Переписка

Автор: tigrjonok
Бета:Rassda
Рейтинг:G
Пейринг:ГГ/ВК
Жанр:Drama
Отказ:Ро имеет всех
Аннотация:История одной переписки
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2009-11-20 21:06:07 (последнее обновление: 2009.11.20 21:00:05)
  просмотреть/оставить комментарии


18 марта 2005 года, Барселона


Дорогая Гермиона.

Я приехал в Барселону раньше, чем даже сам рассчитывал. Но за последние годы я, как оказалось, привык жить именно так: ничего не планируя, хаотично перемещаясь с места на место, подчиняясь – да и то не всегда – только расписаниям тренировок. Нет, я не изменился, не стал менее методичным и «занудным» – просто это единственный способ удрать от журналистов. Если даже я не знаю, где окажусь на следующий день, то они этого не узнают и подавно.

Зачем мне все это? Мне никогда не хватало смелости спрашивать себя о подобном – я мог только отвечать на твои вопросы. Видишь, не так уж сильно мы меняемся за годы…




***

19 марта 2005 года, Лондон



Дорогой Виктор.

Последнее время мне начинает казаться, что прожитые годы не оставили на нас никакого следа. Война давно окончена, а мы, похоже, так и не смогли перестроиться на новый лад. Тогда мы жили от схватки до схватки, не загадывая далеко вперед, почти ничего не планируя, а главное – не думая, куда все это приведет. Теперь мы оказались перед необходимостью противоположного. Но понимаю это, похоже, я одна. У меня такое ощущение, что я бреду в потемках – и ни намека на маяк. Больше всего на свете мне сейчас хочется остановиться и как следует все обдумать, но времени совсем нет, зато есть обязательства и повседневные проблемы…



***

1 мая 2010 года, София


…«Жизнь в спорте не бывает долгой». Эта фраза навязла в зубах как слишком липкий мед. За прошедшие три месяца я повторил ее раз двести, а этим стервятникам, которых по недоразумению называют журналистами, все мало. Но не рассказывать же им, на самом деле, как сильно мне не хочется уходить. Я жил квиддичем, всегда, сколько себя помню. Он – неотъемлемая часть моей личности, главная константа моей собственной маленькой Вселенной (видишь, я все еще помню твои рассказы). Теперь мне нужно заново собирать свою жизнь из осколков прежней, а я торчу на дурацких пресс-конференциях и скалюсь в чертовы объективы. Я ведь терпел эту толпу падальщиков только ради возможности играть, и, честно говоря, не знаю, зачем все еще держу себя в руках…



***

2 мая 2010 года, Лондон


…У меня снова начались кошмары. Нет, не о войне. Смешно сказать, но мне снится, что без меня мой кабинет зарастает горой нераспечатанных писем, пылью и паутиной, а потом просто растворяется в воздухе вместе со всем министерством. Незаменимых нет – это жизненная аксиома, но мне хочется верить в собственную незаменимость, потому что только так я могу оправдать волчью тоску по своей работе. Никто меня не заставлял, я сама все решила – по крайней мере, именно это я повторяю себе ночами…



***

15 июня 2015 года, Париж


…Мне так часто говорят, какой я счастливый человек, что я уже и сам начал в это верить. По большей части, так оно и есть. Это в блаженном юном возрасте, чуть что не так, хочется встать в позу и завопить: «Никто меня не понимает!». А на поверку оказывается, что «никто на земле не поймет никого» гораздо ближе к истине. Во всяком случае, у меня получается именно так.

Я не знаю, зачем по-прежнему пишу тебе. Может, потому, что именно ты меня всегда понимала? Во всяком случае, так было когда-то. А может, я просто идиот. Но это не важно, пока от моего идиотизма не страдает никто, кроме меня.

ВК



***

16 июня 2015 года, Лондон


…Идеальная жизнь и идеальная семья. Мерлин, когда-то меня тошнило от самого слова «идеально». Я – объект всеобщей зависти, Виктор, ты слышал что-нибудь более нелепое?!

У меня такое ощущение, что я, пытаясь организовать всеобщее счастье, стремительно теряю сама себя. Я знаю, как сделать счастливым своего мужа, своих детей, своих родителей, его родителей, наших друзей и чертову тучу разнообразных существ по всему миру. Я только не знаю, как во всем этом благолепии мне быть счастливой самой.

Это глупость, на самом деле. А ведь я не могу позволить себе быть глупой или хотя бы слабой. Только решительной и уверенной в себе. Так повелось уже много лет, а что с этим делать, я не знаю. Может, поэтому и пишу тебе – мне не хватает возможности побыть… даже не слабой. Мне не хватает возможности побыть просто самой собой.

ГГ




15 июня 2015 года, Париж


Виктор тщательно сложил и запечатал письмо – он всегда страдал пристрастием к ритуальности. А с тех пор, как организацию собственной жизни пришлось пересмотреть ради того, чтобы получить хотя бы минимум покоя – а тому уже лет двадцать, – он еще больше привязался к мелким, несущественным составляющим своего режима.

Подъем в восемь.
Глинтвейн за ужином по воскресеньям.
Собственноручно очиненные перья.
Запечатанные фамильной печатью письма.

Все.

Даже те, которые сразу летят в камин.



16 июня 2015 года, Лондон.


Гермиона вот уже больше десяти лет не запечатывала свои письма Виктору. Зачем? Разве камину не все равно?



fin

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"