Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Замок из песка

Оригинальное название:Mansion Built Upon Sand
Автор: Jinko, пер.: Lady_Astoria
Бета:Karreo
Рейтинг:NC-17
Пейринг:ГП/ДМ, СС/РЛ
Жанр:AU, Angst
Отказ:отказ от всех прав
Аннотация: Вступление в наследие - важное событие в жизни вейлы. Он или она выбирает своего партнера... Он взглянул в зеленые глаза и почувствовал боль. Гарри Поттер был его партнером.
Комментарии:
Каталог:AU, Книги 1-6, Альтернативные концовки, Вейлофики
Предупреждения:слэш, mpreg, ненормативная лексика, OOC, AU
Статус:Не закончен
Выложен:2010-12-15 01:22:02 (последнее обновление: 2011.01.17 00:58:50)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 0.

Когда на свет появляется вейла, она получает свою вторую половинку. Возраст неважен, партнёр может родиться позже вейлы, в может и раньше. День до семнадцатилетия для вейлы становится по-настоящему самым мучительным за всю жизнь.

Во-первых, ей (или ему) необходимо принять зелье, чтобы предотвратить беспамятство в последующие три дня, а затем тело начинает изменяться. Если ЕМУ суждено быть навсегда с другим мужчиной, то тело станет более женственным, чем у партнера. И наоборот, женщина - вейла с партнёром женского пола будет более мужественной. Если вейла и ее вторая половинка противоположного пола, то вейла изменится в сторону мужественности или женственности в соответствии со своим полом. Физические перемены в структуре организма вызывают сильную боль у всех вейл.

Мужчина-вейла с мужчиной в качестве партнера приобретет некоторые черты строения женщин, чтобы иметь возможность родить ребенка. В первый же день преобразования начнет развиваться матка и все, что требуется для плода.
У женщин, которым суждено быть с женщиной, появляются внутренные системы, производящие сперму. Она может выводится из любой части тела по желанию.



На второй день (собственно в день семнадцатилетия) она (или он) будет чувствовать агонию, перед глазами будет стоять нечёткий образ партёра. Каждый раз картинка будет становиться всё понятнее. Как только это произойдет и человек будет узнан. Если вейла окажется достойной своего партнера, боль стихнет. Для тех, кто причинял своему избраннику вред, страдания усилятся и продлятся до тех пор, пока вейла не испытает полностью всю ту боль, которую причинила своему партнёру. Это может занять много времени.
Третий день - последний (день после семнадцатилетия). Это этап появления крыльев. Когда крылья (обычно чешуйчатые) проявятся полностью и пройдут сквозь кожу спины, вейла повзрослеет.

В этот период вейле необходит покой. Но не допускается спать, за исключением ночи между вторым и третьим днем. Если она уснёт, то не сможет узнать своего партнёра. Рекомендуется принять зелье или использовать заклинание для поддержания бодрости, а также постоянно снабжать вейлу болеутоляющими средствами.

Узнав партнёра, вейла будет делать всё, чтобы заполучить взаимность и быть вместе со своей половинкой до самой смерти. Она не сможет ничем навредить ей, иметь сексуальные связи с кем-то другим и будет абсолютно преданной партнёру. Они связываются между собой после того, как узаконивают отношения. Когда вейла и партнёр спариваются обмен кровью необходим, чтобы они стали единым целым, были вместе разумом, телом и душой.Для этого обычно произносятклятку после укуса в изгиб шеи. Это не простая связь, она оставляет след как знак того, что отныне двое принадлежат друг другу. Не известно, к чему может привести разрыв такой связи (т.к. никто ещё не пытался).








Гарри Поттер был более чем удивлен, когда близнецы Уизли, Фред и Джордж, аппарировали в его спальню, на Прайвет Драйв, 4, за семь дней до его семнадцатого дня рождения. Он не ожидал ничьего визита. Всем членам Ордена Феникса после смерти Дамблдора было запрещено забирать его у Дурслей. Поэтому, когда Джордж схватил его сумку, Гарри потребовал объяснений.
- Люциус Малфой сбежал из Азкабана, - ответил Фред, наблюдая за братом.
- А другие Пожиратели? - подскочил Гарри.
- Другие нет, - произнес Джордж. - Не знаем как, но Малфой как-то сумел вырваться и сбежать.
- Он что-то замышляет, и мы доставим тебя в более безопасное место, - добавил Фред.
- Дамблдор говорил, что я должен оставаться здесь до совершеннолетия, - возразил Гарри.
- Да? А что случится, когда тебе исполнится семнадцать? Они просто дождутся, пока исчезнет защита, и схватят тебя! Орден уже отмёл такой вариант.
Щеки Гарри немного покраснели. Настаивать было так же бесполезно, как и пытаться заставить портрет миссис Блэк заткнуться.
- Когда это произойдет?
Неожиданно дверь в спальню распахнулась. Трое Дурслей вытаращили глаза.
- Что здесь творится? - потребовал ответа дядя Вернон. Джоржд по-прежнему продолжал держать гаррину сумку.
- Мы забираем Гарри в более безопасное место, - вздохнул Фред. - Плохие парни вернулись, и мы думаем, что лучше спрятать вашего племянника в другом месте, прежде чем они похитят его.
У маглов отпали челюсти.
Гарри тяжело вздохнул:
- А я думал, что проживу еще неделю без криков миссис Блэк.
Фред и Джордж переглянулись.
- Нет, ты не понял, - произнес Фред, пожимая плечами.
- Нам приказали доставить тебя в Хогвартс.





Глава 1. Апельсиновый цвет

Причины, почему вейле требуется партнер, неизвестны. Каждая вейла страстно желает своего партнера, а ее любовь не поддается описанию. Ей необходимо произвести на свет наследников для своего партнера, однако, в некоторых случаях партнер не хочет детей. Создание семьи совместно с избранником - самое важное для вейлы, достигшей семнадцатилетнего возраста.
***
Она еще раз все проверила, чтобы убедиться, что все в порядке. Лучший Мастер Зелий Англии стоял слева, а сама она достаточно разбирается в колдомедицине, чтобы применять бодрящее заклинание. Её возлюбленный здесь, с ней, так же, как и Господин, которому она повиновалась. Она знала, что в следующие пять часов ее сыну придется пройти через ад, чтобы найти того, кто предназначен ему самими небесами. Она знала, так как сама прошла через это два десятилетия назад, когда так же нашла своего партнера. Кроме того, она знала, что ее сыну страшно.

Нарцисса Малфой, в девичестве Блэк, тоже была вейлой. Много поколений назад Блэки породнились с вейлами. Это была семья, которая подарила черноволосому семейству чудного светловолосого ребенка. Удивительно, но у этого ребенка не было генов вейлы. Они проявились только у его правнучки. Затем, через два десятилетия, они снова активизировались у какого-то дальнего родственника. Обе сестры Нарциссы были брюнетками. А когда родилась она, родители вмиг догадались о ее сущности. Все были в шоке, когда у Нарциссы и ее избранника родился мальчик. Его волосы были такого же цвета, как у матери. Хотя запутало то, что ее партнер, Люциус Малфой, тоже был блондином. Это могло значить то, что ребенок всего лишь унаследовал гены рода Малфоев. Но была вероятность, что впервые в семействе Блэк вейлу родила непосредсвенно вейла.
Люциус же придерживался первого мнения - он хотел, чтобы его сын оказался все же чистокровным. Нарцисса, однако, решила, что надо обследоваться у колдомедика. Невозможное произошло. Драко Малфой, сын вейлы из рода Блэк, был вейлой тоже.


Родители стояли над постелью сына. Он просыпался каждые несколько часов, когда острая боль пронзала его.

***

Последнее, чего хотел Гарри, так это вернуться в Хогвартс. Членов Ордена, по-видимому, это не интересовало. Он планировал прожить у Дурслей еще с неделю, а после этого побывать на месте своего рождения, в Годриковой Впадине, и затем отправиться на поиски последних четырех крестражей. Они имели важное значение для уничтожении Волдеморта. Его нельзя убить, не сделав это. В кармане до сих пор лежал поддельный медальон, и Гарри еще никому, кроме Рона и Гермионы, не рассказывал о деталях их с Дамблдором путешествия.

Ремус Люпин, последний человек, связывающий его с родителями, первым поприветствовал Гарри у стен Хогвартса. Бывший профессор сообщил, что замок был несколько раз осмотрен, но до сих пор не удалось обнаружить тот темномагический артефакт, использованный Пожирателями Смерти в ночь гибели Дамблдора.
- Он в Выручай-комнате, - пояснил Гарри, пожав плечами. Люпин вздохнул.
- Мы знаем, но не можем попасть в эту проклятую комнату.
Обычное спокойствие оборотня рушилось на глазах.

- Хогвартс. Он для всех так и остаётся загадкой. Ты знаешь, что ходят слухи, будто замок живой? - поизнес Ремус, когда они шли пустынными коридорами в направлении Выручай-комнаты. Вещи Гарри уже были доставлены в его будущую отдельную комнату, находящуюся неподалеку от Гриффиндоской башни.
- Я заметил, что после смерти Дамблдора замок стал каким-то взволнованным, словно не знает, что делать без директора. Со времен основания школы, магия выдвигает кандидатуру нового директора, если умерший глава школы не оставил приемника.
- А ты веришь, что Хогвартс живой? - спросил Гарри, касаясь стены. Он почти почувствовал трепет камня.
- Замок похож на ребенка, потерявшего своих родителей. Магия Четырех Основателей все еще работает. Альбус сильно укрепил ее. Но после его смерти эта дополнительная защита исчезла. Мы работает над этим...
- Близнецы говорили что-то о том, что Вы расстроены сильнее остальных, - перебил Гарри, заметив, что Ремус уже дважды упомянул о смерти бывшего директора. - Они надеялись, что я смогу взбодрить Вас.
Люпин с тяжелым вздохом покачал головой.
- Близнецы сказали? Но они не знают всей истории, - оборотень взглянул на поставленного в тупик Гарри. - В ту ночь мы потеряли не только Альбуса. Я потерял свою любовь.
Поттер остановился.
- Что? Я думал, Вы и Тонкс...
- Было плохой идей, чтобы мы с Тонкс были вместе. Я сказал ей, что я для нее не подходящая пара, я стар, слишком беден и опасен. Когда она стала упрямиться, я признался, что люблю другого человека, который даже не ее пола. Она...
- Ничего себе... Вы влюблены в мужчину? - спросил Гарри. Вы голове все перепуталось. - Сказать, что слишком стары для кого-то... Думаю это объясняет, почему вы так опечалены смертью Дамблдора...
Ремус оборвал его, сильно покраснев.
- Нет, нет! Моя любовь не Альбус. Мы потеряли кое-кого другого.
Ремус одарил Гарри легкой полупечальной улыбкой.
- Пошли. Мы должны найти эту штуку.
На этих словах Люпин жестом предложил продолжить путь, только на этот раз они шли молча. У Гарри не выходило из головы, в кого же все-таки влюблен Ремус. Оставалось несколько поворотов до Выручай-комнаты, когда Гарри снова остановился.
- Думаю, сейчас я ляпну глупость.
- Тогда ты, возможно, окажешься прав.
- Если мое предположение верно...
- Скажи, о ком ты подумал.
- Этого не может быть. Я знаю, что вы ненавидете друг друга... - Ремус снова улыбнулся. - Чёрт. ЧЁРТ! Вы и Снейп?!
- Оказалось, мы не ненавидим так сильно друг друга, как думали раньше.
- Но он ужасный человек!
- Я тогда еще не знал этого.
- Пожалуйста, скажите, что Вы не спали с ним. - Лицо экс-гриффиндорца вновь покраснело. - Ох, убейте меня кто-нибудь!
- Мы были вместе на протяжении почти восьми месяцев, Гарри. Это довольно длинное время, чтобы быть с кем-то, не имея секса.
- На самом деле это уже лишняя картинка, - пробормотал Гарри.
Ремус прислонился к стене, намереваясь что-то еще объяснить.
- Думаю, мы оба просто влюбились. Иногда такое случается. Я имею в виду, что я никогда не был привлекательным для большинства людей и был слегка застенчивым. Мы решили никому не рассказывать из-за его шаткой позиции в войне, и я извиняюсь, что скрыл это от тебя. Я был очень во всем не уверен. Это случилось после смерти Сириуса, и первые несколько месяцев я мог думать только от том, как бы отнеслись Джеймс и Сириус к нашей с Северусом связи. Я понял, что люблю его большее, чем любого другого, кто был у меня в прошлом.
- Вы действительно любили Снейпа.
Голова шла кругом.
- И боюсь, что до сих пор люблю.
Это остановило смятение и заменило его на гнев.
- До сих пор, - воскликнул Гарри. - Даже сейчас, после того, как он убил Дамблдора.
- Знал же, что ты рассердишься...
- Он убийца.
- Он был одинок до того, как мы влюбились друг в друга, Гарри. И я знал, что он убийца, когда начинал эти отношения.
- Вы любили его, зная это?
- Люди не решают сами, кого любить.
- Но Снейп?!
- Если бы я знал, ЧТО он собирается сделать, я бы сам убил его, лишь бы остановить, Гарри, клянусь. Ты не представляешь, как больно знать, что он замышлял это. Мы были вместе накануне убийства. Не знаю, был ли он со мною только из-за того, что я ничего не замечал, доверял ему, или он по-настоящему любил меня.
Гарри посмотрел на своего старого друга.
- Теперь я хочу его смерти еще больше, чем раньше, - заявил он. Ремус поджал губы.
- Я не думаю, что смерть...
- По-другому и быть не может, ведь он обманул Вас. Тот, кто убил Дамблдора, должен быть убит или получить поцелуй Дементора.
Ремус снова вздохнул.
- Возможно, я сужу более предвзято, чем остальные, но я чувствую, что у Северуса были причины совершить этот поступок. Может быть, это просто надежда.
- Возможно.

Трое Уизли перебили их. Чарли Уизли, всё такой же длинноволосый, подошел и улыбнулся.
- Давно не виделись, приятель, - усмехнулся он, пожимая руку Гарри. - Мы уже забрали Исчезательный Шкаф из "Горбина и Беркса", но не можем...
- Попасть в Выручай-комнату, - закончил Гарри.
- Люпин тебе рассказал?
- Да, - Гарри вышел в коридор, где появлялась Выручай-комната. Минерва МакГонагалл, Артур Уизли и Нимфадора Тонкс - все стояли поблизости, разговаривая о своих последующих действиях. Он заметил, как Тонкс отвернулась при появлении Ремуса.
- Мы полагаем, поскольку ты провел здесь больше времени, чем кто-либо другой, то можешь помочь нам, - продолжил Чарли.
- Я пытался в течение всего прошлого года, - сказал им Гарри. - Когда я узнал, что Малфой проводит так все свободное время, то пытался разведать, чем он занимается. Один раз у меня получилось, - Гарри остановился, вспомнив, при каких обстоятельствах он попал туда, что он оставил там экземпляр Продвинутого Зельеварения.
- Гарри? - произнес Ремус, прервав невеселые мысли.
- Это случилось, когда я хотел кое-что спрятать, - признался тот, сцепив руки. - Это так глупо. Я видел Комнату. Я видел его, когда был там. Шкаф, в который засунули Монтегю... Не могу поверить, что так глупо. - Несмотря на громкие слова, он начал ходить взад-вперед по коридору, повторяя мантру. - Мне нужно место, чтобы спрятать книгу. - Пройдясь три раза вдоль стены, он поднял взгляд и обнаружил, что двери все еще не было.
- Полный провал, - прямо сказал Чарли.
Гарри покачал головой и посмотрел на Ремуса.
- Мне нужна Гермиона. Она сможет помочь.
МакГонагалл нахмурилась.
- Её родители потребовали, чтобы она больше с нами не контактировала, - мрачно сообщила она. - Мисс Грейнджер рассказала им об Альбусе, и они заставили ее рассказать обо всем, что происходило все эти годы. Они не позволили ей в этом больше учавствовать.
Гарри тяжело вздохнул.
- Мы не можем винить их в этом, но она единственный человек, кто прочитал эту проклятую книгу от корки до корки.
- Она не может уйти по собственной воле, мы ничего не сможем сделать, - сообщил Артур. - Рон посылал ей сову. Я рад, что ее родители не знают о существовании вопилок. Письмо было таким грубым, что я удивился, что Гермиона их дочь.
- Вы пытались позвонить ей?
- Мистер Грейнджер не хотел, чтобы она разговаривала с кем-нибудь из магического мира, - произнес Чарли. - Я даже ходил к ним домой, притворившись, что изучаю подростков, но они, должно быть, заметили мою палочку. Они захлопнули дверь прямо у меня перед носом, крича, что мы втягивает их дочь в опасности магического мира.
- Разве они забыли, что она одна из нас?
- По-видимому так и есть.
Когда они поняли, что не добьются появления Выручай-комнаты, то решили обратиться к библиотеке для дополнительных исследований. Для Гарри было немного странно видеть всех взрослых, обсуждающих проблемы вместе как в штабе или что-то вроде того. Книги отличались от тех, которыми они обычно пользовались. Орденцы сразу же отправились в Запретную Секцию, и МакГонагалл сообщила, что Гарри разрешается здесь находиться, что он в Хогвартсе не в качестве студента, а в качестве члена Ордена Феникса. Он был равен им, а не был простым учеником.
Однако Гарри нужны были книги не из Запретной Секции. А книга, которую Гермиона цитировала так много раз. История Хогвартса. Вот с чего надо было начать, чтобы получить ответы на вопросы. Гарри хотел знать, был ли Ремус прав. Нужно узнать, действительно ли Хогвартс живой. Отыскав книгу, он замер.
Когда Гарри был младше, то думал, что эта книга просто огромна, и сейчас он с тяжелым вздохом понял, что она все же толще большинства книг, прочтенных им. Он отнес тяжелый том туда, где сидела Тонкс, и помедлил прежде чем открыть его. Вместо этого он повернулся к Тонкс посмотреть, что та читает.
- Вейлы? - удивился Гарри.
- Кажется, я поняла, для чего Малфой сбежал из Азкабана, - сказала Тонкс, отрывая глаза от страниц.
- Вейлы? - снова спросил Гарри, ничего не понимая.
- Моя тетя, Нарцисса, вейла. Так же, как и Драко.
Глаза гриффиндорца расширились.
- И после всего этого они утверждают, что чистокровные. Он же полукровка как Волдеморт и Снейп. А это не значит, что Вы тоже вейла?
- Тонкс покачала головой и рассказала историю своей семьи.
- Тех, в ком течет кровь вейлы, так же почитают, как чистокровных.
- Черт... но зачем Малфою из-за этого сбегать из Азкабана?
- Нарцисса, наверно, хотела, чтобы он присутствовал при преобразовании сына в вейлу, - и она объяснила о том, что надо пройти вейле в течении трех дней.
- Родственную душу? Судьба может выбрать любого, не так ли?
- Я не в курсе всех деталей преобразования, но знаю, что необходима колдоведьма и Мастер Зелий, чтобы уменьшить боль. Я предполагаю, что Нарцисса достаточно хороша в колдомедицине, а еще у них есть...
- Снейп, - догадался Гарри. Он заметил, что это привлекло внимание Люпина.
- К тому же, он крестный Драко. Не только это, но не может такого быть, чтобы Сам-Знаешь-Кто помог кому-нибудь сбежать из Азкабана просто так. Он, наверно, будет там, чтобы увидеть, как его юный Пожиратель Смерти становится взрослым.
- Таким образом, они все будут в сборе.
- Три дня подряд.


*** ***

Драко Малфой проснулся с ужасными колющими ощущениями во всем теле. Красные глаза смотрели на него.
- Он проснулся, Нарцисса, - прошипел голос Темного Лорда. Нарцисса и Северус мгновенно очутились рядом, вливая немного зелья в горло юноши. Боль стихла, хотя он все еще чувствовал покалывание в ногах. Очевидно, это была первая часть тела, которая должна была измениться.
- Где болит, дорогой? - спросила Нарцисса, присаживаясь рядом с сыном. Он лежал на небольшой кровати в крохотном домике, который был безопасным убежищем Пожирателей Смерти. Они перемещались с места на место, чтобы оторваться от аврором, преследовавших их. Теперь, приготовившись к мучительной боли, он понял, что лежит на постели без одеяла, и на нем также отсутствует рубашка.
- Везде больно, - ответил Драко матери. - Но с ногами что-то странное.
- Я думаю, они короче, чем у твоего партнера. Великолепо! С этой женщиной у тебя будут хорошие высокие дети.
- Вы полагаете, что его партнером будет женщина? - поинтересовался Волдеморт. - Скорее всего, наоборот.
- Вряд ли, мой Лорд, - глупо заявил Люциус. - Малфои...
- Из того, что мне удалось увидеть, Малфои физически не очень сильны. Не удивлюсь, если ваш сын окажется женщиной в отношениях.
- Несмотря ни на что, любой ребенок, родившийся у моего сына и его партнера будет предан Вам, мой Лорд.
Темный Лорд не выглядел впечатленным.
- Надеюсь, он не станет таким, как Петтигрю, Люциус.
Драко резко вскрикнул, услышав и почувствовав хруст костей в изменяющихся ногах. Он дернулся, чтобы схватиться за бедро, в котором хрустнула кость, но Снейп вернул его руку на на место.
- Так ты нанесешь себе еще больше вреда, - объяснил Северус.
Прошли часы хруста костей, мучительных криков, флаконов с зельями и вытирания пота тряпками, прежде чем Нарцисса сделала самое важное открытие.
- Это парень, - ахнула она. - Его партнер парень!
- Чушь, - прошипел Люциус. Темный Лорд только усмехнулся.
- Она права, - добавил Северус.
- Чёрт!
- Ему требуются брюки гораздо большего размера, чем раньше.
Четверо посмотрели на ноги Драко. До преобразования брюки доходили до пальцев, а сейчас достигли верхней части стопы.
- Мой сын не будет вынашивать ребенка от другого мужчины!
Драко издал еще один стон боли и схватился за живот.
Кости стали хрустеть тише, и Нарцисса поняла, что пришло время для внутренних изменений.
- Где болит, Драко? - спросила Нарцисса шестой раз за день.
- Мои... мои бедра... живот... - застонал Драко. Нарцисса осторожно убрала руку сына с живота и потрогала сама. Она чувствовала, что перестраиваются органы.
- Он готовится к выращиванию матки, - вздохнула Нарцисса. - И его бедра расширяются.
Люциус покачал головой.
- Это пустая трата времени, - заявил он и покинул крошечную комнату. Глаза Лорда проводили его.
Северус ухмыльнулся.
- Полагаю, ты никогда не рассказывал им о Теодоре, - пробормотал он, вытирая пот с лица Драко. Молодой блондин слегка усмехнулся.
- Он... он своего рода... гомо... гомофоб, - выдохнул Драко.
Нарцисса раскрыла рот.
- Теодор? Теодор Нотт? Ты...
- Он разве не говорил? - спросил Северус. - Я застал их на Астрономической Башне три месяца назад.
- Ты поймал его целующимся с другим парнем и не сказал мне?
Драко кашлянул в подушку, заставляя Волдеморта приподнять бровь.
- Рот Вашего сына был занят кое-чем другим, Нарцисса, - красноречиво поправил ее Северус.
Это, на удивление, вызвало смешок у Лорда.
- Теодор Нотт - сын Пожирателей?
- Д-да, мой Лорд, - ответив Драко.
- Я слышал, что подростки-вейлы ведут себя немного распущенно, прежде чем достить совершеннолетия, - продолжил Лорд. - Однако, я доволен твоим выбором. Чистокровный сын Пожирателей Смерти. Он собирается присоединиться к нам?
- К-конечно, мой Лорд.
- Ты спал с ним? - спросила совершенно шокированная Нарцисса.
- Он был не первым, - заявил Драко и снова застонал от боли. - К-Кайден...
- Меннинг? - ахнула Нарцисса. Северус кивнул. - Когда? Он на два года старше тебя!
- Три года назад, - сообщил Мастер Зелий, когда понял, что Драко из-за сильной боли не в состоянии ответить.
- Мой ребенок потерял девственность в четырнадцать?
Лорд усмехнулся еще раз.
- Очень распущенный, я вижу.
- А были ли у тебя девушки?
Драко покачал головой.
- Я гей.
- Тогда замечательно, что твой партнер - парень, да?
Драко нервно засмеялся и его скрутило еще сильнее. Раздался последний хруст и его бедра полностью преобразовались, но внутренности продолжали перестраиваться.

*** ***

Гарри тяжело вздохнул. Прошла первая ночь. У них было еще два дня для того, чтобы застать Малфоев в ослабленном состоянии. Члены Ордена направили все свои силы на поиск информации о местонахождении каждого Пожирателя Смерти, их безопасных убежищ. Однако, все они не имели ни малейшего понятия о том, где скрылось трио светловолосых Пожирателей.
Следующим утром они наконец получили полезные новости. Кто-то анонимно послал письмо в Министерство, в Магический Депатамент Авроров. Оно включало информацию о местонахождении Малфоев, как долго они там пробудут и количество часовых. И, самое важное, о планах Волдеморта. По-видимому, Темный Лорд намеревался покинуть Малфоев за день до семнадцатого дня рождения Драко, так как этот день ему лучше провести только в компании колдоведьмы и Мастера Зелий. Так что Люциуса тоже там не будет.
Тонкс вызвалась сходить за письмом и принести его Ордену. Они не могли определить автора письма, но догадались, что его написал Пожиратель. Ремус даже поверил запах, чтобы увидеть, было ли оно от Снейпа. Аромат был глубоким - с почти бархатистым древесным запахом. Он не мог сказать, кому он принадлежал, даже если бы от этого зависела его жизнь, но запах казался ему смутно знакомым.

*** ***

Темный Лорд и Люциус ушли. Как и все, кроме двух Пожирателей-часовых. Нарцисса выбрала двух женщин - это было лучшей поддержкой для изменяющейся вейлы. Нарциссе удалось выкроить несколько часов на сон, в то время как Драко и Северус не сомкнули глаз всю ночь. Молодая вейла продолжала стонать от боли, а у Северуса давно закончились зелья для её приглушения.
Однако, боль стала большой неприятностью, когда тело, разум и душа потянулись к партнеру. Все его существо кричало о человеке, с которым Драко суждено было провести всю оставшуюся жизнь. Он узнал, что соединение произошло, когда почувствовал сильнейшую агонию, и не видел ничего , кроме зеленого цвета. Сердце стучало так быстро, что он не понимал происходящего.
- Мама, - пробормотал он, попросив ее снова присесть на край кровати.
- Что случилось, - мягко спросила она. - Ты уже видел его?
- Он пострадал... больно... все такое зеленое...
- Ты почти у цели, дорогой, - ответила Нарцисса, нежно целуя его лоб. - Все будет в порядке. Все будет хорошо.


Прошло еще два часа, прежде чем дверь в комнату резко открылась. Трое увидели многочисленные палочки, направленные в их сторону. Никто из них не успел выхватить свои.
Гарри следил за реакцией Снейпа, увидевшего Ремуса.
Удивительно, но Нарцисса заговорила первой.
- Вы не можете арестовать моего сына, - заявила она. - Он сделал всё, чтобы защитить свою семью, и вы, безусловно, не можете забрать его прямо сейчас. В настоящий момент он проходит через трансформацию, и пока есть только несколько намеков на то, кто его партнер. Если вы его арестуете, то прервете процесс. А если заберете сейчас Северуса или меня, то тоже помешаете.
Тонкс и Люпин согласились. Они с Чарли и Артуром закрыли двери, окна и настроили чары так, чтобы быть предпрежденными о любых вторжениях.
Через десять минут тишины, Нарцисса снова подняла глаза.
- Как вы узнали, где нас искать?
- Анонимное письмо, - Ремус тяжело вздохнул.
- Никто не знает, что мы здесь, - возразила Нарцисса.
Снейп покачал головой.
- Люциус ушел очень разозленный из-за того, что его сын предназначен другому мужчине, но не думал, что он зайдет так далеко.
- Мой Люциус никогда бы этого не сделал! - отрезала Нарцисса.
- В письме говорилось, что Малфоя-старшего здесь не будет, - заявил Гарри. Его глаза блуждали по Драко, все еще кричащему на кровате.
- Северус, неужели ты не можешь найти другого зелья в своей сумке, - почти умоляла Нарцисса, видя, что боль ее сына увеличивается.
- Мне не хватило времени и ингредиентов, Нарцисса, - вздохнул тот. - Я не мог сделать больше. Мне нельзя было нигде показываться, чтобы приобрести ингредиенты.
- Вот что вы получили за убийство беззащитного старого человека, в котором все видели героя, - сказал Гарри, пожав плечами. - Но, знаете, это Ваше решение. Вы решили предать Дамблдора, магический мир и Вашего тайного любовника. У него из-за Вас были серьезные проблемы.
Снейп свирепо зыркнул на него.
- Я был со своим любовником...
- Ты тоже? - почти завизжала Нарцисса. - Сначала мой сын, потом ты?! Почему мне никто не говорил?
- Успокойтесь. Я знал его любовника несколько лет, но он рассказал мне всё только прошлой ночью, - сказал Гарри светловолосой женщине. - С другой стороны... ваш сын... все знали, что он гей, с самого начала. Он был слишком одержим своей прической, чтобы быть натуралом.
Драко еще сильнее скорчился от боли, когда попытался заговорить.
- Трахнись... ты... Поттер, - было всё, что он мог сказать.
- Не в этой жизни, Малфой! Оставлю это твоему партнеру.
- Не оскорбляй моего партнера, - прошипел Драко.
- Ооо, я испугался корчащуюся от боли вейлу!
Ремус одарил Гарри неодобрительным взглядом.
- Гарри, перестань насмехаться над ним.
Гарри только отвернулся.
- Ужасные условия для узнавания партнера! - разбушевалась Нарцисса, глядя на палочки, направленные на ее сына. - Один из вас может сходить за ингредиентами Северуса - необходимо приготовить еще зелий.
- Ничего не случится, - возразил Чарли. - И мы не уйдем.
- Северус и я отдадим вам наши палочки, - пообещала она.
- Вы вейла, - подчеркнул Артур. - Для вейлы Вашего возраста палочка не является необходимостью.
Нарцисса почти обиделась.
- Моего возраста?!
Она бы продолжила, если бы не крик агонии сына. Лежа на животе, он прижал колени к груди, цепляясь за подушку одной рукой, а другой держась за сердце. Гарри увидел слезы, текущие по щекам Малфоя и капающие на матрас под ним.
Он начал бормотать что-то себе под нос, сильно задыхаясь.
- Драко? - ахнула Нарцисса, приблизившись к нему, - Драко?
Драко царапнул ногтями грудь так, что через секунду потекла кровь.
- Перестань, - простонал он, уткнувшись лбом в матрас, по-прежнему крепко схватившись за подушку.
- Что не так?
- Мой партнер... столько боли... я вызвал столько боли... Салазар!
- Ты видел его? - продалжала уговаривать Нарцисса. Она подняла руку, чтобы вернуть сына в нормальное положение, но это заставило его дернуться и уйти от прикосновения.
- Он ненавидит меня...
- Ты знаешь, кто это?
- Это так больно! - Драко нес бессвязный вздор. - Мой партнер... Я причинил ему вред... Он терпеть меня не может...
- Кто он?
- П-Поттер... - успел ответить Драко, прежде чем началась настоящая боль. Нарцисса тотчас начала плакать, услышав полные боли крики сына. Слезы текли по лицу Драко, когда он пытался бороться с болью. Снейп гуманно наложил заглушающее заклятие на Малфоя так, чтобы Нарцисса не слышала его страданий.
Между тем, палочка Гарри выпала из рук, а лицо побледнело.
- П-партнер? - прозаикался он. Секунду спустя Ремус был рядом с ним. - Ч-что?
- Судьба выбрала тебя... - начал Ремус и поднял палочку Гарри.
- Поттер - распространенная фамилия. Конечно... он причинил вред какому-нибудь другому "Поттеру".
- Я знаю всех знакомых своего сына, мистер Поттер. Вы единстенный "Поттер", которого он знает, - произнесла Нарцисса, слегка дрожа.
- Вы даже не знали, что он гей; что Вы можете вообще знать?!
Нарцисса отвернулась, снова взглянув на Драко. Светловолосый парень извивался как под заклятием Круциатус.
- Он будет так всю ночь, - сообщила она им. - Всю ночь!
Гарри съежился, когда, как ему показалось, раздался хруст костей. Вскоре изо рта Малфоя начала сочиться кровь. Он сжал челюсти от боли так сильно, что у него сломался зуб.
- Проклятье, - зашипел Снейп, подойдя к крестнику. Он бросил быстрое заклинания, исправив зуб, а затем оторвал кусок ткани от одеяла, свернул и положил в рот Малфоя, чтобы смягчить эффект. Также он заживил раны на груди.
Теперь, когда Драко лежал на спине, Гарри мог видеть три больших шрама от заклятия Сектумсемпра. По неизвестной причине, он почувствовал себя более виноватым, чем обычно происходило, когда он вспоминал тот день.
Артур наконец согласился сходить за необходимыми ингредиентами. Однако, Чарли принял прошлое предложение насчет изъятия палочки у Нарциссы. Он даже забрал её у Драко, хотя было совершенно очевидно, что парень не смог бы использовать её.
Гарри рискнул посмотреть на Ремуса. Оборотень был очень тихим, пока они были здесь. Также как и Снейп. Он открыл рот, чтобы поговорить с Ремусом, но вмешалась Нарцисса.
- Мистер Поттер? - мягко позвала она.
Гарри немедленно повернулся к ней.
- Вы партнер моего сына.
Гарри промолчал.
- Нарцисса, - начал Ремус, приходя на помощь Гарри, но был прерван.
- Нет, Люпин. Он должен принять этот факт. Он парнер моего сына и должен вести себя как положено партнеру. Он должен взять на себя ответственность.
- Наоборот, это обязанность Драко заботиться о своем партнере!
- Я не просил этого, - возразил Гарри.
- Вы думаете, мой сын просил? - прошипела Нарцисса, указывая на своего корчащегося ребенка. - Конечно, нет!
- Это не моя вина. Я не хочу иметь ничего общего с Вашим сыном и никогда не хотел. Даже если бы я хотел, чтобы у меня был партнер, то, безусловно, не Пожиратель Смерти.
Снейп сделал небольшой шаг навстречу Гарри.
- Поттер...
- Вы не имеете права иметь мнение по этому поводу. Не после того, как потеряли все шансы на любовь, - огрызнулся Гарри. Ремус казался немного порозовевшим в то время, как Снейп лишь склонил голову.
- Логично, - согласился он и вернулся на место.
- Я не могу провести всю жизнь с кем-то, кого ненавижу. Мне все равно, даже если это судьба. Судьба напакостила мне достаточно за всю жизнь, и это было еще до сегодняшнего дня.
- Так ты утверждаешь, что тебя не волнует происходящее с ним? - спросила Нарцисса.
- Совершенно верно.
Ремус подошел к нему.
- Гарри, вейлы, как известно, лишают себя жизни, если их отвергнет партнер.
- Мне все равно. Он все равно получит Поцелуй.
Со стороны Снейпа послышался вздох.
- Нарцисса, он потерял сознание, - объявил он, проверив Драко. Подросток лишь немного подергивался, но ни на что не реагировал. Мать быстро просилась к нему и начала трясти, пытаясь привести в сознание.
- Драко? Очнись! - затрясла она сильнее, начав чертыхаться. - Драко!
- Я думал, Вы обрадуетесь - сейчас он не чувствует боли, - пробормотал Гарри.
Нарцисса обратила на него взгляд.
- Он причинял вред своему партнеру. Он должен покаяться в том, что сделал. Если он не может остаться в сознании, то будет страдать позже. Высока вероятность того, что если он не проснется, то будет страдать от бесплодия. Это самая большая боль для вейлы. Пожалуйста, примените Энервейт.
Ремус произнес заклинание, приведя Драко в сознание.
- Разве мы не можем наложить заклинание, забирающее боль? - спросил он, увидев, что Малфой снова корчится в агонии.
Нарцисса покачала головой.
- Бодрящее заклинание нельзя использовать совместно с болеутоляющим. Это вредно для организма.
Чарли закатил глаза.
- Похоже, весь этот процесс вредит организму.
Вернулся Артур и быстро передал ингредиенты Снейпу. Он также принес с собой котлы различных видов. Мастер Зелий мгновенно принялся за работу.
- Только будь аккуратен с котлами... Я пообещал Слизнорту, что верну их в отличном состоянии.
Нарцисса усмехнулась, а Снейп бросил циничный взгляд на старшего Уизли.
- Северус - МАСТЕР Зелий, Уизли. Он не собирается взрывать котлы.
- Что за тон, миссис Малфой? - отозвался Артур.
Нарцисса глянула на него.
- Ну накажите меня, отправьте спать без десерта... Тогда Вы, возможно, сможете накормить свое потомство намного лучше...
- Мои дети совершенно здоровы! У них всегда достаточно еды, - Артур повернулся к Чарли. - Ты когда-нибудь оставался без пищи? - Молодой человек покачал головой. - Гарри?
Лицо Гарри слегка покраснело.
- Ну да, но это было не с Вами...
- Партнер моего сына оставался без еды? - прервала его Нарцисса. Она продолжала смотреть на Артура, выглядевшего шокированным. Даже Ремус и Снейп обратили свое внимание на Гарри.
- Мои родственники... они не любили меня, - коротко объяснил он.
- Они морили тебя голодом?
- Почему Вас это заботит, черт возьми?! - набросился Чарли на блондинку.
Та обратила свои прищуренные глаза на укротителя драконов.
- Он станет отцом моих внуков. Я защищаю его как собственного сына.
- Я не Малфой, - возразил Гарри. - И не собираюсь
становиться отцом малфоевских детишек.
- Мы уже предупреждали Вас следить за тем, что говорите перед Драко, - напомнил Снейп, помешивая очередной ингридиент.
- Насколько я понимаю, Вы теперь Малфой. Судьба выбрала Вас для моего сына, и, в этом смысле, Вы являетесь частью нашей семьи, - продолжила Нарцисса.
- Вы никогда не будете связаны со мной, - сказал ей Гарри.
Ремус разочарованно покачал головой, прежде чем направить палочку на Драко. Голова Нарциссы моментально метнулась в сторону оборотня, пока она слушала его заклиналие. Это было Заглушающее - Драко не должен был услышать их разговор.
- Нарцисса, - вздохнул Ремус. - Вы утвержаете, что тоже защищали свою семью, принимая Метку?
- Так и есть, - признала Нарцисса.
- Вы должны будете доказать это.
- Я была беременна, и Темный Лорд представлял угрозу жизни моего сына и мне пришлось стать Пожирателем. Драко был бы в безопасности до тех пор, пока ему ничего не угрожает со стороны отца или меня. Это подтвердится Веритасерумом.
- А Ваш супруг?
- Будет оправдан тем, что вейла неспособна подвергнуть партнера опасности.
- Ерунда, - усмехнулся Гарри. - Малфой никогда...
- Вы еще не связаны с ним, не так ли? - прервала его Нарцисса. После соединения вейла не может выдать смертельной информации о своем партнере. Например, я не могу сообщить властям о незаконных действиях Люциуса - это подвергнет опасности не только его жизнь, но и душу.
Уставший от напряженной атмосферы Гарри вышел на балкон. В пейзаже не было ничего особенного; только несколько зеленых холмов на горизонте. Он пробыл там не больше пяти минут, когда к нему присоединилась Нарцисса. Палочка была выхвачена мгновенно.
- Я не собираюсь вредить Вас, - она тяжело вздохнула, опираясь о перила балкона. - Не могу, даже если бы захотела...
- Я не партнер Вашего сына.
- Партнер.
- Это еще не подтверждено, - спорил Гарри.
- Гарри...
- Я Вам не друг, не обращайтесь ко мне так, - потребовал Гарри, вскинув палочку.
- Совершенно очевидно, что в Вас нет мягкосердечия Люпина, мистер Поттер, - вздохнула Нарцисса.
- Я здесь не для того, чтобы оскорбить или обидеть Вас. Мой сын там страдает из-за того, что сделал этому "Поттеру", и Вы, я думаю, единственный Поттер, кому Драко причинял боль. - Она снова тяжело вздохнула, удалилась и вернулась с тонкой, в кожанном переплете, книгой. - Я принесла ее для Северуса, но он отказался читать что-либо на эту тему, - она предложила книгу Гарри. - Она о вейлах. В первой главе рассматриваются преобразование, меры предосторожности в отношении заклинаний и много другого, а вторая глава о влиянии партнера на вейлу. Третья - об обязательствах, четвертая - об взаимоотношениях, пятая - о беременности и детях вейлы. Знаю, эта тема Вам, вероятно, не интересна, но это поможет скоротать завтрашний день.


*** ***


Люциус остановился, оказавшись под прицелом палочки Хозяина. Опустив палочку, Темный Лорд одарил Люциуса неприязненным взглядом, красные глаза буравили серые.
- М-мой Лорд? - прозаикался Люциус. Страх заставлял терять обычное малфоевское изящество.
- Я довольно любезен с этим мальчиком, Люциус, - произнес Волдеморт, его высокий голос послал дрожь по спине Люциуса. - Твой сын помог Пожирателям Смерти проникнуть в Хогвартс, не так ли?
- Конечно, мой Лорд.
- Именно Нарцисса стала матерью твоего ребенка?
- Да.
- Северус - тот, кто убил Дамблдора?
- Это так... - Люциус весь дрожал.
- Тогда почему ты предал их? - потребовал ответа Волдеморт, подняв палочку прямо перед глазами Люциуса.
Блондин почувствовал слабость в коленях. Происходящее никоим образом не укладывалось в его голове.
- Мой Лорд...
- Я хочу знать ответ, Люциус. Я чувствую определенное присутствие в той комнате, где мы находились не так давно. У меня было укрытие, местоположение которого не знал никто. По каким причинам ты пожертвовал своей семьей?
- Л-любой ребенок, родившийся от его партнера, будет рожден из чрева Драко... Я не могу позволить погубить имя Малфоев таким образом...
Лорд разочарованно покачал головой.
- Люциус, у тебя всегда было обостренное чувство гордости; это самая слизеринская черта в тебе. Однако, мне не нравится твое решение лишиться троих одаренных Пожирателей Смерти из-за глупого самейной гордости. Мы боремся за очищение магического мира от грязнокровок, а не за сохранение твоей фамилии, - Волдеморт прижал кончик палочки ко лбу Люциуса. - Независимости от того, чей ребенок находится внутри твоего сына, твоё имя могло бы навсегда войти в историю, как и моё, Люциус. Ты бы получил широкое признание благодаря верности ко мне, а не чистоте крови. - Волдеморт отвел палочку от Люциуса. - Мне очень нравится общество твоей супруги, и я не хочу ей зла. Ради нее и только ради нее я не стану наказывать тебя. У нее и так слишком много причин для беспокойства в последнее время. Лучше надейся, чтобы с ними все было в порядке.
- Да, мой Лорд.
Волдеморт вернул палочку в карман мантии.
- Это позор. Мы даже не можем вернуться туда - начнется сражение, а это будет ужасно для Драко.

*** ***

Шел сорок восьмой час преобразования Малфоя, когда Артур почувствовал жжение в кармане. Члены Ордена Феникса позаимствовали идею Гермионы насчет монет и использовали ее для отправки сообщений друг другу. Артур извинился и пошел искать камин в доме. Тонкс последовала за ним.
- Люциус успокоился, - прокомментировала Нарцисса Северусу, все еще перемещивающему зелье в котле. Она почувствовала страх партнера примерно десять часов назад, но не могла связаться с ним. Это ужасно для женщины-вейлы чувствовать, что супруг в опасности, но в то время ее ребенок испытывал агонию прямо у нее на глазах.
Тут в комнату, широко зевая, вошел Гарри. Гриффиндорец заснул прямо на балконе. Он размял затекшую шею, опустил книгу на прикроватный столик и замер.
- Так и должно быть? - спросил Гарри, указывая на Драко, лежащего на спине и разглядывающего узоры на потолке. От неожиданности Нарцисса резко вскочила с небольшим вскриком. Драко не мог слышать, что происходит, но заметил движение матери. Его глаза оторвались от созерцания потолка и обратились в ее сторону, когда Драко приподнялся и сел.
- Ремус, Вы можете... - она не успела закончить просьбу, когда Люпин снял заклятие.
- Здравствуйте, звуки! - поприветствовал Драко, но его голос был слабым после всех криков.
- Ты в порядке? - спросила Нарцисса, садясь на кровать рядом с сыном. Драко кивнул.
- Боль проходит.
Нарцисса вздохнула, взглянув на часы.
- Осталось еще две минуты.
Глаза Драко прикрылись, когда он издал стон боли.
- Сколько прошло времени на то, чтобы Драко испытал всю ту боль, которую он причинил Гарри? - спросил Ремус. На этот раз подскочил Драко. Он не заметил, с кем они были в комнате. А также из-за того, что оборотень упомянул Гарри.
- Двадцать три часа пятьдесят восемь минут, - пояснила Нарцисса, но Драко едва ли слышал её - его серые глаза уставились на Гарри.
- Этого н-не могло произойти, - зашипел он. - Этого не может быть!
- Добро пожаловать в мои мысли за последние сутки, - парировал Гарри.
Драко упер руки в обнаженные бока.
- Мерлин Всемогущий! И я должен иметь от него детей, - усмехнулся Гарри, но Ремус зажал ему рот ладонью.
- Я не могу просто пойти и присоединиться к Светлой Стороне! Отец убъет меня.
- Конечно ты присоединишься к Светлой Стороне, Драко! Чтобы присоединиться к Гарри. Твой партнер - олицетворение добра. Во-первых, вы должны попытаться не убить друг друга, находясь в одной комнате... - она нахмурилась, когда Драко потянул руку к царапинам на своих лопатках. - Перестань царапать их - ты повредишь кожу.
Драко опустил руку. Глаза Гарри расширились.
- У тебя растут крылья?!
Раньше Драко бы проигнорировал подобный комментарий, но сейчас почувствовал себя обязанным ответить.
- Да. - Он потряс головой: что бы это ни было, оно заставило его отвечать. Драко испытующе посмотрел на мать, но по ее лицу ничего нельзя было прочитать. Он снова уставился на Гарри.
- Чего ты так пялишься? - спросил Гарри. Драко поморщился, борясь с потребностью ответить.
Язык его тела вызвал у Нарциссы улыбку.
- Мой партнер, - ответил Драко.
По щекам и носу Гарри разлился слабый румянец. Он никак не ожидал, что Малфой ответит, не говоря уже о том, что это будет правда.
- Х-хорошо... отвернись!
Драко снова повиновался. Снейп лишь покачал головой и продолжил готовить зелья. Он заметил, что происходит с Драко, и испытал отвращение.
- Похоже, ты до крайности покорный партнер, - с легкой усмешкой сказал Ремус.
- Ох, его отцу все это не понравится, - прокомментировала Нарцисса.
- Что вы имеете в виду? - спросил Гарри.
На этот раз покраснел Драко.
- Это значит, что Драко сделает всё, что Вы скажете. Никогда не соврет, всегда ответит на вопрос, заданный Вами.
- Ох...
- Вейла, как правило, не обманывает своего партнера. Но есть вейлы, которые, скажем, могут поцеловать другого человека в щеку или даже уйти к нему, не чувствуя вины и боли. Но у меня такое предчувствие, что Драко полная их противоположность.
Драко застонал и шлепнулся обратно на кровать, однако сразу же с крикомвскочил, из-за его спины послышался громкий треск. Он даже не успел закрыть рот после вскрика, а Снейп уже был рядом, вливая в горло зелье. Треск немного стих, но ему всё еще, очевидно, было больно.
- Просто ужасно, - пробормотал Гарри. Он даже испугался, услышав как преобразовываются кости Малфоя. - Это займет еще один день?
- Да, - подтвердила Нарцисса, присаживаясь на стул рядом с кроватью Драко. Она слабо улыбнулась. - По крайней мере, теперь мы уверены в том, кто его партнер.
- И Вы думаете, что я собираюсь принять его с распростертыми объятьями? - спросил Гарри. Ушедшая на время горечь вернулась вновь. - Он виноват в смерти Дамблдора. Я не собираюсь... - Ремус наложил заглушающие чары, чтобы Малфой не слышал Гарри, а они не слышали крики новоявленной вейлы. - Я не буду забывать то, что он сделал! Я видел это собственными глазами. Он привел Пожирателей прямо в Хогвартс!
- Мой сын должен был это сделать, иначе был бы убит.
- Жизнь Вашего сына ничто по сравнению с жизнью Дамблдора, - сплюнул Гарри.
- Гарри, - перебил Ремус. - Ты не можешь так думать...
Но заявление Гарри уже разъярило старшую вейлу. Нарцисса вскочила и уже была готова напасть на него, когда Драко, не слышащий разговора, но заметивший маневр матери, несмотря на боль, приподнялся и ухватил ее за мантию.
Будучи вейлой, Нарцисса была знакома с необходимостью защитить партнера, поэтому заставила себя успокоиться и села на кровать, приобняв Драко.
- Просто хочу сказать, что ты не заслуживаешь такой сволочи, как твой партнер, - выдохнула она, зная, что Драко не услышит её слов.
- Нарцисса, - неодобрительно произнес Снейп. - Вы не имеете права так говорить. - Так или иначе, судьба увидела в них резонную пару.
- Мой сын заслуживет того, кто любил бы его безоговорочно!
- Вы думаете, что легче тому, что не вейла в этих отношениях? - спросил Чарли, проявив наконец свое присутствие.
- Мой брат обручился с вейлой, но всё ещё задается вопросом, действительно ли она влюблена в него, или это просто вейла внутри нее говорит, что она должна любить его, - он скрестил руки на груди. - Он любит её больше жизни, но его убивает мысть он том, что она не любит его так же.
Гарри раскрыл рот.
- Ты утверждаешь, что Малфой ЛЮБИТ меня?!
- Разумно, - признала Нарцисса. Гарри застонал, мечтая побиться обо что-нибудь головой. - Вейла будет любить своего партнера до самой смерти. Её главная цель после семнадцатилетия - связаться со своим партнером и воспитать детей. - Я не собираюсь заводить с ним детей! Я имею в виду, я прочитал о том, что у мужчин-вейл появляется матка, о зачатии с ним ребенка... но с Малфоем, не говоря уже о других парнях ... не в обиду будет сказано, но я не гей. - Ремус, взглянув на Снейпа, слегка порозовел, но взял себя в руки, когда Чарли произнес:
- Не принимается, - никто не ожидал от него таких слов. - И, кроме того, у тебя были две девушки, и у тебя не было ничего с каждой из них, поэтому ты не можешь так уверенно утверждать, что ты натурал, не поэксперементировав хотя бы немного.
- Чарли...
- Нет, я не пытаюсь переубедить тебя, но я сам понял постепенно, что я не такой гетеро, как думал сначала. Всё меняется, Гарри, - рыжеволосый парень откинулся назад, опершись о стену. - И секс - это здорово.
Ремус слегка усмехнулся.
- Не могу не согласиться. Так гораздо лучше, чем с женщиной...
Северус ничего не мог поделать - он чувствовал, что горит от комментария оборотня.
Гарри поморщился, зная, кого Ремус имел в виду и что он понимал, что Снейп находился с ними в одной комнате.
- Я определенно не люблю быть пассивом, - продолжил Чарли, не обращая внимания на то, как странно выглядит происходящее между Снейпом, Люпиным и Гарри, ведя себя так, словно давно знал о предпочтения Ремуса. - Я предпочитаю доминирующую роль. А из вас двоих девушка, очевидно, Малфой, а ты, в конечном итоге, топ.
- Великий Мерлин, Чарли... Я даже думать об этом не хочу! Из-за его отца чуть не погибла моя бывшая девушка, которая, между прочим, и твоя единственная сестра. Не говоря уже о том, что он пытался убить меня несколько раз, - спорил Гарри. - И я не гей.
Раздался громкий треск, и Снейп немедленно двинулся к Драко. Наследник Малфоев сжимал в руках подушку, на его левой лопатке что-то появлялось. Через несколько секунд это что-то прорвалось через кожу - острая, слегка розоватая кость торчала из спины Драко. Снейп, вооруженный тряпкой, смоченной в зелье, начал протирать образовавшуюся рану, стерая текущую кровь. Малфой едва успел отпихнуть крестного, когда показалась остальная часть крыла.
Кость была вся испачкана в крови и наметила общий контур крыла. Оно должно было быть примерно четырех футов в размахе, но пока еще не было ничего, кроме скелета крыла. Перья и кожа для перьев еще только росла, наряду с правым крылом.
Члены Ордена Феникса пленились этим зрелищем, но были оттащены Артуром и Тонкс, которые только что закончили разговор с Молли Уизли.
- Произошло еще одно нападение, - тяжело вздохнул Артур. - Прямо посреди бела дня. Пожиратели Смерти убили новичков Ордена. Мы не знаем, как они их нашли, но...
- Может быть шпион? - предположил Гарри. Тонкс кивнула.
- Мы не знаем кто, хотя вряд ли кто-нибудь знал о их местоположении. Когда туда попали наши, в доме никого не было, за исключением трупов.
- Не удивительно, - вздохнул Чарли.
Тонкс взглянула на Малфоя.
- Как он?
- Начали появляться крылья. На это тяжело смотреть и еще тяжелее слушать...
- Весь этот хруст, и не одного счастливого звука, - усмехнулся Гарри. - Я знаю - у меня были неудачные падения во время квиддича, но я никогда не растил кости так, чтобы они проходили через кожу и мышцы... и... да... это немного тревожит.
- Мы собирается пробыть с ним всё трудное время. Я уже сообщил Молли, что вы партнеры, - признался Артур. - Она расстроилась. По-правде говоря, недовольны все. Рон подслушал наш разговор, поэтому и Джинни, и близнецы тоже в курсе.
Гарри слегка побледнел.
- Оу...
- Мы должны продумать наши дальшейшие действия...
- Лучший вариант - "отправить их в Азкабан, потому что они Пожиратели Смерти".
- Мы не можем это сделать, - заявила Тонкс. - Они могут претендовать на невиновность в связи с нахождение их семьи в серьёзной опасности.


Образование левого и правого крыла заняло по двенадцать часов тяжелых испытаний каждое. К этому времени Драко уже был способен сидеть, не испытывая боли, Снейп и Нарцисса были арестованы, а вещи Слизнорта упакованы и ожидали возвращения к хозяину.
- Мы ведь собираемся доставить их Скримжеру? - спросил Гарри, глядя на Люпина, жестом приказавшего Малфою подняться и развернуться. Как только его крылья полностью проявились, Драко заставил их втянуться обратно в спину. Они могли появиться, как только он захочет этого.
- Могу ли я, по крайней мере, получить свою одежду? - протянул блондин. Ремус кивнул, прежде чем ответить на вопрос Гарри.
- Да, - сказал он, бросив Малфою магловскую футболку, которую Гарри ну никак не ожидал на нем увидеть. - Для того, чтобы официально освободить или осудить их, мы должны действовать через Министерство.
- Я надеюсь, его продержат там как можно дольше, - буркнул Гарри, наблюдая, как Ремус накладывает обязательное заклинание на запястья Малфоя.
Чтобы попасть в Хогвартс, они решили воспользоваться каминной сетью. Люпин, Артур и Чарли конвоировали троицу через камин и держали их на протяжении сего действа, чтобы гарантировать их доставку.
Выйдя из хогвартского камина, группа прошествовала через бывший кабинет Дамблдора и спустилась в Большой Зал, где их уже ждали.
- Ну и как тебе быть преданным собственным дорогим папашей? - бросил вслед Малфою Гарри. Вейла лишь слегка усмехнулась.


Глава 2. Яблоневый цвет

Вейла не способна причинить вред партнеру. Боль, аналогичная той, которая испытывается во время преобразования, пронзит ее тело в ответ на этот вред. Агонию создают и словесное оскорбление или физический вред. Хотя эти телесные боли никогда не убивали вейлу. Также, вейла не способна преднамеренно подвергнуть партнера опасности. Такое поведение может привести к самоубийству. Ещё тысячу лет назад вступил в силу закон о том, что вейлы не имеют права разглашать информацию о партнёре - для своей же безопасности.

*** ***


Драко, следующий за своей матерью, думал, что готов к тому, что получит. Ничто не может быть более несправедливым.
Войдя внутрь, он, Нарцисса и Северус оказались под прицелом палочек. Фреда, Джорджа, МакГонагалл и Грюма уже успели проинфирмировать о партнерстве Гарри и Драко, но те предпочли проигнорировать сей факт.
И только когда Гарри вместе с Люпиным оказались в зале, палочки неохотно опустились и вернулись в карманы.
Северус ловил на себя множество взглядов. Он получил наибольшую долю внимания как предатель.
- Их надо убить! - выплюнул сидящий за одним из столов Рон. - Несправедливо оставить им жизнь после того, что они сотворили! - Всё это время он пожирал глазами Снейпа.
- Малфои вместе с ним выйдут сухими из воды, - заверил Чарли разошедшегося брата.
- Ты шутишь, да? - не поверил Рон.
- Нет, таковы законы.
Стоящая рядом с Роном Джинни скорчила гримаску отвращения.
- Они утверждаю, что действовали во благо семьи?
- Вы удивляетесь, что Темный Лорд смог сделать так, чтобы у нас не осталось иного пути? - поинтересовалась Нарцисса у юной ведьмы. - Палочка, направленная на живот беременной женщины, убедит её в чём угодно. Особенно, если мать - вейла, главная цель которой - заботиться о своём партнёре и растить детей.
- Так вот что чувствует к Гарри Малфой?!
- Верно.
Рон ехидно хохотнул, когда Драко сделался ярко-красным.
- Такого никогда не случится! Гарри не педик, и эта отвратительная сволочь не его вкусе.
Снейп неприятно рассмеялся.
- Тупой мальчишка! Твой собственный брат спит с мужчинами, как и ваш дорогой оборотень.
Ремус уставился на Снейпа.
- Только с одним мужчиной, Северус, и не в твоём праве объявлять это всем. Кроме того, это не так, если ты никогда не был с другими мужчинами.
Рон выглядел так, словно вот-вот лопнет от злости.
- По крайней мере, я любил тех, с кем спал, - произнёс Снейп.
- Я... ЧТО? - спросил Ремус, переваривая только что сделанное Снейпом заявление.
- Итак, когда мы должны встретиться с министром? - осведомилась Нарцисса. Данный вопрос заинтесовал всех, кроме Гарри, который бесцеремонно следил за "беседой" между Снейпом и Люпиным. Ремус был необычайно потрясен, что Северус признал нечто подобное, особенно в присутствии Гарри (который, на самом деле, знал об их тайне).
- Слишком рискованно принимать вас в Министерстве, - объяснил Артур Уизли, не обращая внимания на происходящее. Министр может появиться здесь в любой момент. Определять вашу судьбу имеет право только он.
Тут в Большой зал приковылял Слизнорт, сел за один из столов и поднял глаза на Пожирателей Смерти.
- Вы принесли Веритасерум? - спросила МакГонагалл у пухлого профессора. Тот кивнул, вынув стеклянный пузырек откуда-то из складок мантии. Меньше чем через минуту в помещение вошли сопровождаемые Грозным Глазом Скримджер и Перси Уизли. Некоторые авроры инстинктивно схватились за палочки, как ранее при виде Снейпа и двух Малфоев.
- Я слышал, вы хотели предъявить что-то важное, прежде чем мы отправим этих подлецов на свидание с дементорами? - спросил Скримджер, не сводя глаз с Гарри с момента своего появления. По мнению Гарри, этому человеку по-прежнему не хватало внушительности. Он знал, последние несколько министров были не более чем прикрытием, чтобы заставить людей чувствовать себя в безопасности, которой на самом деле не было. Гарри чувствовал различие между Скримджером и Фаджем, но сомневался, что тот действительно имеет прав больше, чем другие.
- Да, - согласился Гарри, всё ещё не веря, что собирается защищать свободу Малфоев.
- По нашим древним законам оба Малфоя в этой комнате не могут быть арестованы за свои преступления, совершенные будучи Пожирателями Смерти, - начал Чарли.
- Семья Блэков известна своими вейловскими генами... - сообщил Снейп, но был перебит.
- Они утверждают, что стали Пожирателями ради семьи? - зашипел мужчина с львиной гривой. - Предполагается, мы должны верить величайшему предателю поколения?
Снейп бросил на него недовольный взгляд.
- Мне ещё не давали шанса объяснить... - и вновь был прерван.
- Не отходите от темы, сэр, - велел Гарри. - Трудно узнать правду от человека, сбежавшего с места преступленя.
- Дайте мне Веритасерум, и услышите правду.
Слизнорт поднялся и направился к Снейпу.
Однако, у Скримджера были другие планы.
- Мы используем Веритасерум, который принёс я.
Нарцисса нахмурилась.
- Мы не можем довериться вам, когда вы способны преспокойно отравить нас.
Скримджер зыркнул на неё и поправил мантию.
- Я бы отдал предпочтение зелью Слизнорта, - признал Снейп. - Он, по крайней мере, компетентный Мастер Зелий.
Ремус молчал, до сих пор пребывая в шоковом состоянии.
Слизнорт согласился и поднёс флакон к губам Снейпа. Экс-слизеринец сделал глоток. Его примеру последовали Нарцисса и Драко.
Проведя данную процедуру, Слизнорт велел домашним эльфам подать обед. Скримжер уселся на скамью и начал допрос. Гарри плюхнулся рядом с Роном, а Чарли устроился в другом конце зала, не найдя места поближе к брату. Грюм, миссис и мистер Уизли подняли палочки, МакГонагалл подсела к Тонкс.
- Ваше имя Северус Тобиас Снейп? - задал вопрос министр магии.
- Да.
- Вы полукровка?
- Да.
- И Пожиратель Смерти, служащий Тёмному Лорду?
На этом месте Снейп сделал паузу. Нарцисса и Драко ничего не знали о его шпионской деятельности, но понимали, что он в любом случае не сможет солгать.
- Нет.
У Малфоев вырвался вздох изумления.
- Объясните.
- В первую очередь я шпион Ордена Феникса. У меня есть Тёмная метка, что Темный Лорд в ближайшем будущем может изменить, - сказал Снейп. - Альбус знал это, так же, как и любой член Ордена. Я вошел в Орден шестнадцать лет назад.
- Но вы убили Альбуса Дамблдора.
- Да, убил. Он сам позволил мне. Это был его приказ; что-то вроде безболезненного ухода из жизни. Он знал о Непреложном Обете, сделанным ради спасения Драко. Согласно нашим законам, человек, действующий во имя спасения чьей-то жизни, не должен подвергаться аресту...
- Было использовано заклятие Авада Кедавра...
- В нашем случае смерть можно считать самоубийством.
Скримджер побагровел от гнева. Он не мог ничего возразить человеку, виновному в смерти величайшего мага современности. В ярости он не сразу понял, что ему передают чашку чая.
- Что за Непреложный Обет? - спросил он, заскрежетав зубами.
- Нарцисса посетила меня незадолго до начала прошлого учебного года, чтобы попросить позаботиться о её сыне не смотря ни на что. Я знал, что ни она, ни Драко не желают быть Пожирателями Смерти, и также знал, что Драко не сможет выполнить задание Тёмного Лорда. Он не убийца, - Снейп сделал передышку. - Это объясняет, почему Альбус игнорировал заявления Поттера, касающиеся мистера Малфоя. Я проинформировал Альбуса насчет положения Драко, и он попросил меня предложить ему стать нашим шпионом, - Снейп взглянул на Малфоя, сидящего с отпавшей челюстью. - Я никогда не говорил об этом с ним, и это стало причиной тому, почему Альбус так настаивал на своей смерти.
Гарри глянул на мужчину.
- Почему вы никому об этом не говорили? Ваш любовник понял бы.
- Знаю, но я дал Альбусу Непреложный Обет. Согласно этому обету, я мог выдать информацию только после его смерти.
Скримджер обратился к Малфою.
- Вы обладаете генами вейл?
- Да. Могу продемонстрировать вам свои крылья, - мгновенно отозвался тот. Скримджер отхлебнул чая.
- Не стоит. Так вам уже есть семнадцать?
- Да.
- И вам уже известна личность партнёра?
Драко поморщился и кивнул в сторону Гарри.
- Это он.
Кажется, это слегка вывело Скримджера из равновесия.
- Гарри Поттер ваш партнер? - спросил он, совершенно не веря своим ушам.
- Да.
- Ваш Веритасерум, должно быть, поддельный! - обратился министр к Слизнорту.
- Это не так! А что насчет вашего?
Скримджер хотел сказать ровно противоположное тому, что вырвалось из его рта.
- Он поддельный, - заявил он, прежде чем понял, что делает.
- Яд, я полагаю? - спросил Слизнорт.
Все присутствующие раскрыли рты.
- Думаю, мы доказали надежность источников, - Слизнорт улыбнулся Драко. - Вы были вынуждены стать Пожирателем?
- Тёмный Лорд угрожал смертью моим родителям, - согласился Драко, игнорируя неприязненный взгляд Скримджера. - Для вейлы, которой ещё не исполнилось семнадцати, нет ничего важнее родителей, братьев и сестёр. Отец и мать были для меня всем.
- Теперь же для вас главнее ваш партнёр?
- Конечно, - Драко ответил прежде чем успел остановиться - слова вылетели неожиданно, и он резко закрыл рот.
- И вы готовы перейти на нашу сторону ради партнёра? - Малфой кивнул. - На всю жизнь? - Новый кивок. - Я считаю, с них можно теперь снять обвинения, не так ли? Кажется, мы уже оправдали двоих из трёх присутствующих здесь задержанных? Верно, министр? - обратился пухлый мужчина к Скримджеру, улыбнувшись.
- Д-действительно... - неохотно признал тот. Он знал, что Перси, сидящий позади него, записал его слова.
- А теперь очередь Нарциссы.
- Я была ещё беременна Драко, когда Тёмный Лорд направил палочку на мой живот, требуя заклеймиться как его последовательница. Я бы выцарапала ему глаза, если бы не Люциус, который приказал мне согласиться. Не сделай я это, мой ребенок был бы убит, а партнёр разочарован в нашей связи, - заявила Нарцисса. Скримджер выглядел так, как будто проглотил что-то особенно горькое.
- Тогда, согласно закону, - начал он, посылая Перси предупреждающий взгляд, когда заметил, что Уизли продолжает что-то строчить на пергаменте. - Вы и ваш сын освобождаетесь от всех обвинений.
- А Снейп? - спросил Слизнорт, освобождая Нарциссу.
- Также освобождается от всех обвинений.
Слизнорт перевел взгляд на Перси.
- Всё, сынок?
Перси кивнул головой. Он стал немного бледнее, когда Скримджер освободил Снейпа.
- Однако, - продолжил Скримджер. - Малфой-Мэнор по-прежнему под наблюдением Министерства, а иначе и быть не может, пока Люциус Малфой не будет пойман.
Драко раскрыл рот, а Нарцисса лишь пожала плечами.
- Это нормально, - сказала он, не обращая внимания на недовольный взгляд сына. - Драко пусть остаётся со своим партнёром, а я могу погостить у кого-нибудь.
На этот раз она не смогла проигнорировать возмущение сына.
- Я не собираюсь оставаться здесь!
- Твой партнёр будет здесь.
- Это, безусловно, не меняет моего решения!
Мать неодобрительно взглянула на него.
- Как ты собираешься соблазнять своего партнёра, если не будешь проводить с ним время?
- Я не хочу соблазнять его! - выплюнул Драко. - И я ещё под воздействием проклятого Веритасерума.
- Могло быть и хуже.
Малфой усмехнулся, глядя на Гарри.
- Я очень сомневаюсь! - На последних словах Гарри покраснел от гнева и выскочил из зала. Джинни и Рон последовали за ним.
Нарцисса приблизилась к сыну и поцеловала его в щеку.
- Когда моё имя оправдают перед общественностью, я схожу в Гринготтс и мы обновим твой гардероб. Увидемся, дорогой.
С этими словами она ушла.
Между тем, Авроры, Перси и Скримджер начали освобождать помещение вместе с МакГонагалл и Слизнортом. Снейп тоже ушёл - напряжение между ним и Ремусом стало слишком велико. Он хотел подождать, когда тот придет в себя.
Трио не понадобился пароль, чтобы попасть общую гостиную Гриффиндора. Их ожидали Фред и Джордж, молча кипевшие из-за того, что услышали прежде чем с досадой покинуть Большой зал почти в самом начале допроса.
- Так что же произошло? - спросил Джордж, когда друзья устроились в креслах и диванчиках.
- Со всех троих сняли обвинения, - объяснил Гарри. - Малфоям всё сошло с рук, потому что они вейлы, а Снейп объявил под Веритасерумом, что Дамблдор одобрил своё убийство - он знал, что умрёт в ближайшем будущем.
Фред раскрыл рот.
- Ты шутишь?!
- Нет, - сплюнул Рон. - И теперь Малфой останется здесь. Его мать свалила, а он нет! И я не думаю, что Снейп планирует вернуться к себе домой.
Фред застонал.
- Как утешительно!
- Значит, он на самом деле твой партнёр, приятель? - спросил Джордж.
Мальчик-Который-Выжил неохотно кивнул.
- Да. Он сказал это под Веритасерумом.
- Чёрт, это... странно.
- Не только тебе так кажется.
- А то, что Снейп заявил об ориентации Чарли и Люпина, - полюбопытствовал Рон, - это правда?
- Спроси их сам, если тебе интересно, - буркнул Гарри. Он не знал мнения Рона о гомосексуализме, что не очень радовало.
Джинни пришла в голову та же мысль.
- А что насчет двух девушек? - заинтересовалась она.
Рон пожал плечами.
- Это... изящно, - признал он.
- Как патетично!
- А среди геев твоя задница никогда не бывает в безопаности.
- Неопровержимо! - произнёс Джордж. - Но я вот почему-то сомневаюсь, что ты находишься в опасности.
- Кроме того, сейчас тут один Малфой такой, - продолжил Фред.
- Значит, Гарри надо быть настороже!
- Да, но если он вейла, парень-вейла, и в этих отношениях играет роль девушки...
- То именно Малфою потребуется защита...
- Джордж, я не спал с Малфоем, не говоря уже о других парнях, - возразил Гарри. Рон хлопнул его по плечу.
- Молодец! Это естественный образ жизни!
Но что Гарри задрал нос.



Снейп остановился, заметив, что его дверь открыта. Он ожидал, что Министерство совершило "набег" на его комнаты, но вот чтобы оставить дверь наростопашку...
Спустя несколько мгновений, из арки показался Ремус, таща за собой чемодан.
- Северус! - остановившись, выдохнул он.
Снейп приподнял бровь.
- Ты жил здесь?
- Д-да... как видишь...
- Ты мог выбрать любую комнату в замке.
Глаза Ремуса расширились.
- И-извини, - пробормотал он, прошагав мимо Снейпа. Слишком поспешно, по мнению последнего.
- Ремус...
- Ты тогда имел в виду именно то. что я подумал? - спросил тот, замедляя шаг. Хотя и не оборачиваясь.
- Да.
Ремус кивнул и продолжил свой путь из подземелий. Снейп обнаружил себя оперевшимся в полном шоке и замешательльстве о стену собственной комнаты. Он не мог понять, что, собственно, сейчас произошло.

*** ***


С помощью Карты Мародёров Гарри выяснил, что Малфой проводит всё своё время в общежитиях Слизерина, даже просит домашних эльфов доставлять туда обеды. Снейп закрылся в своей комнате возле общежития слизеринцев, а Ремус обосновался в библиотеке, даже ел там. Остальные тоже подолгу засиживались в библиотеке, но сторонились Люпина, или толпились к коридоре, где обычно появлялась Выручай-комната.
- Чем все заняты? - спросил Рон, присаживаясь на кровать рядом с Гарри.
- Они не сообщают.
- А Малфой?
- Засел в своей змеиной яме.
Рон на мгновение замер, затем устроился поудобнее, оперевшись на одну из стоек кровати.
- Ты не собираешься проходить ритуал соединения с ним, да?
- Я правда не имею ни малейшего понятия. Я не могу находиться рядом с ним и пяти минут, не говоря уж о всех оставшейся жизни.
- Понятно, - Рон кивнул с одобрением. - Как ты думаешь, у Гермионы получится вырваться к нам?
- Ей семнадцать, и она может уйти, когда захочет. Вот только... я не хочу вынуждать её покинуть семью.
- Её семья встала на путь твоих тёти и дяди, Гарри. Они полностью против магии. Они отрезали для неё все средства связи, отклоняют любых сов. Это безумие. Можно подумать, что они забыли, что их дочь - волшебница.
- Так безопаснее для неё, учитывая дружбу со мной, - пробормотал Гарри, опустив голову. Рон моргнул.
- Ну, во всяком случае, нам просто необходимо её вернуть!
- Согласен.
Гарри поднялся с края кровати. Сложив Карту, он запихнул её в карман и покинул спальню.

*** ***

- Я так рад, что оборотни не парные существа, подобно вейлам, - усмехнулся Ремус Гарри, когда молодой маг уселся напротив него. Люпин раскрыл перед собой толстую книгу, в то время как Гарри взялся за "Историю Хогвартса". - Я имею в виду, нам не навязывают партнёров, мы выбираем их по собственной воле. Плюс мужчины не могут забеременеть.
- Это значит, у Малфоя теперь будут... эээ... месячные? - спросил Гарри с легким румянцем на щеках. Ремус рассмеялся и отрицательно покачал головой.
- Нет. Неиспользованные яйцеклетки будут расщепляться прямо в матке.
- Оу...
- Тебе лучше почитать об этом, - Ремус повернул свою книгу так, чтобы Гарри смог разобрать строчки.
- У нас есть более важные вещи, чтобы потратить на них время, - внимание Гарри вновь переключилось на "Историю Хогвартса". - Почему вы думаете, что Выручай-комната не открывалась после смерти Дамблдора?
Ремус только и мог, что пожать плечами.
- Мародёры хоть и обнаружили тайные ходы Хогвартса, но не раскыли всех его секретов, Гарри.
- А Снейп на самом деле гей? - вдруг довольно громко спросила Тонкс, пододвинув свой стул поближе к Гарри. - Не ожидала!
- Кто его знает?! - буркнул Гарри. Ремус поскорее вернулся к чтению. Тонкс, однако, не отстала.
- Про Ремуса я знала, но чтобы Снейп! А ещё Чарли, но это сразу видно.
- Ремус не совсем гей...
- Нет, нет, у женщин нет шанса с Ремом. Его сердце принадлежит мужчине.
- Это проблема?
- Конечно нет, Гарри, - усмехнулась Тонкс. - Я просто подумала, что Ремус не случайно рассказал мне о своей ориентации.
- Я сказал тебе, Нимфадора, что влюблен в мужчину, - заговорил Люпин, не отрывая глаз от книги. - Это ещё не значит, что я гей. Я отношу себя к бисексуалам, интересующимся представителями обоих полов.
- Оу, серьёзно?
Гарри не знал, откуда взялась такая злоба, но Тонкс начала его раздражать. Казалось, в замке одни гомофобы. А он-то считал, что магический мир более терпелив к изгоям маггловского общества.
- Тем не менее, я нахожу довольно странным тот факт, что правда о тебе выяснилась одновременно со снейповой. И Снейп тоже влюблен в мужчину, - продолжала Тонкс.
Гарри повернулся к ней.
- Вас раньше никто не отталкивал, верно? - спросил он, в его голосы появились опасные нотки, и увидел, как у Тонкс отпала челюсть, и девушка удалилась прочь.
- Неловко получилось, - признал Ремус.
- Никогда бы не подумал, что она будет вести себя так, - тихо произнёс Гарри. - И был о ней лучшего мнения.
Ремус издал смешок.
- Было плохой идеей сказать ей правду. Она не может понять, что я не хотел быть с ней ещё до того, как признался, что у меня есть кто-то другой. И начала переманивать меня к себя от партнёра, кем бы он ни был. Она так поступала после того, как я сообщил, что он мужчина.
- Даже после того, как узнала о ваших чувствах к нему? - уставился на него Гарри. - Я думал, она не такая.

Наступила уютная тишина, лишь изредка нарушаемая шелестом страниц.
- Ты был там, когда он убил Альбуса? - вдруг тихо спросил Ремус. Гарри оторвался от книги.
- Да, я видел, как Снейп кинул в него заклятием.
Гарри захлопнул книгу и опустил голову на скрещенные руки.
- Дамблдор меня обездвижил. Не из-за того, что не доверял... Я не могу спокойно об этом говорить... Но , казалось, это его последнее желание... не подвергуть меня опасности.
- Рон и Гермиона знают?
- Да, мне нужна их помощь.
- Если тебе когда-нибудь понадобится помощь, Гарри...
- Знаю. Могу обратиться к тебе, но сейчас мы должны думать о Хогвартсе и работать в полную силу.
Ремус наблюдал, как Гарри встаёт, прижимая к себе "Историю Хогвартса". Он уже думает как командир! Со своим отвратительным детством Гарри стал взрослым задолго до совершеннолетия.
Ремус сделал глубокий вздох, прежде чем окликнуть Гарри:
- Эй! - Гарри обернулся. - Что ты собираешься делать с Малфоем?
- Я посоветуюсь с Гермионой, как только она приедет. И поговорю о Выручай-комнате... А сейчас... надо сходить к Малфою! - вдруг осенило Гарри. - Проверить, знает ли он, как попасть в комнату! Не удивлюсь, если это он как-то заколдовал её.
Гарри выскочил из библиотеки и направился в сторону слизеринских общежитий, надеясь, что память его не подведёт и углубляясь в воспоминания о втором курсе.


*** ***


Драко буквально подпрыгнул, услышав звук открывающейся каменной двери, ведущей в гостиную. Когда это произошло, он читал, развалившись на диванчике у камина. Палочка оказалась в его руке ещё до того, как дверь полностью распахнулась.

Малфой заявил, что не станет ставить на вход пароль, чему Гарри был весьма рад. Он прошел через него, не произнеся ни слова - дверь послушно отворилась, стоило ему только приблизиться.

На протяжении всего прошлого года Драко был слишком занят, чтобы запоминать очередной пароль, и не раз ждал снаружи, пока кто-нибудь не придёт. Он так намаялся с этими паролями, что решил отдохнуть от них хотя бы летом.
Он, конечно, не ожидал прихода партнёра. Северуса да. Но Поттера? Его взгляд заставил дыхание задержаться...
Он всегда знал, что выделит своего партнёра среди других, лишь взглянув. Но дело было не в том, кем являлся Гарри. А в том как он выгляделудного цвета. Это было поистине зрелищно.
- Как ты попал в неё? - в лоб спросил Гарри. Драко озадаченно огляделся вокруг.
- Вообще-то это гостиная факультета Слизерин, и я хотел бы...
- Я про Выручай-комнату.
- Я применил Империус к этому... как его там... Смиту из твоего ОД, и легко...
- Почему у нас не получается попасть в неё?
- Откуда я знаю!
- Какие заклинания ты на неё наложил, чтобы другие...
- Не понимаю, о чём ты.
- Не лги мне.
Это прозвучало как прямой приказ. Драко ощутил покалывание во всём теле. Гарри увидел, как наследник Малфоев вздрогнул, прикрыв глаза, раздался лёгкий треск и гриффиндорец понял, что его издали хрупкие крылья, ловко скрытые под кожей слизеринца.
- Что такое?
Тело Драко чуть дрогнуло, когда тот снова опустился на диван.
- Вейла во мне отмечает прямые команды. Теперь у меня не получится тебе солгать.
Гарри прислонился к стене, отметив, что дверь приоткрылась в момент, когда он очутился к ней слишком близко.
- Итак, что ты сделал с Выручай-комнатой?
- Абсолютно ничего. Тебе известна мощь комнаты. Наложить на ней чары нельзя. Она бы просто вышвырнула меня из себя, - объяснял Малфой. - Она попыталась избавиться от меня, когда почувствовала намерение так сделать, и на некоторое время перестала работать. И запрятала Шкаф подальше от входа. Каждый раз, работая там, в моей голове появлялся странный гул, вынуждающий меня остановиться.
- Быть может, это была твоя совесть? - открыто издевался Гарри.
- Нет, этот гул ещё вызывал ежедневную тошноту.
Гарри застыл.
- Ты делал себе больно.
- Нет, это просто была моя совесть.
- Тогда почему ты пошёл на это? - еле слышно спросил Гарри.
- Так было лучше для моей семьи. Если бы не я, Тёмный Лорд убил бы родителей. - Он немного передвинулся по диванчику, и Гарри вновь уловил хруст костей блондина. - Я уже во всём признался под Веритасерумом.
Гарри молчал.
- Откуда ты знаешь, как сюда попасть? - заинтересовался Малфой.
- Я здесь не в первый раз, - Гарри огляделся вокруг. Гостиная ничуть не изменилась, хотя казалась немного меньше, чем в прошлый раз. С другой стороны, всё выглядит больше, когда ты сильно волнуешься. - Второй курс. Оборотное зелье.
- Несомненно, варево грязнокровки.
- Не называй её так! Она отличная ведьма, и не тебе её судить. Ты сам даже не чистокровный. Ты не имеешь права смотреть на неё свысока.
Тело Драко снова дёрнулось.
- И тебе лучше привыкать вести себя как порядочный человек.
Малфой хихикнул.
- Какие высокие слова, Гарри. Можно подумать, ты так уж сильно ненавидишь меня, - вейла в Драко притихла, страшась ответа партнёра.
Гарри заметил колебания Малфоя, но решил не демонстрировать это.
- Не называй меня "Гарри", словно друга.
Драко перевёл дыхание. Могло быть и хуже.
- Как хочешь.
Он схватил книгу, которую читал до прихода Гарри, и занялся поиском нужной страницы. Устроившись поудобнее, Драко продолжил чтение.
- Малфой...
- Ты же знаешь, в библиотеке книги абсолютно не "литературные". Я не раз объяснял это мадам Пинс. Хорошая книга должна приносить удовольствие. Зельями и заклинаниями наша жизнь не ограничивается. Всё, что я знаю о магглах, я узнал от Джейн Остин, Шекспира и Тима Уинтона. Особенно меня заинтересовали машины... - Малфой предпринял попытку отвлечь Гарри от расспросов.
- Почему мы не можем проникнуть в Выручай-комнату?
Драко застонал, опуская голову на подлокотник диванчика.
- Да откуда я знаю?! Если бы знал, то не смог бы соврать.
Гарри хотел было продолжить свой допрос, но в дверь влетел Снейп.
- Дра... - он сделал паузу, заметив Гарри. - Драко, мадам Помфри хочет осмотреть тебя.
Малфой оторвался от книги.
- Зачем?
- Ты терял сознание, и существует предположение, что ты... можешь оказаться... бесплодным.
В шоке Малфой раскрыл рот и резко сел. Его руки немедленно прижались к животу.
- В... ЧТО? Нет... я...
Жестом Снейп приказал следовать за ним, юная вейла подчинилась, не обращая внимания на дрожь в коленях. Гарри пошел за ними.


*** ***

Ремус рухнул на стул. Всё оказалось труднее, чем он думал. Не только из-за постоянных стычек со своим бывшим, ему также было необходимо убедить Гарри принять помощь, как-то вернуть Гермиону, проконтролировать, чтобы Рон и Драко не поубивали друг друга, и выяснить, что же произошло с замком. После встречи с остальными орденцами (исключаяя Северуса) было установлено, что защита Хогвартса ослаблена. Домашние эльфы сообщили, что их контроль над основными функциями замка утерян, коридоры, которые несколько поколений никто не видел, появляются в самых различных местах, а, по словам Рона, Карта Мародёров всякий раз теряет свойства, когда он пытается их отыскать.

Снизилась защита хогвартских магических барьеров. На его территорию по-прежнему нельзя было аппарировать (Фред вызвался добровольцем провести такой эксперимент), и Орден Феникса надеялся, что у Пожирателей не получиться воспользоваться каминной сетью, чтобы попасть в замок.
Но что их особенно волновало, так это не затесался ли в их ряды другой шпион. После собрания Артур оттащил Ремуса в сторонку и рассказал о происшествии во время рейда. Объявился шпион; в потивном случае Волдеморт не узнал бы, где их искать. Единственный вопрос - кто это. У каждого не было никакого резона предавать Орден. Однако, о использовании Империуса никогда не стоит забывать. Такое настолько же вероятно, как и предатель.
Кроме того, на завтра назначена свадьба Билла и вейлы Флёр Делакур...
Он почувствовал головную боль и потёр переносицу. Да, всё много сложнее, что ожидал Ремус.




Изумрудные глаза не могли оторваться от плоского живота, выставленного на всеобщее обозрение, когда Малфой по требованию мадам Помфри задрал рубашку. Надо признать, Драко был великолепен. "Его лицом, телом можно было восхищаться. И ни грамма жира", - признал Гарри и мысленно влепил себе затрещину.
Такие мысли нелепы. Если, конечно, у вас не разыгрались гормоны, чёрт бы их побрал.
Мадам Помфри взмахнула палочкой перед животом Малфоя. Гарри услышал, как слизеринец задержал дыхание от страха. Колдомедик отложила палочку в сторону и начала ощупывать кожу Малфоя руками.
Глаза Драко с нетерпением следили за каждым её движением. Бесплодие - это худшее, что может случиться с вейлой, и пожилая женщина действовала слегка нерешительно.
- Вы не бесплодны, Мистер Малфой, - заверила она, отступая от подростка. Живот Драко совершил сальто.
- Точно?
Мадам Помфри проигнорировала его.
- Тем не менее, я обеспокоена размерами вашей матки. Она очень мала. Возможно, это побочный эффект от потери сознания.
- Но маленькая матка не влияет на ребенка?
- Она может повлиять на его развитие. Будем надеяться, не в вашем случае.
Драко повернулся к Северусу с широкой улыбкой на лице.
Снейп закатил глаза.
- Вам придется привыкать к этому, Поттер.
Гарри поспешил ретироваться.






Очутившись в спальне, Гарри проигнорировал разговорившегося Рона. Он не обращал на друга внимания, натягивая пижаму и скрываясь за пологом кровати. Односторонняя беседа Рона продолжалась даже тогда, когда Гарри залез под одеяло, снял очки и отложил их на прикроватную тумбочку.
Он бы вполне обошелся без болтовни до самого утра, если бы Рон не распахнул полог и не бросил ему Карту.
- Ремус просил её. Видимо, с ней что-то не то. Она немного расплывчатей, чем обычно, - сообщил он.
Гарри схватил очки, пристроил их обратно и взглянул на пергамент. Имена , когда-то обозначавшие точки, изменились. Точка, раньше называющаяся "Гарри Поттер" теперь гласила просто "ГП".
- Почему так случилось?
- Что-то с Хогвартсом. Так объяснил Ремус. Замок вроде бы немного растерян после убийства директора.
- Наверно он, как оборотень, чувствует это, - преположил Гарри. Рон посмотрел на него скептически.
- А может, что-то просто пошло не так?
Гарри пожал плечами.
- Нам нужна Гермиона.
Рон присел на краешек гарриной кровати. Он выглядел задумчивым.
- Думаешь, Хогвартс теряет силу? - спросил Рон. Его голос был более низким, чем обычно.
Гарри взглянул на карту.
- Скорее всего.

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"