Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Кошмар! Часть первая

Автор: Tantri
Бета:Leo
Рейтинг:NC-17
Пейринг:ГП/ТЛ, ЛМ/ФС
Жанр:Action/ Adventure, Fluff, Humor, Romance
Отказ:+ все права у Роулинг и Пожирателей смерти
Цикл:Кошмар! [1]
Аннотация:После четвёртого курса Гарри снятся кошмары (В самом деле, почему бы Волдеморту не обнаружить связь с Гарри на полгода раньше?). Он решает заниматься летом оклюменцией и боевой магией. А Дамблдор, бяка, против. Вы спросите, какого *** тут такой пэйринг? Всё очень просто – Гарри вызвал Лорда на дуэль в свой день рождения, с условием, что тот исполнит его последнее желание. Но как быть с пророчеством, что когда-то сказала Лили? И причем тут египетские Боги и боги ли это вообще? Кто сторожит грань между мирами живых и мёртвых? Почему всё так, а не иначе?
Комментарии:Дамблдора ждет облом. Нечего было диабет лимонными дольками провоцировать.
Ахтунг! много флаффа и немного ООС – например, у Лорда есть чувство юмора и абсурда, а Гарри не в пример наглее, детство Лорда втиснуто в рамки фанфика, местами додумано, но, в принципе, по канону. Также много йоги и лекций по эзотерике. Возможно, AU, но не уверенна.
Каталог:Упивающиеся Смертью
Предупреждения:слэш, OOC, флафф
Статус:Закончен
Выложен:2010-10-27 00:55:30 (последнее обновление: 2011.11.26 22:45:14)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1. 19ое Июля

Мёртвые люди. Всюду кровь и в ноздри бьёт запах гари. И руки в чём-то скользком, красном. Раз за разом выкрикивают запретные заклинания белесые в темноте тени. Сердце заходится в отчаянном стуке, когда одно из заклятий летит в него - он уворачивается, и сердце останавливается – кто-то вонзил нож ему в спину.

Темнота. Запах пота и страха. И ладони сухие, горячие. Недовольно шевелится в клетке белая сова, и существо на кровати вздрагивает.

- Хэдвиг?

В ответ слышится клекот.
Секундой позже в комнате загорается свет. Испуганный подросток лет пятнадцати трёт глаза, щурясь от тусклого света чуть треснутой лампочки. «Это был сон. Просто сон».
Словно в подтверждении его мыслей в голове раздаётся другой голос – вкрадчивый и холодный, как айсберг.
- Это лишь сон, Поттер. Но я сделаю всё, чтобы он стал явью.

- Убирайся, Риддл!

- Уберусь, уберусь, не бесись ты так, Гарри. Сегодня я нашел новый способ заставить тебя бояться, так что у меня праздник. Порадуйся, Гарри.

- Я не боюсь тебя!

- А кошмаров? А убийств и крови? Поверь, мой мальчик, нож в спину – это не верх моей фантазии, тем более что это просто фантазия. В следующий раз я покажу тебе РЕАЛЬНОСТЬ, где будут и кровь, и убийства. Ммм...

- Мне суждено убить тебя. И я убью. Мне нечего бояться убийств, если я сам – убийца!

- У.б.и.й.ц.а!!! Мальчик, ты себя в зеркало видел? Тебе с девочками гулять надо, а не с тёмными магами сражаться!

- А я ведь сражался…


Боль. Резкая и стремительная. И приглушенный шепот:
- И ты за это поплатишшшся. Я найду способ лишить тебя сна.

«Сволочь человекоподобная, чтоб ты… в туалет захотел» - подумал зевающий подросток, нашаривая тапочки и направляясь в уборную. В его сознании кто-то хмыкнул, но, возможно, ему просто показалось.

Сон не шел. Гарри попробовал было взяться за уроки, потом погладил Хэдвиг, потом побродил по комнате, рискуя разбудить своих «любимых» родственников, потом сел на кровать, потом лёг на неё же, потом опять встал… четыре часа утра.

«Если этот идиот страдает бессонницей, то почему ей должен страдать я?»
Поттер в очередной раз взял в руку чистый лист бумаги, в будущем конспект по трансфигурации. И тут его осенило: «Точно! Я напишу письмо. Сириусу и Дамблдору! Первого я спрошу о слухах волшебного мира о Волдеморте, а второго – о защите мозга и детстве Лорда. Если бить эту тварь в ответ, то по больным местам».

Что Лорд в любом случае в защите мозга сильнее хотя бы в силу опыта, Гарри как-то не подумал – позавчерашний омлет второй раз за ночь просился наружу.

***

Бессонницей страдал не только Тёмный Лорд, но и Дамблдор. Такой диагноз вынес директору Гарри, получив ответ на письмо ровно в восемь утра. Хорошо хоть, что не в девять – Дурсли терпеть не могут, когда какая-то «чокнутая» (как они думают) сова нарушает их утренний ритуал – встать- пожрать – пукнуть – пожрать – завалиться спать. Ну, в случае с мистером Дурслем добавлялась ещё работа, с миссис Дурсль – болтовня по телефону, с Дадли – просмотр телика.
Мысленно представив себе перспективу провести с Дурслями ещё полтора месяца, Гарри зевнул и раскрыл конверт, из которого выпала крошечная книга.

«Мой мальчик, к сожалению, я ничем не могу помочь тебе с этими кошмарами – борьба тут происходит в твоей голове. Я посылаю тебе книгу по оклюменции, защите мозга, которую посоветовал мне Аластор. Это аврорский уровень сложности, но я надеюсь, ты сможешь понять. С сентября ты начнёшь заниматься оклюменцией практически. Я не могу посылать тебе воспоминания о Томе, сова не донесёт думоотвод, но я попробую передать его с миссис Фигг. Желаю приятных каникул. Альбус Дамблдор.
P.S. Я хотел бы предложить тебе провести август в доме Сириуса. Дом является штабом светлых сил, и в нём ты будешь в безопасности».


«Спасибо за помощь директор. Вы бы мне ещё лимонных долек в утешение прислали!»- Гарри провёл рукой по книге, и она, почувствовав адресата, послушно увеличилась до нормального размера. Он открыл её на первой странице.

«Мистер Поттер, если Вы это читаете, то моя затея увенчалась успехом. К счастью, Дамблдор не знает истинной силы этой книги. Читайте её и думайте над своей судьбой. Надеюсь, Вы откроете для себя чего-нибудь новое. Если что, обращайтесь. А. Боунс.»

«Странно. И чего это она?»

Спустя несколько часов Гарри готов был ставить Амелии Боунс памятник – книга была не только не непонятной, она была гениальной по своей простоте. Она давала советы, как, даже потеряв палочку (или будучи подростком), защититься от непрошеного вторжения в свой мозг. Конечно, требовалась практика и более подробный анализ текста, но Дурслям нужен был завтрак, обед, ужин, Хэдвиг хотела спать непременно в чистой клетке, окно пять минут упорно не желало закрываться, а закрывшись – открываться спустя полчаса, омлет конфликтовал со своим сегодняшним братом... В общем, Поттеру мешали все и вся. Когда под вечер усталый дом погрузился в сонное оцепенение, а сытые Дурсли расползлись по комнатам, прилетел филин от Сириуса. Тот, правда, выражался туманно, эмоционально и весьма обеспокоенно, так что общий смысл письма улавливался с трудом. После решения подобной головоломки путём выписки главных словосочетаний на отдельный листок, юный Шерлок Холмс, наконец, увидел перед собой прошлое Тома Риддла в читабельной форме.

Оказалось, наш шипящий наследничек самого Слизерина был детдомовцем! С замашками принца и нехилым потенциалом стихийной магии, он, возможно, был среди «крутых шишек» с самых яслей, но, в любом случае, теперь у Гарри был козырь. То, чем можно было позлить Волдеморта. А чем злее существо, тем меньше оно себя контролирует. Гарри знал, ЧТО он заставит показать Лорда. Правда, будет больно, очень. Гарри решил ещё раз повторить материал почти дочитанной книги. До сентября практики ждать не придётся.



Глава 2. Так будет?

Подземелья, темницы. Чьи-то стоны и мольбы о прощении. ОН идёт к самой дальней камере. Небритые щеки тощего узника чуть заметно втягиваются, когда ОН приближается. Руки несчастного сжимаются, вздувшиеся вены с зеленоватым оттенком отчетливо проступают на запястьях.

- Хочешь, я буду пытать его?
- Нет. Напади на меня.
- Чего? А я, по-твоему, что делаю?
- Э…Хорошо…sphaera!


Мерцающий шар встаёт перед глазами, образ ухмыляющегося узника, лицезреющего удивлённого Лорда, меркнет. Странно, в книги о мерцании не было ни слова…

- Щенок!

Шар испаряется, но атакой Лорд ненароком открывает себя. Гарри скользит в его сознание, торопливо ища то, ради чего он это всё затеял. Смерть каких-то магглов, воскрешение, Квиррел, бесконечные убийства. Да, вот оно. Лили, Джеймс... такие живые. На лице его отца решимость, Аваду Кедавру он встречает грудью, успевая послать в Лорда пару проклятий. Тогдашняя боль Тома отдаётся в мозгу Гарри. Вот Лили кидается наперерез и склоняется над сыном, шепча последние слова: «Так будет, Гарри, от этого не убежать. Не тебе, не ему. Мы поймём тебя. Лишь живи. Силы на вашей стороне, запомни это». Странно, Дамблдор никогда не упоминал о подобных словах, да и звучат они, как откровенья Трелони. Трелони? Его мама могла видеть будущее? Рассеянность не способствует контролю – Гарри срывается и ползёт дальше по ленте воспоминаний:

- Выродок.
- Отец, я…
- Я не твой отец!! У меня нет сына! Возвращайся в приют или откуда ты там!
- Но…
- Убирайся, или я убью тебя!

Довольно привлекательный мужчина средних лет бросается к растерянному подростку и хватает его за горло. Растерянность в глазах подростка сменяется страхом, а затем гневом. Он ухитряется прошипеть: «Тогда и у меня нет отца. Авада Кедавра».

- Насмотрелся, Гарри?

Только сейчас Поттер понимает, что всё это время Лорд спокойно разгуливал по закоулкам его СОБСТВЕННОЙ памяти. И ещё он понимает, что лучшая защита сейчас – нападение.

- Ещё нет. Надеюсь на повторение сеанса. Интересно, отец был первой твоей жертвой, или ты к тому времени уже отправил к праотцам пол детдома?
- Да как ты смеешь хамить мне!
- Не злись, Риддл. Я же мальчик. А мальчикам положено быть любопытными.
- А ещё им положено спать!!


«А я думал, он не догадается. И ты не успел показать мне кошмар», - подумал усталый, но довольный собой Поттер, только что ухитрившийся довести до белого каления самого Тёмного Лорда.

***

Каким может быть утро на Тисовой улице? Дождливым, слякотным, и, подобно омлету, совершенно не отличающимся от своих вчерашних и завтрашних родичей. Так Гарри и написал Сириусу на его стандартные вопросы о погоде. Дамблдору Гарри ответил немного более распространенно – что дождь не только на улице, но и в его глазах, дождь счастья, так как он смог наконец выспаться. На самом деле особого счастья не было, но Гарри справедливо рассудил, что дедушек надо радовать.

Впрочем, даже «неособое» счастье длилось недолго – Дадли, толстый, вредный и жутко пахнущий, ввалился в Гарину комнату, не соизволив даже постучаться. Увидев неотправленные письма, он лишь хмыкнул.

- О, Поттер жалуется дядечкам-волшебникам?
- Не твое дело, Дадли.
- Моё. Я хочу есть.
- А Я не хочу. Допишу письмо и приготовлю тебе чего-нибудь, если уж ты настолько жирный, что не можешь сам этого сделать.
- Да тЫ.!!! Я расскажу мАме! И вообще, давай пошевеливайся, отросток очкастый, а то мы твои очки сломаем!
- Не буянь, сарделька, всё равно ничего не добьёшься... И без рук! Я уже закончил и встаю. Видишь? Встал. Иду на кухню.

Гарри действительно дописывал письмо. Он соглашался провести август у крестного и спрашивал Дамблдора и Сириуса, как обойти запрет Министерства на использование магии несовершеннолетними на каникулах. Скоро Дадли научится готовить себе завтраки самостоятельно. Отослав Хэдвиг, он двинулся на кухню.

Ответ пришел довольно быстро – Дамблдор и Сириус находились вместе. Практически ничего дельного он не содержал – только внушительную и пространную лекцию Сириуса на тему «сиди тихо и не рыпайся» с короткой припиской от директора:
«Завтра воспоминания будут у миссис Фигг. Зайди к ней часа в четыре вечера. И, пожалуйста, не пытайся колдовать».

«Да что ж это такое!!! Сиди, лежи, смотри в потолок и паши на Дурслей! НЕ БУДУ. Н.Е. Б.У.Д.У.!!! Усекли?»

- Том…
- Том.
- Том!
- ТОМ!!!
- Гарри? Поздравляю, тебя услышали все маги Великобритании. Ты же вроде не горишь желанием со мной общаться.
- А где «здравствуй» или «рад тебя слышать»? Между прочим, если бы ты залезал в мою голову не ночью, а вечером, я бы меньше скандалил. И вообще, я по делу.
- Да ну? И какое-такое дело? Кстати, ночью ты более вменяем, нежели днём. С делами какими-то не лезешь…
- Как обойти запрет Министерства на использование магии несовершеннолетними?
- О-о-о, мальчик попёр против танка? А тебе зачем?
- Вот уж не думал, что Тёмный Лорд знает о танках… Я хочу приучить кузена самому готовить себе, а заодно и всем остальным членам семьи, завтрак. Достало.
- Ммм… Империус?
- А есть другие варианты?
- Нет. Но ты же вроде светлейший маг всех времён и народов?
- Я??? Это тебе к Дамблдору. Я может и светлый, но Дадли и ангела может доконать.
- Уваж…
- Так есть способ?
- Перебивать взрослых нехорошо, - боль на миг пронзила шрам. - Ляг и закрой глаза.
- Сложи руки на животе и скажи «Авада Кедавра»?
- Поттер…
- Лёг.
- Ну надо же!


В мозг тонкой струйкой потекли знания. Способ обойти запрет был. Темномагический, правда, но Гарри это не интересовало. Гарри с удивлением подумал, что его в последнее время мало что интересовало, кроме возможности увеличить свою силу. Силой можно сделать многое. Можно помешать всяким тварям, типа Петтигрю, убивать ни за что, ни про что. Можно отомстить за Седрика. Можно убить Тёмного Лорда, если он действительно так виноват, и смерть его родителей не интрига директора – ведь его мать говорила не о том пророчестве, которое Гарри подслушал в конце этого года, случайно оказавшись в нужное время в нужном месте. Можно, наконец, выудить из Дамблдора ВСЮ правду, а не её крупицы, подслащенные лимонными дольками. Гарри дураком не был. Если уж Боунс решилась написать ему, то все прежние нестыковки в своей жизни, над которыми Гарри задумывался и раньше, стоит принимать всерьёз. Почему Дамблдор не догадался о василиске? Почему защиту у Камня смогли одолеть первокурсники? Как можно не узнать пожирателя под маской старого друга? Почему его не учат сражаться, хотя, по пророчеству, именно ему предстоит битва с Тёмным Лордом? Всё это было более, чем странно, и мир постепенно переставал делиться на чёрное и белое – он становился серым, тусклым и безрадостным. И надо было что-то с этим делать. Ну, хотя бы избавиться от обязанности работать на Дурслей.
Связь с Лордом прервалась, и Гарри сжал в кулаке палочку. Спустя минуту он стал незаметен для Министерства. «Всего лишь маленький иероглиф и капелька крови – и они обломались». Почувствовав внезапную усталость, Гарри лег спать – завтра начнётся новая жизнь.


Глава 3. Откровение

Кого-то топят в крови, вытекающей из обрубков клешней неземного происхождения. Кто-то захлёбывается, но продолжает бороться. Тогда его связывают. На глазах у Гарри клешни превращаются в кровавые иглы, которые одна за другой впиваются в тело несчастного - Седрика Диггори.
Ярость. Блок, и кошмар заканчивается. Так вот.

- А ты силён.
- Слушай, ты сегодня вечером вполне нормально со мной общался. Почему бы тебе не прекратить демонстрировать мне свою буйную фантазию, тем более со знакомыми мне персонажами?
- А кому ещё я могу её продемонстрировать?
- Пожирателям своим.
- Не, ты сопротивляешься, а они нет. Я не отступлю, Гарри. Мне нужны секреты Дамблдора.
- У меня есть только один.
- Какой?
- Если ты решишь показывать мне кошмары, то с претензией на искусство.
- Хорошо. Какой?
- Дом моего крёстного на площади Гримо, 12 – штаб светлых сил. А Снейп - шпион Дамблдора.


Гарри всерьёз обиделся на пренебрежение Дамблдора к его вопросу о колдовстве (и не только на это). А крёстный не под ударом – он чаще в Хогcмиде, в пещере, чем дома. Вот Снейпу не повезёт!

- Я знаю о Снейпе. Он на моей стороне. А про дом – это ценно… Я бы даже сказал, очень ценно.
- Да я и не сомневался. Такие, как Снейп, только таким, как ты, могут быть верны. А насчёт дома у меня маленькая просьба – если вы захотите его атаковать, то только не тогда, когда там будет черная собака.
- Твоего крёстного мы не тронем. Обещаю.
- Том?
- Не называй меня так. Что?
- Марвело, почему ты сегодня такой покладистый?
- Мы уже месяц пытаемся в этот штаб проникнуть. Так что ещё раз спасибо.
- Надо же, а ты не такая сволочь. Можно ещё одну просьбу?
- Поттер, ты зарываешься.
- Я знаю. Но с тобой или пан, или пропал. Я слышал, у Малфоя шикарная библиотека. Пришли мне, если не трудно, парочку книжек по беспалочковой магии, по проклятьям и по боевой магии.
- Я поражен. Завтра ты их получишь.
- А ты действительно не сволочь, Марвело.
- Мне нравится «Марвело». Просто я тут подумал, что нужно поощрять в тебе тёмное начало.
- Я не хочу становиться тёмным волшебником. Сейчас я открою своё сознание и покажу тебе мои мысли сегодня вечером, когда ты передал мне знания.
- Давай. А почему не хоч…


Лорд прерывается на полуслове, когда проникает в мысли Гарри. Потом связь резко обрывается, и Лорд исчезает.
«Я второй раз ухитрился его удивить. Мне нравится удивлять Тёмного Лорда. Он тогда похож на обиженного ребёнка – «я не знаю, за что меня наказали». Ладно, спокойной ночи, Гарри Поттер. Завтра ты наколдуешься».

***

Утро началось преотлично. Гарри встал свежим, выспавшимся и довольным жизнью. Голодным только. Ругая свой нетерпеливый желудок, Гарри поплёлся на кухню. Натренированным вчера жестом начертив иероглиф Магии порезанным пальцем, он быстро поджарил бекон и сделал омлет одним движением руки (немножко подгорелый, правда, но первый блин всегда комом). Дурсли всё равно ещё не встали, а видеть раздетого сонного Дадли, пусть и под Империо, не хотелось.

В десять часов пришли КНИГИ. «Если у вас нет палочки», «Проклятия – теория и практика», «Пособие боевого мага. Продвинутый курс», «Чернее чёрного».
«Вот ведь гад. Я же не просил присылать книгу по тёмной магии!»
- Но за остальное спасибо.
- Паранойя? Благодаришь воздух, Поттер?
- Ди, отцепись.
- Положи мне поесть, Поттер.
- Сам себе положи. Я ухожу.
Дадли от удивления подавился непроизнесённым оскорблением.
- Куда это?
- К миссис Фигг. До вечера. На, жри, только завтра сам себе готовить будешь.
- Счаз, размечтался, очкарик. А мама тебе разрешила?
- Я ей и так как в заднице шило... Надеюсь, ты не спалишь с утра всю квартиру.

Гарри торопливо выскользнул из кухни, заполненной «приятным» запахом давно не мывшегося кабанчика.
Он действительно собирался к миссис Фигг. Как только он просмотрит воспоминания, он обратится к Лорду и проверит их подлинность. Пятнадцать лет – достаточный возраст, чтобы знать правду (По крайней мере, Гарри так думал).

***

- Гарри? Ты за мыслесливом?
- Мысле-чего?
- Ну, такая чаша с серебряными мыслями.
«Прикольное у неё обозначение думоотвода»
- А, я понял, да, я за сливой. То есть, за мыслями. Ой.
- Проходи, проходи. Не наступи на Анрикремидратику!
- Ёпт!
- Мяу!!!
«Терпеть не могу кошек!!!!! Особенно с такими длинными именами и такими длинными когтями! И с такой длинной шерстью!!!»
- Простите.

Посторонившись от недовольной прищемленным хвостом персидской кошки, больше похожей на швабру из-за ненормальной длины шерсти, Гарри прошел в маленькую, запылённую гостиную, полную представителей семейства кошачьих. На крошечном кофейном столике стоял Кубок. Тот самый, что Гарри видел несколько месяцев назад у Дамблдора в кабинете.
- Можно?
- Да-да, Гарри, хочешь чаю? Зализалилизазáли, освободи гостю кресло.
Абсолютно гладкий и почему-то пахнущий малиной кот недовольно шевельнулся и ненароком показал зубки. Гарри передёрнуло.
- Миссис Фигг, извините, просто Петунья не отпускает меня надолго... Если можно, я хотел бы забрать думо... э-э-э сливомысли с собой.
Пожилая тётушка вскочила, и, чем-то напоминая миссис Уизли, стала кудахтать вокруг Гарри:
- Ах, да, конечно, дорогой, я всё понимаю, конечно, тебе можно взять его с собой, да, я всё понимаю, иди, милый, иди!

Торопливо попрощавшись, Гарри взял думоотвод и пошел «домой».

***

Вечером Поттер, наконец, добрался до думоотвода. Прочитав краткую инструкцию по использованию, он сосредоточился. Серебряный поток подхватил сознание юноши и унёс в прошлое.

В разваленном приюте хрупкий, болезненный, и в то же время непонятно самоуверенный мальчик, молча смотрит на первое в его жизни волшебство… Он хочет уметь также, но им движет не только любопытство – им движет жажда мести. Дамблдор отмечает это, но не принимает. Это хороший приют, тут могут быть только мальчишечьи обиды из-за расцарапанной коленки.
Гордый, наглый, жестокий юноша, отличник, в сопровождении своих сокурсников идёт к выходу из Большого зала – все расступаются перед ним, но он не обращает на это внимания – на его лице маска, глаза горят жестокостью, которую он и не пробует скрыть от Дамблдора, входящего в зал с почему-то зарёванным гриффиндорцем.
Холодный, отстранённый на публике, и ироничный, озлобленный, когда думает, что его никто не видит, шестикурсник. И сломанная им палочка Хагрида, и исполосованная собственными ногтями рука мальчика, постигающего невероятно сложную науку самоконтроля.
Уверенный в себе, невероятной силы и полный тёмного шарма парень, завораживающий и отталкивающий, мечтающий стать учителем по ЗОТС. После разговора с директором он такой же уверенный – вот только губы закушены и скулы напряжены. Глаза обещают: «Вы заплатите».
Нечеловеческий монстр, в котором с трудом можно углядеть черты великолепного когда-то мужчины, смеётся, а потом с надрывом кричит: «Да, я убил своего отца!» Смех звучит глухо и неестественно, потом и вовсе обрывается, и пустые глазницы смотрят на Дамблдора: «И тебя я убью».
- А ты знаешь, почему я его убил?
- Марвело?
- Он самый. И я могу показать тебе совсем другую историю своего «детства».
- Да, я видел отрывок, как раз с твоим отцом. Я хочу сравнить ваши правды. У тебя есть шанс убедить меня в твоей пушистости.
- Давай начнем. Только и ты покажешь мне своё детство.
- У меня его не было.
- Мне тааак жаль, Поттер. Представь себе, у меня тоже.


В вечно холодном приюте с белыми как в больницах стенками хрупкий, болезненный, накануне жестоко избитый старшими мальчик, молча смотрит на первое в его жизни волшебство… Он хочет уметь также, он хочет отомстить. «Они поплатятся».
Гордый для окружающих, смертельно обиженный юноша, отличник, учащийся ночами, чтобы не видеть кошмаров, в сопровождении своих прихлебателей идёт к выходу из Большого зала – все расступаются перед ним, но он не обращает на это внимания – на его лице маска, глаза горят обидой, которую он и не пробует скрыть от Дамблдора, входящего в зал с тем самым ублюдком, что назвал его полукровкой, а мать – маггловской подстилкой. «Он получил по заслугам».
Усталый, рассерженный, с нестерпимо ноющей и день и ночь рукой от укуса паука месяц назад (хотя, по идее, укус должен был пройти через два дня). Он ломает палочку Хагрида, который отказался от его помощи по уходу за пауком, который, как оказалось, стоил своего хозяина. «Я хотел подружиться с этим мохнатым созданием. Они не захотели».
Уверенный в себе, ощущающий свою силу парень, мечтающий стать учителем по ЗОТС. В тот час ему пришлось выслушать многое, от «ты слишком юн», до «я боюсь, ты будешь учить не Защите от тёмных искусств, а самим тёмным искусствам». После разговора с директором он такой же уверенный – вот только губы закушены и скулы напряжены. «Я слишком хотел поделиться своими знаниями. Все мои подлизы уже пять лет учатся по моим записям».
Лорд Волдеморт во всём своём великолепии, в нём трудно узнать замкнутого подростка, желающего дружбы с пауком и василиском. Он смеётся, а потом с надрывом кричит: «Да, я убил своего отца», про себя говоря: «У меня нет и не было отца». Смех раскатывается сухим громом, а потом мелькают картины вечных придирок Дамблдора, несправедливость Диппета, лицемерная «гордость» за него других преподавателей, и пустые глазницы смотрят на Дамблдора: «И тебя я убью. Убью, потому что не хочу стать одной из твоих пешек. Ведь директор Диппет не знал о моём увлечении тёмными искусствами. Ты узнаешь месть Тёмного Лорда!»

- Ну?
- Знаешь, мне как-то не хочется больше писать Дамблдору.
- А почему ты мне веришь? Ведь я мог показать фальшивые воспоминания.
- Я немного подучился легиллименции, уж прости. И заодно просмотрел, как Хвост рассказывал, что это Дамблдор приказал ему стать Хранителем тайны. У него ведь была уже метка, я прав? Знаешь, это уже даже не больно.
- Ты больше не на стороне Дамблдора?
- Да, наверное. Мне надо всё обдумать. Но, тут, как уж ни крути, моих родителей всё же ты убил, так что у меня на тебя большой зуб.
- Я учту. Мне понравилось твоё детство.
- Чем? Нравилось наблюдать, как команда Дадли засовывает меня в мусорный ящик?
- Можно сказать и так. Я думал, у героя было волшебное детство.
- Тебя тоже можно считать героем, и твоё детство отнюдь не волшебное.
- Это, наверное, у всех героев общее – страдания. Этим мне твоё детство и понравилось, похожестью.
- Да. Знаешь, вот я не верю, что сейчас так спокойно с тобой разговариваю.
- А я ведь тоже не верю. Прочитал книги, которые я тебе прислал?
- Когда? Времени не было. Прочитаю, спасибо. Благо завтрак готовить не надо будет.
- Из тебя бы вышел превосходный слизеринец.
- Шляпа тоже так сказала.
- ???
- Да, только я перед распределением поцапался с Малфоем и как-то не хотел быть с ним на одном факультете.
- Мне даже сказать нечего.
- Спокойной ночи.
- И тебе того же.


«Ё-моё. Тёмный Лорд пожелал мне спокойной ночи. Куда катится мир?»


Глава 4. Понять

Внимание: рейтинг R

Утро. На редкость солнечное и приятное. Птички поют, не хочется вставать... Но запрограммировать Дадли вчера на готовку завтрака Гарри не догадался, поэтому надо было вставать – желудок требовал своё.
«Правильно, нечего было до полуночи жалеть себя и проклинать «светлых» лгунов. Самому пора давно повзрослеть и перестать смотреть на серый мир через чёрно-бело-розовые очки».
Дадли смотрел телевизор. Нет, скажите, а что он ещё в этой жизни умел делать? Правильно, хамить.

- По-отер. А тебя не учили, что стучаться надо?
- Ты ведь не стучишься.

Ухмылка «а меня и не учили».

Главное хотеть. Желать.

-Империо.
-Чё? Убери свою палочку, очкарик!
-Империо, Дадли Дурсль!

Стало тихо. Глаза Дадли остекленели, дыхание замедлилось. Тело обмякло и начало медленно сползать с кресла на пол. Первый раз приказывать нелегко. Но надо. Не для того он сейчас сюда пришел, чтобы уйти не солоно хлебавши.

- Встань.

Тело вытянулось в струнку, вскакивая.

- Сейчас ты идёшь на кухню, делаешь яичницу и жаришь бекон всем, ведя себя при этом как обычно. Если родители спросят, почему готовишь ты, ответь, что хотел сделать сюрприз. Про Поттера ни слова, если не спросят. В противном случае отвечаешь, что ты его прогнал, чтобы не мешался.
И ещё, Дадли, ты слишком жирный. С этого утра после завтрака, хочешь ты или не хочешь, будешь делать получасовую зарядку с минимум пятью упражнениями. А ещё ты никогда не назовёшь Поттера очкариком.

Тело пошатнулось.

Поттер набрался храбрости и гаркнул:
- Выполнять!

Тело пошло на кухню, то и дело закидывая голову назад и виляя трясущимся задом.
Гарри тем временем посмотрел на телевизор. И опешил. Нет, поймите правильно, любой бы опешил от первого в жизни просмотра порно. А тем более с участием трёх человек. Блондинки с намечающимся целлюлитом, негра с накачанными мускулами и бледного лысого мужчины, явно давно ничего не евшего.

Ступор длился уже где-то минуту. За это время трио закончило с поцелуями (видимо, Дадли только начинал смотреть), и лысый стал проталкивать в негра свои худющие пальцы. Тот не только не сопротивлялся, но даже подмахивал, попутно готовя девушку.
Гарри сел на пол. Старые джинсы Дадли стали внезапно малы, не смотря на большой размер. Дрожащими пальцами он расстегнул молнию.
«Странно. Почему мне нравится то, что они делают? ЧТО они делают? Похоже на секс. Ну, Финниган ЭТО так описывал. Он ещё говорил, что есть мальчик с девочкой, девочка с девочкой и мальчик с мальчиком, а Рон ещё предположил, что для Хагрида подходят только монстры... Хочу такжееее».

Рука нащупала вставший член, и Гарри сел поудобнее. На видео лысый начал вставлять свой орган в негра, тот, в свою очередь, в девушку.
«Куда Дадли дел пульт! Я хочу звук!»
Поттер уже знал, что такое онанизм, но не удовлетворял себя часто, считая, что на войне не место утехам. Чуть прикрыв глаза и посмотрев на каждого из участников видео, Гарри поймал себя на мысли, что хотел бы быть блондинкой. Она так яростно насаживалась на шоколадный ствол, демонстрируя при этом неземное блаженство, да и негр больше подмахивал лысому, чем трахал сам.
«Я – гей? Но мне же не нравится ни Рон, ни Симус, ни... стоп. Надо провести эксперимент. Малфой? Гад, сволочь... но стройный такой, худенький. Нет, слишком мелкий. Сириус? Кощунство! Но он об этом не узнает. Нет. Он слишком волосатый. Снейп? Фуу... Хотя он-то как раз ничего – бледненький такой, худощавенький. С сальными патлами. Так, кто у нас ещё есть? Ровесники мне не нравятся. Дамблдор? Тьфу, бееее. Нет. Волосатые мне не нравятся, определились. И вообще, тот лысый с видика ничего. Да-а… Хочу лысыго... и бледного... и а-ах-ктива!»
С глухим вскриком Гарри кончил. А потом посмотрел на экран. Все трое смотрели в камеру. Это была любительская съёмка – глаза у всех были красные.
Гарри с ужасом понял, что кончил, представляя себе копию Волдеморта, только улыбающегося и с носом.
Быстро застегнув джинсы, Гарри спустился на кухню. Все Дурсли завтракали, точнее сказать, обжирались недожаренным беконом и яичницей с кусочками скорлупы. При этом вид у них был самый счастливый.

- Учись, Поттер! Спасибо тебе, Дадюшечка.
Вернон встал, заняв собой полкухни, и побрёл к выходу. Гарри только хмыкнул. Посмотрел на пустую сковородку. Хмыкнул ещё раз и стянул из холодильника йогурт.

***

Книги оказались потрясающими. Гарри читал их весь день, прерываясь только на зов природы. Пройдя в очередной раз по нужде, он увидел всю компанию Дадли, загораживающую вход в желанное место.

- О, вы только посмотрите! Да это же наш маленький Гарри! А что это за книжечка? – грубый пинок, и драгоценная книга оказывается в руках у жирного, но мускулистого парня, - проклятия? Ди, а, Ди, Поттер случайно не чокнулся в своей исправительной школе?
Гарри медленно закипает.

- А твои родители тоже были такими сумасшедшими?
Палочка в руке. Ранка на пальце. Можно колдовать.

- П-п-палочка! Мы тааак боимся! – без перехода приказ. - Скрутите его.

Ещё два борова, по недоразумению зовущиеся хомо сапиенс, кидаются по узкому коридору.
«Они издевались надо мной и моими родителями» - единственная мысль, стучавшая в мозгу. Подобное состояние у него было на третьем курсе, когда он надул Мардж. Только тогда у него не было палочки, и нервы были покрепче.

-Круцио! Круцио! Круцио!!!

Сломанные куклы, как в кошмаре Волдеморта. Крики, вырывающие душу.

-Силенцио!

Тишина, разрывающая пространство. «Достали». Гарри проходит в туалет. Руки внезапно становятся холодными, а на глаза наворачиваются слёзы. Тело начинает знобить. Он выходит спустя пять минут. Пусто. Только открытая книга, брошенная второпях, комментирует произошедшее картинкой с мастерски нарисованными трупами.

«Добро пожаловать в Тёмные Лорды. Какая же я сволочь. Я стану убийцей? Когда-нибудь подниму палочку на бледнокожее, худое существо с красными глазами и скажу «Авада Кедавра»? Поступлю так же, как он с моими родителями. Может и его кто-то любит? А я убью его. Я стану нечеловеком, убийцей, таким же кровожадным. Нет. Его просто не может никто любить. Кому может понравиться лысый, безносый, тощий монстр с взрывоопасным характером и любовью к чёрному юмору? Мне. Самое страшное, как я где-то читал, это понять врага. Я его понимаю? Да. Я представляю себе того мальчика. Я бы тоже мстил, с таким-то детством. Но всё-таки понимание – не самое страшное. Самое страшное – проникнуться к нему симпатией. А ещё страшнее - захотеть. Всё проехали. Я не буду убивать или пытать магглов. Сегодня была самозащита. Я просто зачарую их так, чтобы они ко мне больше не подходили. И ещё. Чем дальше, тем более тёмным я становлюсь. Значит, надо убить Тёмного Лорда побыстрее. Я могу вызвать его на дуэль в свой день рождения. Это будет красиво».
Утомлённый, Гарри лёг спать.


Глава 5. Волшебство

Кошмар. Полный человек, или, точнее сказать, существо, висит на дыбе. Эффективно так висит. Цепей нет, прикован он к ней не маггловским способом. Крови тоже пока нет. Пока.
- Круцио!
- И что тебе этот тип сделал?
-Сдал.
-Тогда пытай дальше. Меня только от просмотра избавь. Я сегодня уже насмотрелся.
-То есть?
-Я покажу тебе, если ты покажешь мне мои сцены сражения с тобой.
-Пользуешься своими успехами в оклюменции? Твоё предложение зовётся шантажом.
-Я знаю.
Блок. Блок. Блок.
-Хорошо, сдаюсь. Давай.
Мальчик в колыбели. Ты можешь быть опасен? Ты – тот, кто может победить меня, Тёмного Лорда? Трелони сумасшедшая. Смотри, малыш, я покажу тебе смертельное волшебство. Не плачь, я не буду пытать тебя. Авада Кедавра, Гарри.
11 лет прошло. Ты вырос. Ты такой хрупкий. Как ты смог победить меня тогда? Где я совершил ошибку? Наверное, это из-за жертвы Лили. Не смотри на меня так удивлённо. Да, не Снейп. Да, Квирелл. Отдай мне камень, и я отпущу тебя. Я стану бессмертным. Не хочешь. Смотри, мальчик, я покажу тебе тёмное волшебство. Я убью тебя чужими руками.
Тебе 14 лет. Ты подрос, вытянулся, стал привлекательным парнем, всё таким же худощавым. И ты в очередной раз пытаешься противостоять мне. Неужели не понимаешь, что это бесполезно? Я теперь могу касаться твоей ещё по-детски нежной кожи. Ты почти сломлен. Нет. Я опять ошибся в тебе. Немного волшебников рискнет пойти на меня с поднятой палочкой. Последним был твой отец. Я опять просчитался. Наши палочки - сёстры. Знаешь, наверное, Трелони не такая уж сумасшедшая, как кажется. Я знаю, ты сейчас сможешь сбежать. Но смотри, юноша, я покажу тебе Великое волшебство. Я соединю наши мысли, хотя мы и так непонятным мне образом слиты. Беги, Гарри, сегодня – беги.
-Я думал, у тебя будут мысли покровожаднее. Я ошибся в тебе.
-Подожди, дай мне понаслаждаться мучениями твоих родст… Что это?!
«Я – гей? Но мне же не нравится ни Рон, ни Симус. Малфой? Нет, слишком мелкий. Сириус? Нет. Он слишком волосатый. Снейп?Фуу… С сальными патлами. Ровесники мне не нравятся. Дамблдор? Тьфу, бееее. Нет. И Волосатые мне не нравятся, определились. И вообще, тот лысый с видика ничего. Да-а… Хочу лысыго…и бледного…и а-ах-ктива!»
Красные глаза и нахальная улыбка. «Я кончил от вида Волдеморта!»
-Гарри…
«Или сейчас, или никогда».
-У меня к тебе предложение.
-?!
-Я хочу придти к тебе на мой день рождения. Победит сильнейший. Но у меня есть одно условие.
Молчание.
-Марвело?
-Ик?
-Ты переспишь со мной. Причём так, что бы я чувствовал себя самым любимым человеком на Земле.
-Ик…ик…ик…
-Э-э?
-Аг…ик…а. Ты ик… звращенец, но я согласен.
-А ты ещё больший извращенец, если соглашаешься. И ещё – никаких кошмаров. Мне их в жизни хватает. Да, и нос отрасти, пожалуйста.
-Отращу. Спокойной ночи и снов со мной в главной роли.
Том Марвело Риддл третий раз в жизни пребывал в глубочайшем шоке. Причём источником шока пока выступал только Гарри. Впрочем, сила девственника ещё никому не вредила. А уж отданная таким сильным магом добровольно – тем более. Главное - удержать парня, а то гормоны в пятнадцать бушуют, решит ещё к Снейпу с шампунем пойти! Это просто невероятное везение, что Дурсль любит любительское видео с лысыми геями. А любить Гарри будет одно удовольствие, благо, он весьма и весьма симпатичен.
-Гарри?
-А?
-Мне зеленоглазые нравятся.
-Я рад. Спокойной ночи.
«Сбудется мечта идиота. Я умру красиво, обнимая своего врага и балдея от этого, так как дуэли явно не будет - он прирежет меня с утра пораньше. Лорд прав. Я действительно извращенец, причём с неустойчивой психикой. Ну кто меня за язы… э-э-э, мысли тянул? Теперь не отвертеться. Хотя, вроде как, я ему нравлюсь. Может, и получится чего? Любви хочется, хоть на стенку лезь!».
***
Утро и солнце, и синее небо, а он выползает из-под чёрного пледа – весь хмурый и сонный, и с палочкой длинной. Точнее, с двумя – с живой/неподвижной.
«Отвратная ночь. Отвратные сны,» подумал невыспавшийся подросток, вспоминая безумные метанья по постели и с упрёком смотря на упорно нежелающий опускаться член. Спустя десять минут Гарри уже произносил очищающее заклинание.
«Да. Я вляпался. Ну же, Дамблдор, Сириус, где вы, чтобы удержать меня? Рон, Гермиона, почему вы не пишете? Я нужен в этом мире хоть кому-нибудь, кроме своего заклятого врага?»
У Гарри начиналась истерика. Спас дом от разрушения, как ни странно, Дадли, с преданной улыбкой притащивший завтрак прямо в комнату Гарри.
- Убирайся, Дурсль.
«Интонации прямо как у Лорда.»
Гарри позавтракал и сел за книги. Сегодня, ради разнообразия, он решил изучить тёмные ритуалы и заклинания. Через полчаса он, дико хохоча, катался по кровати, пытаясь связаться с Марвело.
- Ку-ку, хокруксик, я тебе ещё не надоел?
- ???
- В книге, что ты прислал, там вскользь упоминается о разделении души. Ты ведь уже бессмертен, так? Я не смогу тебя убить на свой день рожденья, потому что тебя по определению нельзя убить, не уничтожив хокруксы, так?!
Марвело уже сбился со счёта, вычисляя, сколько раз за несколько дней его шокировал этот мальчишка. Даже ДАМБЛДОР сороковой год не может догадаться об этом, а тут…. В какой-то момент ему даже расхотелось убивать пацана. С такой силой и такими мозгами он может стать неплохим союзником. Но он никогда не перейдёт на тёмную сторону, если та будут кормить его такой же неправдой, как и «светлая».
- Ты верно подметил, Гарри. Я разделил свою душу на несколько частей. Возможно, именно с этим связанна моя… несколько необычная внешность. Если хочешь, я могу попробовать присоединить к себе один из моих хокруксов обратно, чтобы облегчить тебе задачу и отрастить нос.
Гарри перестал смеяться.
- Мне кажется, или ты действительно пытаешься расположить меня к себе?
- Ну, мне хотелось бы сделать твою первую и последнюю ночь незабываемой. К тому же, сильные союзники ещё никому не мешали. Ты знаешь пророчество?
- Я слышал, что такое существует, но не до конца знаю содержание.
Гарри захотелось проверить, правду ли говорил Дамблдор в конце года.
- Младенец, родившийся на исходе седьмого месяца у тех, кто трижды бросал вызов Тёмному Лорду, сможет победить его. Тёмный Лорд признает его равным себе, но не будет знать всей его силы. Дамблдор думает, что я знаю только часть пророчества, но это не так. В общем, этот младенец – ты, потому что Лонгботтома, который тоже подходит под пророчество, я равным не считаю.
Да, В версии Дамблдора чуть ли не ультиматум стоял – один должен умереть. Баста.
- Странно, почему Дамблдор мне не рассказал…. А ты мне польстил, спасибо, перед тем, как пытаться тебя убить я обязательно поцелую тебя в носик, передавая привет хокруксам. А насчёт союзника…. Уж извини, но если тебя обидели в приюте, это не повод, чтобы вырезать всех магглов на корню. И вообще, я бы на твоём месте скорее бы вычислил магов среди детдомовцев и взял себе на воспитание, а также всех маглорождённых, которые столкнулись с неприятием магии в своей семье. И крови меньше, и у тебя союзников больше, и, если дать им хорошее аристократическое образование, которого, к сожалению, у нас обоих не было, то они вполне могут стать достойными членами магического сообщества.
Тёмный Лорд тихо охнул, заслужив пристальный взгляд Нагини, лежащей рядом с хозяином. Как он до этого не додумался! Вырастить, воспитать, внушить уважение и благодарность к себе будущей ЭЛИТЕ, подчиняющейся только ему!
- Я что-то не понимаю, или мой «не союзник» только что предложил мне новый план захвата мира?
- А?
- Гарри, извини, конечно, но ты иногда гений, а иногда идиот. Я в ближайшую неделю проверю детдома.
- Неужели то, что я предложил, имеет смысл? Ты же ненавидишь магглов!
- Да. И маглорождённых тоже, потому что у них была семья, а у меня нет. Ты можешь сказать, что это по-детски, полвека цепляться за одно и тоже, но я отвечу, что раны, нанесённые в детстве, самые глубокие. Тем маглорождённым и детдомовцам, которые испытали тоже, что и я, я испытываю сочувствие. Если до них доберётся Дамблдор, как это произошло с тобой и со мной, то они попадут в такой волшебный «светлый» мир марионеток, а если до их первым доберусь я, то они попадут в не совсем волшебный «тёмный» мир правды, и, может быть, когда-нибудь будут мне за это благодарны.
- Знаешь, а в тебе есть душа. Мне кажется, если мы встретились в других условиях, я бы мог тебя полюбить.
Тёмный Лорд Волдеморт опешил. Его НИКОГДА И НИКТО не любил. Это было неожиданно приятно, знать, что ты кому-то симпатичен. Пожалуй, он не будет убивать Гарии Поттера.
- Ты не будешь меня убивать? Почему? Я ведь из пророчества?
- Перестань подслушивать мои мысли, это раз, ты мне симпатичен, это два. И, ты МОЖЕШЬ меня победить, но ты не ДОЛЖЕН этого делать. Понимаешь?
- На тебе всё ещё висит смерть моих родителей.
«Так будет, Гарри, от этого не убежать. Не тебе, не ему. Мы поймём тебя. Лишь живи. Силы на вашей стороне»
«А не могла ли моя мать подразумевать мой переход на тёмную сторону?»
-Ты о чём?
- Не подслушивай! Ты помнишь, что сказала мне моя мать перед смертью? Как ты думаешь, это может относиться к ситуации?
- Н-не знаю. Может быть. Нет, или? Но… я… как она… они поймут тебя? Какие силы?
- Д-да, ситуация… Не знаю. Наверное, мне стоит всё ещё раз обдумать.
- Хорошо.

- Гарри?
-Да?
- Если ты захочешь, можем встретиться до твоего дня рождения, завтра или послезавтра. Я тебя по м-магазинам проведу, вещи купим к новому учебному году…
Гарри счастливо засмеялся. Кажется, Марволо он действительно симпатичен. Он ещё никогда никому не был симпатичен, кроме Джини, которая не написала ни одного письма.
- Я согласен. Только у меня нет подходящей одежды для первого свидания.
- Мы её купим.
В комнату вошел Дурсль-младший – потный, уставший, но полный решимости начать что-либо делать.
- Пока, хокруксик!
- Когда-нибудь ты у меня получишь…
Гарри слез с кровати и улыбнулся Дадли. Видимо, улыбка получилась немного кровожадной – Дурсль вздрогнул.
- Значит так, обед и ужин готовишь ты. Забор покрась в белый цвет, гладко и аккуратно, краска стоит у гаража, газон постриги газонокосилкой, она включается красной кнопкой и тоже стоит у гаража. Пыль вытри, тряпка в туалете, и ковры пропылесось, пылесос не знаю где, сам ищи. Ах, да, и всё это ты будешь делать абсолютно добровольно. Иди.
Дурсль покорно вышел. До этой минуты Гарри даже не задумывался, как много ему приходилось делать. Его что, растили специально так, чтобы в будущем он мог работать только домовым эльфом? Да любой чистокровный ребёнок десятой доли этого всего не умеет, даже с применением палочки.
Ладно, пора заканчивать с самобичеванием и трудиться, трудиться и ещё раз трудиться. Поесть бы только. И не йогурт с омлетом, а что-нибудь посущественней.
«Была не была, подросток я или нет?»
Решительно призвав из комнаты Дурсля-младшего фунтов сорок, Гарри нацепил на себя более-менее приличную одежду и вышел из дома. У него было ещё три часа до того, как Вернон вернётся с работы. Три часа свободы. И не надо шарахаться от каждой тени, принимая её за пожирателя, не надо обеспокоено тереть шрам, ожидая, что он вот-вот взорвётся болью. Можно просто вдохнуть полной грудью чистый воздух этого до ужаса чистого городка, пнуть камень, не задумываясь о том, что он может оказаться порталом… Гарри даже не ожидал, что его паранойя зашла так далеко. Грюм дубль три какой-то.
- ПОСТОЯННАЯ БДИТЕЛЬНОСТЬ!
Гарри шарахнулся в сторону, на пальцах безо всякой палочки загорелся зелёный огонёк Авады. Быстро потушив его, Гарри обернулся. Настоящий Грюм от Грюма-Крауча ничем не отличался – тот же сумасшедший глаз, тот же сломанный нос, тот же хриплый, будто простуженный голос с чуть заметной картавостью.
- Здравствуйте.
- Ты куда собрался, малец? А ну, марш домой! Приказ Дамблдора.
Гарри с трудом удержал себя от высказывания на тему «дома» и, особенно, «приказа Дамблдора».
- Мистер Грюм, вчера я уже выходил из дома к миссис Фигг, Дамблдор прислал мне посылку. Он ни слова не говорил о том, что выходить из дома мне запрещено. Сейчас я собираюсь в пиццерию, не хотите пойти со мной?
Грюм даже опешил. Подобную наглость он встречал только у… Дамблдора. Волшебный глаз немного пометался, видимо, разыскивая пожирателей и просто подозрительных личностей, но никого не нашел. Что-то обдумав, прислушавшись к своему обрадованному перспективой ужина желудку, мракоборец быстро наложил на себя иллюзию и кивнул: «веди уж, мальчишка. Так и быть, не расскажу никому».
«Иес!»
Посвистывая, Гарри направился к пиццерии. Когда они почти дошли, он подумал, что терять такой шанс узнать новости нельзя:
- Мистер Грюм, чего нового?
Грюм, до этого с любопытством вертевший головой, от неожиданности споткнулся и его металлический протез, зацепившись за камень, пронзительно взвизгнул. Шедшая мимо расфуфыренная дамочка с мелкой собачонкой в руках вначале вздрогнула, а потом громко, презрительно фыркнула, на что Грюм, пытающийся восстановить равновесие, не менее громко и презрительно на неё рыкнул. Собачонка с испуганным воем сделала свои дела прямо на дамочку. Та завопила голосом торговки с базара и попыталась скинуть с себя собачку, которая вцепилась в хозяйку изо всех сил и захлёбывалась истеричным лаем. Вокруг начала собираться толпа. Полюбовавшись на дело рук своих, Гарри быстро затащил Грюма в пиццерию, попросил его поставить заклинание заглушения и только потом заржал, некультурно всхлипывая в салфетку. Секундой позже к нему присоединился Грюм. Нейтралитет был установлен и, сделав заказ, Гарри повторил свой вопрос.
Грюм недовольно сморщился, отчего и так не слишком очаровательное лицо мракоборца стало похоже на репку, и сделал рукой невнятный жест, который можно было трактовать как угодно. Гарри вежливо кашлянул. Грюм скривился ещё больше, но начал говорить:
- Да ничего у нас нового нет. Министерство в возрождение Волдеморта не верит: «Сами-знаете-кто не может возродиться, он мёртв!». Ага, как же, мёртв он, Дамблдор, и тот мертвее. Представляешь, я всё лето предлагаю ему тебя потренировать, а он: «Аластор, мальчику нужны каникулы». Муштра вам хорошая нужна, а не каникулы! Приходит стадо кретинов после летних каникул, а мне разбираться потом.
Намёк был достаточно прозрачен. Гарри возбуждённо подпрыгнул на стуле:
- Вы будете нашим профессором?
- Да, я Дамблдора уговорил. Представляешь, он хотел преподавателем Долорес Амбридж из министерства взять! Да она даже от зачарованного веника защититься не может, знаю, сам лет тридцать назад проверял. Только всем своим – молчок, пока, кроме Дамблдора, никто о моей новой должности не знает.
- Моим я молчок, они за всё лето ни одного письма не написали. Может, случилось у них что-то?
Грюм задумчиво поскрёб подбородок и нахмурился:
- Да, вроде, неделю назад я и Уизли, и Грейнджер на заседании Ордена видел. Живы-здоровы, смеются, улыбаются.
Обида волной поднялась в груди Гарри. Он сглотнул, заставив себя прислушаться к главному:
- Какого Ордена?
Грюм даже поперхнулся:
- Какого Ордена? Дамблдора, что, совсем маразм замучил!? Не, малец, я с ним поговорю. На хрена, скажи, нам Избранный, который ничего не знает?
Гарри, в лучших традициях Гриффиндора ляпнул первое, что пришло в голову:
- Им легче манипулировать. А с Дамблдором говорить бесполезно – я пытался.
Грюм молча принялся за еду. Гарри последовал его примеру. Когда с трапезой было покончено, Грюм, так же молча, нарисовал на салфетке ту самую руну, которой Гарри пользовался вот уже несколько дней. На его лице отразилось удивление. На лице Грюма тоже.
- Ты откуда её знаешь?
- Знаю?
- Ты удивился. Если бы её не знал, ты бы посмотрел с недоумением.
Гарри, примиряющее улыбаясь, пожал плечами. Грюм устроился поудобнее и жестом предложил рассказывать.
А что, собственно, рассказывать-то?
- Правду, Гарри. Грюм её примет.
- Марвело, изыди.
Начал Гарри издалека. Со своих наблюдений на первом, втором, третьем и четвёртом курсах. Когда он подошёл к описанию своего первого кошмара, навеянного Марволо, вокруг их стола уже стояло не менее десятка предупреждающих, охраняющих и заглушающих заклинаний. Гарри продолжал – он рассказал и про думоотвод, и про намечающуюся дуэль, которой, возможно, и не будет, про то, что хвост стал Хранителем, уже будучи пожирателем, по приказу Дамблдора… про своё последнее желание он умолчал – у Грюма и так был вид, словно его вот-вот удар хватит.
- Всё, мистер Грюм.
Мракоборец вытащил откуда-то из недр своих одежд флягу из тёмного стекла, открыл её и почти полностью осушил её. Во фляге было явно нечто покрепче, чем простое пиво или даже виски – Грюм сразу сбросил лет эдак десять и молодецки стукнул кулаком по столу:
- Вот оно что. Теперь многое ясно. Амелия мне много раз намекала, но Альбус… старый друг. Знаешь, сколько мы с ним вместе прошли? Не знаешь, малец, не знаешь. Мы ж и в Польше, и в Германии, и в родной Великобритании вместе с магглами воевали, мы и с Гриндевальдом… а знаешь, что он меня всего на восемь лет старше? Знаешь? Ничего ты не знаешь, ничего. Думаешь, Лорд такой расчудесный? Не, тут шило на мыло меняется. Везде заговор, везде марионетки, везде враги, Гарри, - Грюм пьяно икнул и снова приложился к фляжке, - а знаешь, Гарри, знаешь, что самое главное? – Он тяжело встал из-за стола и поднял флягу, как поднимают бокал. – Самое главное, это…
Грюм снова отхлебнул, сел на край стола и грустно, проникновенно глядя на изумлённого Гарри, закончил:
- Постоянная бдительность.
***
После сего, без сомнения, гениального вывода, Мракоборец наложил на себя протрезвляющее заклятие.
- Попили, поели, и будет. Ты сиди и не высовывайся, если что случится, беги к этому своему… Марволо. Если нужна будет информация, обращайся, постараюсь помочь. Но только тебе, понял? А теперь бери ноги в руки и марш баиньки, поздно уже. Да, дежурю у твоего дома я через день.
Сказал и аппарировал.
-Дела… Ну, можно считать, что один союзник у тебя уже есть.
- У меня?
- Ну, не у меня же. Он только тебе информацию решил поставлять. Кстати, Орден Феникса- это тоже самое, что Пожиратели Смерти, только под командованием Дамблдора. Достаточно много преступлений с участием заклинания «Морсморде» совершили именно они.
- А твои пожиратели белые и все сплошь пушистые.
- Не, это тебе к Люциусу в анимагической форме. Все остальные чёрненькие и немного невменяемые.
- Но свои.
- Вот в этом вся фишка – свои.
- Ладно, спокойной ночи, философ.
- Спокойной. ПОКА спокойной. Готовься потерять невинность.
- Пошляк.
Беспрепятственно добравшись до дома Дурслей, Гарри рухнул на кровать. Ему было, о чем поразмыслить – Грюм теперь с ним. Друзья не пишут, потому что они не друзья. Может, они просто под Империо? Надо проверить как-нибудь… что делать с Марвело при встрече? Хотя тут, конечно, всё ясно – подойти и поцеловать. Какой курс задашь, так и поплывёшь. А что делать с Пожирателями? С ними-то как общаться? Вопросы, вопросы. Они как будто затягивают в трясину, трясину событий, быстро сменяющих друг друга. И хочется, хоть на секунду, вырваться и вдохнуть воздух спокойствия, но ты не можешь этого сделать.
С такими тревожными мыслями Гарри уснул.
***
Ночь без кошмаров. Наконец-то!
- Спасибо, Марволо.
- Не за что. Сходим сегодня куда-нибудь?
- Грюм завтра дежурит. Завтра и сходим.
- А-а. Ладно. Знаешь, я ещё никогда не назначал свидания.
Гарри хихикнул: «Поздравляю Вас, Ваше Темнейшество, с почетным титулом ловеласа.
- Поговори мне ещё…
Заскрипели ступеньки, и в окно постучала незнакомая сова. Гарри быстренько закруглил разговор.
Сова, как оказалось, принесла письмо от Дамблдора. Спрятав письмо директора и выгнав получившую угощение сову, Гарри начертил руну и приготовился попрактиковаться в боевых заклятиях.
В комнату вошли Люциус Малфой и Петигрю.
-МАРВЕЛО!!!!
-Аюшки? Уже соскучился?
- ЧТО У МЕНЯ В КОМНАТЕ ДЕЛАЕТ ПЕТИГРЮ С МАЛФОЕМ???
-ЧТО? Как они смогли проникнуть в дом Дурслей? На всякий случай оставайся на связи. При малейшей угрозе я появлюсь.
Тёмный Лорд не на шутку обеспокоился. За эти пару дней мальчик стал ему слишком дорог для того, чтобы отдавать его слугам.
- Ступерфай, Поттер!
- Протего. Круцио.
Нетерпеливый Петигрю забился в агонии, пока Малфой, широко открыв глаза, пялился на книги, которые он не мог не узнать.
- Перферикус Тоталус. Ты меня достал, Питер. Чем обязан, мистер Малфой?
-Похоже, тебе нравиться шокировать тёмных магов.
-У тебя учусь, Марвело.
-Хех.
Гарри задумчиво погладил палец, демонстрируя маленький порез, который наверняка не раз появлялся у детей тёмных волшебников. Люциус сглотнул. А потом, наверное, первый раз в жизни сказал правду, чем удивил даже самого себя.
- Мистер Поттер, мы нашли способ обойти кровную защиту дома и хотели сделать нашему хозяину подарок.
Люциус опять покосился на книги.
-Что думаешь, Марвело, организовывать мне собственное похищение?
- Я сейчас сам приду. Свидание переносится на сегодня. Ты не против?
- А меня кто-нибудь спрашивал?
Кажется, Марволо обиделся.
- Прости. Просто слишком много информации для одного часа. Приходи, конечно.
- Спасибо. Вы уже сделали своему хозяину подарок. Он сейчас будет здесь. Хотя всё произошло немного раньше, чем мы с ним планировали. Вы не будете против, если я прочитаю письмо Дамблдора, что пришло мне несколько минут назад?
- Н-нет, что Вы, - Люциус неизящно плюхнулся на кровать, полностью забыв этикет, - можно мне освободить Петигрю?
Гарри уже распечатывал письмо.
- Что? А, освобождайте, круцио, крыса.
Лишь к одному человеку Гарри испытывал больше ненависти, чем к Тёмному Лорду в прошлом. К предателю друзей. К такому человеку он бы мог много чего ещё применить, но крыса была просто не достойна этого.
«Мой мальчик. К сожалению (или к счастью), мы обнаружили, что защита на доме пропала. Сегодня в двенадцать будь собран.
Альбус Дамблдор»
Гарри резко встал и начал раскидывать вещи по комнате, собирая лишь самое необходимое – мантию-невидимку, карту Мародёров, Хедвиг.
Раздался стук в дверь.
- Да?
Дверь открылась. На пороге стоял лысый, худой мужчина с красными глазами.
- Х-хозяин!!
Марвело их проигнорировал. Его интересовал лишь мальчик, старательно создающий хаос и поливающий своей кровью покрывало.
- Не надо. Так они смогут найти тебя.
- Рядом с тобой не смогут. Ферула.
Гарри наконец повернулся. И охнул. Марвело отрастил себе нос и полностью вернул человеческое тело!
Гарри шагнул ему навстречу и аккуратно провёл пальцами по носу.
- Так быстро?
- Нагайна.
- А. Следовало бы догадаться.
Гарри никогда не целовался, поэтому сравнивать тот поцелуй было не с чем, но он показался ему прекрасным.
Руки Светлого Героя обхватили Тёмного Лорда за талию, а руки последнего зарылись в мгновенно ставшие любимыми непослушные вихры.
«Я всё решил».
«Я тоже».
«Опять подслушиваешь?»
«Ты же знаешь, это моё хобби».
- Через два часа тут будет Дамблдор с половиной штаба. Лучше уходить.
- Откуда…
-Письмо.
Гарри кивнул на открытый конверт.
- Оставишь ему записку?
- Пожалуй.
Марвело с абсолютно счастливой глупой улыбкой начал писать письмо.
«Неуважаемый Альбус,
Хочу поставить тебя в известность, что ваш Спаситель у меня в плену. Не беспокойся, я обещаю кормить его не реже раза в неделю, если он эту неделю проживёт, конечно. Возможно, ты его даже увидишь в воспоминаниях нашего общего знакомого.
До встречи
Лорд Волдеморт»
Марвело зачитал нам сие произведение вслух. Питер уже минут пять, как был в обмороке, Люциус только открыл рот. Впрочем, тут же его закрыл и сдержанно поаплодировал, приподняв одну бровь.
- Люц, я объясню тебе всё позже, и, надеюсь, ты будешь молчать о том, что услышишь.
Что оставалось делать одному из самых преданных Упивающихся? Правильно - кивнуть.
- Они наверняка проверят память и подсознание Дурслей. Память можно стереть, но это ненадёжно. Надо наложить на тебя иллюзию.
-Через которую наверняка увидит Дамблдор, даже если это будет воспоминание.
- У тебя есть другие варианты?
Другие варианты были. Сделать так, чтобы Дурсли ничего не увидели. Но тогда возникли бы подозрения – с какой радости Тёмный Лорд решил оставить родственников Поттера в покое? Ещё можно было лишить Гарри сознанья и обмазать кровью. Но такой вариант предполагал безграничное доверие, на которое Гарри не был пока готов. Марвело, наверное, опять подслушав его мысли, приблизился к мальчику и крепко обнял его.
- Я не причиню тебе вреда, Гарри. Как только мы выйдем из дома, ты тут же придёшь в себя.
И Гарри сделал самую глупую вещь на свете – он поверил Тёмному Лорду.
Последним, что он видел, была желтая вспышка ступерфая.
***
Тёмный Лорд думал. Вот он, лежит, хрупкий и беззащитный. Тот, кого он пытается поймать уже много лет, сам позволил к себе прийти. Гарри. Ещё неделю… ещё три дня назад Марвело бы, не задумываясь, убил бы его.
А сейчас Лорд, готовый запустить круциатусом за малейшую провинность, Лорд, с удовольствием пытающий женщин и детей, Лорд, наслаждающийся одним видом перекошенных от ужаса лиц, осторожно размазывает по одежде и лицу Гарри кровь, бережно берёт своего недавнего врага на руки и, кивком приказывая Люциусу взять Петтигрю, выходит из дома. Три секунды уходит на то, чтобы наложить Обливиэйт на Петтигрю и с помощью портала от него же избавиться. Теперь самое важное.
- Надеюсь, всё это ты сохранишь в тайне.
Короткий поклон. Малфои никогда не теряют чувства собственного достоинства, даже если несколько минут назад их челюсть, потеряв всякое достоинство, знакомилась с полом.
- Мальчик теперь равен мне. Скоро будет сбор внутреннего круга и новое задание, курировать которое, я надеюсь, будет Гарри. Иди.
Люциус тихо аппарировал.
Марвело посмотрел на подростка у себя в руках. Нет, он, конечно, обещал… но… наверное, Гарри не обидится, если ради него сам Тёмный Лорд первый раз в жизни купит мороженое в маггловском ресторане (и не убьёт при этом ни одного человека!).



Глава 6. Солнечная клятва

Когда Гарри пришел в себя, то увидел перед собой гигантскую порцию мороженного. Он поднял глаза на сияющего Марвело.
- Кажется, кто-то мне соврал.
Лорд даже не смутился.
- Я хотел сделать тебе сюрприз. Тем более, понадобилось время, чтобы стереть память Петигрю и в общих чертах объяснить Люциусу, что ты теперь равен мне и любое твоё слово – приказ.
На него было невозможно злиться.
- Тогда у меня есть мой первый приказ.
Марвело сразу посерьезнел.
- Успокойся. Я всего лишь хотел приказать тебе искупить свой обман поцелуем.
Марвело в очередной раз впал в ступор. Гарри усмехнулся. Лорд, мгновенно очнувшись, припал к губам мальчика. Странно. Последний раз он целовался лет пятьдесят назад, и то, только для того, чтобы показать свою власть. Позже такого желания просто не возникало. Гарри Поттер же словно манил к себе.
Когда они оторвались друг от друга, мороженое почти растаяло.
- Где мы? Что это за комната?
- О. Мы в маггловском кафе рядом с Косым переулком. Давай съедим твоё мороженное и замаскируем тебя.
Гарри взял полную ложку и стал медленно лизать её содержимое, попутно облизывая губы.
Тёмный Лорд ещё никогда не хотел заняться любовью так сильно, как сейчас, если вообще когда-либо ассоциировал секс с любовью, что вряд ли. Но он только позволял кормить себя с ложечки и тихонько мурлыкал. Здесь нет Упивающихся, здесь нет прессы, здесь можно быть тем, кем бы он стал, если бы не было приюта и Дамблдора. Здесь можно открыть в себе новые источники новой силы, силы, впервые посетившей Тома Марвело Риддла – любви. Хорошо, что они были в отдельной комнате, и никто не видел, как на секунду обоих магов озарил свет.
- Что это было, Марвело?
- Не знаю. Не останавливайся. Никогда не останавливайся.
- Подожди. Что-то происходит. Ты светишься.
Лорд перестал вести себя как кот миссис Фигг, налакавшийся валерьянки, и нахмурился.
- Ты тоже.
- Что это может быть?
- Не знаю. Никогда не встречал такого.
Гарри тоже нахмурился. А потом неуверенно спросил:
- Марвело, скажи, ты сейчас был счастлив?
Лорд молчал. Не только Гарри трудно довериться. Но… наверное, этот свет что-то поменял в Марвело, или то счастье, которое он испытывал несколько мгновений назад, было слишком сильно, чтобы отказать Гарри в правде.
- Да, Гарри.
Они встретились взглядами, и свет засиял ещё ярче.
- Я тоже. Наверное, предсказательница ошиблась.
- Нет. Она была права. Ты действительно сильнее меня, чище меня, я…. Прости меня. Ты не должен был расти у этих подонков.
Стоило Марвело договорить, как он со стоном боли стиснул Гарри в руках. Не понимая, что происходит, тот начал гладить Лорда по спине:
- Это была война. Виновна Трелони, сделавшая пророчество, Хвост, предавший родителей, Дамблдор, подстроивший это, отправивший Сириуса в Азкабан…. Ты стал такой же жертвой, как и я. Давай завтра посетим приют. Давай сделаем этот мир равноправным.
Лорд, наконец, перестал стонать и затих, расслабившись:
- Это будет сложно, Гарри.
- Ничего. Мы справимся.
- Мы справимся, - Марвело второй раз в жизни искренне улыбнулся, - мы справимся.
***
Посещение Косого переулка заняло достаточно много времени. Гарри был просто ошарашен тем, что его зрение смогли поправить за пятнадцать минут. Так как ключ от банковского хранилища был у Гарри, гоблины быстро предоставили ему смету о состоянии счёта, закрыли доступ к счётам любым загребущим лапкам, если таковые лапки имелись. Марвело, с восхищением присвистнув, сообщил Гарри, что у Поттеров ещё два родовых поместья, защита на которых в сотню раз превышает защиту дома Дурслей. Естественно, порталы туда были тут же изъяты из хранилища в сопровождении ругательств Гарри.
- Вот тварь козловидная!
- Он в прошлом. Скажи, ты не будешь против переноса штаба тёмных сил в поместье Поттеров?
- Нет, что ты. Но именитые Пожиратели могут узнать.
- Как Наследник Поттеров ты сможешь наложить на поместье иллюзию. А Внутреннему кругу я тебя представлю как соправителя и хозяина, большинство аристократов именно там.
- Пф. Всегда мечтал стать вторым Тёмным Лордом. Ладно. Дамблдор пусть подавится бородой своей…
- Не злись, солнце.
- Насчет солнца. Не можем же мы вечно держать маскировку. А свечение не угасает.
- Я завтра соберу свои хокруксы и верну себе целостность души. Потом призовём Круг и представим тебя. Потом объясним им новую политику и с самыми доверенными пойдём по детдомам. Если до них не угаснет, придётся думать.
- Через пять дней день рожденья.
Марвело резко остановился у выхода из банка, привлекая внимание гоблинов и магов. Хорошо, что маскировка была хорошая.
- Ты всё ещё хочешь меня убить?
Гарри задумчиво посмотрел на него. Убить? После лучшего дня в его жизни?
- Н-нет. Не думаю. А почему ты спрашиваешь?
Марвело притянул Гарри к себе.
- Просто тогда я могу подарить тебе другой подарок на день рожденья. А тот, который ты просил, подарить в честь нашего примирения завтра или послезавтра, или когда захочешь.
У Гарри заколотилось сердце. Стоит только сказать да… Но… А потом?
- Клянусь, я никогда не причиню тебе умышленного вреда.
После клятвы маскировку как ветром сдуло. Опешивший от своих же слов Марвело застыл, а Гарри, не теряя времени, активировал портал до поместья Поттеров.
Они упали посреди пустыни. Друг на друга. Теперь силуэты двух человек были практически неразличимы из-за пронзительно-золотого света, вырывающегося из их тел. Только им это было без разницы. Они целовались. Целовались, скрепляя клятву, скрепляя души.
- Да.
Марвело обезумел. Да. ДА. ДА! Гарри ответил «да». Единственным, что мешало Лорду накинутся на подростка сейчас, был довольно жесткий песок. Их первый раз должен быть незабываем.
Гарри, видимо, считал также.
- Позже, Марвело, давай хотя бы покупки в дом сложим. Да, следует упомянуть, что у Гарри, благодаря Лорду, полностью обновился как магический, так и маггловский гардероб. Гарри не раз хотел обновить его сам, но при Хагриде, а тем более при Уизли делать это было бы в первом случае неудобно, а во втором – нетактично.
Дома нигде не было.
- Защита, чтоб её!
- Но поместье могли просто разрушить.
- Разрушить, но не сравнять с землёй. Место просто пропитано магией. Я научу тебя видеть её.
- Видеть?
- Потом объясню. Пойдём.
Они подошли к немного по-другому выглядевшему песку. Слой обыкновенного песка тут заменял серо-золотой пепел.
- Вот. Защита добровольной крови. Самая сильная защита в мире. Капни сюда.
«Почему тогда Дамблдор настоял на ритуале Хранителя?»
- Забудь ты о нём. Месть – беспощадная штука, но торопиться с ней не стоит. А Защита эта одна из темнейших, видимо, не все Поттеры разделяли взгляды твоего отца на тёмную магию.
Гарри капнул пару капелек на пепел. Тут же поднялся сильный ветер. Марвело закрыл Гарри глаза.
- Что…
- Тсс. Сейчас появится что-нибудь, и я открою.
Через несколько секунд Марвело пришлось сместить руки Гарри на талию, чтобы удержать себя самого от падения. А падать было от чего. Дело в том, что предки Поттеров явно страдали манией величия. Назвать поместьем Пирамиду... Белоснежная мраморная облицовка сверкала на солнце, и гигантское сооружение походило на огненный шар-столб. К единственному видимому входу вела широкая лестница без перил, охраняемая двумя Сфинксами.
- Класс!!! А мы… в Египте?
- Да. Похоже на то. Кстати, пирамида явно защищена, но не создана магией, это…
Один из Сфинксов с уважением взглянул на Марвело. Тот мгновенно опустил взгляд.
- Ты прав, бессмертный, поклоняющийся Инпу*. Эта пирамида создана теми, кого Фараоны называли богами. До многих пирамид добрались египетские жрецы, но лишь три остались не тронутыми. Верховный правитель нашей цивилизации, Атум-феникс*, велел хранить их, пока не явится достойный, и сокрыл их. Однажды здесь появился раненый путник из страны дождей и туманов. И родилось пророчество, сказанное не людьми, а солнцем…
- Опять!
Сфинкс сурово посмотрел на расстроенного Гарри.
- Не перебивай, бессмертный, поклоняющийся Усиру*, отрёкшийся от Сетха*.
От удивления Гарри даже рот открыл.
- Пророчество то гласило:
В час тёмных кошмаров и страхов,
В час битв за власть над людьми,
Два преемника выберут братья,
Друг другу навечно враги.
Столкнутся забытые силы,
Преемник Ипну оклеветан,
Пирует преемник убийцы,
Родится новый посланник Сетха.
Затишье пред новою бурей
Лишенья двум принесёт,
Ложь восстанет над праздным безумием,
Сетха сила всё заберёт.
Но вновь оживают бессмертные лики –
Один воскресает из униженья,
Другой – из трущоб затерянных, диких.
Второго слуга понесёт пораженье.
Нет! Снова столкнуться два брата и сёстры,
Новая плоть против плоти кровавой,
В ту ночь засияют планеты как звёзды,
И добрую весть принесут в мир кентавры.
Утратит Сетх молодого адепта,
Что незнаньем и ложью окутан,
Усир поведёт прозревшего к свету,
К пленённому злостью Инпу рекруту.
Дух солнца зажжется в телах целых душ,
В день, раскрывший все преступленья,
Два бессмертных к Нилу придут,
Где два стража стоят бессменных…
- Дальше инструкции только для нас, уж не обессудьте.
Гарри отвернулся от Сфинксов и спрятал голову на груди Марвело. Тот зло покосился на сфинксов, прижимаясь к Гарри всем телом и целуя его в макушку.
- Подождать не могли. Только с одним пророчеством разобрались…
- Не сердись, бессмертный, поклоняющийся Инпу, ведь пророчество уже сбылось.
Гарри поцеловал ключицу Марволо и оглянулся на Сфинксов.
- И что нам теперь делать?
- Ваш выбор. Пророчество уже исполнено, вы пришли сюда. Песчанники проведут вас в комнату Времени, и там вы успеете многое. Вы хотите отомстить поклоняющемуся Сетху, мы видим в вас белый огонь праведного мщения. Лучше сделать это в течение трёхсот шестидесяти пяти рассветов, ибо ритуал возвращения бессмертия длится ровно столько. Сетх не будет терять своего прошлого посланника.
- Э? Ладно, подумаем. А что нам СЕЙЧАС делать?
- Проходите в пирамиду. Песчанники помогут вам разложить вещи. Да, бессмертный, поклоняющийся Инпу, Круг избранных тобою может входить сюда, но только он. И тебе необязательно искать части души, несколько часов назад ты раскаялся в содеянном, твоя душа уже целая, о чём Сетх и поклоняющийся ему даже не подозревают.
Марволо уважительно склонил голову.
- Благодарю Вас, Стражи. Пойдём, Гарри.
Гарри безропотно двинулся следом. Он был огорчен.

*Усир – Осирис - бог возрождения, царь загробного мира. Царствуя над Египтом, Осирис научил людей земледелию, садоводству и виноделию, но был убит своим братом, богом Сетхом, желавшим власти.
*Сетх (Сет) - в мифологии древних египтян олицетворение зла, убийца Осириса. Бог пустыни и песчаных бурь, войны, чужеземных стран, землетрясений, хаоса и беспорядков
*Инпу – Анубис – Египетский бог, сын Осириса и Нефтиды (жены Сетха), воспитанный Исидой. Судья душ умерших, бог некрополей и погребальных мистерий.
*Атум – Ра - верховное божество древних египтян. Его имя означает «солнце,» прадед Осириса.
P.S. Мифология Древнего Египта будет втиснута в рамки фика, и, в целом, влиять на сюжет не будет.



Глава 7. Силы и знания

Проходная главка :)

Маленькие песочные вихри подхватили покупки «Посланников» и унесли в неизвестном направлении. Маленький крокодил из песка, стоящий на задних лапках (не иначе, как с помощью магии), представился Главным Пирамидным и провёл Гарри с Марвело в центр пирамиды.
Гарри даже зажмурился от окружавшей их красоты – просторный зал с широкими окнами, из которых бил яркий солнечный свет, широкие стеллажи с книгами и папирусами, шкуры львов на мраморном полу – казалось, в этом месте останавливается даже время, чтобы полюбоваться подобным великолепием.
- Посмотри наверх! Мы в песочных часах!
- Ух ты! И этот… скрывал от меня такое!
Марвело резко притянул к себя Гарри, с упоением его целуя.
- Забудь ты о нём. У нас ещё целый год.
Марвело повернулся к крокодилу: «Скажи, кому мы можем задать вопросы?»
- Тем, кому вы поклоняетесь. Я оставляю вас. Они приближаются.
Очнувшийся, наконец, Гарри потянул Марвело на одну из шкур, и тому ничего не оставалось, кроме как оставить крокодила в покое.
- Марвело.
-?
- Ничего, просто Марвело. Красивое имя. Марвело.
Марвело повалил сидящего Гарри на шкуру и улёгся рядом, обвив его всеми конечностями. Гарри был совсем не против. Сияние от их тел распространялось на весь зал – часы… Время остановилось.
- Здравствуйте.
Гарри и Марвело резко вскочили. Вокруг них крутились разноцветные вихри.
- З-здравствуйте. Кто вы?
Вперёд выскочили чёрный и кремовый вихри.
- Мы Инпу и Усир. Мы не боги, как принято считать у маглов. Мы – силы. Инпу – сила смерти и справедливости. Усир – сила возрождения, жизни, отчасти плодородия. Египетские жрецы называли нас богами лишь по традиции. Сфинксы назвали вас поклоняющимися, и это действительно так. Ты, Марвело, можешь видеть магию. Скажи, что ты видишь?
Опешивший Марвело молчал. Гарри обнял его сзади.
- А. Кхм. Да. Я вижу, что у меня и у вас (он указал на чёрный вихрь) есть что-то общее в магическом поле. А у Гарри с вами (он посмотрел на кремовый вихрь). И ещё немного белого.
Вихри синхронно запрыгали вверх-вниз, видимо, подтверждая.
- А Сетх где?
- Вот мы и подошли к главному, молодой человек. Как вы знаете, вы должны были стать его служителем. Вы сильнее Дамблдора, и Сетх лишил его бессмертия, перенеся его на вас. Кстати, именно поэтому магия у мальчика чуть-чуть белая – от него осталось. Дамблдор, как мы предполагаем, обиделся, но Сетх умеет убеждать. А теперь немножко истории. Сетх – сила хаоса, если выражаться человеческим языком, то его можно назвать буйнопомешанным маньяком, у которого своя, чуждая большинству других сил, логика.
- Почему вы просто не объединитесь и не уничтожите его?
- Закон равновесия непреложен. Убрав его, мы вполне можем получить что-то гораздо более страшное, ведь мы нарушим этот закон. У него также есть сторонники, но их, к счастью, очень мало.
Марвело оглядел все силы и скептически хмыкнул: «А мы-то что должны сделать?»
Силы странно замигали.
- Да, в общем-то, ничего. Просто, вы всё равно собираетесь мстить Дамблдору, так что наши цели совпадают. А, воскресив мир тёмной магии и забытых знаний, вы стабилизируете его, так как смерть бывшего служителя не может пройти бесследно. Мы просто хотели объяснить вам, что происходит, а заодно и кое-что рассказать. Например, в этом зале время течёт медленнее. Вы можете прожить здесь год, читая эти книги, или проводя время друг с другом, а в мире пройдёт не больше десяти месяцев, возможно даже, что и меньше. Но опасайтесь. Кабинет директора Хогвартса обладает похожими свойствами, только он убыстряет время. Находишься там несколько минут, а выйдя, замечаешь, что прошло два часа. Да, в этом зале вы не будете ни расти, ни стареть. Правда, опять, же, условно. Да, если Гарри захочет вернуться в Хогвартс, то он спокойно может это сделать. Большую часть времени нам удаётся блокировать связь Сетха с Дамблдором, последний ничего не узнает до самого ритуала бессмертия. Нам помогает магия замка, которая априори стабильная, так как замок недвижим.
Гарри и Марвело пребывали в лёгком ступоре. Медленное Время! Какие-то силы! Знания! Не так-то легко всё осмыслить!
Силы, поняв, что тут требуется время, вежливо попрощались и растворились в воздухе.
- Да…
- Дела…
-Что будем делать?
- Отдыхать. Раз здесь такое время, то мы вполне можем начать твоё обучение. Да и мне найдётся, чем здесь заняться.
- Это всё верно, но мне кажется, даже среди такого количества информации мы умрём от скуки!
Марвело обнял Гарри: «Я не дам тебе соскучиться, Гарри. Веришь?»
Гарри улыбнулся и обнял Марвело в ответ: «верю. Тебе - верю».
- Я рад.
Гарри покрепче прижался к Марвело и поцеловал его в подбородок.
- Мне бы подрасти маленько.
- Подрастёшь, куда ты денешься.
Марвело не смог противостоять искушению поцеловать кокетливо прикушенные губы. Когда поцелуй закончился, им обоим пришла в голову одна и та же мысль: а почему бы им не обменяться знаниями так же, как и в случае с тем ритуалом скрытия волшебства от министерства?
- Ложись, руки на живот.
Гарри послушно лёг. Марвело сел на него сверху и приложил свои руки к рукам Гарри. Потекли знания… с десяток языков и около десяти тысяч заклинаний, рукописи Слизерина по зельям и труды Райвенкло текли в одну сторону, встречаясь со знаниями другого вида – с сияющим оленем - Патронусом и безграничным счастьем полёта, с чувством безграничной нежности и не менее безграничным нахальством. Правда, некоторые знания, преимущественно из тёмной магии, Марвело всё-таки утаил – нечего развращать юные умы.
В этот момент никто из них даже не подозревал, что они совершают невозможное, то, над чем бились люди всех времен – передают друг другу чувства, знания и возможности. Но в пирамиде Времени, в пирамиде, которая никогда не принадлежала Поттерам, а лишь силам (и портключи к ней соответственно), грани возможного и невозможного стирались…



Глава 8. Друзья?

Отоспавшись, перекусив (еда тут появлялась на цветках вырастающего из-под пола кактусе), Гарри с Марвело принялись отрабатывать полученные знания – Гарри практиковался на непонятно откуда взявшихся манекенах, а ужасный и страшный Тёмный Лорд с сияющей улыбкой в течение часов двух непрерывно гладил сверкающего Патронуса-василиска. А потом летал на метле. А потом пытался научить Гарри меткости, когда тот случайным заклинанием «подровнял» прутья метлы.
В общем, день они провели неплохо. Но уже ближе к вечеру они оба взвыли от скуки – учиться-тренироваться надоело, а от поцелуев уже распухли губы. На маленьком совете было решено позвать пожирателей и с завтрашнего дня начать проверку детдомов.
Также Гарри настаивал на том, чтобы вернуться в Хогвартс. Знания от Марвело, конечно, хороши, но налаживание связей никто не отменял. Ещё ему хотелось проверить своих «друзей». Марвело обещал подумать над тем, как Мальчик-который-выжил выживет ещё раз и сбежит из плена. На такой не самой весёлой ноте они и вышли из зала Времени. Крокодильчики проводили их в две смежные комнаты и, на вопрос Марвело, где можно провести собрание, ответили, что сейчас подготовят зал Угла. Из их скрежещущего, лязгающего английского с прищёлкивающим акцентом можно было понять, что зал этот находится прямо под верхним углом пирамиды.
- Символично.
- Непрактично.
- Почему?
- Представь, что Дамблдор овладел маггловским оружием и скинул сверху бомбу. Куда она полетит в первую очередь? В вершину.
Тёмный Лорд хмыкнул и на секунду сжал Гарри в объятьях:
- Пессимистичный ты мой, здесь защита. И не только от заклинаний. Иначе магглы это место давно бы уже нашли.
Гарри упрямо нахмурился:
- А если совместить?
- Да хоть ядерную бомбу с тысячей Авад скинь, всё равно не долетит.
- Почему тогда такая защита не стоит на каждом поместье?
Марвело вздохнул. В конце концов, не думал же он, что Гарри не задаст столь очевидный вопрос?
- Помнишь, я тебе говорил, что такая защита – темномагическая?
Гарри кивнул.
- Она ОЧЕНЬ темномагическая. Чтобы защитить эту пирамиду, потребовалось бы не менее двадцати жертвоприношений, и одна из жертв должна была принадлежать к роду, ставящему защиту. Ты представляешь, что осталось бы от населения Британии, если бы все такую защиту ставили?
Гарри кивнул и задумался. Непривычно было воспринимать своих предков как тёмных магов, да не просто тёмных, а ещё и кровавых.
В размышлениях они поднялись по длинной винтовой лестнице к залу, представлявшему собой мини-пирамиду. Тут не было ни одной прямой стены – все наклонные. Вторая особенность этого зала заключалась в его абсолютной прозрачности – видимо, при возможной осаде, именно это помещение служило штабом и наблюдательным пунктом. Сейчас, вечером, зал освещался… светящимися полосками света, тянущимися от пола до вершины.
Первые секунды оба мага стояли, раскрыв рты и рассматривая это великолепие. Первым опомнился Гарри:
- Класс! А сидеть где?
В центре мгновенно нарисовался круглый стол с двумя десятками стульев вокруг. Марвело, ещё под впечатлением, восхищённо присвистнул:
- Ну, знаете, за такое и хокруст отдать не жалко! Крокодильчик, как тебя зовут?
- Аби-боа, можно просто Аби.
- Ты знаешь, как тут всё действует?
- Это мини-порталы, активирующиеся по голосу хозяина. Вся мебель в нижних комнатах, на складе. Всё из бамбука, вариаций, увы, нет.
- Спасибо, Аби.
- Если хозяин Гарри желает, то можно настроить порталы и на других людей.
- А на Марвело, прямо сейчас?
Крокодильчик дёрнул песочной лапкой и по залу закружились пять песчаников.
- Они перестроят порталы. Всё будет готово через минуту. Да, если ваши гости захотят чего-то, пусть скажут «Крокодил» на любом языке мира, и сформируется мой двойник, который будет выполнять их приказы, сообщая предварительно мне.
- Спасибо тебе. Мы можем сейчас поужинать?
- Блюда сейчас появятся. Если вы желаете что-либо особенное, то просьба делать заказ за час или два.
В эту секунду из центра стола начали вылезать уже знакомые магам кактусы с едой, только теперь они были гораздо меньше и напоминали по форме зелёные тарелки. С шипами. Впрочем, обыкновенные (не колючие) тарелки стояли на положенном им месте – перед стульями.
Поужинав, Марвело решил собрать внутренний круг. Правда, он не шибко хотел это делать. На вопрос «Почему?» Гарри услышал ответ на вопрос «Куда делся Тёмный Лорд».
- Понимаешь, это я сейчас такой белый и пушистый. Влюбился, как-никак. А так я чёрненький и чешуйчатый. То, что ты видел в кошмаре с пленником – правда. Круциатусы у нас – обычное явление, Авады реже, но тоже встречаются. Во внутреннем круге все ещё более-менее адекватны, ну, если не считать сестры твоего крестного и ещё нескольких типов, которым мы тебя представлять точно не будем. Во внешнем же круге – восемьдесят процентов людей или вчерашние подростки, желающие славы, или садисты, желающие крови. Спасибо Дамблдору, меня вменяемого знают очень немногие, только Люциус, Северус, Антонин и Фенрир, а меня «одомашненного» только ты.
- А почему эти четверо?
- Первые два – боевые друзья, Антонин – закадычный собутыльник, если можно так выразиться, а Фенрир в каждой бочке затычка, в том числе и в моей.
- Всё с тобой ясно. Садист-алкоголик. Подожди, то есть, ты сейчас опять превратишься в Волдеморта?
Марвело обречённо кивнул. Гарри, глядя на ужасно грустного ужасного Волдеморта, весело рассмеялся и, не обращая на шокированного Лорда, не без иронии заявил:
- Посмотрим на чешуйчатого, как говорится, вблизи. Позови сегодня только самых доверенных, для остальных я буду не Гарри Поттером, а просто твоим советником.
Марвело серьёзно посмотрел на Гарри:
-Ты уверен? Даже с близкими я Тёмный Лорд.
- Так стань Марвело! Дамблдор один, никому не верит, на этом мы его в будущем и подловим. Не уподобляйся ему! Позови тех, кого ты можешь назвать друзьями!
- У меня нет друзей и никогда не было! – Марвело в отчаянии закрыл лицо руками. Гарри мягко взял Лорда за запястья и потянул на себя:
- А ты что-нибудь сделал, чтобы они появились? Откройся, хотя бы эти четырём, улыбнись, стань пушистым, белым тебя никто становиться не просит.
- Ты представляешь, как это трудно – доверять?
- Представляю, Марвело, в конце концов, сейчас я доверяю только себе, тебе и ещё паре-тройке человек. Ты справишься. Призывай ту четвёрку, о которой ты говорил, и предоставь дело мне, - Марвело, до этого внимательно слушавший, скептически приподнял брови. – Тебе? Чтобы я стал ангелом? Да они меня уважать не будут!
- Будут. Давай, призывай, и постарайся быть не Волдемортом, а всего лишь Тёмным Лордом на каникулах. Угу?
Марвело, тихо бурча себе под нос что-то наподобие: «Тёмные Лорды каникул не знают», подтянул к себе Гарри и коснулся губами его шрама.
По телу парня прошла тёплая волна. В паху стало тесно. Он прижался к Марвело так сильно, как только мог. Ему казалось, что он в раю. Но ощущение рая длилось недолго – Марвело отстранился.
- Ты чего? – Лорд, конечно, попытался сделать призыв наиболее безболезненно, но…
- Кайф! Это всегда так? – Гарри чуть ли не мурлыкал.
- Да нет, первый раз. Пожирателям или больно, или сильно больно, в зависимости от моего настроения, - тут Марвело обратил внимание на подозрительную выпуклость у Гарри на штанах. Спустя секунду оба уже полулежали на столе и яростно целовались. Увы, через минуту Аби прервал столь приятное времяпрепровождение сообщением, что три человека и один оборотень стоят у границы защиты и не знают, что делать.
Обоим магам пришлось, кубарем слетев с лестницы, изображать скакунов, галопом несясь к выходу по узким переходам. У выхода их ждал невозмутимый Аби-боа.
- Хозяевам необязательно бегать, достаточно пожелать переместиться, и вас перенесёт в любую часть пирамиды.
У взмокших магов возникла заманчивая идея придушить крокодильчика. Наскоро приведя себя в порядок, они перенеслись к границе.
Минута молчания.
Вменяемым остался только Люциус. Он же и начал разговор коротким «Мой Лорд?».
Марвело уже собрался прошипеть что-то в духе Волдеморта, когда получил тычок в бок. Мучительно вздохнув, он просто всем кивнул и жестом пригласил следовать за ним. В молчании все пошли к пирамиде.
Гарри, тем временем, рассматривал своих спутников.
Люциус был таким же, каким Гарри его и запомнил: холодным, статным, величавым. Снейп как был, так и остался мышью летучей, сейчас, правда, немножко нервной, судя по судорожным глотательным движениям. Долохов оказался интеллигентом и бомжом в одном флаконе – первое по манере держаться, второе – по одежде. Нет, конечно, это мог быть писк моды в подворотнях, писк весьма придушенный, но живучий… Верилось с трудом. И как Лорд такое нарушение субординации терпит? За глаза красивые? Да, нет, вряд ли.. Только за таинственное сильнодействующее спиртное? Гарри не думал, что Марвело настолько алкоголик, чтобы терпеть человека только за опасные для здоровья напитки. Значит, друзей у тебя нет? С такими не-друзьями ещё не всё потеряно…
Фенрир. Самая загадочная из представленных личность.... Одет в лучших традициях буйных подростков – джинсы в дырку, майка в сетку, ошейник, браслеты и сапоги из кожи. Но на бунтаря не похож – скорее, хищник – шаг неслышен, мышцы напрягаются от каждого шороха, жёлтые глаза похожи на бешеное око Грюма – так же быстро оглядывают окрестности.
Аристократ, шпион, оборотень, алкоголик, символ Света и Тёмный Лорд. Компания – закачаешься.
Так же молча (что уже начало нервировать и без того нервного Марвело) процессия подошла к пирамиде и поднялась в зал Угла. Теперь это была просторная комната с магическим камином, шестью удобными креслами и множеством низких тумб с книгами. На тумбах стояли странные статуэтки, отбрасывающие не менее странные тени. Но сейчас находящимся в зале было не до интерьера. Все сели. Помолчали. После непродолжительного раздумья Гарри сел на колени к Марвело, который решил подыграть и тут же запустил руки под рубашку парня, медленно поглаживая мягкую кожу. Тот откинулся на грудь любимого и осмотрел «аудиторию».
Так как никто не горел желанием начинать разговор, то Гарри взял эту обязанность на себя.
- Итак, дам… хм, господа пожиратели.
Все взгляды обратились на подростка (до этого все с недоумением смотрели на Лорда). Сивый лениво, будто делая одолжение, скосил глаза, Малфой с любопытством пытался проделать в паре дырку, Снейп смотрел с удивлением, Долохов – с ожиданием. Марвело – обречёно. Он уже догадался, что весь этот вечер ему придётся «одомашниваться» в глазах своих соратников.
- Так вот. Я – Гарри Поттер, надеюсь, все меня здесь знают. Я говорю это не для того, чтобы показать себя, профессор Снейп, а для того, чтобы вы не думали, что я - это замаскированный пожиратель. Сегодня утром я был злодейски похищен из дома своих опекунов небезызвестным Лордом Волдемортом. На месте преступления им была оставлена записка, повествующая о том, что я в плену, голодный и замученный Круциатусами. Профессор Снейп, убедительно прошу Вас рассказать обо мне в Ордене общипанной курицы именно в таком ключе. На самом деле, похищением тут и не пахло, так как я ушел абсолютно добровольно, Люциус может подтвердить, он там был. Почему я ушел и что делаю на коленях у Марвело? На оба вопроса ответ один: я его люблю, а Дамблдор слишком много от меня скрывал и слишком много от меня требовал. Есть ещё одна причина. Видите ли, - Марвело, догадавшись, о чём пойдёт речь, стал стремительно краснеть, - как выяснилось, кое в чём Дамблдор и Волдеморт похожи, а именно – у них обоих нет друзей. Но Дамблдору это и не грозит, а я сделаю всё, чтобы Марвело был счастлив. После долгого разговора (ага, очень-очень долгого) мне удалось вытянуть из него имена четырёх пожирателей, которым он доверяет. Я думаю, вы уже догадались, чьи это имена. Ваши. А теперь я умываю руки и искренне надеюсь, что не зря распинался перед вами, и что статуя позади меня соизволит сказать хоть что-то.
Гарри думал над этой речью, пока все шли к пирамиде. Чем можно обезоружить слизеринцев? Искренностью и правдой. Сейчас он с удовольствием наблюдал, что выбрал правильный путь – с каждым его словом скованность и лёд покидали это зал.
«Слезь с меня, пожалуйста. Мне надо видеть их лица».
Гарри медленно сполз и уселся у ног Марвело.
- Я… понимаю, тяжело поверить в то, что сказал Гарри, а ещё тяжелее в то, что скажу сейчас я. Дело в том, что я впервые в жизни влюбился и, причём, не в кого-нибудь, а вот в это лохматое чудови… чудо. И только сегодня я понял, как на самом деле был одинок. Вы прекрасно помните Марвело Риддла – талантливого полукровку, который хотел поставить этот мир на колени, не считаясь при этом с мнением самого мира. Вы помните Волдеморта – то змеелицее существо, которым я воскрес – существо без жалости, единственными желаниями которого остались завоевание мира, кровь и боль – неважно, чья – врагов или рабов. Рабов? Как ещё можно назвать те убожества, которые сейчас готовы лизать мне ноги и, что самое страшное, которым я был искренне рад – ещё бы, новое мясо пришло. Вы не знаете, но я выжил и воскрес только потому, что разделил свою душу на несколько частей с помощью жертвоприношений. Я не замечал, что с каждым кусочком из меня уходит что-то важное. Понял лишь недавно, и мне удалось невозможное – я раскаялся, уже будучи монстром. Нет, я и сейчас не ангел, и Круцио – мой любимое заклинание, но я понял, что нельзя быть в этом мире одному, иначе просто сойдёшь с ума. Путём перебора я вычислил тех, кого хотел бы видеть своими друзьями, тех, кто даже при моей полной невменяемости ухитрился продемонстрировать силу воли, гордость и ум. Я… я сейчас выйду. И Гарри тоже. И, если хотя бы один из вас поймёт и примет меня не как Лорда, а как друга, я уже буду счастлив.
Не в силах больше выдерживать шокированные взгляды своих предполагаемых друзей, Марвело вылетел из зала. Гарри вздохнул:
- Он действительно не ангел, и рука у него даже для близких ему людей тяжёлая… но, прошу, подумайте, мне многого стоило заставить его быть откровенным хотя бы сегодня.



Глава 9. Педагоги - лохматые, сумасшедшие, странные - выбирайте!

Высказывать общее решение заставили Малфоя. Как самого дипломатичного, наверное. Правда, в этот раз дипломатия его подвела – силы духа Люциуса хватило только на то, чтобы выглянуть на лестницу и позвать ожидающих приговора (пардон, решения).
Первым вошел Гарри, за ним Марвело. Обстановка не изменилась – гости по-прежнему сидели на своих местах, но в позах что-то неуловимо изменилось. Исчезла какая-то напряжённость, готовность в любой момент вскочить и защищаться. Хотя бы по общей расслабленности можно было догадаться о вынесенном вердикте. Нет, конечно, потребуется время, чтобы из глаз ушла настороженность, чтобы слизеринский ум перестал просчитывать последствия от каждого сказанного слова, чтобы эти люди осмелились на такой жест, как дружеское похлопывание по плечу… но время – дело наживное, первый шаг уже сделан. О чём и сказал Люциус, глубоко засунув руки в карманы и держась так, будто палку проглотил:
- Эм, Милорд, мы тут посовещались и выяснили, что изначально мы все примкнули к Вам в расчёте не столько на мировое господство, сколько на желание быть ближе к такому магу, как Вы. В последнее время, после Вашего возрождения, мы, все четверо, поняв, что от Вас прежнего ничего не осталось, собирались любым путём избавиться от метки и бежать с семьями за границу, так как идти к Дамблдору - всё равно, что менять шило на мыло (Гарри пришлось дать Лорду ментальный подзатыльник, иначе одним Малфоем на земле сейчас стало бы меньше).
- Сегодня утром, когда я увидел Вас в доме Поттера, я подумал, что Ваша невменяемость – просто маска, но Вы были достаточно жестоки с Дурслями (Гарри бросил вопросительный взгляд на застывшего Марвело), и этот вариант не подходил. Я терялся в догадках. Но сейчас я вижу, что мистеру Поттеру удалось действительно невозможное – он вернул Вам душу. Знаете, мы решили, что мечты должны исполняться. Мы все хотели быть рядом с Вами много лет, и ни за что не откажемся от такого шанса начать всё сначала. Мы все.
Гарри рассмеялся: «Ну вот, а ты боялся! Я сразу тебе сказал, что эти четверо самые лучшие!»
Потом, обращаясь уже к людям в креслах, добавил:
- Товарищи, у нас тут в метаниях и терзаниях план по захвату мира созрел. Очень действенный, но очень постепенный.
Летучая мышь вышла из спячки. Если покороче: Снейп очнулся:
- Мистер Поттер, во-первых, дайте своему «возлюбленному» очнуться, во-вторых, сначала гостей угощают, а потом уже…
- Понял-понял! Сейчас всё будет! Аби, можно нам того, что повкуснее, пожалуйста!
Крокодильчик был уже наготове – кресла изменились мгновенно – обзавелись маленьким раскладным столиком. На столиках у каждого стояли пустые кактусы и тарелки со столовыми приборами.
- Скажите вслух, чего вы хотите, и это появиться на кактусах.
Долохов с интересом флориста принялся разглядывать растение. Потрогал иголки, погладил. Польщённый кактус вмиг зацвёл и выпустил желто-белые цветочки. Отчетливо запахло свежескошенной травой. Снейп покосился на Антонина и погладил свой кактус, при этом аккуратно его почёсывая – тот ответил пастельно-белыми цветами. Травкой запахло ещё ощутимее.
- Прекратите, - не выдержал Люциус.
Антонин бросил на него взгляд, посылающий далеко-далеко, и обратился к Аби:
- Крокодильчик…
- Аби.
- Аби, эти кактусы в Африке не растут! Откуда они здесь?
- Мебель бамбуковая в Африке тоже не делается. В этой пирамиде совмещается несовместимое. В данном случае, кактусы были доставлены из южной Америки несколько столетий назад лично мной. Я люблю путешествовать.
- Аби, а ведь то, что ты крокодил, имеет какое-то значение?
- Во многих странах крокодил священен. Например, эта мебель из Китая, там мне отдали её в обмен на удачу. И неважно, что я крокодил немножко не того вида, продавец не слишком в этом разбирался. В Древнем Египте же мой вид был священен. А я сам… просто живу в этой пирамиде и защищаю её.
«По-моему, крокодильчик что-то темнит».
«Надо изучить египетскую мифологию».
«Утрясём всё и займёмся этим».
Пока Гарри с Марвело переговаривались и усаживались, остальные уже успели всё себе заказать.
Все приступили к трапезе.
После, когда все сыто размякли в кресле, Марвело решил, что можно перейти к главному. Он, в лучших традициях небезызвестного аврора, попросил пирамиду защитить зал от прослушивания. Теперь даже вездесущий Аби не мог их услышать.
- Итак, так как идея исходит от Поттера, то попрошу не удивляться абсолютной её простоте, наглости, гениальности и, вместе с тем, наивности.
- Я бы попросил….
- Гарри, я бы тоже тебя попросил высказать свои претензии позже. Как я уже сказал, идея проста – взять из детдомов детей, обладающих магией и вырастить их. Сложность в том, что нам надо уговорить этих детей пойти с нами, раз, найти тех, кто будет ими заниматься, два, и сделать всё быстро и скрытно, три. Предложения?
Слово взял Долохов:
- Если их будет не больше полусотни, то я могу сидеть. Ещё Беллу можно подключить, её безумие на детей не распространяется.
- У меня в стае есть пара-тройка потенциальных воспитателей, да и у меня времени свободного весьма много, - встрял Фенрир.
- Господа, вы реально собираетесь всё это провернуть, не привлекая внимания Дамбдлдора и аврората?
- Профессор, авроров я беру на себя, поверьте, с ними проблем не будет. И с министерством тоже. Не надо на меня так смотреть, у меня там есть человек, не особенно уважающий Дамблдора, но часто с ним контактирующий.
- И кто же это, позвольте поинтересоваться?
- Не скажу. И тебе, Марвело, тоже. Это не мой секрет.
- Ладно, я тоже могу быть воспитателем. Бумагами занимаются секретари, Нарцисса вообще свалила в другую часть света с очередным любовничком, Драко в школе.
- Кстати, о школе…
Гарри с Марвело переглянулись. Если Снейп будет согласится на одно их предложение, то возвращение в школу не будет представляясь собой особую сложность.
- Гарри вернётся в Хогвартс, естественно, умея защищать мысли и с противоядием от веритасерума. Сбежать ему поможешь ты, Северус. Согласен?
- Куда ж я денусь. Чтобы я, или ингредиенты из моего хранилища, не надо прятать глаза, мистер Поттер, хоть раз в году не спасли этого нахала… В общем, в его прекрасное все поверят, это я гарантирую.
- Моего сына в это посвящать планируется?
- Да, если он согласиться. Ты можешь позвать его сейчас сюда?
Люциус достал из кармана зеркальце и начал тихо переговариваться с Драко. Снейп, тем временем, предложил позвать всех потенциальных воспитателей. Предложение было одобрено, и Марвело, вызвав их и дав Белле указание прихватить Драко, переместился к входу, чтобы встретить гостей. Гарри остался под прицелом четырёх пар внимательных глаз.
- Сейчас будет допрос…
- Нет, мистер Поттер, допроса не будет. Вы сейчас возьмёте письменные принадлежности и напишете письма вашим супер-секретным лицам. Не поделитесь с нами секретом, кстати?
Могу только одним, мистер Малфой. Человек из аврората – Аластор Грюм собственной персоной.
- Да Вам в Мунго надо!
- Не надо, профессор, Грюм знает и про делишки Дамблдора, и про моё сотрудничество с Марвело. Он, правда, обещал помогать исключительно мне, но письмо-то будет от меня, так что у него не будет причин отказать.
Все присутствующие с выражением восторга уставились на Гарри. Общую мысль сформулировал Долохов:
- Ну нифига себе дар убеждения у человека! Люц, учись! Гарри, где-то точно сдохло что-то большое, раз Грюм решил пожирателям помогать!
- Спасибо, мистер Долохов, - Поттер картинно шаркнул ножкой.
- Антонин, Гарри, чай, не у министра на приёме.
Снизу послышались голоса. Антонин хитро улыбнулся.
- Подходят. Щас клочки по закоулочкам полетят.
Первым поднялся Марвело и сразу встал так, чтобы загораживать собою Гарри. Потом зашли два оборотня-близнеца, которых со спины можно было с лёгкостью принять за близнецов Уизли – по фигуре и цвету волос. Настала очередь Беллы и Драко. Первая вошла, аж подпрыгивая от нетерпения, второй – чуть ли не дрожа от страха. Впрочем, увидев отца, он поуспокоился.
В зале появились новые кресла с кактусами на столиках. Марвело пригласил всех занять места. Естественно, все тут же увидели Гарри. Белла поперхнулась и рухнула в кресло. Драко открыл рот и замер на полпути, но нашел-таки в себе силы сесть рядом с отцом.
Гарри счёл своим долгом улыбнуться обоим, причём такой улыбкой, что Аби мог бы обзавидоваться.
Расселись. Марвело, как оказалось, в общих чертах уже рассказал об их идее. Сейчас надо было из идеи сделать план.
- Белла, Драко, Рекс, Рух, познакомьтесь – это Гарри Поттер, мой помощник, мой любимый, мой, можно сказать, спаситель. Гарри, это Рекс и Рух, оборотни из стаи Фенрира, уверен, если ты сумеешь свести этих двух с близнецами Уизли, то Англия прекратит своё существование. Это Драко, его ты знаешь по школьной вражде, надеюсь, что к школе ты будешь знать его и с другой стороны. Беллатрикс Лестрейндж, сестра твоего крёстного, милая с детьми и, частично, с подростками. Прошу любить и жаловать.
- Что он здесь делает, Милорд?
- Живёт. Если ты обратила внимание, мы находимся в пирамиде. В пирамиде, которая принадлежит Поттерам и на которой стоит защита Крови, если вам это о чём-нибудь говорит.
Все хорошо представляли, что это такое. Но Белла не успокаивалась:
- А Вы его пытали? Нет! Он может быть подослан Дамблдором специально! Всего пара круциатусов, и он во всём сознается! Или Северус! Северус, у тебя же есть Веритасерум!
- Хватит, Белла.
- Нет, не хватит, - Беллатрикс даже не обратила внимание на то, что только что нахамила Лорду.
«Нет!»
- Круцио, - Волдеморт собственной персоной. Белла забилась в судорогах. Лорд обвёл всех взглядом. – Ещё у кого-нибудь претензии есть?
Пожиратели вжались в кресла, мечтая провалиться сквозь землю. Лорд остановил заклинание. Белла зло посмотрела на Поттера, но не издала больше ни звука.
- Вот и прекрасно. Бела, с тобой я потом поговорю отдельно и на повышенных тонах. Я слушаю ваши предложения относительно плана. Вначале нужно определиться с приютами.
- А как мы будем вычислять магические способности? Не давать же каждому палочку в руку?
- Драко, есть специальный артефакт, он есть и у Дамблдора, и в министерстве, и у нас в поместье. Вообще, он есть в практически каждой чистокровной семье и в каждом магазине Артефактов. Недорог, безопасен и полезен. С этим проблем как раз не будет. А вот с приютами… Кто-нибудь знает хоть один Лондонский приют?
Марвело поморщился: «Я знаю. Один. Но туда мы не пойдём, так как всех детей, обладающих Даром, там просто прибивают во младенчестве, если те это не скрывают».
Долохов, до этого времени что-то обсуждавший с Сивый, встрепенулся:
- Мы знаем! В приютах самые лучшие будущие оборотни и самые лучшие собутыльнике.
- Сколько?
- Один официальный и два неофициальных, там бродяги и нищие.
- Уже неплохо. Где находятся, показать сможете?
Долохов что-то буркнул себе под нос, помахивая палочкой – и над головами засветилась карта Лондона. Три точки вспыхнули одновременно. Антонин начал «экскурсию»:
- Здесь, на северо-западе, приют для мальчиков, ужасный, алкоголиков и потенциальных оборотней практически нет.
Гарри с трудом подавил хмыканье – представления Долохова о том, что хорошо, а что плохо, явно не соответствовали общепринятым нормам.
- Ещё есть на юге, туда соваться одному просто опасно – зарежут за медяк. Грызутся за каждый кусок хлеба, женщинам там лучше не появляться, никакая палочка не спасёт, - Белла так взглянула на Антонина, что стало сразу понятно, куда она пойдёт. - Это не приют, а банда брошенных малолеток под каким-то подобием руководства, состоящего из пяти стариков.
- Третий приют – в Ист-Энд, на востоке, там совсем оборванцы, родители их просто выкинули, а тот, кто их собрал – весьма уважаемый магл и мой дру… э, простите, - Марвело снисходительно махнул рукой. - Так вот, там очень много змеек – все так и норовят куснуть, вертлявые – жуть.
- Просто прекрасно. Кто куда пойдёт?
- Я в Ист-Энд! – Гарри сразу определился. Марвело скривился и выразил желание идти с возлюбленным. Антонин хотел проведать друга, так что вопросов, с кем он пойдёт, даже не возникло.
Белла и близнецы решили идти во второй приют (кто бы сомневался!)
Люциус с Драко, как имеющие маггловские документы и какое-никакое уважение в обществе (нелегальный бизнес, хе-хе), должны были отправиться в официальный приют. Сивый собирался остаться в пирамиде, чтобы всё подготовить и принимать группы. Для этого Марвело с Гарри открыли всем доступ к аппарации в пределах пирамиды.
Ещё немного посидев (до двух часов ночи), обсудив, кто как оденется, детей какого возраста предпочтительнее брать (остановились на возрасте от шести до одиннадцати), все стали расходиться.
Марвело и Гарри остались вдвоём. Так как Гарри уже напоминал выжатую тряпочку, а Лорд тёр покрасневшие от усталости глаза, то вариант со спуском на своих двоих маги отмели как нереальный. Местом перемещения решили выбрать комнату Времени – завтра нужно было быть бодрыми.
Испарив верхнюю одежду и чмокнув друг друга на сон грядущий, они устроились на шкурах и мгновенно уснули.



Глава 10. Куда идём мы с пятачком…

Со временем они не рассчитали – и Гарри, и Марвело проснулись в пять часов утра по наружному времени. Быстро перекусив, они решили подготовить «плацдарм» для детей. Для этого Аби был в срочном порядке послан на склад за мебелью, куча пустых комнат обзаводилась утварью и ценными побрякушками типа будильников, свечек, приключенческих книг, наспех выбранных из библиотеки… Оба мага запаслись также артефактами – маленькими пластинками, нагревающимися при приближении живого источника магии. Естественно, незнакомого источника, на людей с такой же пластинкой «радар» не действовал. Потом Гарри писал письма – в аврорат и министерство, которые решено было передать через домовика. Письмо Амелии Боунс получилось куда внушительнее, так как Гарри пришлось объяснять всю ситуацию. Потом он ещё полчаса пытался наложить заклинание нечитаемости для всех, кроме получателей письма. Так бы и мучился, если бы Марвело не показал правильное движение палочкой. Наконец, письма были отправлены.
Коротко обсудив тему с воспитателями с Марвело, Гарри приказал Аби ни на секунду не отлучаться из пирамиды, пока в ней хоть кто-то есть, чтобы, если произойдёт несчастный случай, придти на помощь. Всё-таки пожирателям до педагогов было как до луны пешком. За хлопотами все как-то пропустили момент, когда в пирамиду аппарировала вся команда. Первыми стартовали Люциус с Драко. Воспользовавшись моментом, когда все провожали «первопроходцев», Марвело отвёл Беллу в сторонку и что-то ей долго говорил, подкрепляя свои слова нежными взглядами на волшебную палочку. Та, будто чувствуя внимание своего хозяина, слабо светилась не предвещающим ничего хорошего зелёным светом. Беллатрикс молчала и внимательно слушала. Под конец Марвело вспомнил, что он теперь встал на путь «тёмного, но пушистого», и наговорил Белле кучу комплиментов на тему её гениальности в педагогической стезе, таких, что пожирательница растаяла как мороженое на солнце. Посчитав свой миротворческий долг выполненным, Марвело переправил её близнецам.
- Ножа в спину можно не ждать?
- Скорее кофе в постель. Ты бедный, несчастный, замученный ребёнок, которому нужна нежность и опека после жестокого обращения своры огненных куриц… и только попробуй разубедить её в этом. Порвёт обоих.
- Да ты дипломат! Ладно, пошли уже, а то позже всех вернёмся.
К ним подошел Антонин с порталом. Вспышка – и у пирамиды остался стоять один Сивый. Он задумчиво поковырял песок носком сапога, немножко пощурился на палящее солнце, наложил на себя охлаждающее заклинание и уселся в позу йога прямо в том месте, где стоял.

***
Оказалось, что со знанием географии у Антонина не очень. Его Ист–Эндом оказался порт Доклендс, точнее, его старая, не перестроенная часть – покосившиеся старые дома, отсыревшие из-за близости к Темзе, свалки иссохших лодок… Мимо магов толпами проходили люди явно не английской национальности, пару раз попытались обокрасть какие-то голодранцы…
Одного такого воришку Гарри и поймал. Пластинка чуть не прожгла карман, когда девочка в неудачной попытке увернуться прислонилась к Поттеру. Это была бледная чумазая малышка лет восьми. Когда она поняла, что её поймали, то стала реветь и проситься к маме, не смущаясь тем фактом, что, судя по её одежде, мамы у неё не было. Как и папы. Марвело растерялся и испуганно смотрел на плачущего ребёнка, уже начавшего привлекать внимание прохожих. Нет, Тёмный Лорд умел успокаивать детей – Авадой, но тут надо было действовать деликатнее. Антонин быстро смылся с поля боя к «старому другу». Пришлось Гарри привлекать фантазию.
- Послушай, не плачь. Каждый может попасться, - девочка перестала реветь и с интересом уставилась на юношу. – Нам нужна информация, которую, мы надеемся, ты нам дашь. Давай отойдём к дому?
Девочка тут же стала подозрительной. Идти куда-то с незнакомцами – запрещающее правило номер один! Но они действительно стояли посреди улицы, где разговаривать было неудобно. А информация… какому ребёнку не хочется поиграть в шпиона?
Как только они вышли из толпы в более-менее спокойное место, Марвело незаметно наложил отвлекающее заклинание. Но девочка заметила манипуляции мужчины с какой-то странной палочкой и напряглась, готовясь бежать.
- Постой. Мы не просто так пришли сегодня сюда. Мы ищем детей, - у девчушки от ужаса расширились глаза. – Нет, мы не педофилы, не воры, не убийцы и не учёные-живодёры. Смотри, - Гарри достал из рукава волшебную палочку, – у тебя есть идеи, что это?
- В-волшебная палочка?
- Правильно, - девочка явно решила, что у незнакомцев нелады с мозгами. Гарри прошептал «Люмос», и на палочке зажегся огонёк. – Видишь? Мы ищем детей-волшебников, чтобы учить их.
На чумазой мордашке появилось восхищение. Робкий пальчик потрогал шарик света. Тот был мягкий, тёплый, полупрозрачный.
- А что он делал? – кивок на Марвело. Лорд решил, что пора и ему подключиться.
- Смотри, люди не обращают на нас внимания, - и правда, ни одного взгляда в их сторону. – Это отвлекающее заклинание. Волшебники скрываются, потому что их очень мало, на них может начаться охота. Среди магглов, то есть, не-волшебников есть те, кто мог бы стать волшебниками, но они живут в труднодоступных местах, почтовые совы просто теряются в пути.
- Есть специальный артефакт, который показал нам, что в тебе есть сила. На, возьми, - Гарри протянул девочке волшебную палочку.
Та неуверенно коснулась её. С кончика палочки сорвались цветные искры.
- Я волшебница?
- Пока нет. Но можешь её стать. Ты хочешь пойти с нами? Ты больше не увидишь своих друзей и эту часть города, может только, когда станешь взрослой.
- У меня нет друзей. Я пойду с вами.
«Всё оказалось легче, чем я ожидал».
«Всё-таки вера в чудо в человеке заложена изначально».
- Тогда давай знакомиться. Я Гарри, а вот этот хмурый тип – Марвело.
- Но-но!
- Ты не обращай внимания, что он выглядит таким злым, на самом деле он добрый, где-то в глубине души он любит детей не на завтрак, а всего лишь на ужин…
Марвело отвесил Поттеру подзатыльник.
- Ау! За что?
Девочка неуверенно засмеялась и представилась: «Я Анжела или просто Анжел. А палочка у меня останется?
- Нет, это моя, она подходит только мне. Чем лучше тебе подходит палочка, тем легче ей колдовать. Хотя, теоретически, мы можем колдовать руками, но это сложно. Палочки выбирают в специальном магазине, мы обязательно заглянем туда сегодня. А сейчас, мы ищем тут подобие детского приюта, ты знаешь такой? – Гарри мягко забрал у девочки палочку и спрятал её в рукав.
- Я сама оттуда. А детей волшебников много? Просто я не хочу, чтобы Стивен или, например, Падма, тоже были волшебниками.
- Нет, таких детей очень мало. Два человека из ста или даже меньше. Веди.
Петляя по грязным улицам, маги дошли до ветхого пятиэтажного здания, из окон которого то и дело выглядывали такие же чумазые мордочки, как и у их маленькой спутницы. Внутри здание оказалось чуть получше – видно было, что в попытке обустроить свой быт сироты натащили сюда кучу мебели со свалок, а кто-то с художественным вкусом красиво всё расставил. Пока маги двигались по коридорам, пластинка ни разу не нагрелась, хотя мимо них прошло достаточно много детей. Анжел чуть поуспокоилась. Она уже начинала ревновать своих новых знакомых к потенциальным волшебникам.
«Кабинет» встретил магов запахом сырой рыбы и спёртым воздухом, несмотря на открытые окна. Ещё в комнате обнаружился Долохов и, судя по строгому костюмчику, «директор» этого притона. Директор был уже в курсе, что отец подыскивает своему сыну братишек и сестрёнок. То, что Марвело и Гарри были абсолютно друг на друга не похожи, Антонина нисколько не смутило. Но легенда была хорошей, правдивой, так что Директор, только увидев их, ушел собирать своих воспитанников на завтрак (это был единственный способ их собрать), даже не взглянув на Анжелу.
- Уже есть улов? Привет малышка, я с ними, Антонин, можно Тоха или Тоша! Поколдуем маленько, а? Шла коза ргатая, шла коза пддатая…
Над директорским столом возникло изображение чего-то, отдалённо напоминающего козу мужского пола после экспериментов голодных хирургов.
Марвело, особо не церемонясь, кинул в Долохова протрезвляющим.
- Антонин, ты можешь хотя бы на такое ответственное дело прийти трезвым?
Пожиратель виновато шмыгнул носом и взмахнул палочкой. «Коза» перестала быть киборгом-мутантом и стала мутантом животного происхождения. Видимо, с биологией у Антонина было так же, как с географией.
- Да тут такое дело… Друг старый, вспомнили, выпили. И я не пьяный совсем был, меня даже литр водки не берёт, во! Так как тебя зовут?
- Анжела, - «Коза» девочке явно понравилась, и она была не против пообщаться с её автором.
- Ладно, мы вас оставляем. Через полчаса будем.
Марвело с Гарри двинулись по коридору вслед за директором. Тот, догадываясь, что за ним последуют, проводил пальцем линию на стене. Так как стена была жутко пыльная (и это вертикальная поверхность!), различить след не составляло труда. Наконец, маги пришли в столовую, где уже собралось около трёх десятков возбуждённо переговаривающихся между собой детей. Пластинки чуть заметно нагрелись. Маги начали ходить по рядам, делая вид, что присматриваются к детям (за «операцией усыновления» наблюдал директор). На самом деле, присматривался только Гарри (ему же брата с сестрой выбирали). Опустив руку в карман, он следовал за всё больше и больше нагревающейся пластинкой, пользуясь её теплом, как компасом, а Марвело шел за Гарри.
Пластинка привела к группе ребят, задиравших мелкого запуганного мальчонку лет семи. Пластинка указала именно на него. Ему приходилось совсем уже совсем плохо (на что директор даже не реагировал) – его еда была давно отнята, а на самого мальчика уже надвигалась горилоподобная тушка более взрослого парня.
- Остановитесь.
Парень обернулся.
- А то что? Вы, вообще, кто?
- Мы те, кто хочет забрать его с собой, и он нужен нам целый. Поищи себе другую грушу для битья.
Парень без предупреждения врезал мелкому. У того пошла носом кровь: «Он же ненормальный, зачем он вам?»
- Иди к нам, малец, - мальчик кинулся к Гарри и прижался к нему.
Ребята вокруг загоготали. Марвело поднял глаза от пацанёнка на старшего. Тот как-то резко поперхнулся и схватился рукой за горло. Мотом начал рвать на себе одежду. Ребята замолчали и теперь с ужасом взирали на происходящее. А главарь этой банды уже начал задыхаться. Вот он встал на колени.
- Извинись перед ним.
- А. То. Что?
- Умрёшь.
Ни у кого даже сомнений не возникло, что да, умрёт.
- Из-звини.
- Отлично. Ты всё равно умрёшь. Подобная падаль не должна жить в мире.
«Что ты применил к нему?»
«Ментальная установка на смерть, если он ещё раз попробует сделать такое».
«Но…»
«Знаешь, скольким таким подонкам я мечтал отомстить в приюте, но не мог, потому что был таким же, как этот малец? Ты думаешь, их можно изменить? Нет, это – будущие насильники, маньяки или убийцы. В них человечности не больше, чем в шакалах. В конце концов, он сам будет виноват в своей смерти, если захочет вновь поиздеваться над младшими».
«Я понимаю. Забудем об этом».
Всё время, пока они шли к кабинету директора, Гарри размышлял, как много талантов губиться в таких вот местах, как много людей превращается в зверей, как много страдания, отчаяния и ненависти выходит отсюда.
На полпути мальчик осмелился заговорить.
- А вы взаправду меня заберёте?
- А ты хочешь к нам?
- Хочу. Вы классные! Как вы так сделали со Стивеном?
Гарри с Марвело переглянулись. Вот и выяснилось, кто такой Стивен.
- Немножко поколдовали. И ты тоже волшебник. Мы почувствовали силу в тебе и Анжеле.
Мальчик надолго замолчал. Уже почти у самого входа он спросил: «А вы не врёте? Фло говорил, что волшебства не существует».
- Обычные люди не знают о волшебстве. Волшебников слишком мало, и мы слишком сильные. Если о нас узнают простые люди, то они будут завидовать и делать нам плохо. Кстати, как тебя зовут?
- Дэниэль. Или Дэн.
Троица зашла в кабинет. Анжела и Антонин, по-видимому, подружившись, резались в карты, причём, как ни странно, девочка выигрывала. Увидев своего предполагаемого «однокурсника», она спрыгнула с подоконника, на котором сидела, и радостно захлопала в ладоши: «Дэни!»
- Ну, вот мы и в сборе. Последний раз спрашиваю, вы готовы отправиться с нами?
Дети хором крикнули «да». Видимо, они если не дружили, то точно мирно общались и были полностью довольны обществом друг друга.
- Я останусь попрощаться. Вот вам порталы туда, куда Белла и Малфои отправились, на всякий случай.
- Хорошо, только…
- Понял, понял! Милорд, обижаете! Буду трезв, как стёклышко!
- Смотри у меня.
Гарри подошел к притихшим детям и крепко взял их за руки. Марвело сделал тоже самое.
- Сейчас мы переместимся. Будет очень неприятно, но не больно. Постарайтесь не разжимать рук. Аппарируешь нас?
Марвело закрыл глаза и состроил сосредоточенную мину (прим. а. вот позёр, а?). Гарри с трудом удержался от того, чтобы не рассмеяться. Тут внутренности скрутило – и Гарри решил отложить смех до лучших времён.
Дети, для которых это было впервые, сразу упали на колени и закашлялись. Только спустя несколько секунд Дэн обратил внимание, что сидят они на песке, залитом солнечным светом. Анжел тоже почувствовала, что что-то не так и подняла голову.
- Мамочки!
- Пирамида!
- Это ваш дом на ближайшие три-четыре года.
- Ух ты!
- А почему только на три года?
- С одиннадцати лет все волшебники идут в волшебную школу – экстернат, и вы тоже туда пойдёте, а сюда будете приезжать на каникулы. Пойдёмте, познакомитесь с вашим учителем. Он оборотень, поэтому выглядит немного… необычно.
Детям понравилось то, что Гарри назвал «необычно». Косуха, шипованные украшения и обтягивающая кожа произвели куда большее впечатление, чем стандартные плащи-мантии Марвело и Гарри. Дэн, тот вообще сразу нашел определение такому стилю (или хозяину стиля) - «террорист» - и счастливо поскакал навстречу оборотню. Анжела больше заинтересовалась египетской достопримечательностью – и сейчас с удивлением трогала пальцем каменную кладку.
- Пойдём внутрь?
- Не, не получится. Вы первые. Люциус с Драко уже отобрали трёх, и теперь заполняют гору макулатуры, что детей взяли такие-то, во столько-то, для того-то и так далее. Так что будут они не скоро. Белла и близнецы на связь вообще не выходят. Странно это как-то.
Марвело и Гарри быстро переглянулись. Лидером той группы была Беллатрикс, а её в голову могло прийти всё, что угодно и даже чуть больше.
- Ребят, несколько наших товарищей заблудились, мы пойдём, найдём их. Аби, - собравшийся из песка крокодильчик изумлённо уставился на детей. Те уставились на него, - им надо чего-то поесть и попить. Дети, мы скоро вернёмся, Фенрир?
Оборотень, меланхолично покусывающий зажатую в руке иголку кактуса, поднялся с песка, отряхнул брюки и приобнял Дэна.
- Всё будет хорошо. Я со стаей из сотни человек справляюсь, а тут два ребёнка. Вы главное, ребят моих вытащите, а то, чувствую, завела их Белла…
На этом интерес Сивого к магам иссяк, и оборотень отвернулся. Марвело активировал портал.
«Фенрир всегда такой? Ремус мне по-другому о нём рассказывал».
«В полнолуние ему есть дело до всех. Везде пролезет, всех покусает, всех облает и «обвоет», ещё и пометить может, с-собака. Не надо на меня так смотреть, в полнолуние только его гениталии решают, что он выкинет в следующую секунду. В остальное время он отличается редким пофигизмом, но отнюдь не идиотизмом».
«А дети?»
«Фенрир – чел… э-э, товарищ ответственный и внимательный. Иногда. Но за детьми приглядит, в конце концов, стаю он начинал формировать именно из семейных пар, несмотря на то, что сам до сих пор одиночка».
«Может, найдём ему кого?»
«Если ты где-нибудь откопаешь красивого садо-мазохиста, не девственника, не нытика, могущего дать по зубам и в тоже время ответить страстью, вовремя оставить в покое и вовремя поддержать… Это не мои слова – Фенрир мне когда-то целый список «Качеств идеального партнёра» составил. Увы, таких мало и все давно разобраны. И вообще, чегой-то ты его личной жизнью заинтересовался?»
Гарри притянул Марвело к себе и страстно поцеловал.
«Я же Светлый Герой. Мне всем счастья дать хочется. У тебя я есть, а у Фенрира? А у Снейпа? А у Малфоев? И вообще, если уж я выступаю в роли миротворца, то почему мне нельзя выступить в роли купидона?»
«Всё, понял. Будь добр, помолчи».
Гарри хотел заметить, что говорить и целоваться одновременно очень удобно, когда Лорд просунул ему руку между ног, и все супер язвительные, остроумные и ехидные фразы куда-то улетели. Но чтобы Поттер, да растерялся? Не бывать этому! Руки парня нагло залезли Лорду под мантию, а потом и под брюки с тыльной стороны. Марвело сдавленно застонал, переместил свои руки на спину подростка и прижался к Гарри всем телом, совершая странные рывки бёдрами. Поттер некстати вспомнил, что бульдог Мардж дрыгался точно также, пытаясь оседлать соседскую болонку. Правда, воспоминание тут же расплавилось под ласковыми руками, нежно перебирающими каждый позвонок. Гарри потёрся о Марвело, сжал ладони, массируя под брюками филейные части его Темнейшества. Темнейшество же пребывало в нирване, причем, конкретной – его дыхание стало рваным, сердце билось часто-часто, губы целовали уже не губы, а всё, до чего могли дотянуться…
- Кхм-кхм.
Маги резко отстранились друг от друга. Их окружала банда из шести человек. Главарь нагло ухмылялся и подкидывал в руке стилет.
- Ой, ребята, а вы не подскажете, где тут детдом?
Главарь даже опешил от наглости этого пацанчика. Они что, вообще не понимают, кто он?
- Какой детдом, гомосеки, по вам концлагеря плачут. Деньги есть?
«На счёт три бомбарда. Подумают, что бомба».
- Нет.
«Раз»
- Да ну? Обыщите их, ребята!
«Три»
- Бомбарда!
- Бомбарда.
Одно заклинание полетело в стену. Другое в людей. Кровавые ошмётки разлетелись в разные стороны. Спустя минуту Гарри отошел от шока.
- Зачем? – хриплый шепот. Глаза заслезились. Нос забил запах сгоревшего мяса.
Марвело недоумённо посмотрел на своего спутника.
- Что «зачем»? Они бы нас убили.
- Зачем ТАК? Есть же Обливиэйт. Ступерфай. Авада Кедавра, в конце концов! Я думал, что нам надо просто запугать их! – Гарри сорвался на крик. Из глаз побежали слёзы, когда он подумал, что ещё несколько минут назад целовался с человеком, который только что убил шесть человек и не испытывает ни малейшего сомнения в том, что поступил правильно.
- Малыш, ну что ты, - Лорд попытался обхватить лицо Гарри. Тот в ужасе отшатнулся. Ему показалось, что к нему тянуться кровавые клешни, как в кошмаре. Марвело уловил эту картинку и остановил движение.
- Это акт милосердия, Гарри. Они хотели убить нас. Они явно делают это не в первый раз. Грабят. А если на нашем месте оказывается женщина, старик, ребёнок? Только ли грабят? Всегда есть принцип меньшего зла, Гарри. Они сдохли сейчас и те, кого они могли убить и изнасиловать, возможно, избегут своей участи. Хотя вряд ли. Здесь много таких подонков. Гарри?
Поттер мелко дрожал. Разум пытался понять и даже находил в словах Лорда определённую логику, но сердце понимать отказывалось. Перед глазами замелькали изображения кровавых ритуалов из книги, и главным их участником представлялся Лорд, а жертвой – Гарри. Ему стало плохо, ноги сами подогнулись.
Лорд, с отчаянием просматривающий все эти картинки вместе с Гарри, еле успел кинуться к падающему подростку и подхватить его до того, как бессознательное тело ударилось об асфальт. Марвело впервые за эти два дня задался вопросом: а сможет ли он действительно измениться настолько, чтобы Гарри остался с ним? Может, лучше расстаться сейчас? Пока душе Гарри не нанесены раны, которые никогда не затянуться? Марвело посмотрел вниз, на юношу, на лице которого был написан ужас. Нет. Он не сможет его отпустить. Не сейчас, когда у него появилась надежда быть счастливым.
Гарри открыл глаза. Марвело склонился над его лицом и горячо зашептал:
- Прости меня. Я действительно не подумал. Я… Мне сложно, понимаешь? Я шестьдесят лет убивал и видел в убийстве единственный способ решения своих проблем. Я жутко сожалею, я абсолютный идиот, я садист, каких мало, я самый плохой человек в этом мире…
Гарри закрыл рот Марвело своей ладонью. Он понял. Не принял, но понял. В конце концов, он знал, на что идёт, разделяя свою судьбу с Волдемортом. Оставалось лишь надеяться, что ему удастся смыть кровь с рук своего возлюбленного.
- Ты не такой, не наговаривай на себя. Просто в следующий раз, когда захочешь кого-то убить, ты спросишь меня. Или хотя бы убьёшь так, что бы я этого не видел. Окей?
Марвело вздохнул с облегчением и уткнулся лицом в грудь Гарри. И что хорошего он сделал этому миру, чтобы заслужить такое чудо?
- Ты можешь идти?
- Да.
Маги в молчании побрели по безлюдным улицам, выискивая прохожего, который мог бы сказать им адрес. Найдя, наконец, такого, они поспешили к указанному зданию – каменному, построенному на века. Такие дома не берут ни бомбардировки, ни время. Прямо на входе они столкнулись с Беллой, идущей с какой-то девочкой, и близнецами, идущими с ещё одними близнецами. Вся компания весело болтала и вообще чувствовала себя замечательно. У Марвело от гнева покраснели уши.
- Какие люди! Вы почему на связь не выходите, заср… идиоты?!
- Дяденька, это мы виноваты! Мы зеркало-телефон разбили.
Марвело посмотрел на близнецов-младших. Коренастые пареньки девяти лет, с коричневыми «ёжиками» на голове и карими глазами. На лицах написано «осторожно, мы взрывоопасные». Шестилетняя светловолосая девочка, наоборот, выглядела божьим одуванчиком.
«Интересно, это все близнецы такие… бомбоподобные, или Уизли и эти – исключение?»
«Не смеши меня сейчас. Я же «дяденька», а дяденьки должны быть серьёзными».
«Ты дедушка уже лет двадцать как».
«Поговори у меня ещё».
Гарри чуть заметно усмехнулся. Комок в груди начал рассасываться. Что случилось, то случилось, надо жить дальше. Парень пожал руки близнецам и потрепал по голове девочку.
- Давайте переместимся, а знакомиться уже на месте будем.
Дети недоумённо уставились на Гарри.
- Я чего-то не догоняю?
Белла смутилась: «Эм, мы сказали, что просто хотим их усыновить».
Марвело тяжко вздохнул. Хорошо хоть, что им не пришло в голову похищать детей. Кстати, о последних. Ребята с вежливым интересом уставились на Гарри.
«Ну почему всегда я?!»
«Кто-то там недавно называл себя Спасителем…»
«Бука».
- Мы ищем детей-волшебников, потому что мы сами – волшебники. Сейчас мы переместимся в Египет, там вы познакомитесь с теми, кто также будет учиться волшебству. Согласны?
Дети, потрясённо открыв рты, кивнули.
«Ты хоть подумал, что говорить, прежде чем заговорить?»
«Я не оратор! (прим.а. «Я только учусь!»:)
Все взялись за руки. Марвело не стал корчить из себя великого мыслителя, поэтому на перемещение ушло меньше времени, чем последний раз.
Около пирамиды их ждал одинокий Аби, трагическим голосом сообщивший, что Малфои и Сивый с детьми уже в пирамиде в зале Угла.
Почему трагическим, маги узнали по дороге в зал, замечая, что каждый элемент декора – будь то ваза, гобелен или статуя – обязательно «помечен» отпечатком детских рук. Бедный Аби, если бы он был живой, он бы наверняка повесился от такого пренебрежения к раритетам.
***
В зале Угла было… громко. Можно даже сказать, оглушительно, чего Тёмный Лорд, конечно же, терпеть не мог.
- Тишина.
- И мёртвые с косами сто… молчу-молчу, - Антонин торопливо прикрыл рот рукой под хмурый взгляд Волдеморта.
По мысленной команде Гарри пол зала оказался устлан подушками.
- Присаживайтесь. Все.
Все послушно сели в круг, даже дети, каким-то седьмым чувством ощутившие, что лучше делать так, как велит этот «дядя-дедушка».
«Есть идеи, что говорить? Гарри, спасай»
- Для начала, нам всем надо познакомиться. Давайте, я начну, продолжит Марвело, и так по кругу. Хорошо?
«Стоит их посвящать в нашу историю?»
«Только в общих чертах».
Итак, моё имя Гарольд Джеймс Поттер. Мне через пять дней исполнится пятнадцать. Я – ученик школы чародейства и волшебства Хогвартс, пятикурсник. Люблю летать на метле, доставать профессоров, - Гарри нагло улыбнулся Снейпу, который тоже подтянулся к общему сборищу. Профессор показал парню кулак, - а в особенности, воон того мрачного типа, вы с ним ещё познакомитесь. Ещё люблю боевые заклинания и мечтаю научиться превращаться в животное. Я сирота, но у меня есть все, кто сидит в этом зале, не правда ли? Так что я не унываю. Надеюсь, мы поладим. Всё.
Марвело вздохнул. Он предпочёл бы представляться последним. Или лучше вообще не представляться. Чтобы его представил кто-то другой… м-м-м.
«Марвело, ты Волдеморт или какой-то там Риддл? Возьми себя в руки!»
Лорд гневно глянул на Поттера и начал:
Я Том Марвело Риддл, он же Лорд Волдеморт. Предупреждаю сразу, кто назовёт меня Томом или, не дай Мерлин, Риддлом, будет удушен вот этой подушкой. Я тоже сирота, и мне шестьдесят девять лет, если не считать того, что тринадцать лет я провёл в виде бесплотного духа.
«Спасибо одному товарищу».
«Обращайтесь. Агентство «Зелёный шрам» по умерщвлению тел и душ работает круглосуточно».
- Люблю книги, эксперименты и чёрную магию.
- А ещё детей на ужин. Ой. Простите, - Анжела смущёно потупилась.
«А, мамочки, я сейчас заржу!!!»
«Только попробуй. Самого на ужин съем. Пошутил, называется».
- И детей на ужин, куда же без вас. Да, чёрный юмор я тоже люблю, почти так же сильно, как то чудовище, которое сейчас слева от меня хрюкает в рукав.
- Затк-хихи-нись!
- Затыкаюсь, затыкаюсь. Ваша очередь, мадемуазель.
Белокурая девчонка робко поправила своё платьишко и заговорила.
- Меня зовут Белладонна или Дона, мне шесть лет. Люблю сказки про волшебство, собак и лошадей. Люблю солнце и играть, - она смущенным кивком передала эстафету Белле. Та гордо откинула копну волос за плечи и расправила плечи.
- Беллатрикс Блэк-Лестрандж. Можно Белла. Сколько мне лет не скажу, я скрытная.
«И вредная, а ещё немножко того».
«Гарри, хватит меня смешить!»
- Я тоже люблю черную магию и чёрный юмор. В детстве собирала страшные сказки. Животных тоже люблю.
«На ужин – тушённых, обед - варённых, завтрак – жаренных, а в перерывах и живых полюбить можно…»
Марвело прыснул.
- Милорд?
- Нет, нет, Белла, ничего. Ты всё?
Та с достоинством кивнула. Очередь близнецов, и тех, и других.
- Я Тим.
- Я Том.
- Нам почти десять. Любим экспериментировать и придумывать что-то новое, спать и играть в разбойников, прыгать и веселиться.
«Клоны Узли»
«Познакомить бы их… а, Марвело?»
«Успеется».
- Нас зовут Рекс и Рух Риклес. Нам двадцать три. Любим скорость и драки.
- Драко Малфой. Пятнадцать лет, пятикурсник Хогвартса. Люблю доставать гриффиндоорцев…
- Кто бы сомневался!
- Твоя очередь уже была, Потти. Так вот, гриффиндорцев и особенно вот этого накуксившегося индивидуума. Мне нравится читать книги и ездить на лошадях.
На последних словах Малфой-старший чуть заметно поморщился. Видимо, «мне нравится» сына стоило весьма дорого, учитывая аристократические замашки этой семьи.
Долохов, как сидящий рядом, эту гримасу заметил и шутливо толкнул Люциуса в бок.
Заговорила девочка (больше похожая на мальчика) в униформе приюта.
- Сарала, можно Сари. Десять лет. Люблю игры в бандитов и истории про пиратов. Люблю всё секретное и запретное.
«Она точно войдёт в банду клонов».
«И разнесут на камешки всю пирамиду».
«Не будь таким пессимистичным. И вообще, пирамида моя, пусть разносят».
- Я Лео, мне шесть лет. Люблю играть в шахматы, чего-нибуть смешивать и слушать музыку, - серьёзный тёмненький мальчик с вызовом оглядел остальных. Играть в шахматы в шесть лет – это сильно. Снейп, сидящий следующим, одобрительно потрепал парня по плечу и продолжил.
- Северус Снейп. Преподаю в Хогвартсе зельеварение. Люблю книги, шахматы, тёмную магию и одиночество.
- И виски.
- А это только с компанией, не правда ли, Люци?
Малфой закатил глаза, демонстрируя наигранное негодование. Впрочем, сейчас была его очередь, и долго изображать из себя невесть что ему было нельзя, так что зрачкам пришлось вернуться на своё место.
- Лорд Люциус Абрахас Малфой. Политик и предприниматель. Люблю интриги, заговоры, секреты и деньги.
- И виски, - если взглядом можно было бы убивать, Снейп стал бы трупом мгновенно.
- Да, Северус, конечно, и виски.
- А я всё люблю. И водку, и текилу, и виски, и огневиски, и пиво, и медовуху, и скотч, и…
- Кхм-кхм.
- Извините, не удержался. Антонин Долохов, Тоша, Тоха и Антоха. Играю в карты, шашки и игру «Кто выпьет больше». Люблю… э-э, об этом я уже говорил… кхм. Ещё люблю беседы и театр ужасов. Смотреть и устраивать.
«Так вот откуда Коза!»
«Ты его котёнка не видел. Гибрид таракана и слона, единственное сходство с оригиналом – торчащие ушки и звук «мяу»».
- Я Анжел, мне восемь. Люблю тишину, одиночество и хорошую еду. Могу обыграть в карты и нарды кого угодно, - уже отмытая чернявая девчонка окинула всех малфоевским взглядом полного превосходства. - Мне нравиться спать и есть макароны по-итальянски.
- Я Дэн, мне семь. Люблю играть кого-нибудь и переодеваться в разные наряды, - Мальчик скорчил уморительную рожицу, делавшую его похожим на обезьянку. Все весело засмеялись.
- Теперь, когда мы в общих чертах знаем друг друга, я хотел бы, так сказать, задать курс. С завтрашнего дня начнём обучение…
- В котором Гарри и Драко будут тоже принимать участие.
«Я же всё знаю!»
«Во-первых, всё не знаю даже я. А во-вторых, вспомни одну многострадальную метлу. Ты сейчас – превосходный теоретик, теперь тебе надо сделаться и практиком».
- Так вот, о чём я… Завтра начинаем учиться, уважаемые «педагоги», надеюсь, составят расписание уже сегодня. Сейчас осмотритесь, познакомьтесь поближе. Потом, после обеда, отправимся за палочками. Через час предлагаю устроить обед. У кого-нибудь есть особые пожелания?
- Макароны!
- Торт!
- Лазанья!
- Чипсы!
- Водка!
В полной тишине все укоризненно посмотрели на Антонина. Тот возмутился: «А что, вопрос ко всем относился!»
- Аби, слышал?
- Да, всё будет готово через час.
Крокодильчик исчез. Все в сомнении переминались с ноги на ногу, не зная, что делать.
- Чего стоим, кого ждём? – Долохов поднял ближайшую подушку и кинул ей в Беллу с довольной усмешкой. – Давно мечтал это сделать!
Белла в долгу не осталась, и подушка (благо про палочку она не вспомнила) полетела обратно, но попала в Анжел. Та робко кинула подушку в Дэна…
Час все провели весело… даже очень

P.S. В этой главе я ввела достаточно много новых героев, но все они второстепенные, и будут влиять не на сюжет, а на раскрытие характеров ГГ.


Глава 11. Связи и разговоры

Пообедав (Люциус грозным голосом сообщил, что с завтрашнего дня он будет всех учить этикету, так что это был последний нормальный обед), все собрались в стайку внизу пирамиды, где уже ждал Сивый. Ни его ухода два часа назад, ни его прихода сейчас никто, кроме Малфоя и Снейпа не заметил. Все трое обменялись приветственными кивками.
На детей тут же, у входа, были повешены амулеты для отвода глаз и даны инструкции как себя вести. Если учесть, что собирались маги отнюдь не к Оливандеру, то всем были розданы зеркала связи – на случай, если кто потеряется.
Белла, Северус, Рекс, Рух и Антонин были оставлены делать спальни и учебные помещения. Аби, похоже, уже смирился с тем, что покоя ему не будет, и безропотно согласился помогать.
Поход за палочками начался.
Впрочем, не только за палочками. Маги планировали приобрести ещё и фамилиаров, и новую одежду сиротам. Естественно, детям об этом решили сказать позже – те и так были возбужденны донельзя.
Аппарировали все вместе, взявшись за руки, прямо ко входу в Лютный переулок.
«А почему не сразу к магазину?»
«Аппарация там запрещена, чтобы непрошеных гостей было меньше. Да и войти в сам Лютный переулок непросто. Надо пройти проверку на «вшивость».
«Но я же туда ещё на втором курсе попал!»
«Ты – адепт сил, крутая шишка, тебя везде пропустят. А вообще, никто не знает, по какому принципу Лютный сортирует людей».
Пока Гарри с Марвело переговаривались, Люциус и Фенрир построили детей в пары, причём Тима и Тома разлучили – по мнению магов, те слишком подозрительно о чём-то шептались.
Все гуськом двинулись к входу – обычной двери. Не успел Гарри задать вопрос, как пришел ответ:
«Входы и выходы у переулка разные».
Гарри накуксился и толкнул Марвело локтём. Тот ухмыльнулся.
Прошли все. Дети даже не заметили ничего необычного.
***
Путь до магазина был спокойным, хотя и не без эксцессов – такой толпы детей на темномагической улице ещё не видели. Многие прохожие, несмотря на амулеты незаметности, пытались «угостить», «подружиться» и «отвезти к маме», игнорируя предостерегающие взгляды Малфоя и Сивого. Впрочем, дети быстро поняли, что здесь и как, и принялись отвечать «знакомым, родственникам, ангелам-хранителям» с сарказмом истинных снейпоманов. (П.а: что-то меня не в ту степь занесло…)
Грегорович, к которому вскоре завалилась вся толпа, уже был извёщен и сосредоточен (или у него по природе лицевые мышцы отсутствовали). Покупка прошла достаточно быстро – все палочки были довольно стандартными, дети молчали, с восхищением рассматривая то уходящие в тень бесконечные стеллажи, то новоприобретённые палочки. Уже в конце, Марвело подошел к Грегоровичу и стал тому что-то втолковывать. Старый маг понятливо закивал и исчез в глубине магазина. Заинтригованный, следом попытался двинуться и Гарри, но был остановлен коротким поцелуем.
- Всегда хотел иметь вторую палочку. На всякий случай.
- А мне?
- И Вам, молодой человек. Вот, попробуйте, - возникший из ниоткуда продавец протянул паре абсолютно одинаковые палочки. - Омела, пропитанная ядом василиска. Сердцевина – волос сфинкса. Хороша для древней, ритуальной, ментальной магии.
Оливандер, который не смог сразу подобрать Гарри палочку, и рядом не стоял – то, что дал Грегорович, подошло идеально и с первого раза.
Уже когда все выходили, Марвело тихо прокомментировал произошедшее, так, чтобы слышал только Гарри:
- Великий человек. Много видит, мало говорит. Я бы мечтал назвать его другом, но, насколько я знаю, он не приемлет людей, которые стараются подобраться к нему ближе. Если тебе когда-нибудь потребуется открыть всю свою силу, пользуйся его палочкой, она на порядок качественнее того, что делает Оливандер.
От ответного комментария Гарри отвлекла Сарала, бесцеремонно повиснув на его рукаве. Поттер оглядел окружающих. Все ждали дальнейших инструкций, причём почему-то именно от него. Гарри немножко подумал и сообщил, что сейчас они пойдут за фамилиарами, домашними живоотными. Спустя секунду он понял коварный замысел взрослых – вся ватага малолетних бандитов… пардон, волшебников с яростным (или радостным, Гарри не разобрал) воплем накинулась на него.
«Обложили! Спасите!»
Марвело только стоял рядом и посмеивался, наблюдая за сценой «обними Гарри». Дети обступили Поттера со всех сторон, наперебой расспрашивая его магических животных. Каждый, непременно по секрету, громко рассказывал, какого зверя он хочет. Беладонна и Лео, как самые тихие, поняв, что место у «идола» надо отвоёвывать с боем, достали новоприобретённые палочки и принялись осыпать всех стоящих вокруг искрами. Инстинктивно дети ещё ближе прижались к Гарри. Пока бедный парень пытался удержаться на ногах, Малфой и Фенрир быстро окружали всю группу дополнительными маскирующими чарами, пытаясь избежать встречи с горячими искрами. Поняв, что ситуация выходит из-под контроля, Марвело попытался отвлечь детей, в результате чего оказался под прицельным обстрелом двух палочек. Вся орава стала привлекать слишком много внимания, кто-то мог и стукнуть куда не надо.
- Экспелиармус! – Малфой действовал быстро и совсем не педагогично.
Привлечённые магией, дети отступили от весьма потрёпанного Поттера и стали заваливать вопросами старших. Те вяло отбивались, стараясь как можно быстрее двигаться к зверинцу. На животрепещущий вопрос, когда им вернут палочки, ответ был озвучен хором: «Дома!!!»
Подуспокоившись, дети перестали подпрыгивать, повизгивать и сыпать вопросами. Взрослые могли вздохнуть спокойно. Все, кроме одного. Марвело быстро спрятался за Люциуса от праведного гнева подростка.
«Я это тебе припомню!»
***
В фамилиары детям достались вполне обычные (по меркам волшебного мира) животные – Дэн и девочки (за исключением Сари – ей приглянулась какая-то экзотическая ящерица) с радостным воплем накинулись на книззлов всех мастей. Тим и Том, посовещавшись, взяли маленьких сычиков, по виду таких же озорников, как и их будущие хозяева. Лео купил филина, мрачного, чёрного, с мощными лапами. Словоохотливый продавец сообщил, что для этой породы есть специальные боевые насадки на когти и клюв. Судя по тому, как у Лео загорелись глаза, над пирамидой скоро будет парить вооруженная до зубов (до клюва и когтей) птичка.
Оплачивал всё Малфой. Марвело с Гарри, сунувшиеся было к кассе, были отшиты фразой «Я вам друг или кто?». Фенрир, похоже, вообще был не в курсе, что надо было платить. Как понял Гарри, оборотень жил по принципу «Пришел, увидел, победил. А если не пришел, то оно того и не стоит».
В суматохе никто не обратил внимания на белую сову. Никто, кроме Гарри. Стыдно признаться, но он и сам забыл про Хэдвиг – так всё завертелось.
Сипуха принесла ответное письмо от Боунс (как сова нашла женщину, а главное, из каких побуждений, было неясно). В письме Амелия назначала встречу, что важно - и Марвело, и Гарри. В подтверждение безопасности к письму прилагался портключ, который, как сообщалось в письме (и как подтвердил Марвело) мог быть активирован только тогда, когда Боунс будет в одиночестве. Стоит ли говорить, что время и место тоже было указано? Не сговариваясь, Марвело с Гарри взглянули на часы. Пол пятого. Встреча или сегодня сейчас, или завтра в то же время.
Естественно, дети в обнимку с животными под руководством Люциуса и Фенрира были тотчас отравлены к пирамиде.
Оставшись в одиночестве, Марвело устроил допрос:
- Как мы можем быть уверены в том, что это не ловушка?
- Она против Дамблдора. В письме я изложил все наши позиции. Боунс можно верить, она глава отдела магического правопорядка - Гарри скрестил руки на груди.
- Ты думаешь, из-за одного письма человек сразу может войти в список доверенных лиц? – Лорд тоже встал в позу.
- Из-за книги, которую она мне передала, - Гарри подумал и добавил: - Мы бессмертны, ты видишь какие-то там нити. Что может нам угрожать?
Последний аргумент заставил Марвело задуматься и кивнуть: - Ладно, если что, узнаем по факту. Иди ко мне.
Гарри послушно подошел и прижался к любимому. Они взялись за портключ.

***

Комната, в которой они очутились, по размерам больше напоминала каморку. Ощущение простора создавалось только за счёт многочисленных зеркал, которые висели на стенах. Амелия Боунс располагалась на одном из матово-чёрных кресел. Она была одета во всё тёмное, короткие волосы с сединой послушно изображали ёжика. Вообще, мрачный цвет обстановки говорил сам за себя – разговор будет серьёзным.
Женщина приветливо улыбнулась и элегантным взмахом руки пригласила садиться. – Здравствуйте. Чаю, кофе?
«Говори ты».
- Здравствуйте. Чаю, если можно. – Гарри послушно присел в ближайшее кресло и быстро прошерстил свои знания. С этикетом у Марвело было неважно, поэтому пришлось пользоваться собственной головой и вспоминать нравоучения Дурслей: «Не сопеть, не болтать ногами, не горбиться, не стонать, не перебивать, не повышать голос, не…»
Марвело вежливостью не озадачивался, он просто сел, слегка склонив голову в приветствии.
На кофейном столике (чёрном) тут же появился чай и символичные печенюшки.
Беседу можно было считать начатой. Боунс расслабилась в кресле и положила руки на подлокотники.
- Итак, Гарри, книга оказалась полезной?
Гарри отпил чаю: «Да, спасибо. Не было бы Вашей книги, кто знает, может быть, я бы тут и не сидел».
Боунс улыбнулась и перевела взгляд на Марвело.
- Лорд Волдеморт, я полагаю?
- Он самый, мадам, - Марвело даже не прикоснулся к кружке.
- Рада познакомиться, - «Мадам» чуть шевельнула рукой и склонила голову.
- Взаимно, - Лорд улыбнулся, не меняя отстранённого выражения глаз.
«Заканчивайте!»
- Может, перейдём к главной части нашей беседы?
Мадам Боунс выпрямилась и сложила руки «домиком».
- Я бы хотела обсудить с вами ваши дальнейшие действия. Письмо мистера Поттера, признаться, стало для меня неожиданностью. Я, конечно, предполагала, что какая-то реакция последует, но Вы, юноша, превзошли все мои ожидания. В своём письме Вы указали основные аспекты Вашей будущей деятельности, как то: воспитание сирот, смена политического режима, снятие некоторых запретов в области магии. Как должностное лицо, я могла бы давать Вам информацию и поддержку, но мне необходимы более конкретные планы.
Гарри обаятельно улыбнулся, мысленно пихая Марвело, и попробовал потянуть время: «Все эти планы, даже великолепно проработанные, увы, пока неисполнимы. Главное препятствие это Дамблдор, мы будем готовы устранить его в течении года».
- Тем более у Вас уже должен быть вариант развития событий после устранения Дамблдора.
Вмешался Марвело.
- Мы уже взяли семь сирот и нашли им преподавателей, не самых компетентных, но вменяемых…
«Это ты о Белле?»
-… и надёжных. Что касается Министра, то, по магическому законодательству, если он не компетентен, то его может заменить кто-то другой. Люциус Малфой уже давно собирает компрометирующую информацию, там уже столько, что Фаджу на вышку хватит. В нужное время всё попадёт в газеты. Список реформ и нововведений я могу Вам прислать завтра. Среди них есть, как Вы уже упомянули, есть и реформы по магии. У нас есть древнейшие фолианты, забытые, отнюдь не запрещённые знания, которые раньше знал каждый уважающий себя волшебник. Мы постараемся воскресить их. В том же Хогвартсе я считаю необходимым ввести курс этикета и традиций нашего мира, древнюю и беспалочковую магию. Наш народ стал быдлом, люди превращаются в стадо овец. Если не изменить ситуацию в ближайшее время, то, боюсь, скоро станет совсем поздно. Ещё пятьдесят лет назад каждый первокурсник мог вылечить ранение средней тяжести и вырастить цветок без палочки. А сейчас? Раньше на тот же курс предсказаний определялось не больше пяти человек, реально владеющих Даром. А сейчас? По рассказам Гарри – абсолютно некомпетентный преподаватель и куча подростков, которые записались на курс, чтобы поспать. То же самое и с историей магии, важнейшим предметом. Про смену преподавателей ЗОТС я молчу.
Подойдём с другой стороны – со стороны несовершенной судебной системы и, как следствие, неправильными приговорами. Взять хотя бы Сириуса Блека. Это отнюдь не единичный случай. Я даже не говорю о том, что дементоры сейчас на стороне министерства только потому, что в Азкабане нет никого, важного мне, - Амелия Боунс подняла руку, останавливая словесный поток. Да Марвело и сам понял, что погорячился и сболтнул лишнего. Он откинулся в кресле и уставился куда-то в окно. Слово взяла мадам Боунс: - Я понимаю Вашу ярость. Когда-то я тоже хотела сделать этот мир лучше, а сейчас вынуждена прогибаться под мнение и Фаджа, и Дамблдора. Прибавлю, что половина Визенгамота с радостью присоединятся к вам, как только будут уверены в своём будущем. Но размахи коррупции в Министерстве впечатляют. Боюсь, даже при устранении Дамблдора и Фаджа, изменения могут занять годы, - Боунс устало прикрыла глаза. - Но ваш настрой радует. Скажите только, что правда – то, что Тёмный Лорд – убийца и псих как писали двадцать лет назад газеты, или Тёмный Лорд – тот, кого я вижу перед собой?
Марвело покраснел как мальчишка. Было сложно сказать этой старой суровой женщине, что он и то и то. Объяснение дал Гарри, конечно же, в экспрессивной гриффиндорской манере.
- Он был таким! Да! Но только после воскрешения совсем короткое время! Но Марвело исправился, а двадцать лет назад газеты писали то, что говорила официальная власть. Он пообещал больше не убивать… - Боунс приподняла бровь. – Эм… Ну, не убивать, когда я рядом и только, если необходимо, - Гарри тоже покраснел.
- Мадам Боунс, то, что сотворили со мной отношения с Гарри, действительно трудно вообразить. Смешно сказать, вчера я впервые в жизни обрёл друзей. Я не стал мягким, и, если понадобиться, я буду делать всё жестко и даже жестоко. Но теперь у меня есть сдерживающий фактор. Другими словами, у меня есть, что терять. Для Вас это приемлемо?
Женщина улыбнулась, неожиданно лукаво, и встала. Марвело и Гарри поднялись следом.
- Приемлемо. Нашему времени требуется жёсткая, но не кровавая рука. Я жду от вас набросок планом и, конечно же, вопросы. Вся информация, которая доступна мне, отныне будет доступна вам. Думаю, связь будем поддерживать через моего эльфа. Его зовут Капер.
- Спасибо.

***

Возвратившись в пирамиду, Гарри тут же радостно закричал:
- Я же говорил! Ну как тебе?
Марвело прищурился и посмотрел на сфинксов, каменными изваяниями застывших перед входом:
- Нормально, дальше посмотрим. Пойдём, - не успел он сделать и шага, как сверху на него спикировал филин. Марвело инстинктивно выставил вперёд руку, защищаясь. Наглая птица с громким клёкотом приземлилась Лорду на протянутое запястье. Марвело ругнулся, глядя на смеющегося Гарри:
- Чего смешного?
- Хорошо смотритесь. Ладно, пошли уже, а то нас, наверное, заждались.
Пара перенеслась в зал Угла. Их уже ждали. Дети и «преподаватели» расположились ровным кругом и сейчас отрабатывали базовые жесты палочкой. В углу питомцы самозабвенно гонялись за Аби, которому, видимо, был дан приказ зала не покидать. Первым новые лица заметил Снейп. Он встал, ни горя ни слова подошел к Гарри и увлёк того вниз.
«А?»
«Иди с ним, вам давно пора поговорить. Я буду на общем собрании, не отвлекай меня, пожалуйста».
Гарри покорно пошел за зельеваром.
Они спустились и свернули в первую попавшуюся комнату, которая уже была оборудована под класс.
Снейп сел на ближайший стол. Гарри опустился рядом.
Помолчали.
- Профессор?
- Да, Поттер?
- Как Вы думаете, чем всё это закончиться?
Снейп хмуро взглянул на подростка: «А более умного вопроса Вы придумать не могли, да? Ничем хорошим, мистер Поттер».
Гарри хотел было спросить «Почему?», но передумал. Пока он молчал и тёр переносицу, Снейп вздохнул и изъял из воздуха пергамент и перо.
- Заканчивайте, дырку протрёте. Вы уже знаете, как сбежите?
- Э? – Поттер в недоумении посмотрел на зельевара. – А, да, так же, как и из дома Дурслей, только с Вашей помощью. На мне будут неглубокие порезы, которые Вы якобы вылечили. Обезвоживание, думаю, Марвело знает подходящее заклинание высушивания. Кровоподтёки и наложенные воспоминания побега из, например, Малфой-менора, - Гарри с удивлением посмотрел на самозаписывающее перо. – Профессор?
Снейп удовлетворённо кивнул и убрал пергамент.
- Сейчас я сделаю вам фальшивые воспоминания. Какие-то моменты будут смазаны, какие-то, наоборот, очень точны. Некоторые будут обрываться. Так имитируется обморок. Если Вас проверят с помощью легиллименции, сосредоточьтесь на более ясных моментах. Антидот к Веритасеруму я Вам дам. Смотрите мне в глаза, Поттер. Если уж мы стали союзниками, то сделайте милость, не вынуждайте меня общаться с Вами дольше необходимого.
Гарри хотел возмущенно ответить, но Снейп резко задрал его подбородок и подставил свою палочку к виску Поттера. Свет померк.


Глава 12. Об ангелах и демонах

Очнулся Гарри утром в кровати, в одной из комнат пирамиды. Голова болела, глаза отказывались фокусироваться. Чья-то сердобольная рука протянула ему стакан воды. Поттер сконцентрировался на ладони. Полегчало.
- Очну-улся?
Поплохело. Это скептически-презрительное растягивание слов встречалось только у одного человека на Земле, и, увы, не у самого хорошего. Поттер рывком сел, закусив губу, чтобы не застонать от боли. Капельки воды брызнули на штаны. По голове будто ударили чем-то чугунным, сильно так ударили, качественно.
В голове мгновенно пронеслись воспоминания прошедших дней: похищение, пытки, кровь, ужас, Фенрир Сивый, поигрывающий цепью, кто-то из Малфоев, держащий кнут, Волдеморт… Стоп. Гарри усилием воли отстранил картинку своих окровавленных конечностей и сосредоточился на любви к Марвело. Клубок фальшивых воспоминаний послушно смотался и убрался на задворки сознания, чтобы вылезти только тогда, когда понадобиться. Поттер приоткрыл глаза и тут же закрыл их снова. Видеть ехидную рожу Малфоя не было никакого желания.
Чья-то рука вручила бедному Поттеру ещё один стакан воды. Чтобы посмотреть, кто ещё находиться в комнате (ну не хорёк же воду даёт), Гарри титаническим усилием воли поднял веки.
Рядом обнаружился только Малфой. Поттер недоумённо перевёл взгляд на стакан, из которого не успел отпить, и решил отставить его от греха подальше. Кто знает, что намешал туда слизеринец.
- Вода не отравлена, - хорёк приветливо улыбнулся. Улыбка в воображении Поттера обзавелась волчьими клыками и капающей слюной.
- Спасибо, но я не хочу пить. Почему ты здесь? – Гарри попробовал улыбнуться в ответ. Вышло не очень, так как голова болела так, что хотелось выть.
- Снейп сказал, когда ты очнёшься, посмотреть на твою реакцию. Если бы ты на меня бросился, следовало позвать его, чтобы тебе вправили мозги.
- Ну спасибо, профессор, удружил. Подожди, так он специально наложил вспоминания с твоим отцом и вообще со всеми вами? – Гарри перехотел выть. Теперь мозги заработали в направлении «кого бы прибить».
- Ты нас видел. Легче подправить существующие воспоминания, чем придумывать новые, - Малфой фыркнул: - А ты этого не знаешь, что ли?
Гарри порылся у себя в мозгах и нашел там учебник по легилименции. Там действительно упоминалось нечто подобное. Да, правильно Марвело сказал – мало иметь знания, надо уметь их вовремя применять.
- Знаю, но после общения со Снейпом я во временной отключке. Аби!
Крокодил материализовался посреди комнаты.
- Завтрак можно? – Аби кивнул и исчез.
- Обед, Поттер, обед. Кстати, после еды Снейп велел подойти к нему, чтобы проверить воспоминания, и, заодно, он потренирует нас в оклюменции. Дети уже занимаются, Лорд с утра куда-то ушел, - Малфой, который сидел на стуле, встал, потянулся, трансфигурировал стул в кресло и с довольным вздохом плюхнулся на место. Гарри обдумал полученную информацию. Выводы: перед пыткой с профессором лучше не наедаться, с Малфоем надо что-то делать и связь с Марвело ослабла, когда тот ушел.
- Куда это он ушел, кстати?
- Сказал, на собрание пожирателей. Больше ничего не знаю.
На мгновенно выросшем кактусе стали появляться блюда. Для завтрака. Парни молча принялись за еду. В процессе пережёвывания экзотического вида яичницы, Гарри разглядывал хорька. Тот выглядел ну совершено как обычно: нездорово бледный цвет лица, заострённый нос и прилизанные волосы. Почему-то сразу вспоминался кот миссис Фигг. Только запаха малины не хватало. Впрочем, Малфой быстро исправил ситуацию, начав есть бутерброд с малиновым джемом. Гарри с трудом подавил в себе желание поинтересоваться, не является ли хорёк анимагом. А вдруг?
- Чего ты на меня уставился? – Малфой оторвался от бутерброда и недовольно посмотрел на Поттера.
- Да вот, я у миссис Фигг, соседки, кота одного видел. Уж очень ты на него похож. Вот и смотрю.
Малфою сравнение с котом не понравилось. Он нахмурился и принялся за второй бутерброд – с джемом абрикосовым.
- Не, вот когда хмуришься, то не похож, - после сытной еды голова болеть перестала, и Поттеру захотелось поговорить.
- Слушай, чего ты добиваешься, а? – зашипел слизеринец в чисто кошачьей манере, что Гарри не преминул отметить. Малфой сразу заткнулся и продолжил есть.
- Ладно, ладно. Я, вообще-то, с тобой помириться хочу. Просто ты ну очень похож… А давай друг друга по имени называть? Драко, а?
Названный «Драко» поперхнулся и закашлялся, отчего одна прядь на голове отогнулась и теперь стояла вертикально, демонстрируя миру стойкость магического геля. Поттер, как истинный джентльмен, дотянулся до головы слизеринца и попытался пригладить вихор. Уже приглаживая, Гарри понял, что его рука прилипла к напомаженной шевелюре. Малфой начал ругаться, совершенно в неаристократичных выражениях посылая Мерлина, Моргану и криворуких гриффиндорцев к чёртовой бабушке. Эпопеей стало появления Снейпа, который, входя, произносил речь о тормознутости тех имбецилов, которым он имеет несчастье преподавать. Поттер рванул руку, пытаясь освободиться. Малфой от неожиданности уронил банку с джемом на мантию Гарри. Снейп, оценив ситуацию, повысил голос (продолжая сетовать на судьбу) и достал палочку.
Малфой и Поттер синхронно рванули прочь, перевернув тарелки и только чудом не напоровшись на кактус.
-… поймёте, что мозги даны человеку для того, чтобы думать! Мистер Малфой, скажите, вот зачем скреплять волосы клеем? Неужели так запах нравиться? Так у меня травка есть, она лучше пахнет, могу продать со скидкой. Мистер Поттер, а Вас не учили, что гладить по голове недружелюбно настроенных одноклассников – не самая хорошая идея? Теперь знать будете. Акваменти!
Парни, ругаясь, отскочили друг от друга. С их мантий капала… нет, струилась вода. Оба зло посмотрели на довольного Снейпа. Поттеру некстати вспомнилось одно заклинание…
- Стоп! – Зельевар отшатнулся от «Светлого Героя», - сейчас я уйду, а через десять минут буду ждать вас в Зале Угла. Там вы сможете сказать мне всё, что думаете, - Снейп испарился.
- Это что же ты такое подумал, что он так резво смылся, а Гарри? – с ехидцей спросил Малфой, выделив имя.
Гарри посмотрел на Драко. Да, «взрыв на макаронной фабрике» по сравнению с тем, что творилось у слизеринца на голове, был небольшой встряской. Таинственный гель на основе клея поддался воде лишь частично и теперь высказывал своё «Фи» образцовым ирокезом мутно-зелёного цвета. Поттер поперхнулся и предпочел поскорее ответить на вопрос.
- Заклинание отрезания одного жизненно важного для мужчины органа. Надо было потише думать, может, и успел бы применить…
- У-у, а ты, оказывается, опасный… - Малфой издевательски усмехнулся и показушно стал пятиться.
Гарри злорадно представил выражение лица хорька, если бы тот взглянул на себя в зеркало. Пирамида послушно материализовала одну из стен в зеркальную поверхность.
- Драко, - Гарри сделал упор на имени, - а тебе не кажется, что конкретно сейчас опаснее ты? Вид больно вызывающий, - Поттер кивнул головой на взъерошенного двойника Малфоя. Слизеринец взглянул на своё отражение… и кулем свалился на пол.
- Драко! Ну ладно, я пошутил, давай, вставай, - Гарри запаниковал. Кто же знал, что Малфой такой впечатлительный?
Драко открыл глаза и обвёл комнату мутным взглядом. Потом достал палочку и быстро привёл себя в порядок.
- Только попробуй прокомментировать.
Гарри благоразумно промолчал, накладывая на себя очищающее заклинание. Быстро переодевшись в брюки и футболки, мальчики покинули помещение.

***
Снейп, удостоверившись, что лишать жизненно важных органов его никто не собирается, решительно начал проверку фальшивых воспоминаний. Он задавал каверзные вопросы, а Гарри искал на них ответы, исходя из своих воспоминаний, попутно эти воспоминания демонстрируя, чтобы Дамблдору и в голову не могло придти, что что-то поддельное. Поттер как будто перелистывал альбом – вот эта фотография – моя, а вот эту и показать можно. Воспоминания не мешались, ложные картинки просто вспыхивали в мозгу, когда это было необходимо и так же быстро гасли. Снейп был удовлетворён, поэтому перешел непосредственно к оклюменции.
Вот тут начались сложности. Гарри защищался изо всех сил, не очень-то доверяя профессору, и тот бесился, Малфой же вообще в ответ на наглое вторжение взорвался и сам напал на Снейпа легиллименцией. Тот запулил в Драко слабым Круциатусом. Гарри встал на сторону Малфоя и послал в зельевара струю воды, которую Снейп отразил, пропустив Тарантелу от Драко. Всё это происходило под дружный мат высотой в несколько этажей. В общем, время все провели «весело».
Петушиные бои прервал Люциус, который, не церемонясь, взял мальчишек за шкирку и велел привести себя в порядок. Пока возмущающиеся парни пытались придать себе более-менее приличный вид, в Зале собрались все дети и «учителя», рассаживаясь по кругу, как в первый день. Дети были все как на подбор весёлые и бодрые, казалось, что от приютских задохликов не осталось и следа. Все же учителя мысленно авадили мелких террористов (выражение лица у них было говорящее). Слово взял Люциус, как самый спокойный (Фенрира не было).
- Итак, первый день прошел успешно, - «учителя» начали авадить уже Малфоя-старшего. – Оглашаю расписание. Занятия будут проводиться с восьми утра и до четырёх вечера, причём магические и физические упражнения будут чередоваться. Перерыв на обед, естественно, будет. Я взял на себя ответственность составить план уроков, - только сейчас Гарри обратил внимание, что у Люциуса в руках находились непонятно откуда взявшиеся листы, - для каждого, - Малфой взмахнул палочкой и они разлетелись по Залу. – У старших уроков будет больше.
Гарри с интересом просмотрел своё расписание на ближайшие четыре дня, краем глаза кося на практически идентичное расписание Драко.
8-8:50 - Этикет
9-9:50 - Спорт
10-11 - Занятие с Лордом
11-11:50 – Спорт
13-14 – Занятие с Лордом
14-15 – Истрия маг. Мира.
15-16 – Спорт
16-18 – Зельеварение

«Вот засада! Зелья-то зачем?!»
«Чтобы ты научился яды определять. Чувствую, тебе это в этом году пригодиться».
«Марвело? Ты вернулся? Где ты был? Что делал?»
«Когда закончите, спускайся в комнату Времени. Там и поговорим. Кстати, у меня для тебя есть сюрприз...»
- Все согласны со своим расписанием? – Люциус ехидно посмотрел на Поттера. Тот ответил ему не менее ехидным молчанием. – Тогда сейчас будем обедать.
Гарри, подождав, пока вырастут кактусы, незаметно от детей слинял из Зала.

***
Марвело уже был в комнате. Он был одет во всё чёрное (штаны и свитер, мантию он, видимо, успел сбросить) и щеголял змеиной мордой нежно-зелёного цвета. Раньше бы Гарри шарахнулся прочь от такого зрелища, а теперь лишь поинтересовался, раздвоенный ли у Лорда язык.
- Ничего не раздвоенный, - Марвело продемонстрировал нормальный человечий язык, возвращаясь к своему нормальному облику. Он подошел к Гарри и обнял его, прижимаясь всем телом. – Я соскучился.
Гарри положил голову Лорду на грудь, наслаждаясь близостью. Его руки сами скользнули под свитер. Захотелось почувствовать немного большего.
- Я тоже. Где ты был? – Парень, не в силах сдерживаться, начал водить руками по мягкой коже. У Марвело перехватило дыхание. Лорд переместил свои руки ниже, задирая футболку. Гарри послушно поднял руки, давая себя раздеть, и сам стащил с любимого свитер.
- На собрании пожирателей, в банке и ещё кое-где. Ты красивый, - Марвело чуть отстранился и теперь с упоением разглядывал худощавое, но уже достаточно мускулистое тело мальчика.
Гарри вспомнил фильм и провёл по себе рукой, лаская, глядя Лорду прямо в глаза. Ему захотелось поиграть. В том, что они делали, было что-то… такое интимное, что хотелось совершить чего-то дерзкое и одновременно невообразимо нежное. По телу прошли мурашки от осознания того, как близко они друг от друга.
Марвело хрипло выдохнул и проклял про себя слишком тесные штаны. Его завело не по-детски одним, относительно невинным, движением и томным взглядом. Он быстро перехватил руку Гарри и поднёс её к своим губам, целуя каждый палец.
Поттер хихикнул – стало чуть щекотно. Парень притянул к себе Марвело, обхватив руками его шею. Ощущение чужого тела было… необычным. Но, несомненно, приятным. Гарри чуть потёрся о торс любимого, наслаждаясь волнами сладкой дрожи, то и дело пробегающими по коже.
- Солнце моё… - Марвело лизнул шею парня, отчего тот всхлипнул.
- Сделай так ещё раз! – Гарри умоляюще посмотрел на Лорда. Мужчина с удовольствием исполнил просьбу. Мальчик, остановив очередной табун мурашек, сам потянулся к шее любимого и попробовал её на вкус, поцеловав то место, где бесновался пульс. – А ещё как-нибудь можно?
Марвело засмеялся и уложил Гарри на шкуры.
- Конечно, ещё можно делать вот так, - Лорд выскользнул из объятий и лизнул кнопочку соска, - а потом вот так, - он подул на мокрое место и с удовольствием услышал короткий стон, - а потом так, - Марвело принялся выцеловывать на теле мальчика понятные только ему узоры.
Гарри застонал. Низ живота превратился в один комок нервов. Больше всего на свете мальчику хотелось переместить голову любимого туда… пониже, но он не знал, понравиться ли Марвело такая инициатива.
- А можно я?
- Перестань акать. Тебе можно всё, - Марвело резким движением накрыл пах юноши, чуть сжимая пальцы. Лорд уже еле контролировал себя. Приходилось постоянно напоминать себе, что у Гарри первый раз.
Парень задохнулся от охвативших его ощущений. Было так необыкновенно ощущать ласку в самом сокровенном для мужчины месте – Гарри показалось, что он кончит прямо сейчас просто от этих новых, необычайно сильных эмоций. Останавливало только желание доставить любимому не меньшее удовольствие. Юноша сел на колени, опрокинув Лорда, и положил ладони на его бёдра, осторожным поглаживанием придвигаясь к центру. Пальцы также осторожно расстегнули пуговицы штанов, выпуская наружу головку члена.
Марвело дёрнулся. Перед глазами уже плыли круги от желания перейти к более активным действиям.
«Малыш, смелее, прошу тебя».
Гарри аккуратно снял штаны и трусы, разглядывая чужой член. Ничего, не страшный, такой же, как и у него самого, только побольше и с ярко выраженными венами.
«А ты думал, что он у меня раздвоенный, как язык?»
«Ну кто тебя, Волдеморта, знает?» - Гарри засмеялся и неуверенно прикоснулся к маленьким безволосым яичкам.
- Не надо. Возьми его. Пожалуйста.
Гарри послушно взял твёрдый орган рукой и медленно провёл ей по всей длине. С нежностью погладил красную головку. Подумал немножко и лизнул её. Марвело поднялся и резко подмял парня под себя, сминая его губы в яростном поцелуе. Он больше не мог терпеть. Одной рукой Лорд испарил с мальчика брюки, в экстазе ласкаясь о юное тело. Как же давно у него никого не было! А уж такого наслаждения не было вообще никогда!
Гарри, не в силах совладать с поднимающимся изнутри жаром, чисто интуитивно обхватил ногами торс мужчины, с готовностью отвечая на поцелуй, уже не гладя – почти царапая чужую грудь. Он не чувствовал страха, неприятия, неприязни – тело само решило, перед кем раскрыть свои секреты. Прерывистое дыхание сменилось короткими отрывистыми стонами и хриплым голосом, шепчущим нежно-страстную белиберду. Руки спустились ниже.
- Ниже, Солнце, ещё ниже! – Гарри послушно просунул ладонь между их телами, путаясь, где чьё. Наслаждение стало почти болезненным. Парень крепче сжал ноги. Марвело, вскрикнув, стал двигаться быстрее. Быстрее. Ещё быстрее.
Волна оргазма, такая ожидаемая, накрыла обоих совершенно неожиданно.
Гарри выгнулся, вцепился в Лорда, чувствуя, как расслабляются мышцы живота.
Марвело судорожно дёрнулся, кусая юношу за плечо.
- Всё, - выдох, и два изнеможенных тела свились в клубок, погружаясь в ласковую невесомость неги.
***
Первым выплыл из сладкого оцепенения Гарри.
- Это было… класс! Мы ещё повторим? – Поттер выжидательно уставился на расслабленное лицо Лорда, стараясь не краснеть. Находиться с кем-то без одежды, да ещё и с белесыми разводами на животе он не привык.
Марвело лениво приоткрыл глаза.
- Солнце, мне почти семьдесят лет, имей совесть. Сейчас меня хватит только на поцелу-у-у…
«Да, примерно такой».
Бросив на себя очищающее заклинание и натянув трусы (а также подождав, пока Гарри повторит его действия), Марвело сел, скрестив ноги по-турецки. Поттер же растянулся напротив, с удовольствием зарываясь пальцами в гриву львиной шкуры. Парень потянулся всем телом, перевернувшись на спину, и, наконец, улёгся, положив руки под голову. Во время всей этой пантомимы Марвело честно старался представить себе Дамблдора, чтобы не накинуться на мальчика снова. Увы, но сексуальная энергия была очень тесно переплетена с магической, и в истории были случаи, когда новобрачные, перестаравшись, оказывались сквибами. Конечно, постараться нужно было очень сильно, но в этой комнате ещё и со временем были нелады… в общем, Лорд продолжил созерцание Дамблдора.
Гарри, покопавшись, у себя в голове и найдя ту же историю про новобрачных, прекратил стриптиз.
- Расскажешь?
- Куда же я денусь, - Марвело пододвинулся к юноше и положил его голову к себе на колени. – Я начал отсев пожирателей. Маньяков направил к Долохову, он сотрёт им воспоминания и разместит на нижних уровнях Азкабана.
- Так дементоры действительно на твоей стороне? – Гарри зажмурился от удовольствия, когда Лорд начал массировать ему голову, нежно перебирая волосы.
- Да. И очень многие «бравые» министерские авроры любят выпить. Так что часть дела сделана. Со всеми теми, кто присоединился ко мне из-за угрозы их семьям, под давлением родителей и из-за нелюбви к политике Дамблдора, я, и, надеюсь, ты, встретимся завтра. Отберём вменяемых, пошлём по дет-домам их. Остальные останутся в неведении… - Гарри вдруг чётко почувствовал, что и «невменяемые» и маньяки будут просто убиты.
Марвело, увидев понимающую усмешку Гарри, грустно улыбнулся.
- Ты не представляешь, как мне хочется повернуть время вспять. Я сам заварил эту кашу, сам принял под крыло всех ненормальных Британии, мне теперь всё и расхлёбывать. Я не могу оставлять потенциальных врагов за спиной, но и лишать жизни всех последователей тоже не могу… Теперь не могу. Солнце, я действительно… я…
Гарри отклонил голову назад, целуя ладонь Лорда.
- Я знаю. Ты сложный человек, и я знал, на что иду, оставаясь с тобой. Мне тоже не помешало бы скинуть розовые очки. Знаешь, я злюсь на Дамблдора, на Дурслей, на Рона и Гермиону… но во мне нет всепоглощающего желания разорвать, растерзать. Желание мести вспыхивает только как сиюсекундный порыв. Я бы предпочёл просто забыть и надеется, что жизнь сама всё расставит по местам. Скажи, Марвело, я слабый?
- Ты… ребёнок, - увидев, что Гарри нахмурился, Лорд улыбнулся и провёл пальцем по складочке между бровей, откидывая волосы и открывая заметно побледневший, уже заживающий шрам. – Погоди возмущаться. Ты действительно ребёнок, ребёнок без детства. Добрый, наивный, верящий в сказку. Ты всепрощающий ангел, сияющий светом. Я передал тебе знания тёмных ритуалов. Ты воспользовался Круциатусом. Ты думал о том, что с помощью силы можно достигнуть многого. Скажи, ты делал это добровольно? Нет, молчи, я отвечу. Тебя заставила ситуация. Судьба любит ломать подобных тебе, превращая вас в бездушных, злобных, отчаявшихся Волдемортов, Гриндевальдов, Морган и так далее. Гарри, ты не слабый, ты светлый. Воистину светлый, самоотверженный, кристально чистый. Но в этом мире таким быть нельзя. И ты меняешься – пытаешься подстроиться под наш стиль общения, накручиваешь себя на агрессию… - Марвело только сейчас заметил, что Гарри плачет, беззвучно сглатывая слёзы.
- Не плачь, Солнце. Не пытайся переиначить себя. Просто пойми, есть принцип меньшего зла. Есть свои, ради которых можно и жизнь отдать, а есть чужие, которых уже не спасти. Просто потому не спасти, что они сами предпочли путь злобы или насилия.
- Но ты же изменился! – Гарри сел и выпрямился, отчаянно глядя на Лорда.
- Думаешь, каждому дано получить любовь ангела? Тем более, когда-то я был таким же, как ты. Видишь, силы искалечили мою душу. Но я не дам им сделать калекой тебя. Успокойся, - Марвело притянул к себе несопротивляющегося подростка. – Завтра спасёшь тех, кто достоин. Попробуй, просто попробуй разделить мир на «своих» и «чужих».
- Но зачем, Марвело? Зачем? Ты ведь совмещаешь и то, и то. Разве я не могу научиться хитрости? Разве я не могу плести интриги и одновременно любить?
- Хитрость идёт под руку с ложью, а хитроумие у тебя уже есть. Плетение интриг – это подлость и предательство, даже я, несмотря на свою змеемордость, стараюсь не связываться с этой стороной дипломатии. Этим занимается Люциус, он фанатеет от игры как таковой, тут другое.
Не надо специально загонять себя в обозначенные кем-то рамки. Просто будь собой. У тебя есть ум, нехилые способности, сильная воля и совесть. Развивай их. А грязную работу предоставь нам. И, если мы начнём слетать с катушек, своей волей и силой останови нас у черты безумия, - Лорд сжал Гарри в объятиях. Если бы не статус «Героя», Марвело бы никуда не отпустил «своё Солнце». Своего мальчика, своего ангела.
- Ты подумаешь над тем, что я сказал?
- Да. Спасибо тебе, - Гарри благодарно улыбнулся. Ему действительно стало легче, после того, как Марвело с несвойственной ему педантичностью разложил всё по полочкам. – Чего ещё нового?
Марволо со вздохом отстранился и достал из кармана валяющихся рядом штанов письмо.
- Дамблдор прислал гоблинам запрос на изъятие денег со счёта Поттеров. Впервые за эти годы. Старик совсем обнаглел!
- Какая сумма? – Парню стало немного смешно. Почему-то именно это он и ожидал.
- Триста тысяч галеонов. Гарри, да на это весь Косой переулок скупить можно!
- А дедушка не промах, - Поттер присвистнул. Где-то в груди тёмным грозовым облачком заклубилась злоба. – Надо сказать гоблинам, чтобы они написали Дамблдору, что я ещё в одиннадцать лет запретил кому бы тони было снимать мои деньги.
- Гарри, ты гений! Подожди, с тобой же был Хагрид?
- А он в это время насчёт философского камня договаривался!
Марвело хлопнул в ладоши: «Супер! Так и сделаем. Сегодня же пошлю гоблинам письмо с домовиком».
- Теперь тема три.
- Какая тема? – Лорд сделал удивлённый глаза.
- Сюрпри-из, что же ещё? – Гарри скорчил рожицу.
- Ах, сюрприз… и как же это я мог забыть, а? Старость не радость, как говорит Антонин. Держи, - Лорд протянул Поттеру маленькое колечко, появившееся из воздуха. – Оно нагреется, если рядом будет вредоносное зелье, а если ты попадёшь в беду, мне в мозг передадутся твои координаты и я смогу найти тебя. Ещё оно невидимое и не засекается приборами и заклинаниями министерства. Я его сам создал, - Марвело горделиво улыбнулся.
Гарри надел кольцо, не зная, как выразить свою благодарность.
- Не за что, Солнце, - Марвело понял без слов.
Гарри обнял Лорда, стараясь в объятии выразить всю свою любовь.
Судя по тому, как мальчика стиснули в ответ, это ему удалось.


Глава 13. Учись, Гарри, гуру станешь

Когда Марвело с Гарри всё-таки выбрались из комнаты, все остальные (взрослые) уже закончили обед и расползлись на получасовой отдых, сытые и довольные, что их оставили в покое. Детей же взял на попечение Фенрир с Люциусом (причём последний был явно не против – видимо, второго ребёнка в семье Малфоев не появилось только по чистой случайности). Фенрир, как более-менее ориентирующийся в управлении неуправляемой толпой, повёл детей строить замки из песка, благо в тени сфинксов было не так жарко. Гарри увязался следом, так как ему было любопытно, что вообще можно построить замок из такого рассыпчатого материала, как песок. Нет, мальчик, конечно же, знал, что влажный песок лепится, но одно дело знать, а другое – самому взять мягкий комочек в ладонь и смотреть, как он превращается в шар безо всякой трансфигурации. Люциус, который сначала был против общества Поттера, видя щенячий восторг последнего, смирился. Тем более, что остальные дети куда охотнее играли с подростком, чем со взрослыми.
- Как тебе картина? – Люциус, одетый в простую хлопчатобумажную одежду, присел рядом с Фенриром и кивнул на гомонящую кампанию мальчишек, которая сейчас решала, какого размера будет постройка и сколько там будет башен. Девочки спорили, для кого будет этот замок – для принца, принцессы или дракона.
- Идиллия, - оборотень плавным неторопливым движением толкнул Малфоя в песок. – Как грустно её нарушать.
- Ты псих, волчара?! – Люциус мгновенно превратился из прилизанного аристократа во взъерошенного мужичка.
- Зато тебе теперь будет, чем заняться, - Фенрир кивнул на ещё недавно бывший идеально чистым и ухоженным блондинистый хвост. Он подождал, пока Люциус дойдёт но нужной кондиции и достал откуда-то гребень. – Хочешь, причешу?
Малфой, уже на взводе, медленно выдохнул.
Гарри, наблюдающий сию интересную картину, отвлёкся от дебатов:
- Мистер Малфой, а пусть он Вас действительно причешет, а? Типа, сам напортачил, сам и исправляй. Чего Вам всё время возиться?
- Мистер Поттер, существуют заклинание, приводящие в волосы порядок, - Люциус специально говорил, разжевывая каждое слово, как маленькому ребёнку. - А если я дамся Фенриру, то ему может взбрести в голову, что волосы мне ни к чему, и я останусь лысым, - во время данной отповеди Сивый медленно подбирался к Малфою, тщательно следя, чтобы тот этого не заметил. Гарри усмехнулся. Было бы интересно посмотреть, чем у них всё закончится, но… замок из песка был интереснее.
Гневных воплей не последовало. Через пять минут (сошлись на восьми башенках) Поттер повернул голову в сторону взрослых.
Фенрир заплетал Малфою косу весьма странной конструкции – из шести маленьких косичек, сплетённых из трёх «косичечек». При этом оборотень не гнушался магией, так что причёска уже искрилась, пытаясь вобрать в себя скрепляющие, разглаживающие и декоративно-косметические чары. Люциус, как ни странно, сидел спокойно, даже слишком. Присмотревшись, Гарри понял, что блондин банально обездвижен.
«Не повезло Малфою… Марвело, а полнолуние скоро?»
«Да ещё недели две, а что?»
«Нет, ничего, там перерыв не пора заканчивать?»
«Пора, собирай всех, продолжим учёбу. Приходи ко мне. Будем тебя дрессировать. Потом вы с Драко к Беле пойдёте, она историю превосходно знает».
«Да, только Беллы мне для полного счастья и не хватает».
«Не бурчи, она действительно интересно рассказывает».
«Ладно, ладно, иду».
Гарри быстро закруглился со строительством (под строгим детским надзором наложив на трапециевидное нечто чары устойчивости и защиты) и переместился в пирамиду, в зал Угла, где у младшего поколения был запланирован урок истории.
Сдав детей на руки Белле (и двум её ассистентам-близнецам), Поттер переместился в комнату Времени, где медитировал Марвело.
То, что Лорд медитировал, стало понятно в первую же секунду – он парил над полом со скрещенными ногами, разведя руки в стороны ладонями вверх. Из ладоней лилось мерное фиолетовое свечение, образуя вокруг тела мерцающую полусферу.
Гарри осторожно присел рядом и попытался повторить фокус. Не получилось. С разведёнными руками он чувствовал себя донельзя глупо, а скрестить ноги также, как у Лорда, не получалось.
Марвело опустился на пол и взглянул на расстроенного мальчика.
- Не расстраивайся. Ляг на спину, - Лорд дождался, пока Гарри ляжет, положив голову на гриву как на подушку, и продолжил: - расслабься. Вот так. Закрой глаза. Почувствуй, что твоя душа лёгкая, как пёрышко, что каждый твой мускул пребывает как будто бы в сонной неге. Не думай о мирском. Не думай, ни о чём не думай, лишь слушай, - Марвело говорил тихим, торжественным голосом, словно струящимся по воздуху. - Сердце открой своё и свет увидишь, потянись к свету, свет познаешь. Величественна сущность твоя, всемогуща алая кровь твоя. Омой своё Я сознанием единения, искупнись в источнике магии Вселенной Великой. Отныне и навсегда, глаза мира – твои глаза, отныне и навсегда сила мира – твоя сила.
Гарри вдруг увидел комнату, увидел, не открывая глаз, каждую волосинку шкуры, каждую пылинку в воздухе. Рядом сидел… сидело яркое, нестерпимо яркое существо с чёрными крыльями, с которых то и дело капали, шипя, капли кипящей смолы. Лицо его напоминало лицо Марвело, только вот все черты заострились, цвет кожи стал мертвенно-бледным, а губы, наоборот, красными. Всю фигуру окутывало фиолетовое-синее сияние.
Лорд продолжал, сменив тон проповедника на тон учителя.
- Сейчас ты видишь, не открывая глаз, сущность вещей как она есть. Если ты видишь львиную шкуру, значит, это львиная шкура, если ты видишь светящуюся булавку вместо иглы – предмет трансфигурирован или задумывался другим ещё при изготовлении. С человеком сложнее. Моя магия фиолетово-золотая, синяя и красная, твоя – лиловая, изумрудная, сизая. Если захочешь, посмотри потом, что это значит. Магия и аура связаны между собой и часто одинаковы по цвету, но я намеренно сосредотачиваюсь сейчас на своей магии, а не ауре, чтобы нагляднее продемонстрировать тебе сегодняшний урок. Чем сильнее магический фон, тем сильнее волшебник, чем больше аура, тем сильнее, в духовном смысле, человек. Не открывая глаза. Не напрягайся. Не думай, лишь слушай и смотри.
Незаколдованный предмет не имеет магии, только слабую ауру. Заколдованные вещи различаются по цвету. Если вещь чёрная или грязно-белая, то она несёт вред, если белая или сиреневая, то пользу. На вредном остановлюсь поподробнее. Слушай внимательно, я, конечно, уже передал тебе эти знания, но остановиться на этом поподробнее необходимо. Уже приготовил восемьдесят зелий и сорок, действие которых тебе надо будет определить, - Гарри поперхнулся и попытался открыть глаза. Сверху легла тёплая ладонь. – Успокойся, это не так сложно, как кажется. Сложнее вообще увидеть магию, требуются или хороший учитель, - Гарри просто почувствовал, как от Марвело пошли волны самодовольства, - или годы тренировок. У нас этих лет нет, поэтому я ввёл тебя в состояние видения искусственно, с помощью магии и гипноза. А теперь к теории… Красно-чёрный цвет обычно бывает у приворотных зелий, зелий бешенства и зелий подчинения, фиолетово-чёрный, иногда с примесью красного – высшие зелья подчинения, зелья, напрямую влияющие на разум, если красным можно противостоять, то тут шансов практически нет. Если ты выпьешь чёрно-белое зелье, можешь себя хоронить – такое… встречается крайне редко, воздействует на душу, разрушая её быстро или медленно, мучительно или безболезненно, но всегда, слышишь, всегда необратимо. Один из компонентов создания хокрукса. Я долго не решался разделиться именно из-за этого. Надеюсь, тебе никогда не придётся столкнуться с подобным.
Бывший Волдемортом грустно улыбнулся и продолжил лекцию. А Гарри слушал и думал. Думал, до какого же состояния нужно довести человека, чтобы он добровольно решил разрушить свою суть?
- Не думай об этом. Благодаря тебе я цел, а «спасибо» большинству тех, кто толкнул меня на путь хаоса, я уже сказал.
К концу их занятия (со скидкой на время комнаты оказавшимся отнюдь не часовым), Гарри уже видеть не мог ничего заколдованного – зато научился (сидя минут десять с постной рожей) самостоятельно входить в то-самое-состояние. Правда, вся магия казалась не чёткой, как в первый раз, а расплывчатой, словно в белесой дымке тумана. Лорд сказал, что с практикой будет улучшаться и видимость. Поттер поверил на слова, так как после практики слово «практика» он ненавидел. Когда Марвело протянут, уже заканчивая занятие, протянул ему стакан с водой, Гарри автоматически принял его за очередное зелье. К чести парня можно заметить, что вода действительно оказалась зельем – тонизирующим.
В общем, к Белле жертва Тёмного Лорда шла в немножко невменяемом состоянии. Марвело, у которого был сейчас урок спорта с детьми, только похихикивал, говоря, что, раз уж у них есть лишь четыре дня до побега, то пытать Избранного он будет не в переносном смысле.
По дороге Гарри впервые задумался, где в пирамиде туалет, на что до невозможности вежливый Аби перенёс мальчика в отдельный закуток детской. Оказалось, древнейшее строение обзавелось «белыми друзьями» только вчера, когда дети впервые почувствовали что-то не то. До этого все взрослые пользовались очищающими заклинаниями, считая неприличным спрашивать.
Ничего общего с маггловскими унитазами эти… хм… королевские седалища с дыркой не имели. У нервно реагирующего на всё магическое Поттера, ещё не отошедшего от «состояния», зарябило в глазах от количества наложенных на туалеты чар. Тут было всё – от чар автоматического уничтожения попадающих в дырку вещей, до кучи предохранителей, если туда сунет пальчик любопытное дитя. Сама детская была защищена не хуже сейфа в банке – разве что дракона на подходе посадить не догадались. Хотя, – Гарри скосил глаза на Аби – одна рептилия в охранниках точно присутствует. Вообще, детская представляла собой весьма занимательное зрелище: наверное, начать стоило с того, что сама комната была превращена в вагонный коридор, где справа находились три «купе» мальчиков (близнецы вместе), слева – три девочек. Внутри, как поведал Аби, всё было обставлено, учитывая вкусы детей. Понятно, почему они сегодня такие сияющие и сверкающие были – кто из детдомовцев не мечтает о собственной комнате, да ещё и самостоятельно обустроенной?
Быстро познакомившись с троном для справления нужды («творил» его явно один из Малфоев), Поттер, посвежевший и посмеявшийся над фантазией «учителей» (про себя, естественно, и у стен есть уши), бодренько переместился в зал Угла, оборудованный как класс, где и проводилась основная масса уроков (спортивный зал, правда, оборудовали в подвале). Там его уже ждала Белла. Драко, как ни странно, не было.
«Попал…»
Гарри вежливо улыбнулся и медленно двинулся к первой парте, готовый в любую секунду увернуться от Авады. Дойдя, он шаркнул ножкой и поздоровался. Беллатрикс, сидящая за учительским столом, хищно оскалилась.
- И тебе не кашлять. Ну, рассказывай, пока Дракуси нет, - пожирательница встала, обошла стол и уселась на него, грациозно сложив ногу на ногу. Если бы Марвело десять минут назад его не вымотал, сейчас Поттер захлебнулся бы в слюнях. А так сил хватило только на то, чтобы отметить, что ненормальность Беллы на её внешность не распространяется.
- Чего рассказывать, миссис Лестрейндж?
- Белла, Гарричка, в конце концов, мой непутёвый братик твой крёстный. Рассказывать? Ну, а чём бы ты предпочёл мне рассказать? Например, как дошел до жизни такой? Или я совсем стала слепая, и ты не Поттер?
В этот момент Белла до ужаса напоминала Риту Скитер, кокетливо обмахивающуюся прыткопишущим пером. Не хватало, собственно, только пера. Гарри поёжился.
- Я Поттер. А до жизни такой я не дошел, меня довели. Причём довели основательно, до белого каления. Вот и весь рассказ.
Беллатрикс откину голову и звонко расхохоталась.
- Любопытно-любопытно, довели, говоришь? Это ты ещё с Долоховым не пил. А ты знаешь, что Антонин фокусником в цирке работал? – уследить за полётом мысли Беллы не было никакой возможности. - Впрочем, это не важно. Если с Лордом чего-то случаться, я тебя урою, - Беллатрикс на мгновение стала серьёзной, но потом опять захихикала: - Хотя нет, ты у нас мальчик весьма соблазнительный, так что сначала… не, Рабастан такой зайка, он лучше всех. В общем, ты меня понял?
Гарри понял только, что авадить его сейчас не будут и что Рабастан - зайка, но благоразумно кивнул.
Белла удовлетворённо кивнула и начала изучать свой маникюр (то ещё нечто). В зале нарисовался Драко. Гарри взглядом указал на место рядом с собой. Малфой бочком, стараясь не шуметь, приблизился к Поттеру и сел рядом.
Посидели.
Помолчали.
Беллатрикс оторвалась от разглядывания своих красно-чёрных коготков и ехидно уставилась на ничего непонимающих парней.
- Какая прилежность! – Бела соскочила со стола и захлопала в ладоши. – А пожиратели, бяки, никогда не дают мне времени насладиться видом прекрасного! Итак, тема урока… - она задумалась и посмотрела на Гарри так, что тому захотелось стать ветошью и не отсвечивать, - нашей завтрашней темой будет, пожалуй, Гарричка. А сегодня я расскажу вам о политической обстановке во времена Гриндевальда. Ну и о войне, или чем прославился наш добрый дедушка Дамблдор. Если появятся вопросы, вспоминаем Хогвартс и культурно тянем руку, ждём, пока на вас обратят внимание и говорим. Говорим, а не невнятно блеем, на данном этапе уроки Хогвартса лучше не вспоминать, - Беллатрикс приняла вид строгой учительницы.
- Как вы знаете, а вы, скорее всего, не знаете, спасибо Биннсу, Дамблдор и Гриндевальд когда-то были друзьями, которые потом сразились на дуэли. Оба хотели владеть миром. Вот только Гриндевальд хотел смешать мир магов и магглов, и магглы бы со временем стали прислугой или, чем чёрт не шутит, ассимилировались бы, а Геллерт бы присматривал за ними.
Дамблдор же… его мотивы непонятны никому. Но именно он (на пару с Министерством), а не Гриндевальд, год за годом разрушает магический мир. Геллерт был прекрасным магом и, по отзывам, другом. Он не желал калечить ни одного волшебника и создал специальную тюрьму, куда позже сам себя и заточил… - голос Беллы дрогнул. - Говорят, Дамблдор его просто обманул, так как Дамби никогда не был особо силён как маг. Его белобородая звезда, - лицо женщины перекосила гримаса отвращения, - взошла именно после той дуэли. Тогда же его и признали сильнейшим волшебником, хотя, если добраться до закрытых архивов министерства, а Тёмный Лорд добрался, то можно увидеть, что Дамблдор был средней силы серой министерской мышкой. Откуда он взял своё могущество, неясно.
Хотя, справедливости ради надо отметить, что и Геллерт перегнул палку, развязав маггловскую войну. Британии тогда здорово досталось, и многие ему этого не простили. Да, Гарри?
- А почему к ним присоединялись сторонники?
Белла расхохоталась. Малфой посмотрел на Поттер с недоумением и даже какой-то жалостью.
- Мальчик, а ты и вправду думаешь, что они вещали о своих истинных планах на всех перекрёстках? Гриндевальд боролся за отмену статуса Секретности, он хотел, чтобы маги свободно ходили по улицам и колдовали. Во избежание новой инквизиции, он и использовал националистическую войну, чтобы, во-первых, протолкнуть идею о сверх-расе, а во-вторых, для уменьшения маггловской численности. Расплодилось их, как кошек бродячих, - Белла фыркнула. - А Дамблдор встал в пику Гелерту, когда появились недовольные. Его тогда многие консерваторы-аристократы поддержали. Правда, большинство свалило, когда в конце войны их объявили вне закона. А многие, как те же Малфои, затихли до поры до времени. Понятно?
- Да, спасибо, а когда это всё происходило?
- Начало – в 1939, дуэль в 1945. Все остальные даты можешь посмотреть в хронике, я тебе не учебник.
- Всё понятно, - Гарри решил не акцентировать внимание на том, что Баллатрикс, вообще-то, их учитель.
- Тогда чао, бамбини, мне стало скучно, - Белла резко встала и ушла.
Поттер повернулся к Драко.
- Она всегда такая?
- Она не может быть всегда такой-то, Потти. Её настроение меняется в доли секунды самым непредсказуемым образом. Нам, простым смертным, такого не дано, - Малфой откинулся на стуле, покачиваясь на одних задних ножках. – А какое тебе дело до неё? Всё равно свалишь через несколько дней.
- Она – кузина крёстного. И мы же договорились называть друг друга по именам, - Гарри нестерпимо захотелось чуть подтолкнуть качающийся стул.
- Что-то я такого не помню… Ну, если ты переместишься со мной в спортивный зал, то я подумаю, - Малфой чванливо скривился, - месяца четыре.
- Да пошел ты. Бегать за тобой не буду, - Поттер переместился в зал. От раздражения у него тряслись руки.
«Что такое?»
«Да так, один хорёк вонючий по пути попался. Ничего необычного. Слушай, а Белла с детьми ничего не сделает?»
«С детьми – ничего. Если только немножко разовьёт в них чувство абсурда».
Марвело оставил детей, которые с радостными визгами играли в вышибалы, и подошел к Гарри.
- Что учили? – Лорд не мог отказать себе в удовольствии обнять мальчика.
- Гриндевальда с Дамблдором. Рассказ без каких-либо временных ориентиров, зато эмоциональный. Ты уверен, что она действительно хороший учитель?
- Я уверен, что Белла решила сегодня чуть-чуть над тобой поиздеваться. Ничего, сумеешь ей понравиться, и она перестанет выпендриваться. Ну, в меру своей нормальности. Кстати, сейчас у тебя по расписанию спорт, а я пойду Малфою мозги вправлять. Я покажу тебе пару упражнений, будешь растягиваться.
Гарри нахмурился.
- Не надо к Малфою. Сам должен соображать. А при занятиях спортом всегда нужен учитель, чтобы предотвратить травмы.
- Угворил, - Марвело засмеялся, - останусь с тобой, растяну, и ещё отработаем правильное падение. Если Драко захочет, он спуститься.

***

Малфой не пришел (к радости Гарри), и час прошел замечательно, если не считать того, что всё тело буквально умоляло о пощаде. Не впервой.
Рядом с дверью лаборатории Гарри появился в состоянии счастливой тряпочки, что не преминул отметить донельзя хмурый Снейп.
- Веселитесь, Поттер?
- Наслаждаюсь жизнью, сэр, - Гарри искренне улыбнулся профессору, постаравшись убрать утренние воспоминания куда подальше. На Драко, уже стоявшего за лабораторным столом, Поттер обратил внимания не больше, чем на букашку.
- Тогда вам не составит проблем сварить пару ядов для Ордена огненной курицы. Рецепт на листе.
«Надо же, даже не прошёлся по моим умственным способностям».
Гарри прочитал рецепт и не нашел в нём ничего сложного.
«Марвело, Снейп считает меня совсем дауном, если даёт такие простые рецепты?»
«Простые? Северус никогда не делает чего-либо просто. Ищи подвох. Вспомни, как резать все ингредиенты, котёл из того ли материала ты взял, совпадает ли то, что написано с тем, что он тебе сказал… Кстати, чтобы увидеть, к какому классу предположительно будет относиться зелье, достаточно пару раз сварить похожие составы и запомнить, как меняется магия ингредиентов при готовке».
Гарри проверил каждую мелочь, нарезая какой-то серый корешок, вдоль и поперёк изучил рецепты, но всё равно не смог ничего найти. Тогда Поттер расслабился (как можно незаметнее) и принялся за «медитацию в движении», благо Снейп пока молчал, и можно было сосредоточиться. Когда перед глазами появились цвета, половина зелья уже была готова. Гарри вгляделся в неприятно пахнущее варево.
Так и есть. Это не яд и даже не лекарство. Но что-то, неизвестное даже Лорду.
«Марвело, что означает красно-оранжево-зелёное нечто, в состав которого входит дубровник и женьшень?»
«Сейчас посмотрю в справочнике. В травах я, признаться, не силён».
Гарри искоса глянул на профессора, стараясь не терять сосредоточенности. Насыщенный тёмно-синий кокон обволакивал Снейпа со всех сторон, сливаясь с аурой такого же цвета.
Поттер воспользовался знаниями Марволо. Значит, у зельевара есть цель, причём, с материальным миром не связанная, и этой цели он целиком и полностью посвятил всю свою жизнь. Гарри восхитился – это какое же упорство надо иметь! Впрочем, конкретно сейчас Снейп чего-то предвкушал. Парень даже примерно догадывался, что именно.
«Гарри! Гарри! Знаешь, что он тебе подсунул? Зелье для повышения потенции!»
Поттер чуть не рухнул в котёл. Вот… мышь летучая! Теперь надо только подумать, что он этим хотел сказать? Что «мистер Поттер способен думать лишь о своём либидо» или «женьшень – Хогвартс, первый курс – в ядах не используется»?
«Удачи тебе» - Марвело, неведомым образом передавший своё сдавленное от смеха хрюканье, «вышел из эфира».
Гарри доварил зелье под молчаливым надзором слизеринцев (Малфой своё уже закончил и теперь с затаённым коварством следил за Поттером). Перед тем, как сдать пробирки с зельем Снейпу, Гарри сделал невинное лицо и обратился к профессору.
- Сэр, а можно мне одну забрать? Вдруг у нас с Марвело вдохновение в решающий момент пропадёт?
Снейп опешил.
- И вы решите отравиться?
- И мы решим себя взбодрить, - нагло ухмыляясь, Поттер выставил перед зельеваром практически идеально сваренное зелье. – А в Ордене и так озабоченных хватает.
Тут не выдержал Драко: «Поттер, ты откуда это зелье знаешь?»
Гарри резко развернулся, весьма профессионально имитируя Снейпа: «Дубровник и женьшень, Малфой, я всё-таки, хоть и девственник, не совсем наивный».
Теперь пришла очередь удивляться Снейпу:
- Ещё девственник? А Уизли?
- Пошла на фиг. Профессор, а зачем вам это зелье?
Снейп скривился, как будто съел лимон, но ответил:
- Оно действительно для Ордена, точнее, для Дамблдора. Моей воспитанности хватает, чтобы не спрашивать, зачем оно ему в сто с лишним лет понадобилось.
Оба парня в ступоре замерли. Только на секунду. А потом лаборатория содрогнулась от громкого истеричного ржача. Похихикивал даже Снейп. Отсмеявшись, все трое каким-то невербальным методом установили шаткое перемирие.

***
Сидя вечером в комнате Времени Марвело в последний раз инструктировал Гарри, как тому завтра себя вести.
- Не высовываешься, стоишь молчаливой тенью. Я буду обращаться к тебе вслух, ты говоришь только мысленно. Нужно, чтобы пожиратели прониклись к тебе страхом и уважением. Потом, в будущем, выступишь перед ними разок-другой, и страх уйдёт, успокойся. Смотри на ауры. Прислушивайся к речи. Пожалуйста, не дай жалости помешать логике.
- Будет сложно.
Лорд обнял своего ангела и утешающее поцеловал его в щёку.
- Ты справишься. И ещё.
- Да? – Гарри вопросительно посмотрел на любимого.
- Мне сейчас надо ещё на одно собрание, - Марвело щенячьими глазами посмотрел на мальчика. – Ты меня простишь?
Гарри погрустнел. Он-то надеялся на ночь вместе…
- Конечно, я всё понимаю. Но завтра ты мой.
- Договорились, - Лорд повеселел и крепче сжал руки.
- Давно хотел спросить… У тебя есть ещё шпионы, кроме Снейпа?
- Конечно! Целая сеть. Сейчас ей возглавляет Северус, но ближе к осени я обязательно вытащу из Азкабана Антонина Руквуда и его команду. Он – великолепный организатор и шпион. Думаю, вы подружитесь.
- А почему ты не вытащишь его сейчас?
- Дементоров подозревают. Камеры высокопоставленных пожирателей охраняют люди Дамблдора. Более того, и Белла, и Антонин, и многие другие официально сидят в Азкабане. Я организовал их побег сразу после возрождения, но, чтобы не создавать шума, оставил на их месте весьма качественно сделанных инферналов под иллюзией.
- Инферналов? – Гарри вздрогнул.
- Их самых. Трупам всё равно, лежать или ходить, так что я всего лишь нашел им применение.
- Но это… неправильно.
- Неправильно обрекать живых людей на поцелуй дементора, на уничтожение души, а пол Внутренего круга ждала именно такая участь, - Марвело отстранился и одел свою «официальную» мантию.
Гарри лишь вздохнул, признавая правдивость этих доводов.



Глава 14. Сюрпризы, приятные и не очень

Место собрания… впечатляло. Если бы Гарри изучал архитектуру, он бы, несомненно, сразу бы узнал готический стиль – с его устремляющимися ввысь стрельчатыми сводами и великолепными витражами. Но, так как образование Поттера хромало, а знания Марвело просыпались только для того, чтобы узнать что-то конкретное, то парень просто любовался.
- Нравиться? Что примечательно, снаружи это низенький ветхий домик в чаще леса.
- Правда? Но как?
- Магия, в том числе и расширения пространства. Я был как-то в одном маггловском соборе, и он настолько поразил меня, что я решил с помощью омута памяти воссоздать такое же и здесь. Знаешь, тогда я впервые задумался о том, что магглы, в общем-то, не такие уж и бесперспективные.
Гарри притворно изумился: «И это говорит мне его Темнейшество?»
Марвело задумчиво коснулся стены, наблюдая, как палец чуть-чуть мерцает, просачиваясь сквозь иллюзию.
- Это когда же то я его Темнейшеством назывался? Вроде Лорд как-то пониже титулом будет. Нарциссом я ещё не стал.
Гарри тоже коснулся стены, чувствуя, как ладонь, погружаясь в камень, натыкается на невидимое бревно.
- Почему Лорд, а не, скажем, виконт? Кстати, кто такой Нарцисс?
- Нарцисс - Малфой из греческих мифов. Покопайся у себя в голове, там точно есть эта легенда. А Лорд… - Марвело достал из мантии (чёрной-чёрной) зеркальце (тоже чёрное) и начал придирчиво себя разглядывать, попутно меняя внешность на «соответствующую», - все аристократы в магической Британии всегда были Лордами. Других титулов просто нет. Ты или голубой крови, или нет, третьего не дано. А так как Слизерины древний и мощный род, (которому, между нами, толика маггловской крови пошла на пользу, так как я сильнее своих предков в десятки раз), то титул Лорда я ношу совершенно законно.
Поттер нахмурился: «Получается, я тоже Лорд?»
- Нет. Ты, даже без родителей, только наследник. Стать Лордом ты сможешь только в семнадцать, пройдя определённый ритуал, ты будешь не только владеть поместьями и артефактами, но и управлять ими – продавать, закладывать, обменивать, переделывать. Сейчас твоя магия ещё недостаточно стабильна и для ритуала, и для управления артефактами.
- Что за ритуал?
- У всех разный, но смертельных случаев никогда не было. Максимум - не объявят наследником. По причине несдержанности.
Поттер мгновенно вспомнил все свои перепады настроения.
- Неужели у всех так?
- Да. Только некоторые умеют скрывать это. Присмотрись к аурам школьников и к аурам взрослых. И к их магии. У детей яркие эмоции, сильные чувства, бунтующая магия, - Марвело прошел к вычурному резному трону и опустился на него, жестом призывая Гарри к себе. - Именно поэтому ими легко управлять. Ведь достаточно направить бушующую стихию в нужное русло, и она сама сметёт всё на своём пути. В 15-18 лет магия мальчиков обретает самодостаточность и уже менее подвержена влиянию эмоций. Она набирает мощь, но не как неуправляемая стихия, а как строящаяся крепость – непоколебимая и несокрушимая. После «становления» сила увеличивается всю жизнь, но очень, очень медленно, - Лорд привлёк парня к себе на колени. - Именно поэтому важно развить в себе магическое зрение, оклюменцию и прочие навыки будучи подростком, пока сила способна на прорыв вперёд.
Гарри, уютно устроившись на груди «Темнейшества», заметил: «В школе этому не учат».
- Аристократы и так знают, а на магглорождённых, по большому счёту, всем плевать. Их не обучают магическим традициям, этикету, соответственно, они не умеют себя вести, значит, им никогда не занять важных постов… без связей-то. Некоторые, как твоя мать, ассимилируются, но большинство просто уходит в маггловский мир без надежды вернуться, - Марволо подумал было поцеловать взгрустнувшего мальчика, но, вспомнив о своей внешности, передумал. – Давай не будем о плохом, а?
Лорд ласково подул на чёрные вихры возлюбленного.
- Вызывать новобранцев?
- Давай, - Гарри отмёл все печальные мысли и подставил под поцелуй свой шрам. Уже знакомое тепло жаркой волной пробежало по телу. Поттер поёрзал, вызвав у Марвело невольный стон.
- С твоей реакцией на призыв надо что-то делать…
- Естественно, мне же неудобно будет стоять с оттопыривающейся мантией, - Гарри провокационно двинул бёдрами.
- … а то собрание закончиться, так и не начавшись, по причине отсутствия главного лица. Гарри, я серьёзно, - в глазах Лорда плясали чертенята.
Послышался хлопок аппарации. Поттер мгновенно надвинул специальный магический капюшон, скрывающий верхнюю половину лица, и встал, пробурчав что-то типа: «исполнительные, фак». Всё возбуждение увяло на корню.
«Не дуйся, вечером получишь меня со всеми потрохами».
«Ловлю на слове. Кстати, как ты их призываешь, ведь это новобранцы?»
«У них специальная одноразовая тату».
«О. Понятно».
Представив «Лорда с потрохами в собственном соку», Поттер плотоядно усмехнулся. Ближайшая к нему фигура в маске в ужасе шарахнулась прочь, отдавив кому-то ноги. В рядах прибывших раздалось отчётливое в тишине шипение.
«Умеешь ты разрядить атмосферу…»
«Всегда пожалуйста».
«Сосредоточься. Увидь их. Мне нужно говорить и слушать, а у тебя будет время оценить каждого из них. Ходи по рядам, касайся обречённых и отводи их в сторону».
Волдеморт встал, и шипение мгновенно смолкло.
- Собрание начато. Приветствую вас здесь, мои верные соратники. Вы, мои глаза и уши, мои шпионы, удалось ли вам увидеть, услышать что-нибудь интересное?
«А не слишком ли много пафоса?»
«Большинству нет и двадцати. Для них сойдёт. Тем более, меня так часто заносит, все привыкли».
Вперёд вышел первый «доброволец», начавший вещать что-то о новых налогах для разных рас. Поттер уставился на стену за людьми, как бы пронзая их взглядом. Мышцы расслабились, дыхание стало ровным и спокойным. В воздухе блеклым маревом заклубились ауры.
- Круцио! Ничего нового. Если вы хотите стань пожирателями, то знайте хотя бы элементарные вещи. Возвращайся на место.
Страх. Страх, отвращение, раболепие. Гарри двинулся по рядам.
- … сейчас мой помощник отберёт некоторых из вас, и вы пойдёте со мной.
Стройненькая девушка. Руки по локоть в крови, злоба, ненависть, упоение болью.
Юноша со сломанным носом. Откуда в тебе столько подлости и коварства?
Качок «со взором горящим». Уже выбрал нового ребёнка для ночных развлечений?
Только сейчас Поттер начал понимать, о чём говорил Марвело. Таким не место на земле. Они, как энергетические вампиры, калечат людей вокруг себя одним только своим присутствием.
Семьдесят три из ста пяти. Они с покорностью шли за ним, предвкушая новое кровопролитное задание.
«Страшно».
«Больно. Ведь они пришли сюда, думая, что я такой же. И я действительно такой, просто хорошо маскируюсь».
«Ты перестал быть таким. Ты задумался о том, чего делаешь. Не думай о себе, как о монстре, пожалуйста. Ты убьёшь их?»
«Ты… поймёшь?»
Гарри на мгновенье зажмурился… чтобы спустя мгновение снова взглянуть на грязные мутные ауры, искрящуюся ненавистью магию…
«Да».
Все отобранные встали в сторонке. Волдеморт пошел к боковой двери, поманив их за собой.
«Там Круг Заклания, чтобы быстро. Эти на тебе».
- Оставшиеся, слушайте моего помощника как меня.
Хлопнула дверь, породив вполне натуральное эхо. Гарри посмотрел на оставшихся. Некоторые смотрели с вызовом, некоторые с еле заметной завистью, некоторые с почтением, нашлись несколько индифферентных.
- Вас осталось тридцать два. Именно вам будут даны самые важные на данный момент задания. Многие из вас уже к концу года войдут во Внутренний круг. Не подведите Лорда.
- Вы готовы слушать? – Поттер дождался неуверенных кивков. Расслабленный, он уловил ожидание, местами скептизим, немного огорчения. Видимо, остались только те, кто пошел в Пожиратели по приказу семьи или мечтатели с верой в лучшее. Поклонение Волдеморту не было для них самоцелью, а значит, именно они могли стать будущей опорой.
- Среди вас есть учителя или просто люди, ладящие с детьми?
Поколебавшись, вышло семь человек.
- У кого из вас есть маггловские документы?
Двое.
- А теперь, кто из вас РЕАЛЬНО хочет обучать.
Никто не двинулся с места. Никто не солгал. Им действительно было интересно.
«Не перевелись у тебя ещё кадры. Кстати, я тут посамовольничаю?»
«Наконец-то в тебе гриффиндорец проснулся. Самовольничай. Мне ещё пять минут».
«Ок».
- Отлично. У вас будет отдельное задание, которое курирую я. Встаньте в сторонке, позже мы познакомимся и наметим план действий, - двенадцать человек скользнули к стене. – Так, теперь те, кто в детстве хоть раз мечтал стать актёром, шпионом, политиком, продавцом и прочая. Осторожные, вдумчивые и внимательные направо, артистичные, общительные и весельчаки – налево.
Десять на двенадцать.
- Десятка, инструктаж получите чуть позже от Северуса Снейпа. Первые полгода он будет вашим куратором. Дюжина – от Люциуса Малфоя вы будете получать задания официально. Работать же будете большей частью с Долоховым. Да, народ - Гарри взглянул на «своих», - морально готовьтесь к тому, что вам придётся сотрудничать с Беллатрикс, - «народ» ощутимо вздрогнул. – Я сам не в восторге, но её знания нам пригодятся. Более того, скажу по секрету, если не пасовать перед ней, то всё будет окей. Кстати, - Поттер повернул голову в сторону «актёров», - хотите сработаться со Снейпом, проявляйте к нему уважение, не старайтесь подлизаться, не стесняйтесь задавать вопросы, если они разумны, конечно. Выполняйте его требования, они всегда обоснованны. С Малфоем же лучше молчать в тряпочку, слушать и преданно кивать. А потом достигать заданной цели так, как считаете нужным, всё равно ему только результат нужен. К его требованиям как раз лучше относиться творчески, а то со скуки помрёте. Впрочем, с Антонином слово «скука» вы забудете очень скоро. Если кто-то хочет сменить группу, сделайте это сейчас.
Никто не шевельнулся.
- Итак, чего умеете вы? – Гарри обратился к оставшимся. Один из них, стройный блондин (пряди выбивались из-под капюшона) подозрительно плавно сместился за спины двух. Поттер напрягся.
- Товарищ-за-спинами, тебе случайно не к Сивому? – товарищ вздрогнул. – Успокойся, он псих только в полнолуние, так просто до жути пофигистичный пессимист. Сам знаю, - блондин понурил голову и вышел вперёд. Гарри просто кожей ощутил, как тому не хочется к оборотню. – Ладно, не хочешь к нему, никто не заставляет. Иди к моим, будешь силовой поддержкой. Теперь с вами разберёмся.
- Да кто ты вообще такой? Раскомандовался тут! Появился, никому не знакомый, и в командиры лезет! – двое оставшихся недоверчиво глядели на Поттера. Один из них просто был недоволен, второй же жутко завидовал. Гарри сбросил концентрацию. Тут флегматичным тоном не отделаешься.
- С Лордом мы знакомы лет четырнадцать как. И с Внутренним Кругом тоже. Появился я потому, что времена меняются. Сейчас от нас всех потребуется работа на пределе сил, заметьте, под работой я понимаю не бессмысленное вырезание магглов. Увидеть моё лицо со временем смогут все, но пока, уж не обессудьте, только моя команда и, возможно, некоторые из команды Снейпа. Так надо. В будущем попрошу начальству не грубить. Зависть – тоже плохое чувство, - второго передёрнуло, - в вашем случае оно деструктивно и толкает вас на необдуманные поступки. У Лорда каждый получит по своему уму и действиям.
Первый покивал чему-то своему и присоединился к группе Снейпа.
- Ты не можешь быть знаком с Лордом 14 лет! У тебя самого молоко на губах не обсохло!
- Мой голос молод, но я сказал правду. Вам решать, верить мне или нет. В любом случае, я вижу, что любую из сформировавшихся групп вы просто развалите изнутри. Подумайте о вашем мировоззрении, и, возможно, вы будете распределены со следующими новичками.
- Да как ты…
Волдеморт возник прямо на троне.
- И что это за самоуправство? – Все группы испуганно попытались пододвинуться друг к другу.
«Я разбил их на группы – по учителям, шпионам и пиарщикам».
«?»
«В зависимости от их предпочтений. Теперь у Снейпа, в будущем Руквуда, у Долохова и Малфоя появятся новобранцы».
- Гениально. Вот что значит взгляд со стороны, - посмотрев на сползающиеся группы, Лорд взмахом руки заставил всех замереть на месте. – Оставайтесь в группах. А с этим чего?
«Второй» поёжился, но уверенно шагнул вперёд: «Мой Лорд, я не хотел бы доверять свою жизнь юнцу».
- Этот «юнец», - последнее слово Волдеморт произнёс ощутимой усмешкой, - повидал за жизнь больше, чем вы все, вместе взятые.
«Ты про свои знания?»
«Про твою судьбу. Большинство из них несовершеннолетние, есть даже твои однокурсники. Не шибко измордованные судьбой ребята, верно? Они пошли ко мне по приказу старших пожирателей, которых я постепенно отсею сам. Те уже все знакомы между собой, так что в лоб прибить некоторых нельзя».
- Я слышал его последнюю фразу. Действительно, тебе лучше укротить свою зависть.
- Я не завидую.
- Завидуешь. Мы с… эм, помощником видим подобное. Именно поэтому семь десятков людей покинули нас сегодня. Нам нужны вменяемые, рациональные, ответственные и верные люди, а не толпа убийц, маньяков и насильников. Завистников, готовых пробираться по трупам сотоварищей, мы тоже не приемлем. Твой выбор? – Волдеморт скрестил руки на груди.
«Нам?»
«Нам».
Мужчина достал палочку с намерением аппарировать.
- Обливиэйт.
Хлопок.
- Вот и всё. Ну что же, вменяемые вы мои, давайте, буду вам метку ставить. Но перед этим хочу вам сообщить, что вы сегодня прошли проверку не только на вменяемость, но и на умение держать лицо. Поэтому и я подержу, наконец, лицо, а не эту милую зелёную мордашку.
«Кстати, там Антонин при ритуале воскрешения нигде рядом не пробегал?»
«Нет, к счастью. С такой рожей я получился исключительно из-за количество хокруксов. Если бы там рядом был Долохов… даже думать не хочу. Кстати, мы с тобой кровные братья, знаешь?»
Марвело провёл по лицу ладонью, снимая иллюзию. По группам пронёсся изумлённый вздох.
- А вы меньше старших пожирателей слушайте, они меня только с плохой стороны знают. Кстати, многие скоро покинут нас, среди них, возможно, будут ваши родственники, поэтому сейчас у вас последний шанс уйти, - никто не шелохнулся, но плечи новобранцев как-то сразу распрямились, сами фигуры людей стали источать некую торжественность и волю. – Хорошо. Подходите по одному, я буду ставить вам метку. С меткой на вас закрепятся некоторые Обеты. Во-первых, вы не сможете выдать имена пожирателей не пожирателю. Во-вторых, если кто-то из вас принимает наркотики, советую об этом забыть, подобные вещи с магией несовместимы. В-третьих, я всегда смогу почувствовать, где вы находитесь, а вы, в случае чего, сможете позвать меня или пожирателей Внутреннего Круга на помощь. И ещё, метка теперь сможет становиться невидимой по вашему желанию. Так же каждый из вас принесёт Обет хранить тайны своего подразделения. Готовы? Кивните, если да, – кивнули все. – Отлично. А теперь забыли, какие наставления вам давали старшие. Неохота мантию от помады потом оттирать. Просто подходите и протягивайте руку. Метка на руках группы Г… помощника будет немного отличаться. Вы будете именно под его руководством.
«Что… как?»
«Как-как? Пора и тебе соратниками обзаводиться. Сегодня ты уже продемонстрировал неслабый организаторский дар. Так развивай его. Ты – гриффиндорец, лидер, ведущий за собой. Считай, что эта группа станет твоим боевым крещением».
«Сделал гадость – сердцу радость?».
«Для твоего же блага».
Поттер прекратил препираться и задумался. Когда же это из него лидер получился? Или стоило ему только отбросить старые догматы, словно старую одежду, как проявился истинный характер? Гарри вздохнул и переключился с внутреннего мира на мир реальный.
Всё прошло превосходно. Новоявленные пожиратели уже с любопытством, без страха или отвращения рассматривали свои метки, переговариваясь, Марвело сидел довольный донельзя.
«И что теперь?»
«Подставишь шрамик? Объявим о наших взаимоотношениях, а заодно Люциуса, Северуса и Антонина позовём.
Гарри присел на подлокотник трона и прижал руку Лорда к своему лицу, незаметно поцеловав бугорки ладоней. Разговоры вокруг смолкли. Марвело легонько коснулся шрама, активировав вызов, потом вовлёк несопротивляющегося парня в поцелуй.
Спустя одну… ну, или две… три минуты парочка оторвалась друг от друга. Лорд весело взглянул на прибалдевших новобранцев.
- А вы что думали? Что соправителями просто так становятся? У нас, ни много ни мало, любовь на всю жизнь.
«Ага, платоническая только».
«Бу-бу-бу».
Поттер подавил смешок.
В зале появились призванные, причём Антонин был трезвым, Снейп – относительно не мрачным, а Люциус напоминал сейчас не гранитную статую, а ледяную.
Марвело снова встал и начал всех знакомить, вводя троицу в суть новых порядков. Гарри подошел к своей группе.
- Вставайте в кружок, аппарировать будем.
«Сразу в пирамиду?»
«Да. Я своих во второму разу проверил. Нормальные ребята».
«Скоро обед. Думаю, там и познакомитесь».
«ОК. Ты когда подойдёшь?»
«К часу буду».
Группа Поттера взялась за руки.

***

Первые пять минут (пока не припекло солнышко) новобранцы просто пялились на пирамиду и невозмутимых сфинксов. Гарри хмыкнул.
- Знакомьтесь, пирамида, ваш новый дом. Аби!
Крокодильчик, собравшийся из песка, чуть было не испарился снова. Он с такой страдальческой миной осмотрел прибывших, что Поттеру его даже жаль стало.
- Да ладно тебе, Аби. Пирамида большая. А эти люди достаточно взрослые, и знают, что с историческими памятниками обращаться надо аккуратно. Отведи для них комнаты, пожалуйста.
Аби поклонился и исчез.
- Пойдёмте, - Гарри двинулся к пирамиде. - Значит так. Всем тут заправляет этот крокодил и песчанники. Захотите есть, пить, спать, говорите «Крокодил» и появляется вихрь, исполняющий пожелание. Если у вас более сложная просьба, например, что-то, связанное с коммуникацией, вызывайте Аби. Вы можете не жить здесь, но комнату всё же обставьте. Там стандартный набор, так что придётся воспользоваться трансфигурацией. Да, колдовать здесь можно всем. Как только мы войдём, я перемещу вас в один зал, где мы все пообедаем и познакомимся. Дальше будем действовать по факту. Перемещаться можем только мы с Лордом, поэтому советую на досуге побродить по коридорам и запомнить расположение комнат. Беритесь за руки.
В Зале Угла никого не было. Гарри заклинанием узнал время – полдвенадцатого. Значит, ещё двадцать минут есть. Взмахом палочки он поставил защиту от прослушивания. Повинуясь мысленному зову, в зале появились пуфики, образуя круг.
- Присаживайтесь. Если хотите, снимите мантии и, по очереди, маски. Представляйтесь и коротко описывайте себя. Я представлюсь в конце, хотя все вы моё имя наверняка знаете.
Новобранцы неловко разделись, оставшись в рубашках и брюках, и сели. Гарри опустился на краешек пуфика. Двое одновременно сняли маски.
- Фрэд Уизли.
- Джордж Уизли.
Гарри свалился с пуфика. УИЗЛИ?
«УИЗЛИ? Ты знал?!»
«Сюрпрайз, дорогой. Подожди, ты ещё не всех знаешь. Практически все тебе знакомы».
- Хогвартс, шестой курс. Любим шутить. В преподаватели пошли потому, что обладаем немыслимым терпением и охотой читать нотации. Вам знакомо наше имя? – Близнецы с тревогой посмотрели на упавшего.
Гарри поднялся, потирая пятую точку, и снова сел.
- Более чем. Впрочем, ничего плохого, поверьте. Продолжаем.
- Велина Делиль, Шармбаттон, седьмой курс, люблю объяснять и показывать. Знаю астрономию и предсказания, - под белой маской скрывалась миловидная брюнетка с мягкими чертами лица.
- Блейз Забини. Хогвартс, пятый курс. Знаю трансфигурацию, - темноволосый слизеринец слегка поклонился присутствующим.
- Теодор Нотт, сокурсник Блейза. Хорошо лажу с детьми, могу занять их игрой, - худощавый шатен чуть улыбнулся, видимо, вспоминая какой-то случай.
- Роджер Дэвис, седьмой курс Хогвартса. Организатор, люблю чары, - голубоглазый парень приветливо помахал рукой.
- Бояна Борисова, в прошлом году закончила Дурмстранг. Специализируюсь на чарах, - девушка из разряда серых мышек кротко кивнула.
- Ричард. Оборотень, три года назад закончил маггловскую школу. Преподавать могу разве что спорт, - блондин смущенно опустил ресницы.
- Вот и познакомились, с некоторыми даже по второму разу.
Вся группа выжидательно уставилась на Гарри. Ему даже неловко стало. Он резким движением сдёрнул капюшон.
- ПОТТЕР!? – все, кто учились в Хогвартсе, сидели, открыв рты.
- Это Мальчик-который-выжил? – уточнила Велина. Близнецы Уизли кивнули и показушно свалились с пуфиков, прижимая руки к груди.
- Он самый, - сухо ответил Гарри. Прозвище неприятно резануло слух. – Так как вы теперь под моим командованием, то сейчас принесёте Непреложный Обет молчания. Повторюсь, у нашей группы одно из самых важных заданий, провал похерит большую часть планов.
- Гарри,
- Дружище,
- Как ты…
- …до жизни такой
- …дошел?
Близнецы уже оправились от потрясения и теперь жаждали хлеба и зрелищ, то бишь истории и обеда.
- Сначала Обет. Мне не улыбается, чтобы кто-то из Ордена светленьких пронюхал о том, что я не в пыточной. Дамблдор огорчиться, а зачем нам огорчать старичка?
Все хором произнесли обет, будучи одновременно и клянущимися, и свидетелями.
Следующие двадцать минут Гарри говорил по делу и только по делу, так что близнецы остались ни с чем. Он рассказал и про детдома, и про уроки, и про нехватку преподавателей. Совместными усилиями были распределены предметы, которые будет вести группа (так в расписание добавились основы трансфигурации, астрономии, предсказаний, чар и логики). Когда из спортзала подтянулись дети, процедура знакомства повторилась заново (три пары близнецов явно нашли друг друга). Единственный неприятный момент был, когда представлялся Ричард. На его «я оборотень» Сивый на весь зал заявил, что никогда не видел оборотней-зайцев. На возражения последовал ответ: «Когда трусить и бегать перестанешь, тогда и волком станешь».
Из чего Гарри заключил, что Ричард и Сивый каким-то боком пересекались, но каким, выяснить не смог. После обеда подтянулся чем-то раздражённый Лорд.
- Так, дети – на занятия, группа, осматривать комнаты, Гарри, пойдём.
В полной тишине Поттер осведомился:
- И кто тебя так? Белла или Антонин? – все посмотрели на спокойного словно удав парня как на божество.
- Обстоятельства, - Марвело устало плюхнулся на материализовавшийся стул. Все быстро разбрелись. Правда, взгляд близнецов Уизли Гарри очень не понравился. Судя по всему, от разговора уйти не удастся.
«Ты как?»
«Нормально, устал только. Переместимся?»
Секунду спустя оба уже лежали на полюбившейся львиной шкуре в комнате Времени.
Гарри не смог отказать себе в удовольствии заползти на Лорда. Тот фыркнул и стал гладить парня по спине, периодически почёсывая её.
- Я так похож на кошку? – Гарри блаженно прикрыл глаза.
- Скорее на щенка. Нашкодившего. Мне долго пришлось впаривать Северусу и Люциусу гениальность твоей идеи. Хорошо хоть, Антонин сразу проникся и помог, а то бы я их прибил. А ещё был у Боунс, обсуждали список, который я составил. Потом передал твой ответ гоблинам, потом, ты уж извини, урыл парочку маньяков…
- В общем, ты устал и урока не будет. Прогуляем его вместе или как? – Гарри сочувствующе прижался к бедному замученному Лорду.
- Почему не будет. Будет. Любишь музыку?
- Никогда не задумывался. Да, наверное. Если это не песня шляпы и не гимн Хогвартса.
- Ляг на спину, руки вдоль тела ладонями вверх, - Марвело подождал, пока Гарри уляжется, и прижался к нему сбоку.
- Что теперь делать? – В Поттере проснулось любопытство.
- Ничего. Просто будь. Расслабь всё тело, обрати взгляд внутрь себя, на своё… правое ухо.
Поттер фыркнул.
«Правое ухо? А поромантичнее часть тела выбрать можно?»
Марвело слегка прикусил мочку вышеупомянутого уха.
«Ты музыку ртом слышать собираешься?»
«Всё, понял».
Через несколько минут тишины Гарри не выдержал.
«А где музыка?»
«Не думай ней. Не она цель. Просто сконцентрируйся, как при видении магии, но закрой глаза».
Гарри послушно воссоздал отстранённость. Голос Марвело теперь доносился как будто издалека.
- Слушай. Шепот листвы или журчание ручейка, шуршание камышей или скрип половиц… что ты слышишь? Не отвечай. Слушай.
Гарри слушал, всё глубже погружаясь в себя. Он не видел, чего ищет. Когда он решил остановиться, вокруг было темно. Конечно, он же закрыл глаза. Парень решил послушать, что ещё там говорит Марвело. Но вокруг стояла… нет, не тишина. Только сейчас Поттер понял, что его окружают чьи-то повизгивания, стоны, рёв, плач, смех, трели флейты, рокот прибоя, бренчание струн, раскаты грома. Перед глазами что-то вспыхнуло. Гарри испугался и начал вырываться из этой дикой какофонии. Непонятно как в его сознании вспыхнул силуэт Марвело.
«Я с тобой. Прислушайся к одному звуку, который тебе понравиться, и другие станут тише. Не обращай внимания на вспышки, видения, образы, у тебя ещё будет время разобраться в них».
Гарри, почти было очнувшись, снова вслушался в себя. Определённо, где-то в его голове лилась музыка, отличная от остальных. Он попытался выделить понравившийся ему звук. Низкий и нежный, ласковый и сильный, тёплый и бархатистый. Звук словно почувствовал, что понравился – он стал мягче, мелодичнее. В какой-то момент к нему присоединились тихий, на пределе слышимости, потусторонний вибрирующий гул, впрочем, тоже весьма симпатичный… Он был и чужим, и родным одновременно. Непроизвольно Гарри повернул голову и открыл глаза.
Марвело лежал напротив и улыбался. Угольки его глаз алели, зрачок пульсировал. Вибрация другого звука усилилась, теперь она обволакивала звук Гарри, впитывала в себя. Поттер усилил концентрацию, хотя казалось, что дальше уже некуда. Теперь весь мир состоял из музыки. Мелодия – незнакомая, неведомая, таинственная – заполнила собой сознание. Свет померк, чтобы вспыхнуть разноцветным фейверком мгновений. Тело пронзила дрожь наслаждения. Гарри услышал свой собственный крик. Или не услышал. Руки вцепились в шкуру, бёдра сами вскинулись вверх, уже чувствуя навалившееся сверху тело. Два невидимых инструмента резко смолкли, и в тот же миг Гарри подхватила оглушительная волна оргазма.

***

- Что это было? – Поттер открыл глаза. Он всё так же лежал на шкуре, только Лорда рядом не было.
- Ну и горазд же ты спать, - Марвело, стоящий у стеллажей с книгами, отложил то, что читал, и направился к парню. – Это была… медитация.
- Да ну? Мне показалось, или в конце я кончил? – Вставать не хотелось, и Гарри просто лёг на бок, потянувшись.
- Не кончил, а испытал оргазм. Это разные вещи. То, что мы с тобой сейчас сделали, - Марвело сел рядом с Поттером, - считается практически невозможным. Мы объединили, пусть и на краткое время, наши души. Что тебе так приглянулось, есть ничто иное, как звук твоей энергии, магии, твоего существа.
- Он существует в реальности или в моём воображении?
- Конечно в реальности. Наиболее близкий инструмент, передающий меня, - Марвело трансфигурировал ближайшую древнюю безделушку (хорошо, что Аби не было, а то в мире появился бы песок, переставший существовать из-за инфаркта) в узкую пластинку, - вот, бамбуковый Дан Мои. Ты не представляешь, сколько времени я потратил, чтобы вычислить его и научиться на нём играть. Зато, музыка своего инструмента облегчает вхождение в медитативный транс, усиливает регенерацию, улучшает настроение, потенцию, опять же, увеличивает, таким инструментом можно даже колдовать как палочкой или играя на нём. Энергию, как ты теперь понимаешь, можно не только увидеть, но и услышать, и почувствовать, а при наличии воображения даже попробовать на вкус. Сейчас мы вычислили цвет тебя и звук тебя, значит, твои сильные и слабые стороны. Будем работать!
Гарри только улыбнулся. Вот когда Марвело становиться таким деловым полу-Лордом, не любить его не возможно.
- Сыграешь?
Марвело поднёс пластинку к губам, и Гарри вновь услышал нечто в шаманском стиле – тягуче-завывающее. Впрочем, Лорд играл недолго. Издав пару завершающих дребезжащих трелей, он опустил дан мои.
- Я сразу раскрываюсь, когда начинаю играть, а сейчас, если я всё-таки хочу отдохнуть, мне надо набраться сил.
- Хорошо. Кстати, какой мой инструмент?
- Что-то духовое, точнее не скажу. У тебя ещё будет время поискать.
- Хорошо, - Гарри невольно огорчился. - Чем займёмся?
- Есть предложения? – Марвело утешающее погладил мальчика по голове.
- Научи меня беспалочковой магии, а?
- Это легко. Войди в видящее состояние и представь, что энергия после произнесения слов заклинания проходит не через палочку, а через руку. Невербальные заклинания вы начнёте изучать на шестом курсе, но они ничем не отличаются. Просто кричи их про себя, потом говори, а потом твой мозг сам будет посылать нужную команду в зависимости от твоего желания без всяких слов. Только не увлекайся на первых порах, помни о нестабильности магии.
Гарри сел и попробовал отменить трансфигурацию дан мои. Ещё раз попробовал. Потом ещё.
- Ха! Получилось! Марвело, смотри!
- Полчаса, хороший результат. Когда я начинал, мне долго пришлось над этим биться. Правда, у меня и учителя не было.
- Подожди, СКОЛЬКО!? – Потер открыл от удивления рот.
- Полчаса, так что наш урок можно считать оконченным. А тебя ждёт свидание с Беллой, - Лорд противно захихикал, имитируя Беллатрикс.
- Так нечестно! Я ещё поваляться с тобой хотел.
- Вечером поваляемся. Подъём, - Марвело легко вскочил и протянул руку Гарри. Когда мальчик поднялся, он понял весь расчёт коварного злодея – эта самая рука мгновенно притянула его к своему хозяину. Естественно, ближайшие десять минут они никуда не пошли.

***

Песец приходит незаметно, но непременно. Эту простую истину понял Поттер, придя на урок Беллатрикс. Самой её не было, зато была вся его группа плюс Малфой-младший. И все ждали именно его, о чём и заявил Драко, стило Гарри появиться на пороге. Урок, по-видимому, отменялся.
«Спасите!»
«Вот ещё».
«Садист!»
«А ты не знал?»
Поттер вздохнул и обречённо уселся на ближайшую парту.
Его тут же окружили преданные «подчинённые»
«Вокруг меня что, джемом намазано?»
«Почему сразу вокруг? Ты у нас весь в джеме».
«Спасибо, хоть не из».
«А сделан ты из… мёда, во».
«А у вас не слипнется?»
«Если что, ты нас спасёшь, ты же герой».
Поняв, что переговорить Лорда не реально, Гарри вернулся в реальность. Первое, что бросилось в глаза – тот самый опасно-задумчивый взгляд близнецов.
- Что?
- Ты обещал нам всё-ё-ё рассказать, - по какой-то неведомой команде все расселись вокруг Гарри.
- С подробностями, - если Малфой начал поддакивать Уизли, то жди беды. Как бы Гарри не хотелось (после такой двухчасовой раслабухи) рассказывать юным сплетникам о себе, но всё же пришлось – авада – жалко, империо – стрёмно, а круцио уже вышло из моды.
- С вас мешок изобретений, с Малфи моё имя.
- Заметано! – Фред (или Джордж) счастливо потёр ручки. Второй рыжий пнул открывшего было рот Малфоя. – Давай уже, Маггонагл за хвост не тяни.
И Гарри рассказал. В лучшем духе Сивого – кратко и по существу. «Лорд нашел способ со мной связаться и мы поговорили. Дадли посмотрел порнушку и мне понравилось, Лорду тоже. Да, именно после этого общаться мы стали ещё более продуктивно, и родился план с детдомовцами. Да, я скоро свалю вам всем на радость (взгляд в сторону Малфоя) и будете со мной только через зеркала связываться. Нет, ничего больше рассказать не могу, ибо нечего. The end».
Всех, кроме близнецов, рассказ удовлетворил. Но им Поттер послал взгляд аля-Волдеморт, так что особо бурных возмущений не последовало. После того, как все обмусолили тему «Гарри Поттер и Лорд Волдеморт – любовники века» (в процессе Гарри сам себя наградил медалью «стальные нервы»), Делиль и Бояна ушли сплетничать дальше, а мужской разговор завертелся вокруг Хогвартса. Решено было поддерживать связь через специальные зеркала, у которых паролем являлась капля крови. Поставку зеркал взяли на себя Малфой и Нотт. Ричард оставался в пирамиде, автоматически обязуясь сообщать свежие новости. Близнецы также автоматически становились шпионами Ордена (куда их, оказывается, этим летом приняли). На вопрос, почему они не пошли в группу Снейпа, последовала ода самостоятельности и свободолюбия, а также поэма про злобного слизеринского упыря.
Потом поболтали о том о сём. Слизеринцы кардинально изменили свое мнение о Поттере и Уизли, а Гарри с удивлением обнаружил, что у Нотта есть чувство юмора, Роджер блестящий дипломат, Забини мечтает стать модельером, а Малфой, когда не ведёт себя как индюк, очень даже неплохой собеседник.

***

Когда все расходились, Гарри вежливо отвёл близнецов в сторонку и переместился с ними в ближайшую комнату. Быстренько создав простенький антураж, Поттер усадил Уизли на пуфики.
- Ну, рассказывайте.
- А чего сразу мы?
- Да, так нечестно, ты, вон, фигню какую-то рассказал!
- А мне что, душу перед всеми изливать? Вы думаете, полюбить и любить Тёмного Лорда легко? Легко отказаться от всего, что было раньше, заставить себя даже думать иначе? – Поттер вскочил.
- Тише, тише, Гарри, - близнецы синхронно приподнялись и утянули парня обратно.
- Что ты сразу?
- Успокойся, мы всё поняли.
- Лучше нас послушай.
Гарри посмотрел на виноватые мордочки рыжих бестий и устало махнул рукой. Злиться на них просто невозможно. Они просто сверкают позитивом. И как он раньше не заметил? Такую яркость энергии пропустить попросту невозможно! Близнецы просто феноменально сильны и, судя по тому, что они не под лапой у Дамблдора, успешно это скрывают. Поттеру стало вдвойне интересно.
- Только не по очереди говорите, хорошо?
Близнецы хором ответили.
- И не хором!
- Ок. Слушай, Орден Феникса на самом деле – такая же структура, как и пожиратели – там куча садистов, маньяков и убийц, только скрывающихся. Дамблдор сам такой, поверь нам, мы, как бы тебе сказать… чувствуем настроение. Эмпаты мы, в общем.
«Эмпаты? Марвело, они эмпаты?!»
«Близнецы? Я к ним особо не приглядывался, хотел Северусу поручить. Если да, то это… даже не знаю, что и сказать. Нам крупно повезло, если их эмпатия такой же силы, как и их магия, то дел можно натворить…»
- Более того, мы умеем управлять собой, поэтому не сошли с ума. Мы ведь не совсем безумны, правда? Кивни, если нет. О, Дред, он кивнул! Значит, для нас ещё не всё потеряно! – Названный Дредом перехватил словесный понос брата.
- И мы решили пойти посмотреть, а как у тёмного Лорда. Ну, в первый раз он нас, наверное, не разглядел, а потом ты появился. Если конкретнее, то мы теперь обеими парами ушей и глаз за тебя и, так уж и быть, за Лорда. А в Ордене тёмные дела делаются. Обсуждали, что на тебя как-то повлиять хотят, так что будь настороже. Дамблдор с ума сходит, говорит, найти тебя любой ценой надо…
- Я сам вернусь, Снейп уже подделал мне воспоминания. Спасибо за информацию, ребят. Кстати, что с Роном и Гермионой? – Гарри даже поддался вперёд от интереса. Ответ близнецов шокировал. Не просто шокировал – вырвал сердце.
- Рона и Гермионы и никогда не было, Гарри, - оба сочувствующе посмотрели на мальчика. - Это авторы-метаморфы, профессионалы. Рон – старший брат матери, Гермиона – это Нимфадора Тонкс, кузина Сириуса. Они, в свою очередь, должны долг жизни Дамблдору и преданы ему всей душой. Мы случайно узнали об этом, увидели, как они внешность меняют, а потом стали следить за ними и… вот.

Поттер сидел, как громом поражённый. Ему казалось, что он умирает. Он бы принял всё: предательство, империо, просто незнание… но… вся школьная жизнь оказалась ложью. Все приключения, все секреты, доверенные друг другу, все шутки, все переживания. Гарри закрыл глаза, не в силах сдержать слёзы. Почему так? Что такого он совершил в прошлых жизнях, чтобы судьба била его каждый раз всё больней и больней?
Знакомые руки ласково обняли его плечи, прижимая к себе. Марвело? Не отнимет ли течение времени и его? Может, сразу оборвать все путы? Просто… умереть? И не будет ни боли, ни переживаний. Ему больше ни до кого не будет дела. И у Дамблдора не станет его верной марионетки…
- Не смей! Слышишь, не смей! У тебя есть друзья – близнецы, у тебя есть я и Сириус, у тебя есть вечно хмурый Грюм и строгая Боунс, у тебя есть Снейп и Драко – они же зачахнут, если ядом плеваться не в кого станет, у тебя Белла есть, в конце концов!
- Белла? – Гарри открыл глаза. Комната плыла, но перепуганные лица Уизли и Марвело находились совсем близко, не разглядеть их было невозможно.
- Она самая. Лишится единственного человека, который её слушает. Так что вытрем слёзы, - мальчик смущенно мазнул рукавом по глазам, - и будем жить дальше. Господа Уизли, в следующий раз я снесу вас головы, - близнецы побледнели, - поэтому в ваших интересах, чтобы подобного не повторялось.
- Мы поняли. Прости, Гарри.
- За что? За правду? – парень грустно улыбнулся. – Спасибо вам. Лучше уж сейчас, когда есть, кому вдохнуть в меня веру. Это вы меня извините. Расклеился.
Марвело крепче сжал мальчика и нежно поцеловал тонкую шею.
- Ничего. Просто не решай сгоряча. Я, когда твои мысли уловил, сам чуть на сдох от ужаса. Такого я даже от Дамблдора не ожидал!
- Давайте не будем об этом разговаривать.
- Всё будет супер, Гарри.
- Да, мы всегда с тобой.
- Мы пойдём, ладно?
- Вы тут обнимитесь, поцелуйтесь, пот… эй, я хотел сказать «потанцуйте»! – Один из близнецов возмущенно посмотрел на второго. Тот, который Дред, быстро выставил брата (и себя самого) за дверь, напоследок задорно подмигнув.
Гарри обмяк. Эмоции здорово вымотали его.
- Спасибо, что пришел.
- Я теперь всегда с тобой, - Марвело уткнулся носом в тёмную макушку. – Пойдём, поиграешь с детьми в вышибалы.
- Твоя правда. Пойдём.


Глава 15. 29-ое. Нежность

Флафф, Нц, Любофф и прочее!

До вечера ничего принципиально нового не произошло – разве что Марвело придумал, что подарить Гарри на день рождения и свалил, не говоря ни слова. Поттер решил было обидеться, но передумал, так стало любопытно.
Близнецы молчали о произошедшем, только изредка поглядывали на него – всё ли в порядке. Поттер отвечал им уверенным взглядом. Нет, потрясение, конечно, было, но теперь мальчик сам себе казался недотёпой. Как можно за столько лет быть таким слепым (забудем про очки)? Ведь действительно, не могло же им постоянно так феноменально везти – и в шахматы выиграли, и загадку разгадали, и в школу (самое защищённое место!) спокойно долетели, и василиска вычислили, и… Сколько ещё таких «и»? И где настоящее, а где надуманное? Гарри было досадно осознавать свою безалаберность, доверчивость и неосмотрительность. В тоже время появилось невольное уважение к «друзьям» - это же надо, столько времени провести в чужой шкуре и не сойти с ума. Снейп рядом не стоял. Хотя, быть двойным шпионом, наверное, сложнее, чем играть перед наивным гриффиндорцем.
Теперь предстояло решить, что делать. Идти снова в Хогвартс? Зачем? Гарри как раз принял душ (вполне современно оборудованный, Аби, небось, постарался) и переместился в комнату времени, где и озадачился этим вопросом. Стоило поразмыслить. Что есть Хогвартс? Место, где получают образование, место, где сидит главный противник, место, где предательством пропитались стены. А в мире существует ещё много школ волшебства. Но, с другой стороны, именно в Хогвартсе и будет спокойно – директор думает, что всё под контролем, а «друзья» уже раскушены и проблем много не доставят, по крайней мере, пока не поймут, что игра их закончена. Остаться в пирамиде? И что здесь делать? Читать книги и ругаться с Беллой? Многие будут на заданиях, здесь останутся только дети и воспитатели. Тут и со скуки умереть недолго!
Когда Гарри подобрался к такому неутешительному выводу, в комнату аппарировал Марвело. Поттер встал и подозрительно осмотрел того на предмет свёртков, блестящей упаковки или хотя бы выпуклостей в карманах мантии. Ничего не было.
- А ты что, думал раньше времени получить? Мечтать не вредно, - Марвело скинул мантию. – Здесь спать будем?
- Угу. Тепло, куча времени и никто не потревожит. Рай. Ты уже всё на сегодня? А то у меня тут мысли всякие нехорошие…
Лорд стащил с себя рубашку и, игнорируя вопросительный взгляд Гарри, аккуратно сложил её в сторонке. Потом подошел к парню и втянул его в требовательный поцелуй. Поттер слишком поздно вспомнил про утреннее обещание Лорда, чтобы оказать достойное сопротивление. Мысль «куда податься» помахала ручкой и испарилась. Осталась её сестра «когда бы отдаться?» Гарри перехватил инициативу. Теперь он старательно повторял полученный ранее урок – целовал шею и ключицы (сказывалась разница в росте), бесстыже тёрся бёдрами о Марвело. Сознание как помутилось – тело совершало немыслимые движения, следуя одному ему ведомому танцу, а душа просто таяла, растворялась в удовольствии. Осознание того, что должно произойти, возбуждало не хуже самого действа. Где-то на двадцатом (а, может, и двухсотом) поцелуе мальчик осознал, что уже обнажён.
«Тише, тише, не торопись».
Марвело лёг на многострадальную шкуру, и Гарри пришлось тоже сместиться.
Жестковатый мех привёл мальчика в чувство. Уже более осознанно он склонился над Лордом, стремясь всё пощупать, погладить и лизнуть. Марвело засмеялся.
«Солнц, мне щекотно».
- Ты вкусный.
- Конечно, вкусный. Фруктовый шампунь творит чудеса.
Гарри скептически хмыкнул, сел Марвело на живот спиной к его лицу и стал с энтузиазмом играть с возбуждённым членом Лорда.
Он аккуратно провёл языком по щелочке, им же очертил контуры головки. На требовательный стон парень даже не прореагировал, пытаясь решить, что интереснее: взять ствол в рот или вылизать каждый его сантиметр… Остановившись на первом варианте, Гарри с немым восторгом ощутил заполненность. Когда ему изредка перепадал фруктовый лёд от сердобольной миссис Фигг, он всегда засовывал его в рот полностью, с наслаждением ощущая, как тает податливый сок. Сейчас же мягкая, бархатная кожа члена тоже будто то бы таяла. Гарри ласково причмокнул губами, чувствуя, как совсем рядом с его щекой, с острыми зубами пульсирует вена. Доверие. Абстрактное, почти мифическое понятие здесь и сейчас становилось реальностью.
Неожиданно сзади его коснулось что-то скользкое и влажное. Гарри поддался навстречу, стремясь открыться, стать Марвело ещё ближе.
«Встань, пожалуйста, на четвереньки» - даже мысль вышла какой-то хриплой, исполненной желанием и нежностью.
Быстро и не больно в его анус скользнул мокрый палец. Гарри, продолжая неторопливо смаковать истекающий член, прислушался к ощущениям. Не не приятно. Парень постарался расслабиться, и тут же был вознагражден вспышкой удовольствия.
-М-м? – Гарри поднял голову.
Тут же его аккуратно перевернули, укладывая на спину.
- Ещё немного, и я от удовольствия буду уже ни на что не способен, - Марвело мягко поцеловал Гарри в лоб.
- Будет больно? – Не то, чтобы мальчика это сильно страшило, но… Он устроился поудобнее, притягивая Марвело к себе для поцелуя.
- Не будет. Доверься мне, - Лорд орудовал уже двумя пальцами, пока его губы изучали губу Поттера. – Знаешь, а у тебя просто потрясающий талант владения языком. Язык-гимнаст.
В эту секунду Гарри грациозно изогнулся, почувствовав ещё один всплеск наслаждения.
- Гуттаперчевый мой, - Марвело добавил третий палец. – Всё хорошо?
Гарри было, что говориться, ни жарко ни холодно, но жутко интересно. Боли, как Лорд и обещал, не было. А ещё хотелось снова почувствовать ту сладостную дрожь по телу. Он поёрзал, пытаясь насадиться на двигающиеся в нём пальцы поглубже.
Марвело мгновенно убрал руку и хитро посмотрел на застонавшего от разочарования Поттера. Он неторопливо закинул его ноги себе на плечи и так же неторопливо провёл рукой по своему члену, дразнящее гладя им яички мальчика.
- Готов?
Гарри смог только вильнуть бёдрами. На слова уже не оставалось сил – тело всё расслабилось, мысли отказывались думаться, он просто смотрел на Марвело и улыбался. В груди загоралось пока маленькое солнышко удовольствия. Оно любопытным котёнком заглядывало в каждый уголочек души, заставляя желать большего.
Лорд вошел одним плавным, но быстрым движением. Гарри судорожно сжал мышцы, нет, не от боли. Глаза сами закрылись. Стон тоже вырвался сам. Парень схватил свой член, чувствуя, что вот-вот…
- Тише.
Ласковая рука сжала основание его члена, не давая кончить. В голове немного прояснилось, и Гарри недоуменно посмотрел на Лорда.
Марвело ободряюще улыбнулся и шевельнул бёдрами.
Перед глазами замелькали цветные звёздочки. Гарри запрокинул голову, поглаживая свои соски. Ещё один стон, и Лорд начал движение. Не нежно и неторопливо, как подготавливал, нет – он вбивал Поттера в шкуру, до боли стиснув руками молодое тело…
А мальчик не видел никого и ничего. Он вздрагивал от каждого движения, кричал, обвивая руки Лорда своими руками, прикусывал губы до крови – не обращая внимания на боль. Он плакал, плакал от счастья.
- Ещё, пожалуйста, пожалуйста…
Вот Марвело почти лёг на Гарри, трясь кожей о кожу. Ловкий язык (воистину змеиный) слизывал солёные дорожки с раскрасневшихся щёк. Поттер обхватил Лорда ногами ещё сильнее, поддаваясь навстречу каждому рывку.
Марвело вцепился зубами в плечо мальчика, и мир для Гарри взорвался. Вдруг стало ярко-ярко, хорошо-хорошо, легко-легко. Он засмеялся, задыхаясь от быстрого дыхания, и – тут же – услышал такой же счастливый, солнечный смех. Растворилось прошлое, будущее, настоящее… два тела переплелись, уже расслабленно и чувственно ласкаясь друг о друга, смакуя секунды блаженства. Марвело уткнулся носом в шею Гарри, целуя место, где бесновался пульс, а мальчик, полностью расслабившись, лениво водил руками по мокрой спине возлюбленного, пребывая где-то в раю... Нет, на Земле, рядом с любимым.

***

Через некоторое время Лорд взмахнул рукой, очищая обоих, и призвал лёгкое одеяло. Поттер неохотно открыл глаза, за что тут же получил поощрительный поцелуй.
- Ну как?
- Знаешь, для семидесяти лет очень даже неплохо. Только Аби следует больше тебя кормить.
Марвело сделал вид, что обиделся:
- Для первого раза ты был весьма активен. Возможно, Аби не стоит тебя больше кормить?
Гарри захихикал и поцеловал Марвело в нос.
- Вредина.
Лорд потёр пострадавшую часть тела.
- Фетишист.
- А?
- Ты любишь не меня, а мой нос! – Марвело тихонько засмеялся над недоумением мальчика.
Гарри запомнил новое слово и ответил:
- А ты мои волосы!
- Ну, своих же у меня нет.
Гарри уставился на лысую голову Лорда с гастрономическим интересом. Ему вдруг стало любопытно, понравятся ли Марвело поцелуи в неё.
Лорд чуть отодвинулся.
- Я так похож на пудинг?
- Не люблю пудинг, но за пирог сойдёшь, - Гарри снова чмокнул его в нос. Он почему-то находил эту часть тела чрезвычайно привлекательной. Да и всё остальное тоже. Хотя, надо заметить, что для любого другого человека лицо Лорда граничило бы с уродством. Грубая красота – слишком резкие черты, слишком скудная мимика, красные угольки глаз и немного более длинные чем у обычных людей резцы. Впрочем, Гарри никогда особо не приглядывался – ему важнее была суть, и именно эта суть его в себя и влюбила.
Марвело рассмеялся и перекатился через Гарри, на короткое мгновение придавив его.
- Эй!
- Я себе уже бок отлежал, - хмыкнул Лорд и тут же стал сербезным. – О чем ты думал, когда я пришел? Ты ведь явно был чем-то расстроен.
Гарри вздохнул и заворочался, стараясь прижаться к любимому поближе. Начинать такой разговор сейчас жутко не хотелось.
- Я думал, что мне теперь делать? Куда идти? Где учиться? – Гарри уткнулся носом Лорду в грудь.
Марвело на секунду задумался. Но только на секунду.
- В Хогвартс. Нам совсем не улыбается, чтобы дедушка активизировался. Да и тебе как тренировка «поведения на враждебной территории» будет. Близнецы, если что, тебя прикроют. Кстати, у них идея фикс обнаружить, когда конкретно подменили Рона и что знают Уизли-старшие. Можешь помочь им на досуге. Посмотри на всех орденцов новым зрением, разберись, кто враг, кто не враг. Считай весь следующий год одной большой тренировкой.
Гарри обдумал услышанное. В словах Лорда был толк, но...
- А если меня раскусят?
- Я приду как можно быстрее. И попроси кого-нибудь там научить тебя аппарировать, как раз возраст подходящий. Перестраховаться не помешает. А если поймешь, что вляпался серьезно, немедленно иди к Северусу, тут уже не до маскировки. Понятно?
Поттер утвердительно замычал в ответ. Перспектива иметь няньку в лице Снейпа не слишком вдохновляла, но отрываться от теплой груди, чтобы придумать возражения (а вблизи от Лорда мозги почему-то отключались), сил не хватило.
- Давай баиньки?
Гарри и сам почувствовал, что глаза закрываются, теперь уже окончательно. Он запечатлел финальный поцелуй где-то около ключицы Марвело и провалился в сон.

***

Утро началось... необычно. Впервые Гарри проснулся от ощущения блаженной неги по всему телу. Рядом дремал Марвело, такой родной и любимый. Поттер потянулся… по крайней мере, попытался. Лорд, почувствовав шевеление рядом, мгновенно сжал «добычу».
- Доброе утро!
Гарри выгнулся прямо в объятии, кладя руки на голый торс Марвело. Как ни странно, возбуждения не было – только нежность, доля лукавства и… кокетство какое-то. Парень впервые поймал себя на желании понравиться кому бы то ни было. Лорд, прочитавший мысли Поттера, засмеялся.
- В тебе проснулись гены отца. Северус постоянно называл того пижоном и ловеласом.
Гарри хмыкнул: «Ну, Снейп, если помоется, тоже ничего. А пижон у нас Люциус, отец, по-моему, был просто звёздным мальчиком, временами избалованным и как ребёнок жестоким. Надеюсь, повзрослев, он пересмотрел свои взгляды на жизнь».
Марвело поморщился: «Слушай, давай не будем о грустном? Северус, между прочим, очень даже моется, я сам подсматривал лет –надцать назад. Просто волосы у него очень жирные, да и профессия отпечаток накладывает. Встаём? Кстати, с кем бы ты хотел провести свой день рождения?»
Гарри, не собираясь вставать, задумался. Кажется, у него впервые за все эти годы был шанс действительно оторваться. Кого же пригласить?
- А давай всех наших?! Здесь, в пирамиде, потом встречусь где-нибудь с Грюмом, думаю, он будет рад знать наши планы, потом, с семи-восьми вечера… - Поттер провокационно облизнул губы, - потом я приглашаю тебя на свидание.
Марвело, смотря в шальные зеленые глаза, автоматически повторил жест мальчишки.
- Только за.
- А насчёт первой части? – Гарри сел рядом с головой Лорда и обхватил её, скользя пальцами по щекам и нежно очерчивая линию скул. Погладил крылья носа и коснулся губ, чтобы почувствовать подушечками лёгкий, незаметный со стороны поцелуй.
- За всё за, - Марвело запрокинул голову, подставляясь под ласки. Мальчик встал на четвереньки и, придерживая одной рукой Лорда за шею, приник к тонким бескровным губам. Он уже не торопился, не пугался, не стеснялся, не волновался – просто это было так правильно – оставить на этих губах мимолётный, невесомый поцелуй. Чуть задержаться, смешивая дыхание, чтобы снова потянуться к Марвело секунду спустя. Провести ладонью по шее, чувствуя, как взметнувшиеся в одно мгновение руки Лорда зарываются в волосы. Склониться ниже, обвивая языком язык. Забыть вдохнуть, млея под нежными касаниями. Закрыть глаза и услышать вибрирующую, волшебную мелодию. Ощутить, что нет никого ближе и дороже, роднее и прекраснее, чем та половинка души, которой так не хватало когда-то…
«Я люблю тебя».
«Я люблю тебя».
И улыбнутся, зная, что ты понят и принят, и что нет силы, способной разъединить вас.



Глава 16. Немного о Мироздании

День начался с урока Этикета, где Люциус Малфой демонстрировал разные варианты приветствия и прощания. Для учеников старше 15 также проводились основы эротического этикета (когда Велина пыталась послать Нотту томный взгляд, скромный Лео в лучших традициях Снейпа поинтересовался, нет ли у неё косоглазия). Впрочем, малышам тоже понравилось галантно целовать руки и делать книксены. Сам Малфой (нет, не так: Его Величество Люциус Абрахас Малфой), вжившись в роль педагога, с прямой осанкой и вздёрнутым подбородком дефилировал среди репетирующих учеников, милостиво раздавая скупые улыбки за выполненное задание. Всё было бы ничего, если бы не случайные визитёры. Когда в зал, где проходило занятие, заглянули Белла и Фенрир, то ученики имели возможность наблюдать, как взбешенный Малфой шипит на Сивого. Причём тот лишь в полголоса поинтересовался, красиво ли Люциус поёт, ведь индюки обычно только скрипят-квакают.
Гарри, анализируя увиденное, подумал, что та сцена у пирамиды была отнюдь не единственной, раз Малфой так быстро завёлся. Он поделился догадками с Марвело.
«Конечно, Фенрир его давно доводит. Даже у Малфоя самоконтроль закончился. Кстати, можно послушать, как он петь будет?»
«А он будет?»
«У вас там три пары предприимчивых близнецов. Естественно будет».
«Тогда слушай».
Действительно, пока Люциус с Сивым препирались, вдохновленные идеей оборотня близнецы организовали сцену с роялем и прочие атрибуты концертного зала, включая занавес, сидения и лотки с мороженым. На приближающееся действо собрались и книззлы детей. Все чинно заняли места на пуфиках, набитых мелкими шариками, а ошалевшего Малфоя попросили на сцену. Драко сложил пальцы жестом «Виктория». Люциус, сопровождаемый аплодисментами, нехотя сел за рояль.
- Эта песня для серой блохастой морды по имени Сивый…
- Мистер Малфой, а о любви можно? – Белладона сказала это очень тихо, но, как и полагается, по закону подлости (ну, и из-за акустики, конечно) её услышали все. Люциус скривился, но ответил.
- Конечно. Но посвящение, разумеется, отменяется, - Сивый, сидящий в у самого края сцены, фыркнул. – Называется песня “Just loving you”.
Малфой запел. Плавно, завораживающе. Гарри никогда особо не прислушивался к концертам, передаваемым по телевизору, но он не думал, что они действительно могли бы превзойти ЭТО. Люциусу не требовалось даже маггловского микрофона – его голос заполнял собой весь зал.
- I could spend my life just loving you,
If you could learn to fall in love with me, - вопреки своему предыдущему заявлению, на этих словах Малфой взглянул именно на Фенрира.
- Though you don't know how much it hurts just loving you.
I'm not the block of ice I used to be.
Сивый, неотрывно смотря на Люциуса, встал на колени, облокотившись на сцену.
- Some starry night,
I pray that you will come to me,
And make all my wildest dreams come true.
So, 'til then I'll go on scheming,
Though I know I'm only dreaming,
I can't help myself just loving you…
Люциус одним движением откинул свои волосы назад и посмотрел куда-то вверх. Его пальцы как будто сами брали аккорды. Не видимый им, за его спиной возник Фенрир, неслышно переместившись на сцену.
Some starry night,
I pray that you will come to me,
And make all my wildest dreams come true.
So, 'til then I'll go on scheming,
Though I know I'm only dreaming,
I can't help myself just loving you…*

«Потуши свет».
«Зачем?»
«Потом объясню».
Последний аккорд. Гарри взмахнул палочкой, гася все светильники. В зале повисла тишина.
«Можешь включать. Парочка идиотов теперь треплет друг другу нервы в одной из спальных комнат».
«И ты называл МЕНЯ сводником».
Гарри включил свет и сообщил всем, что занятие закончилось. Дети пошли вместе с Беллой в спортивный зал, громко обсуждая увиденное, и из-за кулис вышел Марвело. Он сел на край сцены, уставившись на оставшуюся молодёжь. Молодёжь чисто инстинктивно попятилась, оставив Гарри посередине. Лорд спрыгнул на пол и достал палочку.
- Итак, урок беспалочковой магии. Гарри, трансфигурируй пуфики, - Поттер достал палочку, - ручками, ручками, дорогой, и практикуйся с разными образами. А все остальные сейчас постараются поднять эти пуфики в воздух. Тоже ручками. Гарри объяснит, как, - Лорд исчез.
«И что это было?»
«Ты за них ответственен, ты их и учить будешь, тем более, что знания о традиционном способе у тебя присутствуют. А преподавание прекрасный стимул быть лучшим, не правда ли? Пора вытаскивать тебя из твоего панциря».
«У меня нет панциря!» - Мальчик нахмурился.
«Да? Твоя застенчивость, комплекс «я никому не нужен, не нравлюсь, и вообще отстаньте все от меня» засыпают только тогда, когда ты взбешен или у тебя есть задание».
Гарри до боли сжал кулаки, на секунду пожалев, что мысленно нельзя кидаться проклятиями. Марвело тут же сбавил обороты.
«Я просто люблю тебя и хочу, чтобы ты был лучшим. Постарайся, а? Для меня».
Злость начала потихоньку стихать. «Ну да, я требую от него, чтобы он не убивал, улыбался и играл с детьми в мяч. Разве он не может потребовать, чтобы я вытащил свою голову из задницы и перестал надеяться на Гермион, Дамблдоров, и прочих всезнаек?»
Гарри покорно вздохнул. Кажется, он уже убеждался, что спорить с Лордом нереально?
«Ну ладно. Я попробую».
Ответом была волна радости и тепла.
Разговор не занял и пяти секунд, а вот объяснять принцип «из рук – в пространство» у Поттера получилось только минут за пятнадцать, в течение которых он поклялся себе, что преподавателем не станет ни при каких обстоятельствах. Когда же Гарри приступил к собственному заданию, оказалось, что отменять трансфигурацию не легче, чем трансфигурировать самому. Вдобавок в голове засела песенка Малфоя.
Some starry night, - действительно, от напряжения перед глазами уже прыгали весёлые ехидные звёздочки.
I pray that you will come to me, - «Ну давай же, давай, изменяйся ты, мечта пылесоса!» - Mutatis mutandis, facio, - как-то незаметно вокруг Гарри собрались остальные «ученики».
And make all my wildest dreams come true, - «Чтоб тебя моль сгрызла, чтоб тебя Сивый сожрал, чтоб ты на кусочки разлетелся!» - Mutatis mutandis, facio.
So, 'til then I'll go on scheming, - «Так, надо успокоится… Успокоится, я сказал… Что там дальше в песне?» - Mutatis mutandis, facio.
Though I know I'm only dreaming, - «Ну, Волди, я тебе отомщу». - Mutatis mutandis, facio! – На грани слуха Поттер услышал чей-то вскрик.
I can't help myself just loving you…* «Ну пуфичек, ну ми-илый, ну пожалуйста, трансфигурируйся, скотина эдакая!»
Продолжая прокручивать мелодию в голове, он пропел заклинание, направив практически всю энергию на его создание: «Muta-atis muta-andis, fa-acio!!!»
Где-то рвануло. Звёзды перед глазами вдруг слились в одно большое яркое пятно. Стало душно. Гарри попытался вдохнуть. Ещё раз. Ещё. Горло сдавил спазм, и сознание поглотила темнота.

***

Сознание возвращалось медленно, неохотно и с скрипом… Хотя нет, звук доносился откуда-то сбоку. Гарри даже не потребовалось открывать глаза, чтобы понять, где он находится – руки уже привычно сжали шкуру. Поттер недовольно сморщился – скрип действовал на нервы.
- Очнулся? – Голос Лорда звучал непривычно тихо и устало.
Мальчик присел, медленно открывая глаза. Всё расплывалось. Марвело, оказывается, сидел совсем рядом. Он откручивал крышку ржавого термоса и страдальчески смотрел на Гарри. Парень опустил голову. Стало стыдно. Своё первое официальное задание он с треском провалил.
- Расскажи, что ты помнишь, - Лорд закончил мучить термос и протянул мальчику крышку, заполненную каким-то напитком.
- Я пытался трансфигурировать пуфик и пел про себя песню, а потом разозлился и как-то автоматически пропел заклинание, - Гарри хлебнул и закашлялся. Напиток оказался горячим и явно алкогольным.
Марвело вздохнул в ответ на недоуменный взгляд: «Это Грог. Выпей минимум три глотка. Пей, пей, а я пока расскажу, что случилось».
Гарри послушно отхлебнул горячий напиток ещё раз. Жидкость мягко согрела горло, оставляя послевкусие мёда и чего-то терпко-сладкого. Поттер сделал ещё один глоток, чувствуя, как по телу пробегает волна приятного жара. Он отставил пустую крышку и лёг, устроившись головой на скрещенных ногах Лорда. Марвело с улыбкой посмотрел на раскрасневшееся лицо мальчика. Порой он забывал, что тому всего лишь пятнадцать.
- У тебя высвободилась магия. Из-за злости, сильной концентрации и так называемого ритуального эффекта, - Лорд мягко положил ладонь на шевельнувшиеся было губы подростка. – Петь заклинания – это всё равно, что стрелять из пушки. Требуется больше времени, но эффект моментальный и гораздо более сильный. Именно поэтому в ритуалах заклинания поют или говорят напевным речитативом. Так вот, горюшко моё, ближайшие сутки тебе лучше не использовать заклинания выше второго курса Хогвартса. Понятно?
Гарри утвердительно кивнул, укоряя себя за то, что опять заставил всех волноваться.
- Не то слово, волноваться. Я чуть не поседел, когда вспышку магии почувствовал! – На этих словах Поттер скептически посмотрел на голову Лорда в поисках хоть одной волосинки. Тот отмахнулся: - Ты прекрасно понял, что я имел в виду. Кстати, после сегодняшней вспышки твоя сила наверняка ещё больше увеличится. А когда мы тебя послезавтра доставим к Дамблдору, то следы срыва будут выглядеть очень естественно, - Лорд неожиданно резко дёрнул Гарри за волосы, заставляя смотреть себе в глаза. – Только попробуй ещё раз что-нибудь такое выкинуть. Я тебя сам убью, чтобы не мучился.
Гарри осторожно снял руку со своей шевелюры и поцеловал напряжённые пальцы.
- Прости. Я просто… просто. Не знаю. Постараюсь. Просто эта песня всё время крутилась-крутилась у меня в голове, что заклинание как-то само напелось. Прости, а? – Он приложил ладонь Марвело к своей щеке и с радостью почувствовал лёгкое поглаживание.
- Конечно прощу. Куда же я денусь, - Лорд ласково погладил нахмуренные брови возлюбленного. – Только запомни: заклинания пой только в крайних случаях.
- Угу. Скажи, а пением можно усилить все заклинания?
- Если знать, как петь. Зависит от того, на какую мелодию класть слова. Слышал, как тянут буквы Малфои? Очень многие аристократы так говорят и также колдуют, хотя большинство уже забыло, откуда у них привычка всё растягивать. Это простейший вариант усиления. Но если наложить слово Круцио на мелодию похоронного марша, оно будет сильнее, а если на песенку о весёлых лепреконах, то, соответственно, слабее. Точно также усиливает заклинание их произношение на парселтонге, алкоголь и наркотики способны на короткое время повысить магическую силу волшебника, но они же её потом и уменьшают. Естественно, есть много подобных зелий, в основном темномагических, но они, по сути, напоминают те же наркотики. Я вовремя это понял, но опытом употребления могу поделиться, - Марвело грустно улыбнулся, продолжая гладить лицо мальчика. – Тебе, до магического совершеннолетия, лучше не пробовать ничего из перечисленного. Риск навредить себе слишком высок.
Гарри завозился, устраиваясь поудобнее. Внезапно возник ещё один вопрос.
- Скажи, а что за нити ты видишь?
- Сейчас ты видишь магию. Со временем, когда твоя способность разовьётся, ты поймёшь, что на самом деле ты видишь не пятна магии, а нити, просто стянутые в клубок. Ты сможешь угадывать, какое заклинание вырвется из палочки противника, сейчас же ты сможешь угадать только тип. Зелья можно будет классифицировать гораздо чётче, колдовать без палочки станет легче – образно говоря, ты будешь не бить по предмету кувалдой, изменяя его, а скальпелем подправлять нужные тебе места. Умение оперировать магией возрастёт.
Гарри зажмурился, представляя себе открывающиеся возможности. Спустя несколько секунд он скептически хмыкнул.
- Слушай, а на что вообще надеялся Дамблдор? У меня против тебя никаких шансов, даже если не считать хокруксов.
- Ты себя недооцениваешь. Тем более, первый раз я пользовался чужим телом и душой с весьма слабыми магическими данными. В конце-концов душа Квирела просто не выдержала мощи, которую я пытался через неё передать. Второй раз я опять же колдовал не собственной силой, а через девчонку Уизли. А в конце этого года тебе просто повезло. Во-первых, меня восхитила твоя наглость, во-вторых, я не видел в тебе равного и не собирался особо использовать и так только-только обретённую мощь, а в-третьих, я не ожидал, что наши палочки окажутся сёстрами.
- И после этого ты говоришь, что я себя недооцениваю.
- Недооцениваешь. Ты очень сильный маг с великолепным потенциалом. Это одна из причин, по который тебя вели на заклание. Такой неуправляемый мощный элемент силам «света» не нужен. С возрастом ты можешь стать даже сильнее меня, я уж не говорю о Дамблдоре, который был сильным колдуном, только пока преемником Сетха не стал ты. Сейчас он довольно слаб, и прекрасно понимает это. Хогвартс – его оплот. Если нам удастся выманить его, то дело будет сделано.
- Постараюсь, - до этого момента Гарри как-то и не задумывался, как избавиться от Дамблдора. Сколько времени?
- Уже почти четыре. Сейчас пообедаешь – и на зельеварение. И сделай, пожалуйста, приглашение всем, кого ты хочешь видеть на своём день рождении. Так положено.
Поттер от удивления оторвался от ног Лорда и сел: «Каким образом? Открытки фломастерами нарисовать, что ли?»
Марвело засмеялся и призвал какую-то книгу.
- Вот, пока ты был без сознания, я её пролистал. Тут куча заклинаний оформления. Мой тебе совет: подключи к делу близнецов Уизли. Будет веселее. И Малфоя заодно, чтобы текст сочинил. Люциус его давно дрессирует официальные бумаги составлять. Ладно, я пойду, - Лорд мягко поцеловал мальчика, - а ты обедай и на урок.

***

Во время обеда Гарри пришла в голову любопытная мысль: а почему бы не превратить урок зельеварения в урок «сделай приглашение?» Дальнейшие свои действия Поттер мог объяснить только помутнением сознания, не иначе. Действительно, кто в здравом уме попросит помощи в создании открыток у Снейпа? Впрочем, зельевар согласился, и вот уже час как все старшие ученики кропотливо создавали пергамент с запахом, вызывающим расположение и готовили зелье чернил, сверкающих изумрудным цветом. Где Снейп набрал такое количество шкур, непонятно. Пергамент создавался магическим способом, с помощью специальных растворов (которые тоже надо было варить), дело шло весело (спасибо Уизли) и споро (ну, и Снейпу спасибо), так что к пяти часам на столе возвышалась стопка благоухающего серебристого пергамента. По словам того же Снейпа, запах должен был стать тоньше и проявиться только во время чтения письма. Все (даже Малфой) с энтузиазмом принялись за текст. Решено было составить только два варианта - для детей и для взрослых, плюс один для Грюма. Когда ребята услышали, что Грозный Глаз на стороне Поттера, их восторгу не было предела.
Когда работа была закончена (приглашения отправлены, а котлы отдраены), на часах уже было восемь вечера, и все, усталые, но довольные, разбрелись.
Гарри решил (потому что Марвело не отзывался, видимо, был на очередном своём собрании) пройтись по пирамиде. Хорошо бы знать собственные владения, правда?
Несмотря на палящее дневное солнце, вечером становилось всё прохладнее и прохладнее. Стены, отшлифованные так, что не было ни одной шероховатости, казались глыбой льда. Гарри наложил на себя согревающие чары. Как он понял, наверху пирамиды был Зал Угла, в центре – комната Времени, а комнаты расположены по периметру здания. Всего семь этажей, если считать с верхушкой. Гарри позвал Аби.
- Скажи, а под пирамидой чего-нибудь есть?
Крокодильчик нахмурился.
- Есть. Только мне туда нельзя. Никому нельзя, кто не отмечен силами. Вы пойдёте туда?
Гарри мысленно представил себе злое лицо Марвело, но мужественно кивнул.
- Идите за мной. Там нельзя перемещаться. Я покажу лишь тайную дверь.
- Хорошо. Когда Марвело появится в пирамиде, скажи ему, пожалуйста, что я пошел обследовать подземелья.
Аби кивнул. Он ощутимо дрожал. Гарри сконцентрировался и на миг увидел чёрные полосы, кружащие над крокодильчиком. Они то сужались, то расширялись, там, где они нечаянно соприкасались с песком, песок начинал рассыпаться.
Спустя несколько минут спуска Аби остановился, судорожно обхватывая себя лапками.
- Внизу будет тупик, капните на него кровью и откроется дверь. Я не пойду, иначе умру.
- Люди тоже умрут?
- Не маги не смогут войти в пирамиду. Она слишком совершенна для них. Здесь выверен каждый угол, каждый сантиметр. Они просто погибнут от жуткой головной боли, не успев сделать и шагу. Силы влияют на наши жизни, а пирамиды Египта – одна из главнейших их обителей. С этого места начинается тропа Великих, тех, кто считается сильнейшими в своём мире. Такие всегда несут отпечаток какой-нибудь силы, даже не подозревая об этом. Только вы можете слиться с энергией Вечности. Только вам доступен путь. В каждой культуре существует своё Величайшее капище для избранных и обыкновенные капища, в которых проходили инициацию обычные маги. После основания магических школ ритуал принятия был утерян и маги стали слабеть, пока не дошли до сегодняшнего уровня.
- Эта пирамида – Величайшее капище?
- Да. А Великая пирамида Египта – Великое капище. У магов была чёткая иерархия, которая сейчас сохранилась лишь в старейших кланах мира. Вы, возможно, будущие основатели Британского клана.
Крокодильчик резко замолчал и быстро побежал наверх, смешно перебирая лапками.
Гарри задумчиво хмыкнул. Значит, раньше структура магического общества была совсем другой? Избранные не становились Тёмными Лордами, если, конечно, не несли отпечаток силы Сетха. Великие наверняка образовывали какой-нибудь совет вокруг Избранного. Каждый следил за своей территорией. Так было, пока обычные маги и Великие-коммунисты не решили прыгнуть выше своей головы. Им стали не нужны капища, «не дававшие» им подлинного могущества, появилась так называемая «Тёмная магия». Наверное, к общему движению равенства присоединилась и парочка Избранных… стало много магглорождённых, надеявшихся только на себя, появились первые школы, где всех равняли под одну гребёнку...
«Да, надо определённо что-то менять».
Гарри дошел до тупика и выдернул пару заусениц. На капельку маленькая красная точка не тянула, но кольнуть палец было элементарно нечем – в отличие от тех же Уизли, Поттер не имел привычки набивать карманы хламом. Для тупика хватило. Стена просто растворилась, являя взгляду комнату.
Гарри зашёл в помещение.
Это было похоже… на обсерваторию. Потолок здесь был абсолютно прозрачным – над головой сверкали звёзды. Тела Сфинксов, возвышающиеся над краями комнаты. Но сфинксы выглядели необычно. По сути, это было два могущественных артефакта, аккумулировавших магию. Сама пирамида тоже казалась одним гигантским сгустком энергии.
«Это в каком святом месте мы живём!»
Сразу становилось понятно, что Поттеры к этой пирамиде отношения иметь просто не могли – не тот уровень. Но кто тогда ставил кровную защиту? И как в банке Гринтоса оказался портал?
Гарри миновал обсерваторию и прошёл дальше. Снова долгий спуск по лестнице и снова тупик. Заусенец больше не нашлось, поэтому пришлось себя царапнуть (даже нестриженные ногти имеют свои плюсы).
Следующим оказался… храм. Настоящий, с колонами и статуями из странного камня, в котором виднелись навечно застывшие ракушки. Свод терялся где-то высоко-высоко, казалось, что его нет. А, может, так оно и было. На мгновение Гарри безумно захотелось, чтобы Марвело оказался рядом…
- Где я?
- Марвело? – Гарри резко обернулся.
- Гарри? – Лорд оглядел храм. – Где мы?
Гарри быстро пересказал историю Аби и собственные выводы. Лорд, с задумчивым видом слушавший, вдруг дал мальчику подзатыльник.
- Эй, за что?
- За дело. Я тебе несколько часов назад говорил, чтобы ты никуда не совался, и ты тут же полез в абсолютно незнакомое место только потому, что тебе стало любопытно!
Гарри вздохнул. Вот ведь. Хочется как лучше, а получается как всегда.
- А как я тебя сюда позвал?
Марвело задумался.
- Если Сфинксы и Пирамида – накопители энергии, то должно быть место, где эта энергия фокусируется, чтобы быть куда-либо направленной. Могу предположить, что этим местом является храм. Ты своим желанием направил часть энергии в мир, и меня за шкирку выдернуло сюда.
- Может быть. А разве в храме не должен быть алтарь?
- Пойдём, посмотрим, - Марвело взял Гарри за руку и повёл вглубь вдоль аллеи колон. – Кстати, вполне вероятно, что мы найдём его на капище.
- Что вообще такое капище?
- Магическое капище – трансформатор, магический алтарь – проводник. Энергия, направляемая в капище от, например, проклятого артефакта или от мага, или просто из энергии воздуха, преобразуется в нейтральную и поступает на алтарь, от которого идёт к магу или группе магов, которая в этой энергии нуждается. Чем мощнее капище, тем больше силы оно может принять из окружающей среды, тем сильнее проводимость проводника. Капище всегда оберегали, потому что, накапливая естественную силу, то есть силу, накопленную из мира, они становятся сильнее и накапливают ещё больше энергии.
- То есть, это как бы вампиры?
- Нет, чёрт, да когда ж этот коридор кончится, мир, особенно в нашем неспокойном веке, бурлит и продуцирует силу в гигантском количестве. Капище собирает излишек и раздаёт его, конкретно это, например, сливает силу в космос, где благодаря этой силе рождаются новые планеты.
- Откуда…
- Сам посмотри.
Гарри отвернул голову от Марвело, почти на автомате расфокусируя зрение. Перед ним находилось нечто. Нет, в материальном мире это была небольшая пирамидка со срезанной верхушкой, но в магическом… Из среза вырывался смерч энергии, чистой, кристально прозрачной. Гарри показалось, что он стал сумасшедшим – так захотелось заплакать, закричать и засмеяться одновременно. Как-то незаметно сзади прижался Марвело, плача и улыбаясь. Вокруг закружились вихри сил, сливаясь и растворяясь друг в друге. Они кружились всё быстрее и быстрее, в какой-то момент Гарри повернулся к Лорду, лихорадочно вжимаясь в него, чтобы обрести хоть какую-то точку опоры в этом безумном месте.
- Ритуалы забыты, но страница открыта
Новых времен.
Дыхание слитно, души едины,
Звон.
Будьте собою, будьте же нами,
Мы ждём.
Сила на воле, теперь вы свободны,
Огнём.
Всё закончилось в один миг. Остановилось. Всё так же шла сила из пирамиды, но буйствовать не хотелось. Гарри поднял глаза на Марвело. Тот ошеломлённо смотрел в ответ.
- Знаешь, мне кажется, что я знаю ритуал инициации. И мы его только что прошли, пусть и в изменённом виде.
- А я знаю, как сформировать клан.
Оба изумлённо посмотрели друг на друга, не понимая, откуда взялась информация. Точнее, что с ней делать.
- Знаешь, утро вечера мудренее. И вообще, сначала с Дамблдором надо разобраться.
- Согласен. Но должен же быть какой-то смысл?
- Давай поищем его позже?
Оба представили себя в комнате Времени.
Марвело устало опустился на шкуру.
- Спать?
- Спать.

P.S. не пугайтесь, залезать в дебри нововведений не буду.
*Малфой поёт песню "Just loving you" Anita Harris - 1967. Последнюю последнюю строчку первого куплета я изменила под "певца".


Глава 17. День рождение, утро

Ещё не успев толком проснуться, Гарри услышал… нет, почувствовал, нет… просто растворился в нереальном, пронизывающем звуке, чистом и светлом, пронизывающем пространство. Мальчик открыл глаза, но вместо комнаты Времени он увидел только бесконечное множество нитей – тёмных и ярких, тонких и толстых, плотных и почти прозрачных. Он почувствовал небо, и облака на небе, и звёзды, и весь мир, и себя в этом мире. Всё стало просто и ясно, исчезли все беды, заботы и волнения, теплота и нежность, любовь и счастье – все положительные эмоции Вселенной сошлись здесь и сейчас в одной единственной мелодии. Преодолев негу, Гарри посмотрел, откуда появляется звук… и пропал.
Играл Марвело, но не своём варгане, а на какой-то странного вида дудочке. Откуда-то пришло понимание, что именно этот инструмент звучал у Гарри в ушах во время их с Марвело «занятия». Но, впрочем, это было не главным. Главным был взгляд Марвело – тот самый взгляд, который безуспешно пытался выработать в себе Дамблдор: безгранично добрый и понимающий, мудрый и светлый… не Тёмный Лорд сейчас перед парнем, даже не человек. Избранный. Такой же, как и Гарри. Основатель – пара нового клана Сил. Ипну и Усир… Смерть и погребение, Жизнь и возрождение, справедливость и беспристрастность. Поттер помотал головой, чтобы избавиться от несоответствующих моменту мыслей.
Гарри подполз к сидящему Марвело на четвереньках, краем сознания отмечая, что нитям его движения, в общем-то, по фигу, и вынул дудочку у Лорда из рук – как раз на последней ноте.
- С днём рождения, солнце.
- Спасибо, - мир снова стал обыкновенным, но чувство радости и лёгкости никуда не ушло. Гарри взял ладони Марвело и поцеловал их. – Это самое лучшее день рождения в моей жизни.
Марвело улыбнулся: «У тебя будет ещё тысячи таких дней».
- Что это за инструмент? Это он – мой, да?
- Это твой подарок и ТВОЙ инструмент. Армянский дудук. Мне пришлось здорово поработать, чтобы из всех духовых вычислить нужный, - Лорд хмыкнул и хотел было добавить что-то ещё, как в середине комнаты закружилось два вихря.
- Смотри, вот и вторые поздравляющие.
Инпу и Усир, а это были именно они, сложились в маленькие человеческие фигурки и изобразили поклон.
- С днем Рождения вас обоих.
Марвело с Гарри переглянулись.
- Вчера вы прошли уникальный для каждого Избранного обряд инициации и получили доступ к силе Избранных, а также к Знанию. Мы не рассчитывали, что это произойдёт так скоро, но мы рады. У вас уже есть Круг будущих Великих. Проведите обряд для них как можно быстрее, пока вы вместе. Так Великие получат больше сил и смогут стать полноценной частью Клана, даже не будучи инициированными в детстве.
- Мы же ещё не создали клан.
- Вчера. Поздравляем. Скажите название Клана и он буден официально записан во времени-пространстве Вселенной.
«Есть идеи?»
«Не поверишь, есть. Клан Кошмаров».
«Кошмаров?»
«Разве не с них всё началось? И посмотри, кто у нас в составе – двое опасных для всего живого близнецов, буйная Леди, самый кровавый оборотень в истории, Тёмный Лорд, алкоголик - любитель театра ужасов, помешанный на себе любимом аристократ и его сын-сноб, шпион-невыразимец, что само по себе странно, человек-нетопырь и, аллилуйя, Светлый герой, вписавшийся в этот коллектив не иначе как чудом. Остальных пока предлагаю не брать, они слишком нормальные для нашего кошмарного общества».
«А ещё варианты есть?»
- Скажите, Клан Равновесия уже существует?
-Да, зарегистрирован семь тысяч сто сорок лет назад в одном из параллельных миров.
- Вот видишь, мой вариант, по крайней мере, оригинальный, - Гарри применил запрещённый приём – поцелуй.
- Ну ладно, - Марвело мученически вздохнул. - Кошмар так кошмар.
- Итак? – Силы на мгновение замедлили вращение.
- Клан Кошмар.
Если силы и были удивлены, то не показали этого (хотя сложно понять эмоции вихря).
- Nightmare Clan, Приветствуем и прощаемся.
- До свидания.
- До свидания.
Вихри Сил исчезли.
Лорд скептически посмотрел на развалившегося у него на коленях Поттера.
- Ну, что, кошмарик мой, поделись планами.
Гарри хихикнул, глядя в красные глаза Лорда. Да уж. Кто тут чей кошмарик.
- Из тех знаний, что я получил вчера, ясно, что у каждого Клана должна быть чёткая иерархия. Вверху располагается Избранный или пара избранных, связанная какими-либо узами. Избранных не может быть больше двенадцати на один мир. И они же единственные, кто может покидать свой мир, планету, им доступны самые тайные знания Вселенной. Как я понимаю, знания начнут приходить к нам во снах, когда мы будем чувствовать себя в полной безопасности. Из-за нашей связи они должны приходить одновременно, так что до ближайших каникул могущество нам не светит. Об иерархии. За Избранными идёт круг Великих – это волшебники с нехилым потенциалом, нехилыми мозгами и вообще не хилые. В круге одного Избранного их не может быть больше двадцати двух, у нас вместе – тридцати трёх. Обычно их готовят ещё детьми, но в нашем случае в этом нет необходимости. Великие являются специалистами в узкой области, их задача – двигать прогресс в планетарных масштабах. Они – гении в своём деле. В принципе, близнецы Уизли и Снейп сюда подходят идеально даже без обряда. Верховные ниже Великих, их может быть 369 на клан. Верховные занимают руководящие посты в министерствах, судах, разного вида организациях. Они же следят за равновесием в своей области, в том числе, и за изобретениями Великих, у которых, бывало, сносило крышу на почве гениальности. Все остальные просто волшебники.
- А если родился Великий или Избранный, когда круги укомплектованы?
- Такого не может быть. Сам мир не позволит. Раньше очень часто круг Великих не был полон даже наполовину, просто потому, что найти родившихся в срок было сложно, несмотря на все магические примочки. Сейчас же просто забыта сама система и потенциальные Великие могут быть где угодно. А Верховным может стать любой, кто захочет заняться саморазвитием, это должность переходящая. Когда претендент считает, что готов, он приходит к капищу и проходит обряд. Неготовый умирает, готовый, в зависимости от своих помыслов, направляется в клан Сетха, есть и такой, или в клан, где найдётся желающий оставить свой пост.
- Клан Сетха? – Марвело напрягся. Гарри понимающе кивнул.
- Самый многочисленный, но единственный деструктивный клан в нашем мире. У него может быть 666 Верховных и 40 Великих. Сейчас избранным у них де-юре является Дамблдор, но инициацию он так и не прошел. Сетх предвидел моё рождение и изначально планировал инициировать меня. Сейчас же, когда я «сорвался с крючка», он собирается инициировать Дамблдора, но на это ему нужен год, так как возраст Дамблдора и его, мягко скажем, слабая душонка не готовы.
- Но почему тогда именно Дамблдор?
- Он единственный, кто знает всю подоплёку происходящего. Его Орден Феникса тоже не проходил инициацию, хотя самые приближенные, как, например, Аберфотр Дамблдор, Карадок Дирборн, Элфиас Дож или, как ни странно, Арабелла Фигг, тоже в курсе дела. Как много полезного я узнал, не правда ли? Фигг, между прочим, стала сквибом именно после неудавшегося обряда.
- Да уж. Чего не узнаешь о мире…
-…бродя тайком по пирамиде.
- Кстати, нужно символику Клана, что ли, придумать.
Гарри в притворном ужасе вздрогнул.
- Знаешь, единственное, в чём вы с Дамблдором похожи, так это в любви к символизму.
Марвело засмеялся.
- Все всегда должно быть красиво. Так что с символикой? Предлагаю уробороса.
- Предлагаю симпатишного конягу**.
- Тогда уж и шакала надо где-нибудь пристроить.
- И какое отношение это всё будет иметь к кошмару нашего бытия?
- Это будет иметь отношение к нам. Ты – конь, Осирис, светлый и, кхм, плодородный. Я – Анубис-шакал, он же пёс – проводник души, относительно верный и неизменно обаятельный. А все остальные трактовки и подогнать можно. Кстати, так как очень многие считают кошмарами духов, привидений и всяких потусторонних существ, то наши образы тоже будут прозрачные… - Марвело потрепал Гарри по волосам. - Всё, подъём, я сегодня подумаю над этим ещё… А сейчас празднование!
- Первый Грюм. Мы должны ждать его у ресторанчика, где мы с ним сидели, в семь утра. У нас ещё двадцать минут по внешнему времени и около двух часов по нашему, - парень даже не шевельнулся. Лежать, прикасаясь кожей к тёплому, тоже обнаженному телу, было невыносимо приятно… Лорд с присущим ему профессионализмом сбил романтический настрой.
- Когда он успел тебе ответить?
- Не успел, но я специально составил письмо так, что он может прийти или нет. В крайнем случае, хорошо позавтракаем. Как ты думаешь, параноик-мракоборец впишется в компанию кошмаров?
- Впишется, - Марвело фыркнул, - он просто гений в боевых искусствах, пожиратели будут рады у него поуч… стоп. Гений?
- Итого, у нас уже несколько Великих: Грюм, Близнецы Уизли, Снейп,...
- Руквуд, он просто уникум в трансфигурации, наколдованные им вещи не отличаются от настоящих даже по ауре. И рисует он превосходно.
- Антонин, Сивый?
- Антонин да, он сильный медиум, половина его «театра ужасов» те, с кем он общался, будучи навеселе. Сивый, по сути, обычный оборотень, Белла тоже сильна, но не гениальна. Малфои тоже не Великие, дети ещё вообще непонятно кто.
- То есть, у нас шесть Великих и четверо Верховных – Малфои, Белла и Сивый.
- Да, предлагаю после Грюма провести ритуал для Великих, далеко ходить не надо. А других уже в следующие каникулы, в пирамиде Хеопса. Надо, кстати, посмотреть, где остались капища в Британии. Подозреваю, что Стоунхендж - великое, последующие ритуалы будем проводить уже там. Мы встаём или как?
Поттер, вопреки переполнявшему его чувству бодрости, попытался подняться как можно медленнее.
- Помочь? – Лорд подхватил встающего парня и закинул себе на плечо.
- Эй!
- Ой!
- Марвело!
- Аюшки? – Лорд ласково погладил брыкающегося парня между ягодицами. Гарри затих.
- А, может, ну его, этого Грюма?
Марвело переместил в комнату диванчик и сгрузил туда Поттера.
- Какой невежливый мальчик.
Гарри положил одну ногу на спинку дивана и свесил вторую. Он медленно погладил свой член и скользнул рукой вниз.
- Хочешь? Там тебя ждут.
Такому искушению Марвело противиться не мог, а разум услужливо поддакнул, что два часа – это очень много. Вечность. Лорд встал на колени перед диваном и облизнул стремительно твердеющий орган парня.
- Мне кажется, или ты пытаешься меня соблазнить?
Гарри поощрительно погладил макушку Марвело, чуть нажимая на неё. Лорд покорно взял в рот головку, с удовольствием услышав сдавленный стон парня.
- А ты этого ещё не понял? Мне сегодня всё-таки не десять, а пятнадцать исполняется.
Лорд жестом попросил Гарри приподнять бёдра, чтобы положить под них подушку.
«Ты слишком соблазнителен для столь юного возраста».
«Считаешь себя педофилом?» - Гарри почувствовал, как в него проникли скользкие пальцы. – «Мур-р-р».
Марвело встал и навис над Гарри, разглядывая его. Спортивный генофонд Поттеров слабины и так не дал, а после сытных недель мальчик и мальчиком-то уже не выглядел – юноше можно было с лёгкостью дать восемнадцать. О чем Марвело тому и сообщил, приставляя свой член к растянутому анусу Поттера.
Гарри улыбнулся и обхватил Марвело ногами. В этот раз всё по-другому. Нет поцелуев, предварительных ласк и тщательной подготовки. Нет опасения сделать не то и не так. Есть страсть, чистая страсть. Кажется, это называется «животный секс». Впрочем, Лорд не дал парню додумать.
Толчок, рывок, толчок. Стон, вскрик, шипение. Радость, смех, огонь.
Марвело опёрся руками в диван рядом с головой Гарри. Поттер сложился почти вдвое, до боли стиснув тело любовника ногами и руками. Рывок, толчок. Жадный поцелуй и рваное хриплое дыхание.
Лорд ускорил движения, понимая, что долго не выдержит. Не выдержит… Сильный укус в плечо, и мир раскалывается на две части. Или становится целым? Неважно.

***

Десять минут на всё… пойти, что ли, на мировой рекорд? Гарри, безо всякого напряжения трансфигурировав диван в кровать, одновременно применяя очищающее на себя и Лорда, счастливо вздохнул. Как хорошо вот так лежать, чувствуя негу и одновременно бодрость... Определённо, секс по утрам – вещь полезная. Марвело попытался было слезть, но Поттер остановил его одним движением руки. Гарольду Джеймсу Поттеру вдруг захотелось Повелевать. Быть мудрым и рассудительным. И чтобы его слушались, прямо как сейчас послушал Лорд.
«Видимо, силы не зря говорили про наш день рождение. Если я особых изменений в себе не чувствую, то ты наконец-то начал проявлять свой дар лидера».
«Ты не сердишься?» - Гарри обеспокоенно взглянул на пристроившуюся у него на груди тушку Лорда.
«Нет, я рад. Но не забывай, пожалуйста, что лидер не только повелевает, но и оберегает. Я слишком долго этого не понимал».
- Спасибо.
И оба знают, за что. Марвело ласково поцеловал оказавшуюся рядом с губами часть тела. Мысль о том, что Гарри теперь ДЕЙСТВИТЕЛЬНО равный ему, согревала. Ведь даже Тёмные Лорды знают, что такое одиночество, особенно те из них, кому довелось уйму лет вселяться в тела животных. Марвело даже лениво подумал о том, что когда-нибудь надо и пассивом попробовать… интересно, до каких размеров парнишка вырастет Там? Ведь и сейчас уже есть, чем гордиться.
Гарри, подслушавший комплимент, захихикал.
- Ты меня смущаешь.
- Тебя? Ну-ну.
- Бука.
Лорд неохотно завозился.
- Давай собираться, - он чуть привстал, упираясь на руки, и с удивлением посмотрел на кровать. – Это ты?
Гарри счастливо улыбнулся: «Без палочки и невербально».
- Ух ты, молодец, - мальчик застенчиво покраснел. Марвело чмокнул того в щёку. – Надо будет на досуге потренироваться. Чувствую, я тоже стал сильнее.
Гарри, наконец, нашел в себе силы разжать ноги, до сих пор цепко державшие любовника, и сесть на кровати.
- Оу!
- Ну да, это же второй раз и почти без смазки. Ложись обратно и концентрируйся.
Гарри, падая обратно, мученически посмотрел на Лорда: «В тебе умер преподаватель».
- Ещё не умер, - Марвело призвал себе в руки зеркало. – Найди в нём свою ауру.
Гарри потребовалось лишь несколько секунд, чтобы правильно расфокусировать взгляд. Картина была абсолютно чёткой, даже лучше того раза, когда он был под гипнозом Лорда. Поттер огляделся. Каждый предмет обрёл осязаемый ореол бытия. В воздухе опять проявились нити. Гарри взглянул в зеркало и увидел… нет, не себя. Это был сияющий кокон, состоящий из тех же нитей, что парили совсем рядом.
«Не совсем те. То, что ты сейчас видишь, твоя магия. Ты смотришь слишком глубоко. Чуть-чуть сфокусируй взгляд. Теперь перед тобою пятно твоей ауры. Оно разноцветное. Закрывай глаза и представь себе то, что ты сейчас увидел. Представляй не тело, но цвет, который ближе всего к твоим гениталиям. Какой он в твоём воображении? Однородный?
- Н…нет. Немного мутный, с пятнышками, - Гарри сам не понял как, но у него получалось всё, что говорил ему Марвело.
- Убери эти пятнышки, эту муть. Пусть из центра цвета пойдут сияющие волны оранжевого, они смоют всё, оставляя лишь чистые оттенки.
Гарри не представил… почувствовал ЭТО. Как будто пробегает табун мурашек по коже. Боль исчезла, сладко запульсировало в паху, но эрекции не последовало.
- Теперь сконцентрируйся на эпицентрах других цветов. Иди снизу вверх, и в будущем, когда будешь делать это, начинай с красного.
- Что это? Что я делаю?
- Магглы называют это активизацией чакр, правильно, в общем-то, называют.
Следуя инструкциям Марвело, Гарри с каждым пройденным цветом ощущал, как в нём поднимается СИЛА. Мощь, непобедимая, несокрушимая и в то же время созидательная. Он прошел все цвета, до самой макушки, и его тело пронзил отчаянно торжествующий звук дудука. Гарри почувствовал, как вокруг него заплетаются в тугой кокон силы. Они рвались наружу, мальчик улыбнулся им и…
«Впитай их в себя. Пока рано отпускать».
Наваждение исчезло. Гарри обнаружил, что полусидит, опираясь на Лорда.
- Что это было?
- Так можно вылечить себя даже от смертельных ран. А если выпустить силы наружу, как хотел сделать ты, то они подарят тебе знания всего этого мира, всех миров. И чем больше ты отдашь, тем большей щедростью будешь одарен. Но, так как магия твоя нестабильна и чрезвычайно сильна, то ты можешь потерять контроль над ситуацией и просто перестать существовать как человек. Поэтому предлагаю дождаться хотя бы Рождества, думаю, из-за Избранности становление произойдёт раньше.
- Но ты же наверняка практиковал это? Почему тогда ты не захватил ещё этот мир?
- Меня не пустили к знаниям. Я чувствовал силу всей Земли, чувствовал Вселенную, но не мог соединиться с источником безграничной энергии… сейчас даже догадываюсь, почему. Я подожду с тобой до Рождества. Что-то мне подсказывает, что для нас это будет свидание с другими Избранными, а мы ещё не готовы.
- Хорошо. Кстати, надо бы сейчас с собой деньги маггловские взять… Встаём? – Гарри скорчил недовольную мину. Ужасно захотелось покапризничать.
- У меня есть.
Марвело переместил гардероб парня (да и свой тоже) в комнату Времени и, взяв тёмно-красные брюки, стал одеваться. Гарри рассудив, что очищающего заклинания ему вполне хватит, так же, как и Марвело проигнорировал умывание. Чуть покопавшись в вещах, он остановился на белых брюках и не менее белой майке, чёрном ремне и чёрных же кроссовках.
- Давно не играл в шахматы?
Гарри молча трансфигурировал дудук в простенький кулончик изумрудного цвета и повесил его себе на шею.
- Красавчик мой монохромный.
Поттер поглядел на Марвело, который уже успел облачиться в наряд «демон обыкновенный». К брюкам он подобрал чёрную косуху и тяжелые ботинки. Ко всему этому прилагались золотые часы и золотая же цепочка. Присмотревшись к сочетанию цветов, Гарри хмыкнул.
- Красавчик мой гриффиндорский.
Лорд пораженно уставился на самого себя.
- Вот, б***ь!
- Да ладно, ты правда классный. И Грюм подумает, что я на тебя положительно влияю.
На том разговор и закончили.

***

Грюм опоздал минут на пять, когда Марвело и Гарри уже хотели уходить. Аврор стиснул парня в крепких, как у Хагрида, объятьях. Поттеру оставалось лишь сдавленно хрюкнуть, надеясь, что его не удушат. Он также уловил едва уловимый запах алкоголя.
- Привет, малец, дай-ка на тебя посмотреть, - Грюм отстранился от Поттера, поворачивая того из стороны в сторону. – Всех бы так в плен брали. Хоть скелет теперь не напоминаешь. С днём рождения тебя.
Аврор заметил недоуменный взгляд Гарри и хмыкнул: «Немножко для храбрости глотнул. Не каждый же день с Тёмными Лордами встречаешься». Грюм, наконец, повернулся к Марвело. Где-то минуту оба оценивали другу друга в молчании, глаза в глаза. Потом Волшебный глаз Грюма (замаскированный под оригинальную повязку на глаз) обратил внимание на необычную расцветку выпускника Слизерина.
- Ну, здравствуй, Тот-кого-называть-не-рекомендуется.
Марвело хмыкнул, первым протягивая ладонь.
- Здрасте. Можно просто Марвело.
Грюм уверенно и сильно пожал Лорду руку.
- Аластор. Для тебя, Гарри, тоже. Пройдём? – он кивнул на ресторан.
«Между прочим, моим последователям он таким же тоном и таким же словом предлагал пойти на допрос».
Троица уселась за самый дальний столик, сделала заказ и огородила столик сотней защитных, отвлекающих, антиподслушивающих, боевых чар, естественно, рассчитанных на присутствие незапланированного волшебника. Причём посильное участие принимали все, Грюм не брезговал и тёмной магией, а Гарри, в свою очередь, изгалялся с Древними заклятиями, которыми поделился с ним Марвело.
«Рукой чуть более подвижно тут… да, теперь взмах, чёрт, Гарри, взмах, а не рывок! Учиться, учиться и ещё раз учиться!»
В какой-то момент соревнования решили прекратить, просто потому, что воздух в радиусе двух метров отчётливо запах озоном.
- Теперь и поговорить можно…
Но диалога не вышло. В основном говорил Марвело, описывая существующую ситуацию. Он описал и детей, и политический курс, курируемый Боунс, и основание нового клана, и систему древнего обряда посвящения. Аластор слушал внимательно, не перебивая. Видно было, что алкоголя в нём не осталось ни капли. Где-то в процессе принесли заказ, который под чарами согревания стал терпеливо дожидаться своей участи.
-… и Великими мы выбрали Вас, Уизли, Снейпа, Долохова и Руквуда.
Грюм поперхнулся воздухом. Такого он точно не ожидал.
- Почему я?
- Нам нужны талантливые люди. Снейп – зельевар и сочиняет заклинания, Уизли тоже сочиняют такое, что все за голову хватаются, Долохов медиум, Руквуд – трансфигуратор (п.а если есть профессия «зельевар» и «чародей», то и «трансфигуратор» должен быть), а вы – гений в боевых искусствах и, как я заметил, пользующийся обеими… подразделами магии. Ваше решение?
Грюм скосил Глаз на сидящего рядом Гарри.
Тот впервые за встречу открыл рот.
- Мистер Грюм, мы с Марвело уже кучу раз всё обговорили, просто у него дар убеждения лучше, поэтому он и рассказывает.
- Только за счет опыта.
Гарри поднял глаза к потолку.
- Это его любимая отмазка. Так что? Давайте поедим, наконец, и после вы скажете своё решение, хорошо?
Итальянская кухня порадовала посетителей своей сытностью и объёмами, так что к концу завтрака даже такой параноик как Грюм решил, что всё не так уж и плохо. Он согласился стать Великим и присоединиться к клану. Уже выходя из ресторана, Гарри почувствовал, что аврор вложил ему в руку маленький круглый предмет, в котором чувствовалась магия. Парень сжал ладонь и кивком поблагодарил Аластора.
«Первый есть».
«Иес!»

*Nightmare Clan – nightmare – кошмар, night – ночь, mare – лошадь.
**Nightmare – адский (ночной) конь, а конь есть символ плодородия и мощи, что в принципе, совпадает с символикой Осириса, покровителя Гарри.
*** Картинка с символикой клана будет чуть позже.


Глава 18. Легенды Великобритании

Следующим пунктом стояли Близнецы, Снейп и Долохов. И в этот раз рассказывать всем об устройстве мира предстояло Гарри, так как Марвело, вооружившись Беллой и ещё парочкой отморозков, пошел доставать из Азкабана Руквуда.
Грюм на пирамиду отреагировал очень бурно, просветив Поттера, что Волшебный глаз волшебным не за выдающиеся размеры называют. Оказалось, этот милый вращающийся ужастик не только видит ночью и фиксирует любые движения, но и распознаёт наложенные чары, являясь также своеобразным детектором магии. Если всё это перевести на язык людей, то Глаз, а за ним и Грюм, были в шоке от магической составляющей пирамиды и сфинксов. Гарри даже пришлось тормошить аврора, рискуя нарваться на пару заклятий.
- А? Что?
- Если хотите, можете здесь жить. Пойдёмте, нас ждут, - несмотря на раннее время, солнышко припекало, и Поттер уже пару раз ерошил горячие волосы.
- Хочу, - Грюм, наконец, очнулся и с упреком посмотрел на Гарри. – Парень, только не говори, что не знаешь охлаждающего заклинания.
Поттер хлопнул себя по лбу. Ну да, он же волшебник! Определённо, мозги у него отключаются не только во время присутствия Марвело, но и его отсутствия. Великолепно.
Гарри перенёс их к двери Уизли, на которую любезно указал Аби. Любезно, потому что Глаз, уже избавившийся от привычной маскировки, так посмотрел на бедного крокодила, что тот в буквальном смысле слова провалился сквозь землю, рассыпавшись на мелкие черноватые песчинки.
У самого входа Поттер, наконец, решил посмотреть на свой подарок – белый шарик размером с абрикос.
На вопрос Грюм счастливо осклабился.
- Боевая штучка. Перед самым аппарированием бросаешь такую на пол и всё. В радиусе десяти метров никого живого, ничего заколдованного… только пыль и пустота. Круче атомной бомбы, а я знаю, о чём говорю, как раз в те времена около Японии околачивался.
Гарри покрепче сжал «штучку».
- А если случайно упадёт?
- Не боись. Упадёт и упадёт. Одним героем на земле станет меньше, - аврор хрипло расхохотался. – Ладно, шучу-шучу. Она активируется только тогда, когда ты сам захочешь. Носи в трусах, я тоже так делаю. Самое скрытное место и достать легко, если штаны на резинке, - Грюм похлопал себя по области гениталий и рывком распахнул дверь, оставив застывшего парня позади.
Пока Гарри пытался определить, была это шутка или правда, Аластор уже стряхивал близнецов с кроватей струями ледяной воды. Близнецы шипели и наугад кидались проклятьями. Когда запас «автоматических» заклинаний иссяк, в аврора полетело две подушки и будильник. Будильник попал. Фраза Грюма, в первую очередь из-за запредельной непристойности лексических оборотов, подняла близнецов куда быстрее традиционного способа. Один из них мигом трансфигурировал стоящий рядом на тумбочке стакан в блокнот и начал записывать, а второй взял пухленький томик и прицелился уже им, видимо, желая дать брату «дополнительный материал».
В этот драматический миг до сих пор пребывавший в ступоре Гарри очнулся.
- Джордж, Фред, Аластор!
Близнецы мигом перестроились. Один из них приготовился записывать то, что скажет Гарри, второй начал сушить их обоих. Грюм скрестил руки на груди, привалился к стенке и притворился ветошью. Впрочем, его Глаз всё равно остался повёрнут в сторону незапущенного снаряда.
- Давайте, одевайтесь, нас ждут великие дела! – В этот момент Гарри посетило острое ощущение дежавю, будто где-то он такое читал. Или не он, а Марвело. Но вспомнить ему не дали.
Джордж и Фред радостно подскочили и загомонили.
- Наш старичок что-то задумал…
- А мы ещё не поздравили его как следует.
- Надо это исправить.
- Непременно!
Оба слетели с кровати и прыгнули на не ожидавшего подставы Поттера, и все трое плюхнулись (довольно ощутимо для чьей-то многострадальной задницы) на пол.
- Дружище, мы решили подарить тебе…
- Браслетик на ногу. Алюминиевый.
- Правда, мило?
Когда Гарри удалось спихнуть непосед с себя, он обнаружил, что на его ноге (там, где вообще-то должен был быть носок) закреплен тонкий металлический ободок. Поттер посмотрел на близнецов, требуя объяснений. Под шумок к кампании придвинулся Грюм.
- Это наша тайная разработка.
- Да, только для своих. Помогает концентрироваться.
- Очень помогает. Мы для себя создавали, чтобы от эмпатии с ума не сойти.
- Но ты просто будешь лучше владеть оклюменцией, запоминать всё будешь быстрее,
- Ну, и без палочки приколдовывать сможешь.
- В общем, всего-всего тебе.
- Поздравляем! – Близнецы обняли Гарри с двух сторон. Поттер как-то автоматически отметил, что их прикосновения ни капельки не возбуждают, когда как одного взгляда Марвело хватает, чтобы организм (особенно, одна из его частей) пришел в «боевую» готовность. От дальнейших размышлений парня отвлёк Грюм. Точнее, Глаз Грюма. Он уставился на браслет, как пират на сокровища, а сам аврор уже выведывал у близнецов, как им в голову пришел именно такой набор чар.
Пока близнецы рассказывали Грюму о специфике своего дара, Поттер разглядывал украшение. Сам браслет был сделан из алюминия, но по нему тонкой полосой шла золотая вставка, на которой, собственно, и «сидели» заклинания фиолетово-серебристого оттенка. Алюминиевая же часть была нашпигована чарами, охраняющими золото и браслет в целом от воды, огня и прочих неприятностей.
«Забавная вещица. Надо будет Марвело показать, думаю, он оценит… как и все остальные из нашей банды кошмаров».
«Мы у пирамиды»
«Так быстро?»
Лорд послал волну самодовольства. В ответе Поттер выразил своё восхищение гением его Темнейшества и переключился на Уизли.
- Спасибо, ребят.
Близнецы улыбнулись и начали собираться. Не прошло пяти минут, как вся компания отправилась на поиски Снейпа и Долохова.

***

Оба оказались в лаборатории. Антонин, сидя на странно гладком кактусе, рисовал пальцем на стене. Снейп делал какие-то записи, то и дело макая перо в кажущуюся пустой чернильницу. Посередине стола возвышался изумрудного цвета кальян, к мундштуку которого оба периодически прикладывались. В воздухе витал почти неуловимый запах чего-то сладкого. Грюм проникся мгновенно. Им с Антонином хватило одного взгляда друг на друга, чтобы аврор получил доступ к вожделенному куреву. Снейп дописал предложение (как понял Гарри, невидимыми чернилами) и кивком поприветствовал всех.
- С днём рождения, мистер Поттер. Чем обязан? – Долохов отвернулся от стены и взглянул на именинника.
- Привет, Гарри. С днюхой. Подарок дам чуть позже, ок?
В этот момент в комнате нарисовались новые персонажи, а именно: Марвело и Руквуд. Поттер с интересом поглядел на мужчину, который уже успел привести себя в порядок.
Худой, если не сказать тощий брюнет с локонами до плеч. Ничего выдающегося. Пройдёшь мимо такого в толпе и не заметишь даже. Взгляд только какой-то въедливый. Кажется, что таким взглядом можно к земле придавить или спалить, или ещё что-нибудь сделать… не факт, кстати, что плохого.
Август осмотрел находящихся в комнате, уделив большее внимание Гарри. У него дрогнул кончик носа.
«Ты не думай, что он всегда такой мрачный. Всё-таки, после Азкабана человек».
Гарри кивнул, призвал в комнату стулья и откашлялся, привлекая внимание всех находящихся в комнате.
- Садитесь, пожалуйста, сейчас мы объясним, зачем собрали вас здесь.
«Желаю удачи».
«?»
«Если что, я помогу. И вообще, я Аластору рассказывал».
Теперь отдуваться предстояло уже Гарри. Впрочем, он почти дословно повторил речь Марвело для Грюма, на что последний лишь хмыкнул.
После последовавшей за рассказом минуты молчания раздался первый вопрос. От Руквуда.
- Почему мы?
Ответил Марвело.
- Вы – лучшие из лучших. И вы это знаете. Итак? Обещаю, круцио не будет.
Первыми кивнули Грюм (уже давно принявший решение) и близнецы, которые решили начать шутить в планетарных масштабах. Посомневавшись, кивнул Снейп. Кинув взгляд на выдыхающего облачка дыма аврора, кивнул и Долохов. Руквуд согласился последним, видимо, ещё не привыкнув к столь обаятельно кошмарному коллективу.
Не прошло и получаса, как восемь человек собрались у входа в подземелье (увы, но перемещаться с не Избранными магия запрещала). Лорд окинул всех жестким взглядом – никто даже не дрогнул. Попарно все ступили на ступени.
Ещё у самого выхода Гарри стал подмерзать. Марвело, идущий рядом, обнял его за плечи. Спустя несколько минут им обоим пришлось воспользоваться согревающими чарами. Они как раз договаривали заклинания, когда сверху донёсся чуть слышный стон. Лорд мгновенно обернулся, настолько резко, что Гарри пришлось придерживать его.
Все шестеро будущих Великих были смертельно бледны, у близнецов текли по щекам слёзы, аврор и Снейп сжали губы в тонкую линию, Руквуд осунулся, Долохов шел с закрытыми глазами, чуть шатаясь. Каждая ступенька давалась им с трудом.
«Марвело?»
«Они должны пройти испытание. Но какое, как и когда – неизвестно. Надеюсь, что всё будет хорошо. Мы ничем не можем им помочь».
Гарри с жалостью посмотрел на скованных мукой людей.
- Иди вперёд, откроешь дверь, а я постараюсь помочь.
- Нам нельзя…
Гарри одним взглядом показал Лорду, где он видел все эти «нельзя». Марвело только вздохнул и пошел вниз.
Мальчик обернулся к механически спускающейся толпе. Их магия сверкала, набирая всю большую мощь, но их сущности… Гарри охнул. Такое ощущение, что они боролись с магией, не хотели её, отрицали. Поттер остановился. Вот мимо прошли близнецы – Гарри сжал их руки. «Я с вами, ребята, не бойтесь изменений».
Грюм и Снейп. «Вы становитесь сильнее, примите свою силу».
Руквуд. «Одиночество и бессилие покидают тебя, не держи их».
Долохов, проходя мимо, улыбнулся.
- Со мной всё хорошо, Гарри, просто все мои потусторонние друзья пришли поздравить меня.
Гарри улыбнулся в ответ, глядя на уверенно расправленные плечи идущих впереди. Получилось.
Уже без каких-либо приключений они дошли до двери и вошли в обсерваторию.
«У тебя получилось!»
«Не думаю, что это и было испытание. Слишком просто. Надо быть настороже».
Лорд кивнул и оба Избранных подошли к замершим в восхищении Великим. Позволим им осмотреться, Марвело двинулся дальше. Гарри теперь замыкал шествие, пристально наблюдая за окружающей обстановкой. «Приключения» не заставили себя ждать. Вокруг шестерых непосвящённых закружились вихри воздуха, рассыпаясь радужными искрами по полу. Поттер напрягся, но вихри не проявляли никакой активности (кроме, собственно, движения). К концу очередного спуска, когда Гарри уже устал ожидать подвоха, радужные искры, не угасающие на протяжении всего пути, сплелись в змею… змея. Теперь рептилия скользила между ног идущих, жирнея с каждой секундой.
«Как ты думаешь, что это?»
Лорд обернулся и взглянул на змею, пропуская остальных вперёд.
«Скорее, кто. Я не знаток мифологии, но у символа змеи столько трактовок, как добрых, так и злых, что гадать бессмысленно».
Змей, словно насмехаясь, высунул из пасти сиреневый язычок и постучал хвостом по полу.
Марвело хмыкнул.
«Вот и разбирайся, что он хотел сказать» - Гарри насупился.
«Если он порождение магии, то говорить наверняка умеет, но ещё не время».
«По-моему, его никто не видит».
«Антонин видит, ноги аккуратнее переставлять стал. Грюм тоже, наверное, Глаз-то на что. Другие пока не умеют смотреть. Я научу их до начала учебного года».
«Хорошо бы».
Оставшийся путь до алтаря провели в молчании. Диаметр тела змея теперь превышал человеческий рост, и рептилии приходилось ползти рядом с людьми, а не между ними. Уже у алтаря Марвело расставил всех по широкому кругу. Закончив приготовления, он встал у входа в аллею, рядом с Гарри.
- Начинаем.
Змей одним плавным, молниеносным движением взметнулся вверх, одновременно становясь видимым в физическом мире. К чести людей, никто даже не пошевелился.
«А ты их хорошо вдохновил. Теперь они всё происходящее будут воспринимать как должное».
«Ну да. Должное. Ты же вроде получил информацию по обряду?»
«Как его проводить – да, а про магические сущности из ниоткуда ничего не знаю».
- Позвольте представиться. Атум. Атум-Ра, если быть точным. Но, может, и Атум-Сетх, кто знает. Инь-янь, Хаос-Порядок, уроборос. Рад быть здесь, здесь, с вами. Вселенная стремиться к бесконечности, считают люди. Бесконечность стремиться к нулю, говорю я. Знаменательный день сегодня, знаменательное событие, бесконечное количество раз повторённое, но от этого не менее редкое. Бесконечности тоже можно делить и умножать, главное, знать как. Но я отвлёкся. Вижу, мои дорогие друзья, вы готовы. Готовы к чему, могли бы спросить вы? Решайте сами. Время.
«Марвело, посмотри на остальных!»
Шестеро Великих, не моргая, смотрели на змея. Руквуд даже чуть-чуть сдвинулся с места.
«Не делай ничего. Будь это Атум-Ра или Атум-Сетх, но посвящение должно состояться».
«Угу. Для кого посвящение? Для трупов?»
«Гарри, не утрируй. Почему ты беспокоишься?»
«Не знаю. Это ты слизеринец, змей. А у меня сам образ змеи вызывает неприязнь. Я знаю, что нервничаю из-за ерунды, но, если бы он принял облик кого-нибудь другого, было бы легче».
«Он-магия, стихия, бесконечность. Какая нафиг разница, как он выглядит?»
«Понимаю-понимаю. Что с Великими?»
В этот момент Руквуд упал на колени, вокруг его тела образовалась прозрачная спиральная колонна, верх которой скрывался в высотах храма. Внутри её плавали кусочки материи. Глаз Грюма покатился по полу. Аврор встал в боевую стойку и начал отбиваться от невидимых противников. Все его заклинания рассеивались в метре от него. Близнецы Уизли что-то закричали, споря с невидимыми собеседниками. Их окутала белесая дымка. Снейп и Долохов застыли на месте. Вот только Антонин тоже сражался – он стиснул кулаки, по виску стекала капля пота. Зельевар что-то напряжённо просчитывал… или высчитывал.
- Каждый из них проходит испытание по специальности, по тому, что они умеют лучше всего. Но, как ни странно, самые большие страхи их связаны именно с их способностями.
Гарри и Марвело посмотрели на змея.
- Ты – Атум, о котором говорили Сфинксы?
Змея неторопливо опустился на землю и обвился вокруг алтаря. Его морда с бесцветными, прозрачными глазами, сквозь которые был виден алтарь, оказалась как раз напротив двух людей.
- Нет, для них я – Атум-Ра. Для некоторых – Атум Сетх. Мы на землях плодородного Нила, именно поэтому меня зовут так, как я представился другим. Старший, ты правильно заметил, я – всё, можете меня называть хоть Тонакатекутлем, хоть Ицамной, хоть Тиамат, хоть Мерлином, я не обижусь. Я не могу обидеться. Я существую сейчас, через отрезок времени я растворюсь, чтобы затем снова собраться где-то и когда-то из крупинок материи, магии, души и духа.
- А ты можешь видеть будущее?
- Нет, я существую во всех временах и во всех вероятностях, соответственно, все пути, лежащие перед вами, для меня-растворённого одинаковы.
- Ты говоришь «Я». Значит, ты обладаешь сущностью?
- Лишь здесь и сейчас. Я – мы. Я – вы. Я – вселенная, я - магия. Держитесь друг за друга, идите вперёд и ничего не бойтесь. Вы своё испытание уже прошли. Но помните о равновесии – Меня-Сетха нельзя убить, но я-он не только Хаос, у меня-него есть и другие обязанности. Верните Британии магию не тёмную, не светлую, но общую, верните разум молодым магам, и равновесие будет установлено, а я-Сетх не буду вам мешать. Сейчас я растворяюсь. Испытание ваших людей законченно, его тоже прошли все. Хороший выбор. Формирование пара-клана начато. До свидания.
Змей испарился, и алтарь загорелся сиренево-золотым цветом, который распался на световые шарики и впитался в Великих.
«Пара-клан?»
«Клан, где два Избранных. Наши очнулись».
Действительно, на Гарри теперь смотрели все шесть человек. На некоторых заживали раны, кто-то утирал со лба пот. Марвело только хмыкнул.
«Будем объяснять им, что это был за Змей?»
«Обойдутся. Что теперь?»
Лорд смахнул с плеча несуществующую пылинку.
- Поздравляю всех. Вы стали сильнее магически и неуязвимей физически. Но это не повод лишаться чувства самосохранения. Зато повод сходить к Грегоровичу и обзавестись второй палочкой. Теперь предлагаю пойти праздновать день рождение нашего чуда. - Марвело, пользуясь преимуществом в росте, чмокнул Поттера в макушку. – Аби обещал испечь пирог.
Гарри улыбнулся. Только его любимый мог так быстро переходить от одной темы к другой. Подождите…
- Пирог? Для меня? Правда? А какой?
Все судорожно выдохнули и рассмеялись, только сейчас осознав, что испытание закончилось.
- Беритесь за руки.

***

Торт был вкусный, но слишком маленький. Правда, так считали только дети и сам Гарри. Взрослые же были счастливы устроиться на подушках, блаженствуя. Так как сегодня негласным командиром был Гарри, известный своей лояльностью, то народ разлёгся как захотел – Малфой-младший, к примеру, подгрёб под себя с десяток подушек, от чего стал напоминать наложницу в гареме. Малфоя-старшего в добровольно-принудительном порядке уложил Фенрир, который устроился рядом, чуть приобняв любовника. Тот, посмотрев по сторонам и увидев, что внимания на них никто не обращает (о, наивный), препятствовать не стал. Бела уселась в окружении детей. Все семеро малышей уже в мыслях называли её если не мамой, то самой-самой лучшей тётей на свете. Шармбатонка чинно села рядом с Забини, чему тот был, похоже, рад…
Присутствовали все, кто был хоть как-то знаком с Гарри. У парня в какой-то момент на глаза навернулись слёзы – это был самый незабываемый день рождения на свете, все присутствующий являлись его семьёй, большой и дружной (относительно). Такой кошмарно разномастной и от этого ещё более замечательной.
Стоять остался только Марвело. Он поднял вверх непонятно откуда взявшийся бокал с шампанским и кхекнул.
- Не умею говорить тосты, но… В общем, быстренько пожелайте себе какой-нибудь напиток, - Лорд дождался, пока у всех появились бокалы и продолжил. - Гарри наше Солнце. Без него не было бы того, что есть у нас сейчас – единения. Без него наша блеклая, чёрствая повседневная жизнь так и осталась бы такой, даже и не поняв, что это не жизнь вовсе. Для кого-то из вас он друг, для кого-то – просто хороший человек, для кого-то просто странный парень. А для меня ты всё, - Марвело отсалютовал застывшему Гарри бокалом. – Я не буду разводить дифирамбы. Просто. За тебя, Гарри.
Мальчик поднялся и обнял Марвело так, что у того что-то хрустнуло.
- Горько! – Про себя пообещав дать близнецам по голове, Гарри осуществил запрашиваемое. Поцелуй был коротким, гораздо короче, чем утренние собратья, но, наверное, самым лучшим в жизни.
На груди стало мокро. Пока остальные пили, Марвело быстро применил очищающее заклинание на них обоих.
- Я бокал не успел убрать, - таким сконфуженным Гарри его ещё не видел.
- Да ладно. К счастью.
Оба сели и приподнялась Белла. Она, кстати, очень изменилась. Казалось, чем больше детей вокруг, тем она адекватнее. Из её глаз ушло безумие, появились ласковые, не насмешливые, а именно ласковые интонации в её голосе, движения стали более плавными.
- Поттер, теперь предлагаю дарить подарки.
Гарри неуверенно кивнул. На самом деле, подарка Грюма, близнецов и Марвело ему бы вполне хватило. Он и так был счастлив.
«И за что ты так себя не любишь? Ты достоин этих подарков. А даже если и не достоин, то все эти люди считают, что достоин».
Сначала дарили дети. Их подарком стали несколько булавок и монеток, оловянный солдатик и кусочек стекла. Гордый от возложенной на него миссии оратора Дэн серьёзным тоном поведал, что все вещи они заколдовали, поэтому нужно быть осторожным. Оказалось, две монетки (от Тима и Тома) всегда падали решкой вниз, что открывало широкие возможности для споров «что выпадет» и последующего жульничества. Близнецы Уизли тут же установили визуальный контакт с младшим поколением. Спустя несколько минут все четверо чему-то важно кивнули.
Булавки от девочек превращались в разные вещи: расчёску, зеркальце и набор леденцов в виде волшебных палочек.
Дэн подарил стёклышко, по которому можно было увидеть, что за погода на улице. От Лео был солдатик, который выполнял функции будильника – играл на барабане в установленное время и очень быстро бегал от не проснувшегося до конца владельца. Последнюю идею, судя по всему, подала Белла. Сама «воспитательница» преподнесла фолиант с родословной Поттеров. Гарри даже обнял её, благодаря. К его удивлению, Белла отреагировал совершенно спокойно.
Велила подарила полный набор косметики для лица, чем изрядно насмешила Лорда (не то чтобы он это показал, но Гарри почувствовал). Бояна, следуя традициям Дурмстранга, вручила Гарри тонкую цепочку-браслет на предплечье, защищающую от сглаза. Блейз, Нотт и Роджер подарили аналогичные цепочки, которые защищали от разных мелочей типа запора, поноса, бессонницы, растяжения связок, простуды и гриппа. Все цепочки при одевании объединялись в одну, так что Гарри весьма искренне пообещал их надеть.
Ричард, как единственный, получивший маггловское образование, подарил плеер, работающий от энергии встроенного амулетика, и десяток разных дисков. Близнецы-оборотни, с молчаливого одобрения Сивого, дали по пучку своих волчьих волос – оказалось, что оборотное с таким волосом не превращает человека в полузверя, а просто продлевает превращение обратно на три часа. Оборотное подарил, именно подарил, Снейп, причем ему, похоже, понравилось дарить подарки. Ещё он вручил Поттеру учебник по зельеварению за пятый курс, посоветовав пользоваться только им, а не тем, что из книжного магазина. Гарри и Снейпа обнял. Всё-таки, когда тот не изображает ублюдка, то между ними вполне возможен довольно тёплый нейтралитет.
Малфой-младший подарил снитч, заколдованный не улетать далеко от хозяина. Гарри даже простил хорьку его заносчивость.
Люциус и Фенрир дарили вместе – набор мантий, пропитанный защитными и согревающими чарами.
Антонин, улыбаясь, продемонстрировал всем круглую колбу на подставке. От колбы помимо основного отверстия отходила ещё тоненькая трубочка*.
- Вот, смотри, Гарри. Наливаешь сверху воду, подставляешь под трубочку стаканчик, - Антонин дал стаканчик Лорду. Тот недоверчиво отхлебнул и тут же схватился за горло. – Спирт девяносто градусов! Раны можно обрабатывать! Или друзей спаивать. В общем, от меня тебе.
Продышавшийся Марвело тихо выматерился.
«Я последний раз алкоголь тридцать лет назад пил!»
«Дата уже неактуальна» - Поттер тихо посмеивался.
«Только попробуй ЭТО попробовать. Антипохмельное принципиально брать не разрешу».
«Понял-понял. Дамблдору подсуну, может, копыта отбросит».
Довольный собой Долохов сел на место.
Последним был Руквуд. Он сунул Гарри в руки комочек глины.
- Если сожмёшь в руке и представишь того, кого хочешь видеть, то глина станет статуэткой, символизирующей этого человека.
«Кхм. Хороший подарок. Руквуд всегда магией Вуду увлекался. Храни этот комок, он нам понадобится».
Сложив все подарки в кучку, Гарри поднялся, сжимая в руках стакан сока. В голе неожиданно запершило. Мальчик сглотнул.
- Спасибо. Знаете, до этого дня я никогда не праздновал свои день рождения. Просто в одиночестве поздравлял сам себя. Я хочу поблагодарить вас за то, что показали мне настоящий празник – празник, где есть место уюту и теплоте. Я счастлив сегодня, действительно счастлив. Смотрите, - Гарри знал, что сейчас у него это получится, надо просто взмахнуть рукой, - Экспекто Патронум. Ой, мамочки, - уже шепотом, - это что?!
Патронус Гарри сильно изменился за лето(кхм, кажется, автор перечитал анекдотов). Теперь это был не олень, а пёс, правда, какой-то странный. Он, казалось, состоял из чёрного тумана. Глаза его были красные, как угольки. От него веяло холодом и спокойствием. А ещё… теплом?
- Чёрный Пёс!
- Марвело?
Лорд выхватил палочку.
- Вы все, создайте патронусов. Эксперто Патронум.
У всех Великих появились псы. Поменьше ростом, чуть посветлее, но такие же. У Марвело же пёс был точно такой же, как и у Гарри, только когти на лапах были длиннее.
- Гончие Габриэля!
«Кто это?!»
«Свора Дикой Охоты, мифические псы – предвестники смерти, но смерть лишь тому несущие, кто действительно виноват. В большинстве легенд нематериальны. Но это не мешает им убивать. Иногда именно их называют Гриммами. Они сторожат грань между миром живых и миром мёртвых».
«Клан кошмар!»
«Да, Псы всегда шли рядом с всадниками – Охотниками, которые сидели на лошадях цвета ночи… кошмар… ночная кобыла!»
- Мать моя женщина. – Долохов очнулся первым. – И как это объяснить?
Лорд уже пришел в себя и придирчиво осматривал Псов. Те не проявляли агрессии, они улеглись на пол и спокойно смотрели на людей. А потом Марвело начал рассказывать. Шила в мешке не утаишь. Особенно внимательно слушали дети, Лео даже нашел в себе смелость погладить призрачного пса. Тот благосклонно тявкнул.
Марвело рассказал и про клан, и про силы, которыми он отмечен. Про систему Избранных, Великих и Верховных.
- Получается, мы – Охотники. По легендам, нас должно быть девять, но не один мужчина не пойдёт на охоту, оставив дом без защиты. А ограничение в Великих – 33. Люциус, подожди. Ритуал, инициирующий Великих, мы провели сегодня с утра вместе с Гарри. Ритуал посвящения в Верховные проведу только я через неделю близ Стоунхенджа. Дети, вы будете посвящены только после третьего курса школы, это самый оптимальный период для становления магии.
Псы, вы понимаете меня?
Оба главных коротко кивнули. Пёс Гарри открыл пасть и хрипло заговорил.
- Мы. Защитники. От. Всего. Мы. Охотники. На. Недостойных. Мы. Всегда. Поймём. Мы. Не. Всегда. Ответим. Но. Всегда. Пойдём. Следом. Уйдём. Когда. Скажете. Придём. Когда. Позовёте. Назовите. Нас. Будем. Откликаться. На. Имя.
- Хорошо, назовём. Мой, называю тебя Эрэндрэйк**, Эри - Пёс склонил голову в поклоне.
Гарри сел рядом со своим псом и прошептал ему не ухо: «А ты будешь Шаком***, хорошо?» Пёс лизнул мальчика в нос. Прозрачный язык, как ни странно, оставил мокрый след. Гарри хихикнул и утёрся рукавом.
- Ничего, друг, скоро я буду совсем один среди недостойных, мы с тобой тогда наобщаемся.
- Могу. Передавать. Сообщения. Всей. Своре. Или. Члену. Своры.
«О, отлично. Надёжный метод связи есть. Также предлагаю сделать меткой клана символ Дикой Охоты. А Люц завидовать начал. Ничего, я им всем мозги вправлю, чуть попозже только».
«Давай».
Когда все успокоились и выпили-таки за «Спасибо», день рождения плавно переросло в гулянку. Народ разбился на группки по интересам, страшные с виду псы ласково играли с веселившимися детьми, а Долохов втихомолку разбавлял всем напитки спиртом. Где-то через час откланялась Белла с детьми, потом потихоньку ушли все взрослые кроме Грюма и Снейпа. Настало время обсудить то, что должно было произойти сегодня ночью.

***

Ближе к вечеру Марвело и Гарри, сидя в Комнате Времени, обсуждали всё произошедшее.
- Свора - это серьёзно.
- А основание Клана - нет? Между прочим, именно ты предложил такое название.
- Я как-то не ассоциировал это слово с легендами Англии!
Марвело вздохнул и приобнял Гарри, сидящего совсем рядом, за плечи.
- Я тоже. Но теперь у нас ещё семеро союзников, практически неуязвимых. Думаю, Дамблдора ждёт крах.
Гарри задумчиво прикусил губу.
- Меня что-то беспокоит. Какая-то мелочь, но... А у Дамблдора не может быть никакого козыря?
- Откуда у этой развалюхи козыри? Разве что Сетх может свинью подложить, - Марвело фыркнул и уложил Гарри на шкуру, укладываясь рядом. Гарри перевернулся с бока на спину и закрыл глаза.
- Не знаю. Сетх же обещал не мешать?
- Только когда равновесие будет установлено, а на это понадобится не год и не два. Не так просто заставить людей быть людьми, а не стадом.
Лорд пододвинулся поближе к парню и прислонился к нему боком.
- Давай не будем загадывать?
- Шак мне сказал, перед тем как мы ушли, что свора чует дичь.
Марвело прикрыл глаза.
- Для того, чтобы избавиться от Дамблдора, нужно, во-первых, очернить его в глазах общества - этим займёмся мы с Боунс и Люциусом, во-вторых - выманить из замка, думаю, я подкину ему информацию о хокруксах, в - третьих, если на его стороне будет сражаться Сетх, то вполне возможно, что найдётся работа и своре.
- Но Сетх ни о чём не узнает до ритуала!
- Нет, он всего лишь не сможет контактировать непосредственно с Дамблдором. Но это не значит, что он не будет ему помогать или что он не попытается найти обходной путь.
Гарри перевернулся обратно на бок и облокотился на локоть, с отчаянием всматриваясь в безмятежное лицо Марвело.
- Но зачем это ему? Без Дамблдора равновесие восстановиться гораздо быстрее!
- Он - сила не только разрушения, но и действия в общем. Мир должен бурлить, мир должен кипеть, умы должны работать, а души - сражаться. Конкретно в этом мире он решил выбрать местом "кипячения" именно Британию. До этого, как я подозреваю, всю Европу и часть Азии. Вот только тогда здесь не было Клана, чтобы остановить Дамблдора и Гриндевальда, поэтому, подозреваю, когда всё зашло слишком далеко, вмешались Кланы Азии и Америки. Теперь бремя поддерживать равновесие лежит на нас. Если у нас будут появляться новые изобретения, новые гении, новые силы, то и войны не будет - просто потому, что общество будет занято прогрессом, а не склоками на тему "у соседа трава зеленее". Думаю, Сетху без разницы, какое именно действо у нас тут будет происходить. Пока не будет движения мысли, будет движение трупов.
Лорд устало провёл рукой по лицу.
- И давай не будем больше о войне?
Гарри покорно прижался к любимому.
- Хорошо. Всё будет как должно быть. Сыграешь сейчас на варгане?

***

На часах было около двенадцати ночи. Гарри уже выпил все необходимые зелья, поэтому передвигался со скоростью черепахи. Соответствующий "макияж" из кровоподтёков был давно нанесён и успел высохнуть. Марвело, меряя шагами «темницу», поминутно обнимал парня - скоро должен был прийти Снейп, а они ещё не наобнимались. Грюм уже с полудня был в доме Блэков, именно он должен был впустить обоих "сбежавших", а также уложить все подарки в чемодан Поттера (который тогда был оставлен у Дурслей). Несмотря на обстоятельства, Гарри радовался хотя бы тому, что скоро увидит мантию-невидимку и альбом с фотографиями. Вещи предавать не умеют.
В комнату вошел Снейп, и Марвело безрадостно вздохнул, целуя Гарри в лоб.
- Передавай сообщения через Шака, хорошо? Хотя я большую часть времени в Британии буду, так что и мысленная связь будет. Поосторожнее там.
Гарри млел в объятьях Лорда. Как всё-таки приятно, когда о тебе кто-то заботится! Его почти не волновало расставание – он знал, что почувствует любимого даже с другого конца Вселенной.
Снейп недовольно кхекнул. Лорд последний раз чмокнул Гарри в губы.
- Я постараюсь быть рядом. Скажи мне, когда вы пойдёте в Хогсмид. Пока.
- Пока, - Гарри изо всех сил сжал Марвело в объятьях и примиряюще улыбнулся хмурому Снейпу.
- Я готов.

***

На Гриммаулд Плэйс было тихо. Великие отнесли Гарри в одну из гостевых комнат, куда Грюм перенёс все вещи. Поттер был вырублен, для подстраховки. Впрочем, к утру, когда должен был прийти Дамблдор, парень очнётся. Аврор ушел, якобы писать письма Орденцам, а Снейп сотворил себе кровать. Ближе к утру он должен был пересесть на кресло, чтобы образ «несчастного усталого профессора, который всю ночь дежурил у постели неблагодарного мальчишки» был более полным.

Дом погрузился в тишину, и только прислушавшись, можно было различить поверхностное собачье дыхание. Охота ещё не началась, но свора уже взяла след дичи, осталось лишь ждать сигнала атаки. В темноте комнаты на миг вспыхнули два красных угля. Скоро. Совсем. Скоро.

*Колба Вюрца, если кого заинтересует.
**ǽrendraca– ст. английский – весть.
*** Шак – так звали собаку-прообраз собаки Баскервилей. Думаю, Шерлока Холмса в Англии знают даже сироты.
****
Нововведений больше не будет, ура.


Это член своры. (Стырено из Инета)

А это Символ Клана. (Стырено из Инета и щедро приправлено фотошопом)

Конец первой части (я таки сделаю их две). Вторая часть будет только к Новому Году. Спасибо всем-всем, кто читал, оставлял отзывы и просто мимо пробегал :)

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"