Пока дышу – надеюсь

Автор: Neprikayannaya
Бета:Dark Izrafell
Рейтинг:PG-13
Пейринг:СС/ЛЭ, ДжП/ЛЭ
Жанр:Drama
Отказ:Всё не моё
Вызов:Веселые старты 2010
Цикл:LE+SS [0]
Аннотация:«В тайниках ледяного сердца спрятан очень большой секрет,
Как одна короткая встреча затянулась на несколько лет…»(с)
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2011-07-16 21:22:50 (последнее обновление: 2011.07.16 21:22:27)
  просмотреть/оставить комментарии
Она садится, отбросив в сторону простыню, потягивается. Линия позвоночника чуть изгибается, повинуясь движению. Волосы – неприбранные, спутанные – свободно рассыпаются по плечам. Крошечные веснушки, покрывающие её плечи, почти не заметны в полумраке спальни, но Северус знает, что они есть

Она поворачивается к нему, всё ещё лежащему на постели, мягко улыбается. «Пора», - говорит эта улыбка. Северус кивает, приподнимается на локте, тянется к её губам. Она отвечает нежно, без страсти. Северус ненавидит эти прощальные поцелуи.

* * *
Эскалатор равномерно движется вверх. Лили бездумно смотрит на металлические ступеньки, кажущиеся такими прочными. Ещё несколько мгновений, и они разгладятся, исчезая в узкой щели, чтобы затем появиться вновь там, внизу.

Вечное движение. Круг за кругом. С раннего утра до позднего вечера. Всего несколько часов отдыха, а потом снова – снизу вверх, чтобы все видели и сверху вниз – там, где не видит никто.

Оживлённая, пахнущая суетой улица, вечно спешащие люди. Лили машинально переходит дорогу и оказывается на вокзале. Кассир равнодушно продаёт ей билет на ближайшую электричку. Странный способ добираться до дома для волшебницы, но Лили нравится. Полчаса на метро, ещё сорок минут в электричке. Вполне достаточное время, чтобы привести мысли в порядок и вновь стать добродетельной Лили Поттер, возвращающейся домой от своей сестры-маггла. Знала бы Петуния, для чего служит её имя…

Лили не помнит, когда отношения с Джеймсом стали почти невыносимыми. В какой неуловимый момент вечная бесшабашность мужа перестала её смешить и начала вызывать раздражение. Джеймс Поттер - балагур и свой парень в любой кампании. Отважный аврор, сломя голову бросавшийся под самые страшные заклятия. Человек, идущий по жизни лёгкой походкой. Как весело было с ним в школьные годы. Как надёжно перед лицом страшной опасности. И как невыносимо холодно в простой, тихой семейной жизни. Внимания Джеймса хватало для всех: друзей и коллег, квиддича и опасностей, субботних посиделок в барах, воскресных пикников на природе. И только дома Лили видела его всё меньше и меньше. Джеймс говорил о любви: часто, открыто… словно на показ. Он играл с их сыном, громко смеясь, восторженно замечая, как Гарри похож на него. Но при первой же возможности сбегал на работу. Постоянные дежурства в аврорате, бесконечные рейды по самым мрачным закоулкам магического Лондона, частые командировки в другие города. Лили проводила одинокие вечера и ночи, полные волнения за жизнь мужа. И в конце концов её чувства не выдержали. Любовь, казавшаяся незыблемой, истаяла, остались лишь привычки и обязательства. И Гарри. Ребёнок, ради которого Лили из последних сил старалась сохранить семью.

Самым страшным было то, что Джеймс словно не замечал возникавших проблем. На все попытки поговорить - отшучивался. Единственная, по-настоящему серьёзная беседа между супругами, произошла около трёх лет назад. В тот день Лили, так и не добившись от мужа чего-то более вразумительного, кроме фразы «я не понимаю что не так, дорогая», всё же хлопнула дверью.

Все волшебники знают, что аппарация – не простое дело. Нужно быть предельно сосредоточенным в момент перемещения, иначе последствия могут быть ужасными. В тот день Лили, исчезая прямо с крыльца собственного дома, не помнила об этом правиле. Но судьба оказалась благосклонна. Поток аппарации доставил рассерженную волшебницу целой и невредимой на главную улицу Хогсмида.

Позднее Лили часто думала почему переместилась именно в Хогсмит и не находила ответа. Хотелось ли ей вновь очутиться там, где она была юной и счастливой? Или она просто стремилась оказаться как можно дальше от собственного дома? В любом случае, появившись посреди волшебной деревушки, Лили не ожидала столкнуться с Северусом Снейпом.

Лили узнала Снейпа сразу. За прошедшие годы, что они не виделись, Северус мало изменился. Всё такой же худой и мрачный. Некрасивые, резкие черты лица, чёрные, холодные глаза, длинные, неухоженные волосы. Разве что осанка изменилась. Вместо вечно ссутуленных плеч – идеально прямая спина.

На несколько мгновений они оба застыли, ошарашенные встречей, явно не зная как себя вести. А потом Лили отвернулась, собираясь уйти. Тихое «здравствуй» заставило её остановиться.

В тот день они сидели у Росмерты до позднего вечера. Сначала молча тянули медовуху из высоких стаканов. Потом начали говорить. Точнее, Северус начал. А Лили слушала. Слушала и не узнавала в этом спокойном, рассудительном человеке своего друга детства.

Они ушли из паба перед самым закрытием. Долго стояли на улице. Снова молчали.

- Знаешь, - сказал тогда Северус, - Я действительно очень рад был тебя повидать. И… прости меня, Лили. За всё.

Глядя в спину уходящему Снейпу, Лили вдруг поняла, что действительно больше не сердится на него.

Возвратившись домой, она застала идиллическую картину задремавших на диване в гостиной сына и мужа. Ссора была позабыта. Но, получив через неделю записку от Северуса с предложением встретиться, Лили ответила согласием.

* * *
Северус захлопывает дверь квартиры и спешит вниз по лестнице. Он всегда уходит последним. Старательно наводит в квартире порядок, принимает душ, тщательно одевается. Четыре десятка пуговиц послушно проскальзывают в петли, повинуясь длинным пальцам.

Соседи по дому на редкость не любопытны. Обычные серые магглы, живущие своей скучной жизнью. Им нет дела до странных обитателей квартиры №18.

Отвратительно ясное августовское небо почти не заметно за рядами высоток. Северус спешит вдоль улицы, подальше от дома. Всё, чего ему сейчас хочется, это оказаться как можно дальше от кирпично-бетонного мира магглов. Через пару кварталов попадается пустынная подворотня. Хлопок аппарации на мгновение вливается в шум города.

Дубовая дверь «Флориш и Бллотс» радует глаз привычной потёртостью. Латунная ручка приятно ложится в ладонь, петли слегка поскрипывают. Северус почти улыбается, заходя в лавку.

Высокие ряды стеллажей до отказа заполнены всевозможной литературой. Кажется, в магазине можно найти любую книгу – от школьных учебников до весьма редких старинных трактатов. Северус привычно проходит к дальней от входа стене. Именно там, на одной из полок, виднеется табличка, решившая его судьбу…


… - Вам нужно в секцию «Секреты Зельеварения», мисс. Это у дальней стены.

Северус оторвался от книги, которую листал, и повернулся на голос продавца. Вовремя. У прилавка стояла Лили Эванс. «Поттер», мысленно поправил себя Северус, скрываясь за ближайшим стеллажом.

Пункт наблюдения оказался на редкость удачным. Снейп видел, как Лили подошла к секции зельеварения, как достала с полки один из тяжёлых томов. В хрупких руках книга казалась особенно громоздкой.

Замерев, Северус жадно всматривался в такую близкую и такую недоступную фигуру своей бывшей подруги. За четыре года, что прошли с окончания Хогвартса, Лили стала ещё красивее. Тонкие, когда-то по девчачьи заострённые черты, приобрели мягкость и женственность. Рыжие волосы были собраны в высокий пучок, из которого выбивались крошечные завитки у основания шеи. Жаль, что с такого расстояния не видно ярко-зелёных глаз.

Северус смотрел, не отрываясь, боясь пропустить малейшее движение. Как давно он не видел её! После тех неосторожных слов на пятом курсе они перестали общаться. Лили не простила Северуса, несмотря на бесчисленные извинения. Но в школе он мог видеть её каждый день. Видеть и надеяться, что однажды она передумает.

А потом Хогвартс закончился. Недавние ученики разлетелись кто куда. Северус, твёрдо выбравший свой путь, пришёл к магу, идеям которого безоговорочно верил. Тёмный Лорд благосклонно принял в ряды своих сторонников молодого, подающего надежды, выпускника. Ему импонировала страсть Северуса к изучению тёмных искусств, его живой ум и восприимчивость к новым знаниям. Тогда, в первый год своего служения, Снейп впервые чувствовал себя по-настоящему значимым. С его мнением считались сильные маги, его боялись слабые. Казалось, вот-вот весь мир падёт к его ногам. Что ещё нужно, чтобы вскружить юную семнадцатилетнюю голову.

Уже позднее, не понаслышке познакомившись с методами своих коллег, Северус задумался о правильности всего происходящего. Он не любил магглов. Его отец – ярчайший пример того, какими отвратительными бывают обычные люди. Такие достойны самой жестокой смерти. Но почему один волшебник должен убивать другого волшебника Северус не понимал. Идея чистокровности была чужда для того, в чьих жилах течёт смешанная кровь.

- Лили! – сухой скрипучий голос заставил Снейпа вздрогнуть.

- Здравствуйте, миссис Лонгботтом.

Высокая сухощавая дама, в шляпе, увенчанной головой грифона, степенно подошла ближе.

- О, дорогая, просто Августа. Я же просила.

- Конечно. – Лили тепло улыбнулась, и Северус невольно залюбовался этой улыбкой. – Как поживаете, Августа?

- Как и все. Держим двери и окна наглухо закрытыми и спим с волшебной палочкой под подушкой. А вот ты неосторожна, моя милая, разве можно в твоём положении разгуливать одной!

Улыбка Лили стала слегка смущённой, а на щеках показался румянец.

- Откуда вы…

- Алиса рассказала, что встретила тебя в Мунго. Когда планируется счастливое событие?

- В конце июля, если верить целителям. Так же как и у вашей невестки.

Северус пытался понять, о чём идёт речь. Опасность? Мунго? Положение?.. Он ещё раз внимательно оглядел Лили с головы до ног. Тёмно-синяя мантия была несколько шире, чем необходимо такой стройной женщине. Тяжёлые складки удачно скрывали линию талии. Догадка отдалась резкой болью в сердце. Лили ждёт ребёнка. Его прекрасная Лили ждёт ребёнка от Поттера.

Не разбирая дороги, Северус покинул магазин. Остаток дня он заливал своё горе в «Кабаньей голове». И именно поэтому стал свидетелем разговора Дамблдора с Трелони.

Выдворенный на улицу рассерженным хозяином заведения, Снейп как заведённый повторял про себя услышанное за сегодня.

«…рождённый на исходе седьмого месяца…».

«В конце июля, если верить целителям…»

… рождённые в конце июля…

Он убьёт её. Убьёт. Тёмные Лорд никого не щадит. Он не должен узнать о пророчестве!

Но Северус не был единственным посетителем «Кабаньей головы» в этот вечер. Уже к утру Воландеморт знал о пророчестве. Всем его слугам был дан приказ найти информацию о ведьмах, ждущих рождения ребёнка в ближайшие месяцы.

Спустя два дня сомнений и споров с самим собой, Снейп обратился к Дамблдору за помощью. И тот помог. Спрятал, защитил, не дал погибнуть. Видеть Лили счастливой рядом с Поттером было больно. Но представить, что её не будет совсем – невыносимо.


* * *
Погода испортилась неожиданно. Небо, ещё вчера светлое, затянуло серыми облаками. Лили торопливо идёт от станции метро. На душе муторно. Совесть, не раз дававшая о себе знать, сегодня особенно настойчива.

Утром Лили, как и каждую среду, отправила Гарри к Августе и Невиллу, отнесла в аптеку приготовленные зелья. Джеймс вторые сутки пропадает на каком-то задании, даже сову не прислал. А она спешит на встречу с Северусом. Предчувствие чего-то плохого не даёт собраться с мыслями.

Вот и заветный подъезд. Третий этаж, чёрная дверь справа от лестницы. Северус уже в квартире. Входя, Лили улавливает аромат жасминного чая и свежих булочек. Глубоко вдохнув, она проходит в гостиную.

- Привет.

Северус сидит в единственном кресле. Оно большое и очень удобное. Рядом на низком столике сервирован чай.

- Иди ко мне.

Северус протягивает руку и Лили подходит ближе, садится к нему на колени. Сильные руки тут же крепко обнимают её.

- Что-то случилось?

Лили трясёт головой, прижимается сильнее, прячет лицо у него на плече. Удивительная способность Северуса чувствовать её настроение сегодня некстати.

- Лили. – Он мягко отстраняет её, заглядывает в глаза. – Что?

- Ничего. – Она заставляет себя улыбнуться. – Просто устала очень. Всю неделю занимались приготовлениями. Гарри скоро уезжать и…

Непрошеные слёзы всё же текут по щекам. Мерлин, как глупо!

- Ну-ну, не надо, – Северус снова прижимает её к себе. – Ты же помнишь, как здорово в Хогвартсе. Уверен, твоему сыну понравится школа. Даже не смотря на то, что у него будет такой учитель, как я.

- Да уж, наслышана, – фыркает Лили. – Только… Северус, что я буду делать дома одна?

- К моему великому сожалению, дома ты будешь не одна.

- Северус…

- Не надо, Лили. Пожалуйста. Ты знаешь моё мнение на этот счёт. Я буду ждать столько, сколько понадобится. Только не нужно говорить сейчас о нём. Хорошо?

Она кивает и целует его. Поцелуй выходить солёным и отчаянным. Не думать! Забыть обо всём, что находится за пределами этой квартиры. Просто быть с ним – здесь и сейчас.

Дыхание быстро сбивается. Руки нетерпеливо тянутся к одежде. Губы Северуса скользят вниз, лаская шею, целуя освобождённые от покровов плечи. Лили зарывается пальцами в чёрные волосы, чуть откидывается назад, тихонько стонет.

Стук в оконное стекло звучит неожиданно. Лили вздрагивает и поворачивается к окну. За ним, неодобрительно нахохлившись, сидит большая бурая сова.

* * *
«Лили!
Джеймс попал в больницу. Приходи как можно скорее.
Сириус»


По коридорам св. Мунго Лили почти бежала. Блэк встретил её в холле больницы. Коротко объяснил, что во время операции по задержанию преступника в Джеймса попало несколько несовместимых между собой заклинаний.

- Меня к нему не пускают, – досадовал Сириус, - Говорят, пока можно только родственникам.

В палате была занята лишь одна кровать. Лили осторожно приблизилась. Бледное до синевы лицо Джеймса выглядело очень измождённым. На голове – пропитанная резко пахнущим зельем повязка. Правая рука на перевязи.

- Вашему мужу очень повезло, миссис Поттер. Всё могло быть намного хуже.

Лили обернулась. Пожилой колдомедик стоял у двери.

- Мы сделали всё необходимое и погрузили мистера Поттера в сон. Так что поговорить с ним вы сможете не раньше завтрашнего утра.

- Могу я остаться здесь?

- Можете.

Колдомедик ушёл, а Лили опустилась на стул у кровати. «Никогда», - пообещала она сама себе, - «никогда больше не предам его».

* * *
Стрелки часов ползли невыносимо медленно. Северус дважды заваривал себе чай, несколько раз открывал и закрывал шторы на окнах, пытался читать принесённую с собой книгу - лишь бы не смотреть на проклятые часы.

Неожиданный уход Лили на прошлой неделе выбил Снейпа из колеи. Она аппарировала прямо из квартиры, чего никто из них никогда не делал. На следующий день в «Пророке» появилась небольшая статья об успешной операции аврората сопряжённой, правда, с некоторыми отрицательными последствиями. В частности, серьёзным ранением одного из сотрудников.

Северус не стал посылать письмо, надеясь, что Лили при необходимости сама с ним свяжется. Но она молчала. И Снейпу оставалось только ждать следующей среды.

Щёлкнул замок на входной двери, послышались тихие шаги. Лили вошла в гостиную, остановилась у окна, и Северус всё понял. Недельное ожидание неизбежного завершалось. Накатила какая-то обречённая усталость.

- Нам нужно поговорить, – она почти шептала.

- Не нужно, – Северус отвернулся. – Ты выбрала. Снова.

- Северус…

- Не нужно, - повторил он жёстче, - Я понимаю. Только… Я буду ждать тебя.

- Северус, пожалуйста!

Лили подошла ближе, опустилась на колени перед креслом.

- Не нужно этого, слышишь! Ты… я… всё это не правильно было с самого начала. Я не должна была так поступать. Ни с тобой, ни с Джеймсом. А я…

Лили опустила голову, закрывая лицо ладонями, её плечи вздрагивали. Северус подумал, что должен обнять её. Обнять, успокоить, сказать «всё будет хорошо»... Но не сделал этого.

Он смотрел на бесконечно любимую женщину, решившую вновь оставить его. Смотрел и понимал, что всё равно будет ждать её. Приходить в эту квартиру каждую неделю, сидеть тут часами и ждать. Потому что она – единственный человек на этом свете, который заставляет его сердце биться.

* * *
Зелье тихонько кипит, приобретая жёлтовато-серый оттенок. Лили механически добавляет следующий ингредиент, помешивает строго определённое количество раз. За последние два месяца работы в аптеке прибавилось. Осень. Всем нужны противопростудные зелья.

Гарри пишет каждую неделю. Ему нравится Хогвартс, новые друзья и уроки. Джеймс вернулся в аврорат сразу же, как встал на ноги. Первый шок от увиденного в больнице, давно прошёл. Поначалу, напуганная и полная решимости загладить вину, Лили попыталась воскресить былые чувства к мужу. Но ничего не вышло. Джеймс был по-прежнему весёлым и лёгким на подъём. Встав с постели, он тут же затеял квиддичный матч с друзьями. Потом была вечеринка по случаю выздоровления. Ещё через день он вернулся на работу и влез в очередное расследование с необходимостью ночных дежурств. Вечера Лили проводила в одиночестве.

Но самым тягостным испытанием стали воспоминания. Стоило Лили на минуту задуматься, как память услужливо подкидывала ей образ Северуса. Хмурый, довольный, сосредоточенный, улыбающийся – он появлялся перед её внутренним взором, и от этого хотелось реветь. Громко, в голос. Признаться Джеймсу во всём, а потом уйти, хлопнув дверью. Лишь мысль о том, какую боль это причинит мужу, заставляла её оставить всё как есть.

Часы пробили четыре пополудни и Лили, одетая по-маггловски, вышла из дома. Ещё одно напоминание о встречах с Северусом. Она так и не придумала, как объяснить Джеймсу неожиданно прекратившиеся «визиты к сестре». Каждую среду Лили приходилось уходить из дома, чтобы не вызывать подозрений.

Холодный ноябрьский ветер неприветливо дул в лицо. В такую погоду хотелось сидеть дома у камина и греться горячим чаем. Лили шла в сторону вокзала, то и дело поправляя широкий шарф, норовивший размотаться. Привычно невесёлые мысли не давали сосредоточиться на дороге. Резкий визг тормозов заставил Лили отпрянуть назад.

- Вы с ума сошли?! – водитель машины высунулся в окно и кричал что было сил, - совсем не видите, куда идёте?!

Прохожие начали останавливаться, с интересом наблюдая за развернувшейся сценой.

- Немедленно позовите полицейского! – надрывался водитель.

Но Лили не слушала. Развернувшись на каблуках, она побежала обратно, в сторону дома.

Входная дверь оказалась не заперта. Лили не сильно удивилась. Джеймс иногда забывал её захлопнуть, когда возвращался домой. Всё шутил, что к аврору в дом полезет только сумасшедший.

Что ж, отлично. Раз Джеймс дома, она сможет ему всё рассказать. Про водителя, который чуть не сшиб, про сестру, с которой поссорилась ещё до рождения Гарри, про надоевшие одинокие вечера, про Северуса…

В гостиной ярко горел камин. На диване лежал Джеймс, крепко прижимая к себе светловолосую девицу. Полурасстёгнутая одежда обоих не оставляла возможности изобрести какое-либо оправдание.

Пара на диване так увлеклась процессом, что не сразу заметила чужое присутствие. Лишь когда Лили начинает смеяться, Джеймс испуганно скатывается на пол, отпихнув свою подружку.

- Лили?!

Искреннее изумление мужа заставляет Лили рассмеяться ещё сильнее. Джеймс выглядит до нельзя нелепо: растрепанный, полураздетый, на полу собственной гостиной. Девушка, брошенная на диване, лихорадочно поправляет одежду.

- Лили, я всё объясню…

Но она не хочет слушать. Смех душит, выступившие на глазах слёзы напоминают истерику.

- Не надо, – Лили отступает от пытающегося приблизится к ней Джеймса. – Сейчас ничего не надо. Потом.

Лили выбегает на крыльцо, громко хлопнув дверью. Осенний воздух больше не кажется ледяным. Он освежает, наполняет лёгкие, кружит голову. Лили поднимает глаза к небу и счастливо улыбается, отдаваясь потоку аппарации. К дракклам поезда! Северус ждёт.

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"