Рыцарская куча-мала

Оригинальное название:Knight Puppy Pile
Автор: magog_83, vensre, пер.: Кузя-кот
Бета:нет
Рейтинг:G
Пейринг:Перси, рыцари, Артур/Мерлин (пре-слэш)
Жанр:General
Отказ:Ни мир, ни герои мне не принадлежат.
Цикл:Вселенная Перси [9]
Аннотация:История, в которой имеются Спальный План Альфа для Крайних Случаев, несколько перевозбуждённых рыцарей и один многострадальный слуга.

Размещение текста на других ресурсах запрещено.
Комментарии:Примечание автора: Написано в соавторстве с vensre, оригинальная идея и название принадлежат ей. Однажды она написала мне на мыло: «Представь, если сможешь, что когда Артур путешествует со своими рыцарями и поблизости нет никакой опасности, то они все спят вповалку, одной большой кучей, как щенки». На что я ответила: «РАЗУМЕЕТСЯ, все рыцари спят щенячьей кучей-малой. В смысле, в этих палаточных лагерях ведь так холодно! А вместе ещё и безопаснее. И… эээ… да. У меня в голове теперь крутятся забавные образы, как рыцари Камелота выясняют, кто у кого стянул одеяло, и велят Борсу прекратить пинать Гавейна в голень».
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2011-09-19 15:20:19
  просмотреть/оставить комментарии
Рыцарская куча-мала


Уловки и манёвры рыцарей начались сразу после ужина. Начались они с пристальных взглядов и пересаживаний с места на место у костра в попытке оказаться ближе к принцу. Тот, разумеется, сразу всё понял и, как обычно, забавлялся зрелищем. Мерлин обменялся с Перси многострадальным взглядом и, захватив узду, которую зашивал, подчёркнуто уселся как можно дальше от хозяина: сэр Борс едва не поджёг свою охотничью куртку, ринувшись быстрей занять оставленное слугой место подле принца. Когда Борс разместился, спихнув всех вбок так, что сидевший на краю Перси слетел с бревна, тот решил, что Мерлин поступил мудро, и тоже отошёл на гораздо менее людную сторону костра.

– Думаю, Борс сегодня ночью добьётся своего – никто не встанет у него на пути, – с ухмылкой сказал Мерлин, когда Перси уселся рядом.

– Кроме сэра Райса, – Перси внимательно посмотрел на рыцаря: тот попытался проделать рискованный манёвр с «гигантским зевком» в надежде подстрекнуть принца ко сну, пока сам находился ближе всех к спальникам и мог этим воспользоваться. К сожалению для него, принц всё ещё слушал трагическую историю сэра Генри о том, каково быть Теплее Всех Остальных – недуг, которым тот страдал с раннего детства и который проявлял себя главным образом по ночам.

– Если только он снова не планирует стащить мой спальник, – мрачно ответил Мерлин, затягивая нитку и обрывая её зубами (с излишней силой).

– Но принц ведь разделил с тобой свой! – в шоке сказал Перси, отматывая Мерлину новую нитку. Действительно, жест принца сам по себе был очень любезен, но казался вдвойне замечательным, стоило вспомнить лицо сэра Райса.

– Перси, – произнёс Мерлин, когда тот поднёс нитку ко рту, – ты когда-нибудь спал с принцем?

Последовал неловкий момент, когда Перси чуть не прокусил себе язык насквозь.

– Позволь перефразировать, – сказал Мерлин, как только рыцарь прекратил плеваться кровью и мокрыми обрывками ниток. – Если бы тебе досталась великая привилегия разделить спальник с этой королевской задницей, ты бы знал, что он пинается как сумасшедший и сгребает все одеяла.

Перси не знал, как ответить. Главным образом потому, что не чувствовал язык.

– И вообще, – продолжил Мерлин с еле заметной улыбкой, – мне не хочется лишать его волнующей компании сэра Райса.

Любой скептичный комментарий, который Перси был способен ответить, оборвался, когда принц в этот момент зевнул и потянулся – заставив нескольких рыцарей выжидающе напрячься. А сэр Карадок (перебравший сидра) так переволновался, что опрокинулся с бревна, и Борсу с Гаретом пришлось поднимать его, сопровождая дело пыхтением и иканием (со стороны Карадока).

– Сир! – провозгласил он, с горем пополам приняв вертикальное положение. – Ночь холодна, нам надо спать прижавшись!

Несколько рыцарей закатили глаза, с двух сторон послышался шёпот «тонкий намёк»; Борс прочистил горло и любезно произнёс:

– Карадок прав, сир, воздух прохладный, а мы не хотим, чтобы вы заболели.

Со всех сторон закивали, а сэр Гавейн добавил, какие ужасные последствия вызывает обморожение тела.

– Хорошо, – вяло сказал принц после долгих раздумий. – Ради Блага Королевства нам придётся применить Спальный План Альфа для Крайних Случаев.

– Конечно, сир, – Борс уже незаметно отходил к своему спальнику; Гавейн, Райс и Агравейн от него не отставали.

– Это тот план, что с козой? – спросил Карадок.

– Это спальный план дельта, идиот, – прошипел Гарет, швыряя Карадоку его спальник.

– Ну, началось, – произнёс Мерлин со смиренным выражением лица.

Действительно, очень впечатляюще наблюдать, как лучшие друзья и товарищи становятся такими… решительными… когда на кону стоит место для ночлега. Ради собственной безопасности Перси остался в стороне от внезапной рукопашной, что разразилась, когда спальники были расхвачены и братья по оружию принялись грубо пихаться локтями под нескончаемые «ауч!» и «мошенник!». Но вот наконец последняя стычка окончилась, ворчание стихло, а Карадок попытался приспособить бедро Гарета вместо подушки, – и рыцари установили некую спальную иерархию вокруг величественно-равнодушного принца Артура. («Ха! – сказал Мерлин. – Не позволяй ему себя одурачить, он заставил меня упаковать его супер-большую подушку».) Глядя сквозь пламя, Перси решил, что уже безопасно поискать себе собственное место.

– Забудь об этом, Борс. Ты снова спишь с краю, если, конечно, не хочешь, чтобы мы тебя связали.

А возможно и нет.

Борс, успевший занять место рядом с Королевским Спальником, покраснел.

– Так нечестно.

– А всё потому, что ты пинаешься! – сказал с другого боку Гавейн.

– Я же не могу себя во сне контролировать, – едва не хныкал Борс.

– Извини, Борс, – твёрдо ответил принц. – Я не терплю пинающихся.

Мерлин фыркнул, когда Борс Плотно Сжал Губы – этим жестом рыцари Камелота прославились на четыре королевства.

– Однако, – продолжил принц после секундного раздумья, – полагаю, у меня в ногах как раз есть свободное место.

Плотно Сжатые Губы Борса задрожали. Он прижал руку к груди и произнёс:

– Конечно, сир, почту за честь!

(Перси готов был вечно клясться, что в этот момент слышал шёпот Гарета «подхалим», но доказать это было невозможно).

– А теперь, – сказал принц, кладя руки на бёдра и с тяжёлым вздохом оглядывая остальных – все рыцари тут же замерли, стараясь не шевелить ногами и при этом выглядеть тёплыми. – Мне всё ещё нужен кто-то, кто будет спать рядом.

Гарет многозначительно кашлянул, а Карадок, очевидно, растеряв последние остатки трезвости, взвил руку в воздух и начал подпрыгивать, едва не лопаясь от возбуждения.

– Ох, ради всего святого, – с чувством произнёс Мерлин.

– Это должен быть кто-то тёплый, – принц нахмурился, словно в глубокой задумчивости.

– Спорим, что могу проклясть его прямо отсюда, – Мерлин сделал вид, что размышляет. Перси сдержал улыбку.

– Кто-то, кто не слишком вертится…

Все рыцари замерли Как Истуканы. Кроме Карадока, который Упал Пластом.

– …и определённо не храпит.

– Значит, Гавейн исключается, – сказал Мерлин.

– Я решил, – объявил принц. Оставшиеся рыцари заметно напряглись.

– Спасибо, господи, за твоё милосердие, – послышалось бормотание справа от Перси.

– Мерлин! – Мерлин укололся иглой, когда принц внезапно повернулся к нему, выглядя, даже на взгляд Перси, слишком самодовольным и явно наслаждающимся ситуацией. – Тащи сюда свой спальник.

Все рыцари уставились на Мерлина, который недоумённо смотрел на принца, посасывая палец.

– Что? Зачем?

Принц наградил его испепеляющим взглядом.

– Затем, что может пойти дождь, и я хочу соорудить навес, – Мерлин уставился на него. – А зачем, по-твоему? Идиот.

– Вы… своего слугу… поверх всех нас? – ошеломлённо вопросил сэр Райс.

– Едва ли, – ответил принц Артур. – Полагаю, все согласятся, что именно мой комфорт здесь превыше всего?

Послышался общий одобрительный шёпот. Несколько пар глаз уставились на принца с надеждой – без сомнения, ободрённые тем, как Мерлин выразительно нахмурился и отказался подниматься с бревна, на котором сидел вместе с Перси, – даже несмотря на мягкое подталкивание последнего.

– Так что я буду спать рядом с Мерлином, – подытожил принц, снова с тем выражением лица, которое Мерлин, на памяти Перси, называл «мордой самодовольного кота». – Потому что он самый уютный.

– Я протестую! – воскликнул Мерлин.

– Крепись, – с ухмылкой ответил принц Артур. – Я принц, и я решаю, кто какое место займёт в Спальном Плане Альфа для Крайних Случаев.

– Ты просто хочешь поприжиматься, – проворчал Мерлин, вызвав шокированный вдох Райса и смешки Гавейна с Агравейном.

– Прошу прощения? – рявкнул принц.

– Я сказал «Самая ночка сгруппироваться», – Мерлин ангельски улыбнулся.

Принц скептически хмыкнул и многозначительно смотрел на Мерлина, пока тот не поднялся на ноги и не потащился неохотно на другую сторону костра: его явное отсутствие энтузиазма вызвало у остальных возмущённые взгляды. Перси последовал за ним, достав свой спальник с берега – сэр Райс явно намеревался забросить его в реку, но, к счастью, прицел у него был неважный. Он повернулся обратно к лагерю как раз вовремя, чтобы увидеть, как Мерлин швырнул свой спальник на землю и неизящно шлёпнулся на него.

– Если пнёшь меня, я подожгу твои бриджи, – громко заявил он, рванув одеяло до самого подбородка. Рыцари вокруг мудро решили притвориться глухими и начали устраиваться как можно ближе к принцу, едва удерживаясь, чтобы не улечься на него сверху (это, как понял Перси, было не принято королевским этикетом даже во время Спального Плана Альфа).

Принц Артур лёг на собственный спальник, подтащил мерлиновский на несколько дюймов ближе и тщательно взбил свою гигантскую подушку, ударив ею слугу. Несколько раз.

– Принцы не пинаются, Мерлин.

– А задницы ещё как, – ответил тот приглушённо, предварительно натянув на голову одеяло, так что наружу торчал лишь вихор чёрных волос.

К счастью для Мерлина, принц слишком удобно улёгся и, вместо того чтобы придушить слугу подушкой, лишь лениво щёлкнул его по уху сквозь толстое одеяло.

Перси со вздохом начал аккуратно пробираться меж сбившимися в кучу телами – хотя все лежали так близко, что места между ними практически не осталось. Расположившийся рядом с Борсом Райс ухмыльнулся Перси и нарочно выставил ногу – вынудив его совершить позорный скачок, чтобы не упасть лицом в сэра Гарета. Когда Райс издал сдавленный смешок, Мерлин высунул лицо из одеяла и хмуро уставился на Перси в темноте.

– Что ты делаешь, чёрт побери?

Балансирующий на одной ноге, со спальником в руках, Перси угрожающе покачнулся:

– Э-э…

Мерлин закатил глаза.

– Иди сюда, ты не крупный, как раз поместишься, – с этими словами он грубо ткнул принца локтём в бок и твёрдо сказал: – Подвинься, увалень, Перси не может улечься, ты половину лагеря занял.

– О, я вовсе не… – начал Перси, но умолк, когда принц Артур поднял голову и недовольно взглянул на Мерлина – тот упрямо глядел в ответ, пока принц не заворчал и не подвинулся, чуть не раздавив при этом Агравейна. Перси разложил спальник на крохотном местечке между Мерлином и Гавейном, стараясь игнорировать сэра Райса, пытающегося убить его Силой Взгляда, и свернулся под одеялом, слушая лёгкое копошение и шорох одежды в успокаивающемся лагере.

Несколько минут всё было тихо.

Пока…

– Ауч! – раздался голос Мерлина. – Я так и знал! Я так и знал, что ты это сделаешь! Ты, и твой дурацкий план, и твои дурацкие...

– Вы слышали это, господа? – перебил сонный голос принца. – Полагаю, мой слуга хочет, чтобы мы отказались от Спального Плана Альфа для Крайних Случаев.

Тут же послышалось потрясённое аханье и возражения – рыцари приподнялись, чтобы громко выразить недовольство, а Карадок пригрозил утопиться в реке, если произойдёт такой ужас.

– Так что ты там говорил, Мерлин? – спросил принц, всё ещё сонным голосом, но с явным самодовольством. Гарет в это время с трудом уложил Карадока обратно на одеяла, чтобы тот не причинил себе вред.

– Ненавижу вас всех, – произнёс Мерлин после долгой паузы.

А затем уже действительно наступила тишина.


The End


"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"