Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

По ту сторону Тьмы. Наследник

Автор: ViLiSSa
Бета:нет
Рейтинг:NC-17
Пейринг:ГП/ТЛ
Жанр:AU, Action/ Adventure, Angst, BDSM, Romance
Отказ:Я только одолжила и ничего больше. Обещаю вернуть. Потом...
Совпадения с другими фиками прошу считать случайными и заранее извиняюсь перед всеми авторами в случае оных.
Цикл:По ту сторону Тьмы [1]
Аннотация:Король умер - ДА ЗДРАВСТВУЕТ КОРОЛЬ. Только вот, сбылось проклятие, и прямого наследника не осталось. Под предсказание, сделанное правителем на смертном одре подходят три претендента, однако ни один из них не принадлежит к королевскому роду, потомок которого должен занять престол Магии. А претенденты, ожидая выполнения условий своей инициации, проходят ступени испытаний в мире магов-людей, скрываясь под хорошо всем известными масками.
Но люди есть люди, и их экспрессивные поступки разрушают хорошо простроенные политические интриги в борьбе за Высший трон. К добру или к худу - покажет только время. Время, которое неумолимо движется к моменту рождения Истинного Наследника. Точнее, Наследника Истинных...
Комментарии:Вейлофик, наследия, слэш, нон-кон, насилие, нецензурная лексика, BDSM, и как говорилось ранее, Тьма, Тьма и еще раз Тьма, со всеми вытекающими последствиями оной.
Каталог:Упивающиеся Смертью, AU, Школьные истории, Книги 1-5, Альтернативные концовки, Вейлофики
Предупреждения:слэш, mpreg, насилие/жестокость, сексуальные извращения, нон-кон/изнасилование, педофилия, OOC, сомнительное согласие, AU
Статус:Закончен
Выложен:2010-10-26 23:14:11 (последнее обновление: 2011.05.19 23:29:26)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1. Пролог

1996 г, 6 курс обучения Гарри. Того, что случилось в каноне, я не встречала, но ведь могло же быть, не так ли? А значит, полное АУУУУ……

Входная дверь осыпалась мелкими гнилыми щепками в клубах странного сиреневого дыма, от мощного темномагического заклятья. Взвыли с надрывом сирены оповещения о вражеском вторжении. Странно, что до этого мгновения они молчали, хотя нападавшие явно пересекли периметр защитных щитов замка.

В большом зале, где до этого момента мирно проходил обычный воскресный завтрак, началась паника. Гарри вскинул голову, которая до этого момента мирно покоилась на ладони, подпирающей щеку, он сладко дремал, сидя за столом и изображая свою обычную глубокую задумчивость над мировыми проблемами и планами борьбы со злом вселенского масштаба в лице одного известного черного мага, так не вовремя воскресшего из мертвых. (Можно подумать подождать он не мог на своих болотах… Или где он там раньше находился?) Гарри в полудреме даже снилось что-то невероятно приятное, что было для его снов достаточно большой редкостью.

Последние три ночи, если разобраться, мальчику не удавалось толком поспать, прошлую ночь пришлось провести на внеочередном заседании Ордена, которое, по крайней мере, на памяти самого Гарри, никогда не укладывалось в один час. А предполагало длительное переливание решаемой проблемы из одной головы в другую, что еще вовсе не предполагало ее конечного решения, переваливание с одних плеч на другие, пока, наконец, кто-нибудь, уже опившийся чаю, и жаждущий удалиться ради физического облегчения, не прекращал бесцельного славословия. На ком обсуждение прерывалось, тот традиционно и отвечал за решение вопроса. Так что поспать не удалось. Все в этот раз были на редкость терпеливы, либо воздерживались от лишнего чая, не желая брать на себя решение поднятой проблемы. Проблема была не так чтобы сложная, но хлопотная. В итоге все решил Грюм, хлопнув по столу ладонью, да так, что Гарри подпрыгнул от внезапности, и чуть не описался, впрочем, не только он. Аластор, видя произведенный эффект, внутренне ему радуясь, ( не один он страдает) щедро раздал роли в предполагаемом действе и завершил на этой физиологически приятной ноте ( «все могут быть свободны» - волшебная фраза) собрание. В башню мальчик пришел только с рассветом.

А нынешнюю ночь он провел на занятиях с АД, членам которой вдруг возжаждалось наверстать упущенное за все предыдущие занятия, и к трем ночи, когда все наконец разбрелись по спальням, у него было ощущение, что он в одиночку ворочал камни для постройки всей гриффиндорской башни.

Позапрошлую же ночь он общался персонально с Лордом. Точнее с его мыслями, куда последние полгода раз в неделю ходил, как на личную работу, в смысле голгофу, докладывая потом обо всем, что удалось узнать непосредственно от мозгов Темнейшего сразу самому Дамблдору.

Конечно, каждый раз директор причитал, вздыхал, говорил, что это опасно, и что Гарри должен прекратить свои ментальные вылазки во вражеские индивидуальные владения, но в итоге оставался очень доволен, потому, что так удалось предотвратить уже не одно нападение на магглов и смешанные поселения волшебников.

Первым и очень удачным актом после такой «мозговой вылазки» явилось предупреждение о нападении на св. Мунго. Правда, Гарри немного смущало то, что в нападении участвовало довольно мало пожирателей, и фактически всем удалось вовремя и красиво аппарировать, чуть ли не под аплодисменты впечатленных показательным актом зрителей из лица посетителей клиники. Едва несколько элитных подразделений вооруженных до зубов авроров вступили в холл подвергшейся нападению больницы, работники и охрана которой метались в ужасе по первому этажу, пожиратели торжественно и беспрепятственно убыли в неизвестном направлении. Хотя нет, весьма известном, но почему-то авроры отследить его не смогли. Скорее всего, это был акт «демонстративного устрашения» закончившийся в каком-то смысле полным успехом ПСов и , можно сказать, под овации публики и репортеров.

Заодно Псами были изъяты некоторые зелья и приборы. Возможно, операция и была, во многом ради этого задумана. Правда, в прессе нападение было раздуто до неимоверных размеров, а возмущенные обыватели и репортеры от души и со вкусом проехались по нерасторопным властям. Теперь все сообщения о нападениях ПСов, министерство предпочитало предупреждать, а не прибывать на место по факту.

Тем не менее после «отражения нападения на св.Мунго» министр лично скрепя сердце, выразил благодарность директору и поинтересовался, не может ли его агент давать больше информации и чаще, потому что таковая предоставлялась лишь раз в неделю. Директор с достоинством возразил, что чаще его агент просто не в силах связаться с Орденом. К тому же он не хотел бы его разоблачения. Инкогнито Гарри удалось соблюсти в этот раз вновь, несмотря на серьезное давление аврората, жаждущего «забрать» осведомителя себе. Что было, естественно, полностью невозможно.

Но юноше все же было очень приятно от того, что его работа получила такую оценку. Такая «внутримозговая» деятельность продолжалась весь этот год, но наиболее целенаправленной и осмысленной она стала только непосредственно после этого Нового года. Точнее, после некоторых произошедших событий, о которых Гарри не хотел даже думать, настолько это было больно.

Последнее посещение мозгов Лорда было наиболее продуктивным, он попал на само собрание, что бывало не так уж часто, где Волдеморт выдавал указания насчет новых нападений, планируемых на праздник весеннего равноденствия, четко оговаривая военные задачи, которые ставились перед исполнителями. В который раз Гарри усомнился в слухах о ненормальности Риддла. Он планировал свои акты весьма не глупо. И зачастую расписывал действия своих людей едва ли не пошагово. Если бы не Гарри, несомненно, многие акции имели бы просто «оглушительный» успех. Хотя таковых все же последнее время весьма хватало. Но Гарри гордился, что смог предупредить хоть некоторые из них. Если честно, то процент его успеха в этом деле был выше чем итог работы самого Снейпа. Это вызывало у Гарри определенные мысли, насколько же все-таки лоялен зельевар светлой стороне.

Правда, на сей раз ему пришлось быстро смыться из головы своего врага, вдруг испугавшись, что тот может что-то почувствовать, потому что сам Гарри ощутил какое-то легкое, почти нежное касание на грани восприятия, он и не заметил бы, если бы не был так напряжен. Но все же испугался до потери сознания. В этот раз Волдеморт планировал сразу несколько нападений на праздник весеннего равноденствия. Они должны были охватить всю магическую часть Англии, повсеместно создавая напряжение и подтверждая несостоятельность министерской защиты.

И одно из них, основное, должно было быть в центре магического Лондона в Косом переулке. Нападение Псов в таком людном и популярном месте могло привести к большому количеству жертв. Не говоря о том, какой удар был бы нанесен непосредственно по имиджу министерства. Светской власти магического мира и так последнее время доставалось.

Уже не раз в прессе звучало, что пора сменить руководство. Несколько других планируемых нападений были разбросаны по самым удаленным и разнообразным точкам страны. Что в целом создало бы впечатление массированного удара. И они тоже могли оказаться крайне неприятны.
Поэтому об этих планах Темнейшего немедленно было поставлено в известность министерство и аврорат. Орден тоже планировал устроить засады на местах будущих акций. Собственно именно этим планированием они и занимались прошлой ночью. Вплоть до волевого решения Грюма, жаждущего облегчиться, и потерявшего всякое терпение. Он волевой рукой разбросал всех Фениксовцев по разным предположительно атакуемым Псами точкам, забыв о школе, точнее, решив, что охраны тут и так хватает.

Именно по этому сегодня в школе было так пустынно. Как раз до начала атаки ПСов.


Глава 2. Пророчество

-Откат во времени-

Владыка лежал на своем роскошном черно-багровом ложе. Сквозь стрельчатые окна по периметру королевских покоев светило заходящее солнце. Ему не было плохо или больно. Просто пришел его срок. Он сам жаждал обновления. Все, кого он когда либо любил, уже давно ушли, всё к чему он стремился было совершено. И не все из того что было, свершено им было правильно. Отнюдь не все. Были вещи, осознание которых пришло много позже.

А сейчас его ждало бессмертие небытия. Ибо жизнь вечна. В который раз он позавидовал людям с их бесконечной чередой обновлений. По крайней мере, они не знали такого одиночества. И силы вечных проклятий.

Его могущество позволяло ему сделать самостоятельный выбор. И он его сделал. Теперь он ждал преображения с легким сердцем. Оставалось озвучить завещание. И передать Силу правителя. Сделать это следовало с наибольшим эффектом, дабы никто не усомнился в сказанном и сделанном. Миром после него будет править его потомок. И потомок королей. Ибо сам он был у власти лишь узурпатором. И только недавно понял, какую плохую услугу оказал этим своему народу. И самому себе. Его одиночество в этом мире было бесконечным. Проклятье Лонгрина. За гибель королевской пары. Ему так и не удалось найти в мире людей их сына. Он растворился, точно никогда и не был. Но где-то продолжается эта нить. Он это чувствовал всей своей Силой правителя. И пусть новый Владыка ее найдет, эту нить. Ибо только в этом спасение от проклятья. От полного ухода в небытие. И так уже сегодня люди считают их существование сказками.

-Ретроспектива-

Лонгрин склонился над умирающим Хайдау, в последний момент тот успел прикрыть собой мужа, и теперь его изломанное тело покоилось на полу смотровой верхней площадки магической королевской башни. Когда-то здесь они были счастливы, окутывая коконом силы своего новорожденного сына. Здесь прошли самые светлые дни. Теперь здесь умирал Хайдау. Он так и не успел надеть доспехи. Но успел спасти своего возлюбленного и их сына.

Само строение тоже сильно пострадало во время боя, большинство балконов были обрушены, лифты не работали, часть помещений была завалена.Защитный купол над площадкой тоже был поврежден. Они проигрывали мятежникам. Полностью.

Только что Лонгрин дал команду спасаться в среднем мире, но многие его сторонники продолжали биться с демонами-драконами Дамиана. Куда более подготовленными в подобной встрече.

Когда все было кончено и сказаны последние нежные слова, магия Истинного дракона покинула его изломанное тело, и Лонгрин поднялся с колен. Ненависть переполняла его. Он смотрел, как заклинание прощального огня растворяет в себе тело его прекрасного молодого возлюбленного. Отобранного кликой зарвавшегося родственника. За это он не найдет покоя и жизнь его наполнит одиночество. Вечное одиночество. Проклятье королей, произнесенное у смертного огня снять невозможно.

Вихрем поднялся он в небо и ринулся в битву, но ярость плохой помощник, в бою надо соблюдать хладнокровие. Единственно, к чему стремился лорд, отвлечь на себя максимум противника, чтобы его подданные успели скрыться. Они должны выжить хотя бы для того, чтобы поддержать магию этой земли. Когда-нибудь их потомки, возможно, вновь поднимутся в небо. Но это будет не скоро. Очень не скоро.

Раненый Лорд устремился к Завесе, ключевым вратам, чтобы последней силой запечатать вход в свой мир.

Едва начертанная руна растворилась в воздухе, арка наполнилась холодным мерцанием иномирья в жарком дневном мареве. Отныне это ловушка.все кто войдет в них попадут в нижний мир. А там… не зная дорог можно блуждать бесконечно. Если в запасе есть эта бесконечность. Ключевые врата, открывающие порталы, способно вновь активировать только любящее сердце.

Лорд улыбнулся. Он успел. Теперь проход в мир магов закрыт, и люди могут жить безбоязненно. Орды Дамиана не пройдут дальше этого рубежа. Не одно столетие и не одна добровольная жертва им потребуется, для того чтобы восстановить проходы. Или создать собственные.

Лонгрин был реалистом. Дамиан могущественный маг, даже отлучение от рода оставило ему один из самых серьезных в его мире потенциалов. А ведь он прибавил себе демоническую сущность… что заставило его пойти на такое? Ведь когда-то они были довольно близки…Неужели голос рассудка был настолько перекрыт жаждой власти?

Хотя демоны всегда стремились проникнуть в их мир из нижнего. Слишком много тут было пищи. И физической и магической. Только вот жить они тут долго не могли. Затягивало их обратно. Жить могли только полукровки… но, похоже, Дамиан решил эту проблему, приняв в себя сущность демона. Не должен был выжить после такого обряда… но выжил… и он, и его соратники. Правда, говорят, не все. Хоть это утешает.

Его собственную землю наполнит дыхание сонной смерти, и будет оно здесь до прихода истинной королевской четы. Правителя и его спутника. Только вдвоем они смогут оживить сердце магического мира. А до той поры магия не будет обновляться. Она не исчезнет, но слабеет, сохранившись в полном объеме лишь в тех родах, где есть волшебная кровь. Мир истинных теперь для всех скрыт.

Теперь следовало запечатать главные врата в самой Башне, пронизывающей все три магических мира.

Но там его уже ждал Дамиан со своей свитой. Шестеро сильных драконов окружали своего предводителя. Внутренне Лонгрин даже позавидовал. У него не было таких рыцарей. Они были невероятно сильны и физически и магически. И они были не слепо преданы, а сознательно следовали за своим предводителем.

При дворе больше ценилось изящество и ум. Впрочем, в уме определенно победителю не откажешь.

- Лонгрин, ты проиграл. Ты обязан признать мое первенство и отдать верховную власть.

- Ты сам уже взял ее, Дамиан. Но не тебе править драконами и этим миром. Ты несешь в себе только одну ветвь силы. Твои потомки на троне не будут полноценны. Только потомки истинно королевского рода могут нести в себе обе силы.

Дамиан расхохотался. Он буквально лучился удовольствием.

- Вот ты и родишь мне такого потомка, Лонгрин!

- Нет, Дамиан. Уже нет. У меня есть наследник, сила рода передана.Твои усилия напрасны, ты не найдешь его. Хайдау надежно спрятал нашего сына. И даже я не знаю где он. Мой супруг унес с собой эту тайну. И тебе не поднять его тело. Я сам простился с ним.

Глаза Дамиана сверкнули ненавистью и пониманием, что его обыграли. Его черный магический доспех был покрыт копотью и кровью. Но он презрительно усмехнулся. Что ж, с маленьким принцем справиться будет проще. Он никогда не отступал. Страсть к Лонгрину всегда была подогрета предвкушением власти объединенной силы. Огромной власти. Огромной силы. Теперь он лишался Лонгрина… Что ж, у него останется власть. Это тоже не мало. А сила… где-то есть маленький принц.

- Не сомневайся, я найду его.

- Нет, Дамиан. Даже я не смог бы найти его. Но только он может составить королевскую пару. Только его примет наша магия. А до того дня ты - всего лишь узурпатор. Слуга, забравшийся на трон господина в его отсутствие.

Кое-кто из окружения Дамиана непроизвольно сделал несколько шагов вперед, не в силах слушать оскорбления своего Лорда. Кажется, это был Серпент. Возможно Магриб. Лонгрин их путал. Оба высокие, смуглые, черноволосые. Их различал лишь доспех, но сейчас все цвета сливались под слоем копоти и крови.

Демон-дракон рассмеялся.

- Мы найдем решение этой проблемы, Лонгрин. И ты увидишь его.

- Жаль, Дамиан. Нет, не увижу. Пока мы тут разговариваем, мой домен уже уходит в сон. Пока сюда не вернется королевская пара, все здесь будет спать. И воздух будет ядовит для…хм…посторонних. Так что сейчас ты говоришь уже не со мной, а лишь с моим фантомом, который не обретет покоя, но и живым не будет. Ты бессилен и проклят. И ты, и твое окружение.

- И ты ради своей мести решил пожертвовать жизнями любимых тобой слуг? Вассалов?

- Они знали. Те, кто остался со мной, знали, на что шли. Прощай, ПрОклятый Лорд.

Фигура Лонгрина потеряла свою плотность и растворилась в воздухе.

Некоторое время взбешенный Дамиан смотрел на то место, где только что стоял его венценосный возлюбленный враг. Затем стал крушить все вокруг, выплескивая собственную ярость.

Белокурый красавец Лайан Мэлль-Фоенн, взглянув в окно, воскликнул:

- Смотрите, долину затягивает туман….

Дамиан, как и остальные, поспешил к окну.

- Проклятье королей… Эта скотина обрекла нас на тридцать поколений!

К нему подошел более старый Маклан, положил руку на плечо.

- Не переживай, Дамиан. Мы что-нибудь придумаем. Вряд ли Хайдау далеко спрятал ребенка. След королевской магии все равно останется.

-Конец ретроспективы-

А он возродится. Возродится в своем наследнике. И смоет этим с себя мерзкое проклятье. И вновь будет править своим народом, но уже как законный правитель. Счастливый и любимый.

Это не подлежит сомнению. Но естественно, наиболее сильные семьи попытаются перехватить нить власти. Хотя это невозможно по определению. Править должен тот, кто соединяет в себе владение обеими сторонами силы. Только такой правитель способен удержать магический мир в повиновении и равновесии. Увидеть всю его сложность.

Зашелестели задвигаемые портьеры. Вокруг ложа, повинуясь его Зову, стали собираться члены Высшего Собрания. Самые могущественные. Повелители своих Доменов, главы королевских семей. Его последователи и соратники.

-Ретроспектива-

Много лет у них ушло на то, чтобы восстановить хотя бы собственные домены, но поднять весь мир оказалось невозможно. Их домены сообщались только через нижние демонические слои. Благо они там не были чужими. Демоническая составляющая их сущностей теперь требовала постоянного контакта с тьмой и все больше уводила в нижний мир, слишком чуждый их собственному.

Только примерно сто лет назад удалось восстановить постоянные собственные проходы в мир людей. И открыть врата в королевской башне. Теперь хотя бы семьи стали неспешно обновляться До этого им всем приходилось пользоваться только проходами нижнего мира. Правда, любезно им предоставленными. Демоны были в них заинтересованы, потому что магия этого мира держалась на них. Правда, они не могли с ней работать в той мере, в какой работали чистые кровью истинные, и магия постепенно стала покидать магический мир вместе с волшебными существами, закрывающимися в своих владениях с целью сберечь ту часть магии, которая принадлежит им самим. Некоторые виды перекочевывали в маггловский мир, ближе к источникам пищи. Истинные стали забываться.

-Конец ретроспективы-

Владыка скользнул взглядом по лицам, их сосредоточенно нарочито трагичные выражения невольно вызывали у него ироничную улыбку. Хоть бы уж не притворялись. Довольны - до невозможности. Что ж, власть действительно пора обновить… Впереди его народ ждут смутные времена. Владыка усмехнулся. Вот уж будет им сюрприз. Он планировал назвать имя наследника. Больше всего на эту роль подходил нынешний глава азиатских кланов - Серпент. Он силен, властен, и у него есть молодой перспективный наследник.

- Дети мои, пришло мое время прощаться с вами…( о какие лица… хоть бы лимоны для порядочности пожевали, или спрятали разрезанный лук в рукаве…) Меня ждет вечность, ибо путь наш все же не бесконечен…(ох и надоели вы мне все, вместе со своими интригами…) но ухожу я со спокойным сердцем, оставляя ….

Тело самого могущественного существа магического мира изогнулось в конвульсии, скрученное Силой, прорывающейся сквозь его барьеры. Глаза остановились, весь он, казалось, засветился от сжигающей плоть внутренней магии, толчками распространяя пронизывающий лучистый свет, обрисовавший его нечеловеческую сущность, связывающий силой знания и посвящения всех присутствующих. Теперь они не могли отбросить познаваемое не навредив смертельно самим себе.

Владыка заговорил отстраненным голосом, который принадлежал уже не ему, а тому, что было выше его.

- На Трон Судеб волшебного мира взойдет магическая королевская пара. На будущего владыку и супруга его, носителя истинной королевской крови, укажет сама магия, и союз с потомком от истинных королей объединит вновь во власти своей весь магический мир. Королевская пара восстановит династию.

Посмертное пророчество забрало все силы уходящего, тело его расслабилось и медленно истаяло на глазах присутствующих претендентов на престол. С последней вспышкой унеся магию, предназначенную переемнику.

Все произошедшее было шоком и означало лишь одно. Никто из присутствующих на престол магии не взойдет.

Ибо король не назван, но он есть уже. И могущество его будет столь велико, что никто из присутствующих не хотел бы его иметь в своих врагах в будущем. А, следовательно, Совет был вынужден объединиться для поиска и создания королевской четы.

Так как тело Владыки истаяло, его сила уже устремилась в новое вместилище, и, следовательно, новый владыка будет обладать очень большим могуществом, вот только бы найти его… все главы кланов напряженно переглянулись. У кого сейчас воспитывается это сокровище? Хотя, возможно, он еще и не родился, такое тоже возможно…

Если прежний владыка официально не принадлежал ни к какому клану, будучи королевским изгнанником и узурпатором власти, захваченной в прошлый переворот, то юный, без сомнения, возведет свой клан на небывалую высоту власти и силы…И этот клан не даст правителю потерять эту власть. Впрочем, все присутствующие здесь уже связаны. Они не могут навредить будущему правителю и не исполнить пророчество. Коли им дорога жизнь и благополучие их родов. Они уже знали на примере почившего Владыки, каково это, идти против магии. Посмертные пророчества неизменны и обязательны. А само Пророчество как ему и положено быть, было весьма расплывчатым…

Главы родов тут же, не расставаясь, единодушно проследовали в ритуальный зал замка, дабы призвать магию…к ответу.

Они сознавали свою ответственность - решалась судьба магического мира. Плюс их личная. Что для каждого из них, пожалуй, было важнее. Такая вот магическая рулетка, где на кону стояла власть над всем миром, могла бы заставить переживать даже давно мертвого. Впрочем, не все из присутствующих могли твердо и честно сказать, насколько они являются живыми.

В ритуальном Зале королевской башни повелители доменов объединили свои силы в едином вопросе, единой просьбе указать будущего короля, но магия вновь сделала привычный финт ушами. Только на вторые сутки ритуала, когда от напряжения, проводящие его уже еле держались на ногах, и только после смены вопроса на более широкий, к какому клану будет принадлежать будущий Владыка, в пентаграмме, наконец, возникло несколько вариантов ответа, где может находиться будущий юный король.

Магия указала, что наследник и будущий отец Повелителя всех магических народов произойдет из клана Эль-Магра, Серпентов, или Мэлль-Фоеннов. И определен он будет лишь через год. Когда магия ушедшего Владыки окончательно найдет свое вместилище.

Что ж, не такой уж большой разброс пророчества, особенно если учесть, что у Магрибов и Мэлль-Фоеннов давно никто не рождался, а вот у Серпентов есть молодой наследник, приблизившийся к инициации. Все прочие главы с откровенной завистью смотрели на глав этих родов.

Хотя никто не удивлялся такому выбору магии. Это были самые сильные домены, полностью независимые, и разразись завтра вселенская катастрофа, их владетели все равно останутся живы. Живы и богаты. Конечно, жутковато было представить у власти Серпентов. Облик предводителя которых был до ужаса «украшен» результатами некромагических экспериментов и постоянного обращения к темнейшей магии, его точно можно было считать условно живым…

Когда-то он был первым другом почившего ныне правителя. Вместе они приняли тьму и вместе стали в ряды бунтовщиков, когда за свои эксперименты Дамиан был отлучен от королевского рода. Конфликт короля и его родственника усугублялся еще и тем, что Дамиан хотел Лонгрина, как свою пару, что в принципе было невозможно.

-Ретроспектива-

Там, на горизонте разгоралось зарево темного мира. Мира, с которым его царственный родственник Дамиан заключил договор. Ценой которого была власть. Неограниченная власть в обоих магических мирах. И естественно, гибель его, Лонгрина.

Преобразующие силу жизни ступили на тропу борьбы за власть. Власть над жизнью. Это всегда было для них соблазнительно. Он сам, совершил ошибку, взяв мужа из преобразующих силу стихий, а надо было породниться с ветвью Дамиана. На что тот и претендовал. Возможно, это оттянуло бы конфликт. Когда представители Дамиана услышали отказ Совете Старейшин, разразился скандал. В результате чего Дамиану было отказано в месте при королевском дворе. Но сделанного не воротишь. А Дамиан в отместку за отлучение от королевского двора заключил договор с демонами. За договор был изгнан из королевского рода… И чтобы восполнить утраченную силу, принял демоническую сущность, пройдя жестокий и кровавый ритуал. В котором до него никто не выживал. Выжить можно было только теоритически. Но он выжил. Но больше не был Истинным в полном смысле этого слова.

Лонгрин вздохнул. В зал вошел его супруг, на руках он нес их сына. Наследника. Среди истинных почти не было женщин. Женщины рождались только от полукровок, и их наследие было латентно. Но Лорд-дракон не мог себе позволить даже возможного понижения уровня магии в королевской семье. Его крылатый народ мог не принять слабого правителя.

Впрочем, Лонгрин любил своего супруга. Пусть и выбранного Советом старейшин. Их брак был удачен во всех смыслах. Молодой дракон из чистокровной магической семьи, связанной родом с Истинными, согласно традиции был инициирован только после рождения ребенка. Он был красив, умен, силен магически. Сейчас от него требовалось проявить еще и хитрость. Он должен скрыть своего потомка, Их род обязан пережить эти смутные времена. Иначе магия покинет этот мир.

Скрыть королевского ребенка можно было только среди людей-магов, причем таковые не должны быть связаны с его родом.
Только это даст гарантию выживания.

Ребенку было всего несколько недель. Правда, выглядел он, как годовалый, из-за того, что первый год своего существования дети драконов проводят в "яйце". Под бдительным присмотром своих родителей. Правда, это магическое "яйцо", ребенка окружал кокон защитной силы, созданный его родителями совместно, сразу после рождения малыша , охраняющий и насыщающий магией потомка до того момента, когда младенец выходил из возраста полной беспомощности. Сейчас ребенок смеялся и тянул ручки к своим родителям. Он уже немного ходил и пытался говорить.

…Хайдау знал о планах своего мужа. Он все понимал. Но… он не собирался оставлять любимого одного. Слишком мало им выпало совместного счастья. Конечно, предупреждение пророков пришло вовремя, они все успеют, вот только он не собирается оставлять Лонгрина один на один с его бедой. Он спрячет из сына и вернется. Он непременно вернется.

- Спеши. У тебя мало времени. Спрячь нашего малыша подальше. Придет время, и мы найдем его. Хайдау прижал ребенка к груди и, поцеловав Лонгрина , вышел на открытый пандус, специально приспособленный для быстрых взлетов. Через несколько секунд перламутрово серебряный дракон растворился в летней голубизне неба.

-Конец ретроспективы-


Глава 3. Планы и их исполнение

Глава Серпентов с несколько высокомерной улыбкой взглянул на конкурентов. Не зря он готовил своего младшего сына, как юного принца… Нельзя сказать что юноша был любимчиком, но внимания ему уделено было больше, чем прочим сыновьям и даже старшему, который уже помогал отцу в ведении дел клана. Впрочем, все Наг-Некросы принимали это как факт. Ведь испытания в полном объеме прошел только младший..

А такого не пожелаешь никому. Тем более кровному родственнику. А в роду Серпентов при всей жесткой иерархии было принято друг друга поддерживать. И если даже между собой порой бывали весьма жесткие схватки, то «на люди» выносить ничего было нельзя

Наказание за случайную утечку информации было жестоким. Но никогда смертным. Серпенты ценили жизнь. К тому же мучения можно сделать такими, что смерть покажется избавлением.

Но после инициации она им не грозила. Если только уход в нижний мир. Хотя с этой проблемой, как некрос, Серпент давно справился. Вот только … Не всякому будет по душе дальнейшая жизнь в сущности некроса. Вернуться из которой в нормальное состояние пока было проблемой. И. поэтому жизнь ценилась.

Все Серпенты были некромагами очень высокого уровня. И чем больше они работали с магией смерти, тем больше она накладывала на них свой отпечаток, оставляя все меньше человеческого в их облике. Поэтому молодого и красивого наследника по-своему любили все. Тот полностью прошел все положенные ступени испытаний в человеческом магообществе, всё согласно королевским традициям. За это юного члена рода следовало уважать и подтверждало, что в его существование и благополучие важно для клана. Когда на родовом совете было озвучено пророчество Дамиана, все встало на свои места. И младшему была оказана полная поддержка. Братья сами сопроводили его в сокровищницу рода, дабы достойно экипировать младшего к предстоящим событиям.

Серпент прикинул, что стоит наградить пророчицу клана, которая посоветовала ему в свое время сойтись с сильной магичкой, активно вызывающей демона в своих ритуалах, для зачатия наследника, и дать пройти ему надлежащие испытания.

Жаль, что мать его сына не вынесла родов, отдав им и ребенку все свои силы и магию. Но она знала тот риск, на который шла, вызывая демона себе в супруги темным ритуалом. Она хотела получить сильного наследника для своего рода, она его получила. Но заплатила за это своей жизнью. Это была обычная практика старинных темных чистокровных семей, особенно, приходящих к вырождению, для которых подобный ритуал частенько был спасением. Он служил для обновления магии и генофонда семей. Даже один сильный маг существенно влиял на общий магический фон семьи, повышая родовую магию.

Только на сей раз наследник достался не роду матери, а его забрал отец. Что вызвало бурю негодования главы рода. Его удалось быстро заткнуть, но немного неадекватный маг из мести распространил слух, что сын его дочери - полукровка. Что, в общем-то, было правдой…

Правда, сама ситуация была выгодна Наг-Некросу. С такой биографией сыну было проще проходить испытания. Большую их часть он прошел в весьма нежном возрасте, Серпент считал, что так ребенок перенесет их легче. Хотя они и окажут влияние на его характер, но меньше шансов, что сломают. А характер… Что ж все Серпенты не ангелы. Совсем не ангелы.
И еще глава клана благодаря всей сложившейся ситуации не получил на свою шею жену. По законам истинных он не имел права не инициировать мать наследника. Но судьба распорядилась за него. Глава рода Серпентов всегда предпочитал свой пол. Он считал себя очень чистокровным Драконом. С благородной кровью Высших демонов. Он сам выбрал клан демонов, с которыми связал свою кровь и магию, породнившись.

Это были могущественные представители нижнего мира. Некросы. Могущественные и… жутковатые на вид. Если Мэлль-Фоенн выбрал союзников с акцентом на красоту, то Серпент отдал предпочтение Силе. Он всегда увлекался некромагией. И они прекрасно нашли общий язык, объединив свои кланы. Впрочем, Некросы таки получили свою дьявольскую красоту от Серпентов, которой обладали теперь, но только в человеческом облике.

А само волшебное наследие мальчика доказать ничего не стоило. Но Серпент с этим не спешил. И только когда юноша, закончив школу, подал интересную идею - о захвате официальной власти в магическом мире… Он понял, что его наследник был еще и умен. Глава клана полностью одобрил и поддержал действия своего сына.

Молодой мужчина быстро нашел себе сторонников. Костяк которых составляли первое время люди отца, члены вассальных семей и бывшие однокашники по школе. И сколько бы вокруг него не бродило слухов о его происхождении, стоило показать край крыла…или плеснуть силой, и сомнения исчезали сами, сменяясь благоговением.

И хорошо, что сын еще пока не прошел инициацию, хотя готов к этому, и магическая сила его уже сегодня очень велика, и все признаки наследия на лицо, но он его еще не принял. Следовало, пока юноша «не украсил» себя наследием, найти ему королевскую пару. Но это уже внутреннее дело клана. Конечно, единственное, что сейчас говорит против его кандидатуры, так это отсутствие королевской крови в самом наследнике.

Но кровь может нести и пара принца. В предсказании можно прочесть именно это. Следовало поспешить с обрядом определения пары. Серпент не сомневался, что конкуренты тоже что-нибудь придумают. В конце концов, у них есть целый год! Только через год они вновь соберутся в этом зале, дабы представить магии претендентов.

Но он не собирался ждать год. Власть надо брать сразу.

Тауран завтра же будет здесь. И примет Силу Владыки. И пусть они все потом кусают себе локти. Старый змей удовлетворенно взглянул на остальных присутствующих. Впрочем, у всех на лицах было глубокое раздумье. Каждый решал собственную задачу. А у него есть некоторая фора, которой он и собирался воспользоваться.

У каждого из присутствующих зрели свои планы. От шанса возвысить свой род не откажется никто. Все поглядывали на троих главных: Лайана Мэлль-Фоенна, Магриба Эль-Магра, Серпента Наг-Некроса. Остальные главы родов, не названные магией, прикидывали, к кому стоит примкнуть в ближайшее время, чтобы потом оказаться ближе к вершине. Большинство намеревалось поддержать нейтралитет и не спешить, потому что Дома сами начнут искать себе союзников… Но и запоздать нельзя… а то все места в ближнем круге нового правителя будут заняты более расторопными.

-оОо-

В ночной тишине пустынных королевских покоев стояли двое. Повелитель Серпентов и его младший сын -Тауран.

Не надо говорить, чего стоило им пробраться сюда. Оба тяжело дышали после боя. Их мечи еще были влажны и красны от пролитой крови охраны, которая состояла отнюдь не из безобидных магов. Те твари, что были призваны охранять магию башни, были не слабы и кровожадны. Когда-то в прошлой жизни они были прекрасными воинами, потому и удостоились такой чести, войти в Теневую стражу Башни Королей.

Потом они вновь поднимут их. Потом. И даже наградят наиболее достойных. Живой плотью. Для этого есть пленники – магглы. Их достаточно для всестороннего насыщения Теневой стражи. И эти существа запомнят своих новых хозяев. Сильных, щедрых.

А то, что они прошли такую охрану сейчас, уже говорило о многом. В частности, об уровне владения магией и оружием самим Таураном. Серпент тайно гордился сыном. Поэтому мальчик еще до инициации имел родовое имя. В человеческом обществе его звали много проще, впрочем, как и отца - Том. Но он не любил это плебейское имя. Серпента же оно не волновало. Человеческое существование- это лишь эпизод в жизни любого члена его семьи. Фантазию проявила только мать ребенка перед смертью, дав ему видимо давно придуманное имя - Марволо. Которым Тауран тоже не пользовался.

Теперь следовало поторопиться, все действия были заранее обговорены много раз. Тауран двинулся к пентаграмме, внутри которой мерцал рунический круг. В последний момент он немного замешкался, снимая одежду.

Отец нетерпеливо подтолкнул обнажившегося сына в центр вспыхнувшей посреди ритуального зала пентаграммы, испещренной древними рунами. Сын был красив безупречной красотой. Жаль, что ритуал оставит на нем след. Но он должен привыкнуть платить за силу, за все свои просьбы к Тьме.

Шрамы украшают мужчину. Мага украшают шрамы Силы. Они, как знаки отличия, для многих Темных народов. Это только светлые стыдливо их стирают или прячут. Но не значит, что не имеют. Магия безжалостна ко всем. Она знает, когда и как взять свою плату. Потом, в клане, когда они вернутся, если вернутся, они торжественно отметят появление этих следов. А пока, - не следовало отвлекаться. Это был ритуал Высшей Тьмы. Он требовал полной самоотдачи от участников.

Вначале ничего не происходило. Затем появилось дымное свечение. Фигура юноши изогнулась от боли, пронизывающей все тело. Серпент приподнял глаза, но голос его, читающий заклинания не дрогнул. Если сын сейчас погибнет, у него будет время зачать другого. Пусть он гордится, и по-своему любит своего ребенка, но на кону слишком большая карта, чтобы ее упустить. И они оба знали, на что шли.

Юношу ломало, тело Таурана плавилось и трансформировалось от потоков Силы, протекающих через его сущность, после первых трех минут мучений он потерял голос и сейчас уже кричал беззвучно. Но отец не останавливал ритуала. На какой-то стадии это стало бесполезным, даже опасным если бы Серпент, или кто-то еще, захотел прервать действо, то Магия, вырвавшись из-под контроля, их всех просто уничтожила бы.

Теперь были только два варианта: завершить ритуал или погибнуть. Второе вероятнее, первое желательнее.

На границе магических вихрей возник призрак Владыки, таким, каким его помнил Серпент в годы переворота, полным сил, наглым и молодым, в черных магических доспехах, способных стать второй, неуязвимой для оружия и заклинаний, кожей.

Тогда, да и потом, равных ему не было. И только он мог решиться на соединение своей силы истинного с силой демонов Нижнего мира. Тем самым проложив себе дорогу во власть.

Когда-то завершившуюся переворотом, во время которого законный молодой правитель погиб.

Унеся вместе со своей жизнью тайную и единственную любовь узурпатора. А так же надежду на продолжение королевской династии. Впрочем, ходили упорные слухи, что Лонгрин успел связать себя магическим браком, пока они решали свои вопросы в нижнем мире, и дитя этой связи было спрятано среди обычных людей… Но за столько столетий потомка короля так и не было найдено… Хотя искали его упорно. А в отсутствии упорства Дамиану вряд ли кто-нибудь мог попенять. Он в нахождении наследника королей был заинтересован более всех.

Дамиан за прошедшие после переворота годы смог вернуть и взять Силу Правителя, смог заставить работать два уровня королевской башни из трех, нашел выход и возможность существования для их кланов в мире истинных, отравленном королевским проклятьем, где нельзя было ступить на землю, - лучший из возможных.

Смог открыть собственные проходы в мир людей-магов, основному источнику рабов, продовольствия и жизненной силы. Но не мог вернуть владычество над двумя ветвями Силы. Жизненной и Стихийной. Это было присуще только королевской династии. Сам он при изгнании утратил некоторые способности. Безвозвратно. Как и возможность оставить наследника. Его даром было только владычество над жизненной силой. Причем в двух ипостасях, как и у Серпента, они могли повелевать внешней силой и внутренней. Возможно, именно поэтому, последнее время в мире людей магов прогрессирует Тьма в ее различных проявлениях.

Всю его долгую жизнь Дамиана сопровождало одиночество. Им он наелся досыта. Все, кто пытался связать с Владыкой свою жизнь, а таких было не мало, покидали правителя в короткие сроки. Ни одна из беременностей его спутников или спутниц не завершилась благополучно. В итоге, окончательно поверив в проклятье и его неразрушимость, он отказался от постоянных связей, оставив в своем сердце только память о Лонгрине, последнем короле магического мира.
С того момента он мог только принять наследника. Чем и собирался сейчас воспользоваться Змей. Он не мог провести ритуал принятия в род при жизни Дамиана, так как Тауран тоже попал бы под проклятье, но после смерти… Такой шанс был.

Призрак Дамиана взглянул на своего бывшего соратника.

- Что хочешь ты, мой боевой товарищ?

- Мой сын был бы достойным твоим наследником, Дамиан. Отдай свою силу ему. И он взойдет на престол. И продолжит твою линию.

- Не могу. Магия уже решила. Править должен потомок короля.

- За столько лет мы не нашли его. Наш народ не может оставаться без сильного предводителя.

- Я хотел назвать тебя. Видит Тьма, ты - один из немногих, кто был со мной с самого начала. Но магия не дала. А со своей силой я могу передать и свое проклятье твоему сыну.

- Мы справимся.

- Он и так могущественный маг.

- Он должен стать королем!!! Он должен продлить твой род! Он рожден для этого! Я не отпущу тебя, Дамиан, так просто. И не дам тебе покоя. Я любил тебя всю свою жизнь. Ты выбрал одиночество. Позволь иметь нам общего наследника.

- Это не мой выбор, а моя вина. Ты первый, кто смог преодолеть границу миров. До сих пор истаявших никто не мог тревожить. Даже я не мог.

-Это не я. Это он.

Страшная тварь в центре пентаграммы в болезненных конвульсиях преобразования била черными кожистыми крыльями, полосуя камни клинками когтей.

- Он? Столь могущественный некромаг в свои годы? Что ж… возможно, ты прав. Этот юноша многое сможет. Ты позаботился о достойном наследнике. - Призрак задумался. – Нашем наследнике. Ты уже подготовил ритуал? – скорее утвердительно, чем вопросительно произнес Дамиан. Серпент кивнул. - Но ты и он… вы должны дать мне клятву…

-оОо-

Оба оставшихся повелителя избранных магией кланов понимали, что им следует срочно найти себе наследника или человеческую пару, если они хотят претендовать на престол волшебного мира, оставшийся после ухода Владыки, и каждый из них собирался решить проблему по-своему. Причем, не откладывая ее в долгий ящик.

Оба срочно отбыли в свои кланы, где провидцев, предсказателей, пророков, нумерологов, астрологов ждала неспокойная ночь. Им было поставлено жесткое условие – к утру выдать четкий совет, как поступить в этой ситуации главе клана. Наказанием за невыполнение могла быть смерть.
Утром, после выслушанных пожеланий своих пророков, оба главы, естественно поступили по-своему. Но советы учли. Предсказатели облегченно вздохнули.

Повелитель Эль-Магра - несущих силу восточных демонов-вампиров, пошел в мир живых, потому что такому, как он наследника родить могла только еще не инициированная вампирша, несущая такое же наследие. После многих раздумий и внимательно выслушанных советов прорицателей клана, изучения архивов семей носителей наследий, и Архива Крови, он обратился в род Принцев.

Этот, в прошлом могущественный род был когда-то связан обязательствами с королевским родом, увы, канувшем в лету после переворота, и там могла сохраниться нужная царственная кровь.

После недолгих убедительных переговоров с главой сильно утратившего былое могущество и известность рода и напоминанием о давно не требованных волшебными расами данниках, вдруг выяснилось, что в семье есть молодая девушка. И она уже достигла брачного возраста.

Как легко можно добиться взаимопонимания с простым магом, если хоть частично показать истинную сущность от «случайно» возникшего раздражения тупостью этих смертных людей…всего-то понадобилось щелкнуть зубами и позволить проявиться боевым когтям на одном призрачном крыле.

Для главы приходящего медленно, но верно в упадок рода этого вполне хватило. Провожая своего гостя, он кланялся примерно через каждые три метра. Предвкушая, как вскоре, возможно, благодаря нынешней договоренности, его потомки вновь займут достойное Принцев место в волшебном мире.

Девушка оказалась при более близком знакомстве вполне мила, в смысле саркастична, язвительна, недурна собой, не страдала излишними комплексами, была свободна от сердечных привязанностей, слава тьме, вполне невинна….

Что еще надо Озабоченному захватом власти демону? Которому опостылел собственный покорный и обученный всем тонкостям доставления удовольствий гарем? Самое то. Гордая, своевольная, язвительная магичка была похожа на породистую необъезженную кобылку своим непокорным нравом. Как владетель восточного домена, глава Магрибов предвкушал сам процесс приручения девицы.

Через неделю претендентку на материнство будущего наследника удалось совра… собла… в смысле вступить в связь и сделать предложение под видом маггла, правда, не без использования некоторой толики своей демонической магии,… но кому про это надо рассказывать? Разве что на страшном суде…
Магриб был демонически красив и харизматичен, умел ухаживать и властвовать, устоять молодой девушке было просто невозможно…

Определив, без труда, что девица действительно является носительницей королевского, хоть и латентного наследия, Тобиас не стал откладывать брачный договор в долгий ящик, и не прогадал, его невеста понесла с первого раза, к тому же она оказалась весьма сильна магически.

Род Принцев без лишних разговоров отдал ему ее, соблюдая, как принято в случае данников, секретность этого союза. Для всех остальных Эйлин стала изгнанницей, предательницей, вышедшей замуж на негодного, хоть и красивого, маггла. Гордая Эйлин только фыркала на сочувственные высказывания знакомых, родственников.

Она была влюблена. Маггл просто вскружил ей голову, ей, рациональной наследнице древнего благородного рода. К котором, говорят, даже была королевская кровь!

Подруг, слава Тьме, у нее никогда и не было. Так что судачить о семейной жизни было не с кем. Советоваться тоже.

Через положенный срок она родила на радость своему возлюбленному супругу мальчика, которого до инициации будут звать Северусом. Довольный отец, сам принимал роды и не позволил погибнуть матери, он решил не повторять ошибки своего конкурента, лучше отдать вовремя часть силы, чем потом пожинать плоды смертных проклятий матери своего наследника. К тому же просканировав потенциал ребенка, пришел в восторг, и на радостях раскрыл тайну своей сущности, едва пришедшей в себя после родов жене.

-оОо-

Более оригинальным и хитрым образом поступили Мэлль-Фоенны. По совету своих нумерологов и предсказателей клана, Лайан принял в род и инициировал взрослого мужчину из рода своих постоянных данников – сильного чистокровного мага Абрахаса Малфоя.

Который уже имел новорожденного сына, тоже сильного мага, с выраженным волшебным наследием как отца (Мэлль-Фоенны), так и матери (королевские вейлы) и которая передала свой статус ему, используя соответствующие темные ритуалы. Он был реальным претендентом, учитывая доминирующее преобладание волшебной крови в ребенке, тем более что маленький Люциус еще до рождения был обручен с Сириусом Блэком, носителем редкого наследия чистых Истинных (королевская кровь) не смешанной с демонической составляющей. Их покровители в свое время входили в число сторонников короля и были уничтожены... Решение о союзе наследников, главы чистокровных родов Малфоев и Блэков приняли уже достаточно давно.


Глава 4. Претенденты

В назначенный срок, по прошествии двух лет, все главы озвученных родов вместе с претендентами на престол собрались вновь в ритуальном зале королевской башни, пронизывающей все три волшебных мира, но невидимой простым глазом ни в одном из них.

Два яруса башни действовали благодаря магии Дамиана, потратившей с свое время не один десяток лет на их расконсервацию. На нижнем уровне были склады, сокровищница, зал советов, ритуальный зал, и гостевые апартаменты. На среднем апартаменты для свиты короля, залы для приемов, библиотека, кабинеты, лаборатории. Каждый уровень состоял из нескольких этажей, украшенных просторными верандами. Балконами, и пандусами для взлетов. Верхний, королевский уровень был по-прежнему недоступен. Подвалы башни уходили в нижний мир, Средний уровень был связан с миром людей а верхний в закрытый проклятьем Лонгрина мир Истинных.

Сейчас все главы родов и старейшины народа находились в главном ритуальном зале башни. Каждый из трех избранных глав родов хвастался своим наследником, отвечающим в той или иной степени требованиям пророчества и был возможным претендентом на престол, и пусть даже не несущим королевскую кровь, потому как королевская кровь могла быть у его будущего спутника.

Конечно, фаворитом был Серпент Тауран. Он уже достойно прошел все испытания, как надлежит особе претендующей на престол. Единственно, что крови истинных королей он в себе не нес. Но кровь темных Серпентов в нем была великолепна. Она была даже сильнее выражена, чем сама кровь истинного. Он был прекрасен в человеческом обличье и ровно настолько же ужасен в подлинном. На нем были уже первые отметины использования высшей Тьмы. Старейшины невольно любовались молодым мужчиной, ведшем себя сдержанно и с достоинством. Уважительно обращавшимся в к ним и достойно поддерживающем разговор с главами родов.

Юноша ( по нормам волшебных существ) вступил уже в пору зрелости, но магической пары у него пока не было. Это тоже являлось минусом. Серпент об этом не распространялся. Но при вопросе насчет пары для наследника глава клана скромно промолчал, вероятно, он выжидал, не найдя достойного…и отвечающего амбициям самого Серпента. Впрочем, он имел далеко идущие планы, и не спешил связывать наследника. Кто знает, как вывернет рулетка? Надо ко всему быть готовым. Старый змей хотел вначале увидеть других претендентов. И теперь их с любопытством разглядывал, на пару с наследником. Тауран недоумевал. Эти дети не могли быть ему конкурентами, даже если в них что-то заложено, не факт, что они смогут выжить в столь суровом мире. Тем более в такой схватке за власть. С другой стороны за ними стояли не слабые кланы. Хитрость Мэлль-Фоеннов и яды Магрибов вошли в поговорку среди истинных.
Серпент напомнил наследнику держать под рукой безоар и проверять любые напитки и пищу. На всякий случай. И к представителям Мэлль-Фоеннов вообще не подходить. И рта не раскрывать лишний раз.

Выслушав все эти напутствия родича, он со спокойной душой вошел в рунный круг, находящийся в ритуальном королевском зале внутри начертанной кровью пентаграммы. Второй мальчик тоже вошел, с восторгом глядя на него. Настоящий белокурый ангел. Он смотрел на Таурана с неприкрытым благоговением. Хороший знак. Что ж… он не забудет про это. Третий едва умел ходить, тоже мне, соперник. Славный карапуз, для разнообразия чернявенький, как все Магрибы.

Серпент Тауран фыркнул. Помимо крови, одно достоинство - мальчики хорошенькие. Он все знал о каждом из них, отец собрал полное досье на конкурентов. Теперь он видел их вживую.

Северус был рожден наследником волшебных существ, Эль-Магра или в просторечьи по имени своего главы - Магрибов (Магрибские колдуны вампиры, появившиеся в результате полного слияния рода магрибских темных колдунов-некромантов, потомков некросов и истинных, и вампиров) и матери из рода Принцев, (несущей наследие королей, правда, давно не обновлявшееся). Мальчик был очень красив (!), но в мире людей как волшебное существо, он не должен был привлекать к себе внимание, поэтому первое, чему обучали каждого наследника Магрибов, так это чарам иллюзии, в которых Магрибы, непревзойденные творцы миражей, были великие мастера. И сейчас, даже в столь неразумном возрасте, годовалый малыш уже пытался окутать себя серебристой дымкой, тем, что в дальнейшем станет его надежной естественной броней, не дающей опознать высшую демоническую кровь, до которой в любом мире всегда было много охотников.

Но королевское наследие он мог принять только при условии прохождения всех испытаний и полной инициации. До начала ритуала малыш мило играл отравленным кинжалом на руках своего невероятно гордого отца. Магриб сознавал, что к требованиям пророчества его сын подходил больше всех, хоть и был самым младшим из претендентов. Это сознавал и Тауран, разглядывая юного принца.

Хитрые и практичные Мэлль-Фоенны представили своего претендента - Люциуса Мэлль-Фоенна (Малфоя), который вроде и не совсем подходил под требования, но и не отрицал их… маленький четырехлетний мальчик внесенный в зал на руках главы своего клана уже сейчас осматривал всех умными пронзительными серебристыми глазками, точно прикидывая, где, чьи слабые места…Мэлль-Фоенны славились красотой и своими придворными интригами. Их глава, Лайан, так же как и Серпент, и Магриб, стоял у истоков переворота. Именно ему принадлежала идея влить в кровь истинных демоническое начало. Мальчик знал искусство выживания в мире сильнейших с пеленок. При этом не терял собственного достоинства. Можно было не сомневаться, что он с охотой подчинится лидеру, но более слабого без зазрения совести уничтожит. Такова черта его предков. С генами, да еще и усугубленными соответствующим воспитанием, не поспоришь.

Из всех своих соратников, безусловно, самым сильным являлся Дамиан. Эго первенство признавали все, но Лайан умел пользоваться его расположением как никто другой.

Сам ритуал объединения кровей волшебных существ в итоге проводил Дамиан, как более сильный маг, носитель королевской крови, пусть и изгнанный в свое время из рода. Вливание крови существ нижнего мира дало клике заговорщиков значительные преимущества в магии, и поддержку тварей преисподней, с которыми они породнились, а Дамиану компенсировало утраченные при изгнании возможности, и дало новые. Каждый из заговорщиков взял столько черного начала, сколько мог осилить, а некоторые и свыше того, Например, у Серпента в итоге приобретенное превысило его собственное. И он в большей степени стал демоном, чем истинным. Что его нисколько не расстраивало, полностью отвечая его змеиной сути.
Теперь Тауран объединял эти две сути , две крови. Он мог по праву гордиться тем, что дал ему его отец. Конечно, этим он пробивал себе и своему клану дорогу во власть. Хотя по-хорошему он никогда не был ей обделен.

-оОо-

После того, как претенденты заняли свои места в кольце Силы, а старейшины начали ритуал, магия повела себя, как обычно последнее время - не предсказуемо, она щедро отметила королевскими знаками, проявившимися на телах, всех троих. Но Тауран получил дополнительный знак регента, что фактически сразу давало ему место правителя, пусть номинально и временное, а маленький Северус имел черно-золотой знак власти, так как он единственный был носителем королевской крови в своем наследии, у Люциуса же знак власти переливался серебром, но знака Владыки, увы, пока не было ни на одном из претендентов.

Толкователи с пеной у пастей орали на всех темных наречиях разное, пытаясь правильно расшифровать проявившиеся знаки и руны, и, так как толкователи были из разных кланов, то конечно, со свойственной демонам хитростью они пытались провести толкование со всей возможной пользой для своих кланов.

В итоге через пару суток ожидания и нервов Старейшины сошлись на том, что двое претендентов пока слишком малы, основным является Тауран, но наиболее вероятным Северус, но так как ему еще до инициации очень далеко, то его хранителем должен быть сам регент лично. Он и ответственен наряду с отцом претендента за прохождение принцем испытаний. А юный Люциус является наперстником Северуса, и третьим в очереди на трон. Если вдуматься, то не так и далеко.

Серпентом тут же была высказана идея сочетать браком Северуса и Таурана, это во многом бы решило проблему, но, увы, обе особи были врожденными доминантами и их союз привел бы к бесплодному браку. На что тут же и указали старейшины. В королевской чете это невозможно, ибо магия настаивала на восстановлении династии. К тому же по негласной традиции пара Повелителя должна была иметь человеческое происхождение, а не быть прямым носителем наследия, пусть еще и не инициированным. Это гарантировало определенный магический уровень крови, и совместимость магии.

Впрочем, эта идея все равно нравилась и Таурану, и еще больше самому Серпенту. Но они не стали озвучивать свои дальнейшие планы. Змеи лишь переглянулись и понимающе усмехнулись друг другу. Весь прошедший год Тауран учился справляться со своей вновь приобретенной в наследство от правителя магией. Поэтому, конечно, ритуал не мог его игнорировать. Он был назван регентом и наставником при малыше Люциусе, пока носящем только человеческое имя. Был упомянут и Северус, но его отец несколько замял этот вопрос, акцентируя на том, что мальчик еще мал. И Старейшины ограничились для регента званием хранителя малыша. Как в последствии оказалось, Тобиас был дальновиден.

Решение Совета было озвучено с «высоты башни» по королевской традиции. В смысле во все кланы отправлены соответствующие вестники.

В итоге три претендента и их окружение отправлены в мир людей до инициации по законам наследия. Они должны пройти все испытания. И только по завершению их и обретению магической пары, дабы обеспечить себя наследниками, юношам будет разрешена инициация.

Отныне маленькому демону Северусу, как главному претенденту, предстояло пройти свои круги ада среди общества людей, в среднем мире, чтобы правильно оценить их, под наблюдением своего возможного наставника, хранителя и главного соперника в одном лице.

Он, уже прошедший свою голгофу, внимательно разглядывал малюток, фактически отданных ему в полную власть. Можно было не сомневаться, что Тауран проследит со всей тщательностью за выполнением испытаний своими юными соперниками. Единственно, в чем можно было быть уверенным, случайно погибнуть он им точно не даст. Потому что это касается чести Правителя. И магической клятвы.

И лишь когда царственные юноши достигнут возраста пробуждения наследия, им надлежало вычислить магическую пару…которая, быть может, и возведет кого-то из них на престол…

Тауран не переживал, в магическом мире у него уже было определенное положение, слава, сторонники и противники. Больше того, он уже обладал некоторой силой и властью. И был известен как лорд Волдеморт. О, он обеспечит им прекрасные, высококлассные, суперклассные испытания. Они могут в этом не сомневаться.
Тауран усмехнулся. Не будь он истинным Серпентом.

-оОо-

Во всем этом выиграли, как водится, хитрые Мэлль-Фоенны, их претендент и не рисковал, сражаясь за трон, и гарантированно занимал уютное место около него, не подвергая свою жизнь неприятным обязательным испытаниям. И пара у него уже была. Хотя с очереди на престол его никто не снимал. Мало ли какие непредвиденные ситуации бывают? Это и было фирменной маркой клана - с наименьшими затратами добиться наибольшего результата, они гордились воспитанными в своем клане теневыми кардиналами, которые порой имели большую власть, чем сами правители…Глава Мэлль-Фоеннов удовлетворенно улыбался, его цель была достигнута.

По законам все трое были отправлены в мир людей, где и надлежало им жить и проходить испытания вплоть до инициации. То бишь смерти, которая и проводила окончательное преобразование их человеческих тел в сущность тех, кем они были.

-оОо-

До одиннадцати лет маленький Северус воспитывался в человеческом доме своего отца, на зимние каникулы они семьей тайно посещали Принц-хаус, а летом на четыре – пять месяцев владения Магрибов. Так юный маг и жил одновременно в трех разных мирах, каждый из которых был со своими правилами, устоями, законами.

Еще сразу после родов осчастливленный отец признался Эйлин, кто он есть на самом деле. (Не мудрено, такой стресс, - сам роды принимал). Выслушал серию возмущенных воплей, выдержал пару ударов по голове тяжелым предметом (котлом), что поделаешь, послеродовый синдром… женщины в этот период вообще неуравновешенны…и с этим приходится мириться… А так как в ближайшем английском окружении десятка евнухов не наблюдалось… Все прелести нервного срыва ведьмы пришлось испытывать на себе.

Но какой темперамент!!! Он не уставал восторгаться неукротимостью своей избранницы. В их краях это очень ценилось. Это считалось признаком породы. А у породистой кобылки всегда бывает хорошее потомство. Что, кстати, уже полностью оправдалось. Да и его порядком остывшей за века крови и замершей от отсутствия бурных чувств магии, происходящее было преизрядной встряской, надо сказать, приятной. Вновь ощутить себя живым и способным не только на просчитанные ходы, но и ошибки, сделанные из-за эмоциональных срывов, в порывах гнева и страсти - это было необыкновенно волнующе. Магриб будто переживал вторую молодость. Причем очень бурную.

Тобиас уже вполне привязался к язвительной матери своего наследника, собираясь после утверждения ребенка в наследии, инициировать молодую жену. По крайней мере, ему с ней было определенно не скучно!

А пока ей торжественно были вручены родовые фолианты Эль Магра, дабы она изучила тонкости будущей жизни. Что до глубины души возмутило молодую ведьму европейского воспитания. Особенно перечень испытаний, которые надлежало пройти ее сыну, и ее собственные обязанности, и требования к ее поведению в клане. Это все не лезло ни в какие рамки, начиная с обмана о происхождении мужа.

Она все это не собиралась спускать ему с рук!

Последующая неделя была самой волнующей в жизни Тобиаса за последние сто лет. (Может и больше, задуматься он не успел) Соседи даже вызвали маггловскую полицию, и Тобиас отсидел в каталажке двое суток.

О чем позже долго, и с удовольствием вспоминал. Потом примчалась Эйлин, забрала заявление, заплатила залог и уже дома сутки рыдала у него на груди, вперемежку с совершенно безумным, крышесносным сексом… А потом он подарил ей роскошную лабораторию в своем дворце и подвале их маленького домика. Ее хобби вполне вписывалось в традиции магрибов. Тогда она впервые задумалась над проблемой переселения и последующей инициации.

Семейные бурные выяснения отношений и не менее бурные примирения стали обычны в доме Снейпов. Именно под этим именем старинного рода данников Магрибов жил в мире людей Тобиас. Снейпы были аристократическим маггловским родом, но в Англии с ними достаточно давно была утрачена связь, и в семье не рождались маги, но было много латентных носителей магии вампиров.

Их арабская ветвь поддерживала связь со своими магическими покровителями, там были сильные наследники, английская же фактически исчезла, растворившись среди магглов. Так что Тобиас ничуть не рисковал, свободно проживая среди людей. Он решил пронаблюдать за становлением своего наследника до определенного возраста лично сам. Памятуя, какое будущее ему светит.

С момента раскрытия инкогнито истинного облика и статуса Тобиаса семья стала жить двойной, даже тройной жизнью. Весь год они были магглами, причем не самыми положительными в смысле семейного облика. Они бывали частыми гостями в полицейском участке и считались не самой благополучной семьей, ссорились с соседями, вели себя несколько скандально. Особенно отличался сам глава семьи.

При этом зимой они три недели проводили в родовом гнезде Принцев, радуя старого главу рода, и постигая премудрости жизни чистокровных магов, их этикет, традиции, ритуалы, те, кто заставал их на праздники, считали их идеальной чистокровной семьей. Приходящейся главе рода дальними родственниками. К счастью, гостей у Принцев много не бывало.

А все лето, начиная с мая и заканчивая сентябрем, они находились во владениях Эль-Магра. И там мальчика учили, как должен вести себя настоящий восточный принц. Наследник Эль-Магра - клана магрибских колдунов. Всеми любимый и балуемый. Которому можно все, начиная от убийства неугодного раба или слуги, и заканчивая посещением отцовского гарема, где его мать быстро навела драконовские (каламбур самого Магриба) порядки, так как от этого элемента статуса мужа избавиться было невозможно… то следовало его использовать. С ним занимались лучшие учителя, ему предлагались самые изысканные яства, в качестве игрушек предлагались живые рабы.

Так продолжалось до семи лет. В семь лет мальчику сказали, что он вырос, и должен становиться мужчиной. Его познакомили с оружием и дуэльным кодексом, Учили владению боевой магией и наследными дарами, приемам восточной дипломатии в ведении бесед и переговоров. За пиршественным столом он сидел теперь по правую руку своего отца.

Так же его стали знакомить с чувственной сферой, и как управлять своими желаниями и эмоциями. И ему закрылся свободный вход в гарем. Теперь он посещал только свою мать в специально отведенных для этого покоях, безмерно скучая по общению с ней, он жаждал возвращения в Англию, где все вновь на полгода переворачивалось с ног на голову. Родители вновь ругались, По ночам приезжала полиция, вызванная соседями, и скорая помощь. Чтобы залечить побои, нанесенные Эйлин ее супругом. Все соседки в округе жалели ее, а она только усмехалась, как и сам Северус, слыша эти сетования.

Да у нее все было лучше всех!!!! И муж любил ее безмерно!!! А Северус много часов мог проводить рядом с ней. Помогая варить всякие зелья. Все больше яды. Популярны они были во дворце. Убить-то никого не убьешь, так пусть хоть помучаются… Впрочем, отдельные ее составы могли и вампира загнать на месяц другой в кому. За процессом регенерации нежити и мать и сын очень любили наблюдать на досуге. Скрупулезно проводя анализ полученных эффектов.
Мальчик вообще был очень талантлив.

Уже в три года он крепко держал личину, а к шести даже не ощущал ее. Зная тайны своей семьи, был непревзойденным окклюментом, потому как это свойство было жизненно необходимо во дворце отца. А легиллиментом он был врожденным, по дару Магрибов, взявших это природное свойство от вампиров.

И видел постоянно перед собой темпераментные ссоры и примирения родителей, которые совершенно не стеснялись маленького наследника. Да и у демонов стеснение не очень принято.А еще ему нравилось наблюдать, как его мать варит всякие зелья, что-то приговаривая и помешивая длинным серебряным черпаком. Собственно черпаков у матери было несколько, для разных целей, костяной, из особых пород дерева, медный и любимый, серебряный. Именно матери он был всегда впоследствии благодарен за свое увлечение. Вид булькающих котлов с тех пор действовал на него успокаивающе и умиротворяюще. И ничто так не радовало глаз и душу, как сияющие бока начищенных котлов, запахи трав, позвякивание фиалов…


В одиннадцать лет ему, как положено, пришло письмо. Отец поздравил его и сказал, что это начало его испытаний, как будущего правителя. И он должен перенести их с надлежащей стойкостью. И предупредил, что мальчик не должен быть раскрыт, как тот, кем он является на самом деле. Он должен стойко терпеть лишения и провокации и не показывать истинной силы и своей магической сущности, ибо если он ее покажет, то рискует своей жизнью. Маленький Северус с важным видом кивнул головой. Он был умным мальчиком.

Друзей у Северуса не было, кроме соседской рыжей девочки. То дразнившей его, то поверявшей свои немудреные девчоночьи секреты. Северус дорожил ее дружбой. Она была умна, и по-своему очаровательна. Он обрадовался, когда узнал, что ей тоже пришло письмо. Девочка ему нравилась. Она всегда язвительно подтрунивала над его личиной, считая ее подлинным внешним видом мальчика.

Чем-то это напоминало поведение его матери. Поэтому Северус только улыбался. Он думал, что это нормальное поведение для противоположного пола. Ему это нравилось. Он не раз видел насколько бывали довольны его родители после бурных примирений. И как его отец только что не мурлыкал, зацеловывая собственноручно наставленные синяки на теле жены. А она нарочно их не сводила, пока они не проходили сами через несколько дней. А потом все повторялось.

Поэтому поведение девочки он находил нормальным и даже… гм… привлекательным. Девочку звали Лилиан. Или просто Лили. Ее родители были обычные люди. В смысле магглы. Правда, это не смущало Северуса. В клане было несколько бывших магглов, в свое время инициированных, и ныне занимающих достаточно высокое положение.

Но мире людей-магов никто посторонний не должен был знать, кем является Северус, и только двое в этом мире, кроме его родителей, знали его истинный облик и сущность. Так же как и он должен был близко узнать каждого из них в свое время.




Глава 5. Становление

Поэтому в назначенный день маленький мальчик, распределенный на факультет Слизерин, спокойно принял в укромном месте волшебной школы наличествующие ему знаки почтения, оказанные его будущим другом, наперсником, доверенным лицом. И сам оказал подобные.

Тому, кому долгие семь лет предстояло подстраховывать и вытаскивать Сева из всех заварушек, большая часть из которых была обусловлена его испытанием, отводить в больничное крыло, уговаривать еще немного потерпеть, когда он бывал на грани срыва и острого желания от души наказать обидчиков… что невозможно было сделать, не открыв своей сущности. Люциусу Малфою. И при этом белокурому юноше приходилось неизменно держать марку лидера факультета, пока продолжалось его собственное обучение и образ покровителя в более поздние годы. К счастью, эта назначенная дружба перешла постепенно в настоящую.

До школы жизнь самого Люциуса складывалась достаточно гладко, он был любимым сыном, наследником старинного рода, к сожалению тем, кого в будущем приходилось отдать Мэлль-Фоеннам, но их семьи были связаны всю жизнь, и почти все Малфои по крови, рано или поздно уходили в клан, так что такое развитие событий было закономерно.К тому же в этом случае Клан был согласен подождать, Ведь Абрахас принял инициацию раньше оговоренного срока. И на самого Люциуса возлагались определенные надежды. Поэтому обычно требовательные Мэлль-Фоенны на сей раз проявляли чудеса терпения и благоволения к подшефному роду.

Люциус получал в меру строгое воспитание и жил в двух мирах, что было для него вполне естественно. Много свободного времени у него не было, Мэлль-Фоенны умели незаметно нагружать информацией. Согласно традиции клана, мальчику предстояло постичь в совершенстве тонкую науку плетения интриг и дипломатии. К счастью, у него к этому были врожденные данные.

Так же наследник должен был прекрасно ориентироваться в мире магглов, и уметь с ними ладить, уметь извлечь выгоду для себя даже из пустяка, мгновенно продумывать разговоры, уметь уходить от нежелательных. Уметь очаровывать собеседника и располагать к себе. Отец, бесконечно, начиная с шести лет, брал мальчика с собой на все приемы и деловые встречи, так, что даже к подростковому возрасту лицо Люциуса примелькалось в определенных кругах, и за ним уже была слава вдумчивого и хваткого молодого человека, будущего сильного финансиста и дипломата.

У Малфоя бывали свои сложности, особенно связанные с его парой, Сириусом. Который к тому же еще и попал в список постоянных врагов как его, так и Северуса. А ведь когда-то Люциус и Сириус дружили, и были вполне довольны своей помолвкой. Да. До школы.

А вот в школе у Сириуса появился новый друг, Джеймс Поттер, с которым мальчик столкнулся еще в поезде, когда первый раз ехал в школу. Этот мальчик даже не заметил, что забрал сердце своего нового знакомого. Он вообще не придавал значения своему обаянию. У них было много общего, начиная с благородного происхождения и кончая некоторыми чертами характера.

Которые просто шокировали Люциуса. Впрочем, Сириусу и Джеймсу нравилось шокировать всех вокруг. Всем, чем угодно. И совершенно не думая о последствиях, Блек ринулся в эту дружбу с головой, просто забыв о существовании Люциуса.

Прекрасный Люциус поскрипел зубами, помучился бессонницей и пустился во все тяжкие. Вероятно, решив перепробовать всю школу, пока его пара «перерастает» свои детские привязанности.

Через год после поступления Северуса в Хогвартс Тобиас инициировал свою жену в порыве гнева. ( Попросту пришиб ненароком) Так Северус окончательно расстался с детством. Для всех он стал сиротой.

Теперь он виделся с родителями только летом и то недолго, потому что у его отца было очень много дел, связанных с кланом, а Северусу следовало учиться. Он проходил обучение у лучших алхимиков Востока, потому что вовремя проявил интерес и желание заняться зельями, это был родовой дар Принцев, и Тобиас не мог игнорировать проявления крови этого рода. К тому же это было уважаемое увлечение для правящих Магрибов. Эйлин и сама очень неплохо знала зелья, но этот уровень для сына Тобиаса не устраивал, поэтому мальчик проводил летнее время в пещерах лучших отравителей и алхимиков его клана и мастеров из вассальных или родственных с ним кланов.

Зимние каникулы его по-прежнему ожидал Принц-хаус и родственники со стороны матери, которые возлагали на мальчика большие надежды и поэтому выставляли ему свои высокие требования. Остальное время он проводил с Люциусом, с которым они вполне искренне подружились.

Их многое объединяло, к тому же у Люциуса был некоторый комплекс вины, за то, что испытания проходит только Северус, а он и так довольствуется неплохим местом в окружении. К тому же у них был общий хранитель.

В шестнадцать лет Абрахас сам за руку отвел своего сына к Тому. На этот момент уже широко известному, как жуткий Темный Лорд Волдеморт. Том в очередной раз поразил мальчика своей силой магии, по большей части сдерживаемой, властностью и определенной честностью в отношениях. Впрочем, он помнил его еще со времен ритуала. И тогда Серпент произвел на него, еще мальчика, неизгладимое впечатление.

Том медленно, но верно приближался к покорению среднего мира, его люди уже работали во многих странах, и влияние на политическую жизнь волшебных народов уже было огромным, часть чиновничьего аппарата полностью на него работала. Он руководил прекрасно экипированным полу-военным орденом Пожирателей Смерти - боевых магов.

Лидирующие роли в котором занимали неинициированные люди его клана и вассальных кланов, уже успевших присягнуть регенту и оценивших его активность в среднем мире. Они видели в молодом лидере преемника Дамиана. Он импонировал им своей магической мощью, часто демонстративно сдерживаемой, властностью, присущей аристократам, воспитанным для того, чтобы повелевать вассалами с пеленок. И хотя его враги периодически поднимали вопрос о сомнительном происхождении Темного Лорда, его окружение только выразительно фыркало. Не всем дано знать истину о сильных мира сего.

Волдеморт не был беден, официально для всех он наследовал состояние своей матери, а затем и Слизеринов. Но он был наследником Серпента, и наследником Силы, а значит и состояния самого Дамиана. Довольно долго сам Серпент этот факт держал в тайне. Поэтому в финансах темный лидер магического мира, или как его называли последователи, Темный Лорд, ограничен не был. Но это не афишировалось. Финансами Ордена традиционно распоряжался Абрахас Малфой, и готовил своего сына к тому же. Но финансами своей семьи Лорд распоряжался сам. Впрочем казна Ордена была не маленькой.И стараниями прекрасного финансиста она увеличивалась постоянно.

Местом постоянного расположения ордена служил замок Слизеринов, когда-то сильно разрушенный, но не потерявший защиту. Это были исконные магические владения Серпентов. Теперь там была почти официальная резиденция Волдеморта. Там проходили все собрания Пожирателей., там же располагалась казематы для пленных, лаборатории и ритуальные Темные Залы, там же был лазарет для раненных. Лорд заботился о своих людях. И Пожиратели зря не убивали, в большей степени снабжая Замок постоянно обновляющимися пленными. Которым всегда можно было найти применение. Чистокровных как правило ломали и принуждали пополнить ряды темных сил, полукровок и маггложденных чаще всего сбывали волшебным народам. Тем всегда были нужны рабы.

Детей младше трех лет с хорошим магическим потенциалом , независимо от происхождения по приказу Волдеморта принимали в роды Пожирателей через темные ритуалы вступления в род. В таком возрасте «выжигание грязной крови» магией рода переносилось легче. Среди более старших детей это порой тоже практиковалось. Но было значительно опаснее, дети умирали. Поэтому если принятие и происходило, то ребенок, как правило, был родственником или потомком отступников этого рода. Их изредка в приватных разговорах именовали «Птенцами Волдеморта».

Эти дети на какое-то время исчезали от мира. Чтобы вернуться совсем иными, часто даже внешне. Но для многих древних родов это оказалось очень актуально, и темному Лорду были благодарны.

К тому же Лорд обязал проводить чистокровных волшебников древние ритуалы в дни праздников и в связи с знаковыми событиями в роду. Обязал заключать в семьях магические ритуальные браки. Которые с некоторых пор стали редкостью. И поощрял гомосексуальные браки среди чистокровных, которые должны были дать сильных магически потомков.

Он, следуя во многом советам отца и тем навыкам управления домена, которые приобрел благодаря ему пытался вернуть утраченные традиции волшебного мира. За это снискал полную поддержку Совета Лордов, несмотря на проводимую политику террора в отношении министерства.


Но когда младшие конкуренты поступили в школу, и вновь возник вопрос о наставничестве Люциуса, а далее и Северуса, на Совете старейшин, Серпент был однозначен. Он потребовал своего наставничества для мальчиков.

Тогда Тауран в первый раз по-серьезному воспользовался Силой и правом Регента. Совет склонил головы. Хоть и тихо пошипел. Все поняли, что старый Змей каким-то образом смог перехватить наследие Дамиана и отдать его сыну. Это могло быть сделано только с согласия бывшего Владыки. А значит, оно было. Никто не хотел иметь этого молодого мужчину своим врагом. Более того, Совет старейшин все больше склонялся к выводу, что именно Серпент Тауран наиболее достойный претендент на престол.

Но ими же самими указанные условия требовали подождать.

Сам Серпент Наг-Некрос был доволен. Младшие претенденты были под рукой его сына. И его клана. Это был прямой путь во власть.

Поэтому Люциус прошел полный ритуал наставника, отдав Таурану свою девственность, согласно традиции и поклявшись в верности. Юноша был очень хорош во всех отношениях, и Том с удовольствием сделал его своим фаворитом, не удовольствовавшись только этим, Серпент по традиции своего рода еще и отметил фирменным ядовитым укусом своего юного возлюбленного. Привязывая этим к себе его верность. Не удержался. Это было ошибкой. О метке тут же узнал Тобиас.

И тут же поднял вопрос в Совете. Сделать уже было ничего нельзя, оставалось лишь развести руками, Метка не противоречила наставничеству. Но противоречила статусу Люциуса, как претендента.

Том был гомосексуален, как и его отец. Может именно это объясняло некоторое пренебрежение к судьбе матери самого Тома. После того, как она выносила наследника, она потеряла всякий интерес для Серпента. Он даже не стремился сохранить ей жизнь, считая, что она знала, на что шла, призывая демона себе в партнеры, и отцы будущему ребенку. Просто честолюбие темной чистокровной ведьмы сыграло ему на руку. Она же пожалела о содеянном слишком поздно.

Тома партнер в лице своего вероятного конкурента более чем устраивал. Тем более красивый и темпераментный. Впрочем, Мэлль-Фоенны тоже были вполне довольны. Они понимали, что при любом раскладе они только выигрывают. Союзник в лице Таурана для Люциуса был удачей. Тем более связанный с ним общим сексом. Мэлль-Фоенны знали, что любовные связи куда крепче просто дружеских. После случившегося Люциус даже прошел специальное сексуальное обучение в клане, и для себя решил, что гомосексуальные связи его все же привлекают больше, но и от прелестных дам он отказываться не собирался. Это тоже было типично для Мэлль-Фоеннов. Многие из них были женаты на женщинах и содержали или поддерживали на стороне связь с любовником, и наоборот, будучи супругом мужчины, могли содержать любовницу. Для их клана это было нормой. Главное, что их спутники были по-своему выдающимися представителями , они отличались либо талантом, либо красотой, либо положением в обществе, либо уникальным магическим даром… В клане было принято хвастаться своими спутниками. Точно породистыми собаками или лошадьми.

И, теперь для Люциуса было по большому счету не важно, кто будет на троне, Сев или Тауран.

Тем более, что Тауран после ритуала наставничества относился к Малфою более, чем благосклонно. Юноша довольно часто посещал спальню темного Лорда. В своем клане Люциус постигал тонкую науку дипломатии и интриг, тайных заговоров и политических убийств. Это был довольно циничный и жестокий юноша. Обещающий вырасти в холодного и расчетливого политика и интригана. Это нравилось Тому.

Ему импонировала и холодная ироничность подрастающего Северуса, его сдержанность и некоторая беспринципность, склонность к садизму и любовь к власти. Да и с людьми в такие юные годы столь хорошо знающими зелья и алхимию… лучше не ссориться, а жить в любви и дружбе. Тогда есть шанс прожить подольше. Тауран внимательно следил за своим главным, хоть и юным соперником.

И Том теперь ожидал, когда подрастет Северус. Конечно, мальчик доминант по своей природе, но… существует много разных темных ритуалов. Главное, чтобы юный Снейп дал свое добровольное согласие….

Вот только неожиданно проведению ритуала полного наставничества воспротивился Тобиас. Его совершенно не устроил такой расклад. А он был силой, с которой следовало считаться. Он напомнил Совету историю с Люциусом. И Совет его поддержал. Негоже, чтобы на потенциального правителя регент ставил свою метку! Это можно было считать более-менее нормальным для носителя серебряного знака, друга и наперсника, но для носителя черно-золотого….Тауран скрепя сердце согласился, что они правы.

Правда выслушал кое-что от отца. За поспешность действий.

Зато в качестве награды Люциусу, как фавориту регента, было поручено в положенный день на четырнадцатилетие посвятить юного Северуса в радости интимной жизни, что тот и сделал с полного согласия самого Северуса и с очень большим удовольствием.

Такой расклад Тобиаса вполне устроил. И он спонсировал неделю беспутной летней жизни пары друзей на одном из известных курортов.

Чем блондин в полной мере и воспользовался. Хотя Северус особо и не возражал. У них с Люциусом сложились довольно неплохие равноправные сексуальные отношения, и юному Магрибу было любопытно попробовать себя в разных любовных амплуа. Что они и проделали, завершив недельный чувственный экскурс посещением дорогого лондонского публичного дома, где решили перепробовать максимум… и напробовались до такой степени, что потом довольно долго, к смеху Абрахаса, Тома и Тобиаса, да и не только, даже не могли смотреть в сторону прекрасного пола.

Но первое, что сделал Том, по достижении шестнадцатилетнего возраста Северусом, после того, как официально принял номинальное наставничество над юношей, так это все равно уложил соперника в свою постель. Не тем, так другим путем, но престол будет у него в руках! Но его постигло разочарование. Несмотря на то, что Том был опытным любовником и старался, чтобы юноше понравился секс с ним, Северус косвенно дал понять, что его гораздо больше привлекают девушки. Это при том, что еще год назад они с Люциусом буквально шарахались от женского пола, памятуя о своем старом приключении. Нет, он, конечно, подчинился, и даже что-то там испытал…Тауран все же заподозрил, что такое поведение его подопечного во многом игра, и демонстрирует просто нежелание подчиниться планам самого Серпента.

Официально для магического мира Северус принял метку. Включаясь в «Клуб по интересам» во главе с Таураном. Это событие все трое достаточно бурно отпраздновали в Замке Слизеринов, завершив бурным сексом на троих. Тауран был более чем доволен.

Но на самом деле действительно, не сказать, чтобы Северус получал от секса с Томом-Таураном особое удовольствие. Он, конечно, был бисексуален, и прекрасно знал, что по условиям испытаний он должен подчиняться наставнику. И чаще всего по древней традиции наставник со своим подопечным вступали в сексуальные отношения, а при полном наставничестве это еще и ритуалом скреплялось, давая юному магу подпитку силой наставника и вскрывая его родовые резервы. Не каждый маг мог стать наставником, для этого надо было иметь очень хороший собственный запас магии и умение ей владеть. Надо отдать должное, Том был прекрасным наставником, может чуть жестким в некоторых вопросах, но его обучали так же.

Однако Северусу с некоторых пор действительно определенно больше нравились девушки. Рыжие. Вредные. Честолюбивые.




Глава 6. Крушение планов.

Для обычных магов все эти интриги и планы волшебных существ были тайной за семью печатями. Только малую их часть знали те семьи, где по-прежнему поддерживались связи с покровителями из волшебных народов. Таких родов было мало. Хотя подсознательно все старые чистокровные семьи испытывали трепет при упоминании высших эльфов, или вейл, или вампиров…. Официально считалось, что их вроде как и нет… Почти. Ну, разве что оборотни… И принимались странные драконовские законы. Которые противоречили самой сути магического мира.

Впрочем, в своем большинстве высшие расы магических народов обитали не в измерении магов, а в собственном, либо в изолированных доменах, все реже выходя на контакт с магами-людьми. Когда волшебным народам все же приходилось пересекаться с простыми магами, они старались сохранить инкогнито и не привлекать к себе внимания. Пользуясь иллюзией, мороками, оборотными зельями. После исчезновения из среднего мира Истинных, владык Магии, все отношения между магами и волшебными народами плавно стали сходить на нет… никто даже помыслить не мог, сколько таких волшебных существ живет между ними, просто не выделяясь из общей толпы, выполняя свое предназначение, добиваясь своих целей, проходя свои испытания…. И только с приходом к теневой власти Темного лорда, некоторые роды стали восстанавливать утраченные связи. И порой при его «дворе» видели довольно странных посланцев, похожих на легендарных нелюдей. Ведь большинство волшебных рас для современных магов стали лишь персонажами легенд и сказок.

Когда Северусу исполнилось семнадцать, всех их вновь собрали в магической королевской башне. Юноша прибыл с отцом, который его тут же покинул. Не раскрывая причин нынешнего посещения Башни. Снейп с любопытством осматривал интерьер. Он не помнил ее в прошлое посещение, ведь он был так мал… Тауран же чувствовал себя здесь как дома. По долгу его положения регента он довольно часто тут бывал. В это посещение в башню пригласили только их с Таураном. Северус несколько смущался своего наставника. Тот же был совершенно спокоен. Даже предложил Северусу осмотреть башню, «пока Старцы заседают» он фыркнул, намекая, что это может длиться долго. Здесь и сейчас они были почти на равных, почти. И только здесь. Том оценивающе разглядывал статную фигуру юноши, ощущая легкое желание своего подшефного. Он подумал, что время ожидания можно провести гораздо приятнее, в его покоях. И своим намеком на экскурсию дал понять юноше чего он бы сейчас хотел.

Северус, отказавшись, некоторое время сидел, выдерживая паузу, затем не выдержал и стал прохаживаться по залу, разглядывая картины и предметы интерьера. Тауран с усмешкой за ним наблюдал, он понял, почему юноша отказался от экскурсии, но, хотя и хитрит юный магриб, но сам Том хитрее, он все равно добьется своего. Желание стало острее.

И через некоторое время мужчина выловил своего подопечного, шепнув ему, что маятником работать не стоит… а ждать все равно придется, совещание может длиться даже не один день…Он сунул ему в руки бокал с легким эльфийским вином. Северус внимательно принюхался под насмешливым взглядом регента, затем отпил.
- Мне не с руки травить тебя, Северус, или поить приворотными… все скажется на моем статусе. Так что, думаю, нам лучше заняться чем-нибудь, нежели сидеть в этом зале.- И он слегка поцеловал юношу в висок, увлекая в свои покои.
Впрочем долгими играми он не собирался развлекаться. Все же здесь они были не для того. Поэтому ограничившись взаимным минетом, более менее успокоенный Тауран все же повел юношу по башне.

Они успели пройтись по всей башне, причем Тауран достаточно покровительственно держал руку на талии своего подопечного, и не очень стеснялся в выражении своих желаний, периодически склоняясь то к шее то к губам юноши. Северус вынужден был это терпеть и принимать, хотя он не мог сказать, что ему было неприятно. Но общее настроение не давало ему забыть ни о том, кто Тауран, ни о предполагаемых целях нынешнего визита. Все было слишком серьезно, чтобы дальше отвечать на несколько навязчивый флирт регента.

Башня была огромна и набита магией под завязку. Тауран объяснил, что верхний ярус башни не работает, потому что туда, согласно пророчеству может зайти только правящая чета. Они немного постояли перед огромными резными каменными дверями, закрывающими проход на запретный ярус, в это время Тауран нежно прошептал на ухо юноше, что возможно они двое могли бы открыть эти двери. Ведь юному магрибу достаточно только ответить согласием…Тогда они и станут той самой правящей четой.

Момент был очень чувственный и твердость решений Северуса на секунду пошатнулась. К тому же опытные руки мужчины довольно изящно и неназойливо напоминали, насколько может быть хорош Лорд в постели.

Но появление Магриба Тобиаса отвлекло его и не дало пойти на поводу призывного шепота Серпента. Отец мигом оценил обстановку и раскрасневшиеся щеки сына.

И понял, что успел вовремя.

Он отозвал сына, галантно извинившись перед регентом, и объяснил, что сейчас им обоим лучше находиться около Зала Совета, потому что именно там проводится собрание старейшин по поводу его будущего брака. Их пригласили сюда не просто так. Пришло время назвать возможную пару Северуса. А вот как примет ее магия… Это пока неизвестно.

После его совершеннолетия Старейшины Совета со всей ответственностью подняли вопрос о престолонаследии, с подачи самого Магриба. Его поддержал Серпент, но тот рассчитывал на несколько иное решение. Принц должен иметь пару. Весь последний месяц лучшие предсказатели и нумерологии работали над этой проблемой. Родители невесты должны были быть по традиции чистокровными магами-людьми. Поэтому перебирались наследия всех чистокровных родов, несущие кровь истинных. Был послан запрос в Совет Лордов. Который просто впал в ступор. Впервы за много веков к ним обратились с подобной просьбой. Но древние талмуды были подняты и подтвердили подобную практику. Совет Лордов просто был вне себя от свалившейся на них чести и ответственности. А так же от факта того. Что не все сказки являются вымыслом. Однако требования были весьма конкретны. А просители могущественны и жутковаты на вид. Родов, отвечающих их требованиям, было не так много. В частности срочно были призваны главы таких родов как Блеки, Поттеры, и еще несколько.

Главы этих родов были в шоке от открывшихся перспектив, озвученных на Совете Лордов, где находились представители Истинных. Самую большую активность сразу развил Поттер. Ведь у них в роду были даже Лорды! Несколько дней он не выходил от нумерологов Совета. Демоны посмеивались, но вполне понимали мужчину. Даже уважали. Это было им вполне понятно. Жажда власти. Честолюбие. Забота о сильном наследнике и Роде. Они были согласны с предсказателями, что наиболее вероятно, что принцесса будет именно из этого рода.

Наконец, по прошествии трех дней были названы будущие родители невесты.
О чем сейчас и докладывали старейшинам, дабы потом озвучить решение виновнику всей этой шумихи.
Едва Северус, его отец и Тауран подошли к Залу Совета, как двери распахнулись и их пригласили в Зал.

….В итоге всех изысканий матерью будущей принцессы была названа Нарцисса Блек, несущая королевскую кровь, а отцом - Джеймс Поттер, несущий чистую кровь истинных. Главы обоих родов были бесконечно довольны. …Молодые люди были немедленно обручены «на топоре». В смысле их родители подписали соответствующие договора в Совете Лордов, и заключили магический союз. Только вот дети об этом ничего не знали…

Все складывалось прекрасно… Через год, максимум два у Северуса Снейпа должна была родиться нареченная невеста. С прекрасными магическими показателями. Вероятно, очень приятной внешности.

Волдеморт, слушая решение старейшин и результаты изысканий, испытывал раздражение. И, хотя Серпент положил успокаивающе руку ему на плечо во время оглашения решения Совета, но его буквально корежило от злости. И неудовлетворенного желания. Впрочем последнее он надеялся довольно быстро решить, ведь в магическом мире черноволосый юноша его подчиненный, и не посмеет ослушаться, а вот второе…. Его планы рушились. А ведь так все разумно складывалось…

Только все пошло не так

-оОо-

Люди, как и положено, были погружены в свои собственные проблемы, политические игры, а тут еще и этот Волдеморт… разбушевался…
Хорошо, что есть такой сильный светлый маг, как Дамблдор! Несомненно, он справится со злодеем… Но вот только на самом деле что-то никак не мог справиться со злодеем славный светлый маг.. или был он не таким уж светлым, как всем казалось…

В свое время директор прекрасно увидел магический потенциал юного Тома, и попытался сделать из него своего подшефного, но мальчик почему-то без труда выскользнул из той петли, которую на него надел добрый дедушка. У мальчика были какие-то свои тайны... в которые он не спешил посвятить самого могущественного и доброго волшебника современности… И вот уже Том не просто не его подшефный и послушный мальчик, а вообще Самый могущественный темный маг, претендующий на власть в магическом мире. К тому же быстро собравший довольно много последователей… Альбус так и не понял, где допустил ошибку в приручении Тома. А ведь было очень соблазнительно иметь такого сильного магически мальчика на побегушках…да еще и потихоньку прикармливаться от него магией. Было такое полезное умение у «самого светлого» мага. Поэтому его и соблазнила должность директора Магической Школы. Здесь он имел неограниченный доступ к свободной детской магии. И засечь ее заимствование было некому.

Шло время, сила и популярность Темного Лорда среди чистокровной, а значит, наиболее сильной магически молодежи росла… он становился все более опасным и реальным противником, с которым следовало считаться. Хуже всего, что сделать с этим Великий светлый маг уже ничего не мог. Он еще в школе на якобы учебной дуэли попробовал силы будущего Лорда. И понял, что не будет с ним сражаться. Потому что проиграет.

Это знание страшно раздражало Дамблдора, стремительно терявшего популярность и власть среди населения и в структурах министерства. Срочно надо было навести порядок… И его верные Фениксы были созданы именно для этого. В надежде, что в одной дуэли победить Тома не реально, но десяток-другой его вымотает, а там и добить можно…К тому же в школе подрастали юные маги.. тоже с неплохими задатками… которых следовало как-то прибрать к рукам… Пополнив состав своего донорского ордена. Только это плохо получалось.

Директор сделал на сей раз ставку не на без сомнения умного и одаренного, но непопулярного слизеринца Северуса или, наоборот, красивого и холодного как айсберг Люциуса, которые выделялись из общей массы, но все же на взгляд директора, незначительно, а на их оппонента, перспективного молодого мага Джеймса Поттера. Слава которого гремела на всю школу. В нем было все, и сила и редкое обаяние, и свита преданных друзей… Только вот избалован был сей аристократический отпрыск не по мере. Стоило на него найти управу.

Единственное, к чему испытывал благоговение сей юноша, так это прекрасный пол. И хотя девицы за ним бегали табунами, он умудрялся не находить с ними общего языка. Правда, в этом ему преизрядно помогал его лучший друг Сириус. Умеющий так отпугнуть очередную красотку, что та, бедолага смотрела на предмет своего восхищения с того момента только с безопасного расстояния не менее трех метров. И только одна девица не поддалась этой обработке. Чем и привлекла внимание директора к своей персоне.

И директор вдруг вспомнил, что любовное влечение это огромная сила….А нормальный маг вполне может ей управлять… зелья, чары. Привороты и связующие заклятия…. Пришлось срочно вспоминать столь специфический раздел магии.

Именно благодаря обновленным знаниям взгляд директора упал на женских персонажей. На его, отныне любимом, факультете учились смышленые девушки, жаждущие вырваться из обстоятельств, в которых они оказались. Лидером там, несомненно, была разбитная Молли Прюэтт, и пара ее подружек Лили и Алиса. Всех трех объединяло одно - поиск достойных женихов. В этом смысле можно было особенно понять Молли, она уже была перед выпуском, и лихо натаскивала более молодых товарок на простейшие приемы «охоты». Для чистокровной Молли это было увлекательным спортом, в который она играла с тем же упоением, с которым ребята играли в квиддич. Молли была загонщиком. Лили ловцом, а Алиса без сомнения вратарем. Только этот вратарь тихо сидел в засаде, и можно было не сомневаться, что добыча мимо него не пролетит.

Директор поставил на них. Собственно он последовал знаменитой истине, что мир стоит на трех китах - деньгах, власти и любви. Естественно это высказывание он интерпретировал в собственном контексте. И не прогадал. Несколько доверительных бесед, несколько поблажек, несколько намеков. И Молли уже твердо идет очаровывать Люциуса… правда эта затея с треском провалилась.

Вмешался Абрахас. И вся искусственно созданная компрометирующая ситуация сыграла против самой Молли. К чему еще присовокупились обвинения в привороте и использовании зелий. Это тянуло на срок. Молли, испугавшись, отступилась. Но слух начал набирать обороты.

Пришлось ее срочно пристраивать, чтобы спасти репутацию девушки. Потому что скандал получился еще тот. Все завершилось совсем не так, как планировал директор. Молли удалось пристроить только к Артуру Уизли, мальчишка был просто счастлив от такой невесты, пусть с подмоченной репутацией... но такой замечательной! Только вот отец Молли остался недоволен. Он даже обвинил директора в попустительстве непристойному поведению молодежи в стенах школы…

На что Дамблдор сообщил, что сделал все возможное, чтобы спасти репутацию его дочери. Где клейма ставить места уже не было. Только вот разгневанный аристократ, вместо того, чтобы благодарить его, пекущегося о благе молодых и глупых детей, почему-то отказал дочери от дома. Хорошо хоть не изгнал из рода… Но надежды на скорое примирение не было. Правда, директор приобрел двух преданных слуг… только вот пользы от них пока было… никакой.

И Дамблдор, учитывая все промахи, переключил свое внимание на двух других девушек. Впрочем, Алиса справилась и без его помощи, лихо окрутив Френка Лонгботтома. Он только провел над ними ритуал магического брака… И матери Френка ничего другого не оставалось, как принять в род девушку, скрепя сердце. Молодые тоже остались верны ему старику… Прияяятно…

Но самой перспективной оказалась Лили.

Мало того умная и очень одаренная ведьма, она к пятому курсу внезапно расцвела, точно майский сад. Редко кто из мальчиков не поворачивал вслед головы. На такую красотку невозможно было не обратить внимание… от нее будто исходили волны притяжения… и мародеры попались на эти волны всей компанией, как мухи. Буквально через год Джеймс, можно сказать, спал и видел рыжую ведьму своей возлюбленной.

А она еще и выбирала. Кокетничала то с Ремусом, то с Сириусом, даже Питеру строила глазки, к тому же продолжала дружить с Северусом, было в ее свите еще человек пять-шесть-восемь…. Директор твердой рукой подправил девушку в правильное русло. И разразился очередной школьный скандал. Правда, связан он был не с Джеймсом. А с Сириусом. Ну, кто ж знал, что этот олух уйдет из дома? Впрочем, директору это было на руку. Сириус был влюблен с первого курса в Джеймса. Только что в рот ему не смотрел. А Джеймс в Лили, и с ее рекламы подался в Орден. Сириус последовал за ним. Остальная компания тоже.

Результат - семейный скандал. Со стороны родителей прозвучало требование, чтобы Сириус взялся за ум, и женился на Люциусе… который недавно закончил школу, вот ведь что выяснилось, они были обручены с младенчества.

Сириус встал на дыбы, не без влияния директора, заявив, что Люциус уже себя скомпрометировал скандалом с Молли… и идей своей семьи сам Сириус не поддерживает…И сам он в оппозиции к Волдеморту!!!!

Короче, дело кончилось тем, что мальчишка ушел из дома, и отец его изгнал из рода… ужасная ситуация, Сириус потерял в магии, наследие, забыл родовые ритуалы… потому что отец в ярости выполнил обряд полного изгнания. Вальпурга тут же слегла с сердечным приступом, а Регулус принял метку.

Помолвка была расторгнута, да о ней Сириус тоже забыл…и из очень сильного мага он стал средним. Только вот сам толком этого по молодости не понял. Его отец не смог оправиться от стресса, а может еще что повлияло… но он быстро угас. Сириус даже не был на его прощании.

На фоне этого вдруг пополз слух об обручении Джеймса. Родители призвали сына в поместье.

Младшему Поттеру в приватной беседе дали понять, что род Поттеров избран Советом Лордов для рождения королевской пары наследнику магического престола, путем сложных махинаций главы рода и жесткого конкурса. Что его отец сделал подтасовки вычислений рождения королевы, не считаясь с другими родАми.
Джеймс, по решению Совета должен жениться на Нарциссе, чтобы произвести на свет ту, что станет королевой.
Джеймс был в шоке.
По возвращению в школу он был сам не в себе. Только сказал друзьям, что уже магически обручен.И сам не знает, когда такое с ним сделали.

А главное, об этом обручении ничего не знала та самая очаровательная рыжеволосая хищница Гриффиндора, по которой вздыхал Северус, впрочем, и еще полшколы, и на которую поставил директор, и которая уже выбрала себе Джеймса в будущие мужья.

Он ее невероятно устраивал, как супруг. Был честен, богат, красив, а главное силен магически! Значит, мог занять достойное место в этом мире. Куда она не стремилась, но раз уж попала, роль простой девчонки ее определенно не устраивала. И пусть хоть миры рухнут, а Поттер будет ее!!!

И все знают, что за этим последовало.

Через пару недель Джеймс представил своим родителям невесту. Беременную между прочим. И сообщил, что они уже женаты ( как обычно, с помощью директора, отработанная схема).Правда довольно быстро выяснилось, что беременность была фикцией.

На фоне этого старшие Поттеры пригрозили Джеймсу, что уйдут в наследие, так и не приняв, Лили. Они откровенно считали ее шлюхой. В чем-то они были правы.

Но ритуал помолвки волшебной пары на крови, проведенный подстраховавшейся Лили, к этому времени активно изучавшей ритуалы, уже отменить было нельзя. Она специально выбрала такой темный ритуал, чтобы перебить предыдущий.Что и сделала с успехом.

Отец Джеймса был в шоке. Он даже не говорил, на что ему пришлось пойти, чтобы именно имя его рода прозвучало у нумерологов. Он знал, что значит месть могущественных волшебных существ за то, что их планы были нарушены… Кто же примет магглокровную вместо чистокровной!

Для восстановления равновесия магии, и чтобы замять ситуацию, а так же от обиды и злости на предательство Сириуса Люциус срочно женился на покинутой униженной Нарциссе, в надежде, что, возможно, этот союз даст то, о чем говорили старейшины. Конечно, он поспешил.

Магия даже не учла этот брак. Что стало ясно уже во время ритуала. Потому что девушка была наречена другому. К тому же в роду Блеков наследие несли мужчины. Что Люциусу очень популярно и объяснили отец и повелитель Мэлль-Фоеннов. Однако заключенный магический брак вспять повернуть было невозможно. Но само его заключение автоматически окончательно сняло имя Люциуса с гонки за трон.

Это была первая и последняя ошибка Люциуса. Результат его эмоционального срыва, непродуманных решений. Хотя Мэлль-Фоенн не очень его ругал. Успокаивая, что это не худший вариант событий. Зато отводя себя из претендентов, Люциус гарантирует себе спокойную жизнь. По крайней мере, с этой стороны ему теперь опасность не грозит. И Повелитель интриганов научил Малфоя, как сделанные ошибки повернуть себе во благо. На конкретном примере.

По переживав, Люциус, наконец, успокоился. И обратил внимание на друга. У которого дела были на много хуже. Потому что Северус был в шоке от поступка Лили. Да, он с ней поссорился, да, он ее обозвал, а как он должен был еще себя вести в той ситуации? И, в конце концов, последнее время девушка вела себя просто вызывающе!!!

Помимо всего прочего Том узнал о Лили. И откровенно издевался последнее время над Севом, намекая на сбежавшую невесту. Он прекрасно знал о симпатии Северуса к Лили.

А позже еще и над тем, что у Поттера родился сын, вместо предполагаемой дочери. Упражнялся в сарказме, что Севу придется таки полюбить однополые союзы… И даже понимая, что его подопечный просто еще в себе не разобрался, не мог отказать себе в удовольствии надавить на больное. Северус искренне возненавидел всю молодую семью Поттеров. И особенно малыша, которого угораздило родиться мальчиком.

Тогда как сам Тауран всегда стремился как раз к такому гомосексуальному союзу, зная, что в этом случае наследник получится сильнее. По большому счету ему нравился Сев, и он сразу начал серьезно прибирать обоих мальчишек. Что и было его планом с самого начала. Люциус уже был с ним неразрывно связан, А Северуса надлежало еще привязать. Слишком уж тот был скрыт и своеволен. В этом Лорду помогали условия испытаний, подобные которым он сам прошел в свое время. Он долго и тщательно их продумывал и организовывал.

На него давно работали и сами мародеры, правда, не зная об этом. Все издевательства мародеров над Северусом были частью оговоренного советом ритуала - испытания. Чтобы у наследника и будущего возможного правителя не было большой привязанности к миру магов. Чтобы он в любой ситуации умел держать лицо и не раскрываться перед низшими. Чтобы он осознавал, что это не его мир. Чтобы умел отвечать на унижения и плести интриги.

Мародеры всегда, как правило, работали по тайному наущению Тома, часто передаваемому через Питера, Реддл хотел, чтобы соперник прошел все испытания по максимуму. И чтобы только посвященные в его тайну могли его успокоить после особо неприятных моментов. Что и выполнялось. Что Том, что Люциус проводили успокоительные сеансы, как правило, в постели, постепенно стараясь приучить юного конкурента к себе.

И Северус, действительно, постепенно привыкал к отношениям между однополыми парами. У него даже появилась некоторорая психологическая зависимость, после нервной встряски ему хотелось секса. А потом в этот коктейль добавилось предательство Лили.

После которого Люциус утащил его на первый в жизни Северуса Пожирательский рейд. Где юный демон, испробовав власть и кровь, слетел с катушек на полную неделю. Тауран был невероятно этим доволен. Маленькая тайна невыдержанности будущего правителя легла в копилку компромата. Об этом никому не было доложено, но Лорд уведомил самого юношу в нарушении, «которое останется между ними»

Другим его испытанием советом было поставлено воспитание двойного агента, показатель конспирации и быстроты реакций. Впрочем, убедить светлого мага в искренности своих намерений шпионить на Фениксов, с таким наследием не составило труда. Том, сделав любовником Северуса, сам заботится о его правильном становлении, корректируя информацию, доставляемую юношей директору.

Люциус же был его фаворитом, и по поручению Тома, довольно занятого политической жизнью в двух мирах, все время обучения в школе и после нее блондин был постоянным сексуальным партнером Северуса, чтобы Наследник случайно не запал на кого другого. Впрочем, это поручение Люциусу по душе. И он совершенно не был уверен, насколько его друг увлечен девушками. Интерес к одной из них, абсолютно не говорил о том, что парню будет плохо с ним, Люциусом. Сам-то Люц, вон тоже был женат на Нарциссе. Но секс с Северусом ему очень нравился. Правда, они вечно дрались за доминирующее положение… а потом Нарси задавала неудобные вопросы. Про синяки. Приходилось все валить на тренировки…Просто таки бесконечные тренировки…с Северусом. Особенно бесконечные после замужества Лили.


Глава 7. Ритуал

А Тауран так и не отказался от идеи своего отца самому жениться на Северусе. Хотя все чаще воспринимал последнее время юношу как соратника. Действительно, ему порой бывал просто необходим юный зельевар. И отнюдь не как любовник.

Хотя, когда он заставлял на время секса того сбрасывать личину, а Северус с удовольствием подчинялся, Тауран обычно терял голову.

Но в большей степени зельевар был ценен скорее как советчик, да и просто поговорить с молодым язвительным демоном было интересно. Впрочем, Люциус нравился ему не меньше, и он был очень доволен, узнав, что тот выбыл из списка конкурентов, со своим внезапным спонтанным браком, тем не менее, оставшись рядом. Вот как бы еще такое же с Северусом провернуть…

Тауран все чаще задумывался, что действительно было бы не плохо иметь у трона этих двоих. У своего трона. Только вот как убрать из претендентов Северуса? Да еще и не навредив ему. Ведь он реальный соперник, и чем становится старше, тем опаснее. Обидно было бы его убивать после стольких лет доверительных отношений… решение пришло внезапно.

-оОо-

На фоне всего произошедшего Поттеры хотели было изгнать сына из рода. Не смотря на рожденного наследника. Но тут в их гостиной появился вездесущий Тобиас. И посоветовал ненавязчиво, чтобы они все обдумали, посмотрели на девушку, может все не так уж плохо?

Родители Поттера к мнению демона прислушались, подумали, и оказались умнее… многих ( что было не удивительно при практичности старшего Поттера), свой темперамент попридержали… сбегали зачем-то в Гринготтс…вообщем Лили в род вдруг приняли почему-то. Даже магический брак был срочно заключен.

Что вызвало радость у Дамблдора. И он напомнил девушке, что она обязана своей удачной судьбой ему…. Лили лишь выразительно фыркнула. Намекнув, что и сама чудесно справлялась.

Да и сама Лили повела себя в итоге не так, как хотелось директору. Она резко остепенилась и стала налаживать отношения со свекровью… воспитывала младенца… И, что называется, положила на весь Орден. Этого директор простить не мог. Чтобы какая-то соплячка и так себя повела…

Дошло до того, что в какой-то момент по настоянию родителей молодые даже чуть не вышли из Ордена…. Все планы летели к Мерлину. Дамблдор понял, что надо принимать срочные меры.

Через неделю состоялось нападение на поместье Поттеров. Родители Джеймса погибли… Сам он, к счастью, с молодой женой и сыном был на регулярном осмотре ребенка у Поппи, который в этот раз значительно затянулся, потому что медсестру без конца куда-то вызывали.….

Все завертелось как в бешеной карусели, Молодые, даже не заходя в поместье, сразу переехали в скрытый от глаз дом, И Тобиас никак не мог к ним попасть, а ему ну очень надо было кое-что узнать… например, про тот поход в Гринготтс… закрались у него смутные подозрения...

Дело в том, что Магриб, как истинно восточный человек, в свое время понял, что с выборами родителей невесты творится что-то не то. И решил этот вопрос взять в свои руки. Так сказать продублировать.

К тому же ему вовсе не нравилось, как подгреб под себя Тауран мальчиков. Правда, такие отношения между наставниками и их подопечными были традицией, все подобные связи, как правило, прерывались после инициации, и любовники оставались друзьями, доверенными лицами, но ведь это не просто рядовые мальчики! Он прекрасно понял идею строго змея. В ней, конечно, было зерно истины, вот только магия уже дала понять, что должно быть по-другому. А магии следует доверять. К тому же сам Северус дал понять косвенно отцу, что не в восторге от этой связи.

Поэтому он в свое время и настоял на поиске невесты. Но Совет повел себя как-то не очень правильно. Вместо того, чтобы искать пару Таурану, по старшинству, они отчего-то взялись за Северуса… Хотя это было не по правилам.

А еще он очень хорошо помнил, что королевская пара исконно была мужской. Дабы единственный наследник преумножил силу, а не просто сохранил. А нумерологии просчитывали девочку. Явно без змея не обошлось. Он с некоторых пор входил в Совет.

Тобиас понял, что родители для невесты его наследника подтасованы Советом, и решил провести ритуал воззвания к силе, чтобы пара принца была как можно более достойной. И у них бы в дальнейшем родился могущественный наследник.

И Тобиас провел свой ритуал. Кровавый. Он просил силы тьмы послать невестой того, кто действительно будет носителем силы. Максимально из возможного. Он принес не одну кровавую жертву Тьме, и скормил почти всю свою собственную кровь.

Сам же после ритуала еле выполз от усталости и обескровливания. Но теперь был спокоен. И тут все – нате вам - так повернулось! А ведь он видел эту девчонку. Он ее помнит. И его сын к ней был… гхм.. неравнодушен. Не просто же так? Тобиас даже подумывал выкрасть рыжую и подарить сыну к дню рождения. Не в первой такое практиковалось в клане!

И вдруг у Поттера родился мальчик. Чего никто не ждал, кроме Тобиаса. Магриб внимательно следил и за Малфоем, и за Поттером. Но если про Малфоев через своих агентов он все знал, то Лили была темной лошадкой. Которую все недооценили в свое время. Это надо было проверить. И он лично посетил дом главы рода Поттеров.

Поттер оказался неглупым мужчиной. Впрочем он таким показался Магрибу еще на Совете. И явно маг что-то нашел. Ведь отчего-то Поттеры успокоились. Даже магический брак срочно заключили, что естественно, сразу положительно сказалось на ребенке.

Тобиас предпринял еще одну бесполезную ходку в Гринготтс. Гоблины с гордым видом отказались раскрыть тайну.

Вот только он не знал, что одновременно с ним и независимо от него такой же ритуал повел и отец Тома. И так же наведался в Гринготтс. и тоже заинтересовался личностью Лили.

Тут общую суматоху добавилось еще и пророчество. На взгляд Тобиаса и Серпента совершенно глупое. Впрочем, возможно его трактовали неверно, к тому же никто не знал его конца. А конец директор мог трактовать как угодно.

Серпент тоже знал, что вместо девочки был рожден мальчик.. Плохо то, что рожденный ребенок попадал под условия пророчества. Хотя вроде не мог иметь к нему отношения.

И Тобиас почувствовал, что старый змей со своим змеенышем опять что-то задумали.

Впрочем, все выяснилось довольно скоро и весьма трагично.

-оОо-


Северус был просто вне себя. По трем причинам. Первое: девушка, которая ему нравилась, вышла замуж за другого, и не просто за другого, а за… дальше слов у Северуса не было.

Второе: став двойным агентом, он был вынужден дать клятву директору. И тот буквально его достал своими тупыми поручениями. К тому же работа в школе…. Это что-то. Северус возненавидел ее. Утешение давало только чувство власти над школьниками. Довольно приятное, если учитывать, что вбитые детям магически комплексы сохранялись на всю жизнь.

Но это еще только два. Еще хуже то, что негодяй Поттер родил в смысле сделал.. ну не важно, все равно он виноват, что у Лили родился гребанный пацан! И где обещанная принцесса???

Северус только успокоился, что хоть тут все будет к его удовольствию, ладно, не Лили, но маленькая ее копия…. и вот нате вам! Не то чтобы он что-то имел против … но все же.. обещали? А где результат? Хорошенькая блондинка, где? Ведь у Нарциссы бы наверняка родилась бы блондинка…Впрочем у них с Люцем родился блондин. Хорошенький. Вот наверняка у этого Поттера родился урод! Согласно везению самого Северуса.

Северус даже не понял, когда заговорил вслух о своих проблемах. Том с интересом прислушивался к излияниям своего подопечного, лежащего рядом в постели. Потом хмыкнул, и предложил:

- Сев, что ты мучаешься, ты вправе отказаться от этого мальчика. Условия не соблюдены, ты можешь просто перекинуть магическую связь на другого. Или ты не маг?

Северус замер, потом вскинул глаза на наставника. А ведь правда. Так можно. Только вот кто найдется такой умный, чтобы взять эту связь на себя? Это должен быть как то связанный с ним человек.. брат, отец, наставник.. Братьев не было, отец женат… Северус поднял глаза на ухмыляющегося Тома.

Некоторое время они смотрели друг на друга.

-Только для тебя, малыш,- Том нежно провел кончиками пальцев по лицу подопечного, лаская кожу. - Почему бы мне не обзавестись маленьким мужем? Это ведь не помешает нашей дружбе? А нумерологи высчитают тебе другую пару.

Том напряженно всматривался в непроницаемые черные глаза. «Неужели поведется?»

- Тауран, ты обяжешь меня… ритуал сложный? - уточнил Северус деловитым голосом, в котором, тем не менее слышалось облегчение.

Тауран легко улыбнулся. Фортуна на его стороне.

- Пустяки, маленькая татуировочка на мордашке ритуальным ножиком. - Исчезнет сама, после фиксации связи.

- В смысле когда ты..

- Ну да.- Том рассмеялся. – Какие проблемы? Именно так и поступают с маленькими мальчиками, которые так не к стати родились. К тому же недостаточно породистыми.

- И когда ты это сделаешь?

- Нууу, вероятно, лучшее время на Самайн… магический праздник. Нам будет благоволить сила. Привязка получится крепче… Думаю, нашим старикам об этом пока не зачем знать. Еще помешают…

Снейп напряженно кивнул. Все же что-то ему не понравилось, хотя по идее он должен был радоваться решению проблемы ненавистного союза. Но оставалось некоторая неуверенность в правильности решения. Которую юный принц одним махом задавил.

-оОо-
На Самайн Тауран, уже в предвкушении исполнения своего замысла устремился к молодым Поттерам, местонахождение которых ему донес Хвост. Он обездвижил Джеймса, затем нейтрализовал Лили, усадил ее в кресло, чтобы не мешала.

Вот только он не учел присутствие в доме еще одного случайного гостя… который пришел выяснить отношения с совершенно отбившимися от рук Поттерами. Директор.

Он планировал забрать мальчишку под предлогом, что возможного главного персонажа пророчества следует воспитывать иначе, и ни в коем случае не в семье, а то он не выполнит свое предназначение.

Естественно, что директор много чего интересного услышал от разгневанной женщины. Глупая… ведь она может родить еще много маленьких Поттеров… Почему бы не отдать этого на благо магического мира? Директор, сам никогда не имевший собственных детей, но привыкший распоряжаться чужими, решительно не понимал ведьмы.

И тут на сцене появляется Том. Как неожиданно! Директор понял, что больше такой шанс не выпадет. Только Том стал что-то делать над мальчиком, он произносил древние слова, и когда занес ритуальный кинжал, Дамблдор вмешался, решив, что Волдеморт убивает ребенка. Он произнес заклинание, направленное в Тома.

Смерть мальчика, а в последнем Альбус совершенно не сомневался, не входила в его планы. Рука с занесенным кинжалом дрогнула, ритуал прервался И освобожденная магия из незавершенной руны магической связи ударила по всем присутствующим.

Обрушились стены, Сам Лорд и Лили исчезли во вспышке пламени. В последний момент в женщине что-то неуловимо изменилось и вскинув руку она послала в Темного Лорда Аваду. Вбежавшие на взрыв Пожиратели только констатировали смерть своего предводителя… Судя по вспышке и разрушениям от Авады. Ребенок лежал в колыбели без движения, на него не обратили внимания. Лили исчезла. Джеймс погиб под завалом.

И только после ухода всех действующих лиц, Директор вдруг обнаружил, что маленький мальчик стонет.

-оОо-

Гарри пропал из магического мира на 11 лет. Его пытались найти все, но безрезультатно. А он в это время полол грядки у Дурслей. Принимал побои, голодал, и жил под лестницей, мечтая о семье. Пока за ним не пришел Хагрид и не отвел в сказку, где главным был добрый дедушка Дамблдор, желающий всем счастья и любви.

Да, он встретился с Драко и Люциусом на косой Аллее. Последний был просто шокирован появлением Поттера. Которого никто не ждал. Но надеялись все.

-оОо-

Было непонятно и совершенно запутано. Они с Северусом уже попытались опознать сына Малфоя как нареченного, и Северус даже стал крестным юноши, но магия не приняла мальчика как избранного, хотя он и был сыном Нарциссы.

Но как-то юноша должен был быть связан с троном, потому что магия поставила на него знак, теперь знатоки пытались распознать, что этим знаком магия хотела сказать. Что-то вроде доверенный друг.

Старцы подумали и выдали вердикт - что юноша, вероятно должен быть доверенным лицом нареченной. А судя по тому, что это мальчик… следовательно и пара правителя будет мужского пола. Как и положено. Все сразу об этом вспомнили.

Люциус и Северус только переглянулись.

Оставался пропавший Поттер. Только был ли он уже связан? И вообще жив ли он?

С Таураном последнее время мужчинам общаться не удавалось, он полностью ушел в мир Истинных после инициации, пошедшей так внезапно.

Но они все же испросили приема у регента.

Тауран принял их.

Он не был человеком.

Инициация была полной.

При этом он был и драконом. Магам даже не хотелось представлять, на кого был похож этот монстр.

Тауран хрипло рассмеялся.

- Не нравлюсь?

- О нет, Сир…- Люциус решил блеснуть дипломатией.- Могущество не может быть не привлекательно. Просто у всех свои вкусы. Мы осмелились посетить вас с целью узнать ваши пожелания по поводу Поттера… И посетите ли вы средний мир. Там ждут возвращения Темного Лорда. В вашу смерть, благодаря вашим соратникам, никто не поверил…

Ухмылка на лице демона смотрелась ужасающе.

- Люциус, ты преуспел. Не дождусь тебя при своем дворе. Да, мне надо вернуться. Но не в таком облике. И не сейчас. Я сообщу вам. Думаю, что эту проблему я скоро решу. Вам же следует найти сына Поттера, он принадлежит мне.

-оОо-

И вот Люциус смотрит на того самого мальчика. С незавершенной руной на коже чистого лба. И неподдельной чистой аурой силы. Какой нет даже у него.

И понимает, что это тот мальчик. И что его сын уже успел поссориться с ним. Едва маленький Поттер появился в поле зрения Драко и Люциуса, они оба поняли, что Нареченный именно Гарри. Он притягивает к себе людей, располагая их, вокруг него постоянная толпа обожателей, которые неосознанно хотят лишь коснуться его магии.


Мальчик выглядит странно. Он не обучен. Он не знает о том, кто он, он настроен к Малфоям враждебно. Он плохо одет, и явно слишком худ.

Люциус понимает, что со всем этим надо что-то делать. Вопрос что?

До начала сентября ребенок вновь выпадает из поля зрения, потому что от растерянности Люциус не догадался проследить за ним. И поисковое зелье не дает разультата. Остается только ждать. Они с Северусом очень нервничают.

Второй раз Люциус видит мальчика на вокзале. Его сын получил указание подружиться с Поттером. И Малфой надеется, что смышленый Драко выполнит то, что ему наказали.

Однако Драко искренне считал, что возможно, это он мог бы быть парой Северусу… И искренне возненавидел мальчишку после того, как тот пренебрег им.

-оОо-

Наконец Гарри появляется в Хогвартсе и Северус испытывает с его прибытием глубочайший шок. От осознания допущенной ошибки.

Потому что мальчик просто очарователен, более нежное хрупкое и беззащитное существо придумать невозможно. Но это маленькое чудо ему больше не принадлежит. На его лбу руна связи с Таураном, пусть незавершенная, но уже отсекающая все права самого Снейпа. Который внезапно ощущает в нем собственную пару, но сделать уже ничего не в силах. И острое желание защитить и спрятать сменяется шквалом ненависти.

Ненависть заполняет мужчину. Однако он все же по-своему заботится о мальчике, пытаясь оградить его от неприятностей, в которые тот влипает с завидной регулярностью. Как специально, мальчишка постоянно с ним пересекается, и его конфликт с Драко доходит до абсурда.

Тобиас в свое время, после всего происшедшего, обозвал Северуса болваном, поддавшимся на откровенный развод со стороны Таурана. Но ссориться сейчас с регентом им обоим совсем не к чему. Потому что тот, после полной инициации набрал силу, и явно не собирается уступать трон. Он серьезно занялся управлением мира истинных. И вроде и думать забыл о среднем мире. Похоже, что звание регента его вполне устроило.

Но все было не так, даже если внешне именно такой вид и имело. На самом деле Тауран просто жаждал вернуться в средний мир, откуда его так безобразно выкинула Сила, лишив человеческой составляющей. Тонкостей происшедшего никто не понял, но вернуть Тома в средний мир может только Гарри. Если позовет.

Маленький ребенок, который смог его инициировать. Связь, с которым Лорд Судеб, как теперь стал именовать себя Тауран, успел перекинуть на себя. Но не закрепил. И эту далекую незавершенную руну Дракон ощущал, как собственную рану. В которую потихоньку утекала его собственная сила.

Тауран не мог не думать о Гарри. Он знал, что тот жив. Он представлял, что кто-то с ним занимается, и малыш растет.

Его мальчик, который пропал…

А потом внезапно появился, но, о Мерлин, что это за воспитание, Ребенок почти маггл. Хуже всего то, что он отторг своего возможного наперстника по миру магии, сына Люциуса. Которому по наследству досталось право быть спутником королевской пары…. Больше того, их отношения стали откровенно враждебны…

И Том решает вмешаться. И забрать ребенка из этого мира. Ему нужно лишь одно согласие, пусть даже условное. Первая попытка на первом курсе, - провал.

Тауран долго обдумывал причины неудачи. И решил, что виноват его внешний вид. Хотя он старался выглядеть в теле своего носителя более менее по-человечески.

Тогда он сделал слепок своей личности и, вложив его в дневник, отправил через Люциуса. Неудача была еще более оглушительной. Хуже всего то, что Тауран понял, Северус, до этого откровенно третировавший мальчишку, вдруг начал проявлять к нему некоторый интерес. Что ж его можно было понять, мальчик получился откровенно хорошенький. Его не испортили даже эти безобразные очки.

Ко всему прочему Орден Доброго Дедушки с приходом в официальную политику образа Гарри, вместе с его магической притягательностью, вновь набрал силу, в то время, когда чистокровные начали метаться. Том понял, что пора вернуться, и навести порядок.

Его люди берут на себя процесс возвращения, чтобы совместить ритуал, и шоу, решено использовать Турнир трех волшебников

Во время турнира Волдеморт вновь попытался завершить ритуал привязывания, но у него вновь ничего не вышло, мальчишка умудрился буквально вывернуться из рук. Лорд оторвался в бешенстве на прибывших сторонниках. Но шаг уже был сделан, и Том вновь возвратился в средний мир.




Глава 8. Северус

5 год обучения Гарри зельевару дался особенно тяжело. Мальчик подрос, стал хорош собой, и ненавидел его со всей возможной искренностью своей чистой души.

Хуже всего, то, что Северус прекрасно помнил себя в этом возрасте, свои первые сексуальные опыты, пробуждающуюся чувственность…Их эскападу с Малфоем… А около Гарри постоянно терся этот рыжий Уизли, весьма откровенно, с точки зрения самого Северуса его лапая. Да и Грейнджер хороша, чуть что, вешается ему на шею.А конфликты с Драко? А квиддичные раздевалки? Будто он, Северус не знает что в них постоянно происходит! Это же рассадник разврата!

Снейп вроде бы осознавал, что все его наблюдения бред, но каждый раз, когда этот рыжий склонялся к Гарри на его занятиях, он испытывал приступ бешенства. И остро желал отлупить мерзавца. Поэтому следовало занять все вечера мальчишки. Чтобы у того не оставалось времени ни на что постороннее. Самым простым способом. Отработками.

Которые тот исправно проходил в его подземельях. Это было единственное время, когда Снейп испытывал внутренний покой. И даже умиротворение, видя его покорность назначенному, часто несправедливо, наказанию. Смотреть на его огорченную мордашку было чертовски приятно.

Главное, мальчишка был на его глазах, один и «радостно» надраивал котлы, или скреб парты, или пол, нет. Пол хуже. В таких случаях Снейп всегда выходил, запирая помещение, где трудилось зеленоглазое лохматое недоразумение.

Он бы может и позволил себе что-нибудь…но Том после возвращения очень четко дал понять, кому принадлежит избранный. Хотя явно он не особо им интересовался. Просто мальчишка был предназначен, и на этом все. Лорд, с усмешкой разглядывая зельевара, пообещал после завершения ритуала перекинуть на него наставничество мальчишки. Но в начале он хотел завершить сам ритуал. И получить человеческую составляющую, которую потерял при инициации. А то от его демонического облика все шарахались.

Том привык считать себя красивым мужчиной. А сейчас он был лишен привычной ему симпатии. Да и секс по приказу как то не самое приятное времяпрепровождение. Поэтому последнее время лорд развлекался исключительно ритуалами. В основном некромагическими.

После инициации лорд стал гораздо жёстче, и пренебрежительнее к людям. Считая их лишь биологическим материалом для собственных нужд. В отдельных случаях пищей. Магической.

Он даже приказал в свое время принести себе тело убитого во время ритуала «возрождения» мальчика, и, сделав из него куклу, развлекался с ним, говоря, что тот по крайней мере идет к нему в постель добровольно. Всех это передергивало, но никто не жаждал занять место куклы.

Кукла была не живой и не мертвой. Но и не зомби, что говорило о высоком уровне некромагии, доступном Волдеморту.. Только Сев и Люц помалкивали. Еще бы Некрос в воплощении не мог себе такого позволить. Он мог бы и оживить полностью мальчишку, потому что вытащил его душу из-за завесы, но ограничился ее блокировкой, сделав безвольного раба, хотя окружающие и считали его зомби, Волдеморту нравилось пугать своих сторонников. И мучить мальчика, к которому почему-то был неравнодушен Гарри во время турнира.

И слишком переживал его смерть. Хорошо, что про теперешнюю жизнь Седрика он ничего не знал.

Был и еще один мальчик, про которого Лорду с особым удовольствие доложил Северус. Крам. Парень, которым мальчишка восхищался. Но тот к счастью уехал.

Впрочем, Снейп не был уверен, что там его Лорд не достанет. Дурмстранг всегда был кузницей молодых Пожирателей. В этом Северус вполне понимал Тома. То что принадлежит Истинному не может трогать больше никто!

А потом мальчишку начали изводить все, кому не лень. До этого года это была прерогатива исключительно Северуса, а тут просто паломничество началось тех, кто жаждал ткнуть избранного мордой в грязь.

Его котлы на фоне статей Риты казались просто детской шалостью. Тут еще у Драко гормоны взыграли. Снейп не знал, как успокоить крестника, тот буквально вгрызся в Золотое трио, точно бультерьер в кость. Только хруст шел. Да еще и Амбридж со своим садистским воспитанием.

А потом Лорд, наконец, придумал, как выманить Поттера из школы. Что тут началось… мальчишка перестал спать и выглядел совершенно несчастным. Пробуждение ментальной связи усугублялось незавершенной руной и возрастом самого мальчика.

Он страдал от головных болей.

Внушение Лорда имело успех, на фоне общих Поттеровских неприятностей. Его неожиданно осенила идея посещения министерства с целью выяснения пророчества.

Само пророчество Лорда совершенно не волновало. Это было неофициальное приглашение на свидание. Но Малыш, естественно этого не знал.

Только умная грязнокровка Грейнджер сделала правильные выводы. Не совсем, но все же.

Северусу стало совсем сложно держать нейтралитет в этой обстновке. К тому же к концу учебного года накопилось раздражение и усталость. Ненависть Поттера к Снейпу достигла, казалось своего максимума.

Год завершился фееричной гибелью блохастого крестного Гарри в Арке смерти. Как высказался впоследствии Волдеморт, умудриться живьем угодить за завесу - надо суметь. В эту честь Люциус напился в умат. И устроил разбор полетов жене. После которого еще три месяца вымаливал прощение попеременно у жены и аврората. Со вторым оказалось найти общий язык легче.

Волдеморт тоже был в бешенстве - очередное мероприятие с Гарри как водится, согласно установившейся традиции, с треском провалилось. Кроме всего прочего, Лорд выслушал от наглого гриффиндорца не один крайне «лестный» комментарий своей внешности. Последнее Северуса даже порадовало. Естественно, Гарри обвинил В гибели своего единственного родственника Лорда и Северуса с Люциусом. Что еще больше отдалило его от них. И полностью осчастливило директора. Для которого гибель Сириуса была подозрительно выгодна.

Летом Северус разбирался с наследством Принцев, Люциус мотался между домом и министерством, улаживая последствия своего пребывания в роковой день в сомнительной компании Волдеморта в министерстве

А Гарри пребывал в затяжной депрессии. Усугубленной полным отсутствием общения с друзьями. К концу лета с ним начало твориться что-то совсем не хорошее, магия стала вести себя непредсказуемо, частенько побаливали мышцы, постоянно снились кошмары вперемежку с эротическими фантазиями.

На таком невеселом фоне и начался новый учебный год, ознаменовавшийся приездом студентов и молодых преподавателей из Дурмстранга, И скандальным разрывом Золотого трио… Жестким противостоянием Дамблдора и министерства. В котором последнее выиграло.

Все эти новости вызвали явное удовольствие Лорда. Казалось, что теперь-то все происходит по какому-то немного безумному, но очень хорошо организованному и продуманному сценарию.

По крайней мере Северус не мог избавиться от такого ощущения. Поттер с каникул к его вящей ненависти прибыл какой-то утомленный, подавленный и в нем произошли непонятные перемены, определенно мальчишка хорошел на глазах. Отчего-то вспомнилась Лили, с ней такое произошло на пятом. У мальчишек все всегда немного позже. Если бы Северус точно не знал, что Лили магглорожденная, то он подумал бы о вступлении в наследие.

После рождества Лорд приказал сварить несколько сложных зелий довольно странного состава применяемых в темных ритуалах крови. Явно к весне что-то намечалось…


Глава 9. Битва

Нападения на школу никто не ждал. Всем казалось, школа была слишком хорошо защищена магией. Оказалось, что не так уж хорошо. Первыми пали те авроры, что патрулировали периметр антиаппарационных щитов замка. Их было мало, и они даже не успели поднять тревогу. Нападения, а тем более столь жесткой, быстрой продуманной и подготовленной атаки никто абсолютно не ждал.

После того, как барьеры защиты были пробиты сразу в нескольких местах, ситуация стала стремительно выходить из-под контроля защитников замка. Да и какие там защитники! В замке в это воскресное утро почти никого не было. Многие старшекурсники в честь праздника равноденствия уже ушли в Хогсмид, или еще накануне разъехались по домам, преподаватели тоже были не все, большинство были в отлучке по заданиям Ордена или директора. Как нарочно в замке не было никого из наиболее сильных магов, способных дать отпор нападающим.

Не было Дамблдора, умчавшегося в министерство буквально за десять минут до начала нападения. Не было Минервы, еще накануне отправившейся на переговоры по срочному запросу в Шармбаттон. Не было Снейпа, откомандированного сразу после собрания по делам Ордена, не было Люпина, учавствовавшего в одной из засад, не было даже мадам Хуч, приглашенной судить какие-то квиддичные матчи в Европу.

Поэтому первыми на звуки боя ринулись очнувшийся от дремы Гарри, с вечно бодрым и радостно жующим Роном. Жаждущим действия, и наконец дорвавшимся до настоящего боя. За ними рванули другие члены АД. Повинуясь указаниям своего предводителя, часть членов АД тут же занялась эвакуацией малышей, часть ребят заняла оборонительные позиции у башни, куда решено было отправить младших. Эту группу возглавил Невилл. Туда же устремились несколько, а собственно, все из имеющихся в наличии в замке авроров.

Уже подбегая к развороченным дверям, Гарри понял, что им вряд ли удастся что-то серьезное противопоставить вступающему под своды замка тренированному отряду Пожирателей, которые явно не были новичками в боевой магии.

В очередной раз за последнее время пронеслась мысль о Гермионе. Ее больше с ними не было. Золотое трио распалось внезапно, еще зимой, когда Герми не вернулась в школу после рождественских каникул. Потом они узнали, что она перевелась в Дурмстранг. К Виктору Краму, который специально остался на Рождественский бал, чтобы сделать их подружке предложение руки и сердца.

Затем была безобразная сцена между Гарри и Гермионой, смысла которой он сам так и не понял. Потом расставание. А потом, уже в марте, пришло случайное известие, что Гермиона погибла. Вот и все. Точка, поставленная в их судьбе. Все осталось только в планах - и желание помириться, и разобраться в собственных чувствах, таких запутанных, разрывающихся между Роном и Герми. Подробности ее смерти никто не знал.

Началось все с разборок Рона и его подружки в сентябре. Она всегда считалась парой Рона. Никто даже не сомневался, что после выпуска они будут вместе. Молли уже считала ее своей невесткой. Собственно так с ней и обращаясь, когда та гостила в Норе.

Если бы не внезапно начавшийся одновременно с началом учебного года бурный роман между Ронни и Блейзом. Точнее, как предполагал Гарри еще с поезда, где Рон и Блейз довольно долго о чем-то беседовали в тамбуре. Но Гарри даже не мог предположить. Что разговор может перерасти во что-то большее. Но его друг все чаще стал пропадать вечерами, пару раз даже не пришел ночевать…

Это было точно гром среди ясного неба. Может связь и осталась бы незамеченной, если бы Драко, как обычно, не завел свои злые насмешки, на сей раз носящие определенную направленность на отношения Рона и Блейза. Через некоторое время все вскрылось.

Их застала Гермиона в одном из пустых классов, вероятно по наводке кого-то из слизеринцев, скорее всего Панси, очевидно, с поощрения Драко. Она не стала устраивать бурных сцен, просто повернулась и ушла. Рон потом пытался что-то объяснить девушке, говорил какой-то бред о союзах чистокровных… Это Рон-то. Гарри казалось, что это вообще не его друг, а кто-то еще. Такую ахинею с точки зрения Гарри он нес.

Сам Гарри пытался предотвратить назревающий скандал, когда еще только начали возникать слухи об увлечении Рона. Но рыжий будто и не слышал своего друга, что не говори, а иногда он мог быть потрясающе упертым. О его бисексуальной ориентации Гарри знал давно, все же одна спальня… самого его пока этот вопрос не слишком волновал… нет, конечно, волновал, но как-то не попадалось объекта, который, которому… словом, вокруг Золотого ребенка был в определенном смысле эротический вакуум.

Девочек не подпускала Джинни, а у нее были, судя по всему очень весомые аргументы для соперниц, мальчишек не подпускал тот же Рон. Иногда Гарри казалось, что Рон не прочь с ним закрутить роман, но… как-то не воспринимался Рон как возлюбленный… только как друг и брат… так же как и Джинни. Поэтому юноша постоянно чувствовал какую-то неправильность вокруг себя?

А остальные самые энергичные поползновения отдельных персоналий с других факультетов пресекались либо любимым недругом Драко, который такие моменты особенно любил высмеивать прилюдно, либо парой ядовитых комментариев вездесущего профессора зельеварения. Поэтому последнее время от Гарри только что не шарахались. Что естественно, оптимизма к перспективам решения личной проблемы не раскрывало.

После сцены с Роном и Блейзом, которых застали в весьма недвусмысленных позах, Герми долго плакала на груди Гарри, и Гарри ее нежно успокаивал. Сейчас, вспоминая, он пытался все же понять, была ли торжествующая улыбка на лице Блейза в тот момент, или он сам ее придумал позже? Тогда было не до анализа происшедшего, все последующие события, как водится, закрутились с бешеной скоростью. Он думал о том, что может быть, теперь у них с Герми что-нибудь получится. Он даже попытался несмело за ней ухаживать, но рана девушки была еще свежа, она не замечала его робких намеков попыток сближения. Возможно, она воспринимала его только как брата. Ситуация с Джинни повторилась до наоборот. С сестрой Рона он уже имел серьезный разговор на эту тему летом. Правда, Джинни этот разговор нисколько не остановил. И она по-прежнему с намеками поглядывала на Гарри, и отгоняла от него всех возможных конкуренток. А еще она дружила с Герми… может поэтому Герми и воздержалась от развития каких-либо отношений со своим другом?

Потом ему приснился очень мокрый сон с участием самой Гермионы, в который, как обычно в таких случаях, вмешался его Темнейшество, который вообще взял моду вмешиваться в самые интимные сны Гарри, точно злобная дуэнья. И, как обычно, все удовольствия закончились в камере пыток, вместе с каким-то жестоко истязаемым неопознанными ПСами магом. На секунду Гарри показалось, что он узнает палачей, но через мгновение их силуэты стали совершенно условны. Гарри проснулся с криком, в холодном поту с сильнейшей головной болью. И чувством острой ненависти к змеелицему уроду.

Именно так он его во сне от ярости и обиды и обозвал, пытаясь вырваться из ментальной хватки своего врага, вероятно, по-прежнему желающего свести парня с ума своими грубыми атаками на сознание. Иногда Гарри начинал думать, что скоро у Волдеморта это прекрасно получится.

А через два дня приехали студенты-старшекурсники Дурмстранга по обмену. Их привез сам Виктор Крам, он теперь преподавал в этой школе. И напористый красивый Крам тут же небрежно оттеснил Гарри на второй план. Герми расцвела, очень похорошела, каждый вечер она потихоньку убегала на свидания, чтобы вернуться далеко за полночь, в то время, как отношения самого Рона и Блейза постепенно сошли на нет.

Рон попытался вернуть расположение девушки, но это не удалось. Он очень переживал и поделился своей проблемой с другом. Гарри, решив отчего-то, что вот именно его в этом треугольнике и не хватает, опять самоустранился, не желая встревать в любовные отношения между друзьями.

А потом Крам сделал Гермионе предложение, а Рон и Гарри устроили скандал, обвиняя девушку бог знает в чем. Сцена была безобразная. Хорошо хоть свидетелями ее оказались только несколько гриффиндорцев, так как все происходило в их гостиной. Гермиона после всего что ей было высказано молча удалилась с гордо поднятой головой.

После этого все стихло. Герми с ними не разговаривала до самого отъезда на рождественские каникулы. А потом просто не вернулась в школу с каникул. И тогда они остались вдвоем с Роном. Рон вновь с переменным успехом продолжил свои встречи с Забини. Только теперь уже инициатива принадлежала самому Рону. Блейз же сохранял дистанцию, и довольно пренебрежительно обращался с рыжим, правда, и не отталкивая его окончательно.

Сейчас Блейза в замке не было. Он вместе со всеми слизеринцами ушел в Хогсмид. Это наводило на некоторые размышления. Тем более что дядя Забини, насколько помнил Гарри, был Пожирателем. Рона Блейз с собой в Хогсмид не звал. Они накануне, как обычно, поссорились.

Собственно нападение, как закономерный итог всеобщей непродуманности действий руководства школы и министерства было вполне ожидаемым. Почему все решили что его не может быть, было просто не понятно.

Противостояние директора и министерства последнего года привело к тому, что на территории школы был развернут дежурный пункт Аврората. Точнее его сюда расквартировали, потому что, начиная с зимы, все отделы правопорядка подверглись жестоким нападениям Пожирателей, изрядно потрепавшим боевую мощь министерства. Были разгромлены две аврорские школы, серьезно пострадала Академия. Поэтому министерство волевым решением распорядилось припрятать часть своих элитных подразделений под надежную защиту Хогвартса.

Хотя в прессе многократно прозвучало предупреждение, что этим указом министерство нарушает принцип нейтралитета детского учебного заведения. Тем более, что авроры, квартирующие в Хогвартсе, не просто там находились, а совершали оттуда рейды против своих противников, вовремя скрываясь от преследования за защитными экранами замка.

И вот результат - разрывы заклинаний, вспышки, крики и стоны заполняли древние коридоры Замка. Защитники постепенно отступали, многие группы уже были профессионально разделены нападающими, естественно, разве могли долго держать оборону студенты. Пусть и старшеклассники, но против сильных взрослых темных магов, не первый раз участвующих в боевых операциях, долго они не могли продержаться.

Впрочем, следует заметить, маги в черных мантиях особо и не стремились причинить вред детям, учеников просто загоняли в их башни, связывали заклятиями, парализовали, чтобы вывести из боя, нейтрализовать.

Во всем происходящем было виновато министерство и Орден Феникса, из-за разрешения которого в замке был развернут аврорский пост, а заодно и действующий штаб Ордена Феникса. Но вот именно сегодня в замке не было никого из взрослых, кроме нескольких преподавателей, и дежурного патруля, оставшихся для общего контроля за ситуацией. Большинство старшекурсников и почти весь Слизерин (надо же какое совпадение) были в Хогсмиде, или на выезде по домам - воскресный день, праздник.

Орден и отряд на вызове по двум, очевидно, отвлекающим местам терактов. Авроры срочно отбыли в Косой переулок, где была самим Гарри предсказана стычка с пожирателями. Хуже всего, что часть дезинформации, как сейчас уже стало понятно, дал сам Гарри. Исходя из своего регулярного подглядывания за Лордом. Это именно он сообщил о готовящихся акциях в честь праздника по всей Англии. Поэтому все силы аврората и ордена тут же были разбросаны по всей стране, как только подтвердился первый теракт – в Косом переулке.

Только теперь он понял, что в этот раз темный Лорд беззастенчиво воспользовался их связью, чтобы подбросить дезу. Несколько последних сообщений были достоверны, но вот нынешнее…

Что ж, Лорд показал себя прекрасным стратегом. Можно было только позавидовать его уму. Если не красоте… хм… А вот он, Гарри, полный дурак, что так доверился себе и получаемой таким образом информации. Решил, что его присутствия никто не ощутит. Это такой окклюмент, как Лорд… Раскаиваться было поздно.

Дело уже было сделано, и больше часа идет сражение. Первый удар приняли на себя несколько дежурных авроров, охранявших вход и периметр. Они погибли мгновенно. Затем уже по тревоге к месту прорыва рванули члены АД, но это тоже был просчитанный противником шаг. Гарри не учел, что на стороне противника работает Питер. А он, как мародер, знал многие тайные ходы в замке. Естественно, что им зашли в тыл, отрезая от остальных защитников. Больше ни один отряд к главному входу пробиться не смог, и никто в замке не знал, что там происходит.

В итоге небольшой отряд Гарри был отрезан от основных помещений, при попытке отразить прорыв атакующих в холле замка. И шла его планомерная, нет, не ликвидация, а скорее нейтрализация. Что могли сделать подростки против внутреннего круга, и приближенных Лорда, с выучкой боевых темных магов? Как бы дети не старались, как бы не совершали геройские поступки, проигрыш был неминуем. Быстро поняв, с кем связались, подростки попробовали отступить, но отступление было возможно только в одном направлении - по главному коридору.

« Если сейчас пожиратели займут замок, война проиграна. Даже самим своим нападением они показывают, насколько глупо поступило министерство, введя сюда боевые единицы. Школа должна была хранить нейтралитет, поэтому… раньше школу никто не трогал, по негласному соглашению невмешательства. Ведь среди учеников были дети и самих Пожирателей». Но по иронии судьбы или по продуманному плану сегодня их тут не было. Или почти не было.

Все это замелькало в голове Гарри, когда он, наконец, понял замысел Лорда, и дал команду своим ребятам отступать к башне Гриффиндора, потому что именно туда эвакуировали малышей всех факультетов из большого зала. Их могли взять в заложники. Такой шаг со стороны противника был более чем предсказуем. А башню легче было оборонять. Именно там следовало продержаться до того момента, как прибудут авроры. Гарри не знал, когда это произойдет, но надеялся, что уже скоро. Совы с известием о нападении улетели сразу. Оставшиеся с ним АДовцы постарались собраться вокруг, но их выбивали одного за другим. Однако надежда прорваться еще оставалась. Хотя с каждой минутой ее было все меньше.

Вот упал без сознания Рон, пробиться к нему не удавалось, около Гарри осталось меньше пяти АДовцев. Они спешно отступили. Их преследовали Пожиратели фактически по следам. На каждых пяти метрах они теряли одного из своих. Гарри сквозь вспышки заклятий определил, что против него собираются сильные маги, хоть маски и скрывают их лица, был виден уровень владения магией. Они, будто шутя, придерживали подростков, явно чего-то ожидая. Вот этот маг походит на Долохова, а вон мелькнула платиновая прядь, значит Малфой… Снейпа скорее всего нет, он уже второй день где-то на задании Дамблдора.

От этого не становилось легче. Он понимал, что его силенок уже не хватает, чтобы обороняться, он потихоньку устает, враг все ближе подбирался к нему, но вход в башню был уже не далеко. Отступать дальше было некуда. Вверху на лестнице был Невилл с несколькими старшеклассниками, они охраняли сам вход. Это последний рубеж. У Гарри мелькнула мысль, что возможно, лучше было отманить Пожирателей на себя, и увести их подальше от башни…

Он махнул Невиллу рукой и, послав своих оставшихся спутников к нему в подкрепление, попытался серией заклинаний отвлечь магов на себя от лестницы. Это удалось. Более того, они, кажется, именно этого и хотели.

Первое проклятие отвлекшихся на него магов, направленное непосредственно на него, Гарри блокировал, но когда в него полетело девять или десять подряд разноцветными цепочками огней, причем сразу со всех сторон, все стало много хуже, он был вынужден их отразить, истратив большое количество силы за один раз.

Некоторые из проклятий достигли своей цели, несмотря на всю его возможную быстроту, и хотя никаких серьезных повреждений они вроде не нанесли, Гарри обнаружил, что у него идет кровь из носа и расцарапанной руки, болел бок. А потом дальняя стена коридора обвалилась, сметенная с пути темным заклинанием того, кто спешил к месту их боя, по коридору прокатила мощная волна темной магии. Гарри понял, что прибыл главный персонаж. Заломило лоб. К месту сражения приближался Волдеморт, небрежно раскидывая изредка встречающиеся очаги сопротивления, и просто тех, кого он счел препятствиями на пути своего следования.

Гарри понял, что вот она, сейчас и состоится та самая долгожданная и всеми предсказанная финальная битва. Из-за которой столько всего… а он по хорошему не готов. Вообще, разве к такому будешь готовым? К тому же почти час боя уже измотал его. Гарри еле стоял. Бок болел все сильнее, в глазах малькали звездочки и шумело в ушах. Какой тут финальный бой?

Высокая фигура нарисовалась в нескольких метрах перед ним, атакующие ПСы отстранились с легкими полупоклонами, такое ощущение, что его специально отделили от основных сил, с которыми теперь занимались освободившиеся от его персоны маги.

А Волдеморт, для пробы послал несколько несложных заклинаний в мальчика. Гарри отразил их и ответил. Дуэль началась. Казалось, Лорд намеренно выматывает уже и так уставшего юношу, Не причиняя ему существенных повреждений, наконец, рука Гарри дрогнула от усталости, нога оступилась, он промазал, и в следующий миг его отшвырнуло.

С силой он ударился о стену, внезапно сработал скрытый рычаг, и он провалился в потайной коридор. Гарри инстинктивно поднял руки, прикрывая голову, и совершенно забыл про палочку, которая тут же выскользнула у него из пальцев.
Прокатился по инерции кубарем, оглянулся, преследователь уже входил в образовавшийся проем. Палочка валялась в нескольких метрах, очки разбились, и он ее даже не увидел в полутьме коридора, среди мусора на полу заброшенного помещения.

Он видел лишь силуэт на фоне дверного проема - только высокую темную фигуру вскинувшую руку для атаки. Это была его смерть, Гарри не мог отвлечься ни на что другое, он запаниковал. Чуть прихрамывая, спотыкаясь и падая, поминутно ожидая удара заклинания в спину, он попытался убежать от преследующего его Темного Лорда. Заброшенный коридор вывел его к спальням мальчиков Слизерина. Очевидно, это был потайной ход, судя по обилию пыли и сухого мусора, им давно никто не пользовался. В спальне предсказуемо никого не было.

Лорд приглушенно рассмеялся, входя в помещение следом за ним. Бросил в Гарри связывающее заклятие. У мальчика уже не было сил и палочки его отразить.

- Ну что же, зсдесь мы и можем завершшшить начшатое дело, от которого ты в ссвое время так удачшно ссбежал. Нам сс тобой, Гарри, надлежит закончшить один интересссный ритуал, начшщатый ещще в твои младенчшеские годы. Правда, возсможно ты о нем ничего не знаешшь…Ведь мы с тобой так близсски, ты даже не представляешшь, нассколько, и как давно…ссобственно ещщще до твоего рождения, малышшш….

Взмах рукой.


Глава 10. Завершение ритуала

Одежда юноши исчезла. Волдеморт склонился над связанной волшебными путами жертвой и, нажав на челюсть, заставив раскрыть рот, что-то влил Гарри в глотку из небольшого флакона, который извлек из складок своей мантии. Жидкость прокатилась по горлу расплавленным шаром, через несколько минут, когда мальчик отдышался, последовала еще одна порция, но уже другая по вкусу, правда не намного приятнее. Третья вкуса не имела, либо просто он уже его не ощутил из-за первых двух. Гарри еле отдышался, и сморгнул непроизвольно выступившие слезы. Горло саднило.

- Молодец. Теперь можно продолжить. - Голос Волдеморта излучал благожелательность и предвкушение.

Далее последовала какая-то жидкая мазь, которую Темный маг нанес на живот мальчика кисточкой, сложным рунным рисунком, тот уже догадывался, как закончится ритуал. Большого ума для этого было не надо. Представить себя изнасилованным этим змееобразным чудовищем совсем не хотелось. Но заклинание не позволяло ему ни говорить, ни кричать, только беззвучные слезы текли из глаз.

Лорд отер кончиками пальцев слезинки, и, склонившись, провел по закушенным губам, усмехнулся и опустил руку между ног Гарри. Тот дернулся в ужасе, почти преодолевая заклинание. Вырваться из силков чужой магии ему все же не удалось. Да и разве можно что-то сделать в подобной ситуации? Лорд с некоторым усилием раздвинул ноги мальчика:

- Малыш, ты, если я не ошибаюсь, ждал меня? Ведь у тебя никого никогда не было, - он скорее утверждал, чем спрашивал. Видимо, неплохо зная о личной жизни Золотого ребенка.

Гарри смутно понял, что не один он незаметно гуляет по чужим мозгам, благодаря своей связи. Это унижало еще больше. Он-то все же в интимные подробности жизни Темного Лорда не лез.

– Я буду у тебя первым, ты войдешь в мир чувственности с моей помощью - ты был так одинок, ты так долго жил без любви. Тебя никто и никогда не любил, ни в каком смысле, - В голосе чудища проскальзывал сарказм. - Но все позади, Гарри - не дергайся! У меня есть кое-что для тебя. Презент. Скажем, плата за сохраненную для меня чистоту. О, это очень ценный подарок… - последние слова он еле слышно предвкушающе выдохнул прямо ему в ухо.

Шёпот стал горячим и влажным, похоже, маг распалялся от своих слов и мыслей.

- Мы сразу устроим тебе и ритуал наставника, я не хочу лишать тебя положенной тебе магической силы, которую дарует этот ритуал. Мало кто сейчас сможет правильно его провести. Тебе ведь нужен магический наставник? Тот кто будет обучать тебя… много чему… жизни в этом мире…Это древний обычай чистокровных родов. Ты же у нас юный лорд? Тебе положен наставник по статусу…

Рука Темного Лорда чуть вздрагивала от возбуждения, поглаживая внутреннюю сторону бедер Гарри, и нежно втирая мазь в его промежность. Неожиданно горячая дрожь прошла и по телу мальчика, в ответ на интимную, хоть и не желанную, ласку. Он с опозданием понял, что, возможно, одно из зелий было афродизиаком. Хотя, кто его знает? ТАК и ТАМ его никто еще не трогал.

Кожа теперь по-своему реагировала на прикосновения чудовища, желала вопреки разуму большего, впрочем, заметив начинающиеся перемены в поведении пленника, за поглаживаниями последовали пощипывания, и более чувственные прикосновения сухих тонких губ. Тело отказалось повиноваться юноше, когда касания сменились легкими укусами и поцелуями.

Очевидно, по вызову Лорда, или по предварительной договоренности, в комнату вошли двое мужчин, лица которых были скрыты капюшонами и масками. Ситуация стала еще более унизительной. Они наложили запирающие и глушащие чары на помещение. Достали ритуальные предметы, принесенные с собой. Чашу, кинжал, ткань, расшитую рунами. Явно, все происходящее входило в дьявольский план Лорда. Где у каждого, включая Гарри, уже была своя роль.

Лорд освободил мальчика от заклятия пут, но тому не удалось сделать ни одного движения, Один из пожирателей тут же прихватил Гарри за руки, удерживая их заведенными над головой. Второй крепко держал плечи. Ноги оказались прикованы к полу тонкими наколдованными цепями… Гарри выгнулся, пытаясь вырваться из захвата.
Это плохо получалось, его прихватили только еще крепче. Мальчик тоненько взвыл от бессилия.

- Я понимаю, маленький, что тебе было бы лучше в более интимной обстановке, - похоже, Лорд еще и издевался, - но магии нужны свидетели. Трое это оптимальное число при таких обрядах. К тому же я подожду, пока снадобье не начнет действовать, тебе станет легче, ты сам захочешь продолжения.

А пока его ласкали чужие руки, вначале он дергался, но по мере того, как начиналось действие зелья, тело все больше подводило, уходя из-под контроля, покрываясь испариной и выгибаясь навстречу бесстыжим мужским ( какой кошмар! Большего шока Гарри даже представить себе не мог) рукам.

В итоге, когда Лорд опустился между его уже призывно раздвинутых ног, которые никто не держал, трудно сказать, когда, в какой момент, его перестали удерживать цепи, понимание ситуации ускользало, Гарри сам выгнулся и приподнялся ему навстречу, желая... чего? Он и сам не знал, ожидая и страшась продолжения сладкой пытки прикосновениями.

Тонкие сильные пальцы прошлись по его торсу, цепляя уже измученные и ставшие такими чувствительными соски, по прессу и приласкали яички,

- Красивый мальчик. – Лорд говорил с усмешкой, явно наслаждаясь унижением непокорного врага, ставшего вдруг таким беззащитным и доступным. Гарри даже не заметил вторжения, только когда растяжение в интимном месте стало уже весьма ощутимым, он немного испуганно сжался, но щипок на сосках вновь заставил его застонать и выгнуться, непроизвольно пропуская глубоко в себя пальцы Лорда. Это вызвало неконтролируемую волну наслаждения в его теле. Свидетели тут же призвали чашу, заполнив ее своей и Волдеморта кровью. Когда, после прочтения заклинания, кровь вспыхнула холодным синим огнем, разрезали ладонь мальчика, огонь стал темным, лорд улыбнулся, что смотрелось кошмарно, и прочитал формулу наставника. Составом смочили шею Гарри, Лорд вновь что-то рисовал кисточкой на его теле, не забывая ласкать его, затем сделал глоток и заставил отпить Гарри со своих губ. Бедный мальчик чуть не захлебнулся, когда процесс завершился глубоким поцелуем. Невольно он подумал, что Лорд целоваться умеет. В отличие от него. Содержимое кубка допили свидетели. Волдеморт отстранился, облизнув губы.

- Думаю, ты уже желаешь большего, Гаррри… буквально пропел он.
Внутренне Гарри сжался, но распаленное зельем и прикосновениями тело выгнулось приглашающе, - маленький горячий гриффиндорец. Думаю, мне понравится твоя покорность, и приглашающая страстность. Это именно то, что нам сейчас надо.

Гарри с ужасом понял, что в него входит член Лорда. Он замер с широко раскрытыми глазами, в которых читалось неверие пополам с ненавистью, Однако Волдеморт замер, полностью войдя, и проговорил ритуальную фразу, тут же повторенную хриплыми голосами свидетелей. Руны, нарисованные на теле, вспыхнули золотом и исчезли, точно впитавшись в кожу.

Лорд двигался медленно, стараясь причинить меньше боли своему партнеру, от того, насколько тело будущего супруга его примет, зависело качество ритуала. Он не был новичком, в проведении подобного действа. Очевидно, у мальчика наступил пик действия зелья, и он дернулся навстречу партнеру.

К счастью зелье имело блокирующий боль эффект, Лорд об этом позаботился, не зная, как пойдет ритуал. Он не исключал и применение грубого насилия. Но все оказалось лучше. Значительно лучше. Такого Лорд даже не ожидал. Это было приятным сюрпризом, как и то, что под бесформенной одеждой скрывалось такое красивое тело. Мордашка ему понравилась еще в прошлый раз. В министерстве. Провидение ему помогало по определению.

Пока все шло прекрасно, Поттер оказался очень страстным партнером, совершенно неискушенным, но судя по тому, как отвечало на прикосновения его тело, со временем из него обещал получиться великолепный возлюбленный. Все будет зависеть от того, в каких руках он окажется. Это давало почву для размышлений. До сих пор мальчик был замечен в очень немногих романтических отношениях.

Его дружба с грязнокровкой могла закончиться союзом, или хотя бы серьезным увлечением, что совершенно не устраивало Лорда. Поэтому возможный роман пришлось срочно прервать. Пока он всерьез не захватил юнцов. И, наконец, завершить древний ритуал. Во избежание других возможных конкурентов.

Сейчас Волдеморт наслаждался.

Раз уж случилось так, что магия их уже связала, и связь эта вдруг оказалась весьма приятна, стоит ее расширить и углубить. Первоначальная мстительная идея отдать потом мальчишку кому-нибудь из ближайших сподвижников в качестве награды, например, тому же Снейпу, сама собой отпала.

Магическим партнером оказалось очень приятно владеть. Поднимающаяся магия прокатывала волнами по сильному гибкому, пусть пока и не совсем человеческому телу, вызывая дополнительное удовольствие, казалось, даже кожа начинала искрить от нарастающего магического напряжения. Демоническая природа тоже давала свои плюсы.

Мальчик страстно стонал и двигался под ним, точно приглашая к более активным действиям. Маг был не прочь удовлетворить это желание своего юного партнера. Выйдя из Гарри, он развернул юношу спиной к себе, понуждая встать на четвереньки, прогнуться и сильно оттопырить мягкое место. Поза была очень возбуждающа. Тем более, что мальчик широко раздвинул бедра, было видно припухшее раскрытое отверстие, Лорд несколько секунд любовался на это, пока не услышал тихое высказывание призванного свидетеля,

- Хорош, милорд, он очень… соблазнительно... выглядит в такой позе, - свидетели явно держались с трудом, непроизвольно лаская себя, но были обязаны по ритуалу смотреть на действо, причем их возбуждение тоже было предусмотрено и желательно, хотя им больше хотелось сейчас заняться хотя бы друг другом.

Лорд провел пальцем по мышечному колечку, вызвав непроизвольное движение тела навстречу прикосновению, и, как реакцию, ответный стон свидетелей. И Том не стал дольше тянуть, плавно и глубоко проник в юного партнера, позволяя себе полностью насладиться ситуацией. Они свидетельствовали магии, что соитие было добровольным и желанным с обеих сторон.

Сиюминутная ситуация полностью это подтверждала. Поэтому они вошли только после того, как были выпиты зелья, и уже началось их действие. В таких ритуалах врать было нельзя.

Тому стало немного смешно, ощущая сжатие и сокращения внутренних мышц мальчика, он подумал, что у избранного действительно есть все шансы прикончить его, согласно тому глупому пророчеству. В постели. Как там говорил старик? Силой любви.

Он уже предвкушал начинающееся единение магии. Судя по первым признакам, его юный супруг был очень, очень силен. Он просто не владел и половиной того, что ему отпустила природа.

Руки мало оторвать его учителям. Фактически они блокировали его магию, позволяя пользоваться лишь самым малым… впрочем, удивляться не приходилось. До сих пор у Гарри не было наставника, кто бы мог ему вскрыть резервы? Приближаясь к пику, он проговорил охрипшим голосом надлежащие ритуалом фразы, закрепляя оба действа на себя. Ему не будет лишней эта сила. Как и подчиненное положение партнера.

В целом, этим он ничего не нарушал, более того, следовал древним традициям, в старину такое практиковалось достаточно часто, многие сильные маги сразу фиксировали супружество и наставничество, тем самым прочно привязывая к себе своих юных спутников. Конечно, выбор партнера в данном случае принадлежал не вполне ему, а магии, и во многом провидению, но в этот момент он был совсем не против.

Открытая оргазмом волна магической силы захлестнула обоих, почти отправив в запределье, отбросила свидетелей на пару метров в разные стороны, Мальчик сиял как расплавленное золото, впрочем, он сам, возможно сиял. Такое бывало, если осуществившийся брак разбивал еще и родовое проклятье. Королевское проклятье Лонгрина. Похоже, малыш и правда был именно тем нареченным, которого он умудрился перехватить у Северуса. А он ведь сомневался какое-то время.

Что ж, видно Старики слегка проштрафились. Это не удивительно. Никакой Совет не может все предусмотреть. Возможно, во время проведения ритуала призыва силы что-то пошло не так. Быть может, еще что-то.

В любом случае, они оба могут происходящее воспринимать только как любезный подарок от магии и провидения. Выбравшей в итоге именно их в будущие супруги. Но скорее всего, такое свечение и мощный фон - это показатель высокой совместимости их магических составляющих. А может и все вместе. Это был бы лучший вариант. О таком лишь мечтать любому магу.

Впрочем, свидетели были одарены тоже, потому что получат увеличение собственного потенциала за подобное свидетельство, согласно магическим законам. Правда за это, в нагрузку, они получат и ответственность за состояние данного брака и функции, схожие с ролью посаженных родителей невесты, для них это будет отчасти сюрпризом. Мальчик-то непоседливый… так и жди неприятностей, судя по его личному опыту. Все же магия все вывернула немного не так, как он рассчитывал.

Определенно мальчишка был ее любимцем. Интересно, на сколько возрастет после ритуала потенциал Поттера? Трудно сказать, не зная начального, ведь почти вся сила юноши была заблокирована. Да, и еще наверняка наследие. Надо все узнать о Поттерах. Как же он это упустил? Еще раз стоило убедиться, насколько был прав отец. Старый Змей. Не зря он четко предупредил сына насчет всех возможных вариантов связи. Раньше, с его подопечными, все было проще, он не рассчитывал на ТАКОЙ плотный тип магической брачной связи. То-то отец что-то там про тайны их семейки бормотал…

Волдеморт надеялся после формального принятия супруга перевести союз на кого-нибудь другого, например тому же Северусу, он просил. Теперь Том его вполне понимал. А еще накануне смеялся.

Поэтому, на всякий случай, сразу зафиксировал связь подчинения наставнику на ауре мальчика. И магическую привязку. Чтобы нельзя было передать наставничество замещающему лицу, обычно родственнику или другу, возможно вассалу. Теперь он этого не допустит. Отдать кому-то такую мощную магию, он же не глуп, в конце концов! Да и супруг оказался очень …ммм…миленький, чистый, неопытный, но такой отзывчивый, темпераментный… хорошо, с ним придется поработать, потратить свое время, но это будет чертовки приятно. Он погладил выгнутую спинку юноши, лаская пальцами сухие крепкие мышцы и тонкие изящные косточки лопаток и таза, доказывающие аристократичность происхождения юноши, потянул вызывающее острое желание тело на себя. Открываясь захлестывающей магии, полностью выбрасывая все посторонние мысли, отдаваясь только наслаждению обладания этим телом, мальчиком-супругом, его магией.

Он позволил полностью отключиться внешним впечатлениям, купаясь в магическом удовольствии, смешанном с сексуальным наслаждением, которое мягко окутывало мозг и всего его, понуждая к продолжению соития. Вновь после разрядки ощутив подступающее возбуждение, маг усмехнулся. Точно. С этим малышом из постели быстро не выберешься. Он повернул партнера к себе лицом, любуясь его затуманенными глазами, казавшимися серебристыми из-за поволоки желания, и искусанными губами. Мальчик старался не кричать от страсти? Малыш, он просто еще не понимает всей музыки этих криков, того, как приятны они партнеру. Таких острых впечатлений у него самого не было никогда. Про мальчика и говорить нечего. Для него все впервые. Но кажется, ему тоже нравится. Если конечно сбросить со счета его собственную теперешнюю внешность. Над этим он работает.

Лорд склонился к лицу своего теперь уже мужа, сладко целуя полуоткрытые губы, проникая ласкающим языком в рот. Мальчик неумело ответил, что вызвало озноб желания у мужчины. Определенно супруг на него очень приятно действовал.

Сплошное очарование. Неискушенность, юность, искренность, природная страстность… Что еще можно желать? Еще немного любви. А вот с этим-то как раз проблемы. Тут мы имеем совершенно противоположную реакцию. Сейчас задавленную зельем. Проще, конечно, просто забрать мальчишку отсюда и заполучить на пару лет врага в дом. Нет. Пусть поймет и придет к нему сам. Если что, можно будет и забрать. Их связь еще никто не отменял, это в принципе невозможно. Только вот надо продумать один момент. Похоже, он сам довольно скоро захочет повторения сегодняшнего. А с постоянным присутствием Гарри в этой школе под присмотром старика, такое будет затруднительно.

Ментальная связь обострилась до предела, он чувствовал все смятение Гарри, всю его душевную боль и ненависть, в жутком коктейле с яростным желанием и страстью. Сейчас ими управляла магическая стихия, понуждая обмениваться магией, вскрывая заблокированные резервы юноши. Второй оргазм, не менее сильный, смел остатки блоков, заставив сплетенные тела приподняться над полом в магическом вихре. Невероятное наслаждение пронзило обоих, ведь полное единение силой редко проявляется даже в магических браках.

Лорд понимал, что сейчас под воздействием свершившегося брачного ритуала начнутся преобразования его демонического тела, связанные с обрядом, то, из-за чего в основном он и стремился завершить ритуал, начатый еще в Годриковой Лощине. Он едва дождался шестнадцатилетия своего будущего супруга, уже фактически соединенного с ним обрядом наречения, помолвки и принятия крови, плоти и духа его рода. Мертвая плоть его человеческого предка по линии матери, должна была открыть в юноше дар некромагии, принятый у них в роду, странно только, что это никак пока не проявилось в мальчике. К нему же дар вызова вернулся полностью еще тогда, на кладбище. Это было приятным и полезным дополнением к власти над мертвой плотью. Он сразу опробовал его на том убитом случайно юном свидетеле.

Хотя… что удивительного при том, насколько была скрыта магия Гарри. А если вспомнить еще и то, что наверняка у Поттеров есть свое волшебное наследие, все же древний род, то теперь, наконец, должно проявиться и оно. Надо бы узнать, кстати, кто у нас там. Потому что часть этой силы теперь и у него, как у супруга, ведущего и доминирующего в этом союзе. А некоторые его родовые способности, данные ему наследием нагов-некросов, теперь есть у мальчика. Но из них пока проявился только серпентарго. Именно его проявление дало в свое время Лорду убежденность о принятии руны наречения, он долгое время был не уверен, что все же успел сделать привязку. Если бы не его личная глупость и желание запугать вассалов, все было бы сделано и завершено еще тогда, после этого дурацкого турнира. И лишь череда случайностей не дозволила во время свершиться задуманному.

Лорд неохотно отстранился от обмякшего расслабленного тела. Хотелось продолжения. Но мальчику на первый раз хватит. Он перенес юношу на одну из кроватей, дав знак, что свидетели могут удалиться. Том ни в коей мере не хотел, чтобы мальчик видел преобразование его тела. Процесс малоприятный и совершенно неэстетичный. Сродни перевоплощению оборотня. Раньше ему было все равно, но сейчас, отчего-то подумалось, что еще одна доза физического отвращения может оказаться лишней.

Мальчишке и так будет сложно принять все то, что уже произошло, так что не стоит усугублять их враждебные отношения еще и физическим отвращением. Тем более наглядный пример, это Грейбек со своим Люпином, который до сих пор не может до конца принять сущность и связь с вожаком. А всего лишь по тому, что этот кретин не удержался во время их первого секса от обращения на глазах шокированного юноши. Поразить хотел. Поразил. Настолько, что вот теперь уже сколько лет расхлебывает результаты. И теперь уже сам боится зайти дальше, чтобы окончательно не оттолкнуть супруга, который даже себя до конца принять не может. А магические узы нерасторжимы.

Лорд спешно покинул спальню, сняв запирающие заклинания. Через несколько метров на выходе из тайного коридора его застало преобразование. Впервые за долгие годы это было так болезненно, все суставы выворачивались, чтобы сложиться заново. Но радовало само возвращение этой способности нагов-демонов. Это говорило о том, что он вновь стал полноценным человеком-магом. Даже лучше, магия объединения бурлила в крови, потенциал значительно возрос, спасибо магическому брачному союзу.

Он подумал, что надо было еще зелья было прихватить, для себя. Вся кожа болезненно зудела, сползая, подобно чешуе у змея. Наконец все было завершено. Он удовлетворенно посмотрел на свои руки, потом на то, что осталось от прошлой формы, и теперь неприглядной кучкой лежало на полу, усмехнулся. Его ждала новая жизнь. И юный очаровательный партнер. Ему еще надо было навестить мальчика, дать ему зелье. Он отступил в тень. Именно в этот момент он услышал произносимое перепуганным голосом:

- Авада… - и увидел летящую в темный коридор зеленую вспышку. Как кстати!


Глава 11. Клеймо предателя

Спящего Гарри в слизеринской спальне через три часа нашел Снейп. Непонятно, что ему там понадобилось?

Мальчика бесцеремонно растормошили, хлестко пару раз ударили по щекам, заставив прийти в себя. Некоторое время гриффиндорец хлопал глазами, пытаясь сориентироваться, что он тут делает. Потом пришло воспоминание и осознание. Следом за мучительным румянцем он опустился в полное внутреннее опустошение, вызванное стрессом от происшедшего. И, как защитная реакция психики, опустилось полное спокойствие.

- Прекрасно, - равнодушно бросил Гарри. – Это именно то, чего еще со мной не случалось. Вам не надоело, профессор, вытаскивать меня из всяких… хм… сомнительных происшествий? - Он осторожно подтянул к себе ноги, немного посидел, стараясь справиться с головокружением и тянущей болью в причинном месте, а потом с усилием поднялся. Удивленно осознавая, что он одет. К счастью.

Снейп внимательно на него смотрел совершенно непроницаемым взглядом. Он молча подал ему потерянную в коридоре палочку и починенные очки. Гарри принял и то и другое, только кивнув головой, горло перехватил спазм. В пустоте закипали слезы. Оказалось очень трудно твердо держать палочку. Пальцы не слушались, голова по-прежнему кружилась, и, судя по всему, не собиралась останавливаться.

- Поттер, что с вами случилось? Все в Большом Зале, празднуют победу….

- Какую победу? Волдеморта, что ли? - он поморщился от саднящей боли.

- Нет, НАД Темным Лордом. Лонгботтом его развоплотил. Он так говорит, по крайней мере.- Отчего-то усмехнулся декан.

- Глупости. - Ворчливо произнес Гарри. - Если бы это случилось, я первый это бы почувствовал.

- Поттер, есть свидетели, которые видели, как Авада Лонгботтома попадает в Лорда. – От него, как и прошлый раз, ничего не осталось, кроме кучки… пепла. И его палочки.

- ЕРУНДА! - Гарри сам не понял, почему это заявление так его разозлило. Опять повторялась история с недоверием. Второй раз за это время.

- Вот и расскажете все это директору. Непосредственно.

Снейп молча вздернул охнувшего подростка на ноги, и, не обращая внимания на его болезненно сморщившееся лицо, поволок из спальни.

В коридоре их буквально оглушил радостный гомон восторженных студентов, орущих дифирамбы Великому Невиллу.

Снейп быстро шел, буквально волоча Гарри за собой. Он крепко держал его за руку, не давая выдернуть из своей хватки ладонь. Гарри еле за ним поспевал, периодически спотыкаясь и шипя от постоянной саднящей боли.

Им уступали дорогу, замолкали на некоторое время и вновь разражались воплями, на сей раз возмущенными. Возмущенными тем, что Гарри, оказывается, был жив.

Снейп приволок Гарри в кабинет Дамблдора, ни на секунду нигде не задерживаясь. Рассекая веселящуюся толпу, как ледокол молодой лед.

- Садись, Гарри, - мягко предложил Дамблдор. Гарри сел, порадовавшись, что сейчас это вышло намного легче - боль пониже спины немного ушла. Возможно, была виновата вынужденная пробежка за Снейпом, возможно зелье, которое он влил ему в рот при пробуждении, что-то такое с трудом вспоминалось, а возможно, стресс. Конечно, он ужасно себя чувствовал и чертовски проголодался, еще ему очень была нужна горячая ванна, плотная мочалка и хорошее мыло.

Гарри искренне надеялся, что вскоре все это будет через некоторое время в его распоряжении. Чтобы смыть с себя все прошедшие события. Он до сих пор чувствовал стянутость кожи на внутренней стороне бедер. Никто не наложил на него очищающих чар. А значит все это… оно еще в нем. Мальчик передернулся, буквально почувствовав клейкую влагу между ягодиц. Хорошо, хоть одели. Кто его одевал, и когда, Гарри не помнил.

- Я знаю, что ты хотел бы отдохнуть, после боя - начал Дамблдор, - так что постараюсь тебя не задерживать. Как так случилось, что не ты сразил Волдеморта? И где был в это время ты?

- Гарри считает, что Темный Лорд жив.- Снейп счел нужным скептически ухмыльнуться.

- Это очень интересно, рассказывай, мой мальчик….- Дамблдор перевел взгляд на мальчика.

- Вам нужны все подробности боя, а так же причина того, почему я считаю, что Темный Лорд жив - догадался Гарри. Не заметив, как брови директора немного пошли вверх, когда он назвал Волдеморта Лордом, и то, что Гарри так убежден, что оный жив. - Я понимаю. - Он и в самом деле понимал, хотя от одной только мысли, что придется что-то рассказать из происшедшего, его брала оторопь.

Он не мог и не хотел ВСЕГО рассказывать. Это было выше его сил. Он постарался передать вкратце самое необходимое, полностью опуская происшедшее в слизеринской спальне. Сказав, что обессиленный, забрался туда после стычки с Лордом. А больше ничего не помнит.

Директор слушал, не перебивая и не задавая вопросов, по мере того, как Гарри подходил к концу своего повествования, смазав происшедшее в слизеринской спальне, но оговорившись, случайно упомянул какой-то ритуал, о котором он ничего не знает, Директор задумывался все больше.

Дамблдор слушал мальчика очень внимательно, и, судя по тому, как озабоченно он хмурил брови, с каждым словом услышанное нравилось ему все меньше и меньше. Когда Гарри, наконец, закончил рассказывать, директор взмахом палочки призвал чашки и чай...

Он задумчиво погладил бороду и уставился на Гарри поверх очков. Он заметил, что Гарри что-то недоговаривает, нервничает, его руки, вцепившиеся в чашку дрожали, и у Дамблдора появились подозрения, что возможно, Гарри и Том пришли к каким-то соглашениям. Это было опасно. Он всегда такого поворота событий боялся. Легилименции парень не поддавался, на его разуме стоял плотный барьер. Явно не им установленный. Это тоже настораживало. Мягко говоря.

- Извини, Гарри, но… ты абсолютно уверен, что Волдеморт жив?- директор старался говорить благожелатьно.

- Думаю, да. Последнее время у нас с ним постоянная ментальная связь.

Дамблдор задумался еще сильнее и нахмурился еще больше. Вот, еще и связь. Это все было очень плохо. Как вовремя отличился Лонгботтом! Теперь можно без малейшего сомнения списать Поттера. Убрать его из игры. Он становился малоуправлемым и опасным. К тому же у него явно пробудилась сила. Незаметно ее вновь заблокировать не удастся. Лучше просто уничтожить.

Да. Это Предательство. Предательство интересов самого Дамблдора. Поэтому Азкабан для Гарри самое подходящее место. Пусть побудет там, до того, как понадобится. Если понадобится. В случае чего извинимся. Не впервой.

- Н-дааа.

- Что-то не так? - спросил Гарри.

- Мальчик мой, многое в твоем повествовании требует серьезной проверки… дело в том, что во время боя тебя никто не видел…

- Рональд…

- Рон в Мунго - «и не скоро оттуда выйдет»

- Дин и Колин…

- Они тоже, врачи сейчас борются за их жизнь… К тому же есть подозрения, что заклинания ударили по ним со спины…

- То есть…- глаза Гарри широко распахнулись

- Кто-то открыл входные двери в замок…

- Но я сам видел, как их взорвали…

- Значит, ты был там первым?

- Да, мы с Роном, с ребятами из АД……

- Хммм….

- Сэр, я не понимаю….

- Думаю, все рассказанное тобой, и другими студентами требует серьезного расследования… палочку, пожалуйста. Я даже не уверен, что ты наш Гарри. У тебя НЕТ шрама.

В кабинет вошли два хмурых аврора, неизвестно, когда вызванные директором.

Гарри ощупал лоб и неверяще посмотрел на Дамблдора, внезапно ставшего властным и жестким судьей Визенгомота. Потом перевел взгляд на невозмутимого Снейпа, неподвижно стоящего в стороне, в излюбленной позе, скрестив руки на груди, с совершенно непроницаемым выражением на лице. Но удовлетворенно поблескивающими глазами.

-оОо-

С этого момента началось что-то для Гарри совершенно не понятное и мучительное. По сравнению с которым отступили все события предыдущего дня. Как во сне он шел в наступившей абсолютной тишине через Большой Зал, под конвоем авроров. Все ученики смотрели ему вслед с разными выражениями, строили предположения случившегося, никто не знал ответа.

Запомнились только торжествующая улыбка МакГонагал, когда она коснулась его лба, чтобы удостовериться, что шрам действительно пропал, да враждебные выражения лиц однофакультетников, среди которых не было Рона, Дина, Колина и фактически всех тех ребят, сражавшихся вместе с ним.

Те, кто были тут из его команды, отводили взгляды. Абсолютно спокойное лицо Невилла. Странно, ведь он тоже его видел… Язвительное выражение Джинни. Неожиданно сочувствующее - Хорька. В смысле Драко. И Блейза. Они что, его за своего принимают?! Вообще, Слизерин сдержанно молчал, в отличие от Гриффиндора, начавшего упражняться в остроумии, или кто сильнее пнет бывшего героя. Лишившегося даже своей метки. Мнения остальных кардинально разделились.

Его заключили под арест в одной из комнат в дальнем крыле замка, где последнее время квартировал отряд правопорядка. К счастью, аврорам было немного не до него первое время. даже кормить вовремя его порой забывали. Кругом было достаточно беспорядков, мелких стычек, правда, конфликтовали в основном союзники. Пытались разделить призовой пирог. В основном это были бытовые конфликты.

Все старинные поместья и замки были закрыты для посещений. Их пытались вскрыть, при помощи силы, но в большинстве случаев магия старинных домов этого не допускала. Поэтому добычи оказалось меньше, чем некоторые рассчитывали. А урвать свой кусок хотелось всем.

И он за это время хоть немного пришел в себя. Сидя в камере на соломенном тюфяке. Поражала удивительная способность властей организовывать тюрьмы даже там, где это в принципе невозможно. Гарри продумал все возможные ответы на вопросы, которые, несомненно, ему зададут, ведь директор пообещал разбирательство.

Как только страсти вокруг добычи улеглись, министерство и аврорат вспомнили о нем. Для начала его в ночь тайно перевезли в министерство, в камеры аврората. Он имел сомнительное удовольствие слышать, как проводятся дознания захваченных в ходах рейдов пожирателей. Их было мало. В основном это были новички, которые все рано ничего не знали. Но получили по полной. Просто потому, что на ком-то надо было отыграться.

Потом начались столь ожидаемые допросы. С каждым следующим Гарри понимал, что выглядит все непригляднее. Мальчик становился все более угрюмым. Ему так и не удалось выкупаться, и чувство Волдеморта, его запах на коже, казалось, пророс в душу, взошел мерзкой плесенью, пугая ночными кошмарами, в которых повторялся тот день до бесконечности. Где его вновь и вновь принуждали с помощью зелий к сексу, и в итоге он извивался от страсти под змеелицым чудищем, получая извращенное сильное и острое удовольствие вопреки самому себе. Причем с каждым разом ему становилось все приятнее и воспоминание казалось все более возбуждающим. В самых диких фантазиях он не мог представить себе что захочет такого. Причем каждый раз все продолжалось все дольше и дольше, и он сам кричал и требовал, что хочет еще и еще…. и Лорд с понимающей развратной ухмылкой с ним соглашался….

Наконец, не выдержав напряжения, он просто перестал отвечать на задаваемые вопросы и впал в прострацию. И старался не спать, ограниваясь поверхностной дремой. После этого его, наконец, оставили в покое. Он так и не рассказал никому о случившемся. Попытки проникновения в его сознание дознавателей тоже ничего не дали.

Сделав вывод, что гордиться ему в сущности нечем, а если ему в вину ставили возрождение Волдеморта, то это… точно будет выглядеть как предательство. Больше всего Гарри боялся допроса под веритасерумом. Но его не последовало. Отчего-то вспомнился Сириус.

Так прошел месяц. Месяц постоянного напряжения и прессинга со стороны авроров-следователей.

Волдеморт не появлялся, нападений больше не было, все решили, что все же Невилл его уничтожил. Вся страна праздновала. Лонгботтома объявили национальным героем. Он присутствовал на всех мероприятиях. Вновь и вновь пересказывая, как он убил Волдеморта, во время Защиты Гриффиндоррской башни, где были собраны младшекурсники, которых собственной грудью защищал от Упивающихся Герой магического мира. И –как эпогей всей битвы коронная Авада, которую послал Герой в самого могущественного темного мага, увидев того в сумраке тайного коридора. Слушатели ахали и завидовали герою. Вот что значит оказаться в нужное время в нужном месте! Конечно, это могло быть только предопределено!

Была объявлена помолвка Героя с Лавандой Браун. Самой красивой девушкой факультета. Впрочем, на это место теперь претендовали многие. Особенно ее конкурентка Джинни Уизли. Пару дней газеты даже муссировали стычку двух девушек, где пошли в ход не только слова, но и кулаки.

Затем, наконец, начались аресты бывших Упивающихся. И тех, кого подозревали в сочувствии.

В итоге не принесшие министерству ничего, кроме позора, ибо руки предполагаемых Пожирателей были девственно чисты, и даже те, кто явно вроде был замечен в сотрудничестве, смело доказывали, что действовали только по принуждению.

Те же, кто в свое время сбежал из Азкабана, буквально исчезли с лица земли. Нетрудно догадаться, что, скорее всего, они сменили личину и спокойно продолжают жить среди магов. Благо количества подлинных документов, которыми можно было воспользоваться, изъятых во время карательных рейдов Волдеморта, у Пожирателей было предостаточно. Скандалы в аврорате и министерстве разыгрывались каждый день. Удивительно не различаясь сценариями. Казалось, аврорат раз за разом наступает на одни и те же грабли. И никак не может сделать правильных выводов.

Поэтому, когда Дамблдор пришел в министерство еще и со своими обвинениями на Гарри, и требованием заключить того в Азкабан, на него посмотрели, как на идиота. Министр и так был издерган. Ко всему прочему несколько благородных уважаемых семейств подали на него в международный магический суд. За несправедливые обвинения. И суд этот выиграли.

Это были Малфои, Паркинсоны, Забини, Креббы и Гойлы. Все за «необоснованные обвинения» или «превышение полномочий к магам, находящимся под заклятием». А у бывшего Золотого мальчика пока еще хватало поклонников, не верящих прессе и слишком счастливому Дамблдору. Которые могли преизрядно попортить нервы и имидж министерству и лично министру.

- Дамблдор, вы сначала превозносили ребенка, как мессию, а теперь, когда выяснилось, что вы болван, и превозносили не того, вы решили его упечь в Азкабан? Просто спрячьте его, чтобы никто не видел и не вспоминал о нем. Это лучшее, что я вам могу посоветовать. До совершеннолетия ему еще почти полгода, я и так еле отбился от Малфоя, требовавшего передачу опеки лично ему, вы готовы потерять доступ в сейф Поттеров из-за своих амбиций? Гоблины настроены не очень дружелюбно в связи с последними событиями. В сомнительных случаях они просто блокируют счета. Как уже заблокировали счет Блека. Или МакНейров и Лестрейнжей которые мы хотели конфисковать. Больше того, они выдали нам требования возместить некоторые убытки… связанные с конфискациями в прошлую военную компанию… и уже выиграли дело в международном финансовом комитете - Фадж просто излучал язвительную напускную благожелательность.

Рядом с ним в кабинете сидел уже отполированный салонами красоты Герой магического мира, и сосредоточенно разглядывал свежий маникюр. Дамблдор с раздражением на него взглянул. Слава славой, но учебу никто не отменял. А в школе Героя не видели уже неделю, в связи со всеми проходящими в стране торжествами.

Тут в разговор влез сам Новый Герой.

- Отдайте его мне. На перевоспитание. На поруки… Когда-то мы были друзьями…

- О, прекрасная мысль, Альбус. Отдайте мальчишку на поруки нашему Герою. Самый замечательный конец карьеры для вашего протеже.

- Что ж, в этом что-то есть. Но я предложил бы Невиллу не расслабляться. У меня есть подозрение, что все же мы можем еще встретить нашего Великого злодея. - При этом Невилл скептически хмыкнул. А сдерживающий раздражение Дамблдор вскинул голову. Кто смеет сомневаться в его словах? - И герою надо продолжить свое обучение. Я уже договорился с преподавателями. Если министерство оплатит дополнительные занятия. Школе.

- Ну, я лично не возражаю. Хотя, думаю, Вы перестраховываетесь. Я обращусь к Авргусте Лонгботтом. Вероятно, часть расходов она возьмет на себя… Это и в ее интересах. По крайней мере, Невилл победил Того-кого-нельзя-было-называть вполне реально, и при свидетелях. А значит, у него есть все шансы повторить эту победу. Не то, что прошлый раз… не поймешь, что и как случилось.

-оОо-

В тот же вечер Гарри освободили из заключения. Надев на него специальные браслеты, не дающие права выходить за пределы Замка. Теперь он не мог сходить даже к пруду. Или на стадион. Но ему и не хотелось. Ему было все равно.

Месяц в заключении, почти полной изоляции и постоянном психологическом давлении сделали свое дело.

Невилл искренне его обнял, перед колдокамерами, и сказал, что верит ему, что Гарри сражался, как герой. Невилл уже научился профессионально улыбаться в объектив. Но все, что сейчас он может сделать…Только поддержать тех, кто немного оступился.

Уже в коридоре, без свидетелей, Невилл развел руками.

- Это все же лучше, чем Азкабан, Гарри.- Извиняющимся голосом проговорил он.

Гарри опять поверил, он не заметил кривой ухмылки героя, когда тот обнимал его, успокаивающе похлопывая по спине.

Но Гарри рано обрадовался решению проблемы. Когда они вдвоем вернулись в башню, на него рухнула вся масса презрения сокурсников. Которые видели в нем если не труса, то предателя. Скрывшегося в решающий момент битвы. Перегрузившего свою ношу поединка с Темным магом на Невилла. Что во многом для них было равноценно.
Особенно неприятно было отношение бывших АДовцев. Для которых когда-то он был командиром и непререкаемым авторитетом. Теперь этим авторитетом был Невилл.

Через некоторое время Гарри совершенно замкнулся в себе. На нем незримо стояло клеймо изгоя. Предателя, отказавшегося выполнить свое предназначение.


Глава 12. Изгой

Началось все с того, что в обед, сразу по его прибытию в школу, как водится, прозвучала речь директора, призывающая к терпимости к тем, кто оступился, звучавшая скорее, как приговор и обвинение в трусости и предательстве. Все смотрели на Гарри. Большинство в зале были уверены, что речь директора направлена именно на него. Они считали, что Поттер струсил и спрятался от поединка с Лордом, едва его увидев, а потом сбежал.

Он с трудом выдержал этот обед. Под перекрестными взглядами трех факультетов. Отнюдь не дружественными. И только Слизерин хранил нейтралитет.

Но и последующие посещения Зала были не легче. Со временем, Гарри привык. И к язвительным комментариям за спиной, и к тычкам и нечаянным подножкам на лестницах. К испорченным пергаментам… Это было неприятно, но мелко.

После месяца, проведенного в аврорате, ему было все равно. Там к нему тоже не относились благосклонно. Хорошо хоть на такие дознания, как соседей, его не водили. Их обычно притаскивали в бесчувственном состоянии в их камеры. А потом зачастую посещали и в камерах. За это время Гарри посетила интересная мысль, в чем все-таки светлая сторона лучше темной? Мысль была заведомо крамольной. Поэтому на допросах Гарри хватило ума ее не озвучить. Его не тронули в физическом смысле, но он догадывался, что его соседям в этом везло гораздо меньше. Раньше почему-то он никогда не обращал внимания на многие вещи, теперь он приучился всему придавать значение, и складывать картинку происходящего из мелочей.

Даже без поступления всякой информации, он догадался по многим вскользь обороненным фразам авроров, дежурных, что с момента памятной атаки больше никаких инцидентов с Пожирателями не было. Они будто все испарились куда-то. Что очень беспокоило силовые структуры. Все боялись, что Волдеморт замыслил что-то грандиозное.

Никто в аврорате даже и не мыслил, что Лорд развоплотился. Все считали это новой уловкой.

Впрочем последние дни пребывания в камере у Гарри стало появляться стойкое ощущение что его спокойствие может закончится, потому что уже несколько раз он слышал обрывки разговоров, касающиеся именно его, что, возможно хватит носиться с бывшим героем… и стоит применить к нему более действенные методы… потому что возможно он что-то скрывает…

Но самых ретивых, похоже осадили, приказ был только придержать в заключении и ничего больше…

Единственный плюс, который он со временем осознал, у него прекратились сны с вторжениями Волдеморта. Точнее, сам-то Том снился периодически, но вот ментальные атаки прекратились, с ними ушла и головная боль. Правда, душевная осталась.

И осталась память тела. И запах, который теперь постоянно мерещился мальчику. Почти месяц ему не удавалось его смыть, и он буквально пропитался в его кожу. Но ощущение не пропадало. Плюс появившаяся сексуальная зависимость. Точнее желание секса. Точно кто-то разбудил его чувственность, грубо ее встряхнул, а успокоить забыл. У Гарри возникла мания дважды в день с некоторой жестокостью драить себя в душе. И не только драить.

Это тоже вызывало насмешки, и комментарии типа - что он пытается отмыть себя до бела… и прочие. Гарри их уже не воспринимал.

Единственное, что он мог себе позволить, это ночные походы на Астрономическую башню. Где холодный мокрый ветер поздней в этом году весны старался выдуть из его головы смутные думы. Палочку ему не вернули. И он потихоньку начал пробовать обходиться без нее. Первые попытки были неудачными, но постепенно что-то стало получаться.

-оОо-

Не первый раз уже в этом году Гарри искал прибежища в тишине и одиночестве, Это началось с конфликта с Гермионой, потом после сообщения о ее смерти…

Он мог стоять на башне часами, пока ночной ветер не высушивал все слезы, которые непроизвольно текли по его щекам, пока глаза не начинало резать от сухости, и плакать становилось нечем. Только тогда он покидал на рассвете свое убежище, со следами высушенных ветром слез на щеках. Он больше никого не убеждал в том, что Лорд жив, справедливо подозревая, что его вновь либо сочтут сумасшедшим, либо обвинят в зависти Герою. Как уже не раз прозвучало за последнее время, и даже из уст самого директора, и стало своеобразной аксиомой для тех, кто старался зацепить Гарри.

А он на самом деле не хотел зла Невиллу. Ведь тот его выручил! Ночные слезные бдения сменялись упражнениями в беспалочковой магии, не всегда удачными, но дающими надежду в общей душевной пустыне, расчерченной огненными зигзагами желания.

Такая опустошенность сменилась вдруг неожиданной сонливостью. Возможно, сказывался регулярный недосып. Но теперь Гарри днем дремал кругом, где замирал хотя бы на пять минут. На занятиях его клонило в сон постоянно. Несколько раз он умудрился заснуть даже на зельях. За что немедленно поплатился отработкой. И парой вечеров в обществе грязных котлов под градом двусмысленных комментариев Снейпа о его истинном предназначении.

А мир продолжал праздновать. На все поползновения журналистов, все же не отказавшихся взять интервью у «бывшего», Гарри только безразлично пожимал плечами. На любимый всеми вопрос «Почему вы не погибли?» только рассеянно улыбался и тихо произносил «Извините… В другой раз», такой ответ повергал в некоторой ступор и рождал еще большее число вопросов. На которые, как правило, ответов не следовало.

Отношения с зельеваром, похоже, достигли своей кульминации. Гроза ночных коридоров просто не мог себе позволить спокойно пройти мимо юноши.

Казалось, что ему доставляет особое удовольствие напоминать о рухнувшем статусе Золотого ребенка. И добавлять трещин в и без того сложные отношения Гарри с сокурсниками.

Но их отношения имели и еще более сложную основу, о которой никто даже не подозревал. С некоторых пор Снейп преследовал свою жертву после его ночных посиделок на башне.

Выловив его однажды во время возвращения в спальни, зельевар взял за практику сознательно выслеживать Гарри с маниакальным упорством.

Как бы Гарри потихоньку не пробирался в свою башню, как бы не прятался, а мантию-невидимку у него изъяли после ареста и Гарри просто не знал, где она, предполагая, и не без оснований, что у директора, но все равно за каким-нибудь поворотом встречался с неизменным черным «дежурным» по ночным коридорам.

Обычно во время таких встреч Снейп толкал Гарри к стенке, и довольно грубо и жадно его лапал. Гарри только отворачивал лицо, понимая, что все равно никому ничего сказать не может. К тому же эти унизительные встречи каким-то образом своей болезненной неприязнью перекрывали воспоминания о ритуале лорда. И некоторое время Гарри мог переживать только о сиюминутном унижении. Это приносило облегчение. О том, что вновь и вновь вопреки рассудку его тело подводило его, возбуждаясь от этих унизительных «свиданий» Гарри старался не думать.

Впрочем, Снейп никогда не доводил дело до конца, награждая мальчишку несколькими неприличными очень унизительными эпитетами, произнесенными торжествующим голосом. И взмахнув мантией, он высокомерно удалялся, порой даже не снимая баллов.

Гарри оставался с пылающими щеками, сильной болезненной эрекцией и твердым мнением, что он становится полной шлюхой, и ненавидит Снейпа даже сильнее, чем может себе представить. Зато до самого подъема он мог себя утешать, придумывая способы убийства ненавистного профессора.

Вскоре именно это сыграло свою роковую роль.

-оОо-

Снейп тяжело переносил сложившуюся ситуацию. Он знал о проведенном обряде. И понимал, что мальчик для него потерян. Причем потерян окончательно. Однако интерес к нему никуда не делся. По-прежнему Северус не мог совершенно спокойно смотреть в сторону гриффиндорца. От ненужных сейчас и неуместных эмоций просто сводило мышцы. Но он умел хорошо держать лицо. Это умение было выработано годами практики. Его маска буквально приросла к его естеству. Но мальчик был столь отзывчив, обладал безусловно большим темпераментом… Только от одних случайных касаний в дневное время зельевара прошибал пот. Ночные же встречи были настоящей пыткой. Иногда ему хотелось разодрать мальчишку руками. Драконья сущность неистовствовала, ощущая недоступность партнера.

Это вызывало злость близкую к ярости. Дракон мог в любой момент вырваться из-под контроля. Не стоило говорить, чем это обернулось бы для школы. Затем пришло однозначное требование Совета о прохождении инициации. Он выполнил все условия, и была назначена дата. Северус понимал, что скоро придется уйти. Уходить просто так не хотелось.

В ту роковую ночь Гарри, как обычно, сидел на башне, и, как обычно, под утро, укрываясь в тени, стал пробираться к владениям Гриффиндора. Когда был выловлен, уже привычно, Снейпом, появившимся, точно из-под земли… точнее каменного пола.

- Поттер, вам опять не спится? Или вы специально ищите приключений?

- Сэр, простите, сэр.

Продолжение Гарри уже знал, его резко толкнули лицом к стене, и мужские руки грубо и жадно прошлись по его телу. Гарри прикрыл глаза, слёз уже все равно не было, и погрузился в подобие оцепенения, ощущая щекой шершавый камень.

На сей раз зельевар пошел дальше, его руки довольно небрежно задрали мантию ему на плечи, Гарри даже от шока распахнул глаза, и резко разорвали рубашку. Мальчик дернулся в испуге. На обычное поведение зельевара это было не похоже. До сих пор он такого себе не позволял. Гарри вскинул голову, чтобы тут же быть захваченным в жесткий поцелуй. В нем не было никакой мягкости, только требование подчиниться.

И впервые Гарри стал сопротивляться, это было так неправильно, почему он с ним так поступает? Даже монстр-лорд в сравнении все же был… пожалуй, нежен…

Но сломить сопротивление столь хрупкого врага ничего не стоило. Мантия Гарри полетела на пол, руки были захвачены и подняты над головой, сам он был прижат к стене. Гарри яростно пытался вырваться, чем только распалил злобную тварь, проснувшуюся в Снейпе. Этот мальчишка должен был принадлежать ему! И он не собирался уступать. Он еще вполне мог предъявить на него свои права… Что и собирался сейчас сделать.

Он жадно целовал-кусал эти плечики, вдруг ставшие ему доступными, с жадностью гладил грудь и живот мальчика, царапая кожу ногтями, спускаясь все ниже, Гарри начал всхлипывать… это действовало на Снейпа тоже весьма возбуждающе…

Он коленом раздвинул ноги мальчишки и… только тут немного затормозил, чувствуя, что тело в руках уже содрогается от беззвучных рыданий.

Северусу стало немного не по себе. Он сошел с ума! Да, он сошел с ума… Этот Поттер его свел с ума! Он чуть было не… Снейп прижал к себе вздрагивающее тело и легонько поцеловал его в висок. Сердце все еще бухало в груди. Но голова уже просветлела.

- Ну-ну….маленький… успокойся…. все хорошо…. я не трону тебя…

Пробормотал Северус, движением руки одевая мальчишку. Руки магриба все еще помнили кожу… Он несколько раз сжал и разжал кулаки, избавляясь от этого ощущения, слало немного лучше. Он повернул к себе мальчика, который тут же уткнулся к нему в грудь носом и всхлипнул.

Именно в этот момент раздалось шипение….

- Ты превышшссссил сссвои правасс….магрибсс….

Змея атаковала.

Гарри закричал в ужасе. Это была Нагайна, он слишком хорошо ее знал по снам.

На его крик уже бежали….Первым был Дамблдор. Следом МакГонагалл. Остальные фигуры Гарри уже не различал, они слились в некую массу. Он видел только разодранное горло ненавистного профессора, и вытекающую толчками кровь. Много крови.

Дальнейшее для Гарри смешалось в какой-то очередной бешеный калейдоскоп: факелы, преподаватели, вызванные авроры, врачи из Мунго, на него надевают наручники… Дамблдор что-то говорит о покушении…
Дальше стало темно.
В себя Гарри пришел в камере. В той же.

-оОо-

Утром его повели на допрос. Все знали о его неприязни к Снейпу. Все знали, что он змееуст. Все знали, чья змея Нагайна. Которой кстати удалось скрыться. Но ее видел Дамблдор.

И пусть Снейп был не самым любимым членом Ордена, но он к нему принадлежал. Авроры умели бить. На сей раз Золотому мальчику довелось ознакомиться с некоторыми методами дознания. Методы впечатляли даже без применения знаменитых пыточных. Мальчик даже подумал, а есть ли у Лорда такие специалисты? Чтобы вот так больно и не оставалось никаких следов?

Был назначен суд. Гарри обвинили в преднамеренном нападении на преподавателя при помощи магической змеи, которую он якобы натравил на Снейпа.

Дамблдор просил заключения Гарри в Азкабан. Самому Гарри было уже все равно. Он слышал, как его бывшие сокурсники прямо и косвенно подтверждают его вину, припоминая все конфликты между ним и Снейпом за последнее время.

Спасение пришло внезапно в лице Люциуса Малфоя. Принесшего на слушанье думосбор, наполненный воспоминаниями Снейпа со сценой нападения змеи.

Правда само заступничество Малфоя выглядело несколько странным в данной ситуации… И слушанье было отложено на день.

Ночью к Гарри пришел Кингсли. Он требовал признания вины. Трудно сказать, куда зашла бы их беседа, но аврора внезапно вызвали. Гарри остался в камере один, он уже не испытывал никакого шока от того, что с ним происходило последнее время. Защита нервной системы сработала, сделав его отстраненным от действительности.

После его ухода Гарри свернулся клубочком и забылся в обморочном сне. Во сне он видел Волдеморта и Снейпа. Они его успокаивали и утешали. Странный сон. Но Гарри понял, что с его доверием к светлой стороне что-то случилось.

А на следующий день у него появился адвокат. Надо сказать весьма компетентный и въедливый. Что было хорошо для адвоката.
Из зала суда его забрал Малфой. Потому что Гарри оправдали.

Он же рассказал, что Снейп жив, просто находится в коме, но это пройдет. Почему-то аристократ был спокоен на эту тему. Он не подпустил к нему никого из Уизли, устремившихся к нему едва они вышли из зала суда в атриум министерства.

- Но почему?- поинтересовался Гарри, уже готовый услышать что-то очень неприятное.

- Они отказались выступать на суде в твою защиту. Они выбрали Дамблдора, - и, глядя в наполняющиеся слезами глаза мальчика довольно мягко добавил, - пора менять приоритеты, Гарри.

Гарри судорожно кивнул, и доверился аристократу, Который движением руки отстранил представителей прессы и, быстро обняв юношу, аппарировал из атриума.

Дамблдор не успел всего на несколько секунд, застав хлопок аппарации. Но директор не собирался отступать. Пока он был магическим опекуном мальчика.

Хотя не знал, что Малфой уже подал дело об опекунстве на пересмотр, опираясь на сведения из банка. Но это было делом не быстрым. Надо было хотя бы временно вырвать Поттера из сложившейся ситуации.


Глава 13. Грядущие перемены

Малфой аппарировал прямо к себе в замок. Туда, где его сразу никто не мог достать. Защита Малфой-менора была всегда на высоте.
В холле их встретили встревоженные Нарцисса и Драко, который, увидев своего вечного лучшего врага, вздохнул с облегчением.

- Ну ладно, Поттер, пошли, я тебя отведу в твою комнату… Выспишься наконец…что ли…

Гарри уже сделавший себе пометку ничему не удивляться, с несколько апатичным видом пошел следом за щебечущим блондином. Который попутно проводил экскурсию по историческим интерьерным изыскам замка.

Видеть благожелательно настроенного слизеринца было ирреально, но, тем не менее, это был факт.

Придя в комнату, Драко первым делом показал ему ванную, точно предупреждая первый вопрос самого Гарри.

Тот незамедлительно высказал желание ей воспользоваться. Драко, не прекращая щебетать, и ничуть не обращая внимания на раздевающегося сокурсника, наливал в воду добавки и масла. Пока, наконец, измученный парень не погрузился в нее по самые ушки. Очевидно, у Драко был четкий приказ не оставлять Поттера одного, потому что и тут он не ушел, а продолжал что-то рассказывать… рассказывать… Гарри его не слушал, чувствуя, как медленно расслабляясь, погружается в дрему…

-оОо-

Пришел в себя он уже в кровати, кто и когда его перенес, Гарри не помнил. За окнами было темно, рядом с кроватью дежурил домовик, который вылупил глаза и тут же исчез.

Через несколько минут в спальню вошла Нарцисса. Она улыбнулась, затем присела около кровати в кресло.

- Я ничего не понимаю….

- Пока не стоит об этом думать. Сейчас тебе надо отдохнуть. Выспаться. Потом мы с тобой поговорим. Позволь, я просканирую тебя?

Гарри кивнул. Нарцисса встала и несколько раз провела над ним палочкой. Нахмурилась.

- Тебе надо выпить некоторые зелья.

Гарри опять кивнул. Терять ему точно было нечего. Нарцисса извлекла несколько флаконов из небольшой сумочки, прикрепленной к ее поясу. Очевидно объемы этой «косметички» были значительно больше, чем казалось с первого взгляда.

Гарри, не задумываясь, выпил их в той последовательности, в которой их ему давали.

Леди Малфой улыбнулась, поправила ему одеяло, коснулась губами его лба.

Последнее что, засыпая, услышал Гарри, ее задумчивый шёпот…

- А ты ведь мог быть моим сыном…

Гарри спал два дня, просыпаясь только, чтобы выпить лечебный бульон, зелья, и вновь погрузиться в сон. Иногда сквозь него мальчику казалось, что в комнату заходят какие-то люди, о чем-то беседуют, возможно, даже о нем, но ему было все равно. Все шло мимо. Один раз ему показалось, что он слышит голос Снейпа.

-оОо-

Несколько последующих дней в Малфой-меноре прошли точно во сне.

Гарри отсыпался. Отъедался.

То время, пока он бодрствовал, рядом с ним неотлучно находился Драко. Слизеринец неожиданно оказался вполне интересным собеседником. Все время в своем большинстве они проводили в библиотеке замка. Оказалось, что у них довольно много общих интересов. Возможно, блондин просто старался их найти.

Гарри не мог осмыслить всех происходящих вокруг него перемен, да и не стремился, очевидно, психика просто включила какие-то защитные рефлексы, значительно тормозя реакции нервной системы. И Гарри воспринимал все перемены в своей жизни более чем спокойно, давая себе обещание разобраться с ними потом. Потом. Не сейчас. Тогда, когда у него будет время, и когда все это прекратится. И сильно подозревал, что не прекратится….возможно, никогда.

Однако по прошествии этих дней Гарри пригласил в кабинет сам лорд Малфой. он был несколько озадачен.

- Гарри, я надеюсь, ты немного отдохнул. Я хочу, чтобы ты знал, я начал процесс по передаче опекунства над тобой нам с Нарциссой. Правда, благодаря некоторым событиям прошлого это пока не очень успешное мероприятие.

Люциус посмотрел на Гарри своими серебристыми холодными глазами. В целом, выражение лица было совершенно нейтральным, но сердце Гарри сжалось от нехорошего предчувствия.

- Пока твоим опекуном, увы, считается Дамблдор. И с него эти полномочия не сняты. Он требует твоего возвращения в школу. Тебе придется еще немного потерпеть, мальчик. Мы делаем все возможное, чтобы освободить тебя из-под влияния нашего светлого старца. Можешь не сомневаться, мы что-нибудь придумаем. Ты должен проявить спокойствие и твердость.
Гарри казалось, что все происходит не с ним. Люциус Малфой наставляет его в проявлении спокойствия и твердости!!! Обещает ему помощь!!!! Держит его в своем поместье не как пленника, а как… гостя… блин…любовника своего… блин… хозяина…

Осознание этой простой истины навалилось на Гарри как хороший мешок, набитый булыжниками. И разом придавило к земле. Вероятно, что-то отразилось на его лице, и, возможно, было неправильно понято лордом.

- Гарри, мы ни в коем случае не оставим тебя в этой сложной ситуации. Вы вернетесь в школу вместе с Драко. Если опять возникнет что-то непредвиденное, ты всегда можешь дать мне знать через него…. Гарри, очнись, Гарри!!!

Гарри понял, что уплывает в тишину и темноту.

В себя он пришел в своей комнате. Рядом сидела Нарцисса и понимающе улыбалась.

- Ничего, я рада, мой мальчик, что ты пришел в себя… Ты сильный, ты со всем справишься.

«Интересно, с чем я должен справиться? С тем, что я теперь лучший друг Упивающихся или с тем, что меня предали все, кому я доверял? Нет. Впрочем, не все. Невилл по-прежнему мой друг. Он тоже мне помог. Рон тоже мой друг. И Дин. И Колин… Я не должен поддаваться на эту показную доброжелательность. Малфои мои враги. Пусть и претворяются друзьями».

Нарцисса улыбнулась, коснулась легким поцелуем его лба и удались с пожеланиями доброй ночи.

Гарри лежал и смотрел в темноту спальни. Он пытался разобраться в собственных ощущениях, раньше они его подводили. Все в нем кричало, что Малфои не желают ему зла, но разум твердо стоял на том, что они враги. А значит, им со всего происходящего будет выгода.
В эту ночь вернулся его сон о Волдеморте. Темный Лорд приглушенно рассмеялся и произнес

- Мой мальчик вновь со мой? - Очерчивая пальцами овал его лица.

- Ты же умер? Развоплотился?

- Только не для моего маленького сладкого мужа…

- Не надо меня трогать…

- Надо… ты такой славный, ты ведь совсем не боишься? Малыш Гарри…. Ну, ну, расслабься, и мы вместе получим удовольствие...
И легкие поцелуи скользят по шее… А ладони оглаживают спину и бедра, приподнимая их, готовя к соитию…

…Задыхаясь, Гарри вынырнул из сна на рассвете… Сколько раз им овладевал Том этой ночью? Простыни были совершенно мокрыми. Гарри сцепил зубы и всхлипнул. Кажется, он сам вовсе не возражал во сне. Больше мальчик не уснул.

-оОо-

Утром их с Драко аппарировали в школу. Два аврора. Специально за ними присланные самим Дамблдором. Напоследок Слизеринский принц сжал ему руку и отправился в свои подземелья с гордым видом. Гарри неохотно пошел в свою башню.

Там он узнал последние новости.

Снейп умер в больнице.

В его смерти, не смотря на решение суда, все обвиняют его, Гарри.
Гарри был в недоумении, ведь он слышал голос зельевара в Малфой-меноре. Неужели ему показалось?

Рона пока не выписали, он в коме. Колин и Дин выписались, и теперь смотрели на Гарри ошалелыми глазами. Веря и не веря тому, что о нем рассказывают остальные.

Но ни тот ни другой к нему не подошли.

И это говорит о многом. У него стало еще на двух друзей меньше.

Потом его вызвал для беседы директор. Он в обтекаемых фразах пытался вызнать, что происходит. И что делал Гарри у Малфоев.
Гарри не стал рассказывать Дамблдору о планах Малфоя на его опекунство. Он и сам об этом узнает. Если еще не знает.

А потом директор открытым текстом потребовал показать ему предплечья. Гарри передернулся, но руки показал. Дамблдор немного успокоился, но до конца не поверил.

Гарри не удержался и поинтересовался, зачем проверять на наличие метки, если Волдеморта все равно нет? Невилл же его убил? Не так ли?

Дамблдор пожевал губами. Ничего не сказал, сверкнул очками и отправил Гарри на занятия.

Еще одной новостью стало то, что у Невилла теперь есть персональный учитель. Который будет обучать его ЗОТИ.

Как выяснилось, учителя привела бабушка Лонгботтома. Это был какой-то ее старый знакомый. В замке он пока не появлялся, но Невилл уже всем про него рассказал.

В частности о том, что это очень могущественный маг. У Гарри персональных учителей никогда не было.

Сам он прибыл в школу вместе с Августой Лонгботтом в середине дня. Августа была невероятно горда своим спутником. Это был высокий пожилой мужчина, с пальцами, унизанными кольцами. В дорогой темной мантии. Хотя, скорее его можно было назвать не стариком, а старшим магом, от него исходила аура силы и власти.

Он был весьма не молод, но о возрасте толком ничего сказать было нельзя, кроме того, что он обладал благородной сединой и носил аккуратную бородку. Возможно, он был даже старше Дамблдора. Возможно, нет. Одет он был не так, как директор, а вполне современно, хотя и мрачновато. И пользовался посохом вместо палочки. Навершие посоха было украшено человеческим черепом из черного хрусталя

Они надолго закрылись с Дамблдором в его кабинете, о чем-то спорили. Судя по выражениям их лиц, серьезном, и пришли к какой-то договоренности. Которая не слишком устраивала директора.

Когда затем они вышли в зал на обед, стало ясно, что маги пришли к взаимопониманию. Августа выглядела весьма довольной. Некоторое время маги наблюдали за учениками во время трапезы. Несколько раз Гарри ловил на себе пронзительный взгляд незнакомца.

Потом их с Невиллом вызвали в кабинет директора. Где Герою было сказано, что он едет учиться ЗОТИ у этого мага, а Гарри едет с ними, чтобы составить компанию Невиллу. На сборы им был дан всего один час.

Если сборы Гарри никто не заметил, или сделали вид, что не заметили, то с Невиллом шумно прощались все гриффы.

На их фоне Гарри все же быстро дошел до слизеринской гостиной и передал записку для Драко, где сообщал последние новости о своем внезапном отъезде.

Под строгим взором директора оба мальчика вышли из школы, и проследовали в сторону границы щита, дошли до традиционного места аппарации за его пределами, только после этого Дамблдор торжественно вручил портключ Невиллу.

Кажется, присутствие Гарри Дамблдор попросту игнорировал. В последний момент Гарри увидел выскочившего из замка Драко, с явно встревоженным выражением лица. И махнул ему рукой, прощаясь.

Спустя несколько мгновений и серии неприятных ощущений оба мальчика вывалились из смерча переноса во дворе старинного небольшого замка. Там их поджидал эльф, одетый в серую чистую хламиду, напоминающую рясу монаха, подпоясанную веревкой. Эльф взглянул на настороженных юношей и показал жестом, что следует идти за ним.

Конец первой части.

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"