Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Холодно — горячо

Автор: Malta
Бета:нет
Рейтинг:PG-13
Пейринг:ГП/ДМ
Жанр:Drama, Romance, Vignette
Отказ:Все права на мир Гарри Поттера и его героев принадлежат Дж.К.Роулинг
Аннотация:виньетка о холодной послевоенной весне
Комментарии:написано для aguamarina на день рождения
Каталог:Пост-Хогвартс
Предупреждения:слэш, AU
Статус:Закончен
Выложен:2010-02-01 14:58:19 (последнее обновление: 2010.01.29 20:52:04)
  просмотреть/оставить комментарии
Гарри поднял голову: вздрогнув, смахнул со щеки снег, сброшенный с качнувшейся ветки. Устроившись на самой верхушке обелиска, большой чёрный ворон каркнул ещё раз и снова тяжело поднялся в воздух. Щурясь на яркое, низкое солнце, Гарри проводил его взглядом до тёмной кромки Запретного леса.

Он постоял ещё немного, слушая тихое шуршание снегопада, перечитывая выбитые золотом скупые строчки, которые помнил наизусть. Наклонился, осторожно опуская на свежие цветы ветку мимозы; стряхнув с перепачканных пальцев нежную жёлтую пыльцу, засунул покрасневшие руки в карманы.

— Увидимся, Фред.

Облачко пара, сорвавшееся с его губ, медленно растаяло в чистом, морозном воздухе.

* * *


— Гарри! Наконец-то… Мы не начинали без тебя, мой дорогой.

— Ну зачем же, миссис Уизли, не стоило… — откинув капюшон, Гарри с досадой смотрел под ноги. С чёлки капало, под ботинками расплывалась грязная лужа.

— Ну как же, как же… Проходи, мой хороший, проходи, я всё уберу. Что за погода! Никак весна решила подшутить над нами в такой день…

Коснувшись губами виска растерянно улыбавшейся, заметно постаревшей Молли, Гарри сбросил куртку в кучу одежды у переполненной вешалки. Приглаживая мокрые волосы, прошёл на кухню.

— Всем привет.

Пожимая на ходу руки, он пробрался к свободному месту, едва различая знакомые голоса, отвечая кивком на фальшивые улыбки и холодные, откровенно презрительные взгляды; уселся рядом с махнувшей ему Флёр. Опустив предательски загоревшееся лицо, вытянул из заднего кармана джинсов мешавшуюся палочку, пристроил её возле тарелки. Потянул за край жёсткую, затейливо сложенную бабочкой салфетку, снимая очки.

— Ну, Гарри здесь, чего же мы ждём? Джинни, дорогая, помоги мне! — Молли перегнулась через стол, суетливо поправляя выбившуюся прядь, и сняла с супницы тяжёлую крышку.

— А за-апа-а-ах… — Рон мечтательно потянул носом. Молли шлёпнула его по руке.

— Гарри, давай свою тарелку.

— Я не голоден, — поспешно ответил Гарри, надевая протёртые очки. Столкнувшись взглядом с побледневшей, замершей с полным половником Джинни, послушно подставил тарелку.

— Артур, не спи! Осторожнее… Прекрасно. Да подожди же, Рон! Джордж?..

Гарри поднял глаза на Джорджа, мрачно продолжавшего катать ладонью по столешнице волшебную палочку.

Молли вымученно улыбнулась.

— Сынок, нужно поесть.

— Accio, огневиски, — хрипло отозвался Джордж. Хлопнув по донышку пойманной бутылки, выбил пробку, растягивая губы в пьяной, дрожащей улыбке: — Выпьем, друг. У меня с-сегодня праздник, как-никак.

Гул приглушённых голосов и бодрое позвякивание приборов сменились гнетущей тишиной. Гарри встал, осторожно поднял наполненный до краёв стакан.

— С днём рождения, Джордж.

* * *


— “Дети, сделайте звук г’гомче!”

— Дети, сделайте звук громче! — тут же крикнула Молли, и Гарри рассмеялся вслед за Флёр, красноречиво закатившей глаза.

— Здесь словно время остановилось. Ничего не меняется… — Гарри с грустной улыбкой окинул взглядом знакомую, шумную гостиную, в которой сейчас яблоку некуда было упасть. Только его кресло было словно защищено чарами отчуждения.

— Да… Ничего. К'гоме нас. — Флёр помолчала, взяла Гарри за руку. — Как ты?..

— Хорошо.

Флёр кивнула в сторону Рона и Невилла, о чём-то возбуждённо шептавшихся у окна. Заметив взгляд Гарри, Рон замолчал, резко отворачиваясь.

— Не вини его.

Приподняв двумя пальцами очки, Гарри сжал переносицу, закрывая глаза.

— Я никого не виню.

Флёр погладила его по руке.

— П'геступника так и не нашли?

— Нет... Скорее всего, это был кто-то из родителей погибших. Сторонников Волдеморта на панихиде не было... — Гарри замолчал, пристраивая на подлокотнике кружку с нетронутым глинтвейном.

— Потанцуем?

Гарри испуганно замотал головой; Флёр обиженно надула губки, и он снова рассмеялся, вскидывая руки в шутливом жесте.

— Сдаюсь. Пойдём, только я тебе все ноги отдавлю.

— О, плохой танцо’г — хо'гоший жених… Пойдём-пойдём, ге’гой.

Рон длинно засвистел им вслед, на него шикнула Гермиона, радостно захлопав в ладоши. Невилл, уже круживший Джинни в середине комнаты, взмахнул палочкой, словно дирижёр, выкручивая регулятор громкости до отказа.

* * *


— Можно мне тоже?

Гарри обернулся, опасно покачнувшись на обледеневших ступенях. Зажав фильтр зубами, вытянул из пачки ещё одну сигарету. Щёлкнул зажигалкой.

— Как он?

— Джордж? Хорошо… Он спит.

Гарри кивнул, продолжая щуриться на освещённый невидимой луной сад. Снег не падал — беззвучно струился с неба, отгораживая мир сплошной стеной, как волшебный молочный дождь в витрине у Фортескью.

— Всё пройдёт… Время лечит.

— Да… А как дела у… вас?

Гарри пожал плечами.

— Нормально. Магия… возвращается, но не так быстро, как хотелось бы. — Он усмехнулся. — Пока его едва хватает на “Lumos”.

— Ты молодец, Гарри. Он бы не справился без тебя.

— Я перед ним в долгу.

Она вздрогнула, зябко комкая у горла тёплую шаль.

— То, что он тебя спас… Это случайность.

— Он подставился, Джинни. Я видел, — злясь на самого себя, Гарри заговорил быстрее. — Он был защищён, как все слизеринцы, но закрывал меня, не зная, что его ждёт…

— Или зная, — спокойно перебила его Джинни.

Гарри щелчком отправил окурок в сугроб. Зачерпнув пригоршню снега с перил, наклонился, жадно захватывая его ртом.

— Заболеешь.

— Не заболею. Жарко у вас...

— Мама любит, чтобы было тепло.

— Да. У вас тепло…

Гарри стряхнул с ладони снег, повернулся. Осторожно отвёл от её глаз золотящийся локон, в котором путались снежинки, мягко переливающиеся в свете, падавшем из окна. Шаль соскользнула с её плеч; выронив истлевшую сигарету, Джинни обхватила его лицо ладонями, потянулась к нему — всем телом, горячими губами, которые Гарри встретил своими — торопливо, словно боясь передумать.

* * *


Ленясь расшнуровывать, Гарри с трудом, упираясь носком в задник, снял ботинки. Размотал шарф, сунул в рукав блестевшей от талой воды куртки.

— Ну неуже-ели.

— Привет, — чмокнув его в щёку, Гарри шагнул мимо, к лестнице.

— И это всё? Так просто?

Гарри досадливо поморщился, дёрнул плечом, высвобождаясь.

— Не начинай.

— Не начинать? — Драко отпустил его рукав. — Не, твою мать, начинать?! — В его угрожающем тоне всплеснулись визгливые, истеричные нотки. Гарри усмехнулся, качнул головой, продолжая подниматься. — Где ты был? — добавил Драко тихо дрожащим голосом.

— У друзей.

— Два дня. Тебя не было два. Грёбаных. Дня! — заорал Драко. Гарри остановился. Драко громко дышал за его спиной. — Я… ты… Я думал, что с тобой… А ты… — Гарри опустился на ступеньку, прижался к перилам спиной, закрывая глаза. — Ты… был с ней? С этой… с этой… С-сука.

— Перестань, — устало оборвал его Гарри. — Меня не было всего одну ночь. Я… — Хлопнула входная дверь, и он открыл глаза. Пальто Драко висело на месте, над полкой, заставленной его обувью, возле которой лежала брошенная палочка. — Твою м-мать… — Одним прыжком оказавшись внизу, Гарри выбежал следом.

* * *


Бесцеремонно задирая тяжёлые, непослушные худые руки, Гарри стащил с него пуловер вместе с рубашкой, вытянул из шлёвок и бросил на пол ремень, попав пряжкой по жалобно звякнувшим очкам. Убрав вяло сопротивляющуюся ладонь, расстегнул тонкие, облепившие узкие бёдра брюки, обнажая иссиня-бледную кожу.

— Господи…

— Мне уже не х-холодно.

Гарри с трудом протолкнул горький, злой комок, подкативший к горлу.

— А если бы я не успел тебя вытащить?

Драко тихо всхлипнул. Безвольно опущенная голова моталась из стороны в сторону. Почти невидимый, снег неохотно таял в его волосах; льняные пряди потемнели, свисая жалкими сосульками, скрывая плывущий взгляд.

Гарри укрыл его до самого горла, растёр узкие босые ступни. Несмотря на Согревающие чары, Драко трясло так, что отчётливо слышался мелкий стук зубов. Выругавшись, Гарри откинул одеяло, залезая в постель прямо в обледенелой одежде. Дёрнул вниз “молнию”, раздвигая ему ноги коленом.

Драко вздрагивал всем телом, словно его прошивало Непростительным. И Гарри сам как будто умирал, целуя зажмуренные веки, страдальчески изломленные тонкие брови, то двигаясь в нём быстро — короткими, жёсткими рывками, то плавно скользя внутрь и тягуче, медленно выскальзывая наружу, в мгновенно отрезвляющую после пьянящей узости прохладу. Выплёскиваясь в такт вместе с выдохами, магия собиралась на дрожащих, жадно приоткрытых губах Драко, наполняя его гибкое тело сияющим, мерцающим сквозь белоснежную кожу теплом.

* * *


— Если ты уйдёшь, я не стану жить.

Гарри раздавил в пепельнице окурок и погасил лампу. Завозился, избавляясь от болтавшихся на бёдрах заскорузлых джинсов, стаскивая противно пахнувший мокрой шерстью свитер. Подобрав палочку, укатившуюся под кровать, наложил Очищающие чары.

— Ты слышишь?

Гарри ответил негромко, отворачиваясь к стене:

— Слышу… Спи, горе моё. Завтра поговорим.

Драко прильнул к нему, сунул под мышку согревшуюся ладонь, скользнул одними подушечками по груди, лаская, перебирая щекотно волоски. Положил голову ему на плечо, прижимаясь прохладной щекой.

Повторил упрямо:

— Не стану. Ты не сможешь. Ты не оставишь меня так, я знаю… — Вздохнув, Драко заёрзал, устраиваясь удобнее. — Я больше не буду. Темза чертовски холодная... В следующий раз я снова отравлюсь. — Он глупо хихикнул. Помолчав, тихонько окликнул дрогнувшим голосом: — Гарри?.. Ты спишь?

Не отозвавшись, Гарри продолжал смотреть широко раскрытыми, сухими глазами в незашторенное окно, за которым шумел первый тёплый, апрельский дождь.


"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"