что Снейпа нет рядом, она провела рукой по простыне и открыла глаза. Сев в постели, Гермиона осмотрелась, но мастера зелий в комнате не было.
- Северус?
Гермиона завернулась в простыню и заглянула в комнату, где спала Северина. Тихо прикрыв двери, чтобы не разбудить ребёнка, она обошла комнату, надеясь найти записку, которая бы объяснила столь неожиданное исчезновение мастера зелий.
От раздумий и различных предположений её отвлёк громкий детский плач, возвещавший, что новый трудовой день уже начался…

Зайдя в Большой Зал, Гермиона сразу посмотрела на стол преподавателей. Дамблдор, МакГонагалл и Люпин о чём-то беседовали; Минерва качала головой и о чём-то расспрашивала директора. Профессора Снейпа за столом пока не было.

Постепенно зал заполнялся сонными учениками, отвыкшими за время летних каникул рано вставать. Гермиону догнали Сириус Блек и Надин Вестли; заспанные лица обоих красноречиво давали понять, что мастеру зелий так и не удалось внушить своей племяннице, что бегать ночью по школьному саду, пусть даже в анимагическом виде, не очень подходящее занятие для девушки. Блека окликнул Невилл Лоунгботтом, так что девушки пошли к столу вдвоём.
- Надин, ты сегодня видела профессора Снейпа?
- Герми, я сегодня с трудом разобрала цифры на будильнике. Я заснула только в пятом часу. А Северуса сегодня я ещё не видела.
- И чем ты занималась до самого утра, прости за нескромный вопрос?
- И в самом деле, вопрос не очень скромный, - Надин повела бровями и подмигнула Гермионе. – Я тренировалась принимать свою анимагическую форму. Успехи впечатляют.
- Надин, - Гермиона понизила тон, - так это вы с Сириусом лаяли в саду?
- Неужели было так громко, что было слышно тебе на второй этаж? – Надин от удивления остановилась. – Ведь твои комнаты в Южном крыле.
- Надин, лично я ничего не слышала. А вот Хагрид пять минут назад пожаловался мне, что в саду поломано несколько кустов роз и вытоптана клумба.
- Про клумбу точно не могу ничего сказать, а вот кусты… Нет, это точно не моя работа, я в розы никогда не сунусь – они очень колючие. К тому же у меня габариты не те, чтобы такие заросли ломать. Вон стоит виновник торжества, - Надин хихикнула и кивнула на Сириуса Блека. – А ты чем занималась? Опять, наверно, весь вечер сидела, обложившись книгами?
- Нет, в этот раз ты не права, Надин. Всё было совсем не так.
- Давай я угадаю…
Но отгадать, чем же занималась Гермиона этим вечером и ночью, Надин не успела. Девушки подошли к столу и сразу же узнали трагическую новость о нападении на больницу Святого Мунго. Весёлые огоньки в глазах Надин сразу же исчезли, она машинально села на отодвинутый Ремусом стул и прошептала:
- А я в этой больнице практику проходила…
- Директор, скажите, много пострадавших? Ведь сгорела не вся больница, а один этаж, - спросила Гермиона у Дамблдора.
- Гермиона, мне известно, что пятый этаж сгорел полностью, погибли все пациенты, которые там находились. Утешает лишь то, что большую часть пациентов родственники отвезли в санатории на лето, и их не было в палатах. Так же частично выгорел и шестой этаж, но ночью в кафетерии никого не было, а обслуживающий персонал смог справиться с огнём.

Вскоре о случившемся в Святого Мунго знали все преподаватели. Гермиона посмотрела на пустой стул мастера зелий – Северус всё ещё не пришёл на завтрак.
- Альбус, а где же Северус? – громко поинтересовался профессор Флитвик, невольно озвучив вопрос Гермионы.
- Северус аппарировал в больницу, он попытается помочь аврорам, - ответил директор.

Когда завтрак подходил к концу, в окна Большого Зала влетели почтовые совы. На столы учеников посыпались газеты, конверты и небольшие свёртки. Гермиона видела, как некоторые ученики принялись листать страницы газет, а затем поворачивались к своим соседям и показывали газетный разворот. И Гермиона получила свой экземпляр «Пророка», который ей принесла маленькая почтовая сова. Сова протянула ей лапку с маленьким мешочком, в который девушка опустила монету. Гермиона перечитывала статью, когда на спинку её стула опустился филин. Она удивлённо обернулась – никто из её знакомых не держал филина. Филин внимательно рассмотрел девушку и перелетел на стол. К лапе птицы был прикреплён небольшой конверт.

«Гермиона, ни в коем случае не покидай территории Хогвартса. Марк Дэймон не обнаружен среди погибших пациентов. Я уверен, что Люциус Малфой забрал его из больницы этой ночью. Ты должна знать, что близость УС благотворно влияет на состояние здоровья пострадавшего упивающегося благодаря специальному заклинанию. Не исключено, что Дэймон уже полностью пришёл в себя и всё вспомнил.
С.С.»


Гермиона продолжала смотреть на строки записки, но при этом не могла разобрать ни слова – глаза застилала пелена. Она слышала, как поднялся Дамблдор, и в Зале наступила тишина. Директор Хогвартса объяснил ученикам сложившуюся обстановку и строго приказал не выходить за пределы школы. Из ступора её вывела Надин, подёргав за рукав мантии.
- Гермиона, что с тобой? На тебе же лица нет, что-то случилось?
- Случилось, - Гермиона протянула Надин записку Снейпа.
- Постой, значит, Люциус Малфой не погиб и не пропал без вести, как писали газеты? Он преспокойно выжидал всё это время, а сейчас решил стать новым Тёмным Лордом?
- Я не знаю, хочет ли он стать Тёмным Лордом, но отомстить он постарается всем.
- А вот этот Марк Дэймон и есть тот самый…
Гермиона кивнула.
- Послушай, Герми, ведь мы не знаем наверняка, выздоровел ли Марк. Может, ему уже не помогут никакие заклинания? Может, к нему память никогда и не вернётся?
- Надин, я боюсь за Северину. Ведь Марк подумает, что это его дочь!
- Он не сможет попасть в Хогвартс при всём своём желании; даже меня Северус специально встречал на вокзале и проводил сквозь охранные заклинания, сама бы я не справилась.
- Но мы не сможем постоянно прятаться в Хогвартсе.
- Герми, моя интуиция подсказывает мне, что всё скоро решится. С тех пор, как я начала заниматься анимагией, я заметила, что стала более проницательна. К тому же, ты не одна, мы все тебе поможем. – Надин ободряюще подмигнула и спросила:
- У тебя сегодня сколько пар?
- Сегодня у меня лёгкий день – три пары, а вот завтра…
- Я заскочу к тебе вечерком, хорошо? Ты же не будешь против?
- Конечно, заходи.


Гермиона почти бежала в подземелья, надеясь, что найдёт (обнаружит) Снейпа в его лаборатории. Весь день прошёл в переживаниях и постоянном ожидании Северуса или каких-либо вестей от него. Ни на обед, ни на ужин он так и не появился.
Проверив охранные заклинания на дверях лаборатории и личных комнат Снейпа, Гермиона поняла, что в помещения никто не входил. Она почти поднялась на второй этаж, когда решила зайти к Надин. На одной из перемен Гермионе пришлось отвести в больничное крыло двух подравшихся учеников – Гриффиндор и Слизерин опять что-то не поделили. В перерывах между заживлением ушибов, синяков и царапин Надин рассказала Гермионе, что получила письмо от старшей сестры. Так как видеться они пока не могут, то вся надежда остаётся на каминную связь.

Уже узнав увлекающийся нрав Надин Вестли, Гермиона громко постучала в дверь её апартаментов.
- Надин, это Гермиона! Я хотела спросить, почему ты не пришла на ужин? К тому же ты обещала, что зайдёшь ко мне вечером.
Но на её стук никто не ответил. Гермиона постучала ещё раз; она уже собиралась уйти и успела отойти от двери на несколько шагов, когда дубовая дверь резко распахнулась, и на пороге стала Надин Вестли. В одной руке девушка держала волшебную палочку и горшочек с дымолётным порошком, а другой судорожно вцепилась в дверную ручку.
- У меня не получается, не получается! – в отчаянии выкрикнула Надин, бросив на пол горшочек с порошком.
Гермиона попыталась войти в комнату, но Надин стояла в дверях и заслоняла проход.
- Что с тобой, Надин?! – Гермиона разжала пальцы девушки и втолкнула её в комнату.
В зеленоватом огне камина Гермиона увидела незнакомую комнату. Скорее всего, это была детская - несмотря на расплывчатость видимого Гермиона могла рассмотреть детскую кроватку, разноцветные шторы на высоком окне и множество игрушек. Неожиданно в поле зрения попала женская фигурка, которая металась по комнате. Молодая женщина что-то кричала, но Гермиона не могла понять её слов и слышала только треск камина.
- Надин, что происходит? – Гермиона резко развернулась к девушке. – Почему она так напугана, почему ничего не слышно? Рассказывай всё быстро и по порядку.
- Это моя сестра Эльвира, сейчас она находится в Малфой-меноре. Всё было нормально, мы разговаривали с ней, и вдруг что-то загремело, будто взорвалось. Эльвира успела сказать мне, что границы их владений нарушены, и кто-то пытается снять защиту с замка. А потом наступила тишина, мне удаётся только поддерживать изображение.
Гермиона подошла к камину вплотную и встала перед ним на колени, всматриваясь в изображение. В это время фигурка женщины судорожно схватилась за живот и согнулась.
- Надин, а где Драко? Где лазит этот чёртов Драко? На Малфой-менор напали, его беременная жена осталась одна, а его нет!
- Ещё утром он аппарировал в больницу, нашли тело Нарциссы Малфой.
- Надин, сколько времени прошло с момента взрыва? И что ты пытаешься сделать?
- Прошло минут десять-пятнадцать, я точно не знаю… Я хочу наладить связь и забрать Эльвиру сюда, в Хогвартс.
- Это невозможно, ты зря тратишь время. Я знаю, какие заклинания защищают школу. С момента прибытия детей в Хогвартс защита усилена настолько, что никто, кроме преподавателей и обслуживающего персонала, не сможет попасть в школу с помощью камина. - Гермиона резко поднялась на ноги и сжала плечи Надин. - Ты понимаешь, что упивающимися руководит Люциус Малфой? Какие бы серьёзные охранные заклинания не стояли на Малфой-меноре, Люциус сможет их снять, это же его дом, он знает его, как свои пять пальцев. Нам дорога каждая секунда, ты должна взять себя в руки, Надин. От нас сейчас зависит жизнь твоей сестры.
- Мерлин, Герми, я… у меня голова просто не работает сейчас…Мы можем позвать кого-нибудь на помощь…
- На это уже нет времени, - с этими словами Гермиона схватила Надин за руку и потащила к двери.
Спустя несколько минут они уже мчались к выходу из Хогвартса. Выбежав за ворота с крылатыми вепрями, Гермиона и Надин резко остановились. От быстрого бега обе сильно запыхались, а Гермиона схватилась за бок.
- Мы должны аппарировать в Малфой-менор. Я там была всего один раз, да и то не по своей воле. Надин, ты можешь точно представить себе ту комнату, в которой находится твоя сестра?
На минуту Надин задумалась и неожиданно улыбнулась.
- Гермиона, ведь нам несказанно повезло! Та комната, которую ты видела, - это детская, Эльвира уже всё подготовила для будущего малыша. Все охранные заклинания устанавливал Драко, но Эльвира сказала мне, что на детскую спальню она установила ещё одно заклятие, которое известно только членам нашей семьи. И, возможно, сейчас только оно поддерживает защиту детской.
- Тогда я не смогу попасть туда, я не принадлежу к твоим кровным родственникам.
- Ты будешь со мной, и я без принуждения и по своей доброй воле пропущу тебя туда.
- Да, для Малфоя-старшего это заклинание станет хорошим сюрпризом.
Девушки обнялись, и перед тем, как аппарировать, Гермиона услышала, что Надин шепчет слова заклинания.

Люциус Малфой стоял у ворот своего собственного имения; именно сейчас, в лучах заходящего солнца, Малфой-менор был похож на замок-воспоминание из его сна. Оперевшись на трость, он ещё несколько минут всматривался в окна когда-то родного дома. Десять мужчин в масках и тяжёлых чёрных мантиях хранили молчание, стоя в стороне от своего хозяина.
- Итак, защита с замка снята? – лениво поинтересовался Малфой, и его губы тронула ухмылка.
- Да, хозяин, я сделал всё, как вы велели, - из группы УС вышел один из волшебников.
- Хм, моего сына ждёт незабываемый подарок – труп его жены и ребёнка. Драко лишил меня сына, отказавшись примкнуть ко мне и Тёмному Лорду; он лишил меня жены, настроив против меня свою мать. Я хочу, чтобы он почувствовал то, что почувствовал (испытал) я, оставшись один, - с этими словами Люциус Малфой с силой ударил набалдашником трости по воротам - и те распахнулись настежь.
- Обыскать весь замок! Привести ко мне эту девку! О, пардон, - Малфой хмыкнул, - жену моего сына, мою невестку. Она немного погостит у меня, пусть Драко немного поволнуется, а через несколько дней он найдёт у своей двери два подарка.
Пятеро упивающихся кинулись к замку, спеша выполнить приказ своего хозяина.
- Ах, да, постойте, - остановил их Малфой, - в библиотеке должен висеть портрет моей жены, принесите мне его. Буду признателен, если вы будете с ним осторожны… Вы, трое, смотрите в оба, я не жду авроров в гости; а вы, - Люциус кивнул двум оставшимся упивающимся, - останетесь со мной.
Люциус огляделся по сторонам, выбирая более удобное место, но, не найдя ничего подходящего, он наколдовал себе кресло и сел прямо посередине дороги, ведущей в замок.

Спустя пятнадцать минут к уже скучающему Малфою из замка выбежал упивающийся, который сообщил, что Эльвира Малфой находится в одной из комнат, но попасть туда они не могут, так как она защищена сильным охранным заклинанием.
- Ты хочешь сказать, что я должен выполнять работу, которую приказал выполнить вам? – Люциус сжал подлокотник кресла.
Волшебник кинулся к нему в ноги и поспешно заговорил:
- Всё дело в охранном заклинании, скорее всего, оно родовое.
Малфой брезгливо отодвинул ногу в дорогой туфле от упивающегося смертью и встал с кресла.
- Что ж, на это стоит посмотреть. Я рад, что мой сын взял в жёны не дурочку с симпатичной мордашкой, а умную ведьму, которая может защитить себя – это даже становится интересно, - и Люциус Малфой в сопровождении троих упивающихся вошёл в замок.

Яркая вспышка при переходе границ, защищающих комнату, на несколько секунд ослепила Гермиону; она прикрыла глаза ладонью, стараясь защититься от яркого света. Гермиона чувствовала, что потратила много сил, преодолевая чужую защиту, пусть даже и с согласия Надин. Ей понадобилось некоторое время, чтобы полностью прийти в себя и осознать, что происходит, и где она находится.
Старинные дубовые двери скрипели от тяжёлых ударов, готовые вот-вот сорваться с петель. Прямо перед дверью возвышалась баррикада из мебели: большой платяной шкаф, комод, стол и несколько кресел были поставлены друг на друга и подпирали многострадальную дверь.
- Гермиона, ты как, в порядке? – у противоположной стены стояла Надин Вестли и поддерживала свою стонущую сестру.
Гермиона махнула рукой и стряхнула с головы кусок штукатурки, осыпавшейся с потолка.
Все трое подняли головы и увидели длинную трещину, которая увеличивалась с каждой секундой. Гермиона уловила дребезжание стёкол в окне, а пол начал поскрипывать.
- Я больше не могу поддерживать защиту, - простонала Эльвира, схватившись за живот.
- Ты и так долго продержалась, - Надин перекинула руку сестры себе на плечо и обняла её за талию. – Герми, у неё воды отошли, нужно скорее уходить отсюда. Что будем делать?
- У меня есть портал, который доставит нас к воротам Хогвартса. – Гермиона быстро расстегнула застёжку на мантии и прикоснулась к шее, ища цепочку с подвеской в виде ключика.
Толчки в дверь стали ещё сильнее, дерево уже не выдерживало и стало трещать, готовое проломиться под таким напором; казалось, что весь замок вот-вот сложится, как карточный домик.
Гермиона вытащила цепочку и уже сделала несколько шагов в направлении сестёр, когда её остановил пронзительный крик Надин.
- Потолок!
Гермиона с ужасом взглянула на увеличивающуюся щель и чудом успела отскочить в сторону – прямо на то место, где она стояла несколько секунд назад, упал большой обломок, поднимая занавес из пыли.
Пол под ногами девушек покачнулся, и Гермиона, не удержав равновесия, упала на колени, теперь девушек разделяла груда обломков. Гермиона слышала, как закашлялась Надин, а потом застонала Эльвира.
- Сидите на месте, постарайтесь не высовываться, там безопаснее. – Гермиона оглянулась на дверь. – Надин, прикрой меня, мне кажется, что дверь уже не выдерживает.
Гермиона быстро развернулась и заспешила к Надин и Эльвире, преодолевая завалы из камней и обломков деревянных балок. Неожиданно наступила тишина, за которой последовал оглушительный треск – тяжёлая дубовая дверь слетела с петель и упала на гору обломков. Жизнь Гермионе спасло то, что она пригнулась и прикрыла голову руками – смертоносный зелёный луч пролетел над её головой и попал в стену, кроша камни. За первым заклинанием последовало второе, третье…
«Сейчас, иначе мы не выберемся отсюда», - пронеслось в голове у Гермионы, и она, низко пригнувшись, выскользнула из-за спасительного укрытия и пробежала несколько метров. Ей осталось сделать несколько шагов, когда она услышала голос Люциуса Малфоя, переступившего порог комнаты.
- Avada Kedavra! – Малфой не тратил ни секунды ценного времени.
Гермиона метнулась в сторону, пытаясь уклониться от луча, и краем глаза заметила, как встала Надин, и голосом, от злости опустившимся до шёпота, произнесла:
- Avada Kedavra!
Два смертоносных луча скрестились и рассыпались горстью зелёных искр.

Гермионе хватило этого времени на то, чтобы доползти к Эльвире и крепко ухватить её за руку. Тут же, под защитой каменных обломков, на коленях стояла Надин Вестли и, прищурив глаза, словно целясь в определённую точку, взмахнула волшебной палочкой.
Тяжёлая балка рухнула с потолка, придавив при этом двух упивающихся. Гермиона ясно услышала треск ломающихся костей.
- Надин! – Гермиона дёрнула девушку за край мантии. – Держись за меня! Это наш последний шанс.
Свободной рукой Гермиона сжала кулон и произнесла слова заклинания. Она успела почувствовать, как Надин сжала её плечо и увидеть… надвигающуюся фигуру в чёрной мантии.

Неприятные ранее рывок и головокружение при перемещении стали для девушек свидетельством того, что они всё ещё живы. Гермиона, Надин и Эльвира упали на траву перед воротами Хогвартса.
Гермиона стала на четвереньки и помотала головой, приходя в себя.
- Ещё секунда, и мы бы остались там навсегда… похоже, тот урод в маске послал нам вдогонку нехи… о-о-о, чёрт, - Надин прижала ладонь к разбитому лбу, из раны струилась кровь. Размазав кровь по лицу, Надин склонилась над сестрой, которая была в обмороке.
В это время Гермиона встала на ноги и попыталась приподнять Эльвиру.
- Надин, помоги мне, нам нужно отнести её в Хогвартс.
Поддерживая Эльвиру с обеих сторон, Надин и Гермиона преодолели несколько метров.
Неожиданно Надин громко засмеялась и произнесла:
- С ума сойти можно, мою сестру чуть не убили в собственном доме, и кто? Люциус Малфой – родной отец её мужа!
- Надин, прекрати истерику! – приказала Гермиона.
Но Надин Вестли не унималась:
- Я думала, что этот день станет одним из самых счастливых дней в моей жизни… а сегодня чуть не убили Эльвиру, - девушка глубоко вздохнула и прошептала:
- Гермиона, я же убила двух человек…
- Надин, ты защищалась!
Вместо ответа Надин издала тихий стон.
- Надин Вестли, твою мать! Сейчас мы должны приложить все силы, чтобы спасти твою сестру и её ребёнка, и уже потом ты сможешь постонать. Я понимаю, у тебя сейчас шоковое состояние, но, Мерлин, мне от этого не легче!



Глава 23.

Несколько минут Надин и Гермиона молчали, продолжая осторожно вести Эльвиру, которая пока так и не пришла в себя.
Гермиона призналась себе, что была так же напугана, как и Надин, но у неё было одно преимущество – эта встреча с упивающимися была для неё далеко не первая, и вид мёртвых тел уже не вызывал такого содрогания и ужаса; но до сих пор ей снилось, как она поднимает волшебную палочку и насылает смертельное заклятье на упивающегося, который тогда, на седьмом курсе, чуть не убил Рона. После этой стычки она также, как и Надин сейчас, находилась в состоянии шока и ужасно паниковала.
Теперь Гермиона шла, низко опустив голову и полностью концентрируясь на том, чтобы не оступиться и не нарушить их хрупкое равновесие. Голова болела до такой степени, что темнело в глазах, а к горлу подкатил комок – защита Эльвиры впечатляла, не каждая ведьма способна на такое, да ещё будучи на сносях. Девушка понимала, что Эльвира защищала своего ещё не рождённого ребёнка, так, как это бы делала любая женщина, и на это у неё ушли все силы.

Из оцепенения Гермиону вывели тихие всхлипы; она остановилась и осторожно, чтобы не усилить боль, приподняла голову.

- Надин, - мягко позвала Гермиона, - Надин, ты отлично держалась. Поверь мне, не все могут отражать смертельные заклинания с такой точностью и быстротой; если бы не ты, Люциус Малфой убил бы меня.

Надин продолжала тихо плакать и ничего не ответила подруге. Но Гермиона не сдавалась:

- Надин, ты понимаешь, что ты в тот момент спасла мне жизнь? Если бы я погибла, то вы бы не успели и не смогли воспользоваться порталом – ты спасла нас всех. В таких ситуациях нужно действовать быстро и решительно: если ты не воспользуешься моментом, то им воспользуется твой враг, а ты погибнешь. Сегодня ты это поняла и действовала правильно.

Надин вытерла рукавом мантии слёзы и затихла.
- Ну, что, пойдём дальше? Осталось совсем немного, - Гермиона сделала несколько неуверенных шагов и покачнулась – не смотря на то, что Надин Вестли смогла провести её сквозь защиту сестры, Гермиона тяжело перенесла этот переход.
- Головная боль и головокружение должны скоро пройти, - извиняющимся тоном произнесла Надин, заметив состояние Гермионы.
- Ничего… я рада, что мы выбрались.
- Гермиона, откуда у тебя этот портал? – тихо спросила Надин. – Но если ты не хочешь, можешь не отвечать.
- После того, как мы с Северусом, да, Надин, с Северусом выяснили отношения, и я рассказала ему о Марке, он настоял на том, чтобы у меня был портал. Для того, чтобы портал был всегда со мной, директор и Северус решили сделать его из моей цепочки и кулона.

Стресс, пережитый девушками, был настолько велик, что они даже не удивились тому, что из школы выбежали Сириус Блек, профессор МакГонагалл и мадам Помфри. Минерва пыталась сохранить спокойствие, но сжатые губы и встревоженный взгляд выдавали её состояние. Мадам Помфри бледностью не сильно отличалась от своего белоснежного чепца; но, увидев Эльвиру на руках у Сириуса Блека, тот час начала отдавать распоряжения, куда нести девушку.

- Как вы узнали? – спросила Гермиона у профессора МакГонагалл.
- Сириус зашёл в комнату Надин, когда увидел, что дверь распахнута настежь. Он успел разобраться, что камин подключен к Малфой-менору, и там что-то происходит. Гермиона, Сириус сказал, что видел, как в замке рушились стены. Что произошло?
- Люциус Малфой попытался снять с замка защиту и убить Эльвиру… Именно он является организатором всех нападений упивающихся. Эльвира потратила слишком много сил, когда пыталась сдержать этот натиск… Профессор Снейп в Хогвартсе?
- Нет, директор тоже его ждёт. Я знаю, что Альбус получил от него сову.
- Что-то серьёзное?
- Я не знаю, Гермиона. Прибежал Сириус и сказал, что исчезла Надин Вестли, и он видел, как рушится Малфой-менор…


До больничного крыла они добрались в рекордно короткий срок. Мадам Помфри сразу же склонилась над Эльвирой, предварительно выгнав из палаты Сириуса Блека.

- Она всё ещё не пришла в себя, - озабоченно сказала мадам Помфри, обследуя Эльвиру.
- Может, будет лучше, если она будет без сознания? – спросила Гермиона, стаскивая с себя грязную и порванную мантию.
- Нет, это очень опасно: она и так долго была без сознания, потеряла много крови и истратила много сил и энергии на поддержание защиты; если её не вывести из этого состояния, то боюсь, что мы уже ничего не сможем сделать. Просто чудо, что она смогла так долго продержаться.
- Гермиона, она должна прийти в себя, чтобы помочь нам; мой племянник должен выжить, - Надин, которая всё это время стояла, тяжело привалившись к стене, неожиданно быстро переоделась и тщательно вымыла руки.
- Надин, успокойся, всё будет хорошо, ты должна верить в это, - попыталась успокоить подругу Гермиона, увидев, с каким остервенением Надин трёт руки.
- Надин, как ты? Сможешь работать? – оглянулась мадам Помфри.
- Всё в порядке, - прошептала Надин.
- Гермиона, ты нам очень поможешь, если останешься. За Северину не беспокойся, она с Минервой и домовиками.

Но Гермиона и так уже стояла возле кровати Эльвиры, переодевшись в одну из рабочих мантий Надин.

Прошло несколько часов, но Гермионе они показались несколькими днями. Мадам Помфри и Надин никак не удавалось привести Эльвиру в сознание. Молодая женщина была настолько измотана и истощена, что на неё не действовали никакие зелья и заклинания.
Гермиона видела, как у Поппи начали дрожать руки, а Надин выполняла свою работу механически, не проронив ни одного слова. Когда Гермиона окликнула её, то девушка медленно подняла голову и… взгляд, Мерлин, как страшно было смотреть на эти безжизненные, потерявшие радость и озорной блеск глаза.

- Время… должно пройти немного времени, чтобы зелья начали действовать, - уговаривала себя Гермиона. – В конце концов, должны же они действовать!

Когда Эльвира очнулась и открыла глаза, пошёл ливень; тяжёлые капли барабанили по стеклу, стирая летнюю пыль и принося облегчение измотанным нервам.

- Где Драко? – прошептала Эльвира.

Мадам Помфри ловко влила ей в рот очередное зелье и сказала:

- Драко скоро придёт, ты только не переживай. Сейчас ты находишься в Хогвартсе, в полной безопасности, и всё страшное позади, - тихий голос медиковедьмы успокаивал и умиротворял. – Ты должна забыть, что с тобой произошло, это был страшный сон; ты чувствуешь, что к тебе возвращаются силы, по твоим венам разливается тепло… Ты чувствуешь?

Эльвира медленно кивнула и успокоилась.

- Сейчас ты должна делать то, что мы тебе скажем, и всё будет хорошо…


***
Когда раздался громкий детский плач, и мадам Помфри после тщательного осмотра протянула Гермионе новорожденного мальчика, девушка расплылась в улыбке. Что выражала эта улыбка? О, никогда ещё улыбка не выражала такую бурю чувств и эмоций; и чего там было больше – счастья или умиления, радости или облегчения – уже не скажет и сама Гермиона.

- Миона, ты знаешь, что нужно делать, ты справишься. Эльвира очень слаба и нам с Надин многое нужно успеть сделать. Нам предстоит тяжёлая ночь, так что будет лучше, если малыш останется с тобой.

Гермиона вошла в соседнюю палату и осторожно положила ребёнка на кровать. И хорошо, что она это сделала, потому что в палате неожиданно появилась Твитти.
Громко всхлипнув, Твитти подбежала к хозяйке и обхватила тоненькими ручками её ногу.

- О, мы так переживали, так волновались. Думали, что с мисси что-то произошло, - Твитти громко заплакала и вытащила из кармана передничка огромный носовой платок красного цвета.

Гермиона погладила её по голове и уверила, что с ней всё в порядке.

- Как же, в порядке, - всхлипнула Твитти, - мисси чуть не убил Люциус Малфой.
- Откуда ты знаешь?
- Это мне До-о-обб-и ска-а-а-зал.
- Всё, Твитти, не плачь. Ты же видишь, что со мной ничего не случилось, я жива и здорова, не ранена, даже мадам Помфри и Надин помогала. Ты мне лучше скажи, откуда у тебя взялся такой красный платок? – Гермиона попыталась отвлечь Твитти от неприятного разговора.
- Это мне Добби подарил недавно, сказал, что если моя хозяйка гриффиндорка, то я должна поддерживать её цвета.
- Ох уж этот Добби. Твитти, сегодня мы будем ночевать в этой палате, малыш пока должен остаться в больничном крыле, он ещё слабенький.

Твитти внимательно рассмотрела малыша и прикоснулась к его ручке.

- Ему не навредили плохие заклинания, - сказала Твитти через минуту. – Его мама всё взяла на себя.
- Ты это чувствуешь?
- Да, как в тот день, когда мисси родила Северину… И когда в дом пришёл отец малышки, ой, мы ещё тогда так испугались с Пигги, но не его, а упивающихся, - произнесла скороговоркой Твитти, бегая и обустраивая палату.
- Так вы сразу поняли, кто отец Северины?
- Конечно, - Твитти остановилась и многозначительно пошевелила ушами. – Мы тогда не испугались профессора, мы удивились, - после этого раздался щелчок – Твитти исчезла.


Неугомонная Твитти появилась в палате, таща за собой большую корзину с вещами.

- Северина капризничает, не хочет засыпать без мамы, - заметила она.

- Ох, спасибо, Твитти, ты мне очень помогла, - поблагодарила Гермиона, осторожно заворачивая в пелёнки выкупанного малыша. – Он засыпает. Посиди с ним немного, а я принесу сюда Северину.

Запеленав наследника рода Малфоев, Гермиона заспешила в свои комнаты.

Увидев маму, Северина весело засмеялась и протянула к ней свои ручки.
- Ну что, маленькая, пойдём? Придётся нам эту ночь провести в больничном крыле, - Гермиона подхватила дочку на руки и подмигнула Пигги.


***

В то время, когда Гермиона с малышкой на руках спешила в больничное крыло, по другому коридору почти бежали двое мужчин.

- Драко, я не понимаю, какой чёрт потащил тебя в Министерство, если ты должен был аппарировать в поместье? – шипел Северус Снейп, кидая злобные взгляды в сторону Малфоя-младшего. – Моли всех святых, чтобы твоя жена и ребёнок остались живы.
Драко Малфой был настолько испуган, что даже не попытался оправдаться перед Снейпом.

- Ты видел, во что превратился Малфой-менор?! На месте авроров я бы не стал говорить тебе, что из этих руин, ранее называемых замком, было зафиксировано перемещение твоей жены, и она, судя по всему, сейчас в Хогвартсе. Ты не достоин даже этой надежды, - с этими словами Снейп распахнул дверь в кабинет директора и втолкнул Драко в комнату.

Альбус Дамблдор ходил по кабинету из стороны в сторону, поглядывая на часы.

- Добрый вечер, директор, - Снейп протянул Дамблдору свиток пергамента, туго перевязанный лентой. – Я принёс то, о чём вы просили.

Директор облегчённо вздохнул и опустил пергамент в один из многочисленных карманов мантии.
- Это должно усилить защиту Хогвартса в несколько раз, спасибо, Северус. Драко, - Дамблдор улыбнулся Малфою, - поздравляю, у тебя родился сын. Эльвира и малыш находятся в больничном крыле.

Ничего не говоря, побледневший Драко развернулся на каблуках и выбежал из кабинета.

- Директор…
- Северус, прошу тебя, сядь, не мельтеши перед глазами, - устало попросил Дамблдор. – Нам нужно решить ещё несколько вопросов.

Снейп сел и нервно забарабанил пальцами по подлокотнику кресла.

- Директор, портал мисс Грейнджер был активизирован. Я точно знаю, что она отлучалась из Хогвартса, а затем аппарировала назад, - Снейп подался вперёд. – Это она помогла Эльвире Малфой?
- Северус, не горячись. Если бы Гермиона вовремя не вмешалась, жена Драко была бы уже мертва. Девочка великолепно сориентировалась в ситуации и…
- Она рисковала собой, директор! Мне плевать, как она ориентируется в ситуации, но вы должны были помешать этому!


***

Драко Малфой без труда нашёл больничное крыло – в Хогвартсе почти ничего не изменилось с тех пор, как он получил диплом. Но Драко не знал, в какой из палат сейчас находились его жена и ребёнок - поэтому открывал все двери подряд.

Прежде чем открыть очередную дверь, он услышал детский плач и приглушённый женский голос.
- Тише, маленький, не плачь, сейчас мы поменяем тебе пелёнку… вот какая красивая…

Драко резко распахнул дверь и остановился на пороге, удивлённый увиденной картиной.

В центре палаты стоял большой манеж, в котором сидела маленькая курчавая девочка и играла разноцветными кубиками. А грязнокровка Грейнджер стояла возле стола и пеленала… Мерлин, пеленала его… ЕГО сына! Да ещё при этом что-то приговаривала и улыбалась.

От резкого стука двери Гермиона вздрогнула и подняла голову.

- Что это? – Малфой взглядом указал на стопку пелёнок, на которых был вышит золотой гриффиндорский герб.
- Детские пелёнки, - невозмутимо ответила Гермиона, узнав в высоком блондине Драко Малфоя. – Драко, тебя не учили здороваться? Всё же, мы не виделись много лет…

Гермиона перепеленала малыша и уложила его в кроватку, не обращая внимания на брезгливое выражение лица Малфоя. Он подошёл к столу и взял двумя пальцами одну из пелёнок.

- Грейнджер, ты считаешь, что моего сына можно заворачивать в гриффиндорские тряпки этой безотцовщины?!

Гермионе понадобилась секунда, чтобы замахнуться и изо всех сил ударить Малфоя по щеке. Малфой отшатнулся и прижал к заалевшей щеке ладонь – он, явно, не ожидал от Гермионы такой прыти. Тем временем Гермиона вынула из рукава волшебную палочку и прошипела:
- Ты, мерзкий, скользкий, самовлюблённый червяк, если ты посмеешь хоть косо взглянуть на мою дочь, я тебя по частям разберу и всё это представлю как несчастный случай.

Драко увидел, как с волшебной палочки Гермионы сорвалось несколько искр, и отступил на шаг, но не смог стерпеть, что последнее слово осталось за грязнокровкой:

- Грейнджер, а не пошла бы ты…

- Ах вот оно что? – прервал его речь резкий голос Снейпа.

Драко мгновенно обернулся - в дверном проёме стоял мастер зелий.

- Мистер Малфой, - процедил сквозь зубы Снейп, медленно приближаясь к замершему от неожиданности Драко, - только что я стал свидетелем сцены, которая стала оскорблением для мисс Грейнджер и меня.

Гермиона усмехнулась и, спрятав палочку в карман мантии, отошла к детям.

Малфой попытался оправдываться, но из приоткрытого рта не раздалось ни звука.
Тем временем Снейп продолжал:

- Ты отлично знаешь, что глупое махание волшебной палочкой не для меня, - прошипел Снейп, но Малфой отчётливо слышал каждое слово.
- Но эта грязнокровка посмела… - Малфой не успел закончить фразу, так как получил впечатляющий удар кулаком прямо в челюсть.

Теряя равновесие, он безуспешно попытался ухватиться за кресло, стоявшее рядом, и упал на пол. Лёжа на полу, Малфой мог видеть только чёрные туфли Снейпа и слышать его голос.


Скривившись, Снейп наклонился и ухватил Драко за грудки, а затем толкнул его в кресло.
Малфой прижал ладонь к рассечённой губе и с ужасом смотрел на побледневшего от гнева Снейпа.

- Ты немедленно извинишься перед мисс Грейнджер, которая, рискуя своей жизнью, спасла твою жену и ребёнка, - Снейп опёрся руками о подлокотники кресла, на котором сидел Малфой, и вплотную приблизил своё лицо к лицу Драко. – И у дочери мисс Грейнджер есть отец – это я.

Драко Малфой закрыл глаза и застонал, вспоминая строчки письма Надин Вестли (значит, дурёха-сестра Эльвиры ничего не напутала, и это были не сплетни).

Неожиданно Северус Снейп успокоился и присел на стул. Его тихий и (о, ужас) насмешливый голос являл теперь опасность куда более грозную. Когда декан Слизерина несдержанно кричит, брызгая слюной, или шипит, это не так страшно.
Снейп неожиданно мило улыбнулся.

- Если ты ещё раз посмеешь распустить свой грязный язык, то, боюсь, моя племянница может стать вдовой. Я не всегда бываю сдержан, как сейчас. Ты меня понимаешь?

Драко передёрнуло, так как за много лет он отлично изучил все хищные повадки мастера зелий.
И, конечно, Драко понял.

- Я рад, что ты меня понял.

Продолжение следует…


"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"